home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

В школе Лена и Гримьер появились как раз перед ужином. Аккуратно создав переход в спальню, он раскланялся и исчез. Нельзя всё время находиться в поле её зрения, девочка может занервничать от такой назойливости и постоянной близости.

Переплетя распустившиеся косы, ученица ждала привычного верещания ракушки, приглашающей в столовую. Она даже не заметила, насколько безлюден дворец в Имире, всё её внимание оказалось поглощено единственной персоной. Девушка закатила глаза, прижимая руки к сердцу. Пока никого нет, можно устроить небольшое театральное представление для себя любимой и своих переживаний. Теневой лорд, находясь во втором слое реальности, поперхнулся, глядя на её пантомиму. Воистину, хозяйка и Хранительница стоили друг друга. Наверное, он всё-таки был прав, когда запихнул в представительницу кошачьих многое от чисто человеческого поведения.

На ужине Элизия пыталась просверлить взглядом притихшую Лену. Та, заметила, что блондинка опять недовольна тем, что около неё вечно кто-то отирается, но говорить ничего не стала. Пускаться в объяснения не имело смысла — не поймут, да и просто не поверят.

— Меня пригласил на вечернюю прогулку в нашем саду повелитель клана тёмных магов, — нарочито громким шёпотом произнесла внучка герцога, косясь на Верли.

Девушка возрадовалась, может хоть теперь у несчастной завистницы появится кавалер, и она от неё просто отстанет. Лестелла, на которую была сегодня взвалена почётная обязанность присматривать на ужине за воспитанницами, недовольно нахмурилась. Не стоит вот так открыто признаваться, что у неё сегодня гость. Сама преподавательница большую часть юности провела в одном из монастырей, где училась вести большое хозяйство, и несколько свободные нравы Школы далеко не всегда соответствовали её представлениям о том, как должны вести себя будущие леди.

 

Метаморф ждал Элизию в тенистой беседке. Он слышал, что за кустами уже начались смешки и перешёптывания, и недовольно поморщился. Какая же ещё девочка, эта праправнучка химера, успела похвастаться перед другими. Именно химера-мужчины, оставившего ребёнка матери. Незаконнорожденное клеймо преследовало весь этот род, притягивая в него исключительно ненадёжных мужчин и женщин, в качестве пары.

Элизия пришла, как положено, одетая и причёсанная. Повелитель поджал губы, кивая ей на кусты и щёлкая пальцами, чтобы натянуть полог от подслушивания.

— А я должна была молчать об этом? Или вы не догадываетесь, какая здесь конкуренция? — девушка откровенно обиделась.

— Тебе нужно думать не о соперницах, — тёмный покосился на застывшие в попытке подслушивания кусты, — Кстати, Верли меня больше не интересует, равно как и её жених.

Внучка герцога с размаху плюхнулась на лавку.

— Как жених? Я не видела, чтобы ей кто-то предлагал помолвку, — на глазах показались первые капли отчаянных слёз.

— У неё браслет вашего учителя танцев лорда Мирхана, причём носящийся на плече, а не на запястье. А связываться с ним, ради непонятной девочки, я не намерен.

Элизия потрясённо молчала. Самый первый жених оказался у той, которую она так презирала. Где же справедливость, а?

— Лиза, почему ты так болезненно всё вот это воспринимаешь? — метаморф вполне искренне недоумевал, разглядывая неподдельное отчаяние на лице миледи.

— Потому, что нашу семью преследует самый настоящий рок. Все девочки незаконнорождённые, на меня возлагают последние надежды. Дед уже стар, а мужчин в роду, способных передавать титул, больше не осталось.

— Ах, вот в чём дело, — рассмеялся тёмный, поблёскивая фиолетовыми глазами, — У ваших женщин просто неправильный подход к браку, поэтому так и получается. Вот сама подумай, ты видела холостых представителей всех семей. А ты знаешь, что они ищут в своих будущих невестах? Какими качествами должна обладать их избранница, на что они в первую очередь обращают внимание?

Элизия задумалась. Явно не на титул, с соответствующим статусом проще найти супругу в собственном кругу общения. Найти магичку, пусть даже и из влиятельного семейства тоже не проблема. Их в мире предостаточно. Значит, есть что-то ещё, то, почему мужчины обращаются именно в эту школу.

Девушки поняв, что никаких пикантных сценок не предвидится и, не имея возможности подслушать, потихоньку удалялись по своим делам.

— Ну же, Лиза, что надумала? — повелитель подсмеивался, наблюдая за тем, как сосредоточенно ученица морщит лоб, просчитывая известные только ей варианты.

— Да что тут думать, — с явной досадой проговорила девушка, — Скорее всего в семье не осталось женщин, способных присматривать за поместьями, хозяйством и прочим. А то и в порядок всё это нужно приводить. Могло просто прийти в упадок, хотя бы из-за того же недосмотра. Плюс уметь держать себя в руках, этикет и прочее, значит, все женихи являются весьма высокопоставленными лицами. Хотя, — она прямо взглянула в лицо повелителя, — есть ещё один вариант. Будущая невеста, как хорошая хозяйка, это всего лишь прикрытие, на неё много внимания не обратят, а значит можно при помощи собственной жены раскрывать некоторые пакости и заговоры придворных.

— Молодец, девочка! — одобрительно заметил тёмный, — Голова у тебя работает просто прекрасно. Вот, что мне всегда нравилось в химерах, так это их дотошность и педантичность в выяснении деталей. Правда, ты ещё должна была унаследовать довольно пакостный характер, но мы все не святы. Я могу поговорить с твоим дедом? — неожиданно перешёл он на деловой тон.

— Разумеется, он почти не выезжает из родового замка, и вы можете связаться с ним.

Элизия поднялась, чтобы поклониться, собравшемуся уходить, метаморфу, но он резко притянул её к себе.

— Ты мне подходишь. Если я смогу договориться с твоим старшим родственником, то в ближайшее время сможешь похвастаться собственным браслетом.

Повелитель слегка щёлкнул девушку по носу и исчез. Воспитанница без сил опустилась на лавку. Этому мужчине было очень много лет, возможно даже больше, чем её деду. Но он потомственный маг очень специфичного клана, а значит, ещё очень долго будет выглядеть представительно. Если бы не такая разница в возрасте, она бы даже не раздумывала. Хотя раздумывать и не придётся, о любви речи быть не может. Да и из всех тех, кто в этом году обратился за невестами, метаморф выгодно отличался самым высоким статусом. Может, стоит наплевать на возраст? Или, точнее говоря, на разницу в возрасте?

Элизия вздохнула, тяжело вытаскивать собственную семью из грязи. Хотя, мужчина чертовски привлекателен, да и о генеалогии знает не понаслышке. Значит, на первых порах им найдётся о чём поговорить, а дальше… Зря что ли её учили?

 

Как-то незаметно прошёл первый год обучения. Балы, званые вечера, прогулки с потенциальными кавалерами сменяли друг друга с завидным постоянством. Гримьер почти не появлялся, предпочитая наблюдать за Леной из другого слоя реальности. Иногда ей начинало казаться, что дежурная улыбка намертво приклеивается к лицу, а ноги сами приседают в таком же дежурном поклоне. Этикетную речь освоить удалось с первого занятия, со всеми оборотами, приличествующими принцессе, всю жизнь проводящей во дворцах и на приёмах. С хозяйственной магией больше проблем не возникало, она всё-таки смогла выучить и опробовать заклинания так, как было положено. Глава города при встрече с ней лично раскланивался, благодаря за внимание, а она просто умирала от тоски.

Лорд Мирхан видел, как она вянет, и не знал чем помочь. Трашт, сопровождающий её по любимым свалкам, решил вытащить девчонку в одну из таверен. Обилие пьяных матросов, ругань и вопли, карты и пиво могли просто её встряхнуть. Змею очень не нравилась эта идея, но демон настаивал. Нужно было поменять круг общения на прямо противоположный, и как можно быстрее.

Наступили каникулы, и часть девушек разъехалась по семьям, чтобы проведать своих родных и продемонстрировать свои умения. Как-то вечером перед ужином, учитель по кинжалам поймал её в коридоре:

— Есть идея навестить портовую таверну. Ты ещё не разучилась неприлично ругаться и бросать ножи?

Девушка непонимающе подняла на него глаза, потом ухмыльнулась и с радостным воплем бросилась на шею.

— Только у меня одёжки подходящей нет, а в этом идти никак нельзя.

— Не беспокойся, — улыбнулся бывший убийца, — я приготовил тебе одёжку. Давай, переодевайся, тебе пора развлечься и стряхнуть с себя светскую шелуху, а то она чересчур к тебе прилипла. Да и по честности из тебя принцесса, как из меня монахиня.

Он вручил ей довольно приличный свёрток. Лена с восторгом подцепила его и ускакала переодеваться. Вернулась она буквально через пару минут. Чёрные брюки, сапоги и очень плотная безрукавка с металлическими нашивками. Рубашка серая, точно сидящая по фигуре. Серебристые косы закрыты тёмным платком, обвязанным вокруг головы. Тонкие кожаные перчатки без пальцев, наподобие митенок. Девушка счастливо улыбалась, радуясь возможности хоть на короткое время выбраться из атмосферы надоевших светских условностей. Ригион тоже переоделся. Костюм из довольно старой, потрёпанной кожи заставил змея удивлённо присвистнуть.

— Где ты раздобыл эту прелесть? Кожа стабса, да ещё такого старого, практически на вес золота, — он любовно оглаживал потёртости.

— У меня работа очень высоко оплачивалась, — усмехнулся Трашт, подцепил Верли под локоток и вывел из Школы.

Мирхан покачал головой и немедленно попытался связаться с Первым лордом. Мало ли что, вдруг им понадобится помощь, а для гигантской змеи места может и не хватить, да и в таверне ему не стоило бы появляться. Гримьер вышел из невидимости как раз в тот момент, когда змей ожесточённо настраивал сферу для дальней связи.

— Ох, — вздрогнул оборотень, — тебя-то я и не услышал. Вечно вы подкрадываетесь, совсем разучились нормально появляться.

— Мирхан, ты считаешь, что я один не справлюсь? — Тень смотрел обиженно.

— Ты последнее время почти не появляешься, откуда я могу знать, придёшь ли вообще, — рассерженно зашипел змей.

— Просто предпочитаю не мешаться под ногами и не привлекать к избраннице лишнего внимания. Его и так хватает, — Четырнадцатый лорд задумчиво наблюдал за мечущимся Мирханом, — Остынь, часть меня всегда следует за ней. Ты же знаешь этот приём.

Старый шах резко выдохнул и уселся на пол. Этот приём разделения сознания он знал, вот только выполнить не мог, слишком энергозатратное получалась слежение. Ведь провёл в Имире достаточно времени, а до сих пор не мог привыкнуть к тому, что все Тени даже между мирами перемещаются практически мгновенно. Тогда, Лене ничего не грозит. Трашт — тёмный убийца, тоже знает, с какой стороны за клинок хвататься, а Гримьер может переместиться к ним в любой момент. Напряжение начало спадать. Оставалось не так много времени до разрыва помолвки, но Мирхан собирался до последнего помогать девчонке. Помогать, пока за ней не придут.

 

Таверна находилась на одной из кривых улочек, ведущих к порту. Невысокая, добротная дверь, выкрашенная чёрной краской, была обита железными лентами, очевидно не в меру разгулявшийся народ уже пару раз её разбирал по досочкам. Рядом с входом висела вывеска, изображавшая шхуну с поднятыми парусами, и жалобно поскрипывающая из-за небольшого ветерка, разгуливавшего по переулку.

Ригион остановился около самой двери и оглянулся по сторонам. В округе было тихо, подозрительно тихо. Зато в самой таверне их сразу же оглушил рёв подвыпивших матросов и прочего странного сброда. В одном углу играли в карты, в другом уже дрались. Найдя свободное местечко, Трашт усадил девушку и сделал знак подавальщице.

Лена потихоньку огляделась. Зал поражал своими размерами. С улицы, заходя в низенькую дверь, невозможно было даже подумать, что здесь окажется столько места. Скорее всего, хозяин заплатил хорошему магу, который владел даром сворачивать и разворачивать пространство. Пусть это заведение находилось в самом бедном районе, в нём было очень чисто. Большие, добела выскобленные, деревянные столы занимали почти всё свободное место. Длинная хозяйская стойка отгораживала угол, а за ней виднелась пышущая жаром кухня. Две дородные подавальщицы в брюках, рубашках и длинных фартуках сновали между завсегдатаями, разнося деревянные тарелки с едой и пузатые кружки с пивом.

— Здесь можно попробовать, действительно, хорошее пиво, — подмигнул демон ученице.

— А то, что я из светской школы, готовящей воспитанных барышень, это ничего? — невинно округляя глаза и демонстративно хлопая ресницами, поинтересовалась Верли.

— Если будут проблемы, я сам отвечу перед директрисой. Она поймёт. Итак, здесь подают только рыбу в разном виде и хороших морских раков. Тебе придётся забыть про этикет напрочь, столовых приборов просто не существует, едят только руками. Народ бывает буйным и приставучим. За ножи берутся редко, в основном, только припугнуть. А вот кулаками друг друга месят. Так что, если кто приставать надумает, можешь без лишних рассуждений заехать в ухо. Ну или ещё куда-нибудь, — Трашт с удовлетворением оглядывал зал и публику. Видно было, что он тоже устал от условностей Школы, — Ах, да, ещё здесь играют в карты и немилосердно жульничают. Парочка мошенников уже появилась, высматривают новеньких.

В это время им принесли еду, и Лена с удивлением уставилась на огромное блюдо со здоровенной печёной рыбиной. На втором таком же, были небрежно свалены варёные раки. В двух тяжёлых кружках бултыхалось пиво, распространяя свежий, чуть горьковатый аромат.

— А руки потом, где отмыть? — девушка неопределённо покрутила кистью, примеряясь к золотистому хвосту.

— Заболела, что ли, — беззлобно хохотнул тёмный, — Тут народ либо об штаны вытирает, либо тряпки с собой таскает, носовыми платками именуемые. А у тебя есть возможность на практике очищающее заклинание опробовать.

Пиво оказалось светлым и крепким, скидок на женскую слабость давать было не принято. Опустошив кружку наполовину, Лена обнаружила, что все посетители неожиданно стали очень милыми и симпатичными, а сама таверна явно вплыла в полосу небольшого волнения. Откинувшись на спинку стула, она начала разглядывать посетителей. За большим столом около стойки играли в карты, вопли оттуда разносились на всю таверну. Несколько мест рядом с низким окошком заняли легкомысленно одетые девицы, зазывно подмигивающие вновь входящим посетителям.

По уху девушки прошлись чьи-то упругие усы. Она, не глядя, отмахнулась рукой — рядом раздался предупреждающий писк. Скосив глаза, Верли обнаружила гигантскую зеленоватую крысу, стоящую на задних лапках и обнюхивающую её плечо. Демон с усмешкой наблюдал за странным существом. Ученица тоскливо вздохнула, вот, допилась. Теперь уже обычные грызуны разъезжаются в размерах, перекрашиваются в другие цвета и лезут к порядочным девушкам. Любопытная морда не остановилась на обнюхивании головы, теперь она перебралась куда-то в район живота, оживлённо пыхтя и пытаясь забраться на колени. Грусть в глазах воспитанницы сменилась любопытством. Возможно, пиво здесь и не при чём, а крыса самая, что ни на есть настоящая. Откинувшись на спинку стула, она стала наблюдать за тем, как довольно коротконогое животное занимает место на её ногах и начинает присматриваться к стоящим тарелкам.

— Крафик, — подал голос тёмный, — ты всегда так знакомишься с девушками?

— Так она же не орёт, не интересно. А познакомиться не мешает…

У существа оказался довольно странный голос, но вполне человеческий, как и глаза, которые теперь можно было рассмотреть поближе.

— Знакомься, Лена — это Крафик, замечательный такой крыс. Оборотень, одним словом.

Крыс протяжно вздохнул и трансформировался прямо на коленях у ученицы. Теперь на них сидел, свесив короткие кривые ножки на одну сторону, небольшой мужчина. Ростом с семилетнего ребёнка, с взъерошенными зелёными волосами и полуприкрытыми влажными чёрными глазами. Шум в таверне стих, все с интересом наблюдали за реакцией новенькой.

— Какой хорошенький! Просто лапочка! — взвизгнула слегка пьяненьким голосом девушка, обнимая Крафика обеими руками, — Кушать хочешь? — и она пододвинула к нему поближе блюдо с остатками рыбы.

Демон закашлялся. Парочка на стуле выглядела потрясающе. Оборотень улыбнулся, обнажив кривые острые зубы.

— А ты интересная, — он потрепал девчонку по щеке, — И совсем не похожа на будущую светскую даму. Ладно, отдыхайте.

Крыс ловко спрыгнул с её колен и заковылял, переваливаясь с ноги на ногу, в сторону кухни.

— Кто это? — Лена проводила его любопытным взглядом.

— Это очень интересный вид оборотней. Из здешних, только они обладают возможностью свободно перемещаться между мирами, поэтому в основном занимаются контрабандой. И ещё, очень хорошо чувствуют опасных существ и неприятные места. Ты не представляла для него никакой угрозы изначально, вот он и подошёл познакомиться, — задумчиво сказал Трашт.

— А к тебе он не подошёл, значит, ты для него опасен? — девушка потихоньку начала трезветь.

— Мы достаточно давно знакомы, — уклонился от прямого ответа тёмный убийца, — Но по скорости перемещения он меня превосходит, в смысле перемещения в другую точку. Вот он уже обратно идёт.

Лена, облокотившись на стол, повернулась. Крафик торопился к ним, держа в руках золотистую верёвку, перевязанную тряпицей.

— Вот, — он протянул девушке небольшую змею, — это вестник. Передай его своему жениху. Только побыстрее, а то я не разобрался и слегка покусал его, прежде чем выяснил, что к чему.

Ученица присмотрелась, у неё на коленях лежал полумёртвый ужик, точнее говоря, золотистая медянка. Не раздумывая, она запихнула его к себе за пазуху, и чуть прижала рукой, посылая целительный импульс. Змейка слабо шевельнулась, отчего одежда на груди девушки вздулась, придавая ей неправдоподобно пышные формы. Снова примолкший зал проводил её оценивающими взглядами. Раздались смешки, кто-то восхищенно поцокал языком.

Крафик исподлобья наблюдал за её действиями.

— И ещё, скажи ему, что род императорских кобр уничтожен, и на престол собирается сесть какой-то Кисс.

Лена похолодела, ноги подогнулись от такого известия. Значит, коралловые аспиды добрались до власти. Самые яркие, самые злобные и самые коварные оборотни могли разрушить весь Туран. Она поднялась из-за стола, чуть шатаясь после выпитого, но голова работала трезво. Осталось только добраться до Школы. Трашт нахмурился, соображая как можно быстрее дойти обратно.

— Отдай хозяину, — он кинул Крафику несколько монет, — Нужно срочно доставить чешуйчатое послание.

Быстро идти не получалось, обоих мотало довольно прилично. В одном из переулков навстречу к ним шагнула тёмная фигура, хватая обоих за плечи и привлекая к себе. В глазах мгновенно помутилось, оставляя только серебристый смазанный росчерк.

 

В комнате Верли они оказались почти мгновенно. Рядом с ними стоял нахмурившийся Гримьер.

— Вот, — Лену продолжало качать, — мне надо к Мирхану, тут…, — она потянула из-за пазухи полумёртвую медянку.

Теневой лорд ловко выхватил из её пальцев змейку, повисшую как верёвка. Повинуясь его приказу, плотное серебристое облачко окутало гибкое безжизненное тельце. Ползучее создание слабо шевельнулось. В комнату влетела большущая кобра, и Трашт моментально шарахнулся в сторону, чтобы его впопыхах не сбили с ног. Шаха шатало не меньше девушки, руки дрожали. Он видел, что Тень пытается помочь медянке, но у него не получается, слишком стара была змейка. Наконец магии хватило, чтобы умирающее существо смогло принять человеческий облик. На полу лежал невысокий высохший старичок с полосками золотистой чешуи на висках. Оборотень встал около него на колени, бережно беря его руки в свои ладони.

— Мой повелитель, — зашептал вестник, — в Туране беда. Зираны убивают всех, в первую очередь тех, кто совершенно безобиден, кто не умеет сражаться. От солнечных ужей и медянок скоро никого не останется. Кисс хочет оставить в империи только собственный род Аспидов. Он фактически уже занял трон. Единственно кого, он может помиловать — это пустынные гадюки. Они всегда были преданы ему. Я искал тебя в подземелье, но там было пусто. А потом его начали заливать водой, и мне чудом удалось ускользнуть.

Вздох старичка прервался, глаза начали тускнеть, затягиваясь прозрачной плёнкой. Мирхан зарыдал в голос, не стыдясь своих слёз и окружающих, сгорбясь над телом старого слуги. Там, в Туране, уничтожали тех, кто вёл свой род от его любимой жены.

Трашт замер: шестерёнки в его мозгу со скрежетом пытались провернуться, чтобы попытаться дать ему сообразить, почему к Крылатому Змею обращаются с таким титулом.

Верли повернулась к Гримьеру:

— В тебе же силы немеряно, помоги ему.

— Лена, старость не лечится. Если бы в нём была хоть капля магии, я бы попытался, — лорд развёл руками.

— Я понимаю, — её голос дрожал, — Только речь идёт о Мирхане. Его империя гибнет, как и всё, что он создавал.

Тень помрачнел. Уходить от девушки он не имел права. Старый шах поднялся на ноги:

— Просто создай мне туда портал, я попробую разобраться сам. У меня там не осталось даже маяка. Теперь, когда лабиринт затоплен, он просто не сработает.

— Грим, — Лена вцепилась в его рукав, — он один не справится. Империя велика, ему не успеть сразу и везде. Ему нужна помощь.

— Я не могу тебя оставить, — голос теневого лорда стал холоднее. Его хозяйка требовала от него невозможного.

— Тогда я сама пойду, тем более мне очень хочется свести счёты с Киссом и его зиранами, — девушка закружила по комнате, лихорадочно соображая, что из вещей может понадобиться.

В комнате появился искрящийся овал. Гримьер, вздохнув, опустился на колено. Молчавший до сих пор, Трашт сделал то же самое. Чувствительный демон уже ощутил давящее ощущение силы. Высокий черноволосый мужчина, держащий на руках размякшую кошку, шагнул на пол.

— На тебе твою животинку, — он ловко сгрузил Анатолию на руки девушке. Она тут же согнулась, не ожидая, что киса окажется такой увесистой, — А то за ней присматривать будет некому, — Мерсер повернулся к старому змею, — Я сам пойду с тобой. Вот только браслет тебе придётся снять. Вряд ли ты вернёшься назад, восстанавливать разрушенное придётся долгие годы.

Мирхан остолбенел. Вместе с ним наводить порядок пойдёт Великий Маг? Всё — мир уже рухнул, просто от неожиданности. Он повернулся к Лене, показывая ей, что вообще-то не мешало бы раздеться, а то до браслета не добраться. Верли плюхнула Хранительницу на постель, та тут же открыла глаза, подпёрла лапой пушистую щёчку и с интересом уставилась на присутствующих.

 

— Мужчины, может, отвернётесь, нечего меня разглядывать, — голос девушки приобрёл язвительность не меньше, чем у Тольки.

Гримьер с Первым лордом чуть усмехнулись. Для них не имело никакого значения, спиной они к ней стоят или нет. Трашт фыркнул, демонстративно опуская голову. Мирхан рассерженно зашипел на непонятливых представителей сильного пола.

— Хоть видимость создайте, что отвернулись. Всё девчонке поспокойнее будет. А то уставились, совести у вас нет.

Верли пыталась расстёгнуть пуговички, выпитое пиво немножко мешало ей попадать на них пальцами. Отвернувшийся Мерсер, пару секунд прислушивался к её шебуршанью, потом просто щёлкнул пальцами, и вся одежда свалилась к ногам старого змея. Бурчащая что-то нецензурное девушка, протянула руку к плечевому браслету оборотня.

— Я, Мирхан да Сантиэйра, разрываю с тобой помолвку, — её браслет тонко щёлкнув замочков упал в его ладонь.

— Я, Лена Верли, разрываю с тобой помолвку, — второй браслет расстегнулся и перекочевал в руки бывшего шаха.

— Прости меня, девочка. Теперь я не смогу тебя защищать. Надеюсь, что у твоей охраны с головой будет всё в порядке, — он порывисто обнял воспитанницу, не обращая внимания на её наготу.

Прочие мужчины дружно повернулись, и Лена начала краснеть. Лежащая на кровати, кошка задумчиво мурлыкнула:

— Вот так всегда, как только собирается куча странных особей мужеского пола, а одежда у порядочной девушки падает на пол, так они сразу начинают выпучивать свои гляделки, вместо того, чтобы предложить одеться.

Лорд Мерсер чуть улыбнулся самыми уголками губ, и зелёное форменное платье, застёгнутое и зашнурованное по всем правилам, оказалось на смущённой от такого внимания Верли. Мирхан бросил последний взгляд на бывшую «невесту», поднял на руки тело мёртвого старичка и шагнул в серебристый портал.

— Ну, и кто у нас тут остался? — Анатолия демонстративно похлопала ресницами, — Давайте знакомиться, я теперь буду жить здесь, а вам спокойная жизнь будет только сниться, да и то не гарантирую. Зато кошмар в виде моей пушистой морды вы уже приобрели.

Трашт поднялся с колена и подошёл к кровати. Ему не примерещилось, растянувшись во весь рост, на покрывале лежала бело-серебристая кошка и откровенно смеялась в усы.

— Это не оборотень, — наконец резюмировал он, разгибаясь и потирая ноющую спину.

Толька обиженно отвернулась и уставилась в потолок.

— Нет, это не оборотень, — подтвердил Гримьер, тоже подходя к постели и сгребая Хранительницу к себе на руки.

— Да, да, вот такая я, ручная, можно сказать наручная, — обращаясь в пустоту, пробурчала киса, растягиваясь на Тени.

— Нет, ну все с ума посходили, — восхитилась Лена, наблюдая за идиллией, — А где я теперь спать буду? Мало того, что меня жених бросил. Теперь ещё и собственная кошарина с кровати выживает.

— Так я ещё с тобой на завтрак в столовую ходить буду — тебе понравится, — подала голос Анатолия, приоткрывая изумрудный глаз, — Вот только за правильный выбор столовых приборов не ручаюсь, так что буду есть по старинке, языком да лапами, то есть когтями, — она задумчиво выпустила когти и покрутила ими, — Заодно и девочек твоих приструнить пора, а то у них языки слишком длинные.

Трашт оккупировал кресло, разглядывая меховое создание. Таких говорунчиков, да ещё с очень интересными словесными оборотами, больше присущими сварливым жёнам или дуэньям, ему встречать ещё не приходилось. Завтра он как раз дежурил в столовой воспитанниц и собирался понаблюдать за интересным животным. Вот только, что скажет Кларисса? Последнюю мысль демон произнёс вслух, адресуя её Тени. Тот небрежно пожал плечами. По большому счёту, мнение директрисы не волновало его совсем.


Глава 19 | Браслет силы | Глава 21