home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Примечания

1

Русский трехударный дольник XX в. В кн.: Теория стиха. Л., 1968, с. 63–66.

2

Можно предположить, что отсутствие резкого размежевания между стихом и прозой на метрическом уровне отчасти компенсировалось в силлабике резким размежеванием на языковом уровне — именно в области синтаксиса. Нарочитая сложность поэтического синтаксиса в русском силлабическом стихе общеизвестна. Переход от силлабического стихосложения к силлабо-тоническому сделал более трудным метр, но более легким — синтаксис: «насилие» над языком и «насилие» над стихом (условно употребляем этот термин первых русских формалистов) оказались в отношении обратной зависимости. Еще Г. Гуковский отмечал, что, например, у Тредиаковского стихи, написанные «ломоносовскими» тоническими размерами, и по языку, и даже по образному строю естественнее и яснее, чем его же стихи, написанные унаследованным от силлабики тонизированным 13-сложником.

3

Вот соответствующие цифры, слегка округленные:

Избранные статьи

Данные взяты из книги: К. Тарановский, Руски дводелни ритмови. Београд, 1953, и из наших работ, опубликованных в сб.: Теория стиха. Л., 1968, и в журнале «Вопросы языкознания», 1967, № 3.

4

Конечно, одной только сменой культурных влияний объяснить все явления истории стиха нельзя. Почему, например, сильнейшее влияние французской культуры на немецкую во второй половине XVII — начале XVIII в. не заставило немцев перейти на силлабический стих? Вероятно, потому, что еще сильнее культа французской поэзии был культ античной поэзии, а он требовал членения стиха на стопы прежде всего. Сами французские теоретики этого времени, как известно, ощущали отсутствие стоп во французском стихосложении как досаднейший недостаток.

5

Настоящая работа была предметом живого и интересного обсуждения в стиховедческих коллективах Москвы и Ленинграда; автор пользуется случаем принести глубокую благодарность за ценные замечания: В. М. Жирмунскому, Б. Я Бухштабу, Н. А. Сегал, В. А. Западову, В. Е. Холшевникову, С. И. Гиндину, М. А. Красноперовой. Больше всего споров вызвала заключительная часть работы: было решено, что указанные в ней два признака «свойственности» данного стиха данному языку являются необходимыми, но недостаточными, и насущной задачей стиховедения является именно установление остальных, «достаточных» признаков. К этому выводу и хотел подвести читателей автор.

6

Предварительные данные по этому предмету таковы. Пробная порция в 196 строк из «Неистового Роланда», песнь II, дает такое распределение словоразделов после 1, 2, 3, 4-го… слога (в процентах от числа строк): 8, 40, 29, 55, 23, 49, 26, 51, 19. Налицо отчетливое чередование: после четных слогов больше словоразделов, после нечетных слогов — меньше, стих как бы членится на двухсложия, подчеркивающие «стопы». (Это отмечено еще Томашевским, 1929, с. 222). Таким образом, на четных слогах сосредоточиваются ударные слоги, а после четных слогов — словоразделы; это значит, что на 2, 4, 6, 8-м слогах с повышенной частотой оказываются мужские окончания слов; а мужские окончания слов в итальянском языке бывают по преимуществу результатом элизий. Поэтому следует ожидать учащения элизий после четных слогов. Так оно и происходит: в рассмотренных 196 строках соотношение элидированных и неэлидированных словоразделов после четных слогов — в среднем около 4:6, тогда как после нечетных слогов — около 2:8. Разумеется, обследованный материал далеко не достаточен, и ритмика словоразделов в итальянском стихе требует особого изучения.

7

Томашевский Б. Стих и язык. Филологические очерки. М., 1958, с. 301–303.

8

Там же, с. 302.

9

Там же, с. 179–183.

10

Тимофеев Л. И. Вольный стих XVIII века — В сб.: Ars poetica, II., М., изд. ГАХН, 1928, с. 73–115; Штокмар М. П. Вольный стих XIX века, — Там же, с. 117–167.

11

Vickery W. N. Pushkin’s Andzhelo: a problem piece. — «Mnemozina»: Studia literaria Russica in honorem Vs. Setchkarev, p. 325–339; Он же. Русский 6-ст. ямб и отношение его к французскому александрийскому стиху. — American Contributions to the 7th International Congress of Slavists, The Hague: Mouton, 1973, II, p. 505–527; здесь же ссылки на прежнюю литературу. Ср.: Он же. К вопросу о ритме цезурного 5-ст. ямба Пушкина — IJSLP, 14, 1971, р. 134–175.

12

См. Гаспаров М. Л. Работы Б. И. Ярхо по теории литературы — «Семиотика», 4, Тарту, 1969, с. 506–507. Он же. Ритм и синтаксис: происхождение «лесенки» Маяковского. — Проблемы структурной лингвистики — 1979. М.: Наука, 1981, с. 148–168. Гаспаров М. Л., Скулачева Т. В. Ритм и синтаксис свободного стиха — Очерки языка русской поэзии XX в.: грамматические категории, синтаксис текста. М: Наука, 1993. На английском материале: Tarlin-skaja М. Rhythm — Morphology — Syntax — Rhythm. — «Style», 18, 1984, 1, p. 1–26; Id. Rhythm and Meaning: Rhythmical Figures in English Iambic Pentameter. — «Style», 21, 1987, I, p. 1–35; Id. Formulas in Russian and English Verse. — Russian Verse Theory, Columbus: Slavica, 1989, p. 419–439; Скулачева Т. В К вопросу о взаимодействии ритма и синтаксиса в стихотворной строке: английский и русский 4-ст. ямб — ИАН ОЛЯ, 48, 1989, 2, р. 156–164.

13

Тарановский К. Четырехстопный ямб Андрея Белого. — International Journal of Slavic Linguistics and Poetics, 10 (1966), p. 127–147.

14

Жирмунский В. Валерий Брюсов и наследие Пушкина. П., 1922.

15

Гиндин С. Неосуществленный замысел Брюсова — BЛ, 1970, № 9, с. 189–203. Взгляды Брюсова на языковую приемлемость стиховых систем… (по рукописям 1890-х г.). — ВЯ, 1970, № 2, с. 99–109.

16

Тарановски К. Руски четверостопни jамб у првим двема децениjама XX в. — «Jужнословенски филолог», 21 (1955/56), с. 99–109.

17

Цит. по: Брюсов В. Собр. соч. М., 1973, т. 1, с. 637.

18

Письмо С. Венгерову, см.: Брюсов В. Избр. соч. М., 1955, т. 2, с. 615.

19

Критика не замедлила указать на это. См.: Томашевский Б. Стихотворная техника Пушкина. — «Пушкин и его современники». 29/30. П., 1918, с. 131–143.

20

Стиховедческие работы занимают в рукописном архиве Брюсова два картона (ГБЛ, ф. 386, 38 и 39). К сожалению, листы, отражающие разные стадии работы, здесь часто перепутаны. Пять основных стадий работы имеют здесь такой вид. 1) Черновик начала 1914 г. — квадратные желтоватые листы с характерным «черновым» почерком Брюсова, заглавие: «Учебник поэзии» (или «стихотворства»), характерная примета терминологии — «острые» и «слабые» слоги вместо «ударных» и «безударных» — 38. 20, л. 1–27; 2) перебеление этого черновика, быстро само переходящее в черновик, на квадратных листах полупрозрачной бумаги с водяными знаками, — 38. 20, л. 28–40; 3) варшавский черновик 1914–1915 гг. — квадратные листы, разлинованные прямоугольниками, заглавие — «Законы русского стиха» — 38. 20, л. 41 и далее; 38.21; 38. 24, л. 26; 4) перебеление этого черновика, само переходящее в черновик, — 38. 19 и начало 38. 24; 5) московская беловая рукопись, неполная, на продолговатых листах, заглавие — «Наука о стихе», — 38. 22 и 23.

21

Брюсов В. Основы стиховедения. М., 1924, с. 47.

22

Томашевский Б. О стихе. Л., 1929, с. 208–209.

23

Цит. по: Брюсов В. Собр. соч., т. 1, с. 587.

24

Шенгели Г. Трактат о русском стихе. М.; П., 1923, с. 138–176; Голенищев-Кутузов И. Словораздел в русской поэзии — В его кн.: Славянские литературы. М., 1973, с. 396–416.

25

Гиндин С. Трансформационный анализ и метрика (из истории проблемы). — «Машинный перевод и прикладная лингвистика», 13 (1970), с. 177–200; Брюсовское описание русской силлабо-тоники в свете типологии лингвистических описаний — «Брюсовские чтения 1971 г.». Ереван, 1973, с. 605–617.

26

Ср. ту же тему и тот же размер в стих. «При свете луны» («Последние мечты»).

27

Отмечено уже в книге Л. Тимофеева «Проблемы стиховедения» (М., 1931) с попыткой «социологического» истолкования.

28

Гаспаров М. Современный русский стих: метрика и ритмика. М., 1974. Термин «дольник» употребляется в современном, а не брюсовском понимании этого слова.

29

Masson D. I. Sound-repetition terms — In: «Poetics. Poetyka. Поэтика». Warszawa, 1961, p. 189–199.

30

Ср. его рецензию на книгу В. Жирмунского «Рифма, ее история и теория» (П., 1923) — «Печать и революция», 1924, № 1, перепечатана в «Избранных сочинениях», 1955, т. 2, с. 343–345. Приведем, кстати, очень характерную для Брюсова заметку о рифме, до сих пор не публиковавшуюся (386.29.23, по старой орфографии): «Конечно, рифма — украшение. В языках, где нет долготы и краткости гласных и где поэтому стих не может измеряться временем, потребным для его произнесения (число „мор“), рифма отмечает конец стиха. В руках мастера рифма является мощным средством изобразительности, выдвигая отдельные слова на первое место. Наконец, рифма может придать новое очарование стиху, особую музыкальность… И все же есть в созвучиях рифм некое иррациональное начало. „В созвучьи этих слов виновно Провиденье“, — писал один из лучших русских поэтов. Задача поэта — разгадать внутренний смысл, который связывает рифмующиеся слова. Слов, не имеющих рифм, не существует: это — аксиома стихотворной техники. В той или другой своей форме, но каждое слово имеет свою рифму. И если поэт чувствует, сознает, что такое-то слово он должен поставить на конец стиха, отступать от этого — уже преступление перед вдохновением. Пусть тогда поэт во что бы то ни стало найдет и отвечающую рифму и пусть разгадает, какая связь затаена между этими двумя словами. Как бы ни казались эти два слова чуждыми одно другому, между ними должны существовать смысловые связи, ибо они рифмуются». Такого рода высказывания характерны и для многих зарубежных поэтов XX в.; в художественной практике русских поэтов XX в. такой подход к звукам стиха свойствен раннему Пастернаку и, особенно, М. Цветаевой.

31

Примеры — из В. Жирмунского (Рифма…, с. 94–95).

32

Якобсон Р. К лингвистическому анализу русской рифмы. — В кн.: Jakobson R. Studies in Russian philology — «Michigan Slavic Materials», no. 1, Ann Arbor, s. a.

33

Ср., впрочем: Самойлов Д. Книга о русской рифме. М., 1973.

34

Можно было бы пойти дальше и подсчитать Т: П: М для каждой позиции согласного в рифме — но об этом мы предполагаем напечатать отдельную работу «Фоника русской неточной рифмы».

35

Ср., впрочем, еще у В. Жирмунского (Рифма…, с. 218–220) и рецензию Брюсова на эту книгу.

36

Шульговский Н. Теория и практика поэтического творчества: технические начала стихосложения. СПб., 1914; ср. рецензию Брюсова в «Русской мысли» (1914, № 3, с. 97–98).

37

Гаспаров М. Цепные строфы в русской поэзии. — В сб.: Русская советская поэзия и стиховедение. М., 1969, с. 251–257.

38

Шенгели Г. Техника стиха. М., 1960, с. 169–186.

39

Томашевский Б. О стихе, с. 321–322.

40

Ирония судьбы: Белый оставил том своих переработанных стихов «Зовы времен» для посмертного издания с заклинающим предисловием: «Со всею силой убеждения прошу не перепечатывать дрянь первой редакции», это — последняя «воля автора…» (Стихотворения и поэмы. М.; Л., 1966, с. 568). И тем не менее «Библиотека поэта», обычно возводящая «последнюю волю автора» в культ, именно для Белого отступила от своих принципов и перепечатала ранние редакции, — настолько твердо было убеждение, что поздние — «хуже».

41

Пяст В. Л. Встречи. М., 1929, с. 154–155.

42

Белый А. Символизм. М., 1910 (с. 231–438 и 567–633: статьи «Лирика и эксперимент», «Опыт характеристики русского 4-стопного ямба», «Сравнительная морфология ритма русских лириков», «Не пой, красавица, при мне…» А. С. Пушкина (опыт описания) и примечания к ним. Дальнейшие ссылки на эту книгу — в тексте.

43

Белый Л. Ритм как диалектика и «Медный всадник». Исследование. М., 1929. Дальнейшие ссылки — в тексте.

44

Гречишкин С. С., Лавров А. В. О стиховедческом наследии Андрея Белого. — «Труды по знаковым системам», 12. Тарту, 1981, с. 97–146.

45

Белый А. Жезл Аарона. — В кн.: Скифы, сб. 1-й. Пг., 1917, с. 155–212 (см. параграф «Ритм», с. 200–203).

46

Воспоминание В. Е. Холшевникова.

47

Конечно, у Белого были предшественники. Статистика метрических особенностей античного и средневекового стиха велась давно и использовалась для датировки и атрибуции стихотворных произведений; составляя опись ритмических вариаций русского ямба, Белый брал за образец опись вариаций греческого гексаметра в книге Н. И. Новосадского «Орфические гимны» (Варшава, 1900). Гимназический наставник Белого Л. И. Поливанов впервые приложил ее к русскому стиху и открыл, что в 6-стопном ямбе XVIII в. дактилическая цезура избегалась, а в XIX в. предпочиталась (см.: Гофолия, трагедия Ж. Расина. Пер. Л. Поливанова. М., 1892, с. XCVI–CLXI); подобную же эволюцию Белый открыл в 4-стопном ямбе.

48

Bailey J. Toward a statistical analysis of English verse. Lisse, 1975, p. 11–17.

49

Жирмунский В. М. По поводу книги «Ритм как диалектика»: ответ Андрею Белому. — «Звезда», 1929, № 8, с. 203–208. Ср. Beyer Th. R. The Bely — Zhirmunsky polemic. — «Andrey Bely: A critical review» ed. by G. Janecek, Lexington, p.205–213.

50

Гиндин С. И. О возможностях вероятностного стиховедения и одной забытой модели А. Белого. — В кн.: План работы и тезисы докладов II межвузовской студенческой научной конференции по проблемам структурной и прикладной лингвистики. Тбилиси, 1966, с. 13–14.

51

О понятии ритма в стиховедческих работах и, шире, в мировоззрении Белого см.: Elsworth J. The concept of rhythm in Bely’s aesthetic thought. — In: Andrey Bely: centenary papers, ed. by B. Christa. Amsterdam, 1980, p. 68–80.

52

Наблюдения Белого над симметрией грамматических форм в этом отрывке послужили образцом для Р. Якобсона в его исследованиях 1950–1970 гг. о «грамматике поэзии и поэзии грамматики». Точно так же наблюдения Белого над повторяющимися аллитерациями у Блока и других поэтов («т-р-с» как знак «трагедии трезвости») привели его к самостоятельному открытию анаграмматического построения текста — тому открытию, которое лет 30 назад было извлечено из архива Соссюра, после чего увлечение анаграммами стало на некоторое время общей филологической модой. Белого по этому поводу никто не вспомнил, — хотя даже нельзя сказать, что прозрения его прошли беспоследственно. Футурист-шекспировед И. Аксенов напечатал в сб. «Госплан литературы» (М., 1925) статью «О фонетическом магистрале», где идеи Соссюра были предвосхищены еще четче и логичнее; но и она осталась прочно забыта.

53

См., напр.: Гончаров Б. П. Андрей Белый — стиховед. — Филологические науки, 1980, № 5, с. 20–28.

54

Тарановский К. 4-стопный ямб Андрея Белого, — International Journal of Slavic Lingustics and Poetics, 10 (1966), p. 127–147; ср.: Он же. Руски четверостопни jамб у првим двема децениjама XX в. — Jужнословенски филолог, 21 (1955–56), р. 15–44; В. Christa. Bely’s poetry: a metrical profile. — In: Andry Bely: centenary papeis, p. 97–117; Гаспаров M. Л. 1905 год и метрическая эволюция Блока, Брюсова, Белого — Блоковский сборник VII. Тарту, 1986, с. 25–31.

55

Гаспаров М. Л. Об одном неизученном типе рифмованной прозы, — In: Finitis XII lustris: Сб. статей к 60-летию проф. Ю. М. Лотмана Таллин, 1982, с. 154–159.

56

Рифмованная проза Белого порой удивительно напоминает прозу Рильке «Любви и смерти корнета Рильке». Ср., например: «Rast! Gast sein einmal. Nicht immer selbst seine W"unsche bewirten mit k"arglishen Kost. Nicht immer feindlich nach allem fassert; einmal sich alles geschehen lassen und wissen: was geschieht, ist Gut. Auch der Mut muss einmal sich strecken und sich am Saume seidener Decken in sich selber "uberschlagen. Nicht immer Soldat sein. Einmal die Locken offen tragen und den weiten offenen Kragen, und in seidenen Sesseln sitzen, und bis in die Finger-spitzen so: nach dem Bad sein…» Русский перевод Я. Л. Гордона (напечатанный с предисловием Белого в альманахе «Свиток», 3. М., 1924, с. 77): «Отдых! Хоть раз гостем быть. Не всегда самому себе служить. Не всегда хватать все с бою: хоть раз собою распоряжаться дать — и знать: что сделают — благо. Даже отвага должна отдыхать и под шелком покрывала устало растянуться. Не всегда быть солдатом. Хоть раз пусть открыто локоны вьются…» и т. д. (в переводе рифмы идут гуще: сказывается опыт самого Белого). Но «Любовь и смерть…» Рильке была опубликована только в 1906 г. и не могла служить образцом для «Золота в лазури»: источником форм «мелодичного стиха» были, скорее, вольные трехсложные размеры самого Белого.

57

Белый Андрей. Стихотворения и поэмы. М.; Л., 1966, с. 546–550, 560–568. Дальнейшие ссылки в тексте.

58

О «поэзии графики» в стихах и прозе Белого (во многом повлиявшей на Маяковского) см.: Eagle Н. Typographical devices in the poetry of Andrey Bely, — «Andrey Bely: a critical review», p. 71–85, и особенно: Janecek G. The look of Russian Literature: Avantgarde visual experiments, 1900–1930, Princeton, 1984, где Белый предстает как предтеча современной «конкретной поэзии».

59

Белый А. О художественной прозе. — «Горн», 1919, № 2–3, с. 49–55; 1920, № 5, с. 47–54; Ср.: Томашевский Б. Андрей Белый и художественная проза, — «Жизнь искусства», 1920, № 454, 458–459, 460; Он же. Рец. в журн. «Книга и революция», 1921, № 10–11, с. 32–34; Иванов В. И. О новейших теоретических исканиях в области художественного слова, — «Научные известия (Академического центра Наркомпроса)», 1922, № 2, с. 164–181.

60

Когда этот наш разбор «Это утро, радость эта…» обсуждался среди коллег, то были высказаны интересные наблюдения и соображения, не пришедшие нам в голову. Вот некоторые из них.

Самое интересное: может быть, ощущение времени присутствует в стихотворении с самого начала, но не в строфах, а между строф? Три строфы рисуют три разных момента весны: I — ранняя весна с половодьем, II — настоящая с соловьиными песнями, III — начало лета и белые ночи. («Если белые ночи — „зори без затменья“, то этот оборот вдобавок следует учитывать как гиперболу: на широте фетовской Орловской губернии белых ночей нет», — заметил один из собеседников.) Или даже детальнее: «синий свод» — февраль, воды — март, листья — апрель, мошки — май, зори — июнь.

И, может быть, композиция, отбивающая концовку, ощущается не только на уровне строф всего стихотворения, но и на уровне строк третьей, концовочной строфы: после пяти строк эмоционального перечня ожидается такая же эмоциональная последняя строка, например: «…Как я их люблю!», а вместо этого читателю предлагается неожиданно контрастная логическая: «…Это все — весна». Логика на фоне эмоции может быть не менее поэтична, чем эмоция на фоне логики.

Цветовых эпитетов в стихотворении почти нет, но они восстанавливаются по окрашенным предметам: цвет первой строфы — синий, второй — зеленый, третьей — «заревой». Иными словами, в двух строфах — цвет, в третьей — свет, отбитой оказывается концовка.

Может быть, неверно, что «капли — слезы» видны издали, а «пух — лист» изблизи? Может быть, вернее наоборот: «капли — слезы» у нас перед глазами, а пухом кажется листва на весенних ветках, видимая издали?

И, может быть, синтаксический контраст «Эта мощь — и дня и света» и «Эта мгла и жар — постели» надуман, а на самом деле вторая из этих строчек членится так же, как и первая: «Эта мгла (подразумевается: ночи) — и жар постели»?

Большое спасибо за эти замечания С. И. Гиндину, Б. А. Дозорец, И. И. Ковалевой, А. К. Жолковскому и Ю. И. Левину.

61

Эйхенбаум Б. М. О поэзии. Л., 1969, с. 421–423.

62

Гельд Г. Пушкин и Афиней. — В кн.: Пушкин и его современники. Л., 1927, вып. XXX–II, с. 15–18.

63

Banquet des Savans, par Ath'en'ee, traduit, tant sur les textes imprim'es, que sur plusieurs manuscrits par M. Lefevre de Villebrune. Paris, 1791, vol. IV, p. 192–194.

64

Алексеев М. П. К источникам «Подражаний древним» Пушкина. — В кн.: Временник Пушкинской комиссии. 1962. М.; Л., 1963, с. 27.

65

Левкович Я. Л. К творческой истории перевода Пушкина «Из Ксенофана Колофонского». — В кн.: Временник Пушкинской комиссии. 1970. Л., 1972, с. 91–100. Сочинение Афинея обозначено здесь как «составленный <…> Афинеем <…> сборник произведений греческих поэтов» (с. 91–92); однако это не так: «Пир мудрецов» Афинея не сборник, а исполинский диалог 29 собеседников (в сохранившемся сокращении — 15 античных «книг») с обильными пространными цитатами из старинных поэтов.

66

За основу взят прозаический перевод А. Маковельского (в кн.: Досократики: Обзор и перевод… А. Маковельского. Казань, 1914, ч. I, с. 108), уточненный и местами приближенный к тем чтениям греческого текста, которыми, насколько можно угадать, руководствовался в своем французском переводе Лефевр.

67

Burgi R. Puskin and the Deipnosophists. — Harvard Slavic Studies, Cambridge Mass., 1954, vol. 2, p. 267.

68

Так и переводит это место такой крупный филолог, как Г. Ф. Церетели, и в прозаическом своем переводе (в кн.: Круазе А. и М. История греческой литературы / Пер. под ред. С. А. Жебелева. 2-е изд. Пг., 1916, с. 210), и в стихотворном (в кн.: Парнас: Антология античной лирики. М., 1980, с. 62): «…пир благопристойно провесть — это ближайший наш долг!..»

69

Левкович Я. Л. К творческой истории перевода Пушкина…, с. 93–94.

70

Эта методика количественного измерения точности перевода, разработанная нами, подробно описана в статье: Настопкене В. Опыт исследования точности перевода количественными методами. — Literature, Вильнюс, 1981, т. 23, № 2, с. 53–70.

71

О месте рассматриваемого стихотворения в творчестве Ксенофана см.: Marcovich М. Xenophanes on drinking-parties and Olympic games. — Illinois Classical Studies, 1978, vol. 3, p. 1–26 (с большой библиографией); здесь же тонкие наблюдения над композицией ксенофановского оригинала — над расположением в нем мотивов чистоты, цветов, аромата, изобилия, веселости, благочестия и божества.

72

Вацуро В Э. Русская идиллия в эпоху романтизма. — В кн.: Русский романтизм. Л., 1978, с. 135.

73

Лотман Ю. М. Опыт реконструкции пушкинского сюжета об Иисусе. — В кн.: Временник Пушкинской комиссии 1979. Л., 1982, с. 15–27.

74

Уменьшенная до неразборчивости репродукция его помещена в изд.: Мандельштам О. Стихотворения. Сост., подгот. текста и примеч. Н. И. Харджиева. Л., 1973, с. 101.

75

Семенко И. Поэтика позднего Мандельштама: от черновых редакций к окончательному тексту. Roma, 1986, с. 9–35.

76

Semmler-Vakareliyska С. V. Mandelstam’s «Solominka» // Slavic and East European Journal, 29 (1985), 405–421.

77

«Ошибка смерти» В. Хлебникова, указываемая Н. И. Харджиевым как источник этого образа — указ. изд., с. 272 — ассоциация оправданная, но уже вторичная.

78

Тарановский К. Стихосложение Осипа Мандельштама (с 1908 по 1925 год) // Intern. Journal of Slavic Linguistics and Poetics, 5 (1962), 99–125.

79

Имя «Соломинка» Мандельштам, как мы видели, писал то с большой, то с маленькой буквы: оно для него колебалось между собственным и нарицательным. Поэтому вряд ли правильно унифицировать его в изданиях, как это иногда делается. Но мы для простоты будем писать его только с большой буквы).

80

Источник их обнаружен Н. И. Харджиевым — указ. изд., с. 272: это Т. Готье, «Шарль Бодлер», П., 1915, с. 34: «…как Лигейя… и Элеонора Эдгара По и Серафита-Серафит Бальзака».

81

Ср. Мандельштам Н. Я. Воспоминания. М., 1989, с. 183: «Почки в „Наушниках“ — „Не спрашивай, как набухают почки“ — впервые появились как рифма к „комочки“ в „Черноземе“ — в какой-то момент „комочки“ рванулись в конец строки, чтобы сочетаться с „почки“, а потом ушли на свое место».

82

«Тройное сопоставление» «Соломинка — Лигейя — Саломея» упоминается в статье С. V. Sommer-Vakareliyska, p. 418, но тонет среди других созвучий как менее важное, чем, например, «соломка — Соломинка — Саломея».

83

О. Ронен (Ronen О. An approach to Mandelstam. Jerusalem, 1983, p. 281) указывает, что это зеркало-омут — реминисценция из Н. Клюева.

84

См. классический комментарий О. Ронена (указ. соч.).

85

Мандельштам Н. Я. Указ. соч., с. 177–190.

*

Автор глубоко признателен О. А. Седаковой и Т. В. Цивьян за ценные замечания при обсуждении этой статьи.

87

Тавтологическая рифма кажется странной; не описка ли это вместо «гремучий»?

88

Проверка по архиву О. Мандельштама, хранящемуся в библиотеке Принстонского университета, показала, что Н. И. Харджиев не совсем точен: 2-ая и 3-я строфы этого текста не полностью совпадают с окончательным текстом, а дают разночтения: «…горячий топор не вонзался» и «Как серая ласточка, утро в окно постучится» (не считая пунктуационных расхождений).

89

См.: Семенко И. М. Развитие метафор в «Грифельной оде» Мандельштама (От черновых вариантов к окончательному тексту). — Учен. зап. ТГУ, 1985, вып. 680.

*

Эта статья написана на основе доклада, сделанного в одном из московских научных семинаров вскоре после издания разбираемой книги. В обсуждении доклада принимали участие Л. Я. Гинзбург, И. М. Семенко, Р. Д. Тименчик, Ю. И. Левин, А. К. Жолковский, Ю. К. Щеглов, Е. М. Мелетинский, Ю. Л. Фрейдин и др.; всем им автор приносит глубокую благодарность. По условиям времени зарубежная научная, литература о Мандельштаме была труднодоступна; а с тех пор она умножилась во столько крат, что привлекать ее для обновления статьи значило бы писать новую статью, если не книгу. Пишущий эти строки надеется, что все же за истекшие годы его работа не совсем устарела.

91

Мандельштам О. Собр. соч.: В 2 т. Нью-Йорк, 1966, т. 2, с. 259. Все ссылки на это издание даются в тексте с указанием тома (римская цифра) и страницы (арабская цифра).

92

Broyde St. Osip Mandel’stam and his age: A Commentary on the Themes of War and Revolution in the Poetry 1913–1923. Cambridge (Mass.), 1975. Все ссылки на страницы даются в тексте.

93

См.: Nilsson N. A. Osip Mandel’shtam: five poems. Stockholm, 1974. Ссылки на страницы — в тексте, со словом «Нильссон».

94

Taranovsky К. Essays on Mandel’stam. Cambridge (Mass.), 1976, p. 150–152.

95

Странной кажется рифма «игуан'aдон — надо», потому что — обычное в русском языке произношение — «игуанад'oн». Видимо, Брюсов произносил здесь это слово с латинским, «ученым» ударением, как «В'eнеру» вместо «Вен'eры» в других своих стихах. Здесь это намек опять-таки на возможность разноударной рифмы «игуанад'oн — надо», но вряд ли более этого.

96

Как известно, А. Блок сближал эти буквы с инициалами А. М. Добролюбова, поставил пушкинские строки с ними в эпиграф стихотворения 1903 г. «Из городского тумана.» (под заглавием «А. М. Добролюбов» — впервые в трехтомнике 1911 г.) и писал об этом сближении И. М. Брюсовой еще в феврале 1906 г. Если для Брюсова, который знал А. М. Добролюбова гораздо лучше, чем Блок, такая ассоциация была значима, то она дополнительно подчеркивает в семантике сакрального не оттенок воинственности, а оттенок отшельничества, чуждости миру сему.

97

Заметим еще мельчайший оттенок: заглавие «Les Soirs» дано по-французски, т. е. рассчитано на высококультурного читателя, но по ритму предполагает произнесение дифтонга в два слога, «ле су-ар», т. е. самое вульгарно-русифицированное.

98

См.: Гаспаров М. Л. Идея и образ в поэтике «Далей». — «Брюсовские чтения — 1983». Ереван, 1985, с. 106–113.

99

См. прежде всего: Григорьев В. П. Грамматика идиостиля: В. Хлебников. М., 1983; Он же. Словотворчество и смежные проблемы языка поэта. М., 1986, с обширной библиографией.

100

А. Е. Парнис указал нам, что в «мезерезе», по-видимому, присутствует также звуковая и смысловая ассоциация с латинским «мизерере» и что слово «зоргам» в первой реплике Венеры совпадает с именем Зоргам эс-Салтане, персидского хана, у детей которого Хлебников был учителем незадолго до «Богов». Такое привлечение иноязычного материала, конечно, еще более расширяет возможности ассоциативной семантизации. Он же указал на две любопытные цитаты «зауми в зауми»: «Чукурики чок!» (реплика Эрота) перекликается с названием картины В. Бурлюка «Чукурюк» (ярко описанным Б. Лившицем: см. Лившиц Б. Полутораглазый стрелец. Л., 1989, с. 346), а в «Мэнчь! Манчь! Миу!» (реплика Венеры) содержатся предсмертные слова Эхнатэна из «Ка» «Манчь! Манчь!», по собственному признанию Хлебникова (в «Своясях»), когда-то очень значимые для него.

101

См. Watkins С. Language of gods and language of men. In: «Myth and law among the Indoeuropeans», ed. by J. Puhvel, Berkeley — Los Angeles, 1970, p. 1–18. Известный медиевист Б. И. Ярхо в неизданных проспектах по истории средневековой литературы (РГАЛИ, ф. 2186, ед. 85) называл участников тулузского кружка «Вергилия-грамматика» «латинскими футуристами».

102

Собственно, так как перед нами только писаный текст, приходится подсчитывать не звуки, а буквы. Для сравнения служили материалы статьи: Белоногов Г: Г., Фролов Г. Д. Эмпирические данные о распределении букв в русской письменной речи. — Проблемы кибернетики, вып. 9. М., 1963, с. 287.

103

Еще К. Чуковский в статье 1914 г. сблизил заумь «Бобэоби…» с «индеизмами» «Гайаваты», цитируя строки: «Шли чоктосы и команчи…» и т. д. (Чуковский К. Собрание сочинений в 6 т., М., 1969, т. 6, с. 245). Приведенные нами две строки с «пели» в середине выглядят еще более близким образцом.

104

Виноградов Г. С. Русский детский фольклор: кн. 1 [Игровые прелюдии]. Иркутск, 1930.

105

Указ. соч., с. 70–84, 98, 99, 105–111, 107, 92, 89–91.

106

Местные названия считалок — «гадалки», «ворожитки». См.: Виноградов Г. С., Указ. соч., с. 31.

107

«Литературное обозрение», 1982, № 4, с. 108–109.

108

Якобсон Р. Новейшая русская поэзия: набросок I. Прага, 1921, с. 55–56.

109

Лукиан. Сочинения. Т. 1: Биография. Религия. М., 1915. Там же — «Разговоры богов», где много места уделено Эроту-забавнику.

110

Виноградов Г. С. Указ. соч., с. 37.

111

Хлебников упорно представлял ребе строгую римскую Юнону любвеобильной «небесной бабой» — вспомним раннюю балладу «Любовник Юноны».

112

Ср. в письме к Тссковой 22.1.1929 о Рильке: «Убеждена еще, что когда буду умирать — за мной придет. Переведет на тот свет, как я сейчас перевожу его (за руку) на русский язык. Только так понимаю — перевод».

113

Рильке перекликается и с «авиационной» темой ПВ — хотя бы 23-м сонетом к Орфею, близким по смыслу к отр. IV (но без мотива смерти).

114

О. Г. Ревзиной, побудившей предпринять предлагаемый разбор, и Т. В. Васильевой, без которой он бы не был закончен, автор обязан глубочайшей благодарностью.

115

Полная библиография всего, напечатанного Мандельштамом и о Мандельштаме на русском языке по 1988 г., издана А. Г. Мецем (Русские советские писатели: Поэты. Биобиблиографический указатель. М., 1990, т. 13. с. 116–203). Нижеследующие примечания предлагают лишь некоторые дополнения к этой библиографии, никак не притязая на полноту. На русском языке появились три общих очерка жизни и творчества Мандельштама: Аверинцев С. С. Судьба и весть Осипа Мандельштама // Мандельштам G. Собр. соч. в 2-х т. М., 1990, т. 1. с. 5–64; Ронен О. Осип Мандельштам // Мандельштам О. Собр. произв.: Стихотворения. М., 1992, с. 495–538. Морозов А. А. Мандельштам // Русские писатели 1800–1917: биографический словарь. М., 1994, т. 3, с. 505–510. См. также сборники статей и материалов: Жизнь и творчество О. Э. Мандельштама. Воронеж, 1990; Слово и судьба: Осип Мандельштам. М., 1991; Столетие Мандельштама: материалы симпозиума. Тенафлай, 1994. Из зарубежных изданий сохраняет значение первая монография о Мандельштаме: Brown С. Mandelstam. Cambridge, 1973. О поэтике Мандельштама: Taranovsky К. Essays on Mandelstam. Cambridge (Mass.), 1973 («Концерт на вокзале», «Сеновал», иудейская тема, «Что поют часы-кузнечик», образы пчел и ос, «На розвальнях…», «Silentium», «Да, я лежу в земле…» и др.); Nilsson N. A. Osip Mandelstam: Five poems. Stockholm, 1974 («Адмиралтейство», «Есть иволги в лесах…», «Бессонница…», «Сумерки свободы», «Возьми на радость…»). Настоящей энциклопедией «подтекстов» в поэзии Мандельштама является книга: Ronen О. An approach to Mandelstam. Jerusalem, 1983. Более общие вопросы: Freidin G. A coat of many colors: O. Mandelstam and his mythologies of selfpresentation. Berkeley etc., 1987; Przybylski R. An essay on the poetry of Osip Mandelstam: God’s grateful guest, Ann Arbor, 1987; Марголина С. М. Мировоззрение О. Мандельштама. Marburg, 1989; Тоддес Е. А. Поэтическая идеология. // Лит. обозрение, 1991, 3, с. 30–43. См. также: Dutli R. Ossip Mandelstam: «Als riefe man mich bei meinem Namen»: Dialog mit Frankreich. Zuerich, 1985. Незаменимое пособие — Koubourlis D. J. A Concordance to the poems of O. Mandelstam. Ithaca, 1974. Ссылки на эти книги далее не повторяются.

116

Cavanagh С. Synthetic Nationality: Mandelstam and Chaadaev // Slavic Review (далее SIR) 49 (1990), 597–610.

117

Malmstad J. Mandelstam’s «Silentium»: a poet’s response to Ivanov // Viacheslav Ivanov: poet, critic and philosopher, N. Haven, 1986, 236–252.

118

Meijer J. M. The early Mandelstam and symbolism // Russian Literature (далее RL) 7 (1979), 521–536; Топоров В. H. О «психофизиологическом» компоненте поэзии Мандельштама // Осип Мандельштам: к 100-летию со дня рожд. М., 1991, 7–27.

119

Фрейдин Ю. Статус цитаты в произведениях О. Мандельштама. // Semantic analyses of literary texts. Amsterdam, 1990, 195–200.

120

col1_0 Mandelstam’s Kamen’: the evolution of an image // RL 30 (1991), 501–530.

121

Freidin G. Osip Mandelstam: the poetry of time (1908–1916) // California Slavic Studies, 11 (1980), 141–186; Steiner P. Poem as jnanifesto: Mandelstam’s «Notre-Dame» // RL 5 (1977), 239–256; Кантор E. В толпокрылатом воздухе картин: искусство и архитектура в творчестве О. Э. Мандельштама // Литературное обозрение, 1991, 1, 59–68.

122

Кац Б. А. Защитник и подзащитный музыки // Мандельштам О. Полон музыки, музы и муки. Л., 1991, 7–54, 110–139.

123

Meyer Н. Der Akmeismus Mandelstams als eine modemistische Neoklassik // Wiener Slawistischer Almanach, 28 (1991), 107–147.

124

Паперно И. О природе поэтического слова: богословские источники спора Мандельштама с символизмом // Литературное обозрение, 1991, 1, 29–36.

125

Ораич Д. Цитатность // RL 23 (1988), 113–132.

126

Poliak N. Mandelstam’s «first» poem // Slavic and East European Journal (далее SEEJ), 32 (1988), 98–108.

127

Broyde S. Mandelstam and his age: A commentary on the themes of war and revolution in his poetry, 1913–1923. Cambridge (Mass.), 1975; Nilsson N. A. Mandel-stain and the revolution // Art, society, revolution: Russia 1917–1921 Stockholm. 1979, 165–178.

128

Rothe — H. Mandelstam, «Der Dekabrist» // Archiv f. d. Studium dor neuen Sprachen und Literaturen. 212 (1975), 95–115.

129

Nilsson N. A. «To Cassandra»: a poem by O. Mandelstam from December 1917 // Poetica Slavica, Ottawa, 1981, 105–113.

130

Broyde S. Osip Mandelstam’s «Тristia» // Russian poetics, Columbus, 1982, 73–88.

131

Taubman J. A. A life through poetry: M. Tsvetaeva’s lyric poetry. Columbus, 1989, 71–87; Vitins I. Mandelstam’s farewell to Marina Tsvetaeva: «Ne veria voskresenia chudu» // SIR 48 (1989), 266–280; Фрейдин Г. «Сидя на санях» // «Вопросы литературы», 1991, 1, 9–31.

132

Terras V. The Time philosophy of Osip Mandelstam // Slavonic and East European Review (далее SEER), 47 (1969) 344–354; Freidin G. The whisper of history and the noise of time in the writings of Osip Mandelstam // Russian Review. 37 (1978) 421–437.

133

Bodin P. A. Understanding the signs: an analysis of Osip Mandelstam’s poem «Sredi sviashchennikov» // Scando-Slavica, 31 (1985), 31–39.

134

Ронен О. Указ. соч., с. 525.

135

Фарыно Е. «Золотистого меда струя…» Мандельштама // Text and context: essays to honor N. A. Nilsson. Stockholm. 1987, 111–121; Henry H. «Etude de fonetionnement d’une po`eme de Mandelstam» // L’action po`etiquc, 63 (1975), 21–31.

136

Terras V. Classical motives in the poetry of Osip Mandelstam // SEEJ 10 (1965), 251–267; Schlott W. Zur Funktion antiker G"ottermythen in der Lyrik Osip Mandelstams. Frankfurt a. М. — Bern, 1986; Hesse P. Mythologie in moderner Lyrik: О. E. Mandelstam vor dem Hintergrund des Silbernen Zeitalters. Bern etc. 1989; Gillis D. C. The Persephone myth in Mandelstam’s Tristia // California Slavic Studies, 9 (1976), 139–159; Hope A. D. The blind swallow // Melbourne Slavonic Studies, 9/10 (1975), 12–29: Ronen O. The dry river and the black ice: anamnesis and amnesia in Mandelstam’s poem // Slavica Hierosolymitana (далее SIHier), 1 (1977), 177–184; Burnett L. Contours of the creative word: Mandelstam’s «Voz’mi na radost’» in perspective // SEER 70 (1992), 18–52; Hansen-Loewe A. A. Mandelstam’s Thanatopoetics // Readings in Russian modernism: to honor V. F. Markov. Moscow, 1993, 121–157.

137

Van der Eng-Liedmejer. Mandelstam’s poem «V Peterburge my sojdemsia snova» // RL 7/8 (1974), 181–201; Ivask G. Osip Mandelstam’s «We shall gather again in Petersburg» // SEEJ 20 (1976), 253–260; Malmstad J. A note on Mandelstam’s «V Peterburge my sojdemsia snova» // RL 5 (1977), 193–199.

138

Foster L. А. Некоторые лексические и семантические особенности сборника «Tristia» Осипа Мандельштама. // Slavic poetics, The Hague, 1973, 125–133.

139

Бухштаб Б. Я. Поэзия Мандельштама (1929). // Вопросы литературы, 1989, 1. 123–148.

140

Semmler-Vakareliyska С. V. Mandelstam’s «Solominka» // SEEJ 29 (1985), 405–421.

141

Ronen О. Chetvertoe soslovie: vierter Stand or fourth estate? // SIHier 5/6 (1981), 319–323.

142

Фарыно E. «Сеновал» Мандельштама // Text, Symbol, Weltmodell. M"unchen, 1984, 147–158.

143

Левин Ю. И. Разбор одного стихотворения Мандельштама. // Slavic poetics, The Hague, 1973, 267–276; Ronen О. A beam upon the axe. // SIHier 1 (1977), 158–176; Lator L. I was washing outsides in the darkness // Acta Iiteraria Academiae Scientiarum Hungaricae, 25 (1983), 297–301.

144

col1_0 On Osip Mandelstam’s poem «Vek» // SEEJ 20 (1976), 148–154.

145

Ronen O. An approach to Mandelstam. Jerusalem, 1983 (о «Грифельной оде» и «1 января 1925»).

146

Myers D. The hum of metaphors and the cast of voice, observations on Mandefctam’s «The Horse-shoe Finder» // SEER 69 (1991), 1–39.

147

Meijer J. M. Metaphor and syntax, in particular in Mandelstam’s poem «Grifelnaja oda» // Russian poetics, Columbus, 1982, 263–283.

148

Sola A. Mandelstam, po`eticien formaliste? // Revue des 'Etudes Slaves, 50 (1977), 37–54.

149

Берковский H. Я. О прозе Мандельштама. // Звезда, 1929, 5. 160–168.

150

Гаспаров Б. М. Тридцатые годы — железный век: к анализу мотивов столетнего возвращения у Мандельштама. // Cultural mythologies of Russian modernism Berkeley etc. 1984, 150–179; Иванов Вяч. Вс. Мандельштам и биология // Осип Мандельштам: к 100-летию… М., 1991, 4–7, Корецкая И. К интерпретации стихотворения Мандельштама «Ламарк» // Известия АН СССР, серия лит. и яз., 50 (1991), 3, 258–262; West D. Mandelstam and the evolutionists // Journal of Russian Studies, 42 (1981), 30–38.

151

Cavanagh C. The poetics of Jewishness: Mandelstam, Dante and the «honorable calling of Jew» // SEEJ 35 (1991), 317–338.

152

Crone A. L. Woods and trees: Mandelstam and Dante in «Preserve my speech» // Studies in Russian Literature in honor of Vs. Setchkarev, Columbus, 1986, 87–101.

153

Жолковский А. К. «Я пью за военные астры…» — поэтический автопортрет Мандельштама. // Жолковский А. К., Щеглов Ю. К. Мир автора и структура текста. Тенефлай. 1986, 204–227.

154

Левин Ю. И. О частотном словаре языка поэта // Russian Literature, 2 (1972), 5–36; О некоторых чертах плана содержания в поэтических текстах // International Journal of Slavie Linguistics and Poeties, 12 (1969), 106–164.

155

Leiter S. Mandelstam’s Moscow: Eclipse of the holy city // RL 8 (1980), 167–197.

156

Франция входит в этот кругозор не поэзией, а живописью: Флакер А. Путешествие в страну живописи: Мандельштам о французской живописи // Wiener Slawistischer Almanach, 14 (1984), 167–178; Langerak T. Mandelstam’s «Impressionism» // Voz’mi na radost’: to honour J. v. d. Eng-Liedmeier, Amsterdam, 1980, 139–147.

157

Ронен О. Осип Мандельштам, с. 535.

158

Zeemann P. The later poetry of Osip Mandelstam: text and context. Amsterdam, 1988; Baines J. Mandelstam’s later poetry. Cambridge, 1976.

159

Nethercott F. Elements of H. Bergson’s-«Creative Evolution» in the critical prose of Osip Mandelstam // RL 30 (1991), 455–466; Rusinko E. Acmeism, Post-symbolism and Henri Bergson // SIR 41 (1982), 494–510; Harris J. G. Mandelstam’s zlost’, Bergson and the new acmeist aesthetics // Ulbandus Review, 2 (1982), 112–120.

160

Ronen O. An approach to Mandelstam, p. 303.

161

A. De Jonge. How a poem was hardened: Mandelstam and Ostrovsky // Stanford Slavic Studies, 4:2 (1992), 82–96.

162

Живов В. М. Космологические утопии в восприятии большевистской революции и антикосмологические мотивы в русской поэзии 1920–1930-х гг. («Стихи о неизвестном солдате» О. Мандельштама) // Сборник статей к 70-летию проф. Ю. М. Лотмана. Тарту, 1992, 411–433.

163

Freidin G. Mandelstam’s Ode to Stalin: history and myth // Russian Review, 41 (1982), 400–426; Гаспаров М. Л. Метрическое соседство Оды Сталину О. Мандельштама // Здесь и теперь, 1992, I, 63–73.

164

Ronen О. Mandelstam’s «Кащей» // Studies presented to prof. R. Jakobson by his students. Cambridge (Mass.), 1968, 252–264.

165

Кацис Л. Ф. Поэт и палач: опыт прочтения сталинских стихов. // Литературное обозрение, 1991, I, 46–54; Месс-Бейер И. Эзопов язык в поэзии Мандельштама тридцатых годов // RL 29 (1991), 243–394.

166

Павлов М. С. О. Мандельштам: «Как светотени мученик Рембрандт» (Анализ одного стихотворения) // Философские Науки, 1991, 6, с. 20–30; Лангерак Т. Анализ одного стихотворения Мандельштама («Как светотени мученик Рембрандт») // RL 33 (1993), 289–298.

*

Вступительная статья к русскому изданию сочинений Вергилия (М., «Художественная литература», 1979).

168

Здесь и далее стихи даются в дословном переводе.

169

Утченко С. Л. Кризис и паление Римской республики. М.: «Наука», 1965, с. 267–268; Он же. Древний Рим: события, люди, идеи. М.: «Наука», 1969, с. 210.

170

Буквой С обозначаются «Скорбные элегии», буквой П — «Письма с Понта», римской цифрой — номер книги, арабской — номер элегии. Цитаты из стихов Овидия в статье ради точности в некоторых случаях даются в прозаическом переводе.

171

Thibault J. С. The mystery of Ovid’s exile. Berkeley, California UP, 1964.

172

Пушкин А. С. Фракийские элегии. Стихотворения Виктора Теплякова (1836). — Полн. собр. соч. В 10 т. М.: Изд. АН СССР, 1949, т. 7, с. 424.

173

Зелинский Ф. Ф. П. Овидий Назон, — В кн.: Овидий. Баллады-послания. М., 1913, с. XXXV.


ПЕРЕВОДЫ С КОММЕНТАРИЯМИ: | Избранные статьи |