home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

Родственные чувства

Для Фрола предыдущий день был столь богат на события, что казалось невероятным уместить их все в какие-то несколько часов. Но что было, то было. Его вместе с женой, привязав к огромному крючку, опускали в озеро на корм рыбам; его обратно преобразовывали, переносили в абсолютно нормальный мир и поили водкой, а потом вновь преобразовывали и возвращали на Нейтральный остров; он выдавал себя за нового кардинала и в очередной раз побывал на волоске от смерти; а после всего этого Фрол провел ночь в тюремной камере наедине с низложенным Творцом, слушая и слушая его историю. Историю мира за стеной.

Кончалась брага во фляжке, и по приказу Фрола, караульный капрал Мося дважды приносил ее вновь, наполненную под завязку. Фрол смачивал брагой свои пересохшие губы, и давал пить Максиму Николаевичу, который говорил, говорил и говорил. Старика совсем не клонило в сон, возможно, благодаря распространенной в этом возрасте бессоннице, но и Фролу спать тоже не хотелось. Он не мог спать, слушая ТАКОЕ!

Не так давно Фрол сказал кардиналу Манаю, что у него всегда было неплохо развито воображение. Минувшей ночью он живо представлял себе людей, попавших под действие выборочного преобразователя: их мысли, чувства, усиливавшиеся с каждой минутой панику, отчаяние, осознание безысходности… Он сам перенес преобразование сравнительно спокойно. Но Фрол был каскадером, человеком, посвятившим себя кинематографу, ежедневному волшебству, творящемуся на съемочной площадке. И попав в мир за стеной, он первое время думал, что все с ним происходящее – экспериментальный съемочный процесс. Ему было проще. А каково было остальным людям, которых вырвали из обычной жизни, уменьшили и перенесли на игрушечный макет только для того, чтобы один единственный человек, именующий себя Творцом, наблюдал сверху за последними днями их жизни! И не просто наблюдал, но еще и направлял, руководил, диктовал, что можно делать, а чего нельзя.

Он покинул камеру Максима Николаевича после того, как зажглось второе солнце. Голова шла кругом, организм требовал покоя. Но едва Фрол сомкнул глаза, как его разбудили и попросили немедленно явиться к королю Гурлию.

Он увидел Его величество, облаченного в длинную кольчугу, с обнаженной шпагой в руках, выходящим из ворот королевской крепости в сопровождении трех мушкетеров и графа Филата и догнал их, когда с противоположной стороны к королю подбежал боец и впопыхах доложил:

– Ваше величество, на Овальном острове замечен человек!

– Кто? – опередил Фрол короля, который открыл, было, рот, чтобы тоже задать вопрос.

Боец посмотрел на Его величество и ответил Фролу:

– Девушка. Голая, черноволосая. Она размахивала руками.

– Это Купафка! – без тени сомнения, выпалил Фрол.

Король недоуменно пожал плечами:

– Но зачем э-э… Творец перенес ее на остров, с которого невозможно перебраться на землю?

– Кажется, я догадываюсь…

– Ладно, догадываться будем после! – отрезал король. – Ваше преосвященство, в мире за стеной вновь началась война. Горное королевство выдвинуло против нас крупные военные силы, и в настоящее время идет бой за крепость Квадро, которую обороняет мой старший сын. Но это только половина проблемы! Маркизы тоже выдвинули войска. Сейчас они обходят перешеек и вскоре очутятся под стенами Пентакля. Но, скорее всего, маркизы не станут штурмовать крепость, а двинутся дальше, чтобы оккупировать южную часть королевства, захватить Рубежную крепость и взять контроль над Восточным мостом Нейтрального острова. Ну, что скажете, Ваше преосвященство?

– У них – численное превосходство? – поинтересовался Фрол.

– Большое! Если сложить силы Горного королевства и Женского царства, они превзойдут нас втрое.

– А где царица Векра?

– Царица расположилась напротив нашей северной башни. С отрядом арбалетчиков. Это на тот случай, если мы вдруг рискнем напасть на Октаэдр. Но у нас для такой атаки просто-напросто не хватит бойцов.

– А какое расстояние до острова с… этой девушкой? – вновь обратился Фрол к бойцу.

– От Королевского стана шагов примерно сто, – боец неуверенно посмотрел на короля. – От основного берега – поменьше.

– Никак не добраться, – покачал головой Гурлий.

– Доберусь, – возразил Фрол. – Мне необходимо сейчас же встретиться с царицей!

– С какой целью?

– Я уговорю ее остановить наступление!

– Но каким образом?

– Сейчас нет времени объяснять, Ваше величество. Поверьте, я смогу убедить свою тещу…

Царица Векра в окружении верных помощников маркиза Сизого и виконта Цинизма, беспечно попивала легкую бражку в таверне мадам Юхвец, когда прибежавший гонец доложил, что от северной башни Королевского стана опускается подъемный мост.

– Они, что, атаковать нас собираются? – удивилась царица.

– Да куда им высовываться! – скривился виконт Цинизм. – Расстреляем из-за укрытий в упор, благо стрел у наших арбалетчиков хватит.

– А если их будет много? – усомнился маркиз Сизый.

– Откуда?! – в один голос воскликнули Векра и Цинизм.

Они были правы. И все-таки мост опускался, а когда опустился, дворяне Женского царства, покинувшие таверну, увидели, что по нему идет всего-навсего один человек.

– Царевич Фрол! – распознал первым своего недавно обретенного родственника маркиз Сизый, который был двоюродным братом Купафки.

– О! Зятек пожаловал, – Векра тоже узнала мужа своей младшей дочери.

– И с какой же стати он называет себя новым кардиналом? – недовольно поморщился виконт Цинизм.

– Сейчас узнаем, – буркнула царица и сделала отмашку бойцам, чтобы те опустили арбалеты, нацеленные на зятя.

Пока Фрол подходил к настороженно поджидавшей его троице, мост, по которому он сошел на землю Женского царства, поднялся и словно прилип к башне. Королевский стан вновь стал практически неприступен.

– Мне необходимо немедленно поговорить с вами наедине, – без обиняков обратился Фрол к своей теще.

– И по какому же делу? – царица скрестила руки на груди, словно выражая тем самым не особую заинтересованность в разговоре.

– По личному! – выпалил Фрол. – Ваше величество, речь идет о жизни и смерти вашей дочери! О Купафке!

Векра прищурилась. Теплые чувства к родственникам, в том числе и к своим дочерям, не входили в достоинства ее характера. И, тем не менее, мать есть мать.

– Оставьте нас! – бросила она дворянам, и маркиз с виконтом недовольно отошли на несколько шагов. А царица сразу засыпала Фрола вопросами:

– Где она? Что с ней? Вас обоих, кажется, обратно преобразовали?

– Да. А потом уменьшили вновь. Но если мой двоюродный брат, ставший новым Творцом, назначил меня новым кардиналом и перенес на Нейтральный остров, то вашу дочь он выбросил на остров Овальный. И сейчас она там одна, голая и беззащитная!

– Зачем он это сделал? – Векра удивилась точно так же, как недавно удивился Гурлий, и почти слово в слово повторила его слова:

– Творцу должно быть известно, что с Овального острова невозможно перебраться на землю.

– Я думаю, что это месть, – сказал Фрол. – Надеюсь, моя жена, в отличие от вас, сумела оказать сопротивление домогательствам Творца. Ну а прощать мой брателло не любит.

– Но на Овальном острове Купафку ждет смерть. Он, что, хочет убить ее!

– Не знаю! Но зато знаю, что мы должны ее спасти.

– Но как? Как?

– Мы построим плот, большой плот!

– Что такое – плот? – царица впервые услышала это слово.

– Это несколько связанных между собой стволов деревьев, – стал объяснять Фрол. – Плот не утонет, и, стоя на нем можно безопасно плавать по озеру. Я думал об этом, когда строил планы, как захватить Княжий остров. А теперь, благодаря плоту, мы спасем вашу дочь. Только, чтобы соорудить его достаточно быстро, нужны люди, много людей!

– Но даже если ты э-э… свяжешь этот плот и поплывешь на нем к острову, то Творец, если не захочет, все равно не позволит спасти Купафку.

– Но не ждать же, сложа руки, пока моя жена помрет с голоду, или во сне свалится в озеро! – перешел на крик Фрол. – И к тому же мы можем сделать плот днем, а поплыть ночью, когда Творец будет спать.

– Спать?

– А что, думаете, он не человек?! Брателло тоже спать должен. Это только ваш бывший Творец бессонницей мучается. Всю ночь напролет мне в камере рассказывал, как мир за стеной создавал и душу изливал, как его совесть мучает из-за стольких жизней загубленных!

– Гурлий разрешил тебе разговаривать с Творцом? – удивилась Векра.

– А почему он должен запретить свидание зятю с тестем, то есть, мне с отцом моей жены? Да и какое право король имеет что-то запрещать кардиналу?

– Кардиналу! – ухмыльнулась царица. – Его преосвященство Манай полномочий с себя не складывал.

– Ничего, брателло разберется, кто из нас кардинал, – пообещал Фрол. И тут же заметил появившуюся в глазах тещи искорку.

– Хорошо, если у тебя есть такая власть, устрой и мне встречу с Творцом в его камере. Он ведь все-таки отец моей дочери.

– Царица! Вам не с бывшим Творцом встречаться надо, а всех своих людей на строительство плота бросать, чтобы дочь спасти.

– Хорошо! – решительно сказала Векра. – Я сделаю, как ты просишь. Уберу свою армию с территории Лесного королевства и заставлю бойцов строить плот. Но ты сегодня же. Сегодня же устроишь мне встречу с Творцом. Договорились?

– Хорошо, хорошо! Только давайте все делать быстро. Я сам буду командовать строительством плота.


Глава третья Ночные визиты | Смертельный мир | * * *