home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



V

За то время, которое они провели на веранде «Гелиотропа», сумерки успели плавно перетечь в ночь, но на площади темнота так и не наступила. Похолодало, Мириам запахнула куртку и по привычке посмотрела вверх, на звезды, но их не было. Небо словно светилось само, в низких облаках отражались желтые огни города, и даже за ними, в разрывах, темнота была какой-то ненастоящей, насыщенной электрическим светом. Ночь в Хоксе совсем не была похожа на себя, по площади все еще ходили люди, играла музыка, в заведениях кто-то пел, танцевали девушки, город не собирался засыпать. Мириам пошла следом за Би, для которой, похоже, все это было привычно. Они обогнули группу гвардейцев, окруживших пару богато одетых молодых людей с такими же тяжелыми револьверами, как у Дэвида. Один солдат, видимо старший, небольшого роста, с жестким грубым лицом, обернулся и кивнул Би так, словно они были старыми знакомыми. Прайм ответила ему тем же, и тот вернулся к своим делам, втолковывая что-то юношам с оружием.

В несколько шагов Мириам догнала Би:

– А кто это был?

– Видимо, шериф. У него звезда на наплечнике.

– Шериф Хокса? А ты его знаешь?

– Нет. Но он про нас уже знает. Похоже, про нас тут всем известно.

– Это про тебя?

Би промолчала. Они шли по улице, и Мириам готова была поклясться, что с наступлением ночи прохожих здесь стало еще больше.

– А что тебе предложил этот Картель?

Би посмотрела на Мириам, почти бегущую рядом с ней, чтобы не отстать.

– У тебя шишка и будет синяк. Если бьешь головой, то нужно наносить удар вот этой частью лба, чуть выше. Там кость толще, ее не повредишь.

– Я знаю, меня этому учил отец… приемный. Он показывал, как нужно делать, если тебя хватают вот так, но у меня не совсем получилось.

– Что тебе сделал этот мальчик?

– Он вертел меня, как куклу. Назвал хорьком. – Мириам почувствовала, как на глаза снова наворачиваются слезы. – А потом, когда меня схватил…

– Дурак, – сказала Би. – Богатый мальчишка. Ты серьезно собиралась его подстрелить?

– Это случайно вышло. Я не знаю.

– Стоило бы, но тогда у нас были бы серьезные проблемы в этом городе.

– Да, извини.

– Нет, ты все сделала правильно, просто в следующий раз, если возьмешься за пистолет, будь готова стрелять.

– Я поняла.

– И не забывай больше дома игольник, от него будет больше толку, чем от револьвера.

– Я не забуду, но совсем не умею из него стрелять.

– Это поправимо, я тебя научу. Я видела гвардейское стрельбище недалеко отсюда, за деньги нас туда пустят.

– Правда научишь?

– Да.

– А что он все-таки тебе предложил?

– Работу на него. – Би плотнее запахнула плащ.

– Кем?

– Его мечом, револьвером, страшным пугалом.

– И ты согласишься?

– Нет.

– Нет?

– Конечно. У него трения с бароном, это видно, он собирает собственную гвардию из наемников, к тому же ты разбила морду его сыну. Нет.

– А сколько он тебе предложил?

– Какая разница, если я все равно не собираюсь согласиться?

– Ну, интересно!

– Две тысячи кредитов сначала, еще больше потом.

– Две тысячи?..

– Это много? Я все еще не очень разобралась с их ценностью.

– Да, это много. Как… огромная ферма с кучей работников, стадом коров и целыми акрами яблонь.

– Ты бы хотела такую?

– Что?

– Ты бы хотела такую ферму, со всеми этими коровами и яблонями?

– Я… я… – Мириам пыталась заглянуть в лицо Би, идущей рядом, но та шла слишком быстро, поэтому девушке приходилось то и дело переходить на бег. – Если бы ты спросила год назад, то я бы точно ответила, что хочу, а сейчас…

– Что?

– Теперь я – как ты.

– То есть? – Би замедлила шаг, внимательно глядя на нее.

– У меня нет никого, кроме тебя и детей. Это все. Я знаю, что дальше может быть очень-очень плохо, и просто ума не приложу, чего мне теперь хотеть.

Они вышли к маленькой площади, на которой находился «Индюк», когда темнота сгустилась еще больше. Нижний город не был так хорошо освещен, как верхний. Без Би Мириам уже давно заблудилась бы в хитросплетениях его темных улиц, но та, похоже, запоминала дорогу с первого раза и безошибочно выбирала направление среди совершенно одинаковых, по мнению Мириам, переулков. Здесь на улицах попадалось существенно меньше народу, только иногда быстрым шагом походили небольшие группки горожан и неторопливо шествовали гвардейские патрули. Би то и дело оглядывалась, но, похоже, опасности не было, по крайней мере такой, о которой она сказала бы Мириам.

Вход в гостиницу «Индюк» оказался совершенно неузнаваем в темноте, как и площадь. Мириам даже растерялась было, когда увидела, что Би идет по каким-то ступенькам в подвал, и только потом рассмотрела знакомые очертания вывески над головой. Ни одно окно в «Индюке» не горело, что не было странно, учитывая отсутствие посетителей, но все же Мириам стало немного не по себе, когда они спустились вниз и Би толкнула такую знакомую дверь.

В зале горел свет, и Мириам не разу поняла, почему Би остановилась и оглядела зал. Большой человек сидел на своем месте, на его столе стояла бутылка виски, наверняка уже не первая. Несколько желтых лампочек над баром едва разгоняли темноту.

– Пахнет кровью, – сказала Би. – Что здесь случилось?

– Марта! – позвала Мириам, и тут до нее с некоторым опозданием дошли слова Би.

Она оглянулась, но все вокруг было так же, как и до их ухода. Нет, почти так же. Мебель стояла немного иначе, и сломанных стульев в углу прибавилось. Би обернулась, провела рукой по дверному косяку, и Мириам с ужасом увидела на нем пятно, словно на дерево плеснули чем-то алым и вязким.

– Кровь?

– Да. – Би отбросила в сторону плащ и выхватила из кобуры игольник. – Что тут случилось?!

– Не кричи, – сказал большой человек.

Би отшвырнула в сторону стол, оказавшийся на пути, и пересекла зал несколькими быстрыми шагами. Гигант спокойно проследил за его полетом, а затем так же спокойно посмотрел в ствол игольника, направленного на него. Мириам снова показалось, что в его глазах нет ничего, кроме грусти. Они напоминали прозрачные зеленые озера посреди страшных, изъеденных огнем скал.

– Разбудишь Марту, – сказал он.

– Где дети? – спросила Би.

– Спят, наверное. Они наверху. Как тут началось, девчонка их сразу отсюда уволокла. Молодец, смышленая.

– Что началось?

– А то ты не знаешь! – Гигант улыбнулся, блеснув металлическими зубами. – К вам гости приходили.

– Неужели?

– Ага. Искали двух девиц, одну черненькую, вторую посветлее.

– Кто?..

– Наемники, эмблема – молот, человек десять. – Гигант потряс бутылку, стоящую на столе, но она была пуста. – Чем ты им так насолила, прайм? Яйца прищемила?

– Скорее отбила. – Би убрала игольник в кобуру. – Что было потом?

– Ничего интересного. Уходить они очень не хотели, вот что. Хозяйке грубили, про детей расспрашивали. Я им один раз спокойно сказал, чтобы шли, так они стволы достали.

– А кровь откуда?

Би пододвинула стул и уселась напротив гиганта, Мириам встала рядом.

– Да они собирались слишком быстро, не все в двери попали. А стволы я за стойку покидал, может, Марте пригодятся. А на тебя они в городе вышли?

– Да.

– И сколько их было?

– Шестеро.

– Точно идиоты. Попали под прайма, как дерьмо под колесо. – Металлические зубы снова блеснули, но глаза остались грустными. – Теперь не любят тебя ребята с молотами, правильно, прайм?

– Да, Арго. Как и тебя.

– Узнала, значит. Я сразу это понял, как только вы в двери зашли. Но ведь не сказала ничего…

– А что тут говорить?

– Вы знакомы? – спросила Мириам, тоже присаживаясь к столу.

– Нет, – сказала Би. – Но я не раз видела Арго. Его вообще многие знают.

Гигант только покачал головой, снова встряхнул бутылку, встал и пошел за стойку, видимо за следующей.

– Он гладиатор, – пояснила Би. – Титан Арго, непобедимый. Один из самых известных.

– А кто такой гладиатор?

– Боец за деньги. В крепостях проводят такие схватки, а его знают везде. Правда?

– Ага. – Арго вернулся к столу, взвесил в руке бутылку с виски, казавшуюся совсем миниатюрной по сравнению с его габаритами, осмотрел пробку, потом ухватил горлышко зубами и откусил.

Мириам ахнула, а Арго, довольный произведенным эффектом, выплюнул стекло куда-то в сторону и наполнил свой стакан.

– Будете?

– Нет, – сказала Би.

– И зря. У Марты отличный перегонный аппарат. – Арго залпом, как рюмку, опустошил стакан и со стуком поставил его на стол. – Хочешь что-то спросить, прайм?

– Что ты делаешь здесь, Арго?

– Сама не видишь? Пью.

– Ты – один из самых известных бойцов. У тебя есть все – деньги, женщины, слава. Что ты делаешь здесь, в этом маленьком городе посреди пустыни? – Би подалась вперед. – Такие, как ты, не могут просто уйти, не так ли?

– А что скажешь о себе? – Арго снова наполнил стакан. – У тебя в голове железо стоимостью в половину этого города. Ты могла уйти?

Би промолчала. Арго обхватил стакан огромными руками, но пить не стал.

– Ты права в одном – у меня много денег, в этом городе полно шлюх, которых можно менять хоть по три раза в день, и Марта отлично готовит. Я пью, пытаюсь забыть!.. А это место ничем не хуже любого другого.

– Забыть?

– Нет, прайм, не нужно меня расспрашивать, иначе я захочу услышать твою историю, а она может быть куда похуже моей, так ведь?

– Да, – сказала Би и встала. – Мы пойдем наверх.

– Ладно. А я еще посижу. – Арго наклонил голову.

– Ты дрался за деньги? – неожиданно для себя самой спросила Мириам.

– Да, – помедлив, ответил Арго.

– Разве это правильно? Я всегда думала, что мужчина должен драться, защищая свой дом, жену и детей.

– Мириам, пойдем, – сказала Би.

– Я не знаю. – Арго наклонил голову еще ниже. – Я больше ничего не умею, девочка, даже напиться нормально не могу – адреналиновые усилители сжигают весь алкоголь. Я умею только драться, и все.

– Меня зовут Мириам. Я хотела сказать тебе спасибо за то, что ты защитил детей. – Мириам встала. – Спокойной ночи. Я попрошу Марту завтра утром сварить суп, тогда голова с перепоя так болеть не будет.

Арго ничего не ответил. Би подобрала плащ, брошенный у входа, и они пошли наверх.

– А с кем он дрался? – тихо спросила Мириам, когда они поднимались по лестнице.

– С другими гладиаторами, – ответила Би. – Как правило, они сражаются не насмерть, древним оружием вроде мечей и топоров. Арго – один из самых лучших, и я просто не понимаю, что он здесь делает.

– Ему очень плохо. Мне так кажется.

– Я не знаю. С ним лучше быть осторожнее. Давай посмотрим, как там дети.

Они поднялись наверх, в коридор, и Би оглянулась:

– Шестой номер, правильно?

Коридор освещался только одной лампочкой, висевшей в самой середине, но Мириам и так помнила, где находится их дверь. Разглядев цифру «6», она нажала на ручку, но дверь не поддалась.

– Они наверняка закрылись, – сказала Би. – Постучи.

Девушке пришлось стучать минуты три, с перерывами, пока она не услышала легкий шорох с той стороны.

– Это я, Мириам, – сказала она в дверную щель. – Все нормально.

Дверь распахнулась. В проеме стояла заспанная Таня с игольником в опущенной руке.

– Извини, – сказала она и зевнула. – Мы заснули, пока вас ждали. Там такое случилось…

– Я знаю, – прервала ее Мириам. – Ты все сделала правильно.

– Я взяла твой пистолет. Это на тот случай, если бы они решили подняться наверх.

– Я так и поняла. Рок и Тони спят?

– Да, давно, они же еще маленькие. А что вы видели в городе?

– Я завтра расскажу. Ложитесь спать и не забудьте закрыть дверь.

– А можно я лягу с вами?

Мириам оглянулась на Би, но та только пожала плечами.

– Ты уже взрослая, – сказала девушка. – Закройте дверь, а мы будем прямо напротив вас.

– Хорошо, – сказала Таня, зевнула и протянула ей пистолет.

– Закрывайтесь, и спокойной ночи. Чуть что – мы вас сразу услышим.

Мириам пропустила момент, когда Би сняла костюм. Она расчесывала волосы, стоя у окна, обернулась на странный шипящий звук и увидела, как экзоскелет оседает на кровать, словно усталый человек, а Би заворачивается в покрывало.

– Я иду в душ, – сказала воительница.

– Хорошо, – ответила Мириам. – А я буду спать.

Би вышла, и девушка еще некоторое время расчесывала волосы, думая о том, что, наверное, было бы здорово принять душ перед сном. Зря она этого не сделала. Но прожитый день наваливался на нее неподъемным грузом. Она уже не очень хорошо по мнила, как расстегивала джинсы и стягивала майку.

Кровать была на пружинах, одеяло – шершавым и теплым, а подушка – в меру мягкой. Мириам почти сразу провалилась в дрему… и тут же вскочила. Кто-то мягко прикоснулся к ее плечу.

– Извини, – сказала Таня. – Совсем не могу заснуть. Я закрыла дверь. Можно мне лечь тут?

Мириам молча подвинулась, освобождая место. Таня забралась к ней под одеяло и завертелась, устраиваясь поудобнее.

– Ты спишь голой? А тебе не будет холодно?

– Нет, – ответила Мириам и обняла ее.

Таня была теплой, ее волосы пахли цветочным мылом. Мириам провалилась в этот запах, как в яму.

Она так и не поняла, что ей снилось. Сон прервался неожиданно, осталось только ощущение легкости и нереальности происходящего. Девушка оглядела комнату, освещенную узким лучом фонаря, стоявшего перед окном. Би спала, лежа на спине и положив игольник на живот, рядом тихонько дышала Таня, и Мириам не сразу поняла, что ее разбудило.

Звук на улице повторился. Точнее сказать, даже не звук, а намек на него. Какие-то тени двигались в свете фонаря. Осторожно сдвинув Таню в сторону, Мириам выскользнула из-под одеяла и подошла к окну.

Оно выходило на площадь перед «Индюком», и ей потребовалось несколько секунд, чтобы протереть глаза и понять, что она видит.

В тусклом электрическом свете в центре площади двигался Арго – огромный, обнаженный до пояса. Металл блестел на его черепе, руках и ребрах. Он нырял, вертелся, перекатывался, прыгал, словно сражался с невидимым противником. Гигант двигался гораздо быстрее, чем можно было бы ожидать от человека его размеров. Мириам как завороженная наблюдала за тем, как он швырял своего невидимого противника, уворачивался от призрачных ударов, подсекал, бил ногами и головой. Тут Арго внезапно остановился и поглядел точно в ее окно.

Мириам поспешно отступила в тень, не зная, что можно увидеть снаружи. Гигант смотрел в ее сторону еще некоторое время. По огромным мышцам стекал пот, блестевший в свете фонаря. Девушка почти стряхнула сон и отчетливо видела его лицо.

Глаза Арго, стоящего ночью посреди маленькой площади в Хоксе, были полны тоски.


предыдущая глава | Стальная бабочка, острые крылья | Интермедия III