home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



СЛОВАРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Словарь языка представляет собой свод отдельных, но взаимосвязанных между собой элементов - слов и словосочетаний. В калейдоскоп сведены воедино самостоятельные, но однотипные элементы - цветные стеклышки. Количественно слов в языке побольше, чем осколков цветного стекла в калейдоскопе, но это не суть важно. Главное состоит в том, что между словарем и калейдоскопом наметилось принципиальное сходство. При повороте калейдоскопа стеклышки пересыпаются, и мы видим как бы совершенно новый узор, хотя на самом деле это все те же стеклышки, только повернутые к нам другим боком.

Нечто похожее случается и со словарем национального языка. Если взглянуть на него под иным углом зрения, то нам покажется, что словесный узор изменился. Например, вы привыкли смотреть на свой язык глазами жителя столицы, а попробуйте взглянуть на него как обитатель провинциального города или села.

Картина изменится. Добавятся местные словечки из говоров, новые географические названия. Изменится и произношение знакомых вам слов. Житель Вологод-чины, например, будет "окать", отчетливо произносить "о" там, где москвич скажет "а". Если отъехать еще дальше, так сказать повернуть калейдоскоп покруче, узор "калейдоскопа" сменится, мы перейдем уже на другой язык. И только внимательный и тренированный взгляд отметит практическую неизменность словарного состава.

Сделаем небольшой поворот словарного "калейдоскопа", взглянем на русские слова глазами чеха. Не станем обращать большое внимание на такие "мелочи", как несколько иное произношение и написание знакомых нам слов. Сосредоточимся на изменениях в смысле слова.

Чешско-русское слово

BALVAN

BAZAR

BEDRA

BLATO

BLESK

BODNOUT

BODROST

CERVI

CITAT

BUBEN

С/А/

CAS

DOM

HUSLAR

HNUJ

HRAD

HROB

HROUDA

JAROST

JIL

JIZVA

KAL

LASKA

LATA

LEST

LICE

MALIR

KORIST

MRAK

NAHRADA

METLA

MOHYLA

PI CHAT

OTROK

PALEC

PARNIK

PECENE

NATERAC

NATIRANI

PUSKA

RANO

ROBOTA

RYBOLOV

SIP

STRANA

STRAST

STVOL

SKOT

STAN

REPA

VRAH

TOPOR

UMNY

ZABA

ZOB

KAPUSTA

Различия в значении

не "болван, а "большой камень"

не "базар", а "скупка"

не "бедро", а "спина"

не "болото", а "грязь"

не "блеск", а "молния"

не "боднуть", а "уколоть"

не "бодрость", а "добродушие"

не "черви", а "глисты"

не "читать", а "считать"

не "бубен", а "барабан"

не "цинк", а "олово"

не "час", а "время"

не "дом", а "кафедральный собор"

не "гусляр", а "скрипач"

не "гной", а "навоз"

не "град (город)", а "крепость"

не "гроб", а "могила"

не "груда", а "глыба"

не "ярость", а "бодрость"

не "ил", а "глина"

не "язва", а "шрам"

не "кал", а "грязь, отстой"

не "ласка", а "любовь"

не "пата", а "заплата"

не "лесть", а "коварство"

не "лицо", а "щека"

не "маляр", а "художник"

не "корысть", а "добыча"

не "мрак", а "туча"

не "награда", а "замена, возмещение"

не "метла", а "прут"

не "могила", а "курган"

не "пихать", а "колоть"

не "отрок", а "раб"

не "(любой) палец", а "большой палец"

не "парник", а "пароход"

не "печенье", а "жаркое"

не "натирающий", а "маляр"

не "натирания", а "окраска"

не "пушка", а "ружье"

не "рано", а "утром"

не "(любая) работа", а "тяжелая работа"

не "рыболов", а "рыболовство"

не "шип", а "стрела"

не "страна", а "сторона"

не "страсть", а "страдание"

не "ствол", а "стебель"

не "(любой) скот", а "крупный рогатый скот"

не "стан", а "шатер"

не "репа", а "свекла"

не "враг", а "убийца"

не "топор", а "топорище"

не "умный", а "умелый"

не "жаба", а "лягушка"

не "зоб", а "птичий корм"

не "(любая) капуста", а "кудрявая капуста"

Сместив фокус своего зрения еще западнее, сможем убедиться, что и на немецких землях словарный "калейдоскоп" действует так же. У русских слов здесь выявляется "сдвиг по фазе".

Русско-немецкое слово

AFFARE

AGIOTAGE

ALLUREN

ANEKDOTE

ARTIST

BALLON

DICTION

EPIGRAPH

GASTRONOM

LEKTION

MAGAZIN

PHANTAST

REPETITION

SILO

TRUPPE

 

Различия в значении

не "афера", а "судебное дело" или "щекотливая история" не "ажиотаж", а "спекуляция на бирже" не "аллюр", а "повадки", "замашки"

не "анекдот", а "забавный случай"

не "артист", а "циркач"

не "баллон", а "аэростат"

не "дикция", а "стиль", "слог"

не "эпиграф", а "надпись на памятнике"

не "гастроном", а "гурман"

не "лекция", а "урок"

не "магазин", а "склад"

не "писатель-фантаст", а "фантазер", мечтатель"

не "репетиция", а "повторение"

не "силос", а "силосная башня"

не "труппа", а "воинская часть"

Подобные слова со смысловым "сдвигом" служат мишенью для шуток. По-польски "приказ" называется словом "rozkaz", которое произносится почти как русское "рассказ". По этому поводу даже пословица сочинена: "В Польше и приказ - рассказ". Улыбку вызывает словосочетание на сербохорватском языке, имеющее значение "ружье выстрелило", к тому же написанное русскими (кириллическими) буквами: "пушка пукнала".

Кроме повода для шуток подобные наблюдения за поведением привычных слов в непривычных (заграничных) условиях могут служить поводом для глубоких научных раздумий.

Похожие примеры отыщутся и при сопоставлении русских слов с болгарскими.

Русское слово

АРБУЗ

БРАСЛЕТ

БУХТА

ВИНОГРАД

ВИНОГРАДНИК

ГРОЗА

ГРУЗ

ГУДОК

ДВЕРЬ

ДЕДУШКА

ДЕРЕВНЯ

КОНЕЦ

КРУЖКА

СВИТЕР

СОСНА

СТУЛ

СТЫД

СУДНО

ТУЛУП

ТУМАН

ТУФЛЯ

ТУЧА

РЕБЕНОК

ЦЕПЬ

ШКУРА

ШЛЯПА

ШТАНЫ

РУЖЬЕ

РУБАШКА

ЖАРЕНЫЙ

ЖЕМЧУГ

ИВА

ЛОСОСЬ

ЛОШАДЬ

ПЛЯСКА

Его болгарский эквивалент

ДИНЯ

ГРИВНА

ЗАЛИВ

ГРОЗДЕ

ЛОЗЕ

БУРЯ

ТОВАР

СИРЕНА

ВРАТА

ДЯДКО

СЕЛО

КРАЙ

ЧАША

ПУЛОВЕР

БОР

СТОЛ

СРАМ

КОРАБ

КОЖУХ

МЪГЛА

ОБУВКА

ОБЛАК

ДЕТЕ

ВЕРИГА

КОЖА

ШАПКА

ПАНТАЛОНИ

ПУШКА

РИЗА

ПЕЧЕН

БИСЕР

ВЕРБА

СЬОМГА

КОН

ТАНЦ

Удаляясь все дальше и дальше от привычной нам среды (социальной, ландшафтной, климатической, политической, исторической и т. п.), мы наблюдаем, как накапливаются языковые изменения. Наступает момент, когда мы перестаем понимать собеседника. Теперь уже не до смеха по поводу отдельных несовпадений. И мы делаем вывод: перед нами иной язык, чужой, иностранный.

Теперь мы нуждаемся в переводчике, посреднике общения. Критерий понимания-непонимания - самый важный при установлении границ языков, но сам по себе он очень расплывчат. Подобная ситуация возникает и в едином языковом коллективе, когда ребенок не понимает взрослого, неспециалист специалиста, один человек другого из-за того, что этот "другой" вкладывает в привычные слова какие-то иные, свои понятия. Тогда ситуацию оценивают так: "Мы с вами говорим на разных языках", хотя формально язык один.

Объясняя ребенку что-то на доступном его пониманию языке, дилетанту суть научных или технических терминов, мы переводим с непонятного языка на понятный в рамках одного и того же национального языка. Посредник-переводчик, переводящий с иностранного на ваш родной, занимается тем же. Ярлычки "свой", "чужой", "родной", "иностранный" часто затемняют суть самого процесса - выбора понятных для обеих общающихся сторон языковых единиц.

Система языка дает говорящему возможность догадываться о смыслах даже таких слов, которых он не знает и о которых никогда не слышал. Если есть слово "открытка", то в принципе могло бы быть и "закрытка", а "проигрыватель" имел бы альтернативу "выигрыватель". О значениях множества чешских слов русскоговорящий человек может догадаться, опираясь на значения однокоренных слов своего языка.

И хотя таких слов в русском языке нет, однако они вполне могли бы в нем появиться. Языковая система это позволяет, не позволяет привычка. Ребенок, усвоивший систему языка, но еще не прошедший достаточной языковой подготовки, использует в своей речи немало им самим придуманных слов, понятных, но непривычных, а потому смешных. Варианты "шичка", "гусопаска", "лесной мужик", "ногач" и им подобные так и остались нереализованными в русском языке, но вошли в речь чехов.

Чешское слово

HUSOPASKA

LESNI MUZ

НШРАК

STRASAK

NEPOKOJ

NOHAS

PODMASLI

SVETOBEZNIK

VESMIR

VTOK

ZDERZ

HREBLO

LEP

SICKA

Его значение

"пастушка-гусятница"

"леший"

"дурак"

"чучело"

"беспокойство"

"долговязый"

"пахта"

"бродяга"

"вселенная"

"устье"

"тормоз"

"кочерга"

"клей"

"швея"

Корни

ГУСИ и ПАСТИ

ЛЕСНОЙ и МУЖ

ГЛУПЫЙ, ГЛУПЕЦ

СТРАШИЛО, СТРАШИТЬ

НЕ и ПОКОЙ

НОГА

ИЗ-ПОД и МАСЛО

СВЕТ и БЕЖАТЬ

ВЕСЬ и МИР

ВТЕКАТЬ

СДЕРЖИВАТЬ

СГРЕБАТЬ, ГРЕСТИ

ЛЕПИТЬ, ЛИПНУТЬ

ШИТЬ

Коротка человеческая жизнь, но и за это мимолетное время, что отпущено человеку от рождения до смерти, можно успеть приобрести кое-какой опыт и два-три раза изменить свои взгляды на один и тот же предмет. Сегодня я уже не тот, кем был вчера, а завтра буду не тем, кем был сегодня. В самом начале своей языковедческой карьеры я лихо делил слова на "свои" и "чужие". Мне симпатичны были взгляды борцов за чистоту родного языка. В своей речи я старался отказываться от всего, что мне казалось не родным. Позже стал все больше замечать прослойку "ничьих" слов, то общее, что увязывает множество языков в единый пучок. Теперь в графу "общее" я помещаю чуть ли не все слова, в судьбу которых мне удалось заглянуть.

Когда-то для меня было ясно, что слово "самовар" - свое, исконно русское, потому что самовар происходит от "сам" и "варить", то есть от слов, роднее которых трудно себе и представить. Слово "футбол" я, само собой разумеется, считал чужим, пришлым. Оно происходит от английских слов "фут" -"ступня" и "бол" - "мяч" и буквально переводится "мяч ступни". Мне было стыдно, что русские так и не удосужились перевести на свой язык этот англицизм, как, например, это сделали арабы. И теперь в арабском слове "курату аль-кадам" сразу и не распознаешь значение "футбол".

Я уговорил себя таким доводом: "Все языки мира заимствуют чужие слова. Мы взяли у англичан слово "футбол", а они взяли у нас слово "самовар". Так что произошел простой обмен. Выражаясь спортивным языком, ничья, один-один".

Копание в корнях слов принесло новую информацию. Русское "сам" оказалось в родственных отношениях с английским "сэйм" - "тот же самый" (обратите внимание не только на созвучие "сам" - "сэйм", но и на сходство значений: "сам" - "тот же самый"). Корень в слове "варить" оказался близким к корню английского "файэ(р)" - "огонь", а "варить" - это значит "подвергать воду огню". Опять двойное сближение: по форме "варить" - "файэ(р)" и по содержанию "огонь" - "подвергать огню". Английское "фут" - "ступня" совсем не далеко "ушло" от русского "путь" или "путник" - "ступающий СТУПНЯМИ своими", а слово "бол" - "мяч, шар" проглядывает не только в обрусевших словах "пуля", "балл", "булка", "булавка", но также и в исконно русском слове "булькать", содержащем явный намек на шарообразность капли. Не говоря уже о созвучии "бол" - "булькать" и о том, что падение капли на поверхность воды вызывает появление водяного пузыря (ну чем не шар?).

Еще одной соединительной нитью между "бол" и "булькать" выступает английское "боил" - "варить". "Бол" и "боил" созвучны и родственны, а "боил" и "булькать" (помимо созвучия) еще и близки по смыслу: где варят, там и булькают. Больше того, намечается некая смысловая близость между понятиями "самовар" и "мяч", поскольку шарообразность булькающих водяных пузырей смыкается с шарообразностью мяча. Однако здесь уже пора остановиться, чтобы не заходить слишком далеко в своих параллелях.

Итак, в иностранных словах имеется изрядная доля знакомых черт, не позволяющая считать их совершенно чуждыми русскому языку. Они для русского словаря если и инородцы, то уж никак не иноверцы. И свои, и чужие одновременно.

Чтобы не путаться самому и не путать других, я решил считать такие иностранные слова тоже своими.

Мне казалось, что я говорю по-русски. Однако, вслушавшись в свою речь, я с удивлением обнаружил, что сбиваюсь на итальянский язык, когда речь заходит о музыке ("адажио", "бас", "тенор", "фортепиано"), на французский, когда говорю о милых бытовых излишествах и ухищрениях ("кашне", "кашпо", "макияж"), на английский, когда затрагиваются компьютерные дела, на латинский, когда мне нужно дать точное название растения или животного. Изъять из своего речевого обихода все греческое ("ангел", "икона", "драма", "мелодия") выше моих сил. Я заметил, что немецкий язык оставил в моей речи немало вкраплений, впрочем, как и турецкий.

Тютчевские строки о братьях-славянах, которых "обезъязычил немец" и "турок осрамил", в немалой степени относятся и ко мне самому. Из всего этого я сделал вывод: в своей речи я пользуюсь смесью языков точно так же, как это делают итальянцы, французы, англичане, греки, немцы, турки и делали в свое время латиняне-римляне. В надежде обрести положительный пример, достойный подражания, я обратился к творчеству лучших мастеров русского слова, к Пушкину в первую очередь. Перед ним тоже стоял вопрос: использовать или не использовать в своей русской речи иностранные слова. Он решил этот вопрос положительно. Роман "Евгений Онегин" пестрит вкраплениями из английского, французского, итальянского и латинского языков. Он даже немного кокетничает ими, не забывая при этом извиняться перед читателем и воображаемым цензором.

Она казалась верный снимок

Du come il Faut (Шишков, прости:

Не знаю, как перевести).

И чуть далее:

Того, что модой самовластной

В высоком лондонском кругу

Зовется vulgar. (He могу... Люблю я очень это слово, Но не могу перевести;

Оно у нас покамест ново, И вряд ли быть ему в чести.)

Но панталоны, фрак, жилет, Всех этих слов на русском нет;

А вижу я, винюсь пред вами, Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо б меньше мог Иноплеменными словами.

Не сумел я отыскать различий между русским словом "мама" и звучащим так же словом с тем же значением во всех знакомых мне языках. И чем же арабское "мама" отличается от английского, французского или русского? Иностранные слова мы найдем в творчестве всех великих русских писателей и поэтов. Любой национальный язык представляет из себя подобие сорочьего гнезда. Оно сооружено из веточек и былинок, собранных в округе. И только тонкая подстилка сделана из собственных перьев. Не говоря уже о том, что в этом гнезде обнаруживаются предметы, которые показались сороке привлекательными. Люди также привносят в свой язык модные иностранные словечки, чтобы блеснуть ими в разговоре и также строят свою речь из подручного словесного материала - слов, почерпнутых из языковой среды, окружения.

Единый язык человечества

Мы учимся говорить у других: у старших, у предшествующих поколений. В любом языке действует закон "С кем поведешься, от того и наберешься", закон переимчивости. Общаясь друг с другом, народы делятся своими словами. В принципе, любое слово языка можно назвать заимствованием.

Границы между "своим" и "чужим" в языке зыбки, прозрачны и субъективны. Не будет преувеличением сказать, что все земляне говорят на одном общечеловеческом языке, в основу которого положены звуки человеческого голоса. Вот только каждая большая общность людей пользуется не всем общечеловеческим языком, а только малой его частью, необходимой для повседневных нужд.

Очень близкие по происхождению и очень похожие друг на друга языки принято объединять в группы ("семьи"). Одна из таких групп носит название "славянские языки". Это целый веер, составленный из отдельных восточноевропейских языков. Естественное, понятное и правомерное любование отдельно взятым национальным языком не должно выливаться в умаление красот и прелестей другого языка. Каким бы великолепным ни казалось отдельное павлинье перо, оно не лучше всего павлиньего хвоста. Ни один язык нельзя считать испорченным вариантом другого.

Крохотное европейское государство носит гордое название: "Великое герцогство Люксембург". Свое заветное желание жители этого государства начертали на обелиске в центре столицы. С точки зрения немца, надпись сделана на испорченном немецком, а с точки зрения люксембуржца - на чистейшем языке летцебургеш (люксембургском). Надпись гласит: "Мир волле бливе, ват мир зин". То есть "Мы хотим остаться теми, кто мы есть".

Вот несколько примеров, говорящих о близости словацкого и русского языков:

BEZ NAS - БЕЗ НАС

MYZ BRATOM - МЫ С БРАТОМ

CIERNY CHLIEB - ЧЕРНЫЙ ХЛЕБ

DRUZBA NARODOV - ДРУЖБА НАРОДОВ

HLADIT' РО RUKE - ГЛАДИТЬ ПО РУКЕ

BUDU ТАМ ZAJTRA - (ОНИ) БУДУТ ТАМ ЗАВТРА

ВЕНАГ NA LYZIACH - БЕГАТЬ НА ЛЫЖАХ

ODLOZIT' DO VECERA - ОТЛОЖИТЬ ДО ВЕЧЕРА

LAMPA VISI NAD STOLOM - ЛАМПА ВИСИТ НАД СТОЛОМ

АКО HROM Z JASNEHO NEBA ~ КАК ГРОМ С(РЕДИ) ЯСНОГО НЕБА

Или о сходстве чешского и русского:

JA I TY - Я И ТЫ

POD VODU - ПОД ВОДУ

BUD ZDRAVA - БУДЬ ЗДОРОВА

SVETLE PIVO - СВЕТЛОЕ ПИВО

DOPIT DO DNA - ДОПИТ ДО ДНА

VZIT ZA RUKU - ВЗЯТЬ ЗА РУКУ

НЕМУ JAKO RUBA - НЕМ(ОЙ) КАК РЫБА

HLEDET PRED SEBE - ГЛЯДЕТЬ ПЕРЕД СОБОЙ

VRBA ROSTE U VODY - ВЕРБА РАСТЕТ У ВОДЫ

Z ЮНО ZITA NEBUDE MOUKA - ИЗ ЭТОГО ЖИТА НЕ БУДЕТ МУКИ

Разнообразие языков проистекает от разобщенности людей. Чем меньше и реже они общаются друг с другом, тем меньше общего в их речи и больше отличий между их языками.

Неповторимость и самобытность каждого отдельного национального языка состоит совсем не в том, что в нем есть нечто такое, чего нет и быть не может в другом языке. Это своеобразие состоит в уникальности сочетания тех признаков, которые, в принципе, присущи и другим языкам, только не в такой степени, в других пропорциях.

В русской речи звучит немало слов, которые иностранец признает своими. Взглянув на них сквозь призму своего языкового восприятия, он приметит в этих словах то, что русскому глазу не заметно, усмотрит в них буквальный смысл, которого в русском языке это слою не имеет. Приведу несколько примеров.

Буквальный перевод некоторых иностранных слов, употребляемых в русской речи

АКСАКАЛ

АЛЬМА-МАТЕР

АНЕКДОТ

АНОНИМ

АНФАС

АПАТИЯ

АПОСТОЛ

ИСЛАМ

КАМИКАДЗЕ

КАРАКУРТ

КАРАНДАШ

КАРАТЕ

КАШПО

НЕСЕССЕР

ПАРЛАМЕНТ

ПАССАЖ

ПЕРПЕТУУМ-МОБИЛЕ

ПОРТМОНЕ

ПОРТУПЕЯ

РАВВИН

УВЕРТЮРА

ФИНИШ

ФЛИГЕЛЬ

ФЛЮГЕР

ФОН

ФОНД

ФОЛЬКЛОР

ХАМЕЛЕОН

ЦЕЙТНОТ

ЭВРИКА

ЭПИТЕТ

ЯНЫЧАРЫ

ЯРМАРКА

белая борода (тюркск.)

кормящая мать (латинск.)

неизданное (греч.)

безымянный (греч.)

в лицо (франц.)

бесстрастие (греч.)

посланник (греч.)

покорность (арабск.)

ветер богов (японок.)

черное насекомое (тюркск.)

черный камень (тюркск.)

пустая рука (японск.)

спрячь горшок (франц.)

необходимый (франц.)

говорильня (франц.)

проход (франц.)

непрерывно движущееся (лат.)

носи монеты (франц.)

носи шпагу (франц.)

мой учитель (древнеевр.)

открытие (франц.)

конец (англ.)

крыло (немецк.)

крыло (голландок.)

основание (франц.)

основание (франц.)

народная мудрость (англ.)

земляной лев (греч.)

нужда времени (немецк.)

я нашел (греч.)

приложение (греч.)

новая армия (турецк.)

ежегодный рынок (немецк.)

 


ЛАТИНИЗМЫ ИЛИ СЛАВЯНИЗМЫ? | Единый язык человечества | СОДЕРЖАНИЕ