home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



МОИ АРАБСКИЕ СЛОВА

Сорок лет тому назад, когда я только-только приступал к изучению арабского языка, мне казалось, что все в нем будет не похоже на то, к чему я привык в русском или в английском, о котором к тому времени кое-что знал. И поначалу все как будто говорило в пользу такого предубеждения. Много сил и времени отняло овладение трудными гортанными звуками, каких в русском языке не существует. "Арабская вязь" ничем не напоминала родную кириллицу или понятную латиницу. Многие слова оказывались не похожими на русские или английские даже там, где я привык примечать ин-тернационализмы, близкозвучные общеевропейские выражения. Например:

o СОЦИАЛИЗМ звучало как АЛЬ-ИШТИРАКИЙЙА,

o КОММУНИЗМ - АШ-ШУЙУИЙЙА,

o КАПИТАЛИЗМ - АР-РААСМАЛИЙЙА.

В грамматике свои арабские выкрутасы. Начинай предложение с глагола, а имя ставь потом. Сначала назови имя существительное, а уж потом - прилагательное, его определяющее. И много другого, непривычного. Не говоря уже о том, что писать пришлось справа налево. Читая же справа налево, приходилось сначала догадываться, о чем написано, а лишь потом озвучивать уже понятое, ведь арабы выпускают при письме очень многие звуки, особенно краткие гласные.

И вот прошло четыре десятилетия, наполненных каждодневным общением с арабским языком. Многие иллюзии развеялись. На арабский язык я теперь смотрю так же, как и на русский, мало обращаю внимания на расхождения.

Да, в арабском имеются звуки, отличные от русских. Но стоит ли переоценивать значение звуков для языка? Опыт говорит о том, что интонация главнее, что правильно поставленное ударение куда как важнее отдельного звука. Вас поймут даже в том случае, если звуки останутся русскими. Подберите лишь правильные слова да расставьте их в нужной последовательности, не забывая про ударения и интонацию речи. Ну, разумеется, станет ясно, что вы - иностранец. Окончательное избавление от акцента применительно к человеку, начавшему изучение иностранного языка в зрелом возрасте, я считаю невыполнимой задачей.

Произношением надо заниматься в раннем детском возрасте. Что не было заложено до пяти лет, уже не наверстаешь, когда твой возраст перевалил за второй десяток. Правде, желательно, смотреть в глаза и не пытаться героическими усилиями исправить положение. Как говорил Р. Роллан: "Существует на свете только один героизм: видеть мир таким, каков он есть, и любить его".

Еще один миф о трудности арабского языка основан на самобытности арабской графики. Однако и здесь все относительно. Приглядевшись, я понял, что основой для арабской графики, латиницы и кириллицы послужил один и тот же древнейший алфавит. Арабские буквы одна за другой стали заявлять о своем сходстве со знакомыми мне европейскими буквами.

Арабский алфавит не случайно начинается с "а" (с буквы "Алеф") и заканчивается буквой "я" ("йа"). Не случайно в его сердцевине обнаруживается общеевропейский сгусток букв: "к-л-м-н" (по-арабски "кяф"-"лям"-мим"-"нун").

Освоить чтение и письмо по-арабски можно за один день. Это, пожалуй, самое легкое, что есть в этом языке. Машинистка с весьма посредственным прилежанием и не имеющая никакого представления об арабском языке при мне научилась печатать по-арабски за несколько ненапряженных часов занятий.

В легенду о трудности изучения арабской графики верила даже такая незаурядная личность, как Ф.Энгельс. В письме К. Марксу от 6 июня 1853 года он написал следующее: "Зато персидский - не язык, а настоящая игрушка. Если бы не этот проклятый арабский алфавит, в котором то и дело по шесть букв подряд выглядят одинаково и в котором нет гласных, то я бы взялся изучить всю грамматику в течение 48 часов". Вот уж действительно "на всякого мудреца довольно простоты". Присмотрись Энгельс получше, и он разглядел бы, что в арабском алфавите всего-то 28 букв. Меньше, чем в русском, и на две буквы больше, чем в английском. И гласные тоже есть.

 


предыдущая глава | Единый язык человечества | РУССКО-АРАБСКИЕ ЯЗЫКОВЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ