home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Лже-Романовы. Самозванцы Всея Руси

Ох, тяжела ты, шапка Мономаха…

А. С. Пушкин

Несмотря на то что прошло уже около ста лет со дня трагической гибели семьи русского царя, эта тема до сих пор не оставляет равнодушными множество людей во всем мире.

Почему так происходит? Возможно, потому что расстрел детей вне зависимости от их социального статуса не мог не шокировать? Но мировая история знает случаи намного более страшные, происходившие как до, так и после расстрела царской семьи.

Причин тому, не считая простой человеческой любознательности, три. И сформулировать их можно следующим образом: 1) по сей день нет 100 % уверенности в том, что семейство Романовых действительно было казнено по приказу большевистского правительства революционной России; 2) в связи с этой неясностью самое большое в мировой практике количество самозваных царевичей, княжон и их «потомков» приходится именно на российский императорский дом; 3) неизвестно, где же все-таки находится и существует ли вообще легендарное «царское золото», которое Николай II якобы успел переправить за границу и которое так жаждали и жаждут по сей день – что бы ни утверждали по этому поводу сами претенденты – прибрать к рукам все новоявленные «наследники престола»?

Итак, этой теме посвящали работы и советские, и зарубежные исследователи, особенно тех стран, на территории которых неожиданно возникали чудом спасшиеся «дочери» и «сыновья» Николая Романова (отчего таковые не стремились заявлять о себе на родине, во всяком случае до развала СССР, по понятным причинам говорить не приходится). О ней писали оставшиеся в живых члены императорской фамилии; друзья и недруги (сюда можно отнести показания командира расстрельной команды Якова Юровского), приближенные царской семьи, в частности фрейлина двора Анна Вырубова и воспитатель царских детей Пьер Жильяр.

Начать разговор на эту интригующую тему можно с анализа событий конца XVII века. В то время непрерывно заседавшие прежде Земские соборы, которые являлись представительским органом бояр, дворян, духовенства и торговой верхушки, а в отдельных случаях и крестьян, постепенно утрачивали свое значение. Крепнущее самодержавие все реже прибегало к их помощи, последний из Земских соборов состоялся в 1686 году.

В то же время росло идеологическое и политическое значение царской власти. Была задействована новая государственная, так называемая «царская» печать, а в саму титулатуру монарха вводится слово «самодержец». Идеология самодержавия базировалась на двух положениях: божественном происхождении царской власти (это характерно для многих монархий) и преемственности царской власти, в данном случае династии Романовых.

С укреплением самодержавия происходили изменения и в его социальной опоре. Основой его постепенно становилось дворянство, оно же, в свою очередь, было заинтересовано в укреплении царской власти.

Вместе с тем день ото дня крепло желание некоторых особ или групп людей к этой самой власти приобщиться. Периодическое появление самозванцев на Руси было делом довольно привычным. Многие претенденты выдавали себя за царевичей или детей царевичей, но наиболее дерзкие из этой отчаянной плеяды предъявляли свои претензии на саму корону Российской империи.

К таким лицам, в первую очередь, следует отнести людей, фигурирующих под именами Павел II (Эдуард Борисович Шабадин), Николай III (Николай Николаевич Дальский) и Олелько II, король Украины-Руси (Алексей Бримайер). Лже-Романовы образуют на этом печальном фоне отдельную группу кандидатов, выдававших себя за «выживших» после расстрела детей императора Николая II, их потомков и даже потомков их потомков.

Для начала давайте поближе познакомимся с теми, о ком нам предстоит вести речь, то есть с самой венценосной семьей последнего императора Российской империи.

Николай II Александрович, родившийся 06.05.1868, старший сын императора Александра III и императрицы Марии Федоровны, взошел на престол после смерти своего отца.

Николай Романов получил хорошее образование, свободно владел французским, английским и немецким языками.

Император, как считали те, кто его близко знал, был прост в общении, не требователен, терпелив и доступен для людей, во всяком случае в начале своего царствования. Правда, в его характере современники отмечали два серьезных недостатка – слабую волю и непостоянство. Но кто идеален?..

14 ноября 1894 года Николай II Романов женился на Александре Федоровне. Надо сказать, что император очень любил свою жену, и в этом счастливом браке было рождено пятеро детей: дочери Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия и сын Алексей.

Все царствование Николая II прошло в обстановке нарастающего революционного движения. Это, без сомнения, говорит о том, что, какими бы высокими личностными качествами не обладал последний российский император, что-то в его политике было явно не так. В стране назревал кризис, вылившийся в начале 1905 года в первую революцию, в результате которой правительство было вынуждено провести ряд некоторых реформ. Семнадцатого апреля был издан манифест о веротерпимости, который разрешал русским людям переходить из православия в другие христианские религии и признавал религиозные права раскольников. Это был невероятно прогрессивный шаг на то время.

Семнадцатого октября того же года вышел в свет второй манифест, по которому признавались основы гражданских свобод: неприкосновенность личности, свобода слова, собраний и союзов. Ну, тут вообще без комментариев. Манифесты были изданы, однако о том, насколько они работали, можно судить по популярному стихотворению:

Царь испугался – издал Манифест:

Мертвым – свободу, живых – под арест.

Такое, к сожалению, сплошь и рядом случалось, причем не только в Российской империи, но и во всей мировой практике. Следующим шагом правительства Николая II было учреждение в 1906 году Государственной думы, без одобрения которой ни один закон не мог вступить в силу.

По проекту П. А. Столыпина начала проводиться аграрная реформа. Крестьянам было разрешено свободно распоряжаться своей землей, создавать хуторские хозяйства. Была предпринята попытка упразднения сельской общины, что имело огромное значение для развития капиталистических отношений в деревне.

В области внешней политики император Николай II предпринял некоторые шаги по стабилизации международных отношений. В 1898 году российский царь обратился к правительствам Европы с предложением подписать соглашение о сохранении всеобщего мира и установлении пределов постоянного роста вооружения. В 1899-м и 1907 годах по этому и другим поводам прошли конференции в Гааге, отдельные решения которых действуют и поныне.

В 1904 году Япония объявила России войну, закончившуюся в 1905 году поражением русской армии. По условиям мирного договора Россия выплатила Японии 200 млн рублей за содержание военнопленных и отдала ей половину острова Сахалин и Квантунскую область с крепостью Порт-Артур и городом Дальним.

В 1914 году Россия на стороне стран Антанты вступила в войну, получившую название Первой мировой, против Германии.

Неудачи на фронте, революционная пропаганда в тылу и в войсках, разруха в стране, интриги министров и прочее вызвали резкое недовольство самодержавием в различных общественных кругах.

В начале марта 1917 года председатель Государственной думы М. В. Родзянко довел до сведения императора Николая, что сохранение самодержавия возможно лишь при условии передачи трона цесаревичу Алексею при регентстве брата царя, великого князя Михаила Александровича.

Николай Романов отрекся от престола в пользу своего брата, но исправить ситуацию это не помогло. Вскоре Михаил Александрович также подписал манифест об отречении.

В России наступала новая, так называемая республиканская эпоха.


В ночь с шестнадцатого на семнадцатое июля 1918 года во исполнение постановления Уральского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, возглавлявшегося большевиками, в соответствии с личными санкциями Владимира Ульянова (Ленина) и его соратника Якова Свердлова состоялась казнь бывшего российского императора Николая II Романова, его семьи и прислуги в подвале дома Ипатьева, или, как его называли, «дома специального назначения» в Екатеринбурге.

До последнего мгновения жизни царственных особ сопровождали и были казнены вместе с ними лейб-медик Евгений Боткин, повар Иван Харитонов, камердинер Алексей Трупп и горничная императрицы Анна Демидова.

Останки членов императорской семьи и их слуг будут найдены в июле 1991 года неподалеку от Екатеринбурга под насыпью Старой Коптяковской дороги. 17 июля 1998 года прах членов императорской семьи был захоронен в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.


В 1917 году после Февральской революции, отречения от престола и домашнего ареста бывший российский император Николай II Романов и его семья по решению Временного правительства были высланы в город Тобольск.

После прихода к власти большевиков и начала гражданской войны, в апреле 1918 года, было получено разрешение Президиума ВЦИК четвертого созыва о переводе Романовых в Москву с целью проведения над ними суда. Чем бы закончилось дело в этом случае, сказать сложно. Но вряд ли советское правительство рискнуло бы официально отправить на смерть венценосную чету, а тем более их детей. Возможно, именно в связи с этим суд так и не состоялся.

Большевики решили якобы по причине наступления Чехословацкого корпуса и белой Сибирской армии на Восточном фронте в срочном порядке осуществить казнь семьи бывшего императора в Екатеринбурге, куда на тот момент она и была переправлена.

Правда, если верить показаниям некоторых свидетелей, существовала опасность самосуда в случае задержки казни: всеобщая ненависть к Романовым на тот момент дошла до такого уровня, что ничего уже не могло ее остановить.

В качестве одной из «официальных» причин расстрела советские власти называли заговор с целью освобождения Николая II. Однако, по воспоминаниям самих участников операции по ликвидации Романовых, этот заговор на самом деле являлся провокацией, наскоро состряпанной большевиками с целью получить основания для казни.

В Екатеринбурге семья Романовых была размещена в «доме особого назначения» – реквизированном особняке горного и военного инженера-строителя Н. И. Ипатьева. Здесь с семьей Романовых проживали пять человек обслуживающего персонала: доктор Е. С. Боткин, камердинер А. Е. Трупп, горничная императрицы дворянка А. С. Демидова, повар И. М. Харитонов и поваренок Л. Седнев. Первым комендантом «дома особого назначения» был назначен комиссар А. Д. Авдеев.

Согласно официальной советской версии, решение о расстреле было принято только Уралсоветом, Москва же была уведомлена об этом якобы лишь после смерти семьи. А как же было на самом деле?

В начале июля 1918 года уральский военный комиссар Филипп Голощекин выехал в Москву для решения вопроса о дальнейшей судьбе царской семьи.

Уралсовет на своем заседании 12 июля принял постановление о казни, а также о способах уничтожения трупов и 16 июля передал сообщение (если телеграмма подлинная, поскольку архивный ее источник отсутствует) об этом по прямому проводу в Петроград, Г. Е. Зиновьеву.

Таким образом, телеграмма, содержащая решение о казни Романовых, о котором условился Голощекин во время своего пребывания в столице, была получена в Москве 16 июля в 21 час 22 минуты. Однако Уралсовет просил еще раз письменно подтвердить это ранее принятое решение, ссылаясь на «военные обстоятельства», так как ожидалось падение Екатеринбурга под ударами Чехословацкого корпуса и белой Сибирской армии. И подтверждение было дано.

Среди исполнителей не было согласия о способе приведения приговора в исполнение. Высказывались предложения заколоть Романовых в постелях во время сна или забросать спальни гранатами. Наконец победила точка зрения Якова Юровского, предложившего разбудить их среди ночи, приказать спуститься в подвал под предлогом того, что в городе может начаться стрельба и оставаться на втором этаже небезопасно, и расстрелять.

Воспоминания коменданта «дома особого назначения» в городе Екатеринбурге Я. М. Юровского помогают воспроизвести практически полную картину происходивших тогда событий.

16 июля Яковом Юровским была получена телеграмма из Перми, в зашифрованном виде содержавшая приказ об уничтожении семейства Романовых и сопровождающих их лиц. Филипп Голощекин предписывал привести приказ в исполнение.

В полночь часов ожидался приезд машины для вывоза тел погибших. В 18 часов 16 июля конвоиры увели мальчика-поваренка Седнева, что чрезвычайно обеспокоило как самих Романовых, так и их людей. Доктор Боткин нанес визит Юровскому, чтобы спросить, чем вызван подобный шаг. Ему было сказано, что приехал дядя мальчика, который хочет повидаться с племянником. В действительности мальчик уже на следующий день был отправлен на родину в Тульскую губернию, ему позволили жить.

Но грузовик в 12 часов не прибыл, а прибыл только в половину второго ночи. Это отсрочило приведение приказа в исполнение. Тем временем были сделаны все необходимые приготовления: отобрано 12 человек (в том числе 7 латышей), вооруженных наганами, которые должны были привести приговор в исполнение. {29} Следует заметить, что двое латышей отказались стрелять в девиц…

Когда наконец приехал автомобиль, все уже спали. Конвоиры разбудили Боткина, а он остальных. Объяснение большевиков, необходимое для того, чтобы не создать никому не нужную панику, выглядело именно так, как и планировал Юровский. В ожидании того, когда семейство оденется, прошло еще с полчаса.

Внизу дома была выбрана подходящая комната с деревянной оштукатуренной перегородкой – чтобы избежать рикошетов. Из нее предварительно была вынесена вся мебель.

Расстрельная команда ждала наготове в соседней комнате. Романовы, как принято считать, ни о чем не догадывались. Комендант отправился за ними лично, один, и свел их по лестнице в нижнюю комнату.

Николай нес на руках Алексея – имеются сведения, что в то время, в связи с очередным обострением заболевания (наследник престола страдал гемофилией), у мальчика было сильно поражено колено, и он не мог передвигаться самостоятельно. Войдя в пустую комнату, императрица Александра Федоровна выразила удивление по поводу того, что в ней нет даже стула, на который можно было бы присесть. Комендант велел принести два стула. Николай посадил на один Алексея, на другой села Александра Федоровна. Остальным членам семейства и прислуге комендант велел стать в ряд. А потом позвали команду.

Когда команда вошла, комендант сказал Романовым, что ввиду того что их родственники в Европе продолжают угрожать Советской России, Уральский исполнительный комитет постановил семью бывшего российского императора расстрелять.

На лице бывшего царя отразились растерянность и недоумение. Николай взглянул на членов своей семьи, потом, как бы опомнившись, обернулся к коменданту и переспросил: «Что-что?».

Комендант поспешно повторил прежде сказанное и приказал команде готовиться.

Каждому солдату заранее было указано, кому и в кого стрелять, и приказано целиться прямо в сердце, чтобы избежать большого количества крови и поскорее со всем этим покончить.

Николай больше ничего не сказал. Он вновь обернулся к жене и детям, которые произнесли несколько несвязных восклицаний, все длилось несколько секунд. Затем последовал приказ открыть огонь. Началась стрельба, продолжавшаяся две или три минуты.

Бывший император Российской империи Николай II был убит сразу самим комендантом. За ним скончались императрица Александра Федоровна и слуги Романовых.

Всего в эту ночь было расстреляно двенадцать человек: Николай II, Александра Федоровна, наследник престола Алексей, четыре дочери императора: Татьяна, Ольга, Мария и Анастасия, доктор Боткин, камердинер Трупп, придворный повар Тихомиров, еще один повар Харитонов и горничная императрицы Анна Демидова.

После того как скончалась чета императоров и одна из девиц, Алексей, три его сестры и Боткин были еще живы. Палачам пришлось их добивать.

Такое положение вещей чрезвычайно удивило коменданта: солдаты были меткими стрелками, вели прицельный огонь с малого расстояния. Они стреляли прямо в сердце, тем не менее принцессы оставались живы. Удивительно было и то, что пули наганов отскакивали от их груди рикошетом и градом сыпались по комнате. Когда одну из девиц попытались доколоть штыком, то штык не мог пробить корсета. Благодаря всему этому «процедура», а точнее бойня, включая «проверку» – щупанье пульса и так далее, заняла минут двадцать.

Потом солдаты стали выносить трупы и укладывать в грузовик, прикрывая сукном, чтобы не протекала кровь. Тут же началось мародерство, в связи с чем пришлось выставить трех надежных бойцов для охраны трупов, пока продолжался вынос тел: их выносили по одному. Под угрозой расстрела все похищенное у погибшего венценосного семейства – золотые часы, портсигар с бриллиантами и тому подобное – было возвращено.

Коменданту было поручено только привести в исполнение приговор, вывоз тел и все последующее вменялось в обязанности Ермакова, рабочего Верх-Исетского завода, бывшего политкаторжанина. Он должен был приехать с автомобилем и был впущен по условному паролю «трубочист». Однако опоздание грузовика заставило коменданта усомниться в аккуратности и исполнительности Ермакова, поэтому он решил контролировать сам лично всю операцию до конца.

Около трех часов утра грузовик с сопровождающими выехал на место, которое должен был приготовить Ермаков, оно находилось за Верх-Исетским заводом. Сначала предполагалось везти тела в автомобиле, а от известного пункта – на лошадях, так как автомобиль дальше пройти не мог. Для «захоронения» императорской семьи была выбрана заброшенная шахта.

Миновав Верх-Исетский завод, грузовик наткнулся на большую группу человек из двадцати пяти верховых, с которыми были пролетки. Это были рабочие – члены Совета, исполкома и прочие, – которых собрал Ермаков. Тут же послышались возмущенные крики – эти люди ошибочно посчитали, что казнь Романовых будет поручена им, и тот факт, что расстрел уже состоялся, вывел их из себя.

Машина остановилась, и солдаты начали перегружать трупы на пролетки, хотя для этого нужны были телеги. Снова началось ограбление тел. Коменданту пришлось пригрозить мародерам расстрелом и поставить часовых. Тут-то и обнаружилось, что на Татьяне, Ольге и Анастасии были надеты какие-то особые корсеты. Решено было снять с трупов всю одежду, но не здесь, а на месте погребения. Но выяснилось, что никто не знает, где находится намеченная для этого шахта.

Когда начало всходить солнце, комендант послал верховых разыскать нужное место, но его не нашли. Выяснилось, что вообще ничего приготовлено не было: не было ни лопат, ничего прочего. Вдобавок ко всему машина застряла между двух деревьев, из-за чего ее в конце концов пришлось бросить и двигаться дальше гуськом на пролетках, закрыв трупы сукном.

В шесть или семь часов утра процессия остановилась на подъезде к деревне Коптяки. В лесу удалось отыскать заброшенную, но совсем не глубокую старательскую шахту, в которой когда-то добывали золото. Шахта оказалась подтоплена водой.

Комендант отдал приказ снять с мертвых одежду и разложить костры. Кругом были расставлены верховые, чтобы отгонять возможных проезжающих.

Когда стали раздевать одну из девиц, увидели корсет, местами разорванный пулями – в отверстие были видны бриллианты. У бойцов разгорелись глаза. Комендант решил немедленно распустить все сопровождение, оставив в охране несколько верховых и пять человек команды. Вскоре все остальные покинули место финального действия этой драмы.

Оставшиеся члены команды продолжили раздевать тела. На Александре Федоровне оказался целый жемчужный пояс, сделанный из нескольких ожерелий, зашитых в полотно. В итоге их набралось несколько килограммов. (Эти сокровища были закопаны в одном из домиков на Алапаевском заводе, а в 1919 году откопаны и перевезены в Москву.)

Сложив ценности в сумки, все остальное, найденное на трупах, члены команды сожгли, а сами тела сбросили в шахту. При этом кое-что из вещей – чья-то брошь, вставная челюсть Боткина – было обронено. Потом палачи попытались завалить шахту при помощи ручных гранат. Этим комендант и объяснял впоследствии, почему это место обнаружили белые войска и нашли там оторванный палец и т. п.

Однако тела Романовых не предполагалось оставлять там навсегда, шахта заранее была предназначена стать лишь временным местом их погребения.

Закончив операцию и оставив охрану, комендант часов в десять-одиннадцать утра 17 июля поехал с докладом в Уралисполком. Он рассказал, что найдены ценности и высказал сожаление, что ему не позволили в свое время произвести у Романовых обыск.


В тот день, как показывали позднее свидетели, в урочище были слышны взрывы гранат. Заинтересованные странным происшествием, местные жители спустя несколько дней, когда оцепление было уже снято, пришли в урочище и сумели обнаружить кое-какие ценности (видимо, принадлежавшие царской семье), в спешке не замеченные палачами.

А комендант продолжал свою «работу». От председателя горисполкома он узнал, что на 9-й версте по Московскому тракту есть очень глубокие заброшенные шахты, которые подошли бы для погребения Романовых. Он отправился туда с проверкой, но до места сразу не доехал из-за поломки машины, а до самих шахт добрался уже пешком и действительно нашел три очень глубокие заполненные водой шахты, где и решил утопить трупы, привязав к ним камни.

Так как на шахтах были сторожа, которые стали бы ненужными свидетелями, то было решено, что одновременно с грузовиком, который привезет трупы, приедет автомобиль с чекистами, а те под предлогом обыска всех арестуют. Назад в город коменданту пришлось добираться на захваченной по дороге паре лошадей.

Позже очевидцы рассказывали, что над участниками процесса «погребения» императорской семьи словно тяготел злой рок. Неприятные случайности следовали одна за другой. Отправившись с одним из чекистов на выбранное место верхом, комендант упал с лошади и сильно разбился. Следует заметить, что потом также упал и чекист.

На случай, если бы не удался план с шахтами, решено было трупы сжечь или похоронить в глинистых ямах, наполненных водой, предварительно обезобразив тела до неузнаваемости серной кислотой. Вернувшись наконец в город уже в восемь часов вечера того же дня, члены команды начали добывать все для этого необходимое: керосин, серную кислоту. Телеги с лошадьми были взяты из местной тюрьмы.

Комендант рассчитывал выехать в одиннадцать часов вечера, но инцидент с падением задержал команду, и, собрав все необходимое, они отправились к месту, где были спрятаны трупы, только в половине первого в ночь с 17-го на 18 июля.

Чтобы изолировать шахту (первую, старательскую) на время операции, в деревне Коптяки объявили, что в лесу якобы скрываются чехи, и поэтому его будут обыскивать, и приказали, чтобы никто ни под каким видом из деревни не выезжал. А если бы жители ослушались, то каждого, кто оказался в районе оцепления, расстреляли бы на месте.

Наступил рассвет 18 июля. У членов команды возникла мысль часть трупов похоронить тут же, у шахты. Они стали копать яму и почти уже выкопали ее, когда к Ермакову вдруг подъехал один его знакомый крестьянин, и оказалось, что он мог видеть яму. Пришлось отказаться от этой затеи, а трупы вывезти к глубоким шахтам. Так как телеги оказались непрочными и буквально разваливались на части, комендант отправился в город за машинами. Для этой цели был выделен грузовик и две легковые машины (одна для чекистов). В итоге в путь смогли отправиться только в девять часов вечера.

Процессия пересекла линию железной дороги и через некоторое время остановилась. Останки императорской семьи перегрузили на грузовик. Ехали с трудом, вымащивая опасные места шпалами, и все-таки застряли несколько раз. А около половины пятого утра 19 числа машина застряла окончательно. Не оставалось ничего другого, как, не доезжая до шахт, хоронить или жечь трупы. Последнее обещал взять на себя один малознакомый коменданту «товарищ», но он уехал, не исполнив обещанного.

Тела цесаревича Алексея и Александры Федоровны решили сжечь, но по ошибке вместо последней с Алексеем сожгли горничную Демидову. Останки похоронили тут же, под костром и снова развели огонь, что совершенно скрыло следы захоронения.

К семи часам утра закончили копать общую могилу. Трупы сложили в яму, облив серной кислотой как для неузнаваемости, так и для того, чтобы предотвратить смрад от разложения (яма была не слишком глубокой). Забросав останки императорской семьи землей и хворостом, сверху наложили шпалы и несколько раз проехали туда-сюда грузовиком – следов «захоронения» и здесь не осталось. Тайна была сохранена, этого места погребения белые отыскать не смогли.


Сообщение о расстреле всех членов царской семьи поступило в адрес секретаря Совнаркома Н. П. Горбунова для Я. М. Свердлова 17 июля 1918 года. Центральные советские газеты сообщили об этом 19 июля. Воспроизведем его полностью: «18-го июля состоялось первое заседание Президиума ЦИК 5-го созыва. Председательствовал тов. Свердлов. Присутствовали члены Президиума: Аванесов, Сосновский, Теодорович, Владимирский, Максимов, Смидович, Розенгольц, Митрофанов и Розин.

Председатель товарищ Свердлов оглашает только что полученное по прямому проводу сообщение от Областного Уральского Совета о расстреле бывшего царя Николая Романова.

В последние дни столице Красного Урала Екатеринбургу серьезно угрожала опасность приближения чехословацких банд. В то же время был раскрыт новый заговор контрреволюционеров, имевший целью вырвать из рук Советской власти коронованного палача. Ввиду этого Президиум Уральского Областного Совета постановил расстрелять Николая Романова, что и было приведено в исполнение 16 июля.

Жена и сын Николая Романова отправлены в надежное место. Документы о раскрытом заговоре высланы в Москву со специальным курьером.

Сделав это сообщение, товарищ Свердлов напоминает историю перевода Николая Романова из Тобольска в Екатеринбург после раскрытия такой же организации белогвардейцев, подготавливавшей побег Николая Романова. В последнее время предполагалось предать бывшего царя суду за все его преступления против народа, и только события последнего времени помешали осуществлению этого.

Президиум ЦИК, обсудив все обстоятельства, заставившие Уральский Областной Совет принять решение о расстреле Николая Романова, постановил: Всероссийский ЦИК, в лице своего Президиума, признает решение Уральского Областного Совета правильным».

Из рассказов современников произошедшей трагедии мы узнаем, что мало кто из населения России тех лет, поглощенного идеей всеобщего равенства и братства и грядущего «светлого будущего» для всех и каждого, сожалел о гибели императора (тем более что официальное сообщение об этом событии лгало о судьбе его наследника и императрицы и замалчивало судьбу его дочерей).

«В день печатания известия я был два раза на улице, ездил в трамвае и нигде не видел малейшего проблеска жалости или сострадания. Известие читалось громко, с усмешками, издевательствами и самыми безжалостными комментариями… Какое-то бессмысленное очерствение, какая-то похвальба кровожадностью. Самые отвратительные выражения – «давно бы так», «ну-ка поцарствуй еще», «крышка Николашке», «эх брат Романов, доплясался» – слышались кругом, от самой юной молодежи, а старшие отворачивались, безучастно молчали». Эти воспоминания ясно демонстрируют настроения, царившие тогда в народных массах.

Кроме семьи бывшего императора, в Екатеринбурге были уничтожены все члены дома Романовых, по различным причинам оставшиеся в России после революции, за исключением великого князя Николая Константиновича, умершего в 1918 году в Ташкенте от воспаления легких, и двух детей его сына Александра Искандера – Натальи Андросовой (1917–1999) и Кирилла Андросова (1915–1992), живших в Москве.

25 июля 1918 года, через восемь дней после расстрела царской семьи, Екатеринбург заняли части армии Колчака и отряды белочехов. В доме Ипатьева расположился штаб генерала Гайды, командующего Сибирской армией, начались поиски исчезнувшей царской семьи.

Военные власти белых образовали следственную комиссию, которая произвела осмотр шахты заброшенного рудника вблизи деревни Коптяки. 30 июля для расследования обстоятельств гибели царской семьи постановлением Екатеринбургского окружного суда был назначен следователь по важнейшим делам А. П. Наметкин. С 12 августа 1918 года расследование было поручено вести члену Екатеринбургского окружного суда И. А. Сергееву, который осмотрел дом Ипатьева, в том числе и полуподвальную комнату, где была расстреляна царская семья, собрал и описал вещественные доказательства, найденные в «доме особого назначения» и на руднике.

Почти одновременно с Наметкиным к расследованию дела об убийстве бывшего российского императора подключился начальник уголовного розыска города Екатеринбурга надворный статский советник капитан Александр Федорович Кирста. Кирста был назначен начальником уголовного розыска Екатеринбурга после ухода оттуда большевистских частей. Он должен был обеспечить розыскные мероприятия по поиску доказательств убийства царской семьи в Ипатьевском доме.

Уже в начале августа 1918 года Кирстой были найдены и 7 августа опрошены важнейшие свидетели. Среди них – бывший охранник «дома особого назначения» Летемин и жена начальника караульной команды, стерегшей семью царя, Мария Даниловна Медведева. Оба они достаточно подробно и почти одинаково описали картину расстрела всей царской семьи в подвале дома Ипатьева. Мария Медведева узнала об этом от своего мужа, который якобы присутствовал при казни и даже был в числе палачей, а Летемин обо всех событиях узнал от товарища по охране дома Ипатьева Андрея Стрекотина. Стрекотин стоял на посту у пулемета возле комнаты, в которой происходил расстрел.

Кирста проводил обыски и в доме Ипатьева, и в других местах, где обнаружилось множество предметов, принадлежащих царской семье. Также он выезжал и в район Ганиной ямы – взглянуть на работу команды, пытавшейся отыскать там трупы расстрелянных.

Но чем дольше Кирста вникал в суть полученных им сведений, тем большие сомнения им овладевали. Он был опытным юристом, некоторые обстоятельства, вскрывающиеся в ходе расследования, настораживали его. В духе французской революционной традиции большевики обычно предъявляли рабочим комиссиям трупы наиболее видных расстрелянных «врагов трудового народа». В случае с семьей императора все было иначе. Когда Филипп Голощекин на собрании торжественно объявил о расстреле Николая Кровавого, из зала сразу же раздались выкрики, требующие предъявить тела. «Товарищ Филипп» явственно смутился и увел разговор в сторону.

Тщательный осмотр шахт и окрестностей Ганиной ямы показал, что, вероятнее всего, там только сожгли одежду узников «дома особого назначения», причем и такие части гардероба семьи Николая Романова, которые никак не могли быть на узниках, приведенных в предполагаемую расстрельную комнату (например, шинель наследника престола Алексея и его ранец). А вот следов уничтожения или захоронения тел здесь практически обнаружено не было. Найден был только аккуратно отрезанный палец, принадлежность которого императрице, как это иногда утверждают, весьма сомнительна.

10 февраля 1919 года произошло первое странное событие, косвенно подтверждающее возможность того, что кому-то из членов царской семьи удалось выжить. Кирста, к тому времени помощник начальника Военного контроля штаба 1-го Средне-Сибирского корпуса, в качестве свидетеля допросил жителя Перми, некоего доктора Уткина Павла Ивановича, который по делу императорской фамилии показал, что в последних числах сентября 1918 года он был срочно вызван в вечернее время, между 5–6 часами, для оказания медицинской помощи. Войдя в помещение, занятое больной, он увидел лежащую на диване молодую особу, темную шатенку со стрижеными волосами. Возле нее находилось несколько мужчин и одна женщина, блондинка, на вид 22–24 лет. По просьбе врача все мужчины ушли. Женщина же, бывшая с больной, осталась, мотивируя это тем, что ее присутствие мешать врачу не может.

Когда ее спросили, кто она такая, больная слабым голосом ответила, что она дочь государя Анастасия. После сказанных слов больная потеряла сознание.

При осмотре удалось обнаружить следующее: больших размеров кровяную опухоль в области правого глаза и разрез в несколько сантиметров (1,5–2) в области угла правой губы. Каких-либо других изменений на голове и груди обнаружить не удалось.

Приглашенный медик наложил пострадавшей повязку и выписал лекарства, после чего его попросили покинуть помещение.

В конце лета и осенью 1918 года царская семья, кроме, возможно, самого императора, находилась в Перми. Об этом рассказала капитану Кирсте одна из свидетельниц. Она сообщила следствию, что семья государя была привезена в Пермь в сентябре и помещена сначала в доме Акцизного управления под не слишком строгим надзором, после чего через некоторое время государыню с дочерьми перевели в подвал дома, где находятся номера Березина, и там держали под строгим караулом.

Кроме того, женщина рассказала, что однажды во время дежурства ее брата, который охранял подвал номеров Березина, она зашла туда, и в полумраке, царившем вокруг, увидела императрицу и трех ее дочерей, лежащих на тюфяках на полу. Волосы у двух девиц были острижены. Одна из княжон сидела на тюфяке, на котором вместо подушки лежала солдатская шинель. У государыни поверх шинели находилась маленькая думка. Караул размещался в той же комнате, где и арестованные.

Караул был усилен, и вообще был введен строгий режим содержания заключенных после того, как одна из великих княжон бежала из Акцизного управления или из подвала. Бежавшая княжна была поймана за Камой, избита красноармейцами и позднее привезена назад. Свидетельница говорила, что предполагаемая царица и ее дочери, находившиеся в подвале, были чрезвычайно истощены и имели болезненный вид.

О предполагаемом маршруте на Пермь по горнозаводской линии поезда, в котором могла находиться царская семья, рассказали двое свидетелей: кондуктор Омской железной дороги и ревизор хозяйственного вагона. Они сообщили, что 19 июля 1918 года на станцию Екатеринбург поступило требование о срочной подготовке экстренного поезда из двух классных вагонов и одного крытого. Поезд ушел из Екатеринбурга 20 июля, и в нем были замечены государь и его жена.

Вскоре приказом сверху Военному контролю было запрещено заниматься расследованием судьбы царской семьи; все материалы необходимо было передать следователю Соколову. Кирста настаивал на том, чтобы ему было разрешено участвовать в дальнейшем расследовании, его активно поддержал товарищ прокурора Пермского окружного суда Л. Тихомиров. Он даже направил по инстанции документ о том, что считает совершенно необходимым дать возможность Кирсте закончить начатые розыскные работы. К сожалению, дальнейшие следственные действия, судьба и обстоятельства смерти Александра Федоровича Кирсты исследователям неизвестны.

17 января 1919 года надзирать за расследованием дела об убийстве царской семьи Верховный правитель России адмирал Колчак назначил главнокомандующего Западным фронтом генерал-лейтенанта М. К. Дитерихса. 26 января Дитерихс получил подлинные материалы следствия, проведенного Наметкиным и Сергеевым. Приказом от 6 февраля 1919 года расследование было возложено на белогвардейского следователя по особо важным делам Омского окружного суда Николая Алексеевича Соколова.

Пытаясь отыскать захоронение царской семьи, Соколов посетил Поросенков лог. Ему удалось найти остатки кострища. Он даже обратил внимание на мостик из шпал, но не догадался заглянуть под него, тем более что рядом с переездом № 184 имелось еще одно подобное нагромождение. Времени для необходимых тщательных исследований у белых уже не оставалось (для обеспечения результата, по мнению Соколова, Поросенков лог следовало перекопать вдоль и поперек). Это очень важная деталь, ибо именно на том факте, что при первом заходе не удалось обнаружить тела членов расстрелянной императорской семьи, позднее будут строить свои теории так называемые «спасшиеся Романовы».

7 февраля Соколову в Омск были переданы по приказу Дитерихса подлинные документы и вещественные доказательства по делу о семье императора. С 8 марта по 11 июля Соколов продолжил следственные действия в Екатеринбурге, а затем по приказу Дитерихса он выехал из Екатеринбурга (11 июля 1919 года) и вывез все акты подлинных следственных документов вместе с вещественными доказательствами.

Соколов кропотливо вел порученное ему следствие. Уже был расстрелян Колчак, вернулась Советская власть на Урал и в Сибирь, а следователь продолжал свою работу в изгнании. С материалами следствия он проделал опасный путь через всю Сибирь на Дальний Восток, затем в Америку. В эмиграции в Париже Соколов продолжал собирать показания уцелевших свидетелей. К сожалению, в 1924 году он умер от сердечного приступа, так и не завершив своего расследования.

Именно благодаря работе Соколова стали впервые известны подробности расстрела и захоронения царской семьи. Один из главных выводов, к которому пришло следствие, был вывод о ритуальном убийстве царской семьи.

Что могло натолкнуть следователя на подобную мысль?

На стене комнаты, где произошло убийство, была обнаружена следующая надпись – искаженная цитата Гейне: «Валтасар был в эту ночь убит своими подданными». Но у Гейне имя библейского царя «Bulthasar», а на стене комнаты написано «Beltazsar», то есть «белый царь». Но, возможно, эта надпись была не более чем проявлением всплеска эмоций у кого-то из расстрельной команды.


Останки членов семьи Романовых были обнаружены под Свердловском еще в 1979 году. Однако их, по указанию властей, вновь закопали.

11 июля 1991 года, после того как из основного захоронения – Ганиной ямы – извлекли останки царской семьи и слуг, встал вопрос, какой именно из сестер там нет. В связи с тем, что воспоминания очевидцев противоречили друг другу, сходясь лишь в самом факте, что отдельно был захоронен наследник и некая женщина, окончательное решение можно было вынести лишь по результатам экспертиз. Так, первоначально тело, помеченное номером 5, российские исследователи идентифицировали как Анастасию, в то время как американцы полагали, что речь идет о Марии. Из-за того что вся левая сторона лица была разбита, попытка сложить осколки воедино и на этом основании воссоздать портрет погибшей – метод, который применяли российские антропологи, – показался их американским коллегам недостаточно точным. Сомнения вызвали также доводы, которые российские исследователи попытались сделать, исходя из роста найденного скелета и сравнения его с сохранившимися фотографиями великих княжон.

Американцы полагали, что тело номер 5 принадлежит именно Марии, в то время как в захоронении отсутствует ее младшая сестра. Основанием служил, по их мнению, тот факт, что скелет не показывал свидетельств незрелости, таких как незрелая ключица, неразвитые зубы мудрости или незрелые позвонки в спине, которые следовало бы ожидать увидеть при осмотре тела семнадцатилетней девушки. Кроме того, рост Анастасии, определяемый по фотографиям, соответствовал примерно 5 футам[36] 2 дюймам[37], в то время как измерения тела номер 5 показали 5 футов 7 дюймов.

Обстоятельства гибели семьи императора расследовались в рамках уголовного дела, возбужденного 19 августа 1993 года по указанию Генерального прокурора Российской Федерации. Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II, императрицы и их детей, были опубликованы.

В 1992–1994 годах были проведены раскопки в южном направлении, где намечалось небольшое возвышение. Методом исследования были закладки шурфов и вскрытие поверхностного слоя почвы. Экспедицию свернули из-за недостатка средств. Как оказалось потом, до искомого поисковиками места оставалось не более 15 метров.

В 1996–1997 годах новая экспедиция продолжила поиски в северном направлении, также не давшие результатов. И снова работы были прерваны из-за недостаточного финансирования.

В 1998 году очередная исследовательская группа продолжила работы на Четырехбратском руднике. Опираясь на сохранившееся в бумагах следователя Соколова упоминание о находке в этом районе костей, ученые предположили, что это были останки Алексея и Марии. Рудник подвергся тщательному исследованию. Экспертиза показала, что найденные кости принадлежали животным.

В том же году, когда найденные прежде останки членов императорской семьи были наконец захоронены, скелет номер 5 (от 1991 года) был отмечен как останки Анастасии. Но, сомнения, однако, все равно оставались.

В июне 2007 года, осознавая мировую историческую значимость как события, так и объекта исследования, было принято решение провести новые изыскательские работы на старой Коптяковской дороге с целью обнаружения еще одного предполагаемого места сокрытия останков членов императорской семьи Романовых. Поиски возобновила группа, пришедшая к выводу, что искать следует к юго-востоку от основного захоронения. Еще какое-то время ушло на получение разрешения на раскопки, доукомплектование группы и, конечно же, на поиски источников финансирования.

В предполагаемом направлении оказалась полянка, не затронутая прежними экспедициями, что окончательно убедило группу в том, что их первичные предположения могут быть верны.

29 июля 2007 года ученые обратили внимание на чуть заметную впадину, заросшую крапивой. Первая проверка щупом показала наличие большого количества древесного угля, да и сама земля в этом месте казалась слишком уж рыхлой, словно бы перекопанной.

После того как был пробит шурф, поисковики обнаружили костные останки молодого человека в возрасте 10–13 лет и девушки в возрасте 18–23 лет, а также обломки керамических амфор с японской серной кислотой, железные уголки, гвозди, кусок темной ткани и пули.

И все это было найдено уральскими археологами под Екатеринбургом недалеко от основного места захоронения семьи последнего российского императора. Теоретически двух мнений быть не могло: перед исследователями находились останки членов императорской семьи Романовых царевича Алексея и его сестры княжны Марии, сокрытые большевиками в 1918 году. На останках детей Николая II были обнаружены следы от пуль и разрубания. Все это полностью соответствовало воспоминаниям Юровского и других членов расстрельной команды. Тем не менее, не всех устроили даже подобные доказательства…

24 августа 2007 года Генеральная прокуратура России возобновила расследование по уголовному делу о расстреле царской семьи в связи с обнаружением под Екатеринбургом останков царевича Алексея и великой княжны Марии Романовых.

Как вспоминают участники экспедиции, второпях не захватив с собой бумаги, они принялись писать отчет на оборотной стороне одной из ксерокопий, выполненных с подлинных документов о расстреле и захоронении Романовых. На лицевой стороне оказались слова комиссара Войкова: «Мир никогда не узнает, что мы с ними сделали…»

Можно сказать, что последнюю точку в споре, кто из сестер найден в захоронении на Поросенковом логу, поставила реконструкция черепов из основного захоронения, выполненная по методу профессора Герасимова.

Антропологическая экспертиза подтвердила, что найденные останки принадлежат подростку 12–14 лет и девушке 17–19, баллистическая – идентичность пуль, найденных здесь же, с пулями из основного захоронения, товароведческая – идентичность осколков сосудов с серной кислотой, использовавшейся в двух местах. Стоматологическая экспертиза – наличие серебряных пломб, идентичных тем, что были найдены в основном захоронении.

Генетическая экспертиза выполнялась в 2008 году трижды – в институте им. Вавилова (Москва), Инсбруке (Австрия) и в лаборатории Пентагона (США). Все подтвердили, что найденные тела принадлежат детям Николая II и Александры Федоровны. Кровь для сличения вновь брали у принца Филиппа, супруга английской королевы Елизаветы II.

В июле 2008 года эту информацию официально подтвердил Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации, заявив, что экспертиза останков, найденных в 2007 году на старой Коптяковской дороге, установила: обнаруженные останки, безусловно, принадлежат великой княгине Марии и цесаревичу Алексею, являвшимися наследниками императора.


В 1990—2000-е годы перед различными инстанциями ставился вопрос о юридической реабилитации Романовых. В сентябре 2007 года Генеральная прокуратура Российской Федерации отказалась касаться данной темы, так как не обнаружила по факту расстрела Романовых «обвинений и соответствующих решений судебных и несудебных органов, наделявшихся судебными функциями». Расстрел семьи императора, по их мнению, был «умышленным убийством, пускай и имеющим политическую окраску, совершенным лицами, не наделенными соответствующими судебными и административными полномочиями».

В то же время адвокат семьи Романовых отмечал, что «как известно, большевики передали всю власть советам, в том числе и судебную власть, поэтому решение Уральского областного совета приравнивается к судебному решению».

Верховный Суд Российской Федерации 8 ноября 2007 года признал решение прокуратуры законным, считая, что расстрел должен рассматриваться исключительно в рамках уголовного дела. К материалам, предоставленным стороной реабилитируемых в органы Прокуратуры РФ, было приобщено решение Уральского областного совета от 17 июля 1918 года о проведении казни. Данный документ был представлен адвокатами Романовых как аргумент, подтверждающий политический характер убийства, что было отмечено и представителями прокуратуры, однако согласно российскому законодательству о реабилитации для установления факта репрессий требуется решение органов, наделенных судебными функциями, каковым Уральский областной совет не являлся.

Поскольку дело было рассмотрено судом высшей инстанции, представители дома Романовых имели намерения оспорить решение российского суда в Европейском суде. Однако 1 октября 2008 года Президиум Верховного Суда РФ признал Николая и его семью жертвами политических репрессий и посмертно реабилитировал их.

Для чего необходимо было реабилитировать семью расстрелянного императора? В первую очередь для того, чтобы показать Европе и всему миру, что Россия – цивилизованное государство, полностью отказавшееся от своего советского прошлого.

Согласно заявлению судей, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил признать необоснованными репрессии и реабилитировать Романова Николая Александровича, Романову Александру Федоровну, Романову Ольгу Николаевну, Романову Татьяну Николаевну, Романову Марию Николаевну, Романову Анастасию Николаевну и Романова Алексея Николаевича.

В соответствии с процессуальными нормами российского законодательства, решение Президиума Верховного Суда Российской Федерации окончательно и пересмотру (обжалованию) не подлежит. 15 января 2009 года дело об убийстве царской семьи было закрыто.

30 октября 2009 года Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о реабилитации 52 человек из окружения царской семьи, подвергшихся репрессиям после революции. В частности, были реабилитированы лейб-медик Боткин Е. С., повар Харитонов И. М., камердинер Трупп А. Е. и горничная Демидова А. С. В отношении 23 реабилитированных, чьи биографические данные точно известны, составлены справки о реабилитации. В отношении остальных 29 человек такие документы не составлялись, поскольку, по мнению Генпрокуратуры, установить их полные биографические данные уже не представляется возможным.

Еще в 1981 году царская семья была канонизирована Русской православной церковью за рубежом. Все невинно убиенные члены семьи Николая II были причислены к лику святых. Вообще-то стихийное почитание Романовых началось практически сразу, как только стало известно о расстреле. Убийство детей в любом случае не могло не вызвать резонанса, и было отмечено множество случаев, когда верующие укрепляли в «красном углу» изображение Романовых и молились за упокой их душ.

Из истории нам известно пророчество монаха-предсказателя Авеля (в миру Василия Васильева) (18.03.1757 – 29.11.1841), русского Нострадамуса, касающееся непосредственно императора Николая II.

«… (Он) будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную… На венец терновый сменит он корону царскую… Война будет… По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут… Накануне победы рухнет трон царский… Брат на брата восстанет… власть безбожная будет бичевать землю русскую…»

Также известно, что еще один предсказатель, оптинский старец Анатолий (Потапов), в 1916 году пророчествовал: «Судьба царя – судьба России… Не будет царя – не будет и России».

Что тут можно сказать? Даже прочитав сотни и сотни книг нам, жителям XXI века, сложно будет понять, о чем думал и что чувствовал русский, да и любой другой человек сто лет назад и какую роль для него, как и для страны в целом, играл образ монарха. Поэтому для нас этот вопрос, наверное, больше философский, и ответить на него, пожалуй, каждый должен для себя сам.

На Урале почитание святых царственных страстотерпцев – царя Николая II, царицы Александры Федоровны, цесаревича Алексия, великих княжон Ольги, Татианы, Марии и Анастасии – началось задолго до их «официального» прославления.

В 1928 году решение о канонизации царской семьи было принято на так называемом Кочующем соборе Катакомбной церкви; епископу Майкопскому Варлааму (Лазаренко) было поручено составить «Службу святым царственным мученикам», однако он не успел этого выполнить до своего ареста.

В 1991 году архиепископ Мелхиседек благословил установить Поклонный крест в урочище Ганина Яма на месте уничтожения останков царской семьи.

Последней решение о канонизации семьи царя в лике страстотерпцев приняла Русская православная церковь, 31 марта – 4 апреля 1992 года Синодальной комиссии было предложено «при изучении подвигов новомучеников Российских начать исследование материалов, связанных с мученической кончиной царской семьи».

Вопрос этот породил множество споров, было выдвинуто немало доводов как за, так и против, причем последние основывались на том, что царская семья пала жертвой политических репрессий, а не преследования за веру, что царь Николай II был достаточно противоречивой персоной, если вспомнить о Кровавом воскресенье {30}, Ходынке {31} и покровительстве Григорию Распутину. Человек, получивший в народе прозвище Николай Кровавый, вряд ли достоин того, чтобы его лик помещали на иконе…

И все же на Архиерейском соборе Русской церкви в 2000 году царская семья была причислена к лику святых в составе Собора святых новомучеников и исповедников Российских. Окончательное решение было принято 14 августа того же года.

Таким образом, на месте расстрела семьи последнего российского императора Николая Романова в 2000-х годах «в память о невинно убиенных» был возведен «Храм-на-Крови, в честь Всех Святых, в земле Российской просиявших».

В том же году, во время визита на Уральскую землю, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил создание на этом месте монастыря в честь Святых Царственых Страстотерпцев.

Монастырь был создан. На его территории построено 7 храмов (2000–2003). Один из них – храм в честь Святых Царственных Страстотерпцев.

Останки Святых Царственных Страстотерпцев сделали это место особо почитаемым, освященным их прахом и пеплом. Ныне монастырь на Ганиной Яме является для верующих людей символом покаяния русского народа в грехе богоотступничества и символом возрождения православной России.


Теперь хочется немного рассказать непосредственно о детях царя, занять места которых в дальнейшем будет столько желающих. Стоит сделать ударение на том, что дошедшие до нас характеристики давали Романовым, как правило, современники, имевшие с ними теплые дружеские или родственные отношения. Поэтому, возможно, образы царя, царицы, их дочерей и сына и нарисованы почти исключительно розовыми красками, они предстают пред нами людьми практически идеальными, порой даже слишком…

Да, может быть, так оно и было. Может быть, с человеческой точки зрения Романовы и были именно такими. Но, исходя из того, что огромная масса народа выступила в конце концов против их руководства, вероятно, что-то все-таки было не так. Вероятно, что, если они и были такими высоконравственными и порядочными людьми, как о них говорят друзья и близкие, то, скорее всего, все же не были достаточно умелыми правителями.

Но как бы там ни было, убийство детей оправдать не может ничто на свете.


Кроме самих «Романовых, спасшихся от расстрела в Екатеринбурге», существует также и определенная группа претендентов, именующих себя «потомками великих князей Романовых» и поныне добивающихся признания своих «законных прав». В эту группу входят как лжепотомки истинных представителей императорской семьи (к примеру, лжедочь Ольги Романовой или «пятая дочь Александры Федоровны»), расстрелянной большевиками в подвале Ипатьевского дома, или лжепотомки лже-Романовых – да, такое тоже бывает…


Предыстория | Лжеправители | Ольга Николаевна Романова