home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая

Восток дело тонкое…

Нет, ну почему всё происходит так, как происходит, а? Нашли, называется, Скипетр Повелителя, да только умудрились принца потерять. Вместе с тем самым дрыном. И как всегда ничего лучше, чем отправиться телепортом в Столицу Средиземья, чтобы постараться найти Неригана и попутно начистить, кому надо, морду лица, придумать, увы, не получилось. А когда оказалось, что телепорт в Столицу Средиземья построить невозможно, потому что там кто-то подсуетился, стало вообще весело. Особенно после того, как Райнел попытался этот самый телепорт построить, и в результате вся наша компания оказалась на Востоке, в каком-то Великом Эмирате. Причём наше появление на улицах города, в котором сидит эмир, правитель этого самого Великого Эмирата, ну просто не могло пройти без приключений. Потому что Райнел опять сделал окно портала выше земли, и я, который по задумке должен был идти первым и отражать возможную магическую атаку боевых магов Столицы, растянулся на земле. Остальные посчитали, что я решил проявить благородство, чтобы они ножки сразу не запачкали, и на выходе из портала дружно потоптались по моей спине. Но это ещё не всё. Рядом с нами оказались представители местной стражи в количестве трёх штук, включая мага. Заметив Велиссу, они предложили подарить её эмиру, а не кого-то там, кого они искали. На этом их предложения закончились, потому что Велисса всадила стражникам по ножику в горло, а маг стал новым рельефным украшением на стене дома: его впечатало после того, как Райнел немного перестарался с воздушной волной. Замаскировав трупы под кактусы (манечка у магистра маскировать под растения всё, что под руку попадёт), мы собрались уже покинуть это место, но кому-то из нас пришла в голову мысль, а кого же искали эти стражники с магом. И мы решили найти…

Лучше б и не искали. Мало того, что я едва не получил ножом в лоб, причём острой его частью, так мы теперь являемся кем-то вроде соучастников в побеге одной девицы из гарема султана, чтоб ему…

Странно, обычно история не повторяется, но в этот раз Судьба решила повториться. Спрашивается, нафига? Нам что, прошлого раза мало было?

Велисса тут же предложила взять девушку с собой, так сказать из солидарности. Она ведь в гареме уже была, так что представляет, что это такое. Примерно.

Мы как-то немного посопротивлялись, но Велисса всё-таки уговорила нас взять девушку с собой. Блин, женская солидарность, что называется. Теперь точно проблемка на наши головы и все остальные части тела. Ведь тех, кто ловил девушку, наверняка будут искать. И если найдут, зададутся вопросом, кто с ними такое сделал. Вечно нам немного не везёт в таких моментах…

Интересно, это как это понимать? Ловля на живца? И кто кого ловит, мы стражу или она нас? Непонятно…

А вот то, что нам нужно выбираться из этого города, принадлежавшего славному султану, чтоб ему икалось до конца жизни, это как пить дать. А этот найдёныш смотрит на нас такими невинными и просящими глазами, что невольно забываешь, что пару минут назад она хотела воткнуть нечто острое мне промеж глаз. Называется, тех кого мы нашли, мы приручили, а мы в ответе за тех, кого мы приручили. Бред. Сивокобыльный. Если стража нас на ближайшем постоялом дворе за соучастничество не поймает и не пошлёт крокодилов кормить (ну, это в моём мире такие наказания, я где-то вычитал), то будет немного странно…

Все эти мысли у меня появлялись и исчезали, когда мы сидели на том самом постоялом дворе и никто нас не трогал. Вернее, это я сидел и дожидался непонятно чего, Велисса с девушкой поднялись в свою комнату, а Мордрен и Райнел пошли искать караван, который будет идти в сторону Средиземья.

Хм-м, а с чего это я стал вдруг таким пессимистом? Вроде и не из таких передряг выбирались. Может, это на меня вино так действует? Нет, я где-то слышал гениальную фразу, что в нём можно найти истину, но то ли вино было некачественное, то ли ещё что, но истина не находилась. Может, пойти к хозяину постоялого двора и морду ему набить за то, что в его вине нет истины?

Эту мысль прервала кружка с вином, услужливо подсунутая мне. Я поблагодарил в ответ, и тут только до меня дошло, что кружку мне подал хвост. Мой.

Не понял, это что за самодеятельность такая? Он что, сам по себе, а я так, типа бесплатное приложение? Хорошо хоть, я в углу сижу, и тут достаточно темно, чтобы хвост не бросался в глаза.

Я пригрозил своему хвосту, чтобы не своевольничал. В ответ получил изумительную комбинацию под названием «дуля». Не знаю как можно было изобразить её хвостом, но факт налицо. Точнее, на хвосте.

— В глаз дам, — пообещал я.

Хвост в ответ предложил сравнить звук удара по лбу со звуком удара по деревянной лавке. Странно. Оказалось похоже. Это у них лавки такие умные? Или?..

— Слюшай, дарагой, ты зачэм маё вино забрал? — вдруг раздался надо мной голос.

Чего? Это когда?

Я посмотрел на стол. Передо мной и в самом деле стояло две кружки. Одна моя, а вторая… Ну, хвост!..

Только вот хвоста уже не было. Наглец, нашёл проблемы на мою голову, а сам скрылся.

— Можешь забрать моё, — пожал плечами я, поворачиваясь к говорившему. Очень надеясь, что дело можно будет уладить мирным способом.

Вдруг рука говорившего схватила меня за шиворот и вытащила из-за стола.

— Вай, дарагой, ты не понял. Ты забрал маю кружку, — дыша на меня перегаром, продолжил этот индивид восточной национальности. Крупное лицо с карими глазами, с большим красным носом, приобретённым либо от большого количества принятого на душу, либо от того, что он суёт его не туда, куда нужно, и частенько по нему получает. Хотя одно с другим очень часто связано. Чёрная короткая борода. И оттопыренные уши. Блин, так и хочется подёргать…

Я тяжело вздохнул. Похоже, что решить проблему мирным способом вряд ли удастся. А как хотелось бы… А то я уже забодался постоянно в драках участвовать. Ни дня не прошло, чтобы не ввязался во что-то.

И вот сейчас. Есть необходимость уладить всё тихо, но ведь попробуй втолковать об этом носатому. Ладно, сам напросился.

— Какую кружку? — сделал я удивлённый вид, продолжая висеть в руке здоровяка и дышать его перегаром. Что отнюдь не добавляло мне удобства. Как бы воротник не оторвался, а то сиди потом, пришивай.

— Что-о-о?

Здоровяк опустил свой взгляд на мой стол и немного удивился. Потому что там не было ни одной кружки. А то, что я их переставил своим хвостом на его стол, никто даже не заметил.

— Что здэсь праисходит? — Рядом с нами материализовался джинн, который тут работает. Эдакое синее существо без ног, висящее в воздухе. Кольцо в ухе, грозные глаза, небольшая чёрная бородка на выпирающем массивном подбородке, которую джинн постоянно подёргивает массивной рукой, и длинный чёрный чубчик на голове представляли всю растительность на его теле. Длинный орлиный нос (в смысле тоже с горбинкой и немного крючковатый) и удлинённые в верхней части уши. Я когда этих джиннов тут увидел, минут десять приходил в себя от их вида. Потом ещё с полчаса сидел за столом и краем глаза наблюдал за эдакой синей летающей диковинкой в количестве… А вот с количеством я как раз и не мог разобраться. Их то больше становилось, то меньше. Специально на кухне ныкаются?

Райнел рассказал мне, что джинны хорошо владеют магией, но только на себя, и могут свободно менять облик своего тела. И образ мускулистого вышибалы сейчас был как нельзя кстати. Особенно если учесть, что в данный момент джинн был в полтора раза больше красноносого, который держал меня, то зрелище было впечатляющим.

— Нарушение правил поведения в общественных местах, чрезмерное употребление алкоголя, оскорбление данному заведению в том, что здесь подают плохие блюда и напитки (сам слышал, пока мой хвост мне эту кружку не подсунул), а также моральный и материальный ущерб, нанесённый представителю общества, то есть мне. Я думаю, что это может вылиться в неплохой штраф в пользу заведения, — скороговоркой произнёс я, глядя на джинна.

Тот оказался сообразительным малым, и всё, что я только что говорил, он тут же записал в появившейся из ниоткуда книжечке.

— Наказание за всё это пять золотых монет и удаление из общественного места, — без восточного акцента сообщил джинн, подкинул книжечку, которая исчезла в воздухе, и схватил за шиворот индивида, который держал меня. Мою тушку он аккуратно вытащил из пальцев проштрафившегося, усадил на скамейку, а самого виновника швырнул прямо в дверь.

Мыдя, если б мужик сильно руками не размахивал, то, может, и нормально пролетел бы. А так ещё и косяк зацепил. Придётся ребятам ремонт делать.

Дальнейшее повергло меня в шок. Возле выбитой двери появилось три копии джинна со стройматериалами и в мгновение ока починили косяк и повесили целую дверь. Потом они хлопнули друг друга по рукам и с хлопком исчезли.

Полный атас. С такими лучше не встречаться. А то положат под мостовую и скажут, что так и должно быть.

— Что у вас тут происходит? — рядом на лавку приземлились Райнел и Мордрен. Они зашли в трактир как раз в момент ремонта двери.

— Покушаются на мою частную собственность, в частности на мою кружку, — ответил я.

— А что в ней такого? — удивился маг, рассматривая кружку, стоявшую передо мной.

— Вино.

Я тоже принялся рассматривать кружку с вином, которая несколько мгновений назад стояла на соседнем столе. Опять?..

Я посмотрел под лавку. Хвост аккуратными колечками лежал на полу, немного подрагивая кисточкой на конце. Надо будет за воспитание взяться. А то он мне такую свинью подложит, что одним подвешиванием за шиворот не отделаюсь.

— Вай, дарагой, чито заказывать будеш? — рядом с нами появился джинн. Как по мне, так тот же самый. Правда, они тут все на одно лицо.

— А что есть? — спросил наёмник.

— Плов с бараниной, плов с грыбамы, плов с бараниной и грыбамы. — Джинн-официант достал из воздуха книжечку и принялся перечислять наименования, перелистывая страницы.

— А кроме плова? — поторопил его Мордрен. Во привередливый.

Книжица в руках официанта исчезла, зато появилась другая.

— Шашлык из баранины под бэлым выном, шашлык из баранины под красным вином, шашлык…

— А что ещё? — перебил Райнел.

— Слюшай, дарагой, ты чито, савсэм шашлык нэ любиш? — сделал обиженную рожицу джинн. — Хароший шашлык, свэжий.

Ага. Только что бебекал на заднем дворе…

— Вкусные, советую взять, — влез я в разговор. Я-то уже успел попробовать, и шашлык мне действительно понравился.

— А ты какой брал? — Райнел повернулся ко мне.

— Под красным, — ответил я, заглянув в кружку. — Хотя что под красным, что под красное — и так, и так хорошо идёт.

Правда, потом хвосты в самоволку идут, но это уже так, к слову. У остальных подобных конечностей не наблюдается, а значит и подобных проблем не будет.

Надеюсь.

— Доверюсь дегустатору, — кивнул в мою сторону маг и сделал заказ на две порции плова с мясом и два шашлыка. Я тоже за компанию взял шашлык, чтоб не смотреть на друзей и не глотать слюни.

Заказ был выполнен мгновенно. С мяса на шампурах даже ещё жир капал.

— Ну фто, нафли фто-нибудь? — поинтересовался я, снимая зубами кусок шашлыка с шампура.

— Нафли, — ответил Мордрен, уминая плов за обе щёки. А ещё про другое спрашивал. Вон как еду с тарелки сметает, аж за ушами трещит.

— Через день выходим, — проглотив отправленную в рот порцию плова. — Купец, с которым мы договаривались, согласен взять нас в охрану, но он хочет завтра ещё немного деньжат подзаработать да другой товар закупить.

Ага, а мы пока сидим тут и не отсвечиваем, чтобы не найти проблемы на свои хвосты. Хотя, как я уже успел заметить, это проблемы находят нас, а мы за неимением других вариантов со всего размаху вляпываемся куда не надо. Двумя ногами. Ещё и брызги в разные стороны, которые цепляют соседей, а потом начинается…

Так. Стоять-бояться. Что-то у меня сегодня постоянно настроение портится. С чего бы вдруг, спрашивается? Надо прекращать эту философию, а то как пойду в пруду вешаться, так всем кирдык будет.

Итак, на повестке… Я посмотрел в окно. Темно. Значится, на повестке ночи у нас хороший отдых после хорошего ужина, на завтра тихая попытка посмотреть город на предмет достопримечательностей, а потом держать путь на север, в сторону милого Средиземья. Ну что ж, будем следовать этому плану. И пусть только попробует кто-то вмешаться.

Ага. Конечно. Так меня боги и послушались. И нам конечно же никто не помешал. Аж два раза.

А то, что меня опять среди ночи разбудили, это, значит, никого не волнует. Нет, ну что за наглость такая, а? Я уже который раз не могу спокойно выспаться в этом мире. И что это у них за привычки у всех по ночам шуметь?

— Что там происходит? — спросил я, недовольно открывая глаза. В комнате горела лампа в виде чайничка. Райнел говорил, что раньше в такие чайнички наливали масло и ставили фитиль, а местные умники переделали, теперь в этом чайнике заряд магии, как в шарах освещения в Средиземье. Так сказать, светильники с поправкой на местный колорит.

— Нашёл у кого спрашивать, — проворчал в ответ Райнел, тоже поднимаясь с кровати. Вернее, со спального места. Потому что спали мы на полу. Типа тут кровати не приняты. Но главное, что спать было удобно, так что у меня на этот счёт претензий не было.

Претензия была к тем, кто шумел за дверями, и мне очень хотелось выйти и успокоить кого-то чем-нибудь тяжёлым.

Немного преобразившись, я встал, чтобы своей фирменной улыбочкой постараться объяснить, что шуметь по ночам — это плохая идея. Но только я приблизился к дверям, как их сорвало с петель и двинуло меня по лбу. Сила удара в дверь была такова, что меня пронесло до стены за спиной, и я крепко приложился об неё головой. Затылок сообщил, что этот удар был очень чувствительным, а сознание тут же обиделось и решило отправиться в отпуск. К сожалению, без моего согласия…


Когда сознание вернулось из отпуска, первой мыслью было, что лучше бы оно не возвращалось. Потому что с ней вернулась боль в голове. Такое ощущение, что мою черепную коробку методично пытаются раздолбать чем-то тяжёлым. Так и хочется попросить топор поострее, чтобы прекратить это безобразие. Но вот желание найти того, по чьей вине я сейчас страдаю головной болью, оказалось сильнее, поэтому я постарался немного отстраниться от неприятного ощущения в голове…

Получилось. Чуть-чуть. По крайней мере я стал воспринимать не только одну боль, но и запахи, которые были не самыми приятными. А также звуки, среди которых я различил голос Велиссы:

— Дим, очнись, пожалуйста. Приди же в себя. Ну хватит лежать, очнись же.

Ох-х, ну зачем же так громко, ещё и дёргают за плечо постоянно. От чего самочувствие головы отнюдь не улучшается.

— Не тря-си, — тихо попросил я, пытаясь открыть глаза. Получилось.

Большую часть вида занимало бледное взволнованное лицо девушки, склонённое надо мной. Не знаю почему, но ей эта бледность не шла. Интересно, кто её до такого состояния довёл?

В мозгу постучалась одна мысль, сообщившая, что некую роль в этом сыграло одно тело, которое провалялось непонятно сколько времени без сознания, заставляя северянку волноваться. А придя в себя, это тело ещё и наезжать начинает в благодарность.

— Пожалуйста, — добавил я.

— Слава Богам, ты жив! С тобой всё в порядке? Можешь сказать, где ты находишься? — склоняясь ещё ниже.

Прям генератор вопросов какой-то, а не девушка.

Интересно, а как я могу сказать, где я нахожусь, если она закрывает мне весь обзор. Хотя смотреть на её лицо намного приятнее. Так бы и смотрел…

— Где-то перед тобой, — ответил я. — Только прошу, говори потише, голова болит ужасно.

Нет, я всё-таки найду ту паскуду, которая мне эти полежанки устроила, и лежать уже будет она.

— Что случилось?

Я попробовал приподняться, но сознание возмущённо завопило, что лучше этого не делать, иначе оно опять уйдёт на прогулку. Всё, на что я был способен, это немного повернуть голову, чтобы осмотреться. Лежал я на полу в какой-то комнате. Подстилкой мне служила солома позапрошлого года. Это минимум. Она-то и пахла так «приятно». Стены в комнате, хотя, точнее, в камере, были испещрены всякими разными примерами наскальной живописи. Видимо, кому-то было нечего делать, вот и развлекались, кто как умел.

— На нас напали. Не знаю почему, но практически всех, кто был в трактире, поймала стража султана.

Всех? Не понял…

— И Райнела? — Я попробовал удивиться, отчего затылок отозвался острой болью.

Велисса кивнула, садясь рядом.

Э-э-э? Это что за народ тут такой крутой сидит, что Магистра уделали?

— Как?

— Не знаю, накинули на него какую-то сеть, и он больше не мог ничего намагичить. Так его куда-то и забрали.

Ой, что-то я сильно сомневаюсь, что у них вдруг случайно оказалась сеть, способная удержать Магистра магии. Не иначе, как всех остальных просто за компанию схватили, а потом отпустили.

Вторая попытка привстать была более удачной. Я уже начал привыкать, что в голове у меня не мозги, а молот с наковальней, и они используются по полной программе. Но вот сомневаюсь, что в комнате найдётся лекарство от головной боли. Придётся искать. Только вот где — это уже второй вопрос.

— А где мы находимся?

То, что мы в какой-то комнате, это я уже понял. Кстати, тут кроме меня и Велиссы присутствовал ещё один пленник. И им был джинн. Он задумчиво висел в воздухе, сложив ноги под собой. Ноги? Странно, откуда они у него? Хотя, я ведь не спрашиваю, откуда у меня хвост растёт.

— Мы в темнице для тех, кто имеет какие-либо магические способности, — объяснила Велисса.

Я удивлённо посмотрел на неё. Это ж какие у неё магические способности, а?

— А ты здесь каким боком тогда?

Девушка опустила глаза.

— Это из-за амулета, который я ношу. — Она показала на кулон, висящий на золотой цепочке на шее Велиссы. — Это защитный амулет, он оберегает меня от метательных предметов, стрел, ножей. А они сразу не разобрались и подумали, что это у меня какие-то способности.

При этих словах джинн, висящий всё это время с закрытыми глазами, вдруг удивлённо открыл правый глаз (а я думал, это он дрыхнет таким образом). Интересно, с чего бы это?

— А я тут как оказался? — Я в задумчивости почесал затылок, который тут же попросил больше так не делать. — Райнел ведь говорил, что во мне магии практически никакой нет.

— А тебя когда нашли, у тебя зубы были, ну… — Велисса замялась, не зная, как сказать. — Ну, ты понял. Вот все и решили, что ты оборотень.

— И ты хочешь сказать, что из этой темницы никакого выхода нет?

— Только через вход, — вмешался в разговор доселе молчавший джинн, — который сторожат два джинна. Но сама темница надёжно защищена, так что отсюда нет выхода.

— Это как она защищена? — поинтересовался я, бросив взгляд на выход, который был замурован чем-то вроде большого булыжника. Метра два в диаметре.

— Руны видишь на стенах?

Руны? А я-то думал, что это просто у кого-то когти отросли от сидения здесь, вот он и решил их заточить таким способом.

— Вот они-то и держат нас. Думаешь, я бы тут сидел, если б мог выбраться? — Джинн погладил свою чёрную бородку. — Эти руны блокируют любые способности, будь то магия, или же оборотничество, или же джинн.

— И зачем они нас держат?

— А потом будут решать, что с нами делать. То ли отпустить, то ли в рабство продать. Хотя девушке это не грозит, её наверняка кто-нибудь выкупит, если не сам султан возьмёт.

— Что-о-о?!

Мыдя, не надо было джинну про гарем говорить. Он аж, бедненький, на пол свалился. Ну да, его ведь не предупредили, что у Велиссы к гарему немного предвзятое отношение, хи-хи. Впрочем ладно, разберёмся. Хотя с рабством я не согласен. И это мне очень не нравится. Чего-чего, а вот этого я ну никак не хотел, у меня немного другие пожелания.

— Значит, никак, говоришь?

Я принялся подробнее изучать нашу камеру. Так, я не понял, а окошко где? Человек имеет право дышать свежим воздухом, а они и этого нас лишили? Совсем оборзели.

Угу, кто бы говорил? Сам непонятно кто, не то демон, не то чёрт в пальто. Но тем не менее…

Жаль, что эта камера блокирует способности к оборотничеству. Я ведь как бы им и являюсь, если вспомнить наш первый разговор с Шенгом. Я опять почесал затылок. Хвостом.

Хвостом?..

Я даже не заметил настойчивую просьбу затылка не трогать его в ближайшее время…

Глаза удивлённо принялись наблюдать за моей пятой конечностью, которая явно пыталась мне что-то сказать. Правда, все, что я понял — это что я дурак. Я ведь чужой для этого мира. И магия на меня действует постольку поскольку. Нет, если кто-то швырнёт в меня телекинезом что-нибудь тяжёлое, то могут и прихлопнуть. Если я не увернусь. Но сейчас не об этом.

Раз у меня сейчас есть хвост, значит и все мои способности наверняка остались при мне. Проверим. Я попытался встать с пола, придерживаясь за стену. Велисса бросилась помогать, опасаясь, что я сейчас повторно лягу отдыхать. Но всё обошлось. Пошатываясь, я направился к камешку, завалившему вход. Здесь что, двери делать не умеют? Экие они тут беспомощные.

Впрочем, я у них за каменщика не нанимался, так что пусть сами двери учатся делать. А вот выход придумать надо.

Так, давайте вспомним, что нам говорил наш любимый бог случайностей? Он говорил, что у меня немало силёнок. Угу, сила есть, ума не надо. Интересно, а она осталась со мной? Щас проверим.

Так, надо найти, что тут можно сломать…

Только вот это «что» в камере попросту отсутствует. Ну, не солому же.

Может, окошко сделать, чтобы восстановить свои права на свежий воздух? Хотя зачем мучиться лишний раз, если можно сразу дверцу открыть?..

А если там кто-то стоит и их случайно придавит? Эх, была не была…

— Эй есть там кто-то? — закричал я, подходя ближе к камушку.

— Ты думаешь, что тебе кто-то ответит? — удивился джинн.

— Да нет, мне важно, знать, есть там кто-то или нет. Боюсь, как бы не зашибить кого-нибудь.

Я сосредоточился и попытался трансформироваться. Потом довольно повёл появившимися за спиной крыльями и щёлкнул хвостом. Потом с удовлетворением понаблюдал за джинном, который в буквальном смысле отвесил челюсть до пола. Кто-кто, а сделать удивлённый вид эти существа и впрямь умеют. Но последующие его действия заставили уже меня удивляться: он рухнул на колени и принялся стукаться головой об пол с такой регулярностью, что я стал опасаться за целостность пола. Он ведь так и окошко продолбить может. Только лучше бы он его в стенке проделал…

Велисса тоже удивлённо смотрела на этого болванчика. Потом с небольшим укором на меня. А я тут при чём? Я ведь никого не заставлял…

— Эй, что с тобой? — осторожно поинтересовался я. А вдруг такое состояние заразное, и я сейчас тоже начну головой об пол биться? Нафиг надо. У меня ещё после предыдущих ударов голова не отошла.

— Вай, Шейтан, прости, не признал сразу! — не останавливаясь провыл джинн.

Чево? Кито? Где?

Я отпрыгнул в сторону, разворачиваясь и принимая боевую стойку. Типа, боевую…

Никого.

Не понял, это он что, меня каким-то… Шаталом обозвал? Нет, не спорю, меня немного шатает после массажа по черепной коробке, но ведь не настолько, чтобы обзываться.

— Кем он меня назвал? — почему-то обратился я к Велиссе. Чувствую, что от джинна я сейчас вразумительного ответа не добьюсь.

— Шейтаном, — ответила девушка.

— Эт что за зверь?

— Одно из местных высших божеств восточного Тёмного пантеона.

Не было печали, боги подкачали. Час от часу не легче. Интересно, кем меня в следующий раз назовут?

Но если мой вид так действует на местных джиннов, то…

— Эй, если там есть кто-нибудь? — опять закричал я, поворачиваясь в сторону дверей. — А то мне сильно в туалет надо!

— Прости, о Великий, но здесь есть туалет, — перебил меня джинн.

Слава богам, хоть в пол стучаться перестал, уже радует. Но вот кто его просил влезать, а? И по какому поводу мне теперь отсюда проситься выйти?

— И где?

В ответ джин показал на какое-то отверстие в полу в углу камеры.

Чего? И это? Туалет? Мыдя, туалет модели «сортир обыкновенный первобытный». Хоть бы бумажку дали, а то даже подтереться нечем.

Это они его по образу и подобию туалета у султана делали или как? Не, так не пойдёт.

— Народ, и вы хотите, чтобы я туда ходил? А о девушке вы подумали? Ладно, вы там в сторонку отойдите — я сейчас выходить буду!

За камнем раздались смешки. Ага, значит, там всё-таки кто-то есть. Что ж, я предупредил. А кто не спрятался, я не виноват.

Уперевшись руками в камень, а ногами в пол, я толкнул дверь наружу. Булыжник поддался достаточно легко, чего я не ожидал. Поэтому по инерции вылетел наружу, разлёгшись на упавшей «двери». При этом моя голова оказалась на самом краю, и я уставился на чьё-то синее лицо, выглядывавшее из-под камня. Кажется, я таки кого-то придавил. Вон аж посинел, бедненький.

— Вай, Шейтан! — вдруг произнесла голова.

Ух-ты, ещё разговаривает!..

Тьфу, блин, так это джинн. Мне ведь сосед по камере сказал, что они тут нас сторожат, а я перепугался, думал кого-то раздавил тут ненароком.

— Вай, Шейтан! — прозвучали эти слова в коридоре.

Я помотал головой, пытаясь понять, кто тут ещё голос подаёт.

Но вокруг не было ни души. Странно. Наверное, эхо…

Я повернулся обратно к голове, которая выглядывала из-под «двери», но обнаружил только торчащий чубчик. Э-э не-эт, так дело не пойдёт.

Ухватившись за этот чубчик, я потянул на себя. Со звуком вылетевшей пробки из бутылки голова появилась, выскочила на свободу.

— Пащади, Шейтан. Шесть жён дома, пятьдесят сыновей, я один всех кормлю, не лишай их завтрака, — скороговоркой затараторил джинн.

Это как понять? Они все им самим питаются? Похоже на то. Вон как похудал, что аж под камушком разместиться смог.

— Да я не голоден, не нервничай, — постарался успокоить я джинна. Правда, едва не достиг обратного результата: глаза джинна начали закатываться. — Эй, а ну стой. В какую сторону выход сначала скажи?

Рядом с головой появился палец и указал налево. После чего голова спряталась обратно под камень, так как больше я её не держал.

Ну, направление знаем, можно и выбираться.

До дверей мы дошли быстро. Нормальных дверей. С засовом. Только с той стороны. Но джинн, который сидел с нами (Велисса по дороге постаралась объяснить ему, что я никаким Шейтаном не являюсь; сомневаюсь, что он поверил, но бить пол головой перестал), умудрился просочиться между прутьями решётки в небольшом оконце и открыл двери.

Странно. Народ тут что, совсем вымер, что на страже никого нет? Или все дружно чем-то заняты? Интересно, чем?

Ходили мы долго. Всякие повороты, лестницы, дверцы… и никого. Правда за каждым поворотом стояли очень красивые напольные вазы с крышками. Как по мне, так они тут немного лишние, в интерьер не вписываются. А то, что из каждого кувшина, после того как мы проходили мимо него, вылазил джинн, прятал вазу в карман и с квадратными от перепугу глазами бросался в обратную от нас сторону, я как-то старался не замечать.

Гуляли мы долго. В основном потому, что не у кого было спросить, куда дальше, а повесить указатели никто не догадался. Решив спросить у местных, я заглянул в одну из ваз. Сначала на меня с ужасом уставились чьи-то глаза. Потом у вазы выросли ножки, и она резво побежала по коридору, удачно вписываясь в повороты. Нет, ну в самом деле, я что, такой страшный, что от меня даже джинны шарахаются? Вроде нет, вполне нормальный вид: крылья, когти, хвост и зубы. Рога. Небольшие. И что им не нравится?

Но всё-таки мы выбрались из этих лабиринтов и оказались в красивом коридоре. На полу лежали шикарные ковры, на стенах композиции из разных дорогих тканей, и тоже ковры. И, конечно же, пальмы в кадушках. Ёлкин дрын, у них здесь что, один декоратор на весь мир, что он в каждый дорогой дом пальмы впихивает?

Походив немного по таким коридорам и лестницам, мы дошли до большого зала. Пустого. Правда, Велисса сказала, что заметила, как тут пальмы бегают. Мыдя, если б не мой опыт, я бы удивился. А так… Ну, не с топором же мне за ними бегать, доказывая, что деревья должны сидеть там, где их посадили!

Осторожно ступая по зеркальному полу (а то поцарапаю, а меня потом полировать заставят), мы прошли к другим дверям. Мыдя, наш король отдыхает по сравнению со здешним султаном. Потому что трёхметровых золотых дверей у него нет. А количество драгоценных камней зашкаливало за всё виденное мной в моём мире.

Осторожно приоткрыв одну створку (джинн с Велиссой, правда, пытались меня отговорить), я заглянул внутрь.

— Что там? — не удержавшись от любопытства, Велисса протолкнула меня внутрь, чтобы посмотреть самой. Джинн тоже просунул свою голову поверх головы девушки. И чего они тут не видели? Ну зал, ну красивый, стены в золоте, панели из слоновой кости, драпировки шикарные… возле противоположной стены трон, подлокотниками которого служат бивни золотого слона, стоящего за самим креслом. Красивые арочные проходы в стене за троном ведут на большой балкон, откуда, надо думать, открывается красивый вид. Сомневаюсь, что султан согласится на меньшее. А ведь как раз в его дворце мы и находились.

Сам султан, эдакий невысокий колобкообразный субъект, сидел на этом троне в куче разноцветных подушек и пуфиков. Рядом с ним стояло двое слуг с большими веерами на длинных ручках. Опахала, или как они там называются. Перед султаном на подносе лежала гора разнообразных фруктов.

Блин, я тоже так хочу посидеть…

Перед троном стоял высокий человек в чёрных одеждах и высокой чалме на голове и с посохом, который венчала голова змеи. В центре чалмы был большой драгоценный камень, от которого шло длинное перо. Бедная птичка. Долго, наверное, отращивала такое пёрышко, а его взяли внаглую выдрали. Причём не только у неё одной. У султана в его белой чалме тоже были камень и перо.

Вся остальная часть присутствующих состояла из джиннов, которые окружали Райнела, стоящего в центре зала. На нём была накинута какая-то сеть. Велисса говорила, что именно она блокирует магические способности. Ага, называется, ловись рыбка большая и маленькая.

— Как преступник против султана, — вещал длинный, — ты, неверный, будешь казнён.

— Как только, так сразу. Сначала объясни, в чём я виноват перед султаном. А то схватили, притащили, и сразу казнить собираются, — возмущённо ответил Райнел.

— Трепещи, неверный, ибо смерть твоя близка.

— Слушай, а тебе кто слова писал, а? Познакомишь? Я себе тоже такие хочу.

— Как ты смеешь прерывать меня? За это тебе вырвут язык, — прокричал длинный.

— Ты бы уж определился, казнить меня, или вырвать язык. Или сначала вырвать язык, а потом казнить? Можно ещё сначала казнить, а потом уже вырвать язык. Только это уже надругательство над мёртвыми, и боги вас за такое по голове не погладят…

Длинный явно был уже на грани срыва. По крайней мере, глаз у него уже дёргаться начал. Причём сначала один, потом другой. И тоненькие усики тоже подёргиваться начинают…

— Надир, заканчивай быстрее, народ на площади ждёт, — пожаловался со своего места султан.

— Слушаю, повелитель! — Надир повернулся к трону и поклонился.

Я повернулся к Велиссе и джинну, который был с нами.

— Можешь отвести девушку в безопасное место, а то тут сейчас шумно будет? — поинтересовался я у синего.

— Будет сделано, о Великий! — ответил тот.

— Но я не хочу уходить, — возмутилась девушка.

— Велисса, я не хочу, чтобы кто-то вас ненароком зацепил. Ты ведь можешь пострадать. — Главное, сделать вид, что ты о ней беспокоишься. Но проблема была в том, что я действительно за неё беспокоился, чтобы с ней ничего не случилось…

— Не беспокойся. Мы тут быстренько всё уладим и скоро будем.

— Хорошо, я буду ждать тебя… вас, — кивнула Велисса, потом как-то странно посмотрела мне за спину. В следующую секунду её голова исчезла из дверного проёма. Джинн-то уже давно испарился.

Интересно, а почему в зале такая тишина? Дайте угадаю, на меня сейчас смотрят, да?..

Я повернулся лицом к присутствующим.

— Приве-ет, — я помахал ручкой, скромненько улыбаясь. Типа, а я тут мимо проходил. И вообще, это не я, это тумбочка тут стоит.

Но похоже, что в тумбочку никто не поверил, потому что моё приветствие произвело фурор. Джинны, которые до этого просто с офонаревшим видом смотрели на меня, побросали верёвки, удерживающие Райнела, и забегали по залу, в поисках подходящей посудины, чтобы спрятаться.

— Шейтан! Спасайся!

Спустя несколько секунд в зале почти никого не было. Кто-то прятался в вазе с цветами, кто-то в кадушке из под пальмы. Один уникум спрятался среди фруктов на подносе перед султаном, который спрятался за слоном.

Но вот последний джинн постоянно бегал от одной посудины к другой, но, к несчастью, везде уже было занято.

— За слоном спрячься, — посоветовал я.

Ну да, он большой, за ним хоть десяток спрятаться может.

— Ага. — Джинн последовал моему совету и спрятался за слоном, потолкавшись с султаном. Блин, им там что, места двоим мало?

В результате в зале остались только я, Надир и Райнел. Причём, Надир явно был чем-то недоволен. Блин, наверное, я таки поцарапал пол.

— Слушай, меня тут казнить собрались, а ты всё испортил, — усмехнувшись, сказал Райнел, поворачиваясь ко мне.

— А тебе так хотелось посмотреть на свою казнь?

Я подошёл ближе и принялся помогать другу выпутаться из державшей его сетки.

— Как вы смеете помогать преступнику против султана? Вы тоже будете казнены! — прозвучал голос Надира.

— Ты как с Шейтаном разговариваешь? — грозно спросил я, оглянувшись.

— Ты не Шейтан, — произнёс длинный, поднимая свой посох.

Дожидаться, пока из него вылетит какая-нибудь пакость, мне очень не хотелось, и я в быстром темпе переместился на трон за спиной длинного. Жаль, не успел снять все верёвки с Райнела. Ладно, ещё доберусь.

Переместившись на трон, я вернул себе человеческий вид (сидеть с крыльями на троне среди подушек немного неудобно), протянул руку и схватил с подноса апельсин. Потом уставился на глаза, с бешеной скоростью хлопающие на поверхности фрукта. Я тоже в ответ похлопал глазами, потом улыбнулся. Апельсин подскочил на моей руке и куда-то исчез.

Мыдя. Фрукты у них тут какие-то… Непонятные. Переспели, что ли?..

Взяв банан и проверив его на отсутствие глаз, я принялся за его чистку.

Вот теперь можно дальше обсудить варианты моего происхождения

— А джинны говорят, что Шейтан.

Надир, до этого удивлённо смотревший на то место, где я был перед этим, резво подскочил, развернулся в воздухе (и как только в своей накидке не запутался) и выпустил в меня несколько ледяных сосулек из своего посоха.

Я с трона спрыгнуть успел. А вот подушечки нет. Жалко их, они такие мягонькие. Были.

— Джинны, ко мне! Это не Шейтан! Взять его! — прокричал придворный маг (надо полагать, что он им является).

Шмяк!

А вот не надо было ему с места сходить. А я что, виноват, что у них тут мусорника нет? Вот и пришлось выкидывать кожуру от банана туда, где она пользу принесёт. А полы тут скользкия-а-а…

Джинны потихоньку стали вылазить из своих убежищ. И что-то они так неласково на меня смотрят, как будто я им всем мозоль натёр, а потом ещё сам попрыгал сверху. Нет, ну я их что, заставлял в эти посудины лезть? А теперь почему-то крайним оказываюсь.

Райнел оглянулся, и тихонечко запрыгал к ближайшей колонне выбираться из сети, пока на него не обращают внимания.

Запустив в самых резвых кокос и ананас (интересно, а когда это я успел поднос с фруктами прихватить?), как самые весомые аргументы, я принялся прыгать между джиннами, которые очень сильно захотели меня поймать. При возможности я старался раздавать оплеухи этим синемордым. Но оказалось, что справиться с ними проблематично. Что в лоб, что по лбу — им это как-то по барабану. Отправишь одного в стенку, он по ней сползёт вниз, потом примет нормальную форму и обратно лезет.

Вот и получается, что я прыгаю аки горный козёл (ну да, рога ведь есть), а джинны пытаются меня поймать. Правда, забавно получается. Я отпрыгиваю в сторону, туда, где я стоял, приземляются два или три джинна в надежде меня достать, но ловят только друг друга, а тут прибегает молния от дядюшки мага и здоровается со всеми по несколько раз, так что их, бедненьких[1], продолжает трясти от такого «рукопожатия» ещё некоторое время.

Видя, что молнии не приносят особой пользы, Надир решил использовать другой приём, и из его руки вырвалась длинная огненная струя. И кто его после этого умным назовёт? Молния хотя бы точечно била (количество целей, находившихся в этой точке, не в счёт), а тут под раздачу попали все, кто был на пути этой струи. Ими оказались шесть джиннов, которые в этот момент случайно располагались у меня за спиной. Или я перед ними, кому как больше нравится.

Меня, как вы понимаете, на пути огня не было. Я стоял в сторонке и думал, а получится ли на таком огне шашлыки поджарить? Потом вспомнил, что шашлыки на углях жарятся, и пришёл к выводу, что нет.

Джинны, попавшие под атаку пламени, выглядели немного почерневшими, замерев на одном месте. Одни глаза только белые глядят, как бы с недоумением спрашивая, а что это было?

— Ну нафига такое делать? — посочувствовал я синеньким. — И так жарко, а ты ещё огоньку добавил.

Длинный заскрежетал зубами и принялся швыряться ледяными сосульками. Типа, чтоб охладиться, ага. Послушал совета, называется.

Теперь уже прыгали все: и я, и джинны.

По завершении одного из прыжков я врезался в какое-то новое действующее лицо. Почему новое, потому что раньше его тут не стояло.

— Ты ещё хто такой? — пропыхтел я, рассматривая его одним глазом. Второй тем временем отслеживал полёты сосулек.

Новое тело представляло из себя нечто похожее на джинна, только красного цвета. Ещё и с рогами. Нашёл чем удивить. У меня тоже рога есть. Сантиметра два.

— Шейтан, — важно ответило тело.

Шутник, блин, выискался.

— Слышь, Шейтан, шатай отсюдова, пока по кумполу не настучали.

Только я закончил эти слова, как его смело несколькими телами джиннов. Мыдя, что-то в этом мире входят в практику полёты без крыльев. А я его честно предупредил, чтобы линял побыстрее.

Рядом со мной тут же появился Райнел. Ага, значит выбрался.

— Ой, а кто это был? — спросил он, выставляя щит, о который разбилось несколько сосулек, летящих в меня. Фух, я хоть передохну немного. А то устал уже прыгать.

— Представился Шейтаном, — пожал плечами я. — А там кто его знает.

Райнел почесал щеку.

— А знаешь, он ведь и впрямь Шейтан, — сообщил он, глядя на красное тело, пытавшееся выбраться из-под кучи джиннов.

Странный Шейтан, хиленький для бога[2]. Пять тел на горбу уже проблемку представляют.

Только я успел об этом подумать, как синенькие разлетелись в разные стороны, и Шейтан встал на ноги. Так, кажется он немного злится, аж дым из ушей и ноздрей идёт. Джинны тем временем опять шустро попрятались, благо, уже знали, кто куда, поэтому неразберихи не было.

— Я Великий и могущественный Шейтан, повелитель джиннов и ифритов! Кто посмел называться моим именем? — загрохотал красный.

Блин, ну нафига так орать? Ему что, специально справку принести, что тут глухих нету? И так голова болит, так ещё и этот Шайтан нарисовался. Его только как раз и не хватало.

— Райнел.

— Чего?

— Можешь объяснить, чего этим богам не сидится в своих пенатах? Вот, обязательно надо влезть, куда не просят. Его что, приглашали сюда?

— Ну, ты ведь играл роль Шейтана, вот он и обиделся, — высказал предположение магистр.

— Да пусть со своими джиннами разбирается, какого лешего они меня за него приняли.

Нашли крайнего. Кто-то что-то не так сказал, а я опять виноватый.

— Как вы смеете, презренные людишки, стоять передо мной? Кланяйтесь! — Шейтан простёр в нашу сторону руки.

Угу. Аж три раза. Щас, только схожу покупаюсь, и сразу на поклон. Буду я ещё тут перед всякими красномордыми спину гнуть. Свою норму физических нагрузок я уже выполнил, пока тут прыгал.

И вообще, для здорового цвета лица надо пить меньше.

Похоже, что кланяться не собирался не я один. Райнел тоже стоял не двигаясь.

— Это он кому? — поинтересовался я.

— Не знаю. У меня частичка эльфийской крови, так что чистокровным человеком меня назвать сложно.

— Чья? — я удивлённо посмотрел на Райнела.

— Эльфийская. Народ у нас такой есть — эльфы.

— Ага, понял. Ну, а я до сих пор непонятно кто, не то демон, не то оборотень. Так что в данный момент человеком меня тоже назвать нельзя. И к кому он тогда обращается?

Мы вместе оглянулись. Кроме нас в зале не было видно ни души. То, что филейная часть султана выглядывала из-за слона, а среди оставшихся подушек на троне виднеется перо Надира, было как бы не в счёт.

— Кланяйтесь или будете уничтожены! — вновь подал голос Шейтан.

Определённо, я здешним богам не нравлюсь. Каждый раз, как появляется какое-нибудь божество, первой мыслью у них является меня прикопать где-нибудь побыстрее. А то, что я хочу немного пожить, вообще никого не интересует. Даже не говоря про «жить», даже поспать толком не дают…

Ладно. Этот Шейтан сам напросился.

— Лучше заткнись, пока я тебя не отправил туда, откуда ты пришёл! — едва сдерживая злость, произнёс я.

В ответ красномордый только рассмеялся.

— Я что-то не так сказал? — повернулся я к Райнелу.

— М-м-м… не знаю. Может, он не верит, что ты с ним можешь что-то сделать?

— Ах так! — Я повернулся к Шейтану, мгновенно преобразуясь. — Значит не веришь? А придётся!

Впервые за всё это время мне откровенно хотелось набить кому-то морду. Только не ожидал, что им будет бог. Ну, так как выбирать не из чего, то придётся.

Переместившись к Шейтану за спину, я схватил его за хвост и что есть силы дёрнул. Не ожидавшего ничего подобного повелителя джиннов от рывка впечатало в колонну.

— Так кого ты там собирался уничтожать? А?

Шайтан приподнялся на четвереньки и потряс головой. Потом повернулся ко мне и заревел. Мыдя, такого он сегодня ещё не выдавал. Меня аж к стене отнесло.

К сожалению, Шейтан не обратил внимания, что я так и продолжал держать его за хвост. Поэтому он полетел вслед за мной.

Но в этот раз он пришёл в себя быстрее, и я опять отправился в полёт от удара в грудь. К моему сожалению, хвост я выпустил, когда после рёва врезался в стену, поэтому теперешний полёт я провёл в одиночку.

В этот раз сзади меня никакой стены не было, и я просто покатился по полу.

— Я уничтожу тебя, как букашку! — проорал Шейтан.

Когда я взглянул на него, то чуть в осадок не выпал: он стал расти. И теперь был минимум в три человеческих роста. Благо, потолки в зале были высокие…

Мыдя. Песец подкрался незаметно. Кажется, меня сейчас будут размазывать ровненьким слоем по стенкам и потолку.

А вот фигушки. Не размажешь.

— Ты в порядке? — поинтересовался Райнел, оказавшись рядом со мной.

— Нормально. — Правда, голова говорит об обратном.

— Кажется, он обиделся, что мы ему не поклонились. Какие будут предложения?

Я посмотрел на Шейтана… здоровенный вымахал. Такой на одну руку положит, а второй прихлопнет. Ему на пути лучше не попадаться.

Только вот мы уже попали…

— Когда побежит на меня, сможешь ему подножку сделать?

Райнел кивнул.

Шейтан тем временем вырос метров до восьми, рога тоже удлинились и стали выступать вперёд, как у быка. Тело стало покрываться огнём. Да уж, эффектность у него на более высоком уровне, чем у Бога Чёрного Меча. Хотя тот со своими молниями выглядел тоже очень красиво.

— Грр-рр-р-р! — заревел Шейтан и бросился на нас.

Тут Райнел сделал пас в его сторону, и красномордый, споткнувшись, отправился в свободное планирование.

Я со всей возможной сверхскоростью рванулся вперёд и двумя руками нанёс удар в грудь Шейтана. Хоть я и был сейчас меньше него, моё движение продолжилось, и я впечатал красного в стену. На удивление, кладка стены выдержала, хотя вмятина оказалась приличной.

Так же, как и в прошлый раз, появился грязно-сиреневый дым, и Шайтан стал исчезать.

— Передавай привет Богу Чёрного Меча из Тёмного пантеона Средиземья! — в напутствие сообщил я, взмахнул крыльями, отлетел в сторону и сквозь клочья дыма увидел смесь страха, ярости и удивления на лице Шейтана. После чего дым развеялся.

Я опустился на пол и принял человеческий вид.

— Кажется, разобрались, — сказал Райнел, подходя ко мне.

— А как же иначе? К нам лучше не соваться. — Я протянул руку другу. — Только в следующий раз, когда появится какой-то бог и начнёт права качать, отправляемся к ним в пантеон и будем наводить порядок.

— Не, забудь, что нам ещё принца вытаскивать надо.

— Вытащим.

Вдруг двери открылись и зал вломилось с полсотни джиннов во главе с несколькими людьми, среди которых я узнал вчерашнюю красавицу и Мордрена (он тут чего делает?).

Заметив меня и Райнела, группа новоприбывших остановилась и принялась удивлённо оглядываться. Ну да: почерневший от молний и огня пол, дырки от ледяных сосулек, трещины на колоннах и вмятина в стене. А был тронный зал.

— А это ещё кто такие? — устало проворчал я.

— Местные повстанцы. Они султана свергать собирались, как я краем уха слышал. А наша вчерашняя знакомая их предводительница, — объяснил Райнел.

— Ну ни хрена себе! — сказал я себе. — Так может, мы отсюда слиняем? Нечего нам в местные разборки вмешиваться.

Ага! Слиняем!

Не успел я это произнести, как новоприбывшие джинны в один голос произнесли «Шейтан!» и принялись стучаться головой в пол. Бедненький, ему и так сегодня досталось. А тут ещё эти лбом стукаются.

Но упоминание про Шейтана окончательно вывело меня из себя и я заорал:

— Пошли вон отсюда! Все во-он!

— Дзынь! — звякнул уроненный кем-то меч, и в зале остались только я, Райнел и Мордрен. Как будто больше никого и не было.

— Так я и думал, что вы тут уже подсуетиться успели, — заметил наёмник, внимательно рассматривая следы битвы.

— Это не мы! — Я выставил руки перед собой. Ну вот, говорил же. Чуть что, так сразу мы с Райнелом виноваты.

— Ага! — поддержал Райнел. — Это всё Надир.

— Кто? — не понял Мордрен.

— Маг придворный.

— В-в-в-вы о-о-обви-виняетесь в-в-в пы-пы-прес-ступлении пы-пы-против су-султана, — заикаясь донеслось с трона.

Блин, а ему лишь бы кого обвинить. Мало ему, видать, Шейтана было.

— Да заткнись ты! — Сверху Надира прихлопнуло подушкой, которую держал султан. — Они меня только что от переворота спасли, а ты заладил «преступники, преступники».

— Ага. А сам кричал, чтобы тебя казнили быстрее, — негромко пробормотал я, чтобы Райнел услышал.

— Не говори, — кивнул тот.

— Поэтому в честь моих спасителей объявляю пир! — провозгласил султан…


Что-тo вроде вступления | И кто тут попал?.. | Небольшое отступление. Через некоторое время после начала пира…