home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Никун Миассар.


- Как вам не стыдно! - сердито бросила сёстрам Настасья и, догнав никуна, положила руку на его облезлую спину: - Ты нужен мне, Мусик! - Она ласково потрепала Миассара по плечу. - Только ты можешь найти Дениску!

- Твои сёстры считают, что справятся без меня! - обиженно проворчал никун.

- Они очень нервничают, - промурлыкала Настасья Антоновна, обняла Миассара за складчатую шею и заглянула ему в глаза: - Помоги нам, Мусик. Без тебя мы пропадём!

Никун сел на лапы и победно взглянул на Марию Антоновну:

- Снимай чары, ведьма! Не то залезу в кейс, а уж оттуда ты меня никакими заклятьями не вытащишь!

- Ты избаловала его, Настя! - укорила сестру Мария, но чары развеяла.

Миассар мгновенно принял облик щеголеватого молодого человека во фраке с розовой бутоньеркой в петлице и пренебрежительно поинтересовался:

- Так что там у вас?

Дарья Антоновна протянула ему банановую кожуру. Миассар двумя пальцами взял её, брезгливо понюхал и посмотрел на Вадима:

- Денис твой брат? - Юноша кивнул. Никун провёл ногтём по кожуре, облизал палец и самодовольно заявил: - Он ел его не один!

- А с кем? - с надеждой спросила Мария Антоновна.

Миассар повернулся к Настасье и указал на крысу, сидящую на её плече:

- Большую половину съела она. Шестьдесят семь грамм! - Он поднял вверх палец.

- Я теряю терпение… - угрожающе протянула Дарья Антоновна.

Никун презрительно фыркнул, изящной походкой прошествовал к разложенным на полу пещеры камням, наклонился, не спеша, развязал шнурки, снял ботинки, носки и босыми ногами ступил на магический узор. Вдохнув аромат Дарьиных трав, никун потянулся.

- Пока! - Он помахал ведьмам рукой и стал стремительно проваливаться в пол. Едва его голова исчезла, камни вспыхнули, расплавились, и по полу растеклась большая серебряная лужа.

- Прошу! - Настасья Антоновна сделала приглашающий жест.

Ведьмы и Вадим встали вокруг лужи и взялись за руки. Серебряная поверхность лужи дрогнула, и из её глубин раздался голос никуна:

- Так, ведьмочки, сосредоточились! Думаем о нашем дорогом внучке! Думаем ярче, образней. Вадим, ты тоже не отлынивай!

- Балабол, - буркнула Дарья.

- Без оскорблений, пожалуйста. Я всё слышу!

Серебряная поверхность подёрнулась рябью, разгладилась, и по ней стремительно побежали красочные картинки. Они сменяли друг друга так быстро, что Вадим, как ни старался, не мог ничего разглядеть.

- Эврика! - заорал Миассар, и в блестяще-белой луже возникло изображение огромного зала с зелёными стенами.

Сначала картинка была не очень чёткой, но никун что-то проворчал, и Вадим увидел брата. Денис в своём любимом спортивном костюме сидел в чёрном бархатном кресле, а его голову украшал широкий золотой венец.

- Звук давай! - заорала Настасья Антоновна.

- Есть, мой капитан! - отозвался Миассар, и в пещере раздался голос Дениса:

- … заработает денег и выплатит свой долг!

- О чём он говорит? - заволновалась Дарья.

Мария Антоновна хотела ответить, но тут прозвучал другой мальчишеский голос:

- Мы покойники, государь!

- Это ж Неймор! Тронный зал Тёмного замка! - взвизгнула Настасья Антоновна, отпустила руки сестёр и схватилась за голову. - Ну почему, среди тысяч миров, Денис попал именно в этот?

Круг распался, изображение пропало, и из лужи высунулась голова никуна:

- Я сделал то, что вы хотели. Довольны? - Ведьмы не удостоили его ответом, обескуражено глядя друг на друга. - Ну, тогда я пошёл. - Миассар выбрался из лужи, надел носки, ботинки и преспокойно вышел из пещеры через возникнувшую перед ним дверь.

Сёстры не обратили внимания на его уход. Они продолжали угрюмо смотреть друг на друга, и Вадим не выдержал:

- Что вы молчите? - крикнул он и дёрнул бабушку Машу за рукав.

Но Мария Антоновна, вместо того, чтобы ответить внуку, напустилась на младшую сестру:

- Всё из-за тебя, Настя! Твоя проделка может стоить нам внука!

- Кто старое помянет, тому глаз вон! - быстро проговорила Настасья.

Мария Антоновна упёрла руки в бока и стала наступать на сестру. Под сводами пещеры загрохотал гром, сверкнула молния, и сильный порыв ветра едва не сбил Вадима с ног. Дарья Антоновна оттолкнула внука к стене и встала между сёстрами.

- Прекратить! - рявкнула она, топнула ногой, и в пещере воцарилась тишина. - Так-то лучше, - примирительно произнесла Дарья и укоризненно посмотрела на сестёр. - Ведёте себя, как дети малые! Что ты, Маня, сорок лет спустя на Настьку накинулась? Мало ли, что мы по молодости творили?! У тебя самой рыльце в пушку! - Она покосилась на Вадима. - Ладно, нечего прошлое ворошить. Надо думать, как спасать Дениса!

- Мы должны найти способ попасть в Неймор! - воскликнула Мария Антоновна.

- А почему мы не можем туда попасть? - удивился Вадим.

- Мы? - переспросила Настасья. - А ведь это идея!

- Ни за что! - категорично заявила Мария Антоновна. - Одного внука мы почти потеряли!

Настасья Антоновна пожала плечами:

- Тогда предложи что-нибудь другое.

- И предложу! - Мария Антоновна нервно провела рукой по волосам: - Только подумаю.

Дарья скептически посмотрела на неё:

- Ну, ты пока думай, а мы начнём готовить Вадима.

- Ни за что, - неуверенно повторила Мария Антоновна. - Вадик никуда не пойдёт!

Притихший Вадим, раскрыв рот, слушал перепалку бабушек.

- Да не паникуй ты, Маня! - воскликнула Дарья Антоновна. - Если ты что-нибудь придумаешь, мы оставим Вадима на Земле. Но нельзя же складывать все яйца в одну корзину! А вдруг Вадик наш единственный шанс вытащить Дениса? Давай договоримся так: мы начнём учить Вадима, а ты думай. У тебя в запасе сутки! Больше мы медлить не можем!

- Понимаю… - сумрачно протянула Мария Антоновна и, опустившись на колени, стала собирать с пола камни.

Дарья и Настасья повернулись к Вадиму и оценивающе оглядели его с головы до ног. Юноша нервно повёл плечами:

- Я готов учиться.

- Не ври! - усмехнулась Дарья Антоновна. - Сейчас ты готов только к тому, чтобы выслушать увлекательную историю о том, почему мы сами не можем пойти в Неймор! - Вадим покраснел, а Настасья Антоновна смущённо закашлялась. Старшая сестра заботливо похлопала её по спине: - Я не собираюсь сообщать ему подробности. А вкратце, дело обстоит так. Когда-то мы много путешествовали по мирам, и однажды, примерно сорок лет назад, наша шебутная сестра поссорилась с нейморским магом по имени Аламзар.

- Мы не ссорились! - встряла Настасья Антоновна.

- Ты права, это была не ссора, а грандиозный скандал!

- Так что произошло? - с горящими от любопытства глазами спросил Вадим.

- Не говори ему! - крикнула Настасья.

Дарья Антоновна развела руками:

- Сорок лет прошло, а она до сих пор не может успокоиться.

- Да, мне стыдно! - гордо заявила Настасья Антоновна. - Короче, мы не можем пойти в Неймор, потому что Аламзар установил там ловушку лично для меня! И хватит об этом! Начнём учиться!

Вадим разочарованно вздохнул: ему не удалось удовлетворить любопытство. Но бабушки не обратили внимания на его тяжкий вздох.

- Для начала мы разбудим твой магический дар, - деловито произнесла Дарья Антоновна и указала на стул: - Садись.

Мария Антоновна спрятала последний камень в шкатулку, поднялась с колен и направилась к двери:

- Пойду, ужин приготовлю, - тихо проговорила она и вышла.

Вадим сел на стул, Дарья и Настасья встали по бокам от него, и тут раздался душераздирающий вопль их средней сестры:

- Убью!!!

- Никунчик! - вскрикнула Настасья и, схватив кейс, опрометью бросилась на кухню.

Дарья Антоновна положила руку на плечо Вадима, который собрался было бежать следом, и строго сказала:

- Сиди! Без тебя разберутся. Пока они скандалят, я разбужу твой дар.

Тем временем на кухне шла настоящая битва. Мария Антоновна, вернув никуну истинный облик, трепала его за перья-волосы и приговаривала:

- Мерзкое шкодливое создание! Кто позволил тебе сожрать все мои запасы!

- Я есть хотел! - визгливо орал Миассар. - Поиск отнял у меня все силы! Я должен был подкрепиться! Тебе что, куска пирога жалко?

- Если б ты съел одни пироги, и разговора б не было! Ты посмотри! - Мария Антоновна обвела рукой кухню. В распахнутом настежь холодильнике валялись пустые консервные и стеклянные банки, шкурки от колбасы, апельсинов и бананов, рваные полиэтиленовые пакеты и цветные обёртки от масла и маргарина. Стол и пол были усеяны хлебными крошками, мукой, крупами, огрызками яблок и груш. На плите лежали опрокинутые пустые кастрюли, а на подоконнике белела молочная лужа.

Миассар обвёл глазами кухню и нагло сообщил:

- А что такого?! Тебе здесь порядок навести - одна минута!

- Ах ты, негодник! - Мария Антоновна схватила с плиты сковороду и замахнулась на никуна.

- Не трогай Мусика, Маня! - На кухню, размахивая распахнутым кейсом, влетела Настасья Антоновна.

- Спасите!!! - завопил никун, вырвался из рук Марии, на удивление резво нырнул под стол и заныл: - Гадкие ведьмы! Эксплуатируют горемычного Миассарчика, сковородками бьют, голодом морят! Уйду я от вас!

- Куда? - ехидно поинтересовалась Мария Антоновна.

- За синие моря, за высокие горы…

- Воровать помидоры! - насмешливо перебила его баба Маша.

- Иди сюда, мой зайчик. Несчастный никунчик, - засюсюкала Настя. - Все-то тебя обижают, лишь одна Настенька любит, холит, лелеет.

- Любишь ты меня, как же! - капризно взвыл Миассар. - Только я нос высуну, ты меня хвать - и в чемодан! Не хочу в темноте сидеть!

- Ну, никунчик…

Мария Антоновна фыркнула, подошла к холодильнику и слегка шлёпнула его по белоснежной стенке. Пустые банки, шкурки, пакеты и прочий мусор исчезли. На полках появились разнообразные продукты. Дверца холодильника захлопнулась, и ведьма посмотрела на плиту. Повинуясь её взгляду, кастрюли и сковородки перелетели в раковину. Из крана потекла вода, и мыльные губки и щётки принялись мыть и скрести посуду. Мария Антоновна повернулась спиной к раковине и недовольно взглянула на сестру, которая продолжала ласково уговаривать никуна вылезти из-под стола. Миассар требовал свободного передвижения по квартире, но Настасья Антоновна, с затаённой надеждой поглядывая на сестру, ни в какую не соглашалась разрешить ему разгуливать по чужому дому.

С минуту Мария Антоновна слушала их перепалку, а потом решительно отодвинула сестру, нагнулась и, схватив Миассара за ухо, вытащила его из-под стола. Никун сжался в комок и жалобно заскулил.

- Не ной! - строго сказала ему Мария Антоновна. - Не хочешь сидеть в чемодане - веди себя прилично!

- Я буду паинькой! - хлюпнул носом никун.

- Конечно, будешь, - улыбнулась баба Маша и отпустила его.

Миассар шлёпнулся на пол, вскочил и уселся на табуретку, положив руки на толстые кривые лапы.

- А можно я снова буду человеком? - заискивающе попросил он.

Мария Антоновна сделала вид, что обдумывает его просьбу, и никун беспокойно заёрзал на табурете.

- Ладно, - усмехнулась она. - Будь человеком! - Баба Маша взмахнула рукой, и Миассар, восторженно пискнув, превратился в добропорядочного мужчину средних лет.

Настасья ехидно хмыкнула, оглядев его простенькие джинсы, клетчатую рубашку и шлёпанцы, а Мария Антоновна проворчала:

- Как бы моя доброта мне боком не вышла.

- Не сомневайтесь, хозяюшка. Я буду самым примерным никуном в мире!

- Ну-ну… - Мария Антоновна задумчиво почесала щёку, хлопнула в ладоши, и на столе возникла деревянная квашня. - Будешь тесто месить!

- С превеликим удовольствием. - Миассар вскочил и засучил рукава.

Настасья Антоновна удовлетворённо улыбнулась, сунула кейс под мышку и отправилась в пещеру, посмотреть, как идут дела у Дарьи и Вадима. Распахнув дверь комнаты, она едва не оглохла от грохота - в пещере шёл бой! Под каменными сводами вился удушливый сизый дым, а по изрытой взрывами земле, между развалин какого-то здания носились люди в камуфляжной форме с автоматами в руках. Они орали, стреляли и бросали гранаты. То и дело взрывались мины, на стенах появлялись и исчезали разноцветные надписи и знаки. Солдаты не обратили внимания на Настасью, зато из-за груды ящиков выглянула Дарья:

- Иди сюда! - крикнула она сестре и снова спряталась.

Короткими перебежками баба Настя добралась до укрытия и села на пол рядом с Вадимом и Дарьей:

- Что вы натворили?

- Я хотела показать Вадиму, что такое магия, и начала восстанавливать монитор. Но Вадик ненароком вмешался в моё колдовство, и вот результат!

- Я не хотел… - с горящими от азарта глазами сказал Вадим и осторожно выглянул из-за ящиков: ему до жути хотелось посмотреть на ожившую компьютерную игру.

- Сиди уж! - Дарья Антоновна втащила его в укрытие и взглянула на сестру: - Я пыталась их уничтожить, но они всё время возвращаются.

- Не умеешь - не берись! - весело сказала баба Настя, и в её руках появился автомат. - За Родину!!! - истошно завопила она, поднялась в полный рост и с кровожадной улыбкой на губах застрочила по террористам и контртеррористам. От её пуль солдаты взрывались, как мыльные пузыри.

Вадим с восхищением и завистью смотрел на бабу Настю. Не выдержав, он вскочил и метнул в солдат гранату, невесть как появившуюся в его руке. Раздался оглушительный взрыв, и трое террористов взлетели в воздух, раздулись, как пузыри, лопнули и пропали.

- Вперёд!!! - заорал Вадим.

- Ладно, воюй, - проворчала Дарья Антоновна и вложила в руки внука автомат.

- Ура! - завопил Вадик и нажал на курок.

Вадик и баба Настя сражались, стоя на ящиках плечом к плечу, а баба Даша, привалившись спиной к стене, громко пела:

- Веди Будённый нас смелее в бой!..

В первые минуты боя лопнувшие солдаты появлялись вновь, но вскоре магия ведьм взяла верх, и их ряды стали редеть. В запале Вадик не заметил этого и продолжал стрелять, пока не раздался громкий механический голос:

- You wins! Game over!

В тот же миг автомат Вадима исчез, а пещера приобрела прежний вид. Дарья Антоновна поднялась с пола, одёрнула длинную мешковатую юбку и с ироничной улыбкой произнесла:

- Пошли, миротворцы, чайку попьём. Отметим вашу сокрушительную победу!

Настасья Антоновна с вожделением взглянула на восстановленный монитор и обняла Вадима за плечи:

- Вернём Дениску, и устроим в сети маленький междусобойчик!

- Пошли, валькирия! - Дарья Антоновна ласково потрепала сестру по спине, распахнула дверь, и Вадим почувствовал упоительный, ни с чем не сравнимый аромат бабушкиных пирогов.

Когда они вошли на кухню, Мария Антоновна выкладывала на большое фарфоровое блюдо горячие пирожки, а никун в цветастом фартуке расставлял на столе чашки. Увидев, что Миассар всё ещё работает, Настасья с умилением улыбнулась:

- Солнышко моё, трудолюбивое!

Никун гордо расправил плечи и отвесил поясной поклон:

- Прошу к столу, гости любезные.

Вадим хихикнул, уселся на любимое место у окна и с нетерпением забарабанил пальцами по скатерти. Мария Антоновна водрузила на стол блюдо с пирожками и стала разливать чай. Неожиданно её рука замерла:

- Света и Олег идут. Что-то они сегодня рано. А я, со всей этой суетой, совершенно о них забыла. Никун!

Миассар понимающе кивнул и превратился в Дениса. Мария Антоновна поставила чайник на подставку, вытащила из буфета ещё две чашки и устремилась в прихожую.

- Здравствуй, мама. - Светлана поцеловала мать в щёку.

- Добрый вечер, Мария Антоновна, - поздоровался Олег и помог жене снять пальто.

- А у нас гости. Настя и Даша приехали.

Светлана с удивлением посмотрела на мать:

- Что-то случилось?

- Да нет, - успокоила её Мария Антоновна. - Они так, за покупками.

- Я могу завтра взять выходной и повозить их по магазинам, - тут же предложил Олег.

- Не надо, сынок. Пусть сами катаются, иначе тебе не выходной, а отпуск брать придётся, - улыбнулась Мария Антоновна. - Да что же мы в прихожей стоим? Идёмте чай пить. Я пирогов напекла.

Светлана и Олег прошли на кухню, поздоровались с Дарьей и Настасьей и сели за стол.

- Ну, что, бродяги, - обратился к сыновьям Олег. - Как школа? Ещё не взорвали?

- Типун тебе на язык! - возмутилась Светлана. Она хотела отчитать мужа за легкомысленный вопрос, но в гостиной зазвонил телефон. Мария Антоновна собралась ответить на звонок, однако Света вскочила первой: - Сиди, мама, я подойду.

Ведьмы недовольно переглянулись, а никун-Денис закатил глаза к потолку.

- Что загрустили, дамы? Может, коньячку? Отметим ваш приезд! - весело сказал Олег.

Мария Антоновна молча встала, достала из буфета пузатую бутылку, рюмки, и Олег разлил коньяк.

Тем временем, в гостиной, Светлана разговаривала с классной руководительницей Дениса. Она оторопело выслушала историю о прогуле сына, его неожиданном раскаянии и решительно произнесла:

- Такого больше не повторится!

- Что Вы, что Вы, Светлана Петровна! - запротестовала Татьяна Викторовна. - Вы не так меня поняли! Я горжусь Вашим сыном! За двадцать лет работы в школе, он единственный, кто честно признался, что прогулял уроки! Прошу Вас, не ругайте его!

- Хорошо, не буду, - вздохнула Светлана и, попрощавшись с учительницей, вернулась на кухню. - Не ожидала от тебя такого, Денис! - Она села за стол и укоризненно покачала головой. - Что б больше никаких походов в кино во время занятий! Учти, не появишься в школе, Татьяна Викторовна мне сразу же позвонит! Я оставила ей номер моего сотового!

Никун улыбнулся, скромно потупил глаза и взял с блюда пирожок. Мария Антоновна залпом выпила коньяк, мрачно посмотрела на сестёр, а потом на Миассара: никун прикидывал в уме, как завтра развлечётся в школе. И, судя по хмурым лицам Дарьи и Настасьи, они тоже прочли его хулиганские мысли.

- Да, что с вами, дамы? - озадаченно спросил Олег. - Вы сегодня сами на себя не похожи. Особенно Вы, тётя Настя.

- Устали мы с дороги, - проворчала Дарья Антоновна.

- Я сейчас вам постелю! - вскочила было Светлана, но Настасья резко взмахнула рукой, и родители Вадима и Дениса застыли, как изваяния.

- Значит, так! - сказала баба Настя. - Прежде чем мы пойдём спать, надо решить, кто идёт в школу вместо Дениса.

- Я! - обрадовался никун. - Обожаю учиться!

Вадим покосился на его довольную, хитрую физиономию:

- Что-то я сильно сомневаюсь.

- А в чемодан ты пойти не хочешь, Мусик? - язвительно поинтересовалась Мария Антоновна.

Никун сник, поняв, что школы ему не видать, и потянулся за пирожком.

- Тут и решать нечего! В школу пойдёт Настя! - твёрдо сказала Дарья.

- Чуть что, сразу Настя! - деланно возмутилась Настасья Антоновна, но по её лицу было видно, что идея отправиться в школу вместо внука нравиться ей до жути.

- Ну, не хочешь - я пойду! - с тяжёлым вздохом сказала Мария Антоновна, пряча улыбку в уголках губ.

- Тогда уж лучше я! - заявила Дарья Антоновна. - На тебе, Маша, хозяйство.

- Да вы с ума сошли! - всплеснула руками Настасья. - Что вы, старые клюшки, о молодёжи знаете? Опозорите Дениску перед одноклассниками. Он потом вовек не отмоется!

- Ну, и флаг тебе в руки, прогрессивная ты наша! - ухмыльнулась Дарья Антоновна. - Ты всё-таки чуть благоразумнее никуна, и, надеюсь, школа тебя выдержит! - Она взмахнула рукой, и Светлана бросилась в гостиную, стелить тётям постели.

Олег обвёл глазами просветлевшие лица тёток и удовлетворённо заметил:

- Хороший коньячок, вон как настроение поднимает. Ещё по одной?..



Правитель Неймора. | Проклятие Аламзара | Находка.