home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




На длинном поводке.


- Оникс… - Гедерика прикрыла ладошкой рот и захлопала ресницами. Чёрные глаза быстро наполнялись слезами. - Зачем ты так?

Фантош опустился на пятки, скрестил руки за спиной и покаянно опустил голову, отчего выбившиеся из косы длинные золотисто-каштановые пряди упали на лицо:

- Я вёл себя вызывающе и непозволительно свободно, но все мои действия были направлены на то, чтобы защитить Вас, хамир. И я готов понести наказание за то, что не испросил Вашего соизволения вступить в переговоры и сражаться. Я боялся, что промедление обратит ситуацию против Вас, хамир. Накажите меня, я с радостью приму из Ваших рук даже смерть! - Фантош склонил голову ещё ниже и замер, рассматривая кончики золотистых прядей, точно перышки, опустившиеся в чёрный густой пепел. "Эх, помыться бы сейчас. Выгляжу, небось, как бродяжка". Оникс не волновался, он был уверен, что всё будет так, как он задумал.

Гедерика же боролась с рыданиями. Всеми фибрами души она жалела возлюбленного, которого мерзкий Орден сделал бесправной игрушкой. А ещё она на все лады чихвостила Каломуша. Добродушный приятель-маг не подумал, каково ей будет оказаться на месте хамира. "Это ж такая ответственность! Я не знаю, что можно делать, а что нет. С Ониксом надо вести себя осторожно и по-доброму, он и так натерпелся в жизни. Да… Нужно что-то сказать". Но подумать легче, чем сделать. Умом Гедерика понимала, что должна немедленно поднять фантоша с колен и извиниться, не важно, виновата она или нет, но слова застревали в горле, а стоило пошевелиться, с губ слетали рваные всхлипы.

Положение спас Най. Сначала, когда Оникс внезапно бухнулся на колени, он старательно отводил глаза, как и его напарник, однако молчание, повисшее над поляной, начало затягиваться, и гном занервничал. Оторвав взгляд от забрызганных слизью щегольских сапог, Най громко кашлянул. Йоль и Гедерика тотчас повернулись к нему, Оникс же продолжил изображать каменное изваяние.

- Бейг дал нам всего два часа, и мне кажется, нужно правильно ими распорядиться. Думаю, что выскажу общее мнение: встречаться с Дигнаром и его фантошами нам, мягко говоря, нежелательно, поэтому предлагаю поторопиться и как можно быстрее покинуть сиё приметное место (магический фон здесь, наверное, ещё недёлю зашкаливать будет). Кстати, хотелось бы услышать, как планировал провести подаренные нам часы Оникс.

Йоль и Гедерика машинально перевели взгляды на фантоша, но тот никак не прореагировал на слова гнома. "Если моя дорогая ликанка так болезненно воспринимает своё хамирство, я заставлю её прочувствовать власть надо мной в полной мере. Пусть нервничает, зато вопросов неуместных задавать не будет! А что подумают федералы - плевать! Судя по всему, горячего желания вмешиваться в наши отношения они не испытывают. И правильно: сказали доставить двоих в Федерацию - они и доставят. А психологию рабства и прочую канитель оставят королю эльфов и его советникам. Очень удобная для всех нас позиция!"

- Оникс, у тебя был план? - прозвучал робкий, неуверенный голос Гедерики, и фантош вскинул голову.

"Наконец-то очухалась. Здорово, однако, её проняло!" Оникс добавил во взгляд безграничного обожания, отчего лицо девчонки покрылось красными пятнами, и ответил:

- Я надеялся, что мне удастся убедить эльфа воспользоваться портальными камнями.

- Откуда ты знаешь?! - Йоль сжал пальцами кожаный мешочек, привязанный к поясу, и враждебно посмотрел на фантоша: - Рыскал по нашим вещам?

Оникс не ответил. Сейчас он изображал идеального фантоша, того, кого с самодовольной улыбкой вручил наследнику Кальсом. Оникс смотрел на Гедерику, не замечая никого, кроме неё. "Был бы я идеальным рабом, жить на свете мне было бы проще, - мелькнула неуместная мысль, и маг решительно прогнал её. - Месть, и только месть, волнует меня! Однако возвращаться к Дигнару рановато. Пусть ещё поскучает, глядишь и в Геббинат не потащит. Оставит рядом. Будем жить, как прежде, душа, так сказать, в душу, пока я не избавлюсь от поводка!"

- Оникс не вор! - вступилась за возлюбленного Гедерика. - Он просто догадался, так, Оникс?

- Нет. Я почувствовал портальные камни, так же как и амулет удачи, спрятанный в правом сапоге гнома, и заговорённый родовой сапфир, что висит на груди эльфа.

- Ничего себе! - присвистнул Най. - Талантище! Или так все фантоши умеют? Расскажешь?

- Отстаньте от него! - Гедерика вцепилась в предплечье Оникса и потянула вверх, заставив возлюбленного подняться. - И не нужно падать передо мной на колени. Я совсем не сержусь. Я верю тебе, ведь ты не бросишь меня и поможешь спастись?

- Да, хамир.

- Гедерика. Зови меня по имени, хорошо?

- Конечно, Гедерика.

Фантош произнёс имя хозяйки мягким бархатным голосом, от которого у бедной ликанки сердечко забилось быстро-быстро. Она забыла, что стоит рядом с отвратительной грудой мяса, бывшей когда-то безумным магом по имени Теригорн, что они с Ониксом не одни, что на них смотрят две пары цепких внимательных глаз, что время истекает, и от двух часов, обещанных бейгом, остаётся всё меньше и меньше. Рука девушки сама потянулась к фантошу, коснулась тёплой щеки.

- Кхм, кхм.

Гедерика аж подпрыгнула. "Ой, как стыдно!" - подумала она и спрятала руки за спину. Помешкав, посмотрела на фантоша, но тот выглядел невозмутимым и умиротворённым, точно не происходило ничего из ряда вон выходящего.

- Итак, господа, - вновь подал голос гном, - может, пора отправляться?

- Мы не можем использовать портальные камни! - Йоль упрямо тряхнул головой. - Они даны нам на крайний случай!

- А то, что мы на волосок от гибели, не крайний случай?

- Не передёргивай, Най! Ты знаешь, о чём я. Портальные камни без подпитки действуют на десяток-другой километров. Если уйдём отсюда, окажемся не дальше Мельшара. А оттуда до Федерации ещё месяц добираться!

- А разве мы не можем сразу перенестись в Картр? - растерянно спросила Гедерика. - Я думала, что портал открывается, куда пожелаешь.

- Всеобщее заблуждение. - Най снисходительно улыбнулся. - Дело в энергетических каналах. Сами по себе портальные камни содержат немного энергии, но вблизи магических источников и на пересечении энергетических потоков дальность их действия увеличивается многократно. К сожалению, источники и пересечения потоков встречаются ни на каждом шагу, именно поэтому сей артефакт не слишком удобен. Отсюда, например, можно попасть либо в Мельшар, либо в Бершан вернуться, но, как видится мне, для Вас, леди Теригорн, столица не вариант.

- Конечно, я не собираюсь подвергать родителей опасности!

"Вот дура! - раздражённо подумал Оникс. - Да твой побег всех ликанцев под эшафот подвёл, и Миганаша с Морикой в первую очередь!"

Гедерика поёжилась, внезапно уловив неприятные импульсы, исходящие от возлюбленного, и поспешила взять его за руку, чтобы успокоить и напомнить о своём присутствии. Йоль и Най переглянулись.

"Один взгляд на мальчишку, и ей мозги отшибает", - недовольно проворчал эльф.

"Так это же замечательно! Раз твой родич от неё так зависим, будем копать в сторону Гедерики. Окрутим её и мальчишка не будет вставлять нам палки в колёса. Станет милым, тихим и послушным".

"Не забывайся, Най! Ты говоришь о первородном!"

"Ну, родство с вами он старательно отрицает".

"Это не имеет значения!"

"Пусть так. Но мы говорим о фантоше, опасном создании Ордена чистого духа, о силе которого мы ни шиша не знаем. А вдруг он зависит от девчонки не так сильно, как старается показать? Нас с ним рядом ночевать. Не боишься быть приконченным первородным?"

"Боялся, остался бы в Бершане!"

"Ну да, посмотрел бы я на тебя, попробуй ты отказать Тель! - Най хмыкнул и сменил тему: - В общем, вынимай портальные камни и строй переход в Мельшар!"

"Не командуй! Тель меня, между прочим, главным назначила!"

"А это, мой дорогой Йоль, завсегда переиграть можно. Вот возьму, скооперируюсь с ликанкой и уговорю её назначить меня командиром нашей маленькой компашки!"

"Это будет равносильно предательству!"

"Чушь! Если подобная перестановка требуется для дела, то в пункте тринадцать дробь два устава чётко говорится…"

"Леший тебя задери, Най!"

Йоль сплюнул себе под ноги и стал отвязывать кошель от пояса.

- Они сейчас разговаривали мысленно, да, Оникс? - шепнула Гедерика и, получив утвердительный кивок в ответ, насупилась: - А ты так можешь?

- Да.

Гедерика задумчиво кивнула, крепче сжала руку фантоша и постаралась сосредоточиться:

"Ты меня слышишь, Оникс?"

"Да, Гедерика".

- Здорово! - Девушка восторженно захлопала в ладоши и, посмотрев в глаза возлюбленному, добавила: "Я так рада. Мы стали ещё ближе". И покраснела, как маков цвет.

- Конечно, Гедерика, - ответил Оникс вслух и чуть улыбнулся, ибо в эту минуту федералы получили удар под дых: их с хамиром мысленное общение значительно усложнило разведчикам жизнь.

Эльф и гном сцепились взглядами, явно о чём-то споря. "А вы как думали? Надеялись, что мы будем плясать под вашу дудку? Как же! Я говорил, что нам не по пути, так и будет! Ещё немного и я избавлю Гедерику от вашего общества!" Оникс опустил глаза, пряча злую насмешку. Возможность, хотя бы немного влиять на хамира, стала лучшим приобретением сегодняшнего дня. Раньше, когда Оникс принадлежал Дигнару, он постоянно чувствовал поводок, словно наследник стоял рядом и держал его за руку. Их общение было односторонним: хамир отдавал приказы и разговаривал с игрушкой мысленно - фантош отвечал вслух; хамир считывал эмоциональное состояние игрушки - фантош мог лишь угадывать его настроение по мимике и жестам. Пространства для увёрток практически не оставалась, впрочем, Оникс подозревал, что прочие воспитанники Ордена никогда не помышляли о чём-то подобном. "Это я бракованный, потому что эльф. Был эльфом!" - поправил себя фантош и вернулся к размышлениям о связи. Он подозревал, что без ошибок здесь не обошлось. Вряд ли ликанец Каломуш стремился закабалить его так, как сделал Кальсом, однако многое от связи мастера осталось нетронутым, например, потребность защищать хамира даже ценой собственной жизни или непреодолимое желание отвечать на чётко поставленные вопросы. А это означало, что лохматый маг не уничтожил поводок, а лишь немного его ослабил. "И на том спасибо, жить стало гораздо легче! Эх, было бы ещё время как следует изучить его колдовство. Ничего, как только оторвусь от федералов, тотчас начну экспериментировать! - Оникс покосился на Йоля и Ная, которые всё ещё продолжали мысленный спор: - Пора, наконец, покинуть Бершанский лес, а заодно лишний раз убедиться, что теперь я могу влиять на хамира". Фантош бережно коснулся нити связи и послал по ней импульс - немного тревоги со щепоткой нетерпения, и уже через минуту с удовлетворением лицезрел, как наивное личико Гедерики теряет краски, а изящные пальчики начинают теребить полу короткой курточки.

"Прелестно", - ехидно отметил Оникс и, посчитав, что немного инициативы делу не повредит, склонился к уху хамира:

- Вас что-то тревожит, Гедерика?

- Сколько прошло времени, с тех пор как улетели чудовища?

- Не более часа. У нас как раз осталось время для создания портала.

- Считаешь, я целый час буду возиться? - вскипел Йоль, но, видя, что фантош не реагирует на его вопрос, требовательно взглянул на ликанку: - Объясните ему, что игнорировать собеседника невежливо! Тем более после того, как он активно с нами общался!

- Он волен вести себя, как пожелает!

- Отличное заявление. Но что-то я не вижу радости на его лице. - Най скептически посмотрел на фантоша. - Может, поинтересуетесь его мнением? Возможно, существует некий кодекс или устав, согласно которому он действует.

- Скорее всего, - подхватил Йоль и задушевно улыбнулся Гедерике. - Спросите его, ну, что Вам стоит, леди? Думаю, Вы и сами готовы забросать Оникса вопросами. Так не стесняйтесь, ведь молчание разобщает людей.

"Вот гады! - с трудом сохраняя внешнюю невозмутимость, простонал фантош. - Быстро соображают. Сейчас эта влюблённая идиотка бросится меня пытать. И, боюсь, в прямом смысле этого слова!"

- Возможно, вы правы… - протянула Геда и замолчала.

Оникс очень надеялся, что федералы постараются надавить на ликанку, и та, в силу своего воспитания и подросткового возраста, заартачится, но Йоль и Най не допустили ошибки. Эльф лишь подмигнул девушке и занялся порталом, а гном, поправив безнадёжно испорченную в битве с ленточками шляпу, дружелюбно заявил:

- Вы просто подумайте об этом, леди Теригорн. Понимание, оно в отношениях главнее всего, я так полагаю. А вам ещё долго быть вместе.

- Надеюсь, - рваным шёпотом выдохнула Геда.

"Не пронесло". Фантош непроизвольно сжал кулаки. Он отлично помнил, как его пытался расспросить о Геббинате Дигнар. Судя по всему, через этот ад прошли все фантоши наследника. Очень уж хотелось ему приоткрыть завесу тайны. Боль была такой же жуткой, как во время "очистительных сеансов" Кальсома. Она терзала внутренности, выворачивала суставы, заполняла собой каждую клеточку тела. И фантош кричал так, словно его сантиметр за сантиметром опускали в котёл с кипящим маслом, а, сорвав голос, просто хрипел, чувствуя, как медленно и неотвратимо сходит с ума… Впрочем, Дигнар оказался милосерднее Кальсома. Пытка продлилась всего несколько минут. Стоило Ониксу заорать и забиться в судорогах, наследник отступил: без тайн Ордена он мог обойтись, а без новой, эксклюзивной игрушки - нет.

"Ненавижу вас. Всех! Ну, давай, задавай свои вопросы! - Ожидание боли становилось невыносимым. - Ещё немного, и у меня случится банальная истерика!" А ведь фантош уже и забыл, что когда-то был ранимым и впечатлительным. В Геббинате его отучили мечтать, радоваться и сожалеть о чём-либо. По крайней мере, Кальсом, его прихвостни да и сам Оникс так думали. Но оказалось, эльф сохранил не только память о прошлой жизни. Где-то внутри прятались островки эмоций, не замеченные жестоким мастером. "Значит ли это, что я всё ещё могу считать себя эльфом? Нет! Не думать об этом! Никто в здравом уме не примет меня обратно!.." Оникс глубоко вздохнул и пригляделся к Гедерике, а та, словно продолжая издеваться, хмурилась и молчала.

Федералы не вмешивались. Йоль что-то шептал над портальными камнями, видимо, определяя нужное направление, а Най методично листал какую-то замусоленную книжонку. Стоял гном полубоком, и текста фантош не видел, обложка же выглядела серо и непримечательно - грубый кусок кожи и ни единой буквы.

- Слушай, Оникс, а как ты оказался в Тирате?

Гедерика наконец выбрала наиболее нейтральный и безопасный, по её мнению, вопрос и ошеломлённо застыла, ибо стоило ей замолчать, фантош забился в припадке. С губ сорвался судорожный то ли всхлип, то ли стон, а потом он рухнул как подкошенный и стал скрести дрожащими пальцами землю. Геда растерянно хлопала ресницами: связь отчётливо вещала, что с Ониксом всё в порядке. "Но зачем ему притворяться? Он такой гордый, и не стал бы валяться в пыли на глазах у всех. Если только…"

Опомнившись, девушка упала на колени рядом с возлюбленным:

- Это из-за меня, да? Потому что я спросила?

Оникс ответил бы, но предыдущий вопрос ещё довлел над ним. Горло будто суровая рука Кальсома сжимала, а в голове билось: "Ответь! Хамир ждёт, ты должен ответить, фантош!" Воздуха катастрофически не хватало, боль заслонила собой весь мир. Сознание уплывало. "Я не могу сдохнуть сейчас! Рано!" - взвыл фантош и, балансируя на краю небытия, беззвучно зашептал:

- Таар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам…

Его личная, спасительная мантра. Фантош чувствовал, как трясётся тело, теряя остатки жизненной силы, как сжимаются и разжимаются пальцы, вороша сухой чёрный пепел.

- Таар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам… - повторял и повторял Оникс, отдавшись ласковым волнам забвения и меланхолии надёжно похороненных картин.

Раннее утро. В окошко, сквозь крохотную щель между гардинами, пробивается золотой лучик. Робко скользит по пушистому зелёному ковру и останавливается перед неровным строем искусно вырезанных деревянных сильфов: каждая чёрточка дышит жизнью. Игрушки дорогие, но родители никогда не скупились. Единственный сын, надежда рода. У него должно быть всё самое лучшее. И, главное, счастливая улыбка - мерило благополучия малыша. Жизнь эльфа длинна и порой полна трудностей, поэтому детство его обязательно должно быть счастливым. Эльфёнка любят и учат любить - родичей, себя, окружающий мир. И душа раскрывается, и становится ясно, какой талант она в себе несёт. А только потом, после первого совершеннолетия, юный эльф начинает усердно развивать свой дар и учиться в поте лица, чтобы стать достойным членом рода…

Игривый ветерок толкнул тяжёлую гардину, и солнечный храбрец скользнул вперёд, миновал строй сильфов и замер на палубе величественного корабля с тончайшими серебристыми парусами. Их сшила мама. А вернее, сотворила из тончайших ниточек шёлка и клейкой пыльцы таори - прекраснейшего на свете цветка. Таори растут во владениях первородных, и никогда за их пределами, ибо, как говорится в преданиях, эти цветы чувствуют души эльфов и купаются в их свете. Солнечный лучик погладил дощечки из красного дерева, устилающие палубу, но тут ветер качнул гардину сильнее и, точно набравшись смелости, луч прыгнул на кровать, с которой лениво наблюдал за его путешествием юный эльф с большими выразительными глазами и копной растрёпанных со сна волос. Эльфёнок откатился в сторону, предоставив в распоряжение лучика подушку - прыгай не хочу! - и растерянно уставился на красивую белокурую эльфийку. Мама. Он и не услышал, как она вошла.

- Проснулся, милый?

Нежный родной голос яростно хлещет по нервам.

"Нет! Не надо! Это не я! Тот глупый ребёнок умер. Его больше нет и никогда и не было!.."

- Тиар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам…

Комната рассыпается миллионами стеклянных брызг, и глазам предстаёт огромная ровно стриженная лужайка. Стройный темноволосый эльф держит под уздцы молодого тонконогого жеребца редкой эштенской породы. Умное, покладистое животное. Белоснежная грива, янтарно-жёлтая шкура. Круглые, абсолютно чёрные глаза внимательно наблюдают за эльфом-подростком. Им не один год предстоит провести вместе - расти, притираться друг к другу. Эштенцы живут долго, почти столько же, сколько эльфы. Они идеальные спутники, чуткие, понятливые, верные.

"И умирают, защищая хозяина!"

- Тиар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам…

Лужайку смывают струи проливного дождя… Поле. Колосится пшеница. Близится время, когда жнецы начнут собирать урожай. Но сейчас в округе нет никого, только по накатанной дороге шестеро эльфят резво скачут на своих молодых эштенцах. У того, что впереди, в руках свиток, старый, с потрёпанными краями. Это карта, купленная на ярмарке у заезжего торговца. На ней отмечено секретное место, где в день летнего солнцестояния появляется артефакт эльфийского короля Зимиэля. Прославленный король понимал язык животных и птиц, мог один справиться с целым полком воинственных сильфов, умел исцелять, даже смертельно больных. Перед кончиной, как гласят легенды, он заключил свою чудесную магическую силу в камень самоцветный и спрятал в тайном месте.

И вот шестеро эльфят, очарованные чудесной легендой, отправились на поиски великой силы Зимиэля, надеясь стать героями, о которых сложат былины. Они тщательно подготовились к побегу, извернулись так, что никто из наставников не узнал об отлучке. Не зря считались лучшими учениками. Затемно выбравшись из города, помчались к заветной цели и на полном скаку влетели в коварную ловушку. Раз, и нет пшеничного поля, каменная пустыня до самого горизонта. Чахлая трава, низкорослые щуплые кустики, серые и больные. Маги в чёрных струящихся балахонах. А дальше - крики, боль, кровь. Мёртвые эштенцы, связанные по рукам и ногам подростки. И довольные смешки захватчиков.

- Таар… Лине… Каен… Дале… Саан… Шуам…

"Они мертвы. Жива только месть!.."


- Оникс! - Гедерика схватила возлюбленного за руку. - Ты слышишь меня, Оникс?! Очнись!

Но травянисто-зелёные глаза были пусты, смотрели на девушку и не видели её. Губы фантоша приоткрылись, он рвано втянул в себя воздух, но, видимо, слишком мало: лицо стало синеть, а зрачки - сужаться.

- Помогите же!

Гедерика умоляюще взглянула на федералов, но те растерянно молчали: по логике вещей, приказ очнуться фантош должен был выполнить молниеносно, однако он продолжал биться в непонятном припадке.

- Он что, и правда, умирает? - одними губами прошептал гном.

Йоль только плечом дёрнул. Присел на корточки рядом с родичем, положил ладонь на пылающий лоб, сосредоточился. Просканировать состояние фантоша не удалось: Йоль хотел коснуться его ауры, но наткнулся на стену, словно Оникс находился внутри алмазной скорлупы. Эльф убрал руку, посмотрел на Гедерику:

- Что с ним творится, сказать не берусь, но, если подумать, скрутило его после вопроса о том, как он попал в Тират. Может, нужно его отменить?

- Он умирает из-за какого-то вопроса? - Геда ахнула, а в следующую секунду склонилась к возлюбленному и почти прокричала ему в лицо: - Я не хочу знать, как ты попал в Тират! Я вообще ничего не хочу знать о твоём прошлом, если это заставляет тебя страдать.

Оникс замер, будто невидимый рычаг выключил судороги. Тело его расслабилось, и Гедерика решила, что сейчас фантош потеряет сознание… Но нет! Взгляд травянисто-зелёных глаз прояснился, щёки порозовели, а губы едва заметно дёрнулись, словно эльф хотел что-то сказать, но передумал.

Най вынул из нагрудного кармана серебряную фляжку и протянул ликанке:

- Это поможет быстрее восстановиться.

Геда понюхала содержимое фляги. В ноздри ударил аромат медуницы и лимонника. Ничего незнакомого или подозрительного. Девушка поднесла флягу к губам фантоша, и тот послушно глотнул травяной настой.

- Спасибо.

- Ты извини меня. - Геда виновато улыбнулась. - Я же не знала, что спрашивать ни о чём нельзя.

- Только о моём прошлом и о Геббинате, - произнёс Оникс, сдаваясь.

Играть в гордость фантош больше не собирался, ибо отлично усвоил урок. "Геда не Дигнар, с ней инструктаж не проводили. Если бы не Йоль, она так и рыдала бы, глядя как я умираю. Она не настоящий хамир и связь между нами иная! Для девчонки приказы - пустой звук, она не задумывается над тем, что лопочет, а когда задумывается, тоже выходит не фонтан. А, значит, каждое слово, слетающее с её губ, может запросто меня прикончить. Тьма её раздери! Придётся наплевать на правила и как можно скорее начать экспериментировать, иначе, боюсь, мне не выжить. Только не торопиться. Главное, естественность. Федералы не должны ничего понять!"

Оникс тяжело вздохнул, сел, бросил короткий взгляд на родича и уставился на свои руки. В голове опять мелькнула мысль, что неплохо было бы помыться, но фантош прогнал её и тихо вымолвил:

- Мне уже лучше. Вы можете достроить портал, господин Йоль. Думаю, нам не стоит задерживаться здесь.

- Ух ты! Наш мальчик снизошёл до разговора. Чем мы это заслужили?

- Прекрати, Най! - одёрнул напарника эльф. - Заговорил и заговорил, слава великому лесу. И правильно: чтобы скрыться от Дигнара и добраться до Федерации, нам нужно стать единой командой. - Гедерика хотела что-то возразить, но Йоль протестующе замахал руками: - Я понимаю, что тороплю события. Мы только встретились и о дружбе говорить рано. Но я хочу, чтобы вы оба помнили: нас прислала Тель! Это ведь что-то да значит. По крайней мере, для Вас, леди Гедерика.

- Конечно, - кивнула девушка. - Друзья Тель - мои друзья.

"Ненадолго!" Оникс робко коснулся плеча хамира:

- Нужно уходить.

- Мне нужно ещё пять минут, - сказал Йоль и поднялся. - А ты, Най, найди пока наших лошадей и выдай ребятам запасные плащи. Не стоит привлекать внимания своим видом.

- Ну вот, и почему мне всегда бегать приходится? Это ведь ты у нас быстрый и ловкий. А я - основательный и спокойный.

Най приосанился и зашагал к лесу, бормоча заклинание поиска. Фантош едва сдержался, его так и подмывало недоумённо покачать головой, ибо магом гном был странноватым. Силы много, а вот использует он её как-то топорно.

- Знаешь, Оникс, мне нравится, когда ты ведёшь себя естественно. Если бы ты ещё и улыбался…

Смущённый голосок Гедерики прервал мысли фантоша на самом интересном месте. Он пытался разобраться - придуривается ли гном или придурок на самом деле. Впрочем, Оникс всё равно собирался избавиться от федералов, значит, выяснять причины их поведения не имело смысла. Зато с Гедой нужно держать ухо востро: ни в коем случае её не расстраивать, а лучше всего превратить в безвольную куклу, чтобы избежать неожиданностей. "Её любовь ко мне станет прекрасной основой для заклинания!" Травянисто-зелёные глаза наполнились нежностью и восхищением, губы растянулись в обаятельнейшей из улыбок.

Девушка отреагировала мгновенно:

- Ты такой… такой…

Геда осеклась и покраснела: "Во имя Солнца! Я веду себя, как распутная девка! Это ж надо так смело заявлять мужчине… высказывать вслух… Ой! Этот взгляд… Как жарко. Ну и душный будет сегодня день… Или день уже наступил?.." Мысли путались и улетучивались, и самые трезвые из них быстрее остальных. И вот уже чёрные глаза зажигаются страстью, а по связи долетает отчётливый всплеск похоти.

"Вот она и попалась! А ведь я даже обаяние не задействовал. Какое счастье! Если б раздеваться начала, федералы бы нас не поняли. Вон как Йоль косится. Перемены во мне покоя не дают? Гадаешь, флиртую ли я по собственной инициативе или Геда втихаря приказала? Гадай, гадай, бедолага. Всё равно не угадаешь и задания не выполнишь. Уж я об этом позабочусь! Не будь я фантошем!" Оникс чувствовал себя на коне. Счастье хамира лилось на него полноводной рекой, будоража и пьяня, не хуже молодого вина. Это было необычно и волнительно, ведь раньше фантошу приходилось угадывать, что чувствует хозяин, по малейшим изменениям в лице и настроении. Но благодаря лохматому магу у него появились возможности, весь спектр которых Оникс намеревался тщательно изучить. Фантош погладил тонкие пальчики Гедерики, чуть сжал изящную руку тёплыми ладонями и вновь улыбнулся, не забывая краем глаза следить за родичем.

Последний камень лёг на траву, круг замкнулся, и рядом с останками Артонаша Теригорна вспыхнула серебристая арка, внутри которой клубилась и мерцала антрацитовая темнота. Одновременно с открытием портала на поляну вернулся Най, ведя в поводу лошадей. Кавалер громко заржал, приветствуя хозяина, и Оникс впервые за долгое время улыбнулся искренне. Своего коня он любил и терять его не желал.

- Най пойдёт первым, а я - последним. Надеюсь, ты не против, Оникс?

- Ничуть. Очень разумное решение, - кивнул родичу фантош, поднялся на ноги и принял из рук гнома плотные тёмно-зелёные плащи. Один накинул на плечи Гедерики, другой перекинул через плечо и потянул хамира к коню.

Най недовольно поморщился. Подойдя к напарнику, вручил ему повод эштенца и приглушённым баском пробормотал:

- Уж слишком он спокоен, словно всё идёт, как им задумано. Не нравится мне это. Иди в портал вплотную за ним, а то как бы чего не вышло.

- Хорошо, - не стал спорить Йоль.

Тем временем Оникс помог Гедерике взобраться в седло, уселся позади неё и вопросительно посмотрел на федералов.

- Вперёд, - проворчал Най и направил своего могучего скакуна в портал.

Фантош, не мешкая, последовал за ним. Он крепко обнял Геду за талию, и девушка прерывисто задышала. Оникс спрятал ехидную улыбку в коротких тёмных прядках, попутно отметив, что мысли его бестолкового хамира снова поплыли, унесённые шквалом романтической бредятины из серии "хочу, но никогда не решусь". Прежде чем ступить в портал, Кавалер на мгновение замер, а потом фыркнул и смело шагнул вперёд. На секунду солнечный свет померк и вновь вспыхнул, и вместо поляны глазам предстала широкая лесная дорога, по обеим сторонам которой плотной стеной стоял ухоженный лиственный лес.

- И далеко отсюда Мельшар? - равнодушно осведомился фантош, скользя взглядом по неровной гряде зелёных верхушек.

- Примерно пять километров, - ответил Йоль.

- Пять километров… - Оникс потёрся щекой о затылок ликанки и сильнее сжал объятья, всем телом ощущая, как пойманной птицей бьётся девичье сердце: "Зачем нам попутчики, Гедерика? Я сумею защитить тебя ото всех и вся. Ты веришь мне?"

"Да…"

"Хочешь, чтобы мы остались наедине?"

"Очень".

Геда безвольно откинулась на грудь возлюбленному.

"Я исполню твоё желание", - промурлыкал фантош и с весёлой злостью уставился на федералов:

- По большому счёту, мне следовало вас убить. Но я не хочу прослыть неблагодарным. Вы помогли моему хамиру, а фантоши такого не забывают. Наслаждайтесь жизнью, господа! В Картре, в Бершане - где хотите. Наши пути расходятся!

- Я же говорил, что с ним что-то не так! - в сердцах воскликнул Най, но сделать федералы ничего не успели: фантош пришпорил коня, выкрикнул какую-то тарабарщину и исчез во вспышке света, унося с собой Гедерику Теригорн, воспитанницу грозной и ужасно злопамятной Тель.

- Что это было, Йоль?

- Откуда я знаю? Но если мы их не найдём…

И напарники, не сговариваясь, послали коней в галоп.



Игрушка наследника. | Фантош. Книга первая | Зритель.