home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Игрушка наследника.


Туманные силуэты гигантских уродливых птиц. Чёрные крылья, рвущие высокое белёсое небо. Бейги. Крысы горного мира, живущие на вершинах, в гнёздах-домах с огромными окнами и дверями в размах крыльев. Всегда настороже, их невозможно застать врасплох. Если бы не специальные отряды, созданные эльфами, в чьём царстве и проживали эти опасные и быстроразмножающиеся существа, Иртану не было бы от них спасу. Но эльфы загнали бейгов в горы, оградили магическими щитами и заставили жить в резервации, искусственно снижать рождаемость и истреблять друг друга, ибо ничто не в силах остановить охотничий азарт бейга. Впрочем, магические щиты не всегда могли сдержать кровожадных тварей. Случалось, что генетика давала сбой, и в одном из родов появлялся бейг с магическим даром. В этот день, день всеобщего праздника, бейги без устали славили младенца, будущего главу нового рода, назначали ему в услужение лучших из юных воинов и выбирали старцев, которые станут его учителями. Маг рос, мужал, набирался опыта и знаний, а его крылья покрывались металлическими перьями. И вот наступал час, когда он должен был принять свою судьбу. Ровно в полночь, так как бейги считали, что колдовство их врагов с восходом луны ослабевает, вся резервация, от мала до велика, собиралась перед щитами эльфов. Молодой маг благодарил родичей за заботу и совершал ритуал, а попросту атаковал барьер всеми известными и по большей части им же изобретёнными заклинаниями. Если попытка венчалась успехом, в большой мир отправлялся отряд из семи бейгов, им предстояло искать новую землю, дабы построить государство бейгов, а попутно мстить всем и вся, поскольку в своём вынужденном заточении бейги винили всех обитателей Иртана. То, что об отправленных в путь родичах больше никто и никогда не слышал, бейгов не смущало, они свято верили, что их идея верна и обязательно воплотится в жизнь. Поэтому мага, не способного пробить барьер, убивали - слабакам не было места в вечной борьбе между бейгами и Иртаном.

Ангр из рода Острого пера пробил щиты и вместе с шестью воинами-слугами покинул резервацию. Двадцать лет назад. Но, в отличие от своих предшественников, он не стал тратить время на поиски земли обетованной, а занялся планомерным изучением внешнего мира. Странного, непонятного, но такого притягательного, что дух захватывало. Конечно, обладая чересчур приметной внешностью, Ангр не мог разгуливать по Иртану свободно и первые шаги делал тёмными ночами, когда добропорядочные жители видели десятый сон. Так продолжалось, пока он не познакомился с человеческим магом.

Встреча оказалась судьбоносной для обоих. Ангр получил влиятельного союзника и друга, а человек спас свою жизнь, ибо натолкнулся на бейга в тот момент, когда на всех парах удирал от рогатого мужа и своры его друзей и слуг. Шансов оторваться у мага не было, а своим даром он почему-то не пользовался. Этот факт озадачил бейга. Он растерянно смотрел, как взмыленный человек несётся прямо в мрачный сырой тупик. Сначала Ангр хотел посмотреть, чем закончится охота на мага, но передумал и бесшумно спикировал на булыжную мостовую. Человек рванулся вперёд, словно почуяв спасителя, и в три прыжка оказался перед бейгом. Тот даже вздрогнул, когда в нескольких сантиметрах от собственно лица увидел красное потное лицо мага с круглыми от ужаса глазами. Бейг не сразу сообразил, что в его жизни случилось чудо: впервые человек, смотревший на него, боялся совсем не его. Взмах пушистых ресниц, искривлённые в муке губы и едва слышный стон: "Помоги". И Ангр помог: распахнул крылья, так что кончики металлических перьев высекли снопы искр из каменных стен домов, подхватил человека и взмыл в ночное небо, оставив преследователей извергать проклятия.

Ответить на вопрос, почему он вмешался в людские дела, Ангр не смог ни тогда, ни потом. Возможно, ему стало жаль глупого человечка, а может, захотелось узнать, в курсе ли тот, что обладает даром, или внутренний голос, которому бейги привыкли доверять, шепнул: "Это шанс узнать о внешнем мире из первых рук". В любом случае, бейг ни разу не пожалел о своём спонтанном решении. Он вынес мага из города и донёс почти до самого логова. Правда, открыть чужаку местонахождение земляной пещеры, облюбованной отрядом, всё-таки не решился. Опустился на землю за десяток километров от неё, гортанным рыком приказал слугам разжечь огонь и стал с интересом разглядывать мага.

Маг в свою очередь тоже рассматривал бейга. При этом в его взгляде отсутствовала даже искра страха. "Либо мне достался самый глупый в Иртане человечишка, либо…" Ангр пошевелил головой, отчего его шея изогнулась и пошла волной, прочистил горло, попутно перестраивая его для человеческой речи, и произнёс:

- Я бейг.

- Знаю, - кивнул маг и улыбнулся, широко и открыто, словно закадычному другу. - Меня зовут Шанир Саттол, и я довольно образованный молодой человек. Мне известна история заточения бейгов. Я рад, что тебе и твоим друзьям удалось вырваться из эльфийской ловушки. У меня к тебе деловое предложение.

- А ты забавный. - Бейг навис над человеком, пофыркивая и издавая стрекочущие звуки, которые весьма отдалённо напоминали привычный людскому уху смех. - И что же ты хочешь предложить?

- Негласную службу наследнику тиратского престола.

- Шалишь, малыш. В Тирате на дух не переносят магию, а я…

- Как и я, - усмехнулся Шанир. - Но ведь наследнику совсем не обязательно знать, кто ему служит.

- Оригинально.

- Я готов платить, чем угодно - деньгами, жизнями или информацией, если, конечно, она не будет вредить моему другу и господину.

- А что ты хочешь от меня?

- Хочу, чтобы ты стал моим личным шпионом. Род Саттолов всегда стоял рядом с престолом Тирата. Мы негласные стражи правящей семьи. Мой отец оберегает сатрапа, а мне достался наследник.

- Ты слишком болтлив для тайного стража.

- А ты на ярмарку завтра собрался?

- Не понял?

- Это я о том, что делиться полученной информацией тебе не с кем, да и слушать тебя вряд ли кто станет.

Шанир подмигнул Ангру, придвинулся ближе к костерку и вытянул над ним руки, сжимая и разжимая пальцы. Тепло приятно расползалось по телу, и молодой маг блаженно мурлыкнул. На секунду прикрыл глаза, а потом вновь взглянул на бейга:

- Ну что, пойдёшь ко мне на службу?

- Почему нет? - стрекочуще рассмеялся бейг. - Я уже пятнадцать лет в большом мире, но ещё никто не делал мне подобного предложения.

- И не сделает. Я - счастливое исключение, да ещё богатое и владеющее практически любой информацией о мире. - Шанир смело протянул чудовищу руку. - Предлагаю переместиться в мой особняк и скрепить наш союз бутылкой "Летней грёзы" двадцатипятилетней выдержки. Но сначала представь меня своим сородичам.

- Это не обязательно. Они делают всё, что я прикажу и полностью доверяют моему выбору.

- Так они как фантоши?

- Отнюдь. У каждого из моих бейгов есть собственная воля, но окончательные решения принимаю я!

- Ясно. - Шанир цепко взглянул на Ангра: - Ну что, летим? Прикрытие я обеспечу.

- Летим, - согласно кивнул бейг, распахивая крылья.

Шанир вложил руку в кожистую ладонь и мысленно поаплодировал себе: "Операция по приручению бейгов прошла успешно. Отец будет очень доволен. Заполучить в услужение сильнейших магических существ - невероятное везение! Сегодня я поймал удачу за хвост!"


Ангр, плавно взмахивая крыльями, летел над Бершанским лесом. Мысли его лениво перетекали одна в другую, но особой смысловой нагрузки не несли. Задание Шанира было откровенно скучным - поймать человеческую девчонку и мальчишку-эльфа. Бейг повертел в руках геб, вручённый ему Ключом во время псевдоритуала, и швырнул его в темноту. Кого-кого, а фантошей наследника он знал прекрасно и отлично представлял, кого ищет.

За пять лет службы бейг изучил людей от и до, а уж Шанира с Дигнаром и подавно. Правда, наследник увидел его сегодня впервые, но Ангр втайне надеялся, что возвращение Оникса положит начало их более тесным взаимоотношениям. Он с удовольствием подискутировал бы с Дигнаром по многим вопросам, в том числе и по тем, что касались магии. Больше всего любознательного бейга интересовал вопрос, почему, обладая даром, тиратцы столь яро отрицают магию и истребляют магические существа. "Если им хочется завоевать мир - пусть попробуют, но зачем изобретать дурацкие предлоги? Всё-таки, что бы ни говорил Шанир, мастер Кальсом со своим Орденом плохо влияют на политику Тирата. Что за идиотская идея превращать эльфов в фантошей?! И почему они решили, что Оникс удачный эксперимент? Эмоциональный фон мальчишки весьма и весьма нестабилен, а, значит, в качестве телохранителя он не эффективен… Впрочем, Дигнару достаточно четырёх телохранителей. Пятый для него живая игрушка! Всё-таки тиратский наследник явно не доиграл в детстве. Существенное упущение в его воспитании. - Бейг покрутил головой, втянул ноздрями воздух, прислушался к внутреннему голосу и не спеша полетел дальше. - Как же потешны эти людишки. Столько бессмысленных правил, невыполнимых желаний - стоит ли удивляться, что они так суетятся. Но, признаюсь, без них моя жизнь была бы скучной".

Внезапно Ангр почувствовал себя неуютно, словно чья-то невидимая рука взъерошила перья на крыльях. Бейг завис, настороженно глядя по сторонам и издал резкий высокий звук, сигнализирующий об опасности.

- Нас раскрыли! Чёртов мальчишка! Как он обнаружил нас?! Моя защита безупречна!

Ангр выдал тираду вслух и поражённо щёлкнул языком: фантош был совсем рядом, километрах в пяти от них, а он, бейг-маг, не почувствовал его, хотя и целенаправленно искал. "И что теперь? Лететь к Дигнару и рассказать о позорном промахе? Ни за что!" Ангр решительно хлопнул кулаком по раскрытой кожистой ладони и шипяще рявкнул:

- В атаку!

И бейги устремились вперёд, в мановение ока превратившись в прямые, как стрелы, росчерки на небе.


Кинжал Оникс не получил. Йоль просто не успел вернуть оружие хозяину. Белые росчерки врезались в землю в паре метров от костра и глазам предстали семь высоких крылатых существ. Вытянутые напряжённые шеи, внимательные глаза и хищно оскаленные рты. И лишь тот, кто стоял в центре, расслабленно спокоен. Но беглого фантоша не обманула непринуждённая поза чудовища. Он кожей ощущал, что этот бейг самый опасный. Оникс инстинктивно сдвинулся влево, закрывая собой хамира, развернулся и в упор взглянул на главаря. В пальцах привычно закололо, а под кожей ладоней, точно муравьи заскреблись - фантош в любую минуту готов был запустить во врагов смертоносные огненные шары. По-хорошему, он должен был атаковать бейгов, едва они опустились на землю, но отчего-то медлил. Наверное, потому, что чудовища не напали. Приземлились и застыли каменными изваяниями, точно чего-то ждали.

За спиной Оникса всхлипнула Гедерика. Лёгкий шорох подсказал фантошу, что федералы взялись за оружие. Но всё это было не важно. Эльф понимал, что они не смогут выйти из схватки с чудовищами победителями.

Ангр тоже изучал фантоша. Так близко и в таком виде Оникса он видел впервые: растрёпанная коса, мальчишеское лицо, искажённое гримасой отчаянной решимости, порванная одежда в засохших сиреневых разводах. И не скажешь, что перед тобой опасный и беспощадный воспитанник Кальсома. А сильнейший эмоциональный фон, точно плетями бьющий по нервам бейга и вовсе ставил в тупик.

Именно клокочущий гейзер эмоций заставил Ангра опомнится и в последний момент остановить атаку. Бейг смотрел на эльфёнка, твёрдо намеренного броситься в неравный бой, и корил себя за инициативу: "Нужно было чётко выполнять инструкции. И сейчас… Нужно улетать. Немедленно! И пусть Дигнар сам разбирается с этим… с этим бракованным". Мысль была здравой и правильной, однако врождённое любопытство не позволило бейгу улететь. Вместо этого он несколько раз моргнул и, мысленно обозвав себя последним придурком, заговорил:

- Я не обижу тебя, игрушка наследника, так что умерь свой пыл и не растрачивай магический дар понапрасну. И одного бейга не просто убить, а нас здесь семеро.

- Зачем вы пришли? - Оникс всем телом подался вперёд, став похожим на ощетинившегося щенка, но, вместо того, чтобы ответить фантошу, Ангр посмотрел на федералов:

- Прекратите хвататься за оружие или мы нападём. Неприкосновенность распространяется лишь на мальчишку и самку наследника. С вами церемониться не будем! Хотите и дальше коптить небо - ни звука! И я, так и быть, не вспомню, что один из вас эльф, а второй из горного народца, что во всём потакает первородным! - Последние слова бейг почти выплюнул и тотчас переключился на фантоша, словно федералы перестали для него существовать. - Теперь я отвечу на твой вопрос, Оникс…

- Я не самка! - неожиданно для всех воскликнула Гедерика и взвилась на ноги: - Я свободная ликанская женщина и никто не смеет обзывать меня и марать моё доброе имя!

Оникса будто горячей волной окатило. Забыв о бейгах, он крутанулся на каблуках, взглянул в лицо хамира и обомлел: в глубине зрачков появились алые точки. Фантош вспомнил ту необузданную, дикую силу, что пригвоздила его к стене в покоях Гедерики, и нервно сглотнул: теперь, когда он целиком и полностью зависел от этой девчонки, она могла рвать и ломать его, как соломенную куклу. А если учесть, что во время приступа Геда теряла себя, вероятность остаться в живых стремительно катилась к нулю, ведь оказать сопротивление хамиру фантош не мог.

Тем временем Гедерика шагнула вперёд и подбоченилась. Кожа девушки побледнела, и в ночном сумраке стало казаться, что она отливает серебристо-голубым светом. Волосы слегка приподнялись, зашевелились, как очнувшиеся от спячки змеи, и вдруг опали к ногам девушки, точно обрубленные топором ветки. Оникс хлопал ресницами, с изумлением глядя на топорщащиеся во все стороны пряди, но разгорающийся алый взгляд вновь приковал его внимание. Фантош почувствовал себя насаженным на булавку насекомым. Ещё трепещущим, хотя и понимающим бессмысленность своих жалких потуг. "Почему все молчат? Разве они не чувствуют это? Или чувствую только я? Из-за связи? - Оникс вновь сглотнул. Казалось, что неистовая сила, пробуждающаяся в Гедерике, вот-вот захлестнёт его. По позвоночнику поползла жгучая как расплавленный свинец струя. - Да прекрати же, Геда! Мне больно!"

Оникс стиснул зубы, пытаясь сдержать стон, и вдруг замер от изумления: алый блеск в глазах Гедерики исчез, будто его и не было. Девушка заискивающе смотрела на фантоша, а нежные губы беззвучно шептали: "Прости".

"Она меня услышала? Но как? Это невероятно! Фантош не может разговаривать с хамиром мысленно! А она даже не удивилась… Хотя, откуда ей знать? Она же владеет мной не по праву! - Оникс поморщился, ему не понравилось, как прозвучала последняя фраза. - Рано или поздно, я стану свободным. Пора ломать установки Кальсома, иначе я не справлюсь. Я должен хотя бы внутренне перестать ощущать себя вещью. Я не вещь! Я мстящая длань, которую трусы сковали цепями! Но я освобожусь!"

Тем временем Гедерика опустилась на землю рядом с гномом и устало прислонилась к нему плечом. Её отступление раскололо панцирь напряжения, сковавший поляну. Бейги начали переступать с ноги на ногу и хлопать крыльями, призывая командира подняться в небо. Однако Ангр лишь раздражённо рыкнул, заставив слуг присмиреть, и со всей возможной почтительностью обратился к Гедерике:

- Я не хотел прогневить тебя, ликанка. Прости, но до сего момента я не понимал, на что ты рассчитывала, забирая любимую игрушку наследника, и только теперь…

- Теперь?

Оникс молниеносно развернулся к бейгу и с надеждой взглянул ему в глаза. Он хотел, он должен был знать, что за сила таится в ликанской ведьме. Бейг насмешливо оскалился: взъерошенного эльфёнка трудно было воспринимать всерьёз. "Жаль, я геб выбросил. Легче было бы разговаривать", - мелькнула мысль.

- Сила твоего хамира впечатляет. - Ангр не смог изгнать из голоса нотки снисходительности, точно действительно беседовал с наивным мальчишкой. - И, как мне кажется, эта сила не присуща ликанским магам. Я удовлетворил твоё любопытство?

- Нет. Что это за сила?

- Спроси у своей хозяйки.

- Вообще-то, я здесь! - обиженно заявила Гедерика. - И говорить обо мне так, будто я испарилась - не вежливо!

- Простите, хамир, - стремительно вставил Оникс и, пока неудовольствие девчонки не приобрело опасную форму, сменил тему разговора, попутно подумав, что ситуация становится всё более ненормальной. "Вот уже и с бейгами общаюсь, и с федералами, и хозяйка у меня ликанская шмакодявка, одержимая непонятной силой. Если так пойдёт дальше, меня точно отправят в Геббинат на перевоспитание!"

Оникс расправил плечи и, наконец-то справившись с эмоциями, надменно взглянул на бейга:

- Зачем вы пришли?

Ангр не счёл нужным скрывать правду:

- За тобой и, возможно, за твоей спутницей.

- Она мой хамир!

- Вот как? - Бейг ехидно оскалился: - Значит, наследник Тирата скоро станет вдовцом?

- Это мы ещё посмотрим! - гордо заявила Гедерика, вызвав у бейга приступ звонкого, стрекочущего смеха.

- Никто не спорит с тем, что ты сильна, ликанская магичка, но своей силой ты скорее убьёшь, чем спасёшь себя. Так что, я прав: Дигнар скоро станет вдовцом, так или иначе. - Ангр наставил длинный коготь на фантоша: - Вопрос в тебе! Мы же не хотим лишать наследника любимой марионетки? Спокойствие Дигнара есть спокойствие всей сатрапии, ибо он будущий её властелин и владетель судеб людских.

- А бейгам-то что за дело? - нарушил молчание Йоль. - Вы же всегда ненавидели людей!

- Но эльфов мы ненавидим сильнее! - Длинная шея бейга изогнулась, крылья взметнулись вверх, а рот раскрылся, обнажив острые иглы-зубы. - Тират сметёт Федерацию, как опостылевший рассадник скверны, и мы будем наслаждаться вашей агонией!

- Но тиратцы отрицают магию. Они не пощадят никого и бейгов в том числе!

- Пусть! Месть должна свершиться! Те, кто заточили нас в горное царство, умрут!

- Подождите! - вмешался Най. - Я чего не понял-то: неужели сатрап взял на службу бейгов?

Осмыслив вопрос гнома, Йоль и Оникс с интересом уставились на вожака крылатых чудовищ.

- Может, да, а, может, нет, - пророкотал Ангр. - Сейчас важно то, что мы здесь. И, скажу вам прямо, ситуация меня не слишком радует.

- Хотел выслужиться, да не получается? - понимающе кивнул фантош, и бейг недовольно скривился: эльфёнок попал не в бровь, а в глаз: перспектива личного знакомства с Дигнаром становилась всё более призрачной и недостижимой.

Как спасти положение Ангр не знал. Вариант захватить беглого фантоша силой не нравился бейгу категорически. Рисковать своими слугами-родичами он не собирался. По большому счёту, нужно было возвращаться к наследнику, но как объяснить контакт с объектом преследования? "Утаивать бесполезно - слишком много свидетелей. Ох, болван я, болван. Правильно отец предрекал: эмоции меня погубят. Стоп! Нельзя демонстрировать слабость перед слугами! Они должны верить, что всё идёт согласно моему плану". Ангр чуть склонил голову на бок, выражая лёгкую форму недоумения, и наставительным тоном сообщил:

- Не о том думаешь, фантош. Разве твоё главное чаяние не есть спасение хамира?

- Да, но…

- Будем догова…

Бейг не успел закончить. Земля под ногами дрогнула и из её нутра, как мясо из ситечка мясорубки, потянулись тонкие склизкие черви. "Ленточки!" Фантош взмахнул руками. Гедерика взмыла в воздух и зависла в полуметре от места, где только что сидела. Воздушные потоки сгустились вокруг ликанки, потемнели и слились в плотную кристаллическую сферу. Опомнившись, Гед закричала, замолотила кулаками по полупрозрачной стене, отрезавшей её от мира, и стала звать фантоша, но ни одно из действий результата не возымело. Её спутники и чудовища-бейги были слишком заняты спасением собственных жизней.

Черви сотнями лезли из земли, опутывая свои жертвы. Хуже всего приходилось бейгам. Ленточки впивались в кожистые крылья, сковывали движения, мешали отбиваться. Эльф и гном справлялись куда успешнее, их тренированные тела ловко уворачивались от врагов, а острые охотничьи ножи рубили, кромсали, резали склизкую плоть творений больной магической фантазии.

"Но где же их хозяин? Где ты прячешься, мразь? Выходи!" - зло подумал фантош. С его ладоней непрерывно слетали смертоносные молнии. Оникс хорошо усвоил урок и больше не отвлекался. Он методично уничтожал червей, не позволяя им приблизиться ни к себе, ни к хамиру. Однако когда один из бейгов рухнул на землю, спеленатый ленточками, как окуклившаяся гусеница, понял, что обычной магии мало. И мысленно усмехнулся, ибо впервые за последние шестнадцать лет жизни в голову закралась мысль, что Кальсом гениальный мастер. "Но он всё равно умрёт!" - твёрдо сказал себе фантош и опустил руки. В то же мгновение вокруг Оникса вспыхнул бледно-розовый световой круг. Сначала он часто пульсировал, разгораясь всё ярче и ярче, и вдруг стал разрастаться, заполняя собой поляну.

Ленточки попытались укрыться в земле, но магический свет сделал почву твёрдой, как алмаз. Хищные черви бились, извивались, точно на раскалённой сковороде, и рассыпались чёрным сухим прахом.

Гедерику мутило. Упираясь руками в полупрозрачную стенку, она смотрела на умирающих тварей. Хотела бы отвести глаза, да не могла. Ужасающая, омерзительная картина притягивала взгляд, манила, разжигала внутри целый букет эмоций, среди которых главенствовало желание убивать. Встать рядом с Ониксом и разить порождения тьмы. "Видели бы меня сейчас папа с мамой. Какой позор! Я женщина, моё призвание рожать детей, дарить любовь, тепло и милосердие. А я жажду крови! Жрицы Солнца были бы счастливы видеть меня в рядах".

Однако утонуть в самоуничижительных мыслях Гедерике не позволило колдовство фантоша. Яркий розоватый свет, разливающийся вокруг его стройной фигуры, не только прикончил тварей, но и усыпил и бейгов, и федералов. Оникс остался на поляне в одиночестве, но колдовать не перестал. Медленно, шаг за шагом, маг поворачивался вокруг своей оси, цепким взглядом скользя по тёмным деревьям и кустам, а бледно-розовый свет дрожал и колыхался, словно тягучие волшебные воды. Волосы фантоша, его кожа и одежда переливались, будто припорошенные радужной пылью. Он выглядел столь завораживающе прекрасным, что на глазах Геды заблестели слёзы.

- Любимый, - невольно сорвалось с губ, а сердце сжалось от жгучей досады: лицо фантоша осталось бесстрастным.

Гедерике же хотелось, чтобы Оникс бросил бессмысленно топтаться на месте, повернулся к ней и улыбнулся искренне, светло и обаятельно. С каждой минутой смотреть на красавца-эльфа, не имея возможности коснуться его, прижаться, обнять, становилось всё труднее. "Я должна что-то сделать, как-то намекнуть о своих чувствах. Тогда он перестанет считать меня врагом! Но как?"

И вновь Гедерике не хватило времени развить мысль. Оникс замер, точно специально повернувшись к девушке своим совершенным профилем. Тонкие крылья носа затрепетали от гнева, травянисто-зелёные глаза сузились, и над поляной прозвучал резкий голос:

- Выходи, Теригорн, или я сам вытащу тебя из сумерек!

Геда ошарашено завертела головой:

- Теригорн?! Кого ты зовёшь, Оникс?

И тут из темноты, мрачным пологом оплетающей кусты и деревья, выступил высокий широкоплечий субъект с короткими молочно-белыми волосами. Остановился на границе света и тени, обвёл поляну угольно-чёрными глазами, кивнул, отмечая что-то для себя, и спокойно направился к фантошу. Гедерика растерянно наблюдала за незнакомцем, а когда он подошёл к Ониксу почти вплотную, вздрогнула от отвращения: лицо мужчины покрывала густая сеть шрамов. "Кто он такой? И почему Оникс назвал его Теригорном? Он не похож ни на кого из моей семьи, а о других Теригорнах я никогда не слышала!" Девушка прильнула к полупрозрачной стене, жадно вглядываясь в уродливое лицо мужчины, а тот, почувствовав взгляд, повернул голову и улыбнулся ей:

- С тобой мы познакомимся чуть позже, девочка. Сейчас у меня дело к твоему приятелю.

- Кто Вы? - воскликнула Гедерика и скривилась: она слышала всё, что творилось снаружи, а вот её вопли заглушала защитная сфера.

Тем временем Артонаш Теригорн, живой и здоровый, перевёл взгляд на Оникса и кровожадно оскалился:

- Ай-ай-ай, такой молодой и такой лживый. Что же ты постеснялся рассказать о своих дружках? - Маг кивнул в сторону спящих федералов, поднёс руку к шее и погладил пальцами небольшое красное пятнышко на вершине кадыка. - Только стрелу зря испортили. Глупцы! Неужели вы думали, что меня так легко убить? Меня! Главу Ордена Солнца! Владыку Ликаны!!!

- У Вас мания величия, господин Теригорн. - Голос фантоша сочился иронией. - Вы обычный разбойник, живущий в лесу и подстерегающий путников, чтобы убить их и продлить своё никчемное существование.

- Что ты понимаешь, юнец! Я живу ради возмездия! Ибо я настоящий глава Ордена! Я великий маг, пред которым должен склониться весь Иртан!

- Точно мания величия, - хмыкнул фантош и слегка качнул головой, словно сочувствуя сумасшедшему магу. - Только вынужден Вас огорчить, господин Артонаш. Преклоняться перед Вами никто не будет. Просто потому, что маг вы никакой. В сравнении со мной!

Оникс вскинул руку, сжал пальцы в кулак, и Гедерика задохнулась от ужаса: бело-розовый свет схлопнулся, буквально располосовав белобрысого мага на куски. Теригорн и пикнуть не успел. Секунду его мёртвое тело сохраняло форму, а потом осыпалось на траву кровавой горой рубленого мяса и задымилось, медленно растворяясь в ночной мгле.

- И ведь сам в ловушку зашёл, даже сил прилагать не пришлось. Самодовольный придурок! - Оникс отвернулся от смердящей кучи, посмотрел на Гедерику и помрачнел: "Жаль, что нельзя держать тебя в заточении вечно. Хотя… - Он покосился на бейгов. - Формально, опасность не миновала". Решив, что общение с хамиром можно отложить на потом, фантош перевёл взгляд на федералов и досадливо цокнул языком. Выбирать не приходилось, прежде чем будить монстров, неплохо было иметь за спиной хоть какую-то поддержку. "Их послали, чтобы оберегать нас. Я могу им доверять", - постарался успокоить себя Оникс и мысленно потянулся к напарникам, пробуждая их ото сна.

Най улыбнулся, не открывая глаз, и размашисто потянулся, точно всю ночь спал на пуховой перине и видел чудесные сны. А вот Йоль мигом оказался на ногах. Обвёл молниеносным взглядом поляну, поморщился, увидев разлагающийся труп Артонаша, и уважительно кивнул фантошу:

- Отличная работа! Заклинание безвозвратной смерти одно из самых трудных…

- В самом деле? - Оникс неприязненно взглянул на федерала и изогнул бровь. - Что ж, если всех эльфов обучают так, что даже средненькое заклинание кажется им чем-то запредельным, ничего удивительного, что Федерация проигрывает одно сражение за другим.

- В битве у Холодного перевала мы победили!

- Ладно, Холодный перевал вы отстояли, зато потеряли долину Розы и южную часть Веерных степей. И это только начало! Думаю, не позже следующей осени Тират получит и Холодный перевал, и Сенийскую равнину. А там и до столицы рукой подать!

- Да как ты можешь так говорить?! Ты же сам эльф! Разве тебя не волнует будущее Родины?

- Я фантош! Меня заботит лишь благополучие моего хамира! - Оникс вытянул руку и требовательно добавил: - Верни мой кинжал!

- Да как ты можешь… - снова начал Йоль, но в разговор вмешался Най.

Он резво поднялся на ноги и дёрнул напарника за рукав, заставив обернуться:

- Отдай ему кинжал! Нужно разобраться с бейгами, а о своём, эльфийском, будете препираться по дороге.

На мгновение глаза Йоля вспыхнули негодованием, но он тотчас взял себя в руки и кивнул, признавая правоту гнома. Вытащил из-за пояса кинжал, протянул фантошу:

- Держи. Извини, что завёлся. Но в последнее время Федерации и правда приходится туго. А теперь, когда Ликана и Тират…

- Йоль! Хватит!

Эльф замолчал, взглянул на равнодушное лицо фантоша и вздохнул: "Может, он, действительно, чужак? Всё-таки пятнадцать лет в Геббинате. Нет! Я чувствую родича. Просто нужно набраться терпения и достучаться. И перво-наперво узнать его родовое имя. Тогда сразу станет легче. Можно будет рассказать ему о семье. Должен же он помнить родителей. А если нет, то можно помочь вспомнить. Точно! Так и буду действовать!" Йоль кивнул в ответ на свои мысли и придвинулся ближе к напарнику, так как фантош уже разбудил чудовищ, и те вяло поднимались на ноги, осоловело качая головами и расправляя кожистые крылья.

Оникс шагнул к вожаку бейгов и вызывающе усмехнулся:

- Продолжим договариваться?

Ангр взглянул на груду тлеющего мяса, по-видимому, останки создателя и хозяина мерзких белых червей, на рыхлый чёрный пепел, устилающий поляну, и картина минувшей битвы тотчас возникла перед мысленным взором. Бейг вспомнил неожиданное нападение червей, тщетную попытку отразить атаку и падение его воина, спелёнатого незнакомой магией. Длинная шея изогнулась, и бейг приблизил своё лицо к лицу эльфёнка:

- Твоих рук дело?

- Да, - ответил фантош и снова усмехнулся. - Теперь ты в долгу передо мной, не находишь?

- Согласен. Чего ты хочешь, игрушка наследника?

- Улетай!

Ангр задумчиво качнул головой из стороны в сторону:

- Ты ведь понимаешь, что я на службе и Дигнар узнает, где тебя искать?

- Понимаю.

Бейг выпрямился и стрекочуще рассмеялся:

- Вижу, ты скучаешь по прежнему хозяину, малыш. Хочешь, я что-нибудь ему передам?

- Просто улетай. Мне нужно пару часов форы, прежде чем фантоши Дигнара бросятся за нами в погоню.

- У тебя будет пара часов.

- Благодарю.

Ангр фыркнул и, расправив крылья, приподнялся над землёй:

- Мы скоро встретимся, маленький эльф, а пока я с удовольствием посмотрю, как ты будешь выкручиваться. Удачи!

Бейги взмыли в ночное небо и почти сразу исчезли из виду. Оникс шумно выдохнул, сбрасывая напряжение, повернулся к магической сфере и натолкнулся на хмурый взгляд хамира. "А теперь самое неприятное - взбешённая ликанка с непостижимой для меня магией. Эй, волки, медведи, разбойники! Нападайте! Пусть моя ненаглядная хозяйка ещё немного помолчит!" Но хищников поблизости не наблюдалось, разбойников тоже, так что повода тянуть время у Оникса не было. Под напряжённо-настороженными взглядами федералов он аккуратно опустил сферу, и, едва ноги Гедерики коснулись травы, развеял защиту лёгким взмахом руки. Девушка немедленно ринулась к фантошу.

"Сейчас спросит, правда ли я хочу вернуться к Дигнару, а потом, слово за слово, я выложу ей всю свою подноготную. Да ещё при федералах. Ни за что!" Губы Гедерики приоткрылись, и, опережая вопрос, Оникс рухнул на колени:

- Власть твоя безгранична надо мной, хамир!



Друзья. | Фантош. Книга первая | На длинном поводке.