home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3.

Не смотря на мои шуточки, мы отправились в конюшни уже на следующее утро с полной решимостью совершить вылазку в оплот демонов Долины мук максимум через два дня. Что бы там не говорили каберниканцы. Пегасы, действительно, оказались великолепными животными с белоснежной шкурой и большими крыльями, сложенными вдоль боков. Они настороженно отнеслись к парочке безволосых людей, однако парочки яблок хватило для того, чтобы завоевать их расположение. В общем, расстались мы друзьями, только мне не хотелось думать об участи благородных животных в случае нашего провала. Демоны, питающиеся человечиной, думаю, не побрезгуют и их мясом. Простите, заочно, лошадки.

Мы долго и упорно препирались с уставшим главой каберниканцев, а после - с де Локком, не желавшим отпускать "императорского посланца" на верную - как ему казалось - смерть.

- Граф, - сказал ему Эмри, - потеря двух воинов не скажется фатально на обороне Бриоля. Вы примете командование и моим отрядом в случае моей смерти. Я должен своими глазами поглядеть на оплот Баала в этих землях.

- Это глупость, граф, - возражал де Локк. - С меня же голову снимут, если узнают что я отпустил вас, даже не дав хоть какого-нибудь сопровождения.

- Какое сопровождение? - отмахнулся Эмри, седлая пегаса, возиться с его упряжью было не в пример сложнее, нежели с обычной конской и я, к примеру, поручил эту задачу конюху. Эмри же никогда не доверял подобные вещи кому-либо. - Пегасов у вас больше нет, а по земле никому не пройти. И не думаю, что весть о моей гибели сильно опечалит императора. Я не столь уж выдающаяся фигура, особенно на фоне графа Роланда и принца Маркварта.

- Не стоит шутить подобным образом. - Отец Вольфганг как обычно подошёл незаметно, будто был не клириком, а шпионом. - Невинно убиенный принц Маркварт и императрица Адель причислены к лику святых, а граф Роланд сражался за Веру и по делам его так же должен быть причислен, по моему скромному мнению.

- Я нисколько не умоляю чести графа, - возразил граф д'Абиссел, - и уж тем более не насмехаюсь над памятью императрицы и принца. Просто при Северном, да и Южном дворах их имена слишком уж истрепали всякие низкопробные менестрели. После их смерти император впал в настолько полную меланхолию, что не желает слышать ни о ком, кроме них. Это начинает раздражать, отче, и раздражать очень сильно.

- Но это не повод чтобы шутить ими, - напомнил отец Вольфганг. - Но я здесь не для этого. Вы отправитесь в логово Hostis generis humani и одной лишь честной стали против них мало. - Он сделал знак инквизитору, стоявшему за его спиной, и тот вышел вперёд, протягивая нам с Эмри пару шестопёров, какими обычно вооружались сами баалоборцы. - Это оружие, изготавливается со времён Катберта Молота по одной технологии, известной только братьям из ордена святого Йокуса. Даже мы, баалоборцы, не ведаем секрета изготовления нашего оружия, знаем лишь, что оно сделано точно так же как и знаменитые молоты первых паладинов, сокрушавших зло и тьму. В вашем походе, они, думаю, сослужат вам славную службу.

- Отче, - возвёл очи горе граф де Локк, - я-то думал, что хоть вы отговорите этих безумцев от их затеи!

- Упорство, - клирик положил ему руку на плечо графу, - в угодном Господу деле, не то от чего стоит отговаривать достойных людей.

- Даже если они идут на верную гибель?

- Если Господу будет угодно, они вернутся к нам живыми и здоровыми.

Да уж, переспорить клирика, как гласит известная поговорка, невозможно в принципе, поэтому граф сдался, даже поднял руки над головой и отступил на пару шагов.

Тем временем и Эмри, и конюх закончили седлать пегасов и нам осталось лишь вскочить в сёдла и отправиться в короткую вылазку, из которой нам вполне возможно не суждено будет вернуться. Отец Вольфганг по очереди благословил нас и мы без промедления, почти синхронно толкнули своих "лошадок" - и те, распахнув крылья рванулись вперёд и вверх. Я не оглядывался, но почему-то почти точно знал - и граф де Локк, и отец Вольфганг провожают нас взглядами. Как в последний путь.

О том, что мы летим над бааловой землёй, подсказали мощные потоки обжигающего воздуха, ударившие снизу. Вскоре до моего слуха донеслись бульканье лавы и треск земли, лопающейся от невыносимого жара. Проклятье, кто же может здесь? Ответом на этот вопрос нам послужило появление нескольких тварей со шкурой багрового с чёрным цвета, у каждой была пара мощных кожистых крыльев, вроде нетопыриных. Две сжимали в руках тонкие мечи, третий же буквально жонглировал огненными потоками.

Уклоняться от боя было поздно и мы с Эмри выхватили оружие. Граф - длинный меч, я - шестопёр, подарок отца Вольфганга, мне такое больше по нраву, хотя многие рыцари и не считают его достаточно благородным.

- На тебе огненный! - крикнул мне Эмри, пикируя наперерез демонам с тонкими мечами.

Огненный жонглёр метнул в графа поток пламени, но пегас среагировал на него раньше седока. Из-за этого Эмри едва не вылетел из седла, он сильно свесился влево, заслонившись щитом от ближайшего демона, в то время как меч второго просвистел буквально над его головой. Я направил своего гиппогрифа на потерявшего равновесие мечника, огненный жонглёр швырнул пламя теперь уже в меня, однако верный конь не подвёл. Я только читал о таких трюках в книгах по стратегии воздушного боя, а вот моему пегасу они были известны, похоже, не понаслышке. Копыта его врезались в череп демона, гиппогриф в прямом смысле промчался по спине баалова отродья и прыгнул с него вперёд, оттолкнувшись копытами. Пламя прошло мимо нас и лишь обожгло шкуру демона, которого я использовал как площадку для прыжка. Пегас получил достаточное ускорение для молниеносного рывка к жонглёру. Я слегка не рассчитал и пролетел над огненным демоном, пришлось свеситься с седла, как только что делал Эмри, и удар шестопёром получился не слишком удачным. Меня сильно удивила яркая вспышка, последовавшая за соприкосновением стали с черепом твари. Перед глазами поплыли алые круги, я тряхнул головой избавляясь от них, несколько раз моргнул, лишь после этого я смог видеть хоть что-то. Оказалось, что огненный демон летит вниз, от головы его осталось лишь жутковатое месиво плоти и костей, за ним последовал и один из мечников, почти надвое разваленный ударом графа. Второй же демон азартно рубился с д'Абисселом и тонкий с виду меч твари ничуть не уступал широкому клинку "императорского посланца". Скорее наоборот, после каждого удара от клинка Эмри раз за разом отлетали огненные искры - маленькие кусочки металла. Навряд ли, этот меч переживёт нашу вылазку.

Я развернул своего гиппогрифа, направил его к сражающимся, занося над головой шестопёр и одновременно вытащив из-за спины верный топор. Демон успел среагировать на мою атаку, парировав шестопёр тонким мечом. Последовала новая вспышка, но я, наученный горьким опытом успел вовремя прикрыть глаза, и не видел того, что творилось следующие несколько секунд. Об этом мне поведал Эмри.

Скрестившись с шестопёром тонкий меч демона переломился в месте столкновения, а его владельца отшвырнуло на несколько футов. Он замахал крыльями, прижал лапы к морде, чем дал Эмри отличный шанс для смертоносной атаки. Меч графа отсёк голову бааловой твари, отправив в последний полёт, вслед за двумя товарищами.

Открыв глаза, я увидел, что в небе остались лишь я и граф, стряхивающий с клинка капли крови демона.

- Отличная работа, - сказал он мне. - Никогда бы не подумал, что оружие клириков обладает такой силой, считал, оно просто получше обычного.

Отвечать я ничего не стал. Нечего было говорить. Мы направили своих пегасов к стенам проклятого города. Вскоре стали видны детали, которые не мы не могли видеть из Бриоля. К примеру, на стенах сидели жутковатые гаргульи, сработанные из разных материалов - оникса, обсидиана и гранита. Над ними кружили демоны, не уступающие в мерзости гаргульям, некоторые казалось, и не могли бы подняться в воздух - они были настолько тучными и мощными, а крылья их - слишком маленькими, чтобы поднять такие туши в воздух.

- И с этим нам придётся сражаться? - прошептал я, осеняя себя знаком Господним.

- И не только с этим, - буркнул Эмри, вытаскивая из креплений шестопёр. - Следи за гаргульями. Пока они не движутся - они неуязвимы, их нужно ловить в момент атаки. Фиолетовые твари, что стоят на земле, нам почти не опасны. Они управляют какими-то корнями, бьющими не выше чем на полметра вверх, зато никакая броня от них не спасает. А вот те твари, что отдалённо похожи на людей, обращают всё живое в камень, правда на время.

- Откуда вы всё это знаете? - удивился я. - Не так давно вы считали демонов Долины мук бабьими сказками.

- Было дело, - согласно кивнул Эмри. - Но пока ты валялся в госпитале, я слушал рассказы солдат, воевавших на стенах, и рыцарей, командовавших ими.

Проницательности графа я мог только позавидовать.


- Повелитель, - склонился перед Ганелоном двуглавый Владыка - демон высшего круга Долины мук, которому явно было очень неприятно кланяться простому Тёмному Паладину, но воля возрождённого Баала была сильней гордости, - к нашим стенам летят два человека на пегасах. Они схватились к нашими рейдерами и сразили всех троих. В их руках мерзкое оружие, привезённое из-за Океана Слёз погаными людишками.

- Не стоит вдаваться в подробности, - отмахнулся Ганелон. - Не понятно из действий, чего они ходят?

- Нет, - покачал головами Владыка, нервно клацая громадными когтями по полу. - Они готовятся к бою, однако на безумцев не похожи. - Обе рожи оскалились, демонстрируя здоровенные и острые как бритва клыки.

- Встреть их, - приказал Ганелон, - и проводи ко мне. Хочу поглядеть на этих сумасшедших, не похожих на сумасшедших.


Демоны оказались около нас почти мгновенно. Это были те самые твари, что по словам Эмри обращали людей в камень. Одного их взгляда хватило нам с графом, чтобы попадать с сёдел прямо в лапы к другим демонам - побольше и с алой шкурой. Я мог видеть всё, но ничего не чувствовал и не мог пошевелить и пальцем. Очень страшно, поверьте, чувствовать полную беспомощность перед подобными тварями. Нас перенесли в донжон замка, на месте которого выросло это чудовищное логово, доставив пред светлы - или в данном случае темны - очи предводителя.

Я не сразу узнал его в сидящем на импровизированном троне рыцаре в чёрном доспехе, наплечники которого были украшены здоровенными шипами, торчавшими над головой их обладателя. Это был граф Ганелон, точнее уже бывший граф, казнённый несколько лет назад за предательство графа Роланда. Ну конечно, таким самое место в воинстве Врага рода людского. К трону был прислонён боевой топор с таким чёрным, как доспех Ганелона, широким обухом, предатель то и дело рассеянно поглаживал его длинными пальцами.

- Насмотрелся на меня, Зигфрид, - сказал, словно выплюнув слова, Ганелон. - Таким я тебе нравлюсь больше?

- Больше ты мне нравился, - ответил я - способность говорить и вообще шевелиться я обрёл несколько минут назад, примерно когда нас вносили в главный зал донжона, - когда меч палача опустился на твою шею.

- А теперь и шрама не осталось, - усмехнулся Ганелон, оттягивая бугивер, демонстрируя мне бледную шею. - Все твои усилия пошли прахом, Зигфрид. Я вернулся в мир и стану мстить всем. Я разрушу империю Каролуса и спляшу на руинах Аахена и Феррары.

- У многих были подобные правила, - отмахнулся я, - и где они все?

- Я не все! - воскликнул Ганелон. - Запомни, Зигфрид, я не все!

- Запомни и ты, - отрезал я. - Я не просто Зигфрид. Я - сэр Зигфрид, рыцарь императора Каролуса Властителя. Граф Роланд посвятил меня в рыцари перед последней атакой мавров и сарков.

- Не упоминай при мне этого имени!!! - Ганелон вскочил с трона, перевернув его. В руках его словно сам собой появился топор.

Он успокоился и сделал знак одному из своих слуг-демонов вернуть на место трон. От меня не ускользнула гримаса бааловой твари, исполнившей приказ, ей было весьма неприятно холуйствовать перед человеком, пускай и не обделённым милостью их повелителя.

- В темницу обоих, - бросил Ганелон, садясь на трон. - Я пока придумаю для них пытки, на это мне нужно время. - И он рассмеялся нам вслед.

Демоны подхватили нас с графом и буквально потащили из зала в темницу. Нас швырнули в маленькую камеру, пропахшую кровью, болью и смертью, даже не подумав разоружить. Исполнительность и не склонность к рассуждениям, присущая, похоже, демонам сослужили нам неплохую службу.

- Да, - вздохнул Эмри, когда за нами захлопнулась дверь. - Не стоило разговаривать с Ганелоном в подобном тоне.

- Я не мог удержаться, - пожал я плечами. - Зато у нас появилось немного времени и, конечно, почти нереальный, но хоть какой-то шанс на спасение.

- Хочешь попытаться напасть на тех демонов, что поведут нас на пытки, - понял мой нехитрый замысел граф. - Спастись - не спасёмся, зато продадим жизни подороже.


Роланд посмотрел на согнувшегося в почтительном поклоне вора. Эти существа единственные из всех тварей Килтии хоть немного походили на живых, хотя и были вынуждены скрывать истлевшее лицо под стальной маской.

- Значит ты точно можешь сказать, - произнёс бывший граф, - что Ганелон в этом замке?

- Да, - прошипел - или просвистел, точно охарактеризовать звуки, издаваемые вором Роланд не мог, - шпион. - Я проник за стены замка и лично убедился в этом.

- Отлично, - усмехнулся бескровными губами Роланд. - Ступай! Ты славно послужил делу нашей богини.

Вор скрылся и в комнату, занимаемую Роландом вошёл Рыцарь Смерти Инген, командовавший такими же Рыцарями Смерти, только более низкого ранга.

- Атакуем? - спросил он.

- Да, - кивнул Роланд, поднимая со стола шлем с устрашающей маской-забралом.

- Кого?

- Крепость демонов. - Роланд проверил легко ли выходит из ножен чёрный клинок.

Если Инген и удивился решению командира, но возражать не стал. Нежить - не рассуждающие убийцы, равнодушные к боли и потерям, они беспрекословно пойдут в атаку по приказу. Однако в этом кроется и основная слабость "детей" Килтии, поднятых из могил её чёрной силой. Некроманты могут быть сколь угодно великими колдунами, но планировать сражения и весть в бой орды нежити и не могут, для этого нужны опытные военноначальники. Из этого положения хитроумная богиня нашла очень простой и эффектный выход, примером мог послужить тот же Роланд, ещё несколько лет назад командовавший армиями Каролуса властителя.


- Господи твоя власть, - прошептал один из солдат, стоявших на стене Бриоля и сотворил знак, дабы отвести зло. - Они сцепились друг с другом.

И действительно, немёртвые орды Килтии двинулись к стенам замка, где укрепились демоны Долины мук. Это было на редкость впечатляющее и ужасающее зрелище. Его по достоинству оценили граф де Локк и отец Вольфганг, вышедшие на стены сразу, как только получили известие о необычной активности врага. По серой земле, постепенно всё сильней углубляясь в багровую шагали, ползли и иными способами передвигались самые разнообразные твари. Обычные оживлённые некромантами мертвецы самой разнообразной степени разложения и вооружённые тоже не ахти как, лишь в первых рядах чётко вышагивали те, кого солдаты про себя прозвали немёртвой гвардией - скелеты без единой крохи плоти на посеревших костях в добротных пехотных бронях и со странного вида мечами в руках, клинки их чем-то напоминали стилизованные молнии. При соприкосновении с телом они заносили в раны какую-то заразу, на несколько дней парализующую людей. Рядом с ними гарцевали на чёрных - не вороных, а именно чёрных - конях с огненными копытами Рыцари Смерти в громоздких доспехах, забрала шлемов их изображали жуткие рожи и оскаленные звериные морды. Туманом клубились бестелесные сущности вроде призраков или полумраков - алых существ, взглядами внушавшие ужас толпам людей, от них спасали только клирики, мужественно противостоявшие их злым чарам. Были среди них и такие, кого не брало никакое материальное оружие, в то время как их собственные серповидные конечности разили без пощады и были им преградой никакие доспехи. За Рыцарями Смерти шагали более менее похожие на живых существа. Одни в серых доспехах и серых же плащах, вооружённые длинными пиками. Другие - в чёрных кирасах и шлемах, украшенных оленьими рогами - за что и получили меткое прозвище рогоносцы, - и с корсеками[10] в руках. А рядом с ними ползли вовсе уж отвратные твари - коричневые, с торчащими костями, напоминающие сильно траченных разложением бескрылых драконов. Были и ещё несколько уродов, похожих на огромные куски мяса, из которых тоже торчали осколки белых костей, из постоянно разинутых пастей капал смертоносный яд, от одного запаха которого люди послабее теряли сознание. Противостояла им не менее пёстрая рать демонов.

- Жуткая драка, - прошептал де Локк, глядя на сцепившихся насмерть врагов. Теперь уже почти ничего нельзя было различить в той чудовищной свалке, творившейся под стенами бааловой крепости. - Не завидую я д'Абисселу с де Монтроем, если они ещё живы.

- Когда зло сражается со злом, а тьма с пламенем бааловым, - наставительным тоном, всегда раздражавшим де Локка, произнёс отец Вольфганг, - они сами того не поминая играют на руку Господу и нам, детям его.

- Я понимаю это, отче, - вздохнул граф, - но вот как представлю, что когда-нибудь объединённая орда таких вот тварей хлынет в земли империи...

- Мы сокрушим его, - отрезал клирик, - ибо с нами Господь.

- Да будет так, - не в силах спорить с чрезвычайно упрямым в некоторых вопросах священником произнёс де Локк, приглядываясь к битве нежити и демонов.


- Тиаматы и Владыки сдерживают червей и драколичей[11], - отрапортовал Тёмный Паладин Ганелону, - но на долго их не хватит. Нежить рвётся к нам с небывалой яростью.

- Собирай всех во внутреннем дворе, - приказал Ганелон, поднимаясь с трона и поудобнее перехватывая топор. - Дадим нежити бой. Все летучие пусть атакуют их сверху.

- Есть, - кивнул исполнительный Паладин и вышел. Чёрный плащ с алым подбоем лихо взметнулся за его спиной.

Ганелон усмехнулся его выпендрёжности и вышел вслед за ним. За стенами донжона царил подлинный хаос, который был столь любим чёрному сердцу бывшего графа. Согласно его приказу все демоны, что имели крылья и могли летать, обрушивались с небес на врага, атакуя, в основном, червей и драколичей, они отрывали от них куски гниющей плоти или пронзая их своими тонкими мечами, целя в глаза и пасти. На все нападки их увенчивались успехом - нередко кто-то из воинов Долины мук или не особенно шустрых советников или герцогов попадали на зуб к драколичу или в необъятный зев червя.

Ещё раз усмехнувшись Ганелон ринулся в самую гущу схватки, ловко орудуя громадным боевым топором. На земле берсерки и Тёмные Паладины противостояли зомби, скелетам, призрачным воинам, а также элите войск Килтии - чёрных храмовников и проклятых комтуров, чьи шлемы по прихоти богини смерти украшали длинные ветвистые оленьи рога.


Не понимаю каким образом, но нам с Эмри удалось-таки заснуть, не смотря на сырость и холод, царившие в застенках замка демонов. Разбудили меня - да и графа тоже - звуки чудовищной битвы, что шла буквально над нашими головами. С потолка камеры постоянно сыпался раскалённый песок, так и норовивший попасть под одежду и броню. Мы подскочили на ноги, выхватили оружие, отступив к стене, где песок сыпался не так обильно. Это спасло нам жизнь...

Потолок коридора затрещал и провалился внутрь, будь мы с Эмри хоть на шаг ближе к центру камеры - нас раздавила бы громадная алая туша с торчащими костями, напоминающая недоразделанный кусок мяса с бойни, рухнувшая на пол в обломках камня, подняв тучу пыли и крошки. На его шкуре его стояли несколько демонов, рубящих его на куски своими мечами. Однако червю - или что там это было - удалось каким-то чудом извернуться, извергнув из пасти поток буро-зелёной жидкости, от которой плоть демонов стала в буквальном смысле слезать с костей, что не остановило их в стремлении уничтожить врага.

Мы с Эмри, ошеломлённые столь чудовищным зрелищем, ещё плотнее вжались в стену, уже не обращая внимания на песок, главное, не попасть под стекающий со шкуры червя поток яда, плавивший камни под ним.

Закончилась схватка гибелью всех её участников. Червь поник, распластавшись по полу, демонов же прикончил его яд. Теперь и нам с Эмри можно было подумать об освобождении.

Аккуратно обойдя лужи яда, мы вскарабкались на тело червя, хватаясь за торчащие казалось без всякой системы рёбра из его необъятной туши. Оказавшись наверху, мы смогли оценить весь масштаб драмы, разыгрывавшейся во дворе замка. Две чудовищных армии сошлись на этом маленьком пятачке, азартно и со вкусом уничтожая друг друга. На нас налетели несколько скелетов явно не человеческого происхождения с длинными мечами в руках. Мы с графом встали плечом к плечу, используя тушу червя, большая часть которой торчала из пролома в полу, чтобы прикрыть свои спины, и приготовились к атаке. Скелеты не стали нас разочаровывать - они налетели, размахивая мечами.

Я присел, пропуская длинный клинок над головой. Скелет не рассчитал силы и меч его глубоко вонзился в тело мёртвого червя. Я ткнул его в грудную клетку, которая у него представляла собой практически единое целое, шестопёром. От удара он рассыпался на отдельные кости, продолжавшие шевелиться. Эмри же отвёл неловкий выпад противника стальной рукояткой своего оружия и толкнул его ногой. Скелет отлетел на пару шагов, повалив при этом оставшихся двух его товарищей. Я обрушился на них, тремя ударами шестопёра раздробив им черепа.

Этот поступок едва не стоил мне жизни. Лезвия корсеки свистнуло у меня за спиной, отрезая от туши червя и графа д'Абиссела, отчаянно рубившегося сразу с двумя скелетами в доспехах, вооружёнными странной формы мечами. Мне же в противники достался воин в рогатом шлеме, ловко орудующий корсекой. Он держал меня на расстоянии, не давая воспользоваться шестопёром, ручка которого значительно уступала в длине дверку корсеки. Я отводил его быстрые удары, пытаясь прорваться на помощь Эмри, но противник мой был слишком умел, чтобы допустить подобное. Он не давал мне и сократить расстояние между нами, постоянно делая длинные выпады. И вот он припёр меня к туше червя, мне лишь чудом удалось заблокировать острия его корсеки рукояткой шестопёра. Я сморщился от отвращения, когда меня вжало в податливую плоть мёртвой твари. Какая-то кость впилась мне в спину.

Я уже попрощался с жизнью, но едва ли не последний момент в спину рогатому рыцарю врезался топор воина в таких же доспехах, как носил Ганелон. Он вырвал топор и ударом раскроил врагу череп, всадив широкое лезвие точно между ветвистых рогов. Я же проявил чернейшую неблагодарность, врезав ему по голове шестопёром.

Обернувшись к Эмри, я увидел, что ему приходилось туго. Бой на три стороны - самое странное и сложное дело. Никому нельзя довериться и от любого можно получить меч или топор в спину. Особенно сложно когда ты один против нескольких врагов. Эмри прижался спиной к туше червя, отмахиваясь от всех шестопёром. Я поднял с земли корсеку рогатого рыцаря, сунув за пояс шестопёр, и ринулся на помощь графу. Быстрым выпадом я повалил нескольких врагов, стоявших слишком близко друг к другу, парочку даже удалось прикончить. Правда остальные на мгновение замерли, обернувшись в сторону нового противника. Я отшвырнул корсеку и выхватил шестопёр, бросившись на врагов, не раздумывая ни мгновения - промедление стоило бы мне и графу слишком дорого. Обрушив своё оружие сначала на голову воина с двумя топорами в руках, а следом на череп скелета в броне. Тут со своей стороны ударил граф Эмри. Он лихо размахивал шестопёром, кроша грудные клетки и доспехи врагов.

Последние и не подумали сплотиться против общего врага, вцепившись друг другу в глотки, казалось, с ещё большей ожесточённостью. Мы с Эмри снова встали плечом к плечу, нанося удары всем до кого могли дотянуться своими шестопёрами. Теперь я в полной мере осознал положение графа де Локка, оказавшегося третьей стороной в конфликте непримиримых врагов. Скелеты брали верх над воинами Баала, окружив их и методично вырезая. Я ждал момента, когда последний из них упадёт замертво и нежить вплотную займётся нами. Эмри также понимал это и сделал мне знак убираться покуда скелеты не добрались до нас. Правда, сделать этого мы уже не успели.

Скелеты буквально разлетелись в разные стороны под ударами громадного топора, сжимаемого Ганелоном, ворвавшегося в ряды нежити. За его спиной оставались лишь обломки костей. Разделавшись с последним Ганелон обернулся к оставшимся солдатам.

- Будьте вы благословенны! - рявкнул он на них. - Ангелы вас подери, кучка жалких скелетов едва не перебила вас ко всем святым!

- Все эти скелеты были нашими братьями, - рискнул возразить ему один из них. - Они отлично владеют оружием.

- Мне плевать кто они! - Казалось, Ганелон готов раскроить голову непокорному воину своим топором. - Отходим к ангелам. Все в Купель!

Воины Баала кивнули, как мне показалось с явным облегчением и быстрым шагом двинулись к остаткам донжона крепости. Добраться до него им не удалось. Я успел заметить несколько коротких взмахов - потоки крови хлынули на землю, в стороны полетели ошмётки тел и доспехов воинов Баала, не способных противостоять оружию их врага. Спустя несколько секунд появился и сам враг. Это был рыцарь в чёрных доспехах, покрытых затейливой серебряной гравировкой, и шлеме с забралом в виде жутко искажённого человеческого лица, восседающий на громадном вороном жеребце. Он спрыгнул с седла, отряхнул чёрный клинок своего меча, по самую рукоять залитый кровью воинов Баала.

Обернувшийся было к нам Ганелон, тут же шагнул навстречу ему, поднимая топор. В сравнении с таким врагом мы были незначительной мелкой рыбёшкой, не стоящей потери драгоценного в предстоящей схватке времени. Рыцарь в броне с гравировкой не спешил атаковать. Нарочито медленным движением он снял шлем, демонстрируя Ганелону лицо. Лично у меня перехватило дыхание, когда я увидел чьё лицо скрывается под жуткой маской. Да, оно сильно исхудало и побледнело с нашей последней встречи, длинные волосы, рассыпавшиеся сейчас по оплечьям доспеха, были белоснежными, а не каштановыми, как раньше, но я не мог не узнать моего бывшего сэра - графа Роланда.

- Не ожидали встретить меня здесь, господа? - бескровные губы растянулись в ухмылке, никак не отразившейся в ледяных глазах. - Я пришёл сюда за тобой, Ганелон. Эмри, Зигфрид, можете убираться отсюда, мои солдаты не тронут вас. Тут моё личное дело. Ступайте быстрее, я могу и передумать.

Мы с Эмри последовали его совету и поспешили унести ноги подальше, хоть и были предельно вымотаны пленом и долгой схваткой. За спинами нашими звенели клинки. Не пробежали мы и двух десятков футов, как дорогу нам заступили пятеро мёртвых воинов, ещё недавно бывших воинами Баала, каждый сжимал в руках по паре топоров. За их спинами стоял человек, кутающийся в чёрный плащ с зелёным подбоем.

- Роланд может проявлять идиотское благородство сколько ему вздумается, - усмехнулся он, делая короткие пасы обеими руками, - но отпускать вас отсюда живыми никто не собирается. - Он принялся шептать некие слова на неизвестном мне языке, звучащем крайне жутко. Я порадовался, что не знаю этого языка, понимай я о чём говорит этот колдун, наверное, меня бы удар хватил.

Мёртвые воины двинулись на нас, размахивая топорами, но не это было самое страшное - трупы вокруг нас зашевелились и начали неуклюже подниматься, нашаривая пальцами оружие. Мы с Эмри ринулись на врага, круша головы воинов с топорами и пытаясь увернуться от свистящих топоров. Владели ими наши враги довольно хорошо, даром что мёртвые. К тому же всё ещё лежащие на земле тела хватали нас за ноги, не давая нам сделать и шагу, мы топтали их руки, пытались наступить на головы, которые под нашими подкованными сапогами лопались, словно гнилые орехи. И всё равно, нежить медленно, но верно брала над нами верх. Даже вспышки, возникающие при столкновении наших шестопёров с телами и доспехами наших врагов тускнели с каждым ударом. Колдун, надёжно укрывшийся за спинах своих солдат, ухмылялся всё шире и шире.


Гравированные доспехи Роланда выдерживали удары, наносимые Ганелоном, в то время как меч Рыцаря Смерти снёс несколько шипов с наплечников Тёмного Паладина. Теперь голова Ганелона была опасно открыта, хотя Роланд расстался со шлемом ещё до начала схватки. Добраться до головы Рыцаря Смерти Ганелону не удавалось никоим образом, даже после смерти Роланд превосходил его в мастерстве фехтования. Ганелон понимал, что жить ему осталось недолго. Самое обидное, что Роланду от новой смерти хуже не станет, он и так мёртв, а вот примет ли Баал его душу снова - вопрос.

Ганелон ринулся в атаку снова, широко взмахнув топором. Роланд отбил удар основанием клинка, сдвинув его вверх, чтобы не дать противнику захватить его изгибом обуха топора. Освободив меч, Роланд перехватил его обеими руками и нанёс сильный удар по диагонали снизу-вверх. Закалённый в пламени Долины мук, где корчатся души грешников, выдержал удар, однако рёбра Ганелона рванула боль. Сила удара отбросила его на полфута назад, не давая тому как следует замахнуться для новой атаки. Топор лишь скользнул по чёрному доспеху, Роланд занёс над головой Тёмного Паладина свой меч. Ганелон в последний момент успел перехватить топор, подставив его железную рукоять под клинок. Они замерли на мгновение, пытаясь передавить врага, но через минуту разлетелись в стороны. С небес на них обрушилась гранитная гаргулья. Мощные каменные крылья отбросили Ганелона, опрокинув его на спину. Тут же на броне Тёмного Паладина сомкнулись ониксовые когти второй гаргульи. Она поднялась в воздух, унося Ганелона прочь от павшего замка. Он увидел как разваливается надвое гранитная гаргулья, спасшая его от меча Роланда, а после всё скрылось за клубами дыма, поднимающегося над донжоном замка.

- Купель Баала, - проскрипела гаргулья, - перехватили некроманты и все, кто отправились в Долину мук через неё, погибли.

Ганелону оставалось лишь скрипеть зубами от бессильного гнева. Выходит, он сам отправил на смерть многих и многих славных воинов.


Эмри упал на колено - его сильно дёрнул за щиколотку скелет, лишившийся всей нижней части и черепа в придачу. Я встал ближе к нему, отмахиваясь шестопёром, практически превратившемся в самое обычное оружие. Вспышки за ударами следовали всё реже. Эмри освободился от назойливых костей, я подал ему руку, помогая подняться. Тут же мне в руку вцепились пальцы какого-то воина - длинные ногти порвали кожу, по предплечью заструилась кровь. Эмри ткнул обладателя этой руки шестопёром под дых, заставляя согнуться. Я прикончил его ударом по черепу и теперь его тело потянуло меня вниз своим весом. Раздробить кости под мёртвыми мышцами не представлялось возможным, да ещё и со всех сторон напирала нежить, пришлось и мне опуститься на колено, позволив трупу осесть рядом со мной. Он конечно всё ещё мешал мне, но уже не так сильно. Колдун ликовал.

С неба ударила ветвистая молния, угодившая точно в колдуна. Мне показалось, что прямо в раскрытый в хохоте рот. Следом на землю перед нами планировал на крыльях самый настоящий ангел с копьём в руках. Я подумал, что попросту схожу с ума от безысходности и у меня начинаются видения, однако ангел взмахнул копьём и вся нежить попадала наземь, исходя гнусным одором.

- Покойтесь с миром, - тихо произнёс ангел, - агнцы заблудшие. - Прекрасное лицо его выражало бесконечную печаль.

От колдуна не осталось и горстки пепла. И для него не нашлось у ангела ни единого доброго слова.

Тем временем посланник Господень обернулся к нам.

- Идёмте со мной. Здесь нам не место.

Сияние, окружавшее его, постепенно погасло и я смог разглядеть его как следует. В общем и целом это был человек, правда хоть и без клочка одежды, но не казавшийся голым. Всё тело его покрывало что-то вроде шипов, лишь крылья топорщились перьями, но и они выглядели довольно устрашающе из-за блестящей сталью ниточки, окаймлявшей каждое перо. На копье его было несколько лезвий, отчего оно напоминало корсеку или коузу[12], хотя ничего подобного я раньше не видел.

Вскоре нам стало припекать ноги. Потрескавшаяся от жара земля и потоки лавы, протекавшие совсем рядом, не самым лучшим образом влияли на наши сапоги, к тому же подкованные стальными набойками, практически раскалившимися через несколько минут. Толи ангел почувствовал нашу боль, толи ещё что, потому что мы не жаловались, но он произнёс:

- Довольно. - И через секунду мы оказались во внутреннем дворе замка Бриоль. Ангела рядом с нами не было.


- Что это значит?! - вскричал Готар - визгливый некромант, отличавшийся дурным нравом, даже среди своих собратьев по колдовскому ремеслу. - Почему мы не идём на приступ Бриоля?! Это воля Килтии!!!

- Не ты проводник её, - отрезал Роланд, вновь надевший шлем. - Пророк Мораг Тень сказал нам что. "Уничтожьте врага во имя Килтии", так? Городишка с гарнизоном в пару тысяч человек на врага не тянет. Мне до него дела нет. Наша цель не завоевание здешних земель, если ты не забыл, Готар. Надо покончить с предательницей Гретхен и возвращаться.

- Мы должны покончить с живыми! - кричал некромант. - Они должны присоединиться к нашей армии. Надо восполнить сегодняшние потери!

- Здесь более чем достаточно свежих трупов куда лучшего качества нежели мы сможем получить в городе. - К ним подошёл ещё один некромант, одетый в чёрный с фиолетовым подбоем плащ с высоким воротником, так плотно обтягивающий плечи, что было непонятно каким образом он умудряется двигать плечами, и скрывающий его фигуру почти полностью, лишь при движении можно было заметить под ним он носит обычный стёганный гамбезон, чёрные штаны и кавалерийские сапоги до колен. Необычный выбор для одного из самых могущественных некромантов этого мира.

При его появлении Готар мгновенно заткнулся, склонившись в глубоком поклоне.

- Тела берсерков, Тёмных Паладинов и рыцарей Долины мук, - продолжал ровным голосом излагать Ашган - так звали некроманта, - я уже не говорю о демонах более высокого ранга, с которыми тебе не справиться, Готар, дадут нам воинов куда лучше, нежели те, что выйдут из людей. Готовь остальных магов к ритуалу для поднятия демонов, по его окончании мы покинем это место.

Роланд кивнул. Ему всегда казалось, что он не всегда командует своим войском, слишком уж властным был тон Ашгана. Некромант привык только отдавать приказы, подчиняться же, скорее всего, не умел вовсе.



Глава 2. | Две Войны | Глава 4.