home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Солнце быстро клонилось к закату, как это всегда бывает осенью, из воздуха ушло дневное тепло. И когда я попал в Лорел-Каньон, стало совсем прохладно. Я подъехал к своему маленькому деревянному домику треугольной формы на Вудро Вильсон-драйв, над Голливудом.

Мой кот сидел возле своей миски на кухне. Он черный, поджарый, с рваными ушами, сломанными зубами и шрамами, полученными за полную приключений жизнь настоящего кота-самца. Иногда у него случаются припадки.

— Обед готов? — поинтересовался я.

Кот подошел и потерся о мою ногу.

— Хорошо, как насчет мясного рулета? — спросил я.

Он снова потерся о меня и вернулся к своей миске. Мясной рулет он любит больше всего на свете. А еще «Китнипс».

Я достал еду из морозилки, положил в микроволновку, чтобы разморозить, включил духовку, чтобы она нагрелась, и открыл банку «Фальстафа». Было двадцать минут шестого, работа заканчивается в шесть. Я выпил немного «Фальстафа», затем позвонил в Гильдию киноактеров и поговорил о Карен Шипли с женщиной, которую звали миссис Лопака. Та подтвердила все, что рассказала мне Пэт Кайл, и не добавила ничего нового. Я ее поблагодарил, повесил трубку, набрал номер Гильдии актеров массовки, а затем номер АФАРТ.[10] Ничего. Тогда я позвонил к себе в офис, чтобы проверить автоответчик, рассчитывая, что там появилось сообщение из телефонной компании или из «Бэнк оф Америка». Ничего. Кто-то по имени Хосе требовал, чтобы некто по имени Эстебан немедленно ему позвонил. Хосе был в ярости. Тогда я набрал номер своего партнера Джо Пайка.

— Магазин оружия, — сказал Пайк.

Он хозяин магазина оружия в Калвер-Сити.

— У нас новое дело. Найти женщину и ребенка.

— Я тебе нужен?

— Ну, я у себя дома, и в меня пока еще не целится снайпер, засевший на противоположной стороне каньона. Так что, думаю, пока не нужен.

Пайк промолчал.

— Ты знаешь режиссера Питера Алана Нельсена? Он наш клиент.

Пайк продолжал молчать. Пытаться разговаривать с Пайком — это все равно что заполнять паузы в беседе.

— Джо, попробуй участвовать в разговоре, — посоветовал ему я. — Это легко. Нужно только что-нибудь сказать.

— Если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня искать, — ответил Пайк и повесил трубку.

Вот и весь разговор.

Микроволновка звякнула, я вытащил мясной рулет, отправил на чугунную сковороду, открыл банку молодого картофеля, вылил воду, выложил его вокруг рулета, посыпал чесноком и паприкой, затем поверх рулета положил бекон и поставил все это в духовку на большой огонь. Я люблю зажаристую корочку на мясном рулете.

— Мняу? — спросил кот.

— Тебе и мне, — ответил я. — Через сорок пять минут.

Мой ответ его не слишком обрадовал.

Я прикончил «Фальстаф», взял новую банку, выпил почти все по дороге в душ, а остальное — на обратном пути. Когда еда была готова, я достал две тарелки, зажаренные края положил себе вместе с картошкой. А серединку отдал коту. Он внимательно за мной наблюдал. И громко мурлыкал. Я полил свою порцию соусом «Табаско», а его — обычным и отнес обе тарелки на террасу. Здесь у меня стоит стеклянный стол и пара стульев, и иногда мы едим за столом, а порой снимаем центральную секцию перил, садимся на краю и смотрим на каньон. Перила портят вид. А без них мы становимся его частью. Мы любим тут есть.

Когда мы поужинали, я спросил:

— Ну? Вкусно было?

Кот потянулся и пукнул. Да, похоже, стареет.

Я отнес в дом тарелки, помыл их, поставил на место, налил себе на палец виски «Нокандо» и устроился на диване с последним романом Дина Кунца, как вдруг кто-то позвонил в дверь. Питер Алан Нельсен и его подружка Дани. Питер был в том же костюме, что и утром. Дани переоделась в голубые джинсы и дизайнерскую футболку с маленькими жемчужинами. Бледно-сиреневого цвета. Футболка великолепно на ней смотрелась.

Питер вошел, не дожидаясь приглашения, и сказал:

— Ну, что нового, Частный Сыщик? Дело сделано?

Он постоянно щурился и раскачивался из стороны в сторону, а его костюм пах так, словно его облили бурбоном.

Спотыкаясь, Питер вышел на середину комнаты и, оглядевшись по сторонам, заявил:

— А тут неплохо. Один живешь?

— Угу.

Кот зарычал, в груди у него что-то шипело и булькало.

Питер увидел мой стакан:

— Что это? Виски?

Я достал стакан и налил немного «Нокандо». Потом протянул бутылку Дани, но она покачала головой. Достойная особа.

Питер подошел к стеклянной двери, откуда открывался вид на каньон, и выглянул наружу.

— Слушай, а мне нравится. Отличный вид. У меня есть дом в Малхолланде, там тоже роскошный вид. Ты должен как-нибудь ко мне заскочить. Устроим вечеринку.

— Обязательно.

Питер увидел кота, который, точно сфинкс, сидел на спинке дивана.

— Эй, котик, привет!

— Будьте осторожны. Он довольно злой и кусается.

— Дерьмо! Я умею обращаться с котами.

Питер, покачиваясь, подошел к дивану и протянул к коту руку. Тот его два раза укусил и с ворчанием спрятался под диваном. Питер отскочил назад и потряс рукой, затем наклонился, чтобы заглянуть под диван. Со своего места в противоположном конце комнаты я видел кровь у него на руке.

— Злющий сукин сын! — воскликнул Питер.

Дани спокойно стояла в сторонке, и мне показалось, что лицо у нее грустное.

— Питер, уже поздно. Я устал и собирался лечь спать. Что вы хотите? — спросил я.

Питер выпрямился и посмотрел на меня так, будто я пошутил.

— В каком смысле спать? Еще рано. Дани, скажи ему, что еще рано.

Дани посмотрела на часы.

— Уже десять минут одиннадцатого, Питер. Для некоторых людей это поздно.

— Дерьмо! — заявил Питер. — Десять минут одиннадцатого для парней вроде нас — детское время. Я думал, мы куда-нибудь завалимся, выпьем чего-нибудь, может, сыграем на биллиарде… ну типа того.

Он сел на диван и положил руку на спинку, забыв про кота. Кот зарычал. Питер подскочил и перебрался на стул в противоположном конце комнаты.

— В другой раз, — отозвался я.

Питер нахмурился. Мой ответ ему не понравился.

— Эй, ты что, не хочешь оттянуться?

— Не сегодня.

— Почему?

— Я устал и хочу спать, но главным образом потому что вы уже достаточно выпили и еле ворочаете языком.

Дани издала едва слышный, какой-то невнятный звук, но когда я на нее взглянул, то увидел, что она смотрит мимо нас. Питер нахмурился и наклонился вперед.

— А у тебя острый язык.

— И все остальное тоже.

Он налил себе еще виски, встал и подошел к стеклянной двери.

— Я хочу знать, что тебе удалось выяснить про Карен.

— Иными словами, насколько близко я к ней подобрался за шесть часов, прошедшие с тех пор, как я взялся за это дело?

— Ага.

— Она не является членом Гильдии киноактеров, а также Гильдии актеров массовки и АФАРТ. Это означает, что она, скорее всего, больше не играет и не снимается. Я разговаривал со своими знакомыми из «Бэнк оф Америка», телефонной компании и полиции, попросил их проверить по компьютеру информацию касательно ее прошлого или настоящего, но все ответы я, видимо, получу только завтра. Я разговаривал с Оскаром Кертиссом, ее бывшим театральным агентом. Он пытается быть полезным, но сомневаюсь, что от него будет толк. Иногда так случается. Он просил меня передать вам, что очень старается помочь, потому что хочет с вами работать.

Питер помахал в воздухе стаканом:

— Да пошел он!

Я пожал плечами.

— И все? — спросил Питер.

— Угу.

— Я думал, будет быстрее.

— Все так думают.

Питер налил себе еще на три пальца виски и отправился со стаканом к стеклянной двери. Он смотрел на каньон и пил виски. Затем поставил стакан и бутылку на пол и повернулся ко мне. Это простое движение ему далось с явным трудом. Он напоминал сражающийся с ветром большой корабль с кучей парусов.

— А ну, давай выйдем!

«Тоже мне маршал[11] Диллон[12] нашелся».

— Да?

— Вот именно, черт тебя подери! Мне не понравилось, как ты со мной разговаривал сегодня на студии, и мне не нравится, как ты со мной разговариваешь сейчас. Я Питер Алан Нельсен и не потерплю дерьма.

Я посмотрел на Дани.

— Питер, пошли отсюда, — сказала она. — Он не хочет развлекаться. Мы можем пойти куда-нибудь и оттянуться без него.

— Слушай, Дани, хочешь уйти — уходи, а я вызываю этого сукина сына.

Питер покачнулся, наклонился вперед и прищурился, словно у него начало двоиться или даже троиться в глазах.

— Давай, черт тебя подери, я не шучу, — заявил он.

Когда он поднял вверх кулаки, кот утробно взвыл и выскочил из-под дивана. Он хватанул Питера за щиколотку, укусил, снова взвыл и вцепился в него задними лапами.

— Сукин сын! — взвизгнул Питер, отскочил в сторону, споткнулся о стул и упал на спину.

Кот моментально вернулся под диван.

— Хороший котик, верно? — сказал я.

Дани помогла Питеру встать, потом подняла стул.

— Не трогай меня, — проворчал Питер, отодвинулся от нее и рухнул на колени. — Я в порядке, — заявил он. — В полном порядке. — И отрубился.

— И часто с ним такое случается? — поинтересовался я.

— Да, довольно часто, — ответила Дани.

— Я помогу вам вынести его наружу.

— Нет, спасибо. Если хотите, придержите дверь.

— Точно?

— Я тренируюсь каждый день.

Да, такой моя помощь действительно не требовалась. Дани усадила Питера на стул, присела на корточки, взвалила обмякшее тело себе на плечи и встала.

— Вот видите? — спросила она.

Я придержал дверь. Она прошла мимо меня, остановилась на крыльце и оглянулась.

— Знаю, что по нему этого не скажешь, но вы ему действительно понравились. Сегодня он весь день только о вас и говорил.

— Здорово.

Она нахмурилась и слегка рассердилась. Она защищала Питера. Мне понравилось.

— Ему очень нелегко. У него есть все, что пожелает, а он не может просто пойти и оттянуться.

— Конечно.

— Все от него чего-то хотят. Как только у него появляется женщина, ему начинает казаться, что она просто хочет его поиметь. А если кто-то называется его другом, то только потому, что хочет быть в деле с Питером Аланом Нельсеном, великим режиссером, а не с обычным парнем Питером Нельсеном. — Она сказала это так, как будто мы с ней стояли и просто разговаривали, а Питер Алан Нельсен не висел у нее на плечах, точно громадное ярмо.

— Его, наверное, тяжело держать, — посочувствовал я.

— Я могу держать его всю ночь, — мягко улыбнулась она.

Я прошел за ней к черному рейнджроверу и открыл правую переднюю дверь. Дани посадила Питера на сиденье и аккуратно опустила его голову на подголовник, затем пристегнула ремень и проверила, надежно ли он закреплен.

— Все от него чего-то хотят и пытаются его поиметь. Кроме вас, — сказал я.

Она кивнула, закрыла дверь и посмотрела на меня. Ее жесткое лицо неожиданно смягчилось.

— Вы собираетесь отказаться от этого дела? — спросила она. — Он любит наезжать, и многие от него уходят.

— Вы мне слишком нравитесь, чтобы отказаться от этого дела, — ответил я, покачав головой.

Она снова мягко улыбнулась, села на водительское место и, развернувшись, выехала на извилистую узкую дорогу, ведущую в Лорел-Каньон и Малхолланд-драйв.

Я вернулся в дом, убрал стаканы и пустую бутылку из-под виски, вытер пролитое спиртное. Кот выбрался из своего укрытия, понаблюдал за мной некоторое время, а затем ушел. Отправился по своим кошачьим делам — это уж точно.

Когда стаканы были убраны в шкаф, я снова вышел на террасу и долго смотрел на темный каньон, раскинувшийся внизу. Огромное открытое пространство, которое расцвечено огоньками, движущимися вдоль петляющих дорог.

Может быть, это Дани и Питер, а может, и нет.


Глава 5 | Смертельные игры | Глава 7