home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

— Он намерен обокрасть других преступников? — удивилась Карен Ллойд.

— Да, — ответил я.

— Но разве с этим можно обратиться в полицию? — Она стояла, скрестив руки на груди и опираясь на край письменного стола.

Мы с Пайком устроились на стульях. Казалось, в Челаме еще холоднее, чем в Нью-Йорке. Может быть, все объяснялось тем, что наступил вечер и влажным тучам, которые пригнал холодный ветер из Канады, было гораздо удобнее над лесом, полями и небольшими чистыми домиками.

— Мы не пойдем в полицию. Мы встретимся с Чарли. Он не просто ворует деньги и прячет от отца, других капо и от своей семьи. Он собирается украсть у другой семьи, нарушив договор между Де Лука и Гамбоза.

Я рассказал ей все, что узнал от Роланда Джорджа о том, как семьи разделили территорию и виды деятельности. И еще, что всем это не слишком нравится. Но каждая семьи старалась соблюдать договоренности. До настоящего времени.

Карен кивнула. Такие объяснения были ей, как банкиру, понятны: Ай-би-эм и «Ксерокс» заключили рыночное соглашение.

— Ясно, он нарушил договоренности.

— Да. Вот только ему нужно соблюдать гораздо большую осторожность, чем Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям. Если Гамбоза узнают, что Чарли Де Лука и ямайские гангстеры собираются увести у них огромную сумму, они прикончат Чарли и, скорее всего, попытаются убить Сола.

У Карен округлились глаза.

— А Сол знает?

— Скорее всего, нет. Но это неважно. Если он не знает, то так даже лучше, поскольку нам придется иметь дело только с Чарли. Если Сол в курсе, значит, нам предстоит разбираться и с ним. Немного сложнее, но результат будет тот же.

Карен облизала губы. Я видел, что она пытается осмыслить ситуацию, рассматривает все варианты, но не может принять решение, пока не будут расставлены все точки над «i». Вздохнув, она покачала головой:

— Но мы ведь все равно знаем. Так будет думать Чарли. И он поймет, что единственный способ обезопасить себя — убить нас.

— Да, он подумает о такой возможности, но мы не дадим ему ни единого шанса. Мы привлечем Ролли Джорджа. Мы позаботимся о том, чтобы другим стало известно то же, что и нам, и мы донесем это до сведения Чарли. Если он убьет нас, ему конец. Вам понятно?

Она снова облизала губы и задумчиво кивнула. Я видел, что Карен продолжает обдумывать мои слова.

— Мы встретимся с Чарли и скажем, что, если он меня не отпустит, мы все расскажем Гамбоза, — наконец сказала она. — Да.

— И мы объясним ему, что люди, которым мы доверяем, будут в курсе наших дел. Если с нами что-нибудь случится, они все расскажут Гамбоза.

— Да. Если умрем мы, умрет он. И если мы заключим сделку, то будем выполнять ее до конца. Мы не сможем передумать. Вы понимаете?

Она кивнула уже увереннее:

— Конечно. Когда мы это сделаем?

— Я позвоню Ролли сегодня вечером. Возможно, съездим в город и поговорим с ним. Он знает надежных журналистов и полицейских, которым можно доверять. Нам необходимо будет с ними встретиться, чтобы все подготовить и решить, какие доказательства необходимы Чарли. Это займет пару дней.

— А потом мы это сделаем.

— Да. Мы это сделаем.

Она вновь облизала губы и посмотрела сперва на Пайка, а потом на меня:

— А если это не сработает?

— Если это не сработает, мы отправимся к Гамбоза, а вы попросите полицию, чтобы вас включили в программу защиты свидетелей. Это не совсем то, чего вы хотите, но выбирать не приходится.

Карен судорожно вздохнула, на секунду зажмурилась, но потом решительно кивнула:

— Да. Наверное, это лучшее, на что мы можем рассчитывать.

Она обошла вокруг стола, села в кресло и переплела пальцы. Именно так она вела себя, когда я впервые пришел в ее кабинет. По-деловому.

я там до тех пор, пока все не закончится.

— Хорошо.

— Питер может забрать Тоби. И чем раньше, тем лучше. Я хотела бы, чтобы Тоби находился в Калифорнии, когда мы будем встречаться с Чарли.

— Ладно. Заеду в мотель и обо всем договорюсь.

Она напряженно кивнула:

— Спасибо вам. Скажу Тоби, когда он придет домой из школы.

Мы с Пайком поехали в «Говард Джонсон», чтобы встретиться с Питером, но лимузина на месте не оказалось. Мы подошли к стойке портье и поинтересовались, когда вернется мистер Нельсен. Портье ответил, что не знает, но его друзья сидят в баре. Возможно, они в курсе. Мы направились в бар.

Ник и Ти-Джей сидели за маленьким круглым столиком, пили пиво и ели гамбургеры. Ник заржал:

— Гляди-ка, Майк Хаммер и его дружок Тонто.

Ти-Джей рассмеялся с набитым ртом.

— Где Питер? — спросил я.

— Питер сказал, что ты уволен, приятель, — ответил Ник. — Так что он теперь будет решать все дела сам. Ты нам больше не нужен.

— Что ты имел в виду, когда сказал, что Питер будет решать все дела сам? — удивился я.

— Ему надоело ждать. Они с Дани отправились, чтобы разобраться с итальяшкой.

— Они с Дани отправились на встречу с Де Лукой?

— Да.

— Когда?

— Только что.

Пайк придвинулся поближе:

— Куда?

— Да пошел ты! Не твое дело, — ухмыльнулся Ник.

Пайк сделал шаг вперед, вытащил пистолет и вдавил дуло в верхнюю губу Ника.

— Тонто хочет знать.

Ник сразу же перестал ухмыляться, а Ти-Джей сразу же перестал смеяться.

— Какое-то мясное место. Он узнал адрес по телефону, — ответил Ник.

Мы с Пайком выбежали из мотеля, вскочили в машину и погнали «таурус» по автостраде в сторону Манхэттена.

Когда до мясокомбината оставалось меньше квартала, со стоянки на улицу выехал коричневый «ниссан сентра». На переднем сиденье устроились двое незнакомых парней, сзади сидели Рик с Дани и Питером. Голова Питера беспомощно болталась.

— Если повезет, мы сможем остановить их прямо на улице, — бросил Пайк.

Он вытащил свой «питон» и положил себе на колени. Я подождал, пока «сентра» свернет за угол, и пристроился за ней. Они направлялись на восток вдоль канала, к Манхэттенскому мосту через Ист-ривер в Бруклин.

На мосту было около тысячи машин, люди торопились домой, чтобы успеть переехать по мосту до того, как на нем возникнет пробка. Если пробка уже образовалась, то осуществить задуманное будет несложно, но пробки не было. Однако машины шли одна за одной, бампер к бамперу, водители то газовали, то тормозили, и нам было не так уж просто держаться за «сентрой». Пайк опустил окно со своей стороны и высунулся наружу, но что толку. Наконец идущая через восемь машин от нас «сентра», которая к тому же находилась двумя линиями левее, съехала с автострады в Бруклин, и мы ее едва не упустили.

— Нужно уходить с автострады, — произнес Пайк.

Я погудел, подрезал нос трем машинам сразу, ударил по бамперу зеленый фургон «додж», но продолжал двигаться в нужном направлении.

Нам удалось пересечь две линии, машина юзом пошла вниз, но мы все же съехали с автострады и помчались по берегу мимо фабрик, заборов и стоек моста. Пайк высунулся из окна, пытаясь разглядеть «сентру», и вскоре закричал:

— Вижу!

«Сентра» находилась ниже, возле здания огромного склада, под одним из пандусов, по которому можно было въехать на автостраду, ведущую обратно на Манхэттен. Парни с переднего сиденья уже выскочили из машины, а Рик с Питером и Дани выбирались из задней двери. Один из незнакомых мне парней был одет в красную кожаную куртку с очень широкими плечами. Второй держал в руке револьвер.

Мы съехали вниз и оказались перед задней частью складского двора, по другую сторону металлического забора высотой в десять футов.

— Перелезть будет быстрее, — заметил я.

Мы так и сделали, оказавшись между двумя складскими сараями, в восьмидесяти ярдах от всей компании. И тут Рик вытащил пистолет из нержавеющей стали, навел на Питера и что-то сказал парню с револьвером. Питер стоял с поднятыми над головой руками — совсем как актеры в его фильмах. Даже с такого расстояния было видно, что он бледный как смерть, а глаза за толстыми стеклами очков ввалились. Дани стояла на полшага впереди. Питер что-то сказал Рику и пошевелил руками: наверное, просил не стрелять — и в этот момент Дани бросилась вперед. Я закричал, но было поздно. Пистолет Рика кашлянул, и правую четверть головы Дани напрочь снесло. К этому моменту у меня в руке оказался «дэн-вессон», а у Пайка — его 0,357, и мы открыли стрельбу с расстояния в восемьдесят ярдов. Я кричал, призывая Питера лечь на землю, но он так и продолжал стоять с поднятыми руками.

Парень с револьвером упал.

Рик побежал к «сентре», отстреливаясь на ходу, а парень в красной куртке вытащил черный автоматический пистолет. Пули ударялись в проржавевшие стены сараев — казалось, кто-то тяжелым молотом лупит по мусорным бакам, оставляя серебристые следы на опорах моста. Парень в красной куртке сделал несколько быстрых выстрелов: бах-бах-бах, а потом побежал к «сентре». Я выстрелил ему в спину. Он рухнул прямо на окно «сентры», но Рик уже рванул с места.

Как только «сентра» уехала, на складском дворе наступила тишина.

Мы подбежали к Дани, но ей было уже не помочь.

— Он приказал Рику меня убить, — запричитал Питер. Под его правым глазом я заметил синяк. Он продолжал держать руки вверх. — Он так и сказал: убей его. Я сказал: я Питер Алан Нельсен. Я сказал: меня нельзя убивать. Он сказал: давай поспорим? А потом эти парни привезли меня сюда и собирались убить.

«Меня. Меня. И я».

Я выпрямился и только произнес:

— Дани.

Питер переступал с ноги на ноги, недоуменно таращась в мою сторону.

— Что?

— Они убили Дани, — произнес я медленно и внятно.

Он снова недоуменно посмотрел на меня и повторил:

— Что?

Пайк опустился на корточки возле тела Дании, я стоял рядом, и мы с Питером говорили о ней, но он ни разу не взглянул в ее сторону и ничего о ней не сказал.

— Я говорил им: вы не можете это сделать со мной. Я Питер Алан Нельсен.

Я подошел к нему и приказал:

— Опусти руки.

Он опустил руки. Я толкнул его в грудь правой рукой. Он сел на задницу и спросил:

— Эй, зачем ты меня ударил? — Удивленно.

Я схватил его за волосы, поднял голову и ударил прямо в лицо. У Питера из носа брызнула кровь, и я ударил его еще раз. Он заплакал.

— Кто здесь лежит? — спросил я. — Как ее зовут?

— Дани. — Он все еще не глядел в ее сторону.

— Посмотри на нее.

— Нет.

Питер Алан Нельсен зарыдал. Я схватил его за волосы и повернул голову в сторону тела.

— Смотри на нее.

Он зажмурил глаза.

— Нет!

Я дважды сильно ударил его по левой щеке, а потом пальцами нажал на глаза, чтобы он их открыл.

— Смотри, сукин сын. Здесь лежит Дани. Не ты. Они убили Дани. Ты ее видишь? Тебя они не убили, — Питер закрыл лицо руками, глядя между пальцев на то, что осталось от женщины, которая подбирала брошенные им обертки от шоколадок. — Ты ее видишь, Питер?

Он закашлялся и хрипло произнес:

— Дани.

Я его отпустил.

Он качнулся вперед и пополз к ее телу.

— Это моя вина, — заныл он. — Господи, это моя вина.

Я ничего не ответил. Дыхание с хрипом срывалось с моих губ, и что-то пульсировало за правым глазом.

Питер стоял на коленях перед мертвой Дани. Он коснулся ее мускулистой руки и заплакал еще сильнее. Мне вдруг стало стыдно. К нам подошел Пайк.

— Рик пойдет к Де Луке. Теперь события будут развиваться очень быстро.

— Да. — Я сделал глубокий вздох. — Питер?

— Что? — Он не смотрел на меня.

— Ты рассказал Чарли, что мы следим за парнями с Ямайки?

Он кивнул, все еще не глядя в мою сторону.

— И теперь ему известно, что мы знаем о его тайных счетах?

Он снова кивнул.

Было холодно и сыро. Казалось, вот-вот пойдет снег. Над нашими головами мост вибрировал под множеством мчащихся автомобилей и грузовиков, перевозящих тысячи людей. Вокруг нас раскинулся город с населением в несколько миллионов человек. В общей сложности было произведено не менее пятнадцати выстрелов, но никто так и не появился.

— Чарли запаникует, — заметил Пайк. — Он сделает первое, что ему придет в голову. Иными словами, попытается покончить с нами, Карен и мальчиком. Он не захочет, чтобы кто-то знал о его тайных счетах или связях с ямайскими гангстерами.

Я посмотрел на тело Дани.

— Нам придется оставить ее здесь.

— Да, — кивнул Пайк.

Я поставил Питера Алана Нельсена на ноги. Он не смотрел ни на меня, ни на Пайка и не сопротивлялся. Он не сводил глаз с тела Дани.

— Ты слышал? Ты все понял? — спросил я.

Питер кивнул.

— Тогда хорошо.

Пайк взял Питера за руку и повел к машине.

Я снял куртку, сорвал свое имя с внутренней стороны воротника и накрыл голову Дани. Потом догнал их.


Глава 31 | Смертельные игры | Глава 33