home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Чтобы попасть в «Диллард», нужно подняться по длинной деревянной лестнице. На лестнице было темно, а последние ступеньки совсем стерлись. Перед лестницей красовалась надпись «ПУЛ И БИЛЛИАРД. ДАМАМ ВСЕГДА РАДЫ». Рядом было написано: «ТОЛЬКО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ. ЛИЦАМ ДО 21 ГОДА ВХОД ВОСПРЕЩЕН».

Мы поднялись по лестнице и вошли в большой зал с высоким потолком и двадцатью столами. Щербатый пол был вполне под стать лестнице. Дюжина парней в черных кожаных куртках поверх белых футболок играли в пул, курили и пили из красных банок кока-колу, словно на дворе все еще 1957 год. Вот только у большинства из них были длинные спутанные волосы или рваные стрижки. Вдоль стен выстроились кии для пула, образуя нечто вроде тюремной решетки. Лампы дневного света придавали лицам мертвенный оттенок. Одна из ламп моргала. Кряжистый лысый мужчина лет шестидесяти сидел за стойкой бара, где можно было купить пиво и прохладительные напитки, и читал «Спортинг таймс». Я что-то не заметил дам, и никто, не считая человека за стойкой, не выглядел старше шестнадцати лет. Ричи Сили я тоже не заметил.

— Я проверю сзади, — бросил Пайк.

Он пересек зал и направился в небольшую нишу, где горели надписи «ТУАЛЕТ» и «ВЫХОД». Я подошел к бармену. Он взглянул на меня поверх газеты и заерзал на стуле. Похоже, занервничал.

— Мы ищем Ричарда Сили. Он здесь?

Бармен оглянулся на Пайка, а потом повернулся ко мне. Газету он складывать не стал.

— Вы, парни, из полиции?

Сначала Сол Коэн, теперь этот. Наверное, стоит отрастить волосы.

— Ричард Сили, — повторил я.

Он еще больше занервничал.

— Послушайте, у меня все законно! Я зарабатываю свой доллар, соблюдаю условно-досрочное, живу по закону и не знаю, чем там занимается Ричи и где он себе ходит.

Время от времени бармен косился в сторону играющих в пул парней и переходил на шепот, чтобы те, не дай бог, его не услышали. Вероятно, его считали здесь крутым, и он не хотел потерять репутацию.

Я наградил его суровым взглядом настоящего копа, совсем как у Роберта Стака в старой версии «Неприкасаемых».

— Нам всего-навсего нужен Сили.

В задней части зала толстый парнишка в очках громко рассмеялся, а потом открылась серая металлическая дверь мужского туалета и оттуда вышел Ричард Сили. Он был все в тех же двух свитерах и перчатках без пальцев. Ричард Сили улыбался. Тридцатипятилетний мужчина водится с мальчишками.

— Только без стрельбы, — пробормотал бармен.

Я посмотрел на него, но ничего не сказал.

«Да, жизнь как праздник».

Пайк уже возвращался обратно, когда Ричи подошел к зеленому столу, где двое парней играли в американский бильярд. Ричи взял со стола пачку «Мальборо», вытащил сигарету, закурил, а потом наклонился, чтобы выбрать подходящий шар для удара. Кто-то повесил на стену плакат с Хизер Томас[40] в бикини. Хизер смотрелась что надо.

Пайк прошел мимо стоек с киями и оказался у Ричи за спиной. Когда Джо был в десяти футах от Хизер Томас, я подошел к Ричи с другой стороны.

— Привет, Ричи!

Тот выпустил облако дыма и посмотрел на меня:

— Я тебя знаю?

— Конечно.

Ричи прищурился и почесал левую подмышку. Выглядел он сонным.

— А где мы встречались? В «Джино»?

— Давай немного пройдемся, — предложил я. — Есть разговор.

Между тем Джо Пайк подошел к Ричи вплотную и застыл у него за спиной. Парни перестали катать шары и уставились на нас.

Ричи перевел взгляд с Пайка на меня:

— Что за хрень! Я вас не знаю.

— Давай выйдем. — Я положил руку ему на плечо. — У нас нашлись общие друзья.

— Эй, я партию еще не закончил. — Его глаза перебегали с меня на Пайка и обратно.

Я подошел к нему совсем близко, так что парень оказался в тисках, и спокойно сказал:

— Ричи, нас послал Томми Гамбоза.

— Томми хочет меня видеть? — удивился он.

Ричи даже слегка возбудился, словно Томми прислал нас передать ему какой-то тайный приказ. Например, поехать куда-то, чтобы дать кровавую клятву и вступить в коза ностра.

— Да. — Я взял его под руку и потянул к лестнице.

Пайк посмотрел на мальчишек и сказал, что партия закончена.

— Эй, — начал Ричи, — если Томми хочет меня видеть, почему сам не пришел? Почему не прислал Фрэнки или Тони? Я вас, парни, не знаю.

— Нас вызвали, Ричи. Из Вегаса. — Когда произносишь «Вегас», все понимают, что дело дрянь.

Он сразу же дал задний ход. Видите, как действует простое слово «Вегас»?

— Эй!

Я наклонился и прошептал ему в самое ухо:

— Гамбоза знают, что ты сдал их Чарли Де Луке.

У Ричи Сили подкосились ноги, и он начал медленно оседать на пол. Если бы я не держал его под руку, он растекся бы по лестнице, как яйцо всмятку.

— Господи, — пробормотал он. — Господи!

Мы помогли ему спуститься, зашли за угол и оказались в узком переулке, пропахшем плесенью и аммиаком. Здесь мы прислонили Ричи к стене возле большого мусорного бака. Я взял его за ворот, а Пайк быстро обыскал. Он нашел заточку и две десятидолларовые упаковки с белым порошком. Пайк высыпал на землю их содержимое.

— Ричи, разве ты не знаешь, что тебе это вредно? — сказал я.

— Не понимаю, о чем вы говорите. Мне ничего не известно о Чарли Де Луке. Господом Богом клянусь и жизнью матери.

«Ох уж эти наркоманы!»

— Ричи, Гамбоза знают. Винсент Рикки видел все собственными глазами. Ты что, считаешь Рикки лжецом?

— Да никогда. Но вы понимаете, может, он ошибся…

Я дернул его за ворот.

— Кончай эту бодягу! — «Элвис Коул, Профессиональный Бандит».

Ричард Сили заплакал.

— Гамбоза прознали о том, что затевается какое-то дело, но не знают какое. Тебе известно, как они ненавидят эту гниду Чарли Де Луку. Ты знаешь, что думает Томми.

Я не имел ни малейшего понятия о том, что думает Томми, но если между Де Лука и Гамбоза легла кровь, как утверждал Роланд Джордж, чувства Томми должны быть не самыми добрыми.

— Да, да, я знаю.

— Хорошо. Они сказали нам, чтобы мы дали тебе шанс. Если будешь откровенным, то они сохранят тебе жизнь. Но только в том случае, если будешь откровенным и все нам расскажешь. — Я посмотрел на Пайка. — Они ведь так сказали?

Пайк кивнул. Я перевел взгляд на Ричи:

— Ты слышал?

Ричи рыдал. По его подбородку стекала струйка слюны.

— Я ничего не могу сказать, ничего.

Я дал ему пощечину.

— Ты оставил этих парней в дураках, идиот! Рикки, Томми, братья Гамбоза выросли вместе с тобой. Они любили тебя, как члена своей семьи, а ты их напарил, да еще с помощью Чарли Де Луки. Можешь себе представить, что сейчас чувствуют Томми и Никки?

«Элвис Брандо. В шаге от Великого белого пути».[41]

Ричи Сили кивал и одновременно тряс головой, а его глаза стали похожи на сушеные абрикосы.

— Господи Иисусе, речь идет о Безумном Чарли Де Луке. Чарли Тунце. Чарли меня убьет. Он вырежет мне глаза. Господи, да неужели нельзя искупить вину перед Томми как-то по-другому?

Я встряхнул его и произнес:

— Придурок. Ты боишься Безумного Чарли. Как думаешь, зачем Гамбоза послали за нами? — И я снова посмотрел на Пайка.

Пайк вытащил из-за спины здоровенный охотничий нож с таким блестящим лезвием, что, глядя в него, можно было бриться.

Ричи Сили попытался отскочить, но путь к отступлению блокировал мусорный бак.

— Ладно, — пробормотал он. — Ладно. Как скажете.

— Что вы с Чарли задумали?

— Я рассказал ему, когда через аэропорт Кеннеди проходят партии наркотиков.

— Наркотики Гамбоза, — «Вот оно что».

— Ну да.

— А при чем здесь парни с Ямайки? И коп из Квинса?

— Господи Иисусе, Томми все знает!

Пайк вздохнул и отвернулся.

— Чарли сливает информацию парням с Ямайки. Они перехватят наркотики и продадут их, а Чарли получит свою долю.

— За этим стоит семья Де Лука или только Чарли? Если семья, то война неизбежна, — «Война. Марио Пьюзо отдыхает».

— Не знаю, но, похоже, только Чарли. На меня вышел сам Чарли. Он явился ко мне и сказал, что возьмет меня в долю и я получу столько дури, сколько захочу. Это была идея Чарли. Вы должны сказать Томми.

— Конечно.

— Я больше ни с кем не встречался.

— Выходит, Чарли нарушает соглашение, которое семья Де Лука заключила с семьей Гамбоза. Он вместе с парнями с Ямайки хочет обокрасть другую семью, а Сол ничего не знает.

— Да. Сол ничего не знает. Господи Иисусе, Сола кондрашка хватит. Томми должен об этом узнать. Сол — старый козел.

Мы с Пайком переглянулись.

— Что будем с ним делать? — спросил Пайк.

— Эй, я же был откровенным. Томми же сказал, чтобы вы меня отпустили, если я буду откровенным.

— Он скажет Чарли, что мы знаем, — и тогда все, конец, — засомневался Пайк.

— Послушайте, я ничего не скажу Чарли. Богом клянусь! — Ричи снова заплакал.

Я посмотрел в плоские очки Пайка и увидел там свое маленькое отражение. Пайк ждал. Я повернулся к Ричи и снова потянул его за ворот.

— Вот что ты сейчас сделаешь. Выйдешь из переулка и сразу отправишься на автобусный вокзал, где сядешь в автобус на Майами. Ты ничего не скажешь Чарли Де Луке и парням с Ямайки. Ты будешь молчать. Все понял?

— Да.

— А если ты развяжешь язык, Томми Гамбоза поклялся отыскать тебя хоть на краю света. А потом мы тебя прикончим. Ты все понял?

— Да.

— А теперь проваливай отсюда.

Он выбежал из переулка, задев мусорный бак, свернул за угол и исчез из виду.

— Отыскать на краю света? — переспросил Пайк.

— Что, слишком драматично?

Пайк нахмурился.

Критиковать других все горазды.


Глава 30 | Смертельные игры | Глава 32