home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

Когда я проснулся на следующее утро, небо затянули тучи, а воздух был холодным, как лезвие охотничьего ножа. В любой момент мог пойти снег. Казалось, ты ощущаешь его физическое присутствие, чувствуешь, какой он тяжелый и влажный.

Тоби выглядел мрачным, а Карен — несчастной, и все больше молчали, готовясь к новому дню. Карен рано уехала в офис, я отвез Тоби в школу. Пайк остался дома дожидаться звонка Роланда Джорджа. По дороге в школу мы с Тоби не разговаривали, но, высаживая мальчика, я пожелал ему удачного дня. Он не ответил. Казалось, дурное настроение и ночные кошмары продолжали преследовать его и днем.

В девять сорок две позвонил Роланд Джордж. Я взял трубку в гостиной. Пайк воспользовался телефоном на кухне. Роланд Джордж сказал:

— «Ягуар», который вы видели, зарегистрирован на имя Уретро Мубаты, выходца с Ямайки. Приехал в США в тысяча девятьсот восемьдесят первом году. Четырнадцать приводов, две отсидки, нападение, вооруженное ограбление и все в таком же духе. Сейчас он в наркобизнесе.

— Да, послом доброй воли его трудно назвать.

— Угу. Он провел восемь месяцев в Райкерсе за хранение наркотиков с целью продажи и еще четырнадцать в Синг-Синге за попытку убийства. В Синг-Синге он попал в одну камеру с Хесусом Сантьяго, еще одним выходцем с Ямайки. Сантьяго свое отсидел, а Мубата получил условно-досрочное.

— Сантьяго занимался сутенерством?

— Точно. Интересно, где этот Мубата взял сорок тысяч на новый «ягуар», если работает помощником официанта в «Артуро тапас стэнд» в Джексон-Хайтсе.

— А что известно про Сили и полицейского? — спросил Пайк.

— Сили — нарк, проходит специальную реабилитационную программу в госпитале Сент-Винсент. Он мелкая сошка. Привлекался за всякую ерунду типа попытки угона и воровства — по мелочевке.

— Он в команде Де Луки?

— В досье его нет, но такое вполне возможно. Отвратный тип. Не раз проходил как соучастник разных преступлений. Впрочем, трудно сказать наверняка. В принципе, у Чарли Де Луки не может быть никаких дел с такими законченными нарками.

— Но и с офицером полиции у него тоже не может быть никаких дел, — заметил Пайк.

— Да уж. — В голосе Роланда появились металлические нотки. — Офицер, о котором идет речь, работает в системе безопасности аэропорта Кеннеди и не является агентом под прикрытием.

— Все понял, — сказал я и повесил трубку.

Тут в гостиную вошел Джо Пайк.

— Я так себе думаю, они готовят налет или угон. Что-то должно прибыть в аэропорт, — произнес он.

— Похоже на то, но почему Чарли тихарится? Он получает наводку, что в аэропорт Кеннеди прибывает выгодный груз. Использует ямайских гангстеров, чтобы все провернуть. Потом каждый получает свою долю. Всего и делов-то! Почему тогда скрывает это от Сола?

— Денег жалко, — предположил Пайк.

Я немного подумал и покачал головой:

— Чарли не выходит за рамки. Он проявляет инициативу, зарабатывает пару лишних баксов. Неужто папочка рассердится?

— И еще нарк, — задумчиво произнес Пайк.

Я кивнул. Наркоман никак не вписывался в схему. Хочешь сохранить свои планы в тайне — не связывайся с нарками.

— Может, у Чарли нет выбора. Может, ему не обойтись без этого нарка.

— Интересно, что же такое нельзя сделать без нарка, — проворчал Пайк.

— Еще как интересно. Может, стоит спросить у самого нарка.

— А если он будет молчать?

— Он заговорит. Всем известно, что у нарков вода в заднице не удержится. Они себя не уважают.

Мы надели куртки и взяли пистолеты. Не прошло и часа, как мы уже были на Манхэттене.

Мы припарковались у выхода из метро возле 92-й улицы и Центрального парка и прошли два квартала до восьмиэтажного здания из серого камня с разрисованными окнами, множеством магазинчиков на первом этаже и с пожарной лестницей.

— Третий этаж с задней стороны. Три-эф, — сказал Пайк.

Мы вошли в холл между двумя магазинчиками, в одном из которых продавали одежду с реальными скидками, в другом торговали пончиками. Черно-белый линолеум на полу в холле был настелен еще в 1952 году. Вероятно, тогда его в последний раз натирали воском, а на дверце лифта кто-то наклеил написанное от руки предупреждение: «НЕ РАБОТАЕТ». А еще кто-то помочился прямо на пол. Если вы смотрите сериалы «Полиция Майами» или «Умник», то у вас может сложиться впечатление, что преступники живут только в роскошных апартаментах и ездят исключительно на «феррари». Вот и верь после этого средствам массовой информации!

Мы поднялись на третий этаж и прошли по грязному коридору мимо горы старых газет. Пайк шел первым. Гору газет венчала пластиковая упаковка от супа быстрого приготовления. Квартира 3Ф оказалась третьей по левой стороне коридора. Пайк подошел к двери, постоял перед ней, склонив голову набок, а потом покачал головой:

— Его нет дома.

— А ты откуда знаешь?

— Постучи — и сам увидишь, — пожал он плечами.

Я постучал, потом постучал снова. Тишина.

Пайк только руками развел.

— Почему бы нам не проверить? — предложил я.

Пайк покачал головой и наградил меня скучающим взглядом.

На двери был всего лишь один, причем самый дешевый, замок. Мы вошли в маленькую квартирку, которая была под стать всему дому. В кухне валялись разорванные упаковки от обедов быстрого приготовления и картофельных чипсов, вдоль стен громоздились стопки «Нью-Йорк пост» и «Нэшнл инкуайер». Полные окурков бумажные стаканчики валялись на полу рядом с ветхим диваном. В квартире стоял кислый запах немытого тела и мокрых спичек. Чудненько! И никакого тебе Ричарда Фрэнсиса Сили. Может, Пайк способен видеть сквозь стены.

Мы вернулись к почтовым ящикам в холле. Большинство из них было взломано — наркоманы искали чеки, — и большинство было пустыми. На верхнем почтовом ящике было написано: «Сол Коэн, 2А, менеджер».

Мы поднялись на второй этаж и нашли квартиру 2А. Я трижды громко постучал в дверь. Послышался скрежет отодвигаемых засовов, Сол Коэн приоткрыл дверь и высунул голову из-за множества цепочек. Он был маленьким и смуглым. В правой руке сжимал шипящий утюг.

— Какого хрена вы так громко стучите?

Нью-Йорк, Нью-Йорк. Столица мира.

— Ричард Сили из квартиры три-эф — наш приятель. Должен был нас ждать, но дома его нет.

— И что с того? — «Мистер Услужливость».

— Мы продюсеры с киностудии. Собираемся снимать фильм с Ричардом Сили в главной роли. Так вот, мы подумали, что вы можете знать, как нам его найти.

Сол Коэн заморгал, помолчал немного, а потом поморгал на Джо Пайка.

— Да?

— Да.

— Не гони туфту! Я копов за версту чую, — ухмыльнулся Сол.

Пайк отошел немного в сторону. Я, в свою очередь, подошел поближе к двери, понизил голос и попытался напустить на себя хитрый вид. Я в жизни не видел копа, у которого был бы хитрый вид, но выбирать не приходилось.

— Ладно, мы полицейские. Нам необходима ваша помощь, чтобы установить местопребывание Ричарда Сили. Хотим обезглавить преступную группировку.

— Если найдете его, верните квартирную плату за восемь месяцев, которую этот маленький засранец мне задолжал.

— Как думаете, где он может сейчас ошиваться?

— Без понятия.

— А вам известно, где он работает?

— Чтобы этот ленивый сукин сын работал?! Если бы он работал, не задолжал бы за восемь месяцев за квартиру. Ни один из этих ленивых сволочей не работает.

— Знаете, где он проводит время?

— Загляните в «Диллард». Он там все время толчется, играет на бильярде, ищет, где дозу купить, или шарится с полоумными подонками Гамбоза.

— Подонки Гамбоза? — заинтересовался подошедший поближе Пайк.

Сол кивнул и, прищурившись, посмотрел на нас:

— Ага.

— Из семьи Гамбоза?

— Ага. — Он продолжал щуриться.

— Ричард Сили водится с семьей Де Лука, — сказал я.

Сол засмеялся хриплым смехом, перешедшим в кашель.

— Вы что, с луны свалились? Я работаю в этом доме тридцать пять лет. Гребаные подонки Гамбоза выросли на улице Вилмонт вместе с Ричардом Сили. Швыряли камни в черномазых и тырили у них деньги. Эта мелкая сволота Ричи Сили, Ник и Томми Гамбоза, а еще тронутый Винсент Рикки. Господи ты боже мой, Де Лука! — И вновь послышался смех-кашель. — Ричи — друган парней Гамбоза. Иначе стал бы я терпеть этого наркомана восемь месяцев?! Если я его вышвырну вон, эти подонки вырежут мне сердце и зажарят на сковородке.

— Но тогда какие у него завязки с Де Лукой? — поинтересовался я.

Сол снова посмотрел на меня так, точно я сбежал из дурдома.

— А нет никаких завязок. Никто тут не завязан с гребаными Де Лука. Верхний Уэст-Сайд под контролем семьи Гамбоза. Де Лука контролируют Нижний Манхэттен. Разве это место похоже на Нижний Манхэттен?

Теперь до меня дошло.

— Сукин сын!

— Стоит ли тогда удивляться, что с такими хреновыми копами этот город превращается в отхожее место, — сказал Сол Коэн и захлопнул дверь.

Мы с Джо Пайком спустились вниз, вышли на улицу и огляделись. Оказывается, мы находились на территории Гамбоза. Кругом одни Гамбоза — и ни одного Де Луки.

— Ну и ну, — ухмыльнулся я. — Теперь понимаю, почему Чарли так тихарится.

Пайк молча кивнул.

— Де Лука и Гамбоза ненавидят друг друга, но заключили соглашение. Объединились против иностранных банд.

Уголок рта Пайка дернулся.

— Что-то не похоже.

— Не похоже.

Уголок рта Пайка дернулся снова. Для него это уже почти истерика.

— Думаешь, они замутили в аэропорту Кеннеди нечто такое, что очень многим сильно не понравится?

— Есть кое-какие предположения.

— Давай заглянем в «Диллард» и проверим, насколько они верны, — снова кивнул Пайк.


Глава 29 | Смертельные игры | Глава 31