home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

Я позвонил Ролли Джорджу из телефонной будки возле корейского рынка, назвал ему номера «тойоты» копа и «ягуара» чернокожих парней. Я предупредил Ролли, что один из чернокожих может быть известен под именем Сантьяго, и попросил узнать о нем как можно больше.

— Не нравится мне, что тут замешан полицейский, — проворчал Ролли. — Может быть, он работает под прикрытием.

— Может быть.

— Угу, — отозвался он и надолго замолчал, только пыхтел в трубку, а потом добавил: — Знаешь, Элвис, я ведь не спросил у тебя, на кого ты работаешь.

— Знаю.

После очередной паузы Ролли сказал:

— Ну ладно. Все сделаю и сообщу тебе.

— Спасибо, Ролли.

Он повесил трубку, не попрощавшись.

К тому времени когда я вернулся к Карен Ллойд, солнце уже удобно разместилось в кронах деревьев на западе, а арктические воздушные массы, как и прогнозировалось, переместились к нам из Канады, что привело к понижению температуры и увеличению облачности.

Джо Пайк сидел в одном из кресел с подголовником, кот устроился у него на коленях, Карен Ллойд чем-то гремела на кухне. Я был на машине, но Пайк меня опередил. Жизнь полна неожиданностей.

— Ты быстро управился, — заметил я.

— Я проследил за прыщавым парнем до многоквартирного дома на углу Бродвея и Девяносто шестой улицы. На его почтовом ящике написано «Ричард Сили».

— Ага, Ричи.

— Угу. Я позвонил Ролли сразу после тебя. Он обещал все выяснить.

Из кухни вновь послышался шум. Тяжелые стаканы со стуком ставили на стол.

— Ты давно здесь? — поинтересовался я.

— Да, уже порядочно, — ответил Пайк.

Снова шум. Громко хлопали дверцы. Я посмотрел в сторону кухни, но Пайк даже бровью не повел.

— Все в порядке?

— Нет, — скривился Пайк.

Карен Ллойд вышла из кухни с упаковкой «Жареного цыпленка по-кентуккски» в руках. Губы у нее были плотно сжаты, а движения нервными и стремительными.

— У нас жареный цыпленок на обед. А еще я хочу вам кое-что показать.

Она поставила пакет на стол и направилась через кухню к гаражу.

— Ты свое уже получил? — оглянулся я на Пайка.

В ответ Пайк снова скривился.

Я последовал за Карен через кухню. Карен встала у двери в гараж, скрестив руки на груди. Дверь была распахнута.

— Вы только посмотрите, что сделал сукин сын.

Я решил, что она имеет в виду Чарли Де Луку, но ошибся. Рядом с ее «ЛеБароном» стоял новенький сине-белый снегоход «Ямаха».

— Я его возвращаю. Я ведь предупреждала Питера насчет подарков. Мне казалось, мы обо всем договорились. Но вот что я обнаружила, когда мы с Тоби вернулись домой.

Никаких вопросов про мафию. Никаких тебе «Что вы сумели узнать?». Никаких тебе «Удалось ли вам выяснить, где они берут деньги?». И никаких тебе «Удастся ли нам остаться в живых?».

— Вот гнида, — сказал я.

Карен вспыхнула и продолжила:

— Это неподходящий подарок. Тоби еще слишком мал.

— Ясное дело.

— Это опасно. Как вы не понимаете?

— Снегоход не так опасен, как мотоцикл, и не думаю, что жизненные ценности Тоби изменятся, если он получит хороший подарок от отца, — ответил я.

— Я и не рассчитывала, что вы поймете, — огрызнулась Карен, захлопнув дверь гаража.

Она вернулась на кухню, достала остальные продукты и позвала Тоби к столу. Он вышел из своей комнаты мрачным и молчаливым. Карен спросила, что он будет пить, но Тоби ничего не ответил. Она спросила, будет ли он есть булочки и капустный салат, он сказал «нет». Карен спросила, что он хочет — грудку или бедро, но Тоби ответил, что ему без разницы. Наверное, обиделся из-за снегохода. Пайк сделал себе сэндвич с сыром и начал есть, не обращая ни на кого внимания.

Мы уже доедали цыпленка, когда к дому подъехал белый фургон с надписью «ВКЕЛ-ТВ» и из него вышла высокая худощавая женщина. За ней семенил мерзкий тип с миниатюрной камерой. Увидев из окна незваных гостей, Карен Ллойд только охнула:

— Боже мой!

— Хотите, я с ней поговорю? — спросил я.

Карен покачала головой и решительно направилась к двери.

— Нет, спасибо. Это мой дом и моя проблема.

Звонок прозвенел как раз в тот момент, когда Карен распахнула дверь. Высокая худощавая женщина попыталась войти, но Карен встала у нее на пути. Журналистка широко улыбнулась и протянула руку. Карен не стала ее пожимать.

— Здравствуйте, миссис Ллойд. Дженис Уоткинс, «ВКЕЛ-ТВ». Я освещаю местные новости, и меня просто потрясло, когда я узнала, что знаменитый режиссер Питер Алан Нельсен — ваш муж.

Похоже, Дженис Уоткинс нисколько не задело, что Карен отказалась пожать ей руку. Привыкла, наверное.

— Вы ошибаетесь, — ответила Карен. — Я не замужем.

Улыбка журналистки оставалась такой же широкой.

— Ну, значит, бывший муж. Я знаю, как это бывает. У меня их два, — ухмыльнулась она.

Контакт устанавливает.

— Сожалею, миссис Уоткинс. Не понимаю, о чем вы говорите.

Улыбка слегка увяла.

— Питер Алан Нельсен с сопровождающими остановился в «Говарде Джонсоне».

Тоби вытянул шею, стараясь разглядеть, что происходит. Пайк отодвинул в сторону контейнер с цыпленком, чтобы не мешал.

Худощавая женщина продолжила:

— Вас видели вместе. И с вашим сыном. Все говорят, что Тоби Ллойд — сын мистера Нельсена, что мистер Нельсен проделал путешествие из Лос-Анджелеса, чтобы его повидать.

«Проделал путешествие». Явно рассчитывает на зрительские симпатии.

— Я никогда не была замужем за Питером Аланом Нельсеном, и я не понимаю, о чем вы говорите.

Улыбка стала медленно сползать с лица Дженис Уоткинс.

— Вы не были?

— Нет.

— А Питер Алан Нельсен — отец ребенка?

— Нет.

Дженис Уоткинс заморгала и попыталась заглянуть внутрь через плечо Карен. Похоже, рассчитывала увидеть там Питера Алана Нельсена. Я помахал ей рукой.

— Мы обедаем. И вы нам мешаете, — отрезала Карен.

— Миссис Ллойд, я получила эту информацию из очень надежного источника, — сощурила глаза Дженис Уоткинс.

Карен Ллойд наклонилась к журналистке:

— Миссис Уоткинс, засуньте себе в рот знаете что?! — И захлопнула дверь.

Когда Карен вернулась к столу, Тоби сидел, уставившись в свою тарелку. Его лицо покраснело, у Карен, наоборот, побледнело и заострилось. Она попыталась подцепить кусочек цыпленка, но ее рука дрогнула, и ей пришлось положить цыпленка обратно.

— Почему ты сказала, что он не мой отец? — спросил Тоби.

Карен со второй попытки удалось взять кусочек цыпленка. Она поднесла его ко рту и ничего не ответила. Тогда Тоби молча встал, взял свою тарелку, отнес на кухню, а потом скрылся в своей комнате.

Карен Ллойд положила назад кусочек цыпленка.

— Вот дерьмо! — сказала она.

В семь пятьдесят снова прозвенел звонок, а когда Карен открыла дверь, в дом вошел Питер Алан Нельсен. Один.

— Я все обдумал и нашел способ сделать так, чтобы всем было хорошо, — прямо с порога заявил он.

Тоби, увидев подъехавший лимузин, быстренько спустился вниз. Карен застыла, словно ей прыснули в глаза из баллончика.

— Он не может оставить себе эту штуку, — сказала она, словно ничего умнее придумать не смогла.

Питер собрался было ей ответить, но сдержался. Похоже, хотел договориться.

— Я ведь не идиот. Я прекрасно понимаю, что появился не в самое удачное время. Ты стараешься решить проблемы с Де Лукой, а тут еще я, и о Тоби нужно думать. Разреши мне облегчить груз твоих проблем. А что, если я возьму с собой Тоби в Лос-Анджелес, а эти ребята пока здесь все разрулят?

— Да! — воскликнул Тоби.

Питер перевел взгляд с Карен на меня, потом вновь повернулся к Карен и развел руками:

— Тоби будет в безопасности, я больше не буду к тебе приставать, и ты спокойно уладишь свои проблемы. А когда все закончится, позвонишь мне, мы с Тоби вернемся и уж тогда решим, что нам делать дальше.

Тоби слушал, раскрыв рот.

— Класс! А я смогу увидеть Сильвестра Сталлоне?

— Конечно, — ответил Питер.

— Нет, — отрезала Карен.

— Нет, он не может встретиться с Сильвестром Сталлоне, или нет, он не может поехать в Лос-Анджелес? — нахмурился Питер.

Карен подошла к креслу с подголовником и села, положив руки на колени.

— Ему нужно ходить в школу. И заниматься баскетболом.

— Это многое упростило бы, — заметил я.

— Господи боже мой, Карен! Ничего с ним не случится, если и пропустит пару дней в школе.

— Я могу попросить мисс Гарретт дать мне задание. Обещаю, что не отстану.

— Нет.

— Что значит «нет»? — поинтересовался Питер.

— Это будет катастрофой. Кто знает, сколько времени все это займет?!

— А по-моему, неплохая идея, — сказал я.

Карен бросила на меня сердитый взгляд:

— Вас не спросили!

Питер закатил глаза.

— Эй! Похоже, меня здесь за дерьмо держат! — повысил он голос.

— Придержи язык в присутствии ребенка!

Теперь уже оба кричали.

Питер широко развел руками, совсем как тогда, когда в первый раз я увидел его. Именно так он себя вел, когда делал последнее предупреждение двум администраторам, пытавшимся навязать ему парня с телевидения.

— Послушай, Карен, мафиози был здесь, рядом с нашим сыном. Ты что, забыла?

Карен вскочила на ноги и решительно указала на Тоби:

— Тоби, сейчас же отправляйся в свою комнату.

— Разреши мне забрать ребенка в Лос-Анджелес, — не унимался Питер. — Там он будет в безопасности. Ты что, думаешь, я его не верну?

Пайк засунул пальцы в уши.

— Питер, может быть, сейчас не время об этом говорить? — вмешался я.

— Я — Питер Алан Нельсен, и я устал от дурацких разговоров, — повернулся ко мне Питер, а потом снова обратился к Карен: — Если ты проявишь благоразумие, я все устрою. Тебе ни о чем не придется беспокоиться. Сможешь делать все, что пожелаешь. Даже актрисой стать. Я — Питер Алан Нельсен, и я могу сделать из тебя звезду.

Словно ей все еще было и всегда будет девятнадцать.

Карен Ллойд положила руки на бедра и рассмеялась:

— Ты самодовольная задница.

Тоби вдруг заплакал и сквозь слезы закричал:

— Ну почему ты не хочешь отпустить меня с ним? Ну почему ты такая? Ты хочешь, чтобы он уехал, и я тебя ненавижу! — И с этими словами мальчик убежал в свою комнату и громко захлопнул за собой дверь.

Пайк все еще сидел, заткнув уши.

Питер выглядел смущенным и разочарованным, точно пытался объяснить, что два плюс один будет три, а Карен не врубалась. Но тут разочарование уступило место подозрению, что она знает правильный ответ, но прикидывается дурочкой, так как происходит нечто, чего он не знает. Питер посмотрел на меня, потом — на Карен и снова на меня. Наконец он кивнул и на его губах появилась улыбка типа да-теперь-я-все-понял.

— Ты трахаешься с этим парнем, — заявил он.

Карен Ллойд размахнулась и влепила ему оплеуху. Удар был нанесен так стремительно, что застал Питера врасплох. Он пошатнулся и сделал шаг назад. Я сразу же вклинился между ними, взял Питера за запястья и потеснил еще на шаг.

— Ты кусок дерьма! — закричала Карен. — Вонючий кусок дерьма! Зачем ты вернулся? Почему не можешь оставить нас в покое?!

Питер вырвался и попытался ударить меня. Казалось, его рука опускается с небес. Я шагнул в сторону, затем вновь оказался рядом с ним, прижал к двери и посоветовал расслабиться. Он попытался меня укусить, а потом долбануть головой, и я двинул ему в живот. Он глухо застонал, опустился на четвереньки, и его вырвало на красивый пол из беленого дуба. Я вовсе не собирался его бить и был рад, что мальчик этого не видел.

Питер продолжал стоять на четвереньках, свесив голову.

— Мне плохо, — простонал он.

— Дышите глубже, — посоветовал Пайк.

Карен застыла, крепко вцепившись в каминную полку. Пайк сходил на кухню и принес бумажные полотенца.

Питер сделал несколько глубоких вдохов, потом с трудом поднялся на ноги и погрозил мне пальцем:

— Ты уволен, черт тебя побери! Тебя навсегда вычеркнут из гребаной платежной ведомости. А я уж позабочусь о том, чтобы ты получил волчий билет.

— Фу, как банально, Питер! Я ожидал чего-то более оригинального от Короля Приключений.

Питер рыгнул и выскочил из дома. Через минуту послышался шум отъезжающего лимузина. Пайк поднял руку:

— Я позабочусь о том, чтобы он добрался целым и невредимым.

Получив от меня ключи от машины, Пайк уехал.

Мы с Карен Ллойд с минуту стояли в полной тишине.

— Питер выдвинул хорошую идею, — сказал я.

Она молча покачала головой.

— Будет разумно убрать Тоби со сцены, — продолжил я. — И Питера тоже. У вас будет больше возможностей для маневра.

— Если бы он действительно хотел помочь, то мог бы просто уехать. Ему не нужен Тоби. Обычная трепотня Питера Алана Нельсена. Питер всегда хотел, чтобы все было так, как его левая нога пожелает.

— Карен, подумайте хорошенько. Они угрожают вашей жизни. Они фактически похитили вашего сына. Ваше желание избавиться от Питера может слишком дорого вам обойтись. Неужели вы сами этого не понимаете?

Она вздохнула, скрестила руки на груди, присела на выступ камина и наклонилась вперед, коснувшись локтями колен. Она бросила на меня быстрый взгляд, потом опустила глаза и сжала ладонями виски, словно боялась, что у нее сейчас лопнет голова.

— Я не сумасшедшая. Не сумасшедшая. Не сумасшедшая.

— Конечно. Вы просто напуганы, но пугает вас вовсе не Чарли Де Лука, хотя бояться нужно именно Чарли.

Она покачала головой и закрыла глаза:

— Я слишком устала, чтобы спорить.

— Это ваш дом. Вы приобрели диван и стол, а также дрова для камина. Вы получили кредит на машину. Вы покупаете одежду для Тоби и обеспечили хорошую жизнь для своей семьи.

Она снова молча покачала головой.

— Но появился Питер, и вы боитесь, что прежней жизни уже не будет. Вы станете женщиной, которая была женой Питера Алана Нельсена, а Тоби станет сыном Питера.

Она перестала качать головой.

— Вы боитесь потерять себя.

Две слезинки появились в уголках ее глаз и сбежали по щекам.

— Ты сукин сын.

Возможно, она обращалась ко мне… или к кому-то другому.

— Не думайте о Питере. Думайте о Чарли. Именно Чарли должен беспокоить вас в первую очередь. Чарли может причинить вам с Тоби гораздо больше вреда, чем Питер.

Она стерла ладонью слезы, но глаз не открыла.

— Думаете, я глупая?

— Нет.

— Это звучит так глупо, когда человек боится себя потерять. Это проявление слабости и глупости, но я не хочу походить на этих чокнутых феминисток, о которых пишет «Космополитен». Я не хочу быть слабой. И не хочу быть глупой.

Я пожал плечами:

— Гордость не имеет гендерных различий. Она свойственна всем людям.

— Я вице-президент банка. У меня есть лицензия для работы с недвижимостью, я сертифицированный финансовый аналитик. Я дважды была президентом АРУ и вице-президентом местного отделения Ротари клуба. — Слезы потекли быстрее.

— Угу.

— Я дипломированный специалист. Я мать Тоби Ллойда. И не хочу это терять.

— Нет, ни в коем случае.

— Не хочу терять свое «я».

— Я вам этого не позволю.

Карен открыла глаза и посмотрела на меня.

— Спасение чужого «я» — мое самое сильное место, — заверил ее я.

Она снова вытерла слезы и закрыла лицо руками. Похоже, мне не удалось ее убедить.

Я вытер бумажными полотенцами пол, кинул их в пластиковый мешок для мусора и вынес к мусорному баку возле гаража. Мне показалось, что с наступлением сумерек похолодало градусов на двадцать. Северный ветер заставлял ветви деревьев трепетать, мертвые листья неясными тенями метались по лужайке. Где-то далеко на востоке прогремел гром, зимняя буря перемещалась куда-то в сторону. Когда я вернулся в дом, Карен Ллойд уже пошла спать.

Я выключил почти весь свет в доме и прошел по коридору в комнату, которую занимали мы с Пайком. Спальня Карен Ллойд находилась в противоположном конце коридора, комната Тоби — напротив. Обе двери были закрыты, но я слышал, как каждый из них плачет в своей комнате. Мне ужасно хотелось постучать и сказать несколько слов утешения, но я ушел в свою комнату и закрыл дверь.

Ты делаешь все, что можешь, но ты не можешь сделать все.


Глава 28 | Смертельные игры | Глава 30