home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Мы с Пайком рано пообедали, а потом разошлись по своим комнатам, чтобы провести вечер у телевизора: новости и спорт с Восточного побережья. Питер, Дани, Ник и Ти-Джей заняли три соседних номера в другом крыле мотеля, но не присоединились к нам во время обеда, да и телевизор их не интересовал. Очень скоро вся компания отбыла на двух лимузинах. Решили окунуться в ночную жизнь.

Информация о приезде Питера распространилась довольно быстро. Появились репортеры местного телевидения. Примой у них была высокая худощавая женщина. Достаточно было только посмотреть на ее стремительную энергичную походку и толстого коротышку, семенившего за ней с миниатюрной камерой. Поиски истины. Через несколько минут после их появления прибыл автомобиль, набитый старшеклассниками. Да, слухи распространялись удивительно быстро. Высокая худощавая женщина взяла интервью у старшеклассников. Истина там, где ты ее находишь. Затем все уехали. Больше новостей в мотеле было не высидеть.

На следующее утро Карен Ллойд позвонила мне в семь пятнадцать. Джо Пайк уже ушел.

— Я поговорила с Тоби, — заявила Карен. — Передайте Питеру, что буду ждать его в четыре часа.

Ее голос показался мне усталым и напряженным, словно она не выспалась.

— Как все прошло?

— А вы как думаете? — Она повесила трубку.

Я позвонил в номер Питера Нельсена. После четвертого гудка трубку взяла Дани. Я сообщил ей, что Питеру следует быть у Карен Ллойд в четыре. Она сказала, что передаст Питеру, а потом предложила позавтракать с ними. Я ответил, что у меня дела, но поблагодарил за приглашение. Немножко замявшись, Дани сказала, что будет лучше, если я тоже приеду к Карен Ллойд. Я обещал составить им компанию. Она поблагодарила меня. Ей часто приходилось благодарить других людей. Я повесил трубку, принял душ, оделся, позавтракал фирменными блинчиками и яйцами-пашот, а потом отправился в город на поиски Анджелетты Силвер.

«Ваш тайный сад» оказался небольшим магазинчиком на 122-й улице между мастерской по ремонту обуви и аптекой, совсем рядом с Уэст-Сайдом.

Пока я ехал по Уэст-Сайду мимо девяностых и сотых улиц, белые лица постепенно сменялись лицами латинос и черными, а когда добрался до 110-й улицы, белых вокруг не осталось вовсе. Я вспомнил о Натали Вуд и Ричарде Беймере, но никто почему-то не танцевал на улицах и не пел песен Джорджа Чакириса.[29] Наверное, были не слишком высокого мнения о нем.

Я распахнул дверь магазинчика, и тут же прозвенел колокольчик. В «Вашем тайном саду» было прохладно и влажно, пахло цветами и землей, из маленьких усилителей на потолке лилась тихая классическая музыка. В передней части магазина, где стояли контейнеры со свежими цветами, за стеклом разместились готовые букеты. В задней части находилась стойка, за которой стояли чернокожий мужчина и чернокожая женщина лет шестидесяти. Они составляли букет. Мужчина был довольно высоким, с длинными руками и мощной шеей боксера.

В передней части магазина стройная чернокожая женщина лет тридцати возилась с маргаритками. Она была в зеленых брюках и голубом халате, какие обычно носят санитары. Когда прозвенел колокольчик, мужчина и обе женщины обернулись, уставившись на меня. Мужчина окинул меня тяжелым взглядом и вернулся к своему букету. Должно быть, белые сюда не ходят.

Ко мне подошла стройная женщина и с улыбкой спросила:

— Чем могу вам помочь?

Она была хорошенькой, если не смотреть на двухдюймовый шрам на верхней губе слева и два шрама поменьше над левой бровью. Шрамы были свежими. На халатике висела табличка с именем Сара.

— Привет, Анджелетта, — сказал я. — Меня зовут Элвис Коул. Хочу поговорить с вами о Чарли Де Луке.

Улыбка тут же сползла с ее лица. Она бросила взгляд на мужчину за стойкой, а потом повернулась ко мне. Мужчина за стойкой оторвался от своего букета и внимательно наблюдал за нами. Он не мог нас слышать, но понимал: что-то не так.

— Вы из полиции? — спросила женщина.

— Чарли Де Лука не отпускает одну мою знакомую. Она хочет разорвать с ним отношения, и я пытаюсь найти способ на него надавить.

Молодая женщина вновь посмотрела в сторону мужчины за стойкой и понизила голос. Мужчина отошел от стойки и начал вытирать руки серой тряпкой.

— Мы об этом никогда не говорим, — прошептала она. — Если вы не из полиции, вам следует отсюда уйти.

— Но вы ведь были с Чарли?

Теперь она смотрела в пол.

— Я была со многими мужчинами. Уильям сидел в Даннеморе,[30] а у меня трое детей.

— Конечно. Нелегко вам пришлось.

Она подняла на меня сердитые глаза.

— Уильяма выпустили всего девять месяцев назад, и он завязал. Мы оба завязали. И нам разрешили держать свой магазин.

Я кивнул. Чудесный магазинчик. Чистый и свежий. В отличие от Даннеморы. В отличие от работы на улице.

— Это Чарли повредил вам глаз?

— Не ваше дело.

— Вам знаком человек по имени Ричи?

— Я никого не знаю.

Уильям положил руки на кассу и наградил меня взглядом тюремного надзирателя. Пожилая женщина подошла к нему и дотронулась до его плеча, однако он, похоже, этого даже не заметил. Они никак не могли нас слышать, но знали, о чем идет разговор. Невероятно, но факт.

— Анджелетта, у моей знакомой тоже есть ребенок. У нее есть жизнь, которую она не хочет терять, точно так же, как вы не хотите терять свою.

Уильям протиснулся мимо пожилой женщины и вышел из-за стойки, держа кусок тяжелый трубы. Даже халат не мог скрыть, какие у него сильные руки и мощные плечи. Наверняка в Даннеморе накачался.

— Шли бы вы отсюда подобру-поздорову. Она больше не выходит на улицу, и она туда не вернется. Она не желает иметь с вами ничего общего.

— Я просто хочу с ней поговорить.

— Тебе не придется ни с кем говорить, когда эта штука окажется у тебя в башке.

Я вытащил из кармана «дэн-вессон» и навел на него. Мне ужасно не нравилось, что приходится вторгаться в их жизнь и размахивать пушкой. Но происходившее с Карен Ллойд не нравилось мне еще больше.

— Это ее выбор, Уильям. Не твой, — сказал я.

Пожилая женщина тихо застонала и, раскачиваясь из стороны в сторону, стала рвать на кусочки серую тряпку.

— Анджелетта, дай мне всего пять минут. И я уйду. Больше вы меня никогда не увидите.

Уильям подошел ближе. Похоже, человека, отсидевшего в Даннеморе, пушкой не испугать.

— Не стану повторять дважды, мистер. Здесь больше нет Анджелетты. Здесь больше нет неприятностей.

Анджелетта задумчиво на меня посмотрела, затем кивнула — видно, приняла решение. Она поняла, с чем сможет жить дальше, а с чем нет.

— Уильям, тебе еще нужно доставить товар. Почему бы не заняться делом?

Глаза Уильяма широко раскрылись, и он ткнул трубой в мою сторону.

— Он здесь никто. Он не из полиции. Ты не обязана с ним разговаривать.

Анджелетта пристально посмотрела на него, а потом тихо сказала:

— Уильям, он хочет помочь своей подруге. А что собираешься сделать ты? Стукнуть его трубой? Тебя посадят — и что тогда будет с нами? Ты вернешься в Даннемору, а мне снова придется сниматься в грязных фильмах.

— Не говори так.

— Или придется вернуться на улицу.

— Не говори так. — Он дважды моргнул, а потом медленно-медленно повернулся к ней, словно не мог оторвать от меня взгляд.

— Уильям, тебе нужно доставить заказы, — повторила она. — Когда ты вернешься, он уйдет и все будет как раньше. Пожалуйста, Уильям!

— Послушай ее, Уильям, — вмешалась пожилая женщина, все еще продолжавшая рвать на клочки серую тряпку и раскачиваться. — И делай, как она говорит. Прямо сейчас.

Уильям долго смотрел на Анджелетту, потом его холодный взгляд смягчился, он молча повернулся и вышел из магазина.

Анджелетта проводила его взглядом, потом глубоко вздохнула, словно с его уходом ей сразу стало легче дышать.

— Он страдает из-за того, что мне пришлось делать, пока его не было. Ему ужасно стыдно.

— Он вас очень любит.

— Может быть. — Она еще раз глубоко вздохнула, а потом посмотрела на меня. — Меня зовут не Анджелетта. Анджелетта — это уличное имя.

— Хорошо.

— Меня зовут Сара Льюис.

— Сара. Хорошее имя. Лучше, чем Анджелетта.

Она скрестила руки на груди и горько усмехнулась:

— Хватит молоть чепуху. Выкладывай, что тебе нужно.

— Мне кажется, Чарли Де Лука делает что-то такое, о чем не догадывается его семья. Если я узнаю подробности, то смогу надавить на него, чтобы он оставил в покое мою знакомую.

— Я не видела Чарли Де Луку с тех пор, как вернулся Уильям. Пять или, может, даже шесть месяцев.

— Как ты с ним познакомилась?

— На улице. Он любит иметь дело с уличными девками. Он смотрит грязные фильмы, что-то ему особенно нравится, и тогда он приходит сюда со своими телохранителями и получает нечто похожее.

— Он всегда приходит с телохранителями?

— Он даже отлить не может без телохранителей, — рассмеялась Сара. — С ним всегда один жуткий тип. Высокий, худой и бледный, как проклятый вампир.

«Старина Рик».

— Ты слышала, что болтают телохранители?

— Нет. Они остаются в машине, пока он развлекается в комнате. Ну, сам понимаешь.

— Парень по имени Ричи может что-то знать. Думаю, это он снабжает Чарли фильмами.

Она немного подумала и покачала головой:

— Не знаю никакого Ричи.

— А Чарли когда-нибудь говорил с тобой о делах?

— Только не о тех, что интересуют тебя.

— Он на что-нибудь жаловался? Ну, типа, какой был паршивый день или выгодная сделка сорвалась?

лжалось не слишком долго. Он никогда не оставался с одной девушкой дольше трех недель. Ему доставляло удовольствие делать девушкам больно, а если они начинали жаловаться, избивал до полусмерти и переходил к другой.

— И никогда не говорил о своих делах?

— Нет.

— Тебе знакомы другие девушки, с которыми он имел дело? — спросил я.

— Выйди на улицу и посмотри по сторонам. Мы обычно собираемся на углу. Судачим о том о сем, а еще о Чарли. — Она провела рукой по длинному шраму у рта. — Сразу увидишь, кто с ним был.

— А с кем он сейчас?

В ее глазах сверкнул гнев.

— Откуда мне знать? — сверкнула она глазами. — Думаешь, мы с ним продолжаем общаться? Думаешь, мистер Чарли шлет мне любовные письма?

— Сара, это очень важно. Можешь узнать?

Она вновь скрестила руки на груди и посмотрела на меня. Может, она подумала, что с нее хватит, а может, наоборот: раз уже зашла так далеко, то поздно отступать. Она тряхнула головой и подошла к телефону на прилавке. Пока Сара кому-то звонила, пожилая женщина украдкой посматривала в мою сторону, при этом делая вид, что поливает лилии.

Сара Льюис положила трубку, вернулась ко мне и сказала:

— Сейчас он встречается с девушкой по имени Глория Ариб. Она живет на Сто тринадцатой улице, над баром, который называется «Клайд».

— Спасибо, Сара. Я ценю твою помощь.

— Боюсь, говорить с ней будет без толку. Глория слишком напугана, чтобы отвечать на вопросы, даже если и знает больше моего. Девушки Чарли всегда до смерти напуганы. — Сара вновь коснулась губы, словно она чесалась.

Да, уродливый шрам. Похоже, удар был неслабым. Чарли бил в полную силу и одним разом явно не ограничился.

Я направился к двери.

— Ты действительно думаешь, что сможешь найти способ навредить Чарли Де Луке? — остановила меня Сара.

— Да, действительно, — ответил я.

Она зажмурила поврежденный глаз, потом кивнула каким-то своим мыслям и распахнула передо мной дверь.

— Хорошо. Если сумеешь ему навредить, добавь еще чуть-чуть. От Анджелетты Силвер. Ты меня понял?

Пожилая женщина больше не делала вид, что работает, и молча смотрела на меня. Я кивнул ей, а потом повернулся к Саре Льюис:

— Именно так я и сделаю.

Пожилая женщина улыбнулась и отвела взгляд. Я вышел из магазинчика.


Глава 22 | Смертельные игры | Глава 24