home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Я спустился в холл, чтобы из телефона-автомата позвонить в банк Карен Ллойд. Звонить мне ужасно не хотелось.

— Да?

— Это я. Питер в Нью-Йорке. Он нанял другого детектива, который выследил меня и вас. Питер знает, где вы живете, и намерен поехать туда прямо сейчас.

Она судорожно вздохнула:

— Боже мой! Он едет в Челам? Прямо сейчас?

— Да.

— Мы не имеем права преподнести Тоби такой сюрприз. Тоби ничего не знает. Он будет в ужасе. Не хочу, чтобы Питер входил в мой дом.

— Я договорился с ним, что ваша встреча произойдет в «Говарде Джонсоне». Я буду там раньше, чем Питер, и мы успеем все обсудить.

— Сукин сын. Вы можете его остановить?

— Я думал о том, чтобы его пристрелить, но это показалось мне чересчур радикальным.

— Только не для меня. — Она немного помолчала. — Вы рассказали ему о Де Луке?

— Нет. Это ваше решение. Но рано или поздно он все равно узнает.

— Сукин сын!

— Думайте о Де Луке. С Питером нужно поговорить. Мы можем попытаться прийти к какому-нибудь соглашению.

— Боже, ну и дерьмо, — пробормотала Карен и повесила трубку.

Вопреки ожиданиям Питера она не казалась приятно взволнованной. Но может, я что-то недопонял.

Когда я добрался до мотеля, было четыре минуты четвертого. День выдался ясным и свежим, пахло осенью. Карен Ллойд и Джо Пайк сидели за столиком в баре. На Карен был коричневый брючный костюм, губы слегка подкрашены розовой помадой. Лицо Карен показалось мне спокойным и сосредоточенным. Но спокойствие это было сродни тому, что можно увидеть в приемном покое отделения «скорой помощи». В баре, кроме них, никого не было.

— Где он? — спросила Карен.

— Будет через несколько минут. Вы встречались с Чарли?

Карен бросила на меня недовольный взгляд.

— Нет. Я ведь сказала, что больше никаких дел. — Она держала в руке высокий стакан с каким-то прозрачным напитком. — Не желаю об этом говорить. Сейчас я способна думать только о Тоби. Я должна провести с ним сегодняшний вечер. Мне нужно рассказать ему об отце. События разворачиваются слишком стремительно. — Карен покачала головой и сделала несколько глотков.

— Возможно, вы не хотите говорить о Чарли, но это необходимо. Сейчас главная проблема — это он.

— Мне так не кажется.

— Еще не вечер. — И я рассказал ей об Уолтере Ли Бэлкоме и Анджелетте Силвер. — Чарли вам звонил, чтобы узнать, почему вы не пришли на встречу?

— Нет.

— Вы видели в банке подозрительных типов? За вами наблюдали из машины? Кто-то за вами следил?

— Конечно нет.

Я посмотрел на Пайка. Он покачал головой.

— Вы за мной следили? — спросила Карен.

Пайк кивнул. Она рассердилась еще сильнее:

— Я вас не видела. И не знала, что вы шпионите за мной.

Пайк слегка пожал плечами.

Карен постучала костяшками пальцев по столу и сделала пару глотков. Она явно нервничала. Она понимала, что уже не в силах контролировать свою жизнь, но продолжала бороться.

— Хорошо. Но надеюсь, что вы встретитесь с Чарли и сумеете его убедить, что я настроена решительно.

— Дело еще не закончено, — сказал Пайк.

— Едва ли он захочет предавать наши сделки гласности, ему это невыгодно. Разве не так? — нахмурилась Карен.

— Такие парни, как Чарли, никогда не отпускают своих людей по доброй воле.

Она покачала головой и закрыла глаза.

— Извините, но я не могу об этом думать. Мне необходимо разобраться с Питером. У меня Тоби. Господи, ну как я ему скажу, что у него вдруг появился отец, если еще вчера его не было?

Пайк наклонился вперед и произнес:

— Скажите мальчику, что у вас для него хорошая новость.

Карен снова закрыла глаза и сказала:

— Пожалуйста.

Через четыре минуты прибыл Питер. Поначалу я решил, что это Роммель со своим танковым дивизионом выдвигается на новые позиции, но потом сообразил, что это всего лишь Питер. Два черных роскошных лимузина, за которыми следовал Ти-Джей на ярко-красном «харлее-дэвидсоне». Ти-Джей был одет в толстую куртку из оленьей кожи и очки авиатора времен Первой мировой. Он долго кружил по парковке, сообщая о прибытии лимузинов ревом двигателя. За рулем первой машины был Питер Алан Нельсен, за рулем второй — Никстер. Официантка и бармен выглянули в окно, чтобы посмотреть, что происходит. Карен помрачнела и закусила нижнюю губу.

Из первого лимузина вышли Дани и пара испуганных парней в черной шоферской униформе. Вся компания могла бы легко поместиться в одном лимузине, но зачем ограничиваться одним, если у тебя есть два?!

Я посмотрел на Карен Ллойд — в прошлом Карен Нельсен. Она не сводила взгляда со своего бывшего мужа.

— Все будет хорошо, — успокоил ее я.

— Конечно, все будет хорошо. — Она сделала глоток из своего бокала.

Первым вошел Питер, за ним следовали Дани, Ник и Ти-Джей. Карен, аккуратно сложив руки на столе, смотрела на Питера так, словно наблюдала за незнакомым человеком. Несколько мгновений они разглядывали друг друга из разных концов зала, а потом Питер подошел к нашему столику и сказал:

— Привет, Карен.

— Здравствуй, Питер, — ответила Карен, на лице которой не дрогнул ни один мускул. Она даже не встала со стула.

— Это Дани, а это Ник и Ти-Джей, — представил я свиту Питера.

Все стали кивать и здороваться. Когда Карен посмотрела на Дани, та смущенно переступила с ноги на ногу.

Питер сел, а Дани взяла стул у соседнего столика и устроилась рядом с ним. Ник и Ти-Джей отошли к бару. Питер бросил взгляд на Джо Пайка и спросил:

— А это кто?

— Джо Пайк. Мой компаньон. Помнишь?

Питер ничего не ответил. Он не сводил глаз с Карен.

— Прошло столько лет, Карен. Отлично выглядишь.

— Благодарю, — вежливо кивнула Карен.

Тут к нашему столику подошла официантка.

— Что вам принести? — спросила она.

— Мне «Будвайзер». Парни у стойки бара — это со мной. Пусть закажут, что хотят. — Он показал на бокал Карен. — А ты что пьешь?

— Тоник с водкой.

— Принесите ей еще.

— Нет, — покачала головой Карен. — Не нужно.

— Не хочешь еще выпить? — удивился Питер.

— Нет, благодарю. — Она произнесла последние слова, выговаривая их медленно-медленно, словно боялась потерять равновесие и упасть со стула. — Я бы хотела поскорей решить все вопросы и вернуться в банк.

— Мы ведь не виделись десять лет, — удивился Питер.

— Я буду «Перье», — вмешалась Дани.

Официантка не сводила глаз с Питера. Она и не думала записывать заказ.

— Вы мне кого-то напоминаете, — начала она.

— Пожалуйста, принесите пиво и минеральную воду, — оборвал ее я.

Тут официантка приложила руку к груди и закатила глаза. Она узнала Питера.

— Да, вы тот парень, что делает фильмы. Я видела ваш «Арсенио».

Карен стиснула зубы.

— Вы Питер Алан Нельсен! — воскликнула официантка.

Карен стиснула зубы еще сильнее, уголки ее рта опустились.

Питер кивнул, включив улыбку:

— Совершенно верно. В трех измерениях — и в натуре.

— Класс!

— Ради бога! — воскликнула Карен, бросив на официантку мрачный взгляд. — Мы собрались здесь по делу, которое вас не касается.

— Нечего нос задирать, — огрызнулась официантка.

— А вам нечего вести себя как подросток-недоумок. Просто принесите напитки.

Официантка одарила Карен ледяным взглядом и направилась к Нику и Ти-Джею.

— Боже ты мой, она все лишь хотела получить автограф, — не выдержал Питер.

— Она может получить его позднее. Я вице-президент и управляющий местного банка, и я мать. У меня есть свои обязательства. Я не могу позволить себе попусту тратить время.

Питер вдруг стал похож на ребенка, которого слишком рано отправляют спать.

— Я понимаю, что ты хочешь увидеть Тоби, но тебе следует подождать, — продолжала Карен. — Он не знает, что ты здесь. Ему вообще о тебе ничего не известно. Сегодня вечером я с ним поговорю, а завтра ты сможешь его увидеть.

Это понравилось Питеру еще меньше.

— Если ты появишься сейчас, то только напугаешь Тоби.

— Проклятье, чего ему бояться? — покачал головой Питер.

— Питер, любой ребенок испугается в такой ситуации, — вмешался я. — Еще вчера он жил своей привычной жизнью, а сегодня вдруг появляется незнакомец и говорит: «Привет, я твой папа». Все вокруг меняется, вдруг становится незнакомым. Неужели сам не понимаешь?

Питер нахмурился и поджал губы:

— На чьей ты стороне?

— На стороне ребенка. А еще я на твоей стороне и на стороне Карен.

— Вам ведь уже приходилось заниматься подобными вещами? — поинтересовалась Дани.

— Раз двести, не меньше, — кивнул я.

Питер демонстративно вздохнул. Разочарован, что не может увидеть своего ребенка прямо сейчас.

— Дерьмо!

— Питер, я расскажу ему сегодня вечером, и тогда у него будет ночь, чтобы подготовиться к встрече, — произнесла Карен. — Возможно, он с радостью познакомится с тобой. Ваша встреча произойдет завтра. У меня дома. И если все пройдет хорошо, вы сможете вместе сходить пообедать. Например, съездить в «Дашер», в Бранли. Это его любимое место.

— Хорошо. Конечно, — кивнул Питер. Идея явно пришлась ему по душе.

— И еще одно, — добавила Карен.

— Что?

Карен посмотрела на Дани, потом — на Ника и Ти-Джея.

— Тоби будет лучше, если вас будет только двое.

— Я и Дани?

— Ты и Тоби.

Дани заерзала на стуле. Питер откинулся на спинку, на лице его появилось сомнение.

— Я никуда не выхожу без этих парней. А вдруг на меня будет совершено покушение?

Карен положила обе руки на стол.

— Можешь мне поверить, в моем доме тебе ничего не угрожает.

Питер посмотрел на меня — он явно колебался. Я кивнул. Он пожал плечами и вновь поднял глаза на Карен.

— Хорошо. Звучит неплохо. Похоже, что ты все продумала заранее.

Карен одарила его холодным взглядом вице-президента банка.

— Именно. У меня было достаточно времени на раздумья. Десять лет.

— Ладно, — согласился Питер. — Пусть будет по-твоему. Мы можем остановиться здесь. Все будет хорошо.

Это был не Питер Алан Нельсен. Настоящий Питер Алан Нельсен остался в городе, а перед нами сидел Мистер Благоразумие, второе «я» Питера Алана Нельсена. Да, так оно и было.

Официантка скрылась за стойкой бара, но тут же вернулась с толстяком и тощим чернокожим парнем с курчавыми волосами. Она что-то им говорила и показывала на Питера. Карен наградила их долгим взглядом, а затем резко поднялась с места. На ее лице вновь появилось усталое выражение, совсем как вчера, когда мы изучали банковские документы и к нам спустился Тоби.

— Питер, спасибо, что согласился встретиться со мной здесь, а не поехал в банк. И спасибо, что готов подождать до завтра. Если мы и дальше будем договариваться, у нас все получится.

Питер с удивлением посмотрел на Карен, затем встал, положил руку ей на плечо и спросил:

— Куда ты уходишь?

Карен вся подобралась, словно обрела второе дыхание. Теперь она уже не выглядела усталой. Сверкнув глазами, она выразительно посмотрела на руку Питера.

— Что такое? — не понял тот.

Карен сверлила Питера взглядом. При этом она не произнесла ни слова. Смутившись, Питер быстро убрал руку.

— Извини.

Карен одобрительно кивнула и взяла сумочку.

— Мне нужно работать.

— И это все? Мы не виделись десять лет, а тебе нужно работать? Мне так много надо тебе рассказать. У тебя наверняка есть вопросы.

Карен покачала головой, повернулась ко мне и улыбнулась:

— Вот видите?

— И что означает эта улыбка? — поинтересовался Питер.

Карен еще крепче сжала сумочку и тяжело вздохнула:

— Питер, я уже не тот человек, которого ты знал. Я больше не безмозглая дурочка, мечтающая стать актрисой. Меня не впечатляют разговоры о вхождении в образ и эмоциональном состоянии. И твои успехи меня тоже не впечатляют. И мне не надо твоих денег.

— Послушай, а кто говорил, что они тебе нужны? — ощетинился Питер.

— Я сильно изменилась. Впрочем, как и мое отношение к тебе. По мне, так лучше бы нам совсем не встречаться. Однако ты отец Тоби, и Тоби имеет право с тобой познакомиться и принять решение самостоятельно. Я об этом позабочусь, но на большее и не рассчитывай.

— Не понимаю твоей враждебности, — демонстративно развел руками Питер.

— А ты подумай.

— Послушай, я вовсе не собираюсь затаскивать тебя в постель, — сказал Питер. — Но, видит бог, мы же были женаты. Это должно что-то значить. И у нас есть сын.

— Нет. У нас нет сына, — отрезала Карен, бросив на Питера ледяной взгляд. — Сын есть у меня. — И решительно направилась к выходу.

Питер растерянно смотрел ей вслед. На лице его была написана целая гамма чувств, но он только покачал головой.

— Поверить не могу! Она не хочет иметь со мной дела.

— Точно, — согласился я.

— Возможно, ты был прав, — сказал Питер. — Возможно, следует сбавить обороты. Ты не раз видел подобные сцены. Ты знаешь, как лучше.

— Конечно.

— Хорошо, ты был прав. Питер Алан Нельсен способен признать свои ошибки.

Я только руками развел, но спорить не стал. Неожиданно он наклонился вперед и с надеждой в голосе спросил:

— Встреча прошла не так уж плохо? Для первого раза?

— Встреча прошла просто превосходно, — заверил его я. — Она вполне могла тебя пристрелить.


Глава 21 | Смертельные игры | Глава 23