home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Тэлли

Группа реагирования на кризисные ситуации департамента шерифа Лос-Анджелеса, которая появилась из-за поворота, очень напоминала военный конвой. Возглавлял строй простой седан шерифа, за ним следовал громадный кузов мобильного штаба, очень похожий на хлебный фургон, объевшийся стероидами. Представителям департамента шерифа дом миссис Пеньи не понадобится; в фургоне имелся собственный электрогенератор, туалет, система связи с компьютерами начальника отдела сбора информации, коммуникационные центры для координации и контроля, а также электрокофеварка. Группа специального назначения департамента шерифа следовала в двух больших микроавтобусах, за ними ехал другой фургон с оружием и необходимым снаряжением. Когда конвой остановился, бойцы в темно-зеленой форме выстроились у второго фургона и получили у старшего сержанта радиоприемники и огнестрельное оружие.

Четыре радиофицированные машины остановились за фургоном спецназа, и полицейские в форме столпились около своего командира. Тэлли услышал, как изменился шум двигателей вертолетов, они занимали новые позиции, чтобы запечатлеть прибытие людей шерифа. Если Руни смотрит телевизор, его напряжение должно достигнуть предельного уровня. В такие моменты вероятность того, что объект может запаниковать и сделать что-нибудь непредвиденное, чрезвычайно высока.

Из-за руля выбрался высокий стройный офицер-афроамериканец, с другой стороны появился блондин с редеющими волосами.

Тэлли протянул руку.

— Джефф Тэлли. Я тут главный. Вы командир группы?

Высокий мужчина спокойно улыбнулся.

— Уилл Мэддокс. Я старший переговорщик. Это Чак Эллисон, мой помощник. Командиром у нас капитан Мартин. Она в фургоне.

Тэлли пожал им руки, и Эллисон ему подмигнул.

— Она любит ездить в фургоне, а не с нами, переговорщиками.

— Чак!

Эллисон напустил на себя невинный вид.

— А что я сказал?

Ситуация на улице коренным образом изменилась. Тэлли до прибытия людей шерифа чувствовал себя так, будто он болтается над пропастью, удерживаясь лишь кончиками пальцев, но сейчас военная мощь полицейской машины воцарилась в «Поместье Йорк». Сияющий белый свет залил все вокруг, осветив место действия. Все трое одновременно подняли руки, защищая от него глаза. Различные группы, занимающие свои места, вселяли уверенность, и Тэлли больше не чувствовал себя в одиночестве. Через несколько минут Уилл Мэддокс снимет с него ответственность за чужие жизни.

— Мистер Мэддокс, как же я рад видеть вас здесь, — сказал он.

— Уилл. Мистер Мэддокс — это моя жена.

Эллисон громко рассмеялся.

Мэддокс рассеянно улыбнулся собственной дежурной шутке и взглянул на въезд в переулок.

— Перегорожен?

— В конце. Два человека у въезда, три — на территории по обе стороны, еще троих я поставил за задней стеной на Фландерс-роуд. Два человека стоят у входа в «Йорк», и троих я отправил к репортерам. К ним неплохо было бы добавить еще людей, иначе журналисты скоро начнут просачиваться на территорию комплекса.

— Расскажите все это капитану, а вот я хотел бы прояснить с вами парочку вопросов, прежде чем мы приступим К делу.

— Валяйте.

Тэлли прошел с ними к штабному фургону, чтобы отыскать капитана. По собственному опыту он знал, что Мэддокс и Эллисон захотят, чтобы он с точностью до малейших подробностей пересказал им свой разговор с Руни.

— Вы вступали в прямой контакт с объектами?

— Да. Только я.

— Хорошо. Заложникам угрожает опасность?

— Не думаю. В последний раз я разговаривал с Руни двадцать минут назад. Когда мы закончили, у него появилась надежда, что он сможет избежать обвинения в убийстве Кима и покушении на полицейского. Полагаю, вам это известно?

По дороге сюда группа шерифа получила отчет обо всем, что здесь происходило, включая организацию оцепления. Мэддокс сказал, что они слышали его, но в общих чертах.

— Хорошо. Выяснилось, что у Кима был пистолет и в полицейского стрелял не только Руни. В результате наших переговоров он думает, что опытный адвокат сумеет договориться с судом по поводу обоих обвинений.

— Он выдвигал какие-нибудь требования?

Тэлли рассказал, что Руни потребовал отодвинуть оцепление, и о сделке, которую они с ним заключили, — имена заложников в ответ на согласие пойти ему навстречу. Первая уступка всегда самая трудная, и то, как она получена, может определить весь ход дальнейших переговоров.

Мэддокс разговаривал, засунув руки в карманы, на лице у него застыло задумчивое и понимающее выражение.

— Отличная работа, шеф. Судя по всему, дела у нас очень даже ничего. Вы служили в лос-анджелесском спецназе?

Тэлли внимательно посмотрел на него.

— Да. Мы встречались?

— Я служил в полицейском управлении Лос-Анджелеса перед тем, как перейти в департамент шерифа. Получается, что мы там работали примерно в одно и то же время. Когда мы получили сегодня вызов, ваше имя показалось мне знакомым. Тэлли… Это ведь вы были тогда в детском саду?

Тэлли всякий раз испытывал смущение, когда речь заходила о том случае.

— Это было очень давно.

— Потрясающая история. Не думаю, что мне бы хватило характера.

— Характер тут ни при чем. Просто мне ничего другого не пришло в голову.

Однажды ясным весенним утром в районе Фэрфакс в Лос-Анджелесе вооруженный мужчина ворвался в еврейский детский сад и захватил в заложники воспитательницу и трех совсем крошечных малышей. Прибывший на место происшествия Тэлли обнаружил преступника в ужасающем состоянии: он не отдавал отчета в своих действиях, бормотал что-то невнятное и терял связь с реальностью прямо на глазах. Увидев, что человек стал жертвой психического срыва и детям угрожает опасность, Тэлли предложил себя в обмен на заложников вопреки прямому приказу капитана группы и правилам полицейского управления Лос-Анджелеса. Тэлли подошел к детскому саду без оружия и бронежилета, сдался вооруженному преступнику, который тут же отпустил детей.

Когда объект стоял на пороге, обхватив Тэлли за шею одной рукой и приставив «смит-вессон» 9-го калибра к его голове, лучший друг Тэлли, Нил Крэймонт, уложил его выстрелом с шестидесяти ярдов в голову, причем пуля прошла в четырех дюймах от головы Тэлли. Газетчики сделали из Тэлли героя, но он сам считал события того утра своим провалом. Он выступал в роли главного переговорщика, а когда кто-то гибнет, это всегда провал. Успех — это когда удается сохранить жизнь.

Мэддокс, похоже, почувствовал смущение Тэлли и оставил неприятную для него тему.

Когда они подошли к задней части штабного фургона, из толпы сержантов им навстречу вышла женщина в зеленой форме. У нее был квадратный подбородок, умные карие глаза и короткие светлые волосы.

— Это шеф Тэлли?

Мэддокс кивнул:

— Точно.

Она протянула руку, и Тэлли разглядел капитанские нашивки на воротнике. У нее оказалось очень крепкое рукопожатие.

— Лора Мартин. Капитан. Я командую группой быстрого реагирования.

В то время как Мэддокс и Эллисон держались спокойно и даже расслабленно, Мартин была точно натянутая струна, а ее манеры оказались резкими и деловыми.

— Я рада, что вы уже познакомились с нашими переговорщиками. Сержант Мэддокс будет возглавлять переговоры.

— Мы это обсудили, капитан. Думаю, здесь у нас все в полном порядке. Объекты, судя по всему, спокойны.

Мартин настроила приемник, закрепленный на портупее, и объявила выход на связь через пять минут. Затем она посмотрела на Тэлли.

— Оцепление вокруг дома выставлено?

— Да, мэм.

— Сколько человек?

— Одиннадцать. Мои люди и дорожный патруль. Я расставил их как можно ближе к дому, но отозвал, чтобы наладить контакт с Руни, так что вам придется соблюдать осторожность.

Пока он говорил, Мартин вроде бы не обращала на него внимания. Она оглядывала улицу, и Тэлли подумал, что она изучает обстановку или, точнее, его подчиненных. Он вдруг почувствовал, как его охватывает раздражение.

Штабной фургон поставили в отдалении, около места, где можно было подобраться к проложенным под землей электрическим и телефонным кабелям. Если они захотят подключиться к телефонным линиям в доме, можно сделать это оттуда. А также снабдить электричеством фургон. Тэлли уже вызвал представителей телефонной компании «ПакБелл» и специалистов из департамента воды и энергетики.

— Я соберу инспекторов, а вы еще раз коротко изложите суть дела для всех. Я хочу двинуть своих людей внутрь оцепления, как только мы уясним ситуацию.

Тэлли снова испытал раздражение: картина происходящего была вполне ясна. Он предложил Мартин устроить совет в доме миссис Пеньи, но она сочла, что это займет слишком много времени. Пока она собирала своих людей под одним из фонарей, Тэлли по рации приказал Мецгер принести копии поэтажных планов дома. Он передал их собравшимся и коротко сообщил о своих переговорах с Руни, рассказал все, что знал о доме и тех, кто находится внутри.

Мартин стояла рядом с ним, сложив руки на груди, и, прищурившись, критически поглядывала на него. В ее глазах он уловил подозрительность.

— Вы перерезали электричество и телефонные кабели?

— Мы заблокировали телефоны. Я не видел причин отрубать электричество, пока мы не будем знать наверняка, с чем имеем дело.

Мартин приказала офицеру отдела информации Рохасу найти кого-нибудь из городской службы и быть готовыми на случай, если придется отключить электричество.

Мецгер показала на улицу:

— Они уже здесь. Видите вон того парня в кепке?

Командир группы захвата пожилой сержант по имени Карл Хикс изучал планы этажей. Он всячески демонстрировал Тэлли свое недовольство тем, что тому не удалось получить планы из городского совета.

— Нам известно, где они держат заложников?

— Нет.

— А где находятся объекты?

— Комната справа от входной двери — это кабинет хозяина дома. Руни разговаривает со мной оттуда, но я не знаю, постоянно ли он там находится. Мне известно, что он передвигается по дому, чтобы наблюдать за оцеплением, но они там скрыты со всех сторон. Жалюзи опущены на всех окнах, кроме застекленных дверей, выходящих на бассейн. На них нет штор, но он везде погасил свет.

Хикс хмуро посмотрел на Мартин.

— Для нас это плохо, но ничего не поделаешь. Можно воспользоваться детекторами тепла.

Если придется штурмовать дом, группа должна знать, где находятся все, кто там засел.

Мэддокс кивком показал на Тэлли:

— Шеф уговорил Руни признаться, что все трое преступников в доме. Возможно, мне удастся установить, где они.

На Мартин его слова не произвели никакого впечатления.

— Хикс, отправь двух людей пройти вдоль оцепления, я хочу точно знать, с кем мы имеем дело. Мы должны убедиться, что охранение надежно.

— Капитан, не забудьте, что Руни болезненно относится к оцеплению, — напомнил Тэлли. — Мне пришлось отвести людей, чтобы начать с ним переговоры. Это была часть сделки.

Мартин отошла на несколько шагов и принялась изучать улицу. Тэлли не знал, на что она смотрит.

— Я все поняла, шеф. Спасибо. Итак, приготовьтесь передать телефон Мэддоксу и Эллисону, как только мы займем позиции.

— Я уже готов.

Она прищелкнула языком и взглянула на Мэддокса:

— Звучит неплохо, Мэддокс. Вы втроем должны занять позиции перед домом.

Лицо Мэддокса было напряжено, и Тэлли решил, что его, наверное, тоже раздражают ее манеры.

— Я бы хотел еще раз пройтись по разговору шефа с этими парнями.

Мартин нетерпеливо взглянула на часы.

— Вы можете сделать это, пока мы вливаемся в оцепление; я хочу начать как можно скорее. Шеф Тэлли, сверим часы. С этого момента командование перешло ко мне?

— Да, мэм, полностью.

Мартин снова посмотрела на часы, чтобы еще раз зафиксировать время для отчета.

— Итак, я командую операцией. Сержант Мэддокс, отправляйтесь на свое место. Сержант Хикс, вы со мной.

Мартин и Хикс поспешили к столпившимся спецназовцам.

Мэддокс несколько мгновений смотрел ей вслед, а затем взглянул на Тэлли.

— До чего деловая.

Тэлли кивнул, но ничего не сказал. Он думал, что испытает облегчение, когда передаст командование операцией другим.

Этого не произошло.


Марион Кливз | Заложник | Томас