Book: Лунные рыцари



Остроухов Михаил

Лунные рыцари

Михаил Остроухов

ЛУННЫЕ РЫЦАРИ

Фантастическая повесть

Ли Страйт был кавалеристом в армии северян. Его "конь" представлял собой огромного черного робота, который порядком поизносился за время своей долгой службы, но все еще продолжал считаться одним из лучших "коней" армии, потому что если Ли доводилось участвовать в атаке, робот всегда нес его впереди лавины отважных кавалеристов. И вообразите теперь, что это было за зрелище, когда по равнинне, т, е. по дну лунного кратера неслись гигантскими скачками сотни черных машин, на хребте у которых сидели люди в скафандрах готовые погибнуть, но выполнить приказание своих командиров. Война между северянами и южанами длилась уже не один год и влекла за собой неисчислимые жертвы и потери, причем никакие соглашения и мирные договоры не могли прекратить этой чудовищной бойни. В первую очередь потому, что каждая противоборствующая сторона надеялась в скором времени одержать верх и полностьк завладеть луной. Такой надежде способствовало то, что чаша весов в руках фортуны постоянно колебалась, и часто успех той или иной стороны ставил противоположную на грань краха, ведь разрушение даже одного единственного завода по выработке кислорода приводило к гибели большей части зависящих от него людей. Такая упорная борьба происходила в основном из-за религиозных разногласий. Дело в том, что переселяясь на Луну представители 19-той мировой религии колонизировали, как правило, юг, а 25-той - север. Именно эти две религии, из всех тридцати восьми мировых, что были на Земле, отличались воинственностыо и ярко выраженным мессионерским характером, поэтому ничего удивительного, что они поделили между собой сферы влияния на спутнике, а позже вступили друг с другом в смертельную схватку. И вот теперь, на гигантских равнинах Луны они и соперничали за право властвовать в космосе безраздельно, ибо Луна была безусловно воротами в космос. Однако затяжная война во многом истощила те скудные запасы энергии и материалов, которые успели перебросить с Земли обе стороны, и противники будучи не в состоянии остановиться в этой войне, перешли на холодное оружие. И вместо танков на электрических батареях пересадили своих бойцов на малоэнергетичных землеройных роботов, выдав солдатам вместо лучевых пистолетов обыкновенные мечи. Эта перемена в оружии повлекла за собой и изменение в тактике боя. "Конников" теперь стали формировать в эскадроны, а из эскадронов создавать "конные" армии. Но для того, чтобы удержаться на хребте бешено скачущего робота, была нужна большая физическая сила, поэтому парней в "кавалеристы" старались подбирать наиболее крупных и хорошо подготовленных. Ли Страйт как раз и отличаюя необыкновенной выносливостью и хорошей способностью к адаптации. И поэтому ему до сих пор удавалось выходить из многочисленных стычек живым и невредимым. Надо прямо сказать, что похвастаться этим мог далеко не каждый, вот почему Страйта так высоко ценили в штабе армии и часто поручали ему сложные и ответственные задания. И сейчас, когда Ли шел к своему командиру Максиму Токареву после недельного отдыха на базе, он был внутренне готов к самым сложным операциям. Войдя в дверь, Ли сразу очутился перед столом Максима. В этот момент он почувствовал мягкое прикосновение к икрам ног, свидетельствующее, что сзади к нему подкатило автоматическое кресло, и даже не обернувшись, бравый "кавалерист" мягко опустился в него. Максим Токарев поднял лицо от стола, на котором он рассматривал служебные бумаги и дружелюбно сказал: - Здравствуй, Ли, молодец, что быстро пришел. Мы решили забросить тебя для выполнения задания особой важности в тыл южан. - Слава богу, а то я совсем замаялся от безделья, - ответил Ли. - Теперь у тебя будет много работы. Перебежчики сообщили нам, что на левом фланге противника восстала большая крепость, гарнизон которой состоит из южан-сектантов, а их сильно поприжали в связи с военным временем Нам все это на руку. Но необходимо убедиться, что сведения, полученные нами, верны. За этим тебя и посылаю. Оденешь скафандр южан, в него мы вмонтируем минивидеокамеру, так, что я буду в курсе всего, что с тобой происходит, связь по рации, правда, на таком расстоянии держать нам не удасться, но это и не важно, главное, я убедюсь твоими как бы глазами, что все без обмана. И тогда я тут же брошу в атаку наши войска, южанам лишиться опорной крепости в тылу будет не сладко. Возможно это повлияет на весь ход войны. - Представляю, что это будет за рубка, - весело воскликнул Ли, глаза которого при последних словах Токарева сразу загорелись. - Ну ты что, мало в рубках побывал! У тебя задание посложнее, вот где себя проявить можно, не всякому доверят такое, - урезонил его Токарев. - И все равно я бы в атаке поучаствовал, нет более пьянящего чувства, чем то, которое испытываешь, летя на полном скаку с мечом наголо. - Ладно, Ли, я знаю, ты человек увлекающийся, думаю, это тебе и на зтот раз поможет. Нам очень важно знать, не хитрость ли это противника с Узу, да, кстати, крепость называется Узу. - А, знаю, ну что ж, можно действовать?! - Да, вот еще. Я советовал бы тебе не брать на задание твоего компаньона, этого, как его? Джобера. Дело слишком серьезно, чтобы пускаться в путь с таким человеком. - Ничего, он мне нужен, я ручаюсь за него, все будет хорошо. - Ну, ладно, смотри, тебе виднее. Желаю тебе успеха. - Спасибо, - ответил Ли и поднявшись отдал честь. - Ну, давай, - попрощался Максим. Ли развернулся и вышел из кабинета. В коридоре он остановился перед зеркалом, внимательно посмотрел на свое худое с впалыми щеками лицо, на котором уже годы произвели разметку под будущие морщины, потрогал свой изящный нос, как будто поправляя его на лице и пошел быстрыми шагами в свой отсек. Его компаньон - Джобер уже был там и заправлял баллоны скафандров воздухом. - Ну как? - спросил он, когда Ли появился на пороге. - Мне дали задание пробраться в Узу, - ответил Ли. - Как в Узу, - воскликнул Джобер, - я-то надеялся, что мы только прогуляемся по передовой. - Нет. На этот раз задание посложнее. - Да ну их, эти сложные задания, в Узу мне совершенно не хочется. - Едем, едем, это приказ. - Тебе приказали, ты и езжай. - Поедем, я тебя прошу. - Определенно, из этого ничего хорошего не выйдет, - скривив губы произнес Джобер, но начал натягивать скафандр. Баллоны были уже почти полны, и Ли, не отключая подачи в них кислорода, тоже стал влезать в одежду лунян. Полностью облачившись в нее он снял со стены свой меч, проверенный не в одном бою и повесил его на широкий пояс. - Ну что, ты готов? - обратился он по рации к Джоберу, - идем, если встретим какую-нибудь неприятность, проскочим половину ее с разгону, главное разогнаться. - Знаю я, какие неприятности, - огрызнулся в ответ на это замечание Джобер, - ну ладно, пойдем. Компаньоны вышли из гардеробного отсека и двинулись к шлюзовой камере по отделанному светлым металлом коридру. - На поверхности Луны в ангаре, почти рядом со входом в здание штаба, стояли землеройные роботы, иными словами "лошади" разведчиков. Ли напрюился к своему "скакуну" - огромной черной машине и легонечко постучал по его камере управления, на что черный робот приветливо скрипнул. - Садимся? - спросил Джобер по рации, и голос его звучал еще более недовольно, чем во время их предшествующего разговора. - Да, - ответил Ли и ловко вскинул свое мускулистое тело в высокопрочном скафандре в седло. Прямо перед ним была небольшая панель с кнопками и двумя рукоятками, которыми регулировались движения Сомерсетта (так звали "лошадь" Ли). Разведчик надавил синюю кнопку, и машина задрожала и послушно пошла иноходью из ангара, Джобер последовал примеру своего компаньона на коричнево-сером землерое по кличке "Крот", имевшем на пару ног больше, чем "лошадь" Ли, но отличавшимся большей длиной пробега без дозарядки. Миновав наблюдательный пост северян, где были уже, видимо, предупреждены, что их останаваливать нет необходимости, разведчики стали спускаться на дно кратера Равновесия, чтобы пройдя по дуге, держась возле его стенок, незаметно добраться до края, который контролировался уже армией противника и, поднявшись наверх, ехать уже прямо до города-крепости Узу. Весь путь по дну кратера нужно было проделать как можно быстрее, ибо хоть они и скрывались за обломками лунных скал, лавируя между ними так, чтобы их не видели с берега южан, но все равно отблеск их скафандров мог быть замечен наблюдателями противника. Много часов продолжалась их бешеная скачка, пока наконец они не достигли намеченной точки. В небольшой нише, после утомительного подъема компаньоны сделали свой первый и последний перед Узу привал, чтобы собраться с силами для решающего броска. Ли ловко спрыгнул с Сомерсетта и тут же принялся нажимать кнопки на запястье левой руки, чтобы глотнуть из баллона с кислородом добрую порцию воздуха. Дело в том, что скафандры лунян были устроены так, что сами очищали воздух, которым дышал человек, и лунянин несколько земных суток мог существовать с фиксированным запасом кислорода находящемся только в скафандре, но при больших физических нагрузках или когда человеку приходилось подолгу размышлять он начинал глубже дышать и приборы уже не успевали очищать воздух, вот на этот случай луняне и брали с собой дополнительные баллоны. Добрый глоток кислорода был замечательным роскошеством во время длинного путешествия. Сделав глубокий вдох, Ли сказал в переговорное устройство: - Поспи немного, я покараулю, а через пару часов тебя раз бужу. - Хорошо, - откликнулся Джобер и, спустившись с "Крота", проковылял к большому шороховатому камню. Повертевшись вокруг него, он наконец сел к камню спиной и замер. Ли тоже хотелось спать, но они так близко подошли к наблюдательным пунктам южан, что было крайне опасно никого не оставлять на посту. Если бы часовой вовремя заметил патрульный отряд, у них еще был бы шанс ускакать куда-нибудь в ущелье или скрыться за выступом скалы, поэтому Ли пристально стал вглядываться в широкие лунные пространства открывающиеся перед ним. Плато, которое им предстояло пересечь тянулось до кратера Аль-Баттани, и по нему во всех направлениях бежали гряды скал. Это радовало Ли, потому что можно было, как и прежде, лавируя между ними скрываться от взоров наблюдателей, находящихся справа и слева от разведчиков на расстоянии не более километра в куполообразных, окрашенных под цвет лунного грунта сооружениях, ощетинившихся бездействующими уже давно пушками. Непосредственно под куполом находилась боевая площадка и кабины наводчиков, все остальные помещения располагались глубоко под землей: конюшни для землероев, комнаты для жилья, гауптвахта, штаб и т.д. Устройство этих пунктов Ли знал прекрасно, потому что детально изучил их в школе разведчиков. В принципе наблюдательный пункт был мощной и хорошо оборудованной крепостью, в то время, когда луняне еще пользовались лучевым оружием, но с переходом на мечи и копья судьбы войны стали решаться в открьпом поле, и как только одна сторона высылала свои войска для диверсии, из наблюдательного пункта тут же выходили отборные эскадроны и неслись на перехват. Таким образом наблюдатели и южан и северян всегда были начеку, и кроме того, через каждые пять часов патрули проезжали вдоль всей прифронтовой полосы, высматривая лазутчиков. Поэтому Ли внимательно вглядывался в окружающие ландшафты, чтобы не проглядеть отряда южан, но все было гладко, уныло и однообразно. Так прошло два часа дежурства Ли, и он разбудил своего компаньона, чувствуя, что больше ни секунды не может оставаться на ногах. Фигура Джобера зашевелилась, и через стекло шлема Ли увидел, как открылись его глаза и сонный взгляд бессмысленно уставился в звездное небо. - Вставай, - сказал Ли по рации, - теперь моя очередь спать. С этими словами он схватил Джобера за руку и рывком подтянул его к себе, а затем занял место своего компаньона, который так и остался стоять рядом с ним, неуклюже переминаясь с ноги на ногу. Но Ли больше не обращал на него внимания, он сразу погрузился в глубокий сон, и ничто больше не могло потревожить его, потому что он отключил рацию, и только грубые толчки Джобера, если бы что-нибудь случилось, в состоянии были бы подействовать на него. Так оно и случилось. Только открыв глаза после того, как почувствовал, что кто-то теребит ему плечо, Ли увидел перед собой не продолговатое лицо Джобера, а круглое, расплывшееся лицо незнакомца, и тут же он заметил эмблему на рукаве скафандра этого человека, означавшую, что тот лейтенант армии южан. Тогда Ли понял, что произошло самое худшее: они попали в руки патрулю. Рассеяно оглянувшись кругом он увидел еще несколько патрульных, стоявших поблизости, но больше всего его шокировало то, что возле него также прислонившись к камню спиной спал, как ни в чем не бывало, Джобер. С проклятиями Ли вскочил и толкнул его обеими руками, от чего Джобер сначала завалился набок, а потом стал медленно подниматься. Когда же он наконец встал на ноги и можно бьыо продолжать разбирательство, Ли уже овладел собой и решил, что не все еще потеряно. Ведь они тоже в форме южан и у них есть хорошая легенда, и поэтому можно попытаться ввести в заблуждеиие патрульных, в случае же если он задаст Джоберу взбучку, это явно не удастся. Ли включил рацию и обратился с приветствием к лейтенанту южан. - Добрый день, я ужасно рад вас видеть, хотел, чтобы и мой товарищ порадовался. Мы скакали с ним в наблюдательный пункт # 28 из резервной армии. - Пункт # 28 на сорок километров западнее, а пункт # 12 вам не нужен? ответил лейтенант скрипучим голосом. - Нет, нам нужен двадцать восьмой, - произнес дружелюбно Ли. - И все же вам придется завернуть в двенадцатый, - усмехнулся лейтенант, - отдохнете, приведете себя в порядок, Давайте сюда свои мечи, чтобы они вам не мешали. - Спасибо за приглашение. Вот мой меч, - ответил Ли с деланной радостью, понимая, что другого выхода нет. - Тогда прошу следовать за мной, - сказал не очень-то радушно лейтенант, и Ли и Джобер пошли вместе с ним к "лошадям". Через минуту маленький кортеж уже вынырнул из ниши и во весь опор помчался к ближайшему наблюдательному пункту. Возле его ворот располагалось множество навесов, под которыми южане укрывали землероев от попадания мелких метеоритов, когда отлучались на короткое время, однако на этот раз они повели свои машины в шлюзовую камеру, что весьма огорчило Ли, он понял, что теперь предстоит долгое разбирательство. Пока они спускались в лифте под землю, Ли мучительно думал, поменять ли ему легенду или оставить старую, которой, как было уже ясно, не очень то поверили. Но так ничего и не решив разведчик собрался действовать по обстоятельствам. Дверца лифта открылась и луняне оказались в просторном помещении, стены которого занимали шкафы со скафандрами, а посередине зала стояли сотни землероев. Новоприбывшие добавили к ним своих "лошадей", причем Ли любовно потрепал на прощание своего видавшего виды Сомерсетта по камере управления и пошел снимать скафандр. Когда он и Джобер управились с этой операцией, стянув с себя первую и вторую оболочку (вторую всегда одевали для страховки), они остались в легких спортивных костюмах, как впрочем и другие луняне. - Идемте, - почти таким же трескучим, как если бы он говорил по рации голосом сказал лейтенант, взявший их в плен, и разведчики повинуясь приказу двинулись за ним по широкому коридору вглубь наблюдательного пункта. Дорога привела их к огромной белой двери, которая автоматически отворилась перед ними, и они войдя в нее, оказались в небольшой комнате, где происходило заседание высших командиров. За круглым столом стоявшем в центре сидело человек десять бритоголовых южан в белых костюмах. - А! Лейтенант Отт! - воскликнул один из них с серьгой в ухе, - кого ты привел? - Наши гости утверждают, что они ехали из резервной армии в наблюдательный пункт # 28, - ответил незамедлительно Отт. - Какое у вас там было дело? - подозрительно спросил пучеглазый штабист, сидевший напротив вошедших. - Мы должны были предупредить командира, чтобы он готовился к прибытию пополнения, - спокойно ответил Ли. - Да, - проговорил как бы в раздумье военный с серьгой, - до 28-го пункта далековато, поди проверь. Рация на такое расстояние не действует. Знергии не хватает. - Подожди, - прервал его пучеглазый, а кто генерал в вашей армии? Ли прекрасно знал, кто генерал и открыл рот, чтобы сказать, но Джобер опередил его. Он вдруг весь покраснел и выкрикнул: - Не знаю я, кто генерал. - Отлично, - воскликнул пучеглазый, видимо, председательствовавший на этом совете, - уведите их. Северяне видно истощили свои людские ресурсы, коли таких в разведку посылают. Ли ошарашенно глядел, на председателя и не мог произнести ни слова. Перед этим он только раз взглянул на Джобера, и глаза его вспыхнули огнем, который правда, тут исчез. - Пойдемте, - произнес Отт, я отведу вас в камеру. У нас как раз освободилась одна. Казнили вчера несколько северян. - Почему их казнили? - спросил с дрожью в голосе Джобер. - Отказались работать на нас. Пойдемте, завтра вас как следует допросят. Ли и Джобера отвели в камеру, которая находилась на самом нижнем этаже сооружения, кроме двух кроватей и маленького столика другой обстановки в ней не было, Когда Отт удалился, оставив наших героев вдвоем, Джобер сразу приблизился к Ли и несколько раз хлопнул рукой по карману его брюк: - Ничего там у тебя съестного не завалялось? - спросил он. Ли стрельнул в него взглядом, но тут же опустил глаза и сухо ответил: Нет. - Жаль, с искренним сожалением произнес Джобер и, отойдя в сторону, свалился на койку. Ли тоже уселся на кровать и, обхватив голову руками, стал покачиваться из стороны в сторону. Он был в полном отчаянии, и никакие светлые мысли не посещапи его, ибо находясь за крепкими запорами на глубине-20 метров от поверхности Луны, он чувствовал себя совершенно беспомощным. - Эй! - вдруг окликнул его Джобер, - посмотри-ка сюда. Ли поднял взгляд от пола и увидел, что Джобер на коленями стоит на своей кровати и смотрит в какую-то щель в стене. - Гляди, гляди, - повторил Джобер, - кто-то до нас здесь дырку провертел, я пальцем камушек тронул, он и отплыл. Ли поднялся и, подойдя к кровати компаньона, тоже прильнул к щели, которую ему предоставил отпрянувший Джобер, и то что там он увидел сильно удивило его. За стеной их камеры находился большой освещенный зал поражающий своей великолепной отделкой. Трудно было даже представить, что такое роскошество существовало в обыкновенном наблюдательном пункте. Хрустальные люстры лили мягкий чарующий свет на скульптуры причудливой формы, стоявшие по углам, на картины искусной работы, вделанные в деревянные покрытия стен, причем покрытия были резными и сами собой представляли произведения искусства. Посреди зала стоял огромный аквариум, наполненный какой-то красноватой жидкостью, а накрытые белоснежными скатертями столики, расположенные вокруг аквариума, говорили о том, что все здесь приготовлено для какого-то торжества. - Что это у них такое? - спросил Джобер. - Трудно сказать, - ответил разведчик, - надо подождать, понаблюдать, возможно, мы вскоре разрешим для себя эту загадку. - Да, мы разрешим? - произнес недоверчиво Джобер. - Дай посмотрю. Ого! Вот это да! Через минуту Ли опять прильнул к адели и увидел на этот раз, что в зал из нескольких дверей стали входить люди - в белых хитонах и занимать места за столиками, другие люди в обыкновенных брюках и рубашках расставляли на столах кушанья и кубки для вина. Когда они закончили с этим и удалились, все оставшиеся встали и обратили свои взгляды к главному входу, будто ожидая чего-то. И вот, в зал вошла женщина изумительной красоты. Сквозь прозрачное покрывало, которое было наброшено прямо на обнаженное тело, различалась безукоризненная божественная фигура, лицо же женщины вызывало желание лишь тихо стонать от восторга.



Однако Ли застонал еще и по другому поводу, он узнал в этой девушке свою возлюбленную. Несколько лет Ли добивался ее любви, и вот, когда казалось, девушка уже распахнула ему свое сердце, на поселение, где жила Церра - так звали возлюбленную Ли, напали южане и увели всех жителей в плен. Наш герой узнал об этом вернувшись с очередного задания, и его горю не было границ. Нет, он не стал огненным мстителем и безжалостным убийцей, этому помешали его религиозные убеждения, он только еще с большим рвением отдался служению богу и неукоснительно соблюдал все предписания и заповеди своей религии. Надежды встретить Церру у него не было почти никакой, и он старался забыть ее, но теперь, когда она предстала перед ним живая и невредимая, любовь с новой силой вспыхнула у него в груди. Между тем Церра под восторженные возгласы южан подошла к аквариуму и сбросила с себя прозрачную накидку, ослепив всех присутствуюадих своей совершенной красотой. Тут же к аквариуму была поднесена служителями небольшая лестница, и Церра, ступая с удивительной грацией, не торопясь поднялась на самую верхнюю ступеньку, а оттуда смело прыгнула вниз так, что красная жидкость всколыхнулась и брызги полетели в разные стороны, оставляя на белоснежных хитонах южан розовые пятна. Крик одобрения прокатился по залу, когда Церра полно-. стью оказалась в аквариуме, оставив на поверхности только голову, Ли же в этот момент чуть не потерял сознание от ненависти к южанам, он еще продолжал наблюдать за этим спектаклем, но все происходящее бьыо для него как в тумане. Он увидел, что южане стали по очереди подходить к аквариуму и наполнять кубки, взятые со столиков, красной жидкостью, черпая ее через край. Наполненные кубки тут же опорожнились, причем процесс этот сопровождался бесстыдными и утробными звуками. Затем в зал вбежало еще несколько обнаженных девушек, и началось всеобщее веселье. Однако Ли больше не смотрел в отверстие, он, проклиная последними словами южан, пересел на свою кровать, правда и там разведчик не нашел себе покоя, потому что после каждого замечания Джобера, который провел в подглядывании весь вечер, его взбунтовавшееся воображение рисовало ему самые омерзительные картины. Ли так вымотался за эти несколько часов, что как только Джобер отпрянул от щели, объявив, что все кончилось, тут же рухнул на койку и заснул. Сон сразу обрушился на него всей своей титанической громадой, но поспать как следует нашему герою так и не удалось. Примерно через полчаса дверь камеры тихо отворинась, и на пороге ее возникла Церра. Пробудившись Ли и Джобер смотрели на девушку круглыми глазами и ничего не понимали, но похоже было, что она тоже озадачена. - Ли?! - удивленно воскликнула Церра после секунды молчания, - ты здесь!? А где мой брат Займит?! - Церра, - едва выдохнул Ли, - я не знаю. Мы вчера попали в плен, и нас поместили в эту камеру. - Но здесь же целый месяц сидел мой брат Займит, - произнесла девушка. - Лейтенант Отт сказал, что вчера были казнены все те, кто сидел в этой камере за то, что они отказались сотрудничать с южанами, - вмешался Джобер. - Что? - воскликнула девушка, - казнены? - Да, видимо это так - грустно сказал Ли, - я тоже слышал об зтом от Отта. - Господи, - воскликнула Церра в отчаянии, я целый месяц готовила побег, и вот, за день до него моего брата казнили. Господи, за что мне такое наказание. - Побег? - оживился Джобер, - нам тоже было бы неплохо бежать. Церра удивленно посмотрела на него и, смахнув кончикамы пальцев выкатившиеся у нее из глаз слезы, проговорила: - Отсюда можно бежать, я проведу вас в пришлюзовый зал, если хотите бегите. - А ты? - воскликнул Ли. - Зачем мне бежать, когда брат мой все равно уже мертв. У меня было предчувствие, что его казнили. Я могу свободно перемещаться по наблюдательному пункту, они (Церра кивнула наверх) мне это позволяют за то, что я во всем их слушаюсь. Вчера я видела в конце коридора процессию: кого-то вели в черных капюшонах на казнь. Оказывается, это был мой брат, заплакала, не сдержав слез Церра. - Успокойся, Церра, - почти прокричал Ли, - мы убежим отсюда. Убежим вместе, потому что я ни за что не уйду без тебя. - Бежим, - поддержал его Джобер, - нам нужно выбираться отсюда. - Мы отомстим за твоего брата, и ты нам в этом поможешь, - сказал Ли. - Ну, хорошо, бежим, - после некоторого раздумья ответила Церра, пойдемте со мной. И девушка, продолжая время от времени стирать пальцами слезы со щек, быстро-быстро пошла по коридору. Разведчики переглянулись и тоже не замедлили последовать за ней. Они добрались до лифта никого не встретив на своем пути, то ли потому, что Церра вела их там, где никто никогда не ходил, то ли обитатели наблюдательного пункта были заняты в этот момент какой-то совместной деятельностью, однако и в том и другом случае, без сомнения, Церра все рассчитала, и они сели в лифт и поднялись в шлюзовый зал без всяких осложнений. Там они стали поспешно облачаться в свои скафандры, и когда с герметизацией было уже закончено, Ли не забыл порыскать по шкафам и отыскать себе оружие. Он нашел хороший, добротный меч, правда, к сожалению не свой, и прицепил его на пояс. - Выводите "коней" в шлюзовую камеру, - сказала Церра по рации. - Выводим, - ответил ей Ли и, подскочив к Сомерсетту, легонечко стукнул его по панели управления и привел в действие. - Вперед, - сказал Ли радостным голосом, - вперед, Сомерсетт, за мной. И повел своего верного спугника в шлюзовую камеру. За ним двинулись Церра и Джобер со своими "лошадьми". Дверцы камеры захлопнулись, и через минуту беглецы оказались уже на поверхности Луны. Яркое солнце заливало все окружающие ландшафты своими лучами, заставляя их радовать глаз, но не такими яркими красками, как это происходило на Земле, а особой игрой светотеней, что представляло собой не менее интересное зрелище. Беглецы невольно залюбовались открывавшимися им видами, но потом спохватились и, вскочив на "коней", понеслись по направлению к Узу, надеясь найти там спасение от неминуемой, как следовало ожидать, погони. Это был их единственный шанс, потому что на ровном днище кратера не стоило бы никакого труда обнаружить и догнать их прежде, чем они успеют приблизиться к берегу северян. Ли скакал впереди и выбирал путь, Он хорошо изучил эту местность по рельефному глобусу Луны, да и в прежних своих разведках ему доводилось пересекать это всхолмленное плато. Временами он поглядывал в зеркальце, которое находилось на перчатке его скафандра, чтобы выяснить что происходит у него за спиной. Но пока все было спокойно, и он чувствовал прилив энергии, надеясь, что им удастся затеряться в этой пустыне. Но надежды его были напрасны, когда в очередной раз он взглянул в зеркальце, то увидел на вершине гряды, с которой они только что спустились, трех всадников в белых скафандрах. - Эй, - крикнул Ли в микрофон, - за нами погоня, Джобер, скачи с Церрой вправо по разлому до маленького кратера, что в конце, и ждите там меня, а я попытаюсь остановить этих. Если меня через полчаса не будет, то пробирайтесь в Узу сами, тут совсем немного осталось. - Ли, - услышал он голос Церры, - может быть мы останемся с тобой. - Нет, - ответил разведчик твердо, - вы будете только мешать мне. - Ну, ладно, если так, догоняй нас быстрее. Удачи тебе. Ли развернул своего Сомерсетта и остановился, смотря в зеркальце, как удаляются Церра и Джобер. Его задача была довольно сложной, выстоять против трех всадников, но Ли благодарил Бога, что их было только трое, видимо, погоня потеряла все же след и рассыпалась на мелкие отряды, чтобы таким образом выловить беглецов. Ли вынул свой меч, потому что трое всадников были уже совсем рядом и готовились к нападению. - Ну, что ж, давайте, - проговрил Ли сквозь зубы и погнал своего верного "коня" им навстречу. Всеми. четырьмя парами ног Сомерсетт рыл лунный грунт и поднял смерч пыли - так резко он ринулся в атаку. Первый южанин поспешил с ударом, и меч его пронесся в сантиметре от скафандра Ли, так и не задев его. Понятно, что если бы он разрезал внешнюю оболочку и хоть чуть-чуть зацепил внутреннюю, Ли моментально превратился бы в ледяную куклу, но как раз в куклу превратился первый нападаюадий, потому что разведчик проколол ему правый бок. Труп южанина тут-же слетел с "лошади" на грунт. Двое других противников Ли пронеслись мимо него, потому что на такой скорости не смогли резко затормозить. Ли дружелюбно хлопнул своего верного Сомерсетта по панели управления, и тот послушно развернувшись помчался вслед за вражескими "конниками". Те тоже стали разворачиваться и в этот момент Ли столкнулся с еще одним из них. Южанин рубанул изо всех сил мечом, но разведчик успел подставить под удар свой клинок, а затем резким движением вогнал кончик меча между шлемом и скафандром южанина, от чего противник его моментально отправился в царство мертвых. Теперь оставался последний из преследователей. К тому времени, как Ли разделался с его товарищами он развернул "коня" и во весь опор мчался на отважного северянина, намереваясь всей своей массой повалить Ли вместе с "лошадью". Но разведчик, надавив на "шее" Сомерсетта кнопку "обратный ход с разворотом", успел встретиться с южанином лицом к лицу. Хотя это и не предотвратило столкновение, но дало некоторые преимущества Ли в схватке, он сумел эфесом меча разбить стекло в шлеме у нападаюадего, когда они оказались уже не на таком расстоянии, что рубить и колоть не представлялось никакой возможности. В результате сражения три южанина были уничтожены, а Ли остался цел и невредим, хотя тоже понес потери, т. к. Сомерсетт оказался сильно покореженным, но все-таки не до такой степени, чтобы на нем нельзя было продолжать путь. Воспользовавшись этим, Ли помчался в догонку за Джобером и Церрой, именно по тому маршруту, который описывал своему компаньону. Проехав по разлому, ведущему влево от края гряды, он очутился в маленьком кратере, и каково же было его удивление, когда он там никого не обнаружил. Ли торопливо взглянул на часы, которые тоже были укреплены на его перчатке. С того момента, как Джобер и Церра покинули его прошло не более как пятнадцать минут, тем не менее на месте их не было. Ли остановил Сомерсетта и огляделся: ничто не указывало на то, что здесь происходила какая-нибудь схватка, и оставалось предположить только одно: его спутники неожиданно чего-то испугались и были вынуждены поспешно бежать отсюда. Ли взобрался на край кратера в единственном покатом месте, где можно было въехать, еще раз огляделся и направил Сомерсетта в сторону Узу. Наш герой стремительно взлетал на своем восьминогом "мустанге" на гребни насыпей и также стремительно скатывался вниз, стремясь добраться до крепости как можно быстрей. Но когда разведчик перевалил через очередную гряду, он вдруг неожиданно увидел "лошадей" Джобера и Церры неподвижно стоявших в одном из малых кратеров. Чуть повыше в скале виднелось небольшое отверстие-вход в пещеру. Ли знал много легенд про эти страшные лунные пещеры, и поэтому по коже у него побежали мурашки, едва лишь он сообразил, что Джобер и Церра в силу каких-то обстоятельств вынужденны были уйти с поверхности в полный мрак и ужас. Ли окинул взглядом однообразный лунный ландшафт совершенно пустынный и унылый, соскочил с Сомерсетта и двинулся к пещере. У каждого лунянина на скафандре был маленький фонарик, позволявший разогнать темноту на расстоянии десяти шагов, и разведчик включил его нажатием кнопки на запястье левой руки. Слабый лучик света заскользил по своду пещеры и по ее покатому полу, обозначая трещины и выступы, и Ли более менее уверенно зашагал вперед, держа свой меч наготове. Естественно, он не слышал своих шагов, но инерция сознания создавала ему иллюзию, что он гулко ступает по камням и привлекает этим к себе внимание. Ведь ему было известно, что в пещерах есть кого бояться. Дело в том, что в толще горных пород с давних времен происходили замедленные химические реакции, в результате которых выделялось тепло, но кроме этого в самых глубинах пещер образовывался кислород и азот, и таким образом, в недрах гор создавалась атмосфера, пригодная для дыхания, правда, воздух был настолько разрежен, что нормальный человек без скафандра быстро терял сознание. Однако в этом тоскливом мире обитали существа очень похожие на людей, только с серой кожей и приспособленными хорошо видеть в полумраке глазами. Эти существа как-то умудрялись поддерживать свою жизнь, питаясь лишайниками, мхами и насекомыми, которых было много в подземелье. Первые исследователи Луны пытались наладить с ними контакт, потому что существа, которых звали Гругру, имели свою обадественную организацию, язык и делали примитивные каменные топоры. Однако, хотя язык удалось понять очень легко, это не способствовало налаживанию отношений. Миссия людей натолкнулась на упорное сопротивление аборигенов. И после того, как в пещерах пропало несколько экспедиций, луняне совсем махнули на них рукой, окружив мир пещер леденящими кровь легендами. Все это отлично знал Ли, но у него не было другого выхода, и поэтому он двинулся в глубь пещер. Он делал поворот за поворотом, отмечая на маленьком ручном компьютере путь, чтобы пользуясь этими заметками вернуться обратно, если возникнет такая необходимость. К счастью, разведчику не нужно было выбирать дороги, потому что туннель нигде не разветвлялся. И Ли шел все дальше и дальше, пока наконец после нескольких часов размеренного движения не наткнулся на скафандры Церры и Джобера. Эта находка говорила о том, что в этом месте уже можно было дышать, и поэтому девушка и его компаньон сняли с себя скафандры, или их заставили снять. Тогда Ли тоже освободился от своего облачения, правда, в тот момент, когда он разгерметизировал свой шлем, он чугь не задохнулся, из-за присутствия в воздухе каких-то вредных примесей, но постепенно Ли пришел в себя и, подхватив свой меч и два баллона с кислородом, двинулся дальше. В фонарике больше не было необходимости, потому что повсюду в пещере разливался магкий фосфорисцируюадий свет, видимо, от гниюадих растений, и его было вполне достаточно, чтобы видеть. Ли шел до тех пор, пока за очередным поворотом перед ним не открылся обширный пещерный зал, наполненный зеленоватым свечением. Разведчик сделал еще шаг и замер как вкопанный, пораженный картиной, которая перед ним открылась. Он увидел посреди зала привязанную к каменному кресту совершенно обнаженную Церру, а вокруг нее суетился рой Гругру. Маленькие худенькие серокожие существа высоко подпрыгивали вверх, выкрикивали какие-то слова и старались коснуться своими ручками Церриной кожи. Несчастная девушка стояла склонив голову набок и казалась совсем без сознания. Ли бросился за выступ скалы, чтобы изготовиться к атаке, но неожиданно наткнулся там на Джобера. - Как ты здесь очутился? - быстро спросил Ли, упав рядом с ним на камни. - Я, я... - ответил ему Джобер шепотом, - хотел провести Церру до Узу пещерами, но мы заблудились и попали в плен к гругрузцам. Меня они не тронули, а Церру притащили сюда, а я уж за ней прокрался. - Я же просил тебя беречь ее, - зашипел в злобе Ли, но вдруг несколько раз судорожно вздохнул и уже более спокойно продолжал: - А ты убежал. - Мы заблудились, - прохныкал Джобер, - я не виноват. - Ладно, что-нибудь придумаем. Что-то этих ребят здесь многовато, сказал Ли и приподнялся на локтях, чтобы взглянуть, что происходит в центре зала. В этот момент Джобер. заметил баллоны с воздухом, принесеннные Ли, и сделал жадное движение к ним, но Ли рукой резко отстранил его. - Стой, - сказал он, - воздух надо беречь, еще пригодится. - Зачем, зачем? - прохрипел Джобер как будто задыхаясь, хотя вполне возможно, что он задыхался, только от злобы. - Зачем? - переспросил его Ли, но ответить разведчик так и не успел, потому что пещеру огласил страшный рев, принадлежавший какому-то чудовищу, ибо только оно могло так густо насытить звук своего голоса нотами жестокости, гнева и ярости. Ли посмотрел в ту сторону откуда раздался рев и увидел, как из бокового туннеля в другом конце зала выползает огромная жаба такой величины, что свободно могла бы при желании откусить у человека голову. Глаза ее были налиты кровью, а изо рта торчала пара здоровенньи клыков. Чудовиаде медленно продвигалось к Церре и собиралось по всей видимости сожрать девушку. Гругрузцы же, как только раздался первый вопль, пустились наутек и ничто теперь не мешало жабе расправиться со своей жертвой. Но Ли не дал ей этого сделать, он схватил меч и один из баллонов и бросился к кресту. Жаба была еще в нескольких метрах от девушки, когда разведчик судорожными рывками отвернул вентиль и пустил струю кислорода Церре в лицо. Это возымело свое действие, и девушка ожила. Но тут Ли услышал рычание жабы за спиной, и ему ничего не оставалось, как уронить баллон на землю и, взявшись за меч, развернуться лицом к врагу. В голове у нашего героя шумело из-за недостатка кислорода, но он собрался с силами и нанес жабе удар прямо между выпученных глаз. Но меч не причинил чудовищу особого вреда. Хотя зелено-бурая кровь хлынула из раны широким потоком, казалось жаба этого не заметила. Прыгнув вперед она щелкнула зубами и вырвала клок кожи на ноге Ли, потому что как тот не пытался увернуться, но все же не смог этого сделать. Однако разведчик был еще боеспособен, и он с размаху вонзил свой меч в шею чудовища, но тот опять мало повредил жабе. С торчащим в шее мечом она готовилась к новому прыжку, и единственное что оставалось Ли, это пятиться назад, чтобы прикрыть своим телом Церру. Но вдруг, благодаря вмешательству свыше, какие-то маленькие черные зверьки пришли на помощь Ли, они, как бешеные черти, повыскакивали из темных углов пещеры и набросились со всех сторон на жабу, видимо, привлеченные запахом и видом ее крови. Кровь же человека, по всей вероятности, была им не знакома, и поэтому Ли избежал участи быть растерзанным этими черными, скачущими пиявками. Тогда как чудовище, с которым боролся Ли, недолго сопротивлялось бешеному натиску зверьков и через минуту оно уже запрыгало на месте и со страшным ревом распласталось на земле. Ли пошатываясь и то и дело хватая себя рукой за грудь подошел к поверженному врагу и вырвал из него свой меч, а потом той же неровной походкой вернулся к кресту и быстро перерубил все веревки, что связывали Церру. Девушка почти без чувств упала ему на руки, и Ли сам чуть не потерял сознание от прикосновения к ее прохладному, гибкому и обворожительному телу. Но все же он собрал волю в кулак и подхватив свою любимую, понес ее к скале, за которой укрывался Джобер, спеша дать подышать Церре из оставшегося баллона. Но когда они подковыляли к камням, то Ли с ужасом увидел, что его надеждам не суждено сбыться, потому что Джобер сам дышал из баллона, и, как указывал датчик, воздух в нем был уже почти наисходе. Ли стоял и тупо смотрел на Джобера, слабо улыбаясь. В этот момент Церра, снова пришедшая в себя, открыла глаза и, заметив улыбку нашего героя, недоуменно спросила: - Чего ты улыбаешься? - Он выпил весь наш воздух, - и немного помедлив,добавил: - Но может быть нам все же удастся добраться до скафандров. Пойдем. И он двинулся, ведя Церру за руку, в темнеющее отверстие туннеля, но вдруг остановился, почувствовав, что Джобер за ними не идет, и крикнул: - Эй, чего ты расселся, пойдем, пропадешь! Джобер с выражением благодарности на лице вскочил на ноги и побежал вслед за ними! - Ли, зачем ты зовешь его, он же опять тебя подведет, - произнесла тихо Церра. - Ничего, - ответил Ли, - так нужно. Пошли. И они поспешили дальше, пошатываясь и спотыкаясь, но все же довольно быстро продвигаясь вперед. Дорогу до скафандра Ли помнил хорошо и поэтому не боялся заблудиться, в дальнейшем же он надеялся на помощь своего ручного компьютера. Возможно на Земле раненные и обессиленные они не в состоянии были бы пройти по пещере необходимой сотни шагов, но на Луне, где сила тяжести меньше, это им удалось. Три скафандра лежали в таком же положении, как их и оставили, и Ли приготовился уже было нырнуть в свой, но в это время услышал за спиной нарастаюадий гул. Разведчик повернулся туда, откуда они пришли и стал внимательно вглядываться в полумрак коридора, пока не разглядел толпу гругрузцев. Аборигены неслись вперед, размахивая палицами и каменными топорами, и Ли понял, что ему снова придется принять сейчас бой, чтобы дать возможность Церре и Джоберу закончить одевание скафандров и уйти туда, где даже для гругрузцев воздуха было мало. Толпа серокожих существ налетела подобно шквалу, но Ли повел своим мечом и тоже поднял легкий ветерок, который, на удивление, вдруг пересилил шквал, и гругрузцы растеклись по полу, потолку и стенам, как жидкое масло. Они повисли над Ли, они залили ему ноги, придвинулись с боков, но дальше черты, ограниченной мечом Ли, они не продвинулись. Ли рубил своим клинком направо и налево и сумел сдержать их первый наступательный порыв. Конечно, если бы бой происходил в подземном зале, то аборигены бы просто задавили Ли, взяв в кольцо, но в тесноте туннеля у разведчика были свои преимущества, по крайней мере, он не опасался за свой тыл, и более того, ждал оттуда поддержки. Один раз обернувшись назад он увидел, что Джобер и Церра были уже в скафандрах, и Ли надеялся, что Джобер сменит его в сдерживании наседавших врагов, пока он тоже оденется, но когда разведчик обернулся еще раз, то обнаружил, что его компаньон быстрыми шагами удаляется от места сражения, а Церра в нерешительности стоит над скафандром Ли. Вихрь мыслей пронесся в голове у нашего героя, но, в принципе, ему нужно было только выбирать: отступать ли вслед за Джобером и задохнуться из-за недостатка воздуха или биться с гругрузцами до тех пор, пока руки и ноги не изменят ему. Ли не знал что делать и продолжал отчаянно отбиваться. Вдруг он почувствовал, что Церра стала рядом с ним и что-то показывает ему знаками. Через секунду Ли понял, что она просит у него меч. Какое-то мгновение наш герой колебался, но потом все же отдал девушке свое оружие, а сам стал в спешке натягивать скафандр, Однако, как только аборигены увидели, что перед ними теперь неповоротливый и слабый противник, они с новой силой ринулись в бой. К счастью, у Церры сохранились баллоны с запасным кислородом, и она могла дышать добротным воздухом, что придавапо ей энергии. Девушка отразила две атаки, но на третьей отступила на несколько шагов назад, правда, к тому времени Ли уже, побив все рекорды по одеванию, облачился полностью в скафандр. Сейчас отступать было уже не страшно, тем более Ли, перехватив меч у Церры, стал вращать им с такой скоростью, что гругрузцы полетели на землю, как камни с горы во время обвала. - Благодарю, - сказал Ли по рации, - ты спасла мне жизнь. - Взаимно, - ответила девушка, - но как нам найти выход из пещеры? - Мой компьютер нам поможет. Идем за мной. Через пару минут они вступили в область настолько мало насыщенную кислородом, что преследователи вынуждены были оставить их в покое, и они уже не пятясь могли быстро двинуться в том направлении, в котором убежал Джобер. Так как они находились где-то совсем рядом с Узу, было вполне вероятно, что им удасться проникнуть в нее какимнибудь подземным ходом, что и собирался сделать Джобер, затащив в этот лабиринт Церру. Причем Джобер знал, что путь существует, но не знал каков он, а Ли знал, но приблизительно и руководствуясь скорее чутьем, чем точным знанием, разведчик повел свою спутницу по мрачным коридорам вперед. Состояние Ли к тому времени чрезвычайно ухудшилось, потому что устройство по очищению воздуха более менее хорошо работало при условии, если вначале в скафандр был забран чистый и свежий воздух. Теперь же Ли одевался в свой костюм в слабой воздушной атмосфере и дышать ему приходилось дьявольской газовой смесью. - Что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь? - сказала Церра по рации, заметив, что Ли начинает отставать, - возьми один мой баллон, он освежит тебя. - Спасибо, - откликнулся Ли, - но тебе ведь тоже нужен свежий воздух. - У меня уже освежился, - ответила Церра и перевесила один из баллонов на скафандр Ли. Разведчик пару раз глубоко вздохнул, и кислород ворвался в его легкие, скакнул в кровь, вместе с ней разлился по всему телу, освобождая энергию из мышц, и, по сути дела переродил Ли заново. - Спасибо, - промолвил Ли, - ты спасла меня сегодня во второй раз. - Я поступила, как любой человек на моем месте, кроме вот этого... твоего... даже не знаю, как назвать. - Ты говоришь так отрешенно, - произнес Ли, пропуская мимо ушей окончание фразы, - неужели ты забыла все, что было между нами, Церра. Я же до сих пор тебя люблю, я сходил с ума, когда ты попала в плен, но я ведь ничего не мог сделать, чтобы тебя спасти, - Я знаю, - безучастно ответила Церра. - Послушай, пока мы одни, ответь мне, - стал вдруг говорить отрывисто Ли, - ты тосковала по мне? - Ха, - воскликнула Церра, в свою очередь, не обращая внимание на окончание фразы, - пока мы одни? Ты имеешь в виду, что снова будешь разыскивать своего друга? Зачем, зачем тебе он? - Мы не будем его разыскивать, но если он повстречается нам, то, конечно, пойдет с нами. Но ты не ответила мне. Скажи, ты ведь вспоминала обо мне7 повторил Ли. - Знаешь, не будем говорить об этом, мне сейчас не до этого, я очень переживаю смерть брата, - ответила Церра. - Да, конечно, - произнес Ли, - когда мы вернемся к своим, мы поговорим. И с этими словами он быстро двинулся дальше по коридору так, что теперь Церра отставала от него. Они прошли по извилистому туннелю еаде несколько сот метров, когда вдруг заметили впереди электрический свет, который мог означать только одно, что они попали каким-то образом на подземный сторожевой пост узцев. Вообще-то именно его они и искали, но вместе с тем за этим постом ждала их неизвестность, и чувство невольного страха охватило их души. - Ну, делать нечего, - сказал Ли, - сейчас узнаем восстала ли Уза или нет. Пошли. Пошли. Разведчик храбро вступил в круг света и направился к шлюзовой камере, и тут же его окрумашо множество воинов в скафандрах, причем малиновые полоски на левом рукаве у них были спороты. По этому признаку Ли и догадался, что восстание в Узу произошло, но лично ему от этого.было мало выгоды. - А! Богоотступники, - услышал он по рации слова предводителя узцев, попались! Диверсанты проклятые! Диверсанты! Ваш товарищ уже признался, кивнул он на стоящего в стороне Джобера. Ли посмотрел в ту сторону, потом на стоявшую рядом Церру и спокойно отстегнув с пояса меч, передал его начальнику узцев, понимая что переубеждать его сейчас не имеет смысла. Оставалось перенести объяснения до более подходящих времен. Ли, Церру и Джобера подняли в лифте в зал, где они могли освободиться от скафандров. Здесь же им подыскали подходящую одежду, что пришлось весьма кстати, особенно для Церры. После этой процедуры пленники были препровождены в отведенную им камеру, находяшуюся на третьем этаже главной башни. С этой высоты хорошо просматривалась сквозь иллюминатор равнина перед стенами цитадели. Все пространство ее занимали крупные металлические палатки, принадлежаадие к осаждающей крепость армии южан. Рядом с палатками прохаживались часовые в скафандрах, большинство же солдат отдыхало внутри, так как в палатках была создана искусственная воздушная атмосфера. Сил под стенами крепости собралось значительно больше, чем их было у восставших, но мощные оборонительные сооружения что-нибудь да значили. Ли был полон оптимизма и с нетерепнием ждал разговора с начальником узцев. - Ну как ты? - спросил он весело Джобера, когда они остались в камере втроем. - Как? Ты еще спрашиваешь. Сам затащил меня сюда и еще спрашивает? - Ты же сам согласился идти в разведку? - Нет, ты меня затащил, - настаивал Джобер. Ли вдруг подошел к нему почти вплотную, и Церра вскрикнула, думая, что он сейчас ударит Джобера, но ничего не случилось. Ли просто постоял пять секунд, глядя ему в глаза и, скрипнув зубами, отошел в сторону, смотря на Церру. А та в свою очередь не отрывала взгляда от Джобера, и в глазах у нее было любопытство. - Церра, тебе надо отдохнуть, мало ли что нас еще ждет, - заботливо произнес Ли. - Да, - ответила девушка и села на низенький диванчик стального цвета. Джобер тоже плюхнулся на диван, стоявший у другой стены. Один Ли остался на ногах. Он подошел к иллюминатору и стал наблюдать, что делается на равнине перед крепостью. Действия армии южан заметно активизировались: из палаток выходили полностью снаряженные воины в скафандрах и строились в ряды. Откуда-то появились длинные лестницы, а из-за каменных гряд выкатывались стенобитные машины. Но самое странное, что заметил разведчик: это были далекие вспышки на севере. - Что там видно? - спросил Джобер из своего угла. - Кажется, южане собираются штурмовать крепость, - ответил тихо Ли. - Это конец, мы пропали. Мы пропали в любом случае! - закричал Джобер и вдруг вскочил на ноги и двинулся к Церре, - Церра, ты не хочешь меня поцеловать, Церра, быть может, нам жить осталось совсем ничего. - Стой! - преградил ему дорогу Ли. - Стой или я тебя задушу! - Задушишь?! - переспросил Джобер, и глаза его при зтом забегали, но он не отступил, как зто следовало ожидать при его трусливом характере, а попытался обойти Ли. - Стой, - повторил Ли и собрался уже было схватить Джобера за плечо, но этому помешал шорох открываюадейся двери: в камеру вошел начальник сторожевого поста и еаде один офицер в чине капитана. - Господа, - произнес капитан, - мы пришли вас допросить. - Пожалуйста, - ответил Ли с облегчением, так как появление узцев разрядило атмосферу, - Садитесь, - сказал капитан, и сам присел на диванн. Все присутствуюадие последовали его примеру и допрос начался. - В первую очередь, скажите нам каково было ваше задание в крепости? - Дело в том, что мы не из армии южан, которая вас осаждает, - спокойно ответил Ли, твердо глядя капитану в глаза, - мы посланы из армии северян, узнать: на самом ли деле восстала ваша крепость. До нас дошли такие слухи, но мы должны были убедиться насколько они верны. А для того, чтобы пройти линию фронта мы и одели костюмы с малиновыми нашивками, какие недавно были и у вас. - Все понятно, - ответил капитан, - проверить говорите ли вы правду или нет, мы сейчас не можем: единственное, что мы можем - это испытать вас на деле: выдадим вам оружие и вы будете вместе с нами обороняться на стенах, но учтите, что за вами будуг строго следить, и малейшая неосторожность с вашей стороны может вам дорого обойтись. - Хорошо, - с радостью согласился Ли, - но только девушка пусть останется здесь в башне. - Конечно, конечно, - произнес начальник сторожевого поста, - а теперь идите надевать скафандры, ведь штурм похоже уже начался. Узцы вышли из камеры, а Ли и Джобер, кивнув Церре на прощание, тоже поспешили в арсенальный зал. В просторном помещении царила страшная суматоха, десятки заадитников крепости надевали скафандры и разбирали из стеллажей пики, мечи и щиты. Шла усиленная подготовка к предстоящему сражению, и Ли и Джобер тоже включились в нее. И вот, едва лишь они успели облачиться в "доспехи", как все кто был в зале бросились к выходу. По узкой витой лестнице воины выбрались на стену и оказались сразу в гуще боя, потому что южане уже начали карабкаться на стены. Ли оглянулся кругом и увидел позади себя груду здоровенных камней. Отложив свой меч, он взял один из булыжников и, поднатужившись, перекинул его через зубцы, увидеть какой результат имел его бросок разведчик не мог, но он решил, что наверное в кого-нибудь попал и порадовался, что сумел принести еще и такую пользу своим. Но радоваться было рано. Сотни и тысячи маленьких, беленьких фигурок копошились на равнине, и устоять против такой силы даже в крепкой цитадели было делом нелегким. Бесчисленные, как муравьи южане лезли и лезли на стены, несмотря на падающие сверху камни и копья, и кое-где их волна поднялась уже почти до самых зубцов. Ли уже столкнул двух южан, появившихся перед ним в амбразуре. Но и защитники крепости несли потери. У нападавших имелось множество машин, метавших стрелы и камни, и эти снаряды во множестве разбивали стекла шлемов и дырявили скафандры. И все же восставшим удалось отбить первую атаку. Южане схлынули вниз и вернулись к исходным позициям. Узцы тоже, оставив часовых, спустились в казематы. Ли и Джобер хотели воспользоваться передышкой, чтобы пойти навестить Церру, но им не разрешилй этого сделать, хотя вообаде капитан, допрашивавший их, похвалил наших героев за мужество, которое они проявили в бою. Все воины расположились на отдых не снимая скафандров, отвинтив у них только шлемы, потому что ждали повторения штурма с минуты на минуту но видимо, южане понесли значительные потери в людях и теперь не спешили с нападением. Так что защитникам крепости пришлось провести в бездействии несколько часов, они даже стали надеяться, что южане уйдут совсем, но вдруг раздался сигнал тревоги, и все опять поспешили по своим местам. На этот раз осаждаюадие налетели с такой яростью, что было похоже, что они лишились в прошлый штурм кого-то из своих любимых генералов и теперь решили жестоко отомстить за это. Схватка на стене получилась чрезвычайно жаркой, и скафандры сектантов и скафандры южан теряли герметичность там и тут. Поэтому в короткое время все углубление между стеной и валом было заполнено белыми скафандрами, заключавшими в себе страшные ледышки замерзших людей. Битва шла уже везде, где только можно, потому что южанам удалось во многих местах перевалить через стены. Ли, Джобер и капитан с кучкой уцелевших заадитников крепости сдерживали яростные атаки противника, отступая шаг за шагом ко входу в башню. Ли, разрубивший своим страшным мечом не один южанский шлем, заслужил тем самым уважение товариадей по оружию. Он успевал поразить врага и на левом и на правом фланге, и, весьма возможно, что энергии ему придавала мысль, что Церра наблюдает за ходом сражения в иллюминатор. Но неожиданно, благодаря новому предательству, Ли чуть не распроадался с жизнью. Джобер, до того сражавшийся рука об руку с Ли, вдруг резко бросился в сторону, напоследок махнув мечом так, что концом его задел скафандр нашего героя. Не успели узцы понять в чем дело, как предатель с поднятыми руками скрылся в рядах южан. Потеря, особенно в такой тяжелый момент, когда каждый человек был на счету, казалась особо ощутимой. К счастью еще, что Джобер не повредил внутреннего скафандра Ли, и тот хоть и вынужден был отступить, но все же остался жив. Естественно, по этой причине узцы не смогли больше активно сопротивляться и оказались прижаты к стене. В этот миг Ли почувствовал близость смерти как никогда. Она была совсем рядом и делала вокруг него пируэты и па, подлетая таким образом к нему совсем вплотную, целуя его то в плечико, то в макушку, причем при поцелуе у нее - Горбатой облезлой старухи выпадали изо рта сгнившие от времени зубы. Ли поднял глаза к небу и стал горячо молиться. Он молился, не обраадая внимания на сражение, которое шло вокруг него, он молился страстно и горячо, и бог услышал его молитву. Ли бросил взгляд на равнину и неожиданно увидел,что из-за каменной гряды, разворачиваясь на скаку, вылетает конница северян. Только теперь Ли понял какова причина вспышек над горами, виденных им несколько часов назад. Теперь было ясно, что северяне стремительным натиском прорвали линию фронта и ударили с тыла на потрепанную во время штурма армию южан. Нетрудно было догадаться, что произойдет дальше. Южане, побросав все свое оружие, бросились врассыпную, а могучая великолепная конница северян понеслась стройными рядами по равнине, топча и рубя беглецов. Понимая, что дело сделано и северяне обойдутся уже без их помощи, защитники крепости, все, кто остался жив, сошлись в башню, которую так упорно обороняли. Ли тоже спустился в арсенальный зал и, сняв с себя скафандр, бросился разыскивать Церру. Это ему легко удалось сделать, потому что она не покидала той комнаты, где он ее оставил. Ли вошел улыбаясь поднимаюадейся ему навстречу девушке и произнес: - Мы победили, Церра, мы победили, можно я тебя поцелую? - Нет, не нужно, - ответила Церра и скромно потупила глаза, - но я очень рада нашей победе. - Послушай, это же историческая победа, - проговорил Ли, беря Церру за руку. - Я понимаю, - ответила она. - Ничего ты не понимаешь, - воскликнул Ли, - теперь, когда мы очистим Луну от южан, наша жизнь станет веселой и счастливой. - Конечно, - ответила Церра и, взяв у него свою руку, опять села на диван. Ли хотел было тоже подсесть к ней, но в это время в дверь заглянула голова капитана узцев, и этот достойный человек сообщил, что только что прибывший Максим Токарев хочет его видеть. Понимая, что это приказ, Ли печально кивнул головой Церре и пошел вслед за капитаном. Максим ждал его в штабе, довольный и жизнерадостный. Он хлопнул Ли по плечу и воскликнул, хотя в штабе кроме них двоих никого не было: - Вот полюбуйтесь, наш герой. Молодец! Если бы не ты, мы потеряли бы очень. много наших парней. Я наблюдал за твоей одиссеей по видеокамере, и сразу как в подземелье увидел без нашивок, сразу все понял и дал сигнал к атаке. - Эта атака спасла нас. - Молодец! Не знаю даже чем тебя наградить. - А ты не знаешь ничего про Джобера? Он пропал во время сражения. - Знаю, знаю, - откликнулся Максим, - он чуть тебя не убил. Мне об этом капитан рассказывал. Я же тебя сразу предупредил, не бери его, но, слава Богу, он попался к нам в плен. - Да! - удивился Ли, - послушай, Максим, отпусти его. Я прошу это у тебя в качестве награды. - Но он же тебя постоянно предавал?! - Это мое дело, главное результат. - Ну, хорошо, если ты настаиваешь, эй, приведите Джобера, - крикнул Максим, - хотя странно мне все это. - Ну, что, Джобер, - обратился Токарев к компаньону Ли, когда того привели, - ты свободен, благодари вот своего заступника, хотя бы я тебя повесил, за все твои штуки. Джобер услышав эти слова всхлипнул, и жалкое подобие улыбки появилось у него на лице. - Иди к Церре в комнату, куда нас сразу определили, - сказал ему Ли, - я сейчас приду. Джобер радостно засмеялся и поспешил исполнить этот приказ. После того, как дверь за ним затворилась, Максим уселся в кресло и, показав Ли, что он тоже может сесть, продолжил разговор: - И все-таки, Ли, для меня загадка, почему ты носишься с этим молодцом. Впрочем, если не хочешь, не говори. - Я могу, конечно, сказать, - с расстановкой произнес Ли, - понимаешь, Максим. Я ведь и хочу, чтобы он меня предавал, а я его прощал. Предсташмешь, какая это заслуга перед Богом. А с собой я его всегда вожу, чтобы он постоянно под рукой был, так у меня больше будет случаев его простить. - Ты что, правду говоришь? Я тебе не верю. - Однако это так и есть, - А то, что ты задание под угрозу ставишь, это что? - Ничего. Задание я выполняю, а мне хочется еще и с Джобером, это так для себя. - Ну ладно, иди, я вызову тебя, когда ты понадобишься. Бред! Бред! - До свидания, - с этими словами Ли поднялся и, выйдя из штаба, быстро зашагал по направлению к комнате, где он оставил Церру. На душе у него было почему-то неспокойно, он страшно спешил и почти бегом примчался к двери. И в тот момент, когда Ли вошел, он сразу понял, что нехорошие предчувствия не обманули его. На диване стального цвета под самым иллюминатором сидели в обнимку Церра и Джобер, и удачливый компаньон Ли целовал девушку в губы, а она ему отвечала.




home | my bookshelf | | Лунные рыцари |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу