Book: Игры со смертью



Игры со смертью

Роберт Лоуренс Стайн

Игры со смертью

Пролог


Ум и расчетливость. Это лучшее, чем его одарила природа. Увидеть цель и потом распланировать каждый шаг на пути к ней.

Конечно, не все можно предугадать. Иногда просто не везет. Порой кто-то мешает. Нарушает тонкий расчет.

На этот раз такого не будет.

Новый план — самый лучший и не должен провалиться. Никому не будет позволено сорвать его.

Он сидел в темноте, снова и снова в уме прогоняя детали; на лице расплывалась довольная улыбка. Плохо только, что придется пойти на это. Он не хотел никому вреда.

Но разве есть выбор? Нужно позаботиться о себе. Потому что больше о нем никто не позаботится. Он понял это уже давно, еще в детстве.

Теперь было ясно, что пришло время действовать, а не размышлять о своем прошлом.

В конце концов, он не виноват, что его всю жизнь преследуют неудачи.

Все изменится. Отныне все будет так, как того захочет он.

Идеальный план. На первый взгляд, как будто все в порядке.

Но кого-то ждет большой сюрприз. Убийственный сюрприз.

Остается только терпеливо ждать. Ждать, пока не придет время действовать…


Глава 1 Первая неделя сентября


Сгусток зеленого геля источал такой запах, словно его достали со дна зловонного болота. Мерзкая субстанция растекалась по стенкам тюбика и дрожала, будто хотела выбраться наружу.

Дина Мартинсон намочила руку в фарфоровой раковине и медленно выжала из тюбика студенистую массу.

— Фу! Ты уверена, что хочешь намазать этим голову?

— Давай, — сказала ее подруга, Джейд Смит. Джейд сидела на деревянном табурете напротив зеркала в ванной; плечи ее были укрыты полотенцем, на спину падали мокрые завитки золотисто-каштановых волос.

— Я знаю, что мама у тебя — парикмахер, — сказала Дина, — но вид у этой дряни премерзкий. Я уж не говорю, какая она на ощупь.

— Мажь, тебе говорят, — настаивала Джейд. — Мама всегда этим пользуется, и волосы у нее изумительные. Пышные и блестящие.

— А от этого точно не лысеют? — пошутила Дина, нанося гель па волосы подруги. Вскоре длинные локоны были полностью покрыты зеленой слизью и слегка отдавали фруктовым концентратом.

— Л теперь что? — спросила Дина, закончив возиться с гелем.

— А теперь будем ждать, пока высохнет, — сказала Джейд. — И тогда я стану просто неотразимой. А ты не хочешь попробовать? Можно было бы сделать тебе ежик.

У Дины волосы были тонкие, словно у младенца, короткие, белокурые, прямые. Ей оставалось только носить их на пробор и надеяться на лучшее. Мама говорила, что это делает ее похожей на ангелочка. Дина была не в восторге от такой мысли, но предложение подруги было не лучше.

— Нет уж, спасибо, — ответила она. — Я уже наэкспериментировалась с чем только можно.

— Смотри, упускаешь свой шанс, — сказала Джейд, не выказывая желания настаивать, ей было как будто все равно. На самом же деле она скучали как, впрочем, и Дина.

— Суббота, вечер, а заняться нечем, — со вздохом проговорила Дина.

— Ага. Кто бы мог подумать, — сказала Джейд, — но я рада, что в понедельник уже в школу. Будет здорово увидеться со всеми, начнутся танцы, развлечения.

— Да, наверное, — пробормотала Дина.

— Не вижу энтузиазма.

— Просто не знаю, что будет, — призналась Дина. — Может быть, все изменится.

— О чем это ты?

— Я только что узнала, что у нас будет жить мой брат Чак.

— Твой брат? Разве у тебя есть брат? — удивилась Джейд.

— Вообще-то он мой сводный брат. Сын папы от первого брака. Я встречалась с ним всего пару раз. Последний год он будет учиться в Темной Долине.

— Да? — Джейд вся обратилась в слух, на уме у нее вечно были одни мальчики.

— Успокойся, — сказала ей Дина. — От Чака одни неприятности. Потому-то он сюда и приезжает. В прошлом году он должен был закончить Централ-Сити, но его отчислили. Его мама и отец решили, что ему лучше доучиться в маленьком городке вроде Темной Долины.

— Отчислили? — спросила Джейд. — За что?

— Точно не знаю, — сказала Дина. — Вроде бы из-за компании, с которой он связался. Его даже один раз арестовали. Он с детства попадает во всякие истории.

— Интересный молодой человек, — проговорила Джейд с томной улыбкой.

— По тебе, так и Фредди Крюгер интересный, — съязвила Дина, направляясь в спальню.

— Это все потому, что эти правильные мальчики в Темной Долине все такие предсказуемые, — сказала Джейд, идя за ней. — Предсказуемые, значит, СКУЧНЫЕ.

Она сняла полотенце с плеч, встряхнула мокрыми волосами и завертелась у большого зеркала на двери шкафа Дины, любуясь своей фигурой. На ней была белая с розовым клетчатая блузка с короткими рукавами. Дина слышала где-то, что рыжим не идет розовое, но на Джейд, что ни надень, все смотрелось потрясающе — и та это знала. Подруга очень гордилась своей внешностью. Дина признавала, что ей и в самом деле было чем гордиться.

— Ну, как твои волосы? — спросила Дина, чтобы переменить тему.

— В процессе, — ответила Джейд. Подавив зевоту, подруга уселась на кровать и принялась подтачивать пилочкой и без того безупречные ногти. Она оглядела комнату. Взгляд ее остановился на ярко-голубом предмете на тумбочке возле кровати.

— Что это? — спросила Джейд.

— Мой новый телефон, — сказала Дина. — Когда папу назначили вице-президентом телефонной компании, его снабдили последними новинками.

— Навороченный, — проговорила Джейд, беря телефон в руки. — Похож на панель управления в самолете или что-то в этом роде. А для чего все эти кнопки?

— Чтобы программировать номера телефонов, — объяснила Дина. — Нажимаешь одну кнопку, и автоматически набирается весь номер. А вот та кнопка — чтобы держать звонящего на связи. А вот эта, — она указала па переключатель на трубке, — включает громкоговоритель, и все в комнате могут слышать разговор.

— Правда? заинтересовалась Джейд. — Полезная штука. Ты знаешь, у меня идея. Сколько там номеров записано?

— Пока немного, — сказала Дина. — Только бабушка, миссис Уэллер, соседка, и, само собой, ты.

— Я? Правда? И как мне позвонить себе?

— Просто нажми цифру «три».

— Слушай. Сегодня моя сестренка Кэти сидит с детьми.

Загадочно улыбаясь, она нажала цифру «три» и включила громкоговоритель.

— Добрый день, — сказала она в трубку, зажав пальцами нос, от чего казалось, что у нее насморк. — Будьте добры, мисс Кэти Смит.

— Это я, — ответили на другом конце провода. Через громкоговоритель голос звучал глухо, словно доносился со дна колодца.

— Вас беспокоят из Ассоциации покупателей Дивижн-стрит, — проговорила Джейд с зажатым носом. — Мисс Смит, вынуждена огорчить вас: вы были выбраны самым безвкусно одетым покупателем месяца.

— Что? — поперхнулась Кэти. — Но я сегодня даже не ходила по магазинам!

— Вас опознали более десяти покупателей, — продолжала Джейд. — У вас есть ровно час, чтобы получить свой приз — букет увядших ромашек.

— Что-что? — взвыла Кэти. И тут она что-то заподозрила: — Постойте. Я знаю, кто это. Никакая это не ассоциация. Джейд, это ты…

— Не понимаю, о чем вы говорите, — сказала Джейд, крепче зажимая нос. — Это…

— Меня не обманешь, — не слушала ее Кэти. — В следующий раз найди другую дурочку, такую, как ты сама! — Раздался звонкий щелчок — она бросила трубку.

— Черт! — ругнулась Джейд. — Надо было позвонить кому-нибудь, кто плохо знает мой голос. Кому-нибудь, кто ни за что не догадается… Придумала! Дина, ну-ка найди номер Генри Рэйвена!

— Генри Рэйвена? — удивилась Дина. — Он же такой зануда! Ему есть дело только до своего компьютера. Зачем ему звонить?

— Увидишь, — сказала Джейд. — Или, вернее, услышишь!

Она отобрала у Дины телефонный справочник и набрала семь цифр. Послышались длинные гудки, потом щелчок и, наконец, безошибочно узнаваемый голос Генри Рэйвена.

— Алло?

— Алло, это Генри? — очень тихо, почти шепотом проговорила Джейд, и Дине подумалось, что голос ее звучит очень интригующе, интимно.

— Да, это я, — ответил Генри. — Кто говорит?

— Ты не знаешь меня, Генри, — прошептала Джейд, — но я уже давно-о-о положила на тебя глаз. — Она протянула «давно» томно, с придыханием.

— Кто это?

— Кто-то… кто хочет подружиться с тобой. Ты мне нравишься, Генри…

— Это что — шутка, что ли?

— Это не шутка, — сказала Джейд. — Я серьезна, как никогда. Ты тот самый парень, о котором такая девушка, как я, может только мечтать…

На том конце провода воцарилось молчание. Потом Генри неожиданно выпалил:

— Найди себе другого парня! У меня нет на это времени! — и поспешно положил трубку.

Девушки повалились на кровать, заливаясь смехом.

— Ты слышала? У него нет времени! — хохотала Дина.

— Получилось лучше, чем я ожидала, — сказала, поуспокоившись, Джейд. — Теперь твоя очередь.

— Моя? — изумилась Дина.

— Ну да. Я уже звонила. Просто набери…

— Нет, Джейд! — не решалась Дина. — Я и так-то стесняюсь с людьми разговаривать!

— Вот в том-то все и дело, — уговаривала Джейд. — Когда человек тебя не видит, говорить легче. Ну, давай посмотрим. — Она покопалась в телефонном справочнике. — Может, звякнуть Робу Мореллу?

Робу Мореллу? — вскрикнула Дина. — Да он один из самых красивых парней в школе!

— Ну и что? — спросила Джейд. — Он же тебе нравится, признайся?

— Ну, правится, — колебалась Дина, — но в прошлом году, когда мы вместе ходили на геометрию, у меня даже мысли не было заговорить с ним.

— Значит, у тебя есть шанс сделать это сейчас, — сказала Джейд.

— А что если он меня узнает?

— Говори шепотом, как я, он и не догадается, — подбодрила ее Джейд. Не обращая внимания на протесты подруги, она набрала номер и сунула трубку ей в руку.

— Что я ему скажу? — в ужасе вскричала Дина.

— Что взбредет в голову, — сказала Джейд. — Просто будь посексуальнее.

— Алло? — пролепетала Дина в трубку. Потом сделала глубокий вдох и продолжала полушепотом: — Можно попросить Роба Морелла?

— Отлично! — одними губами произнесла Джейд. Через мгновение из громкоговорителя донесся заспанный голос:

— Алло?

— Алло — Роб? — прошептала Дина, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно интимнее. — Что делает такой красавчик, как ты, в субботу вечером дома, один?

— Взял в прокате пару кассет, — ответил Роб. —

Кто это?

— Твоя тайная обожательница, — сказала Дина. Слова подбирались сами собой.

— Моя — кто? Как тебя зовут?

— Не могу сказать, потому что тогда это перестанет быть секретом.

Дина сама себе поражалась. Фразы складывались легко, будто она читала их с листа.

— Ну, если ты не можешь назвать свое имя, хотя бы опиши себя, — сказал Роб. Сон его прошел. Он был заинтригован!

Дина прикрыла глаза и откинулась на кровать.

— Описать себя? — повторила она. — Ну, ростом я пять футов четыре дюйма, во мне сто пять фунтов, светлые волосы до талии. У меня зеленые глаза и полные губы. Говорят, я немного похожа на Ким Бэсинджер.

— Может, встретимся? — предложил Роб.

— Мне бы очень этого хотелось, — сказала Дина. — Ты такой симпатичный. Я позвоню тебе как-нибудь вечерком.

— А может, сегодня? — загорелся Роб. — Или завтра? Дашь мне свой телефон?

— Мне нужно идти, — сказала Дина. — Помни обо мне, я позвоню.

Приподнявшись, она положила трубку, посмотрела на Джейд — и обе рухнули на кровать, корчась от смеха.

— Он клюнул! — кричала Дина. — Невероятно! Он просто изошел слюнями!

— Неподражаемо! — сказала Джейд. — У тебя талант. Теперь оп месяц будет сидеть дома, ожидая твоего звонка.

— Ты была права, — призналась Дина. — Было легко. Проще, чем говорить с человеком лицом к лицу.

— Я же говорила. Ну, кто следующий? Может…

— Хватит на сегодня, — сказала Дина, посмотрев па часы. — Уже поздно, с минуты на минуту предки будут дома. Тогда завтра?

Дина покачала головой.

— Завтра мы с папой едем в аэропорт встречать Чака.

— Передай ему привет, — сказала Джейд.

— Да ведь он тебя не знает.

Джейд повернулась к подруге с сияющей улыбкой на лице.

— Пока не знает, — проговорила она. — Но у меня такое предчувствие… что скоро узнает.




Глава 2


По дороге в аэропорт Дина испытывала радостное волнение, но вместе с тем немного нервничала. Теперь ей даже нравилось, что с ними будет жить брат, с которым она не виделась сотню лет. Поразмыслив, она пришла к выводу, что это может дать ей кое-какие преимущества — например, он мог бы представить ее своим друзьям. Потом Дина вдруг вспомнила о неприятной истории, в которой был замешан Чак. И где-то в глубине души у нее зародились опасения, что, может быть, все сложится не так, как она себе представляла.

Отец тоже явно нервничал.

— Будь с ним поприветливей, Дина, — наставлял оп дочь. — Но не навязывайся ему. Не забывай: он вырос в большом городе и не привык к общению в тесном провинциальном кружке.

— Ладно, — сказала Дина. «Наверное, брат считает, что мы сборище деревенских недотеп», — подумала она про себя.

С первого взгляда Чак произвел на нее приятное впечатление. Последний раз она видела его, когда ему было десять лет, и с тех пор он очень изменился. Теперь это был рослый парень атлетического сложения, под футболкой и обтягивающими джинсами играли бугристые мускулы. У него были густые светлые волосы и поразительно голубые глаза. Джейд, была уверена Дина, назвала бы Чака «лапочкой». Но когда они подошли поближе, она вдруг поняла, что не все в нем вписывалось в образ симпатяги-американца.

Взять хотя бы выражение лица.

Его нельзя было назвать ни мрачным, ни насмешливым. Что-то среднее, двусмысленное. Дина не могла бы объяснить это словами.

Отец протянул ему руку, но Чак сделал вид, что не замечает этого. Мистер Мартинсон, казалось, слегка уязвленный, неуверенно улыбнулся.

— Чак, ты, наверное, помнишь Дину.

Чак посмотрел на нее так, будто она была какой-нибудь жабой или другим низшим существом.

— Привет, малышка, — сказал он.

Малышка? Этот год обещает быть ужасным, решила Дина. Но в следующий миг Чак улыбнулся ей какой-то глуповатой, кривой улыбкой и словно стал совсем другим человеком. Она натянуто улыбнулась в ответ, не зная, чего еще от него ожидать.

По дороге домой неловкость стала еще больше. Дина сидела сзади и слушала разговор отца с Чаном.

Точнее, говорил ее отец, а Чак только ухмылялся. Один раз он сказал:

— Здесь такая тоска. Лучше бы мне вернуться в Централ-Сити.

— Тебя туда не примут, — возразил мистер Мартинсон. — Мы с твоей мамой уже не раз говорили с ними, ты же знаешь. — В первый раз голос отца звучало раздраженно, если не сказать — сердито.

Дина надеялась узнать из разговора, почему все-таки Чака отчислили.

— Мне хотелось бы, чтобы ты уяснил себе… — начал было отец, но слова его потонули в визге тормозов и скрежете шин.

Раздался звук сильного удара — Дина вскрикнула.

Она услышала звон бьющегося стекла. Еще удар.

Загудел один автомобильный рожок, другой. Кто-то закричал.

Снова завизжали тормоза. Дина зажала уши руками.

Мистер Мартинсон, с искаженным от ужаса лицом, резко нажал на педаль. Его темно-желтый «БМВ», едва не врезавшись в скопление машин, остановился всего в нескольких дюймах от корпуса затормозившего перед ним автомобиля. Дина услышала, как позади сигналят и сворачивают с дороги другие машины.

— Выходите! — велел мистер Мартинсон. — Снаружи безопаснее.

Дина и Мак быстро вышли из машины и встали на поросшей травой обочине, подальше от места аварии. Высоко в небе мерцали россыпи звезд. Чак направился к толпе, собравшейся в начале пробки. Дина из любопытства последовала за ним.

— Эй, вернитесь! — крикнул отец. Чак, не обращая на него внимания, шел дальше. Дина в нерешительности взглянула на отца и все же пошла за братом.

Впереди Дина и Чак увидели красный «Плимут», врезавшийся в бетонный разделительный барьер, двигатель его дымился. Прямо у них на глазах дно машины стали лизать языки пламени, поднимаясь к дверцам.

— Смотрите! — раздался чей-то крик. — Горит! Толпа отхлынула назад. Дина в ужасе смотрела на растущее пламя. Она отошла назад, на обочину, подальше от горящей машины. И вдруг она заметила, что Чака рядом нет. Он стоял в переднем ряду толпы и, словно загипнотизированный, не отрываясь глядел на огонь.

Внезапно послышался душераздирающий крик.

— Там Таффи!

Дина обернулась и увидела малыша, прижимавшего ко лбу окровавленное полотенце.

— Таффи! — кричал мальчик. — Спасите Таффи!

— В машине собака! — крикнул кто-то в толпе. Теперь и Дина разглядела в окне автомобиля маленькую, черную с белым мордочку. Животное прыгало на сидении, надрываясь истошным лаем.

Языки пламени подбирались все ближе. Вдруг кто-то отделился от толпы и побежал к горящему «Плимуту».

— Стой! — крикнул какой-то мужчина. — Сейчас взорвется!

Но человек продолжал бежать и через мгновение исчез в густых клубах дыма.

К своему ужасу. Дина поняла, что это был Чак.

— Чак! Чак! Вернись! — закричала она. Но было слишком поздно.

Машина взорвалась ослепительным фейерверком огненных брызг.


Глава 3


Хотя они добрились домой заполночь, а на утро нужно было в школу, Дина не могла заснуть. Она лежала в кровати, размышляя о том, что произошло той ночью.

Па глазах у онемевшей толпы Чак вынырнул из густого облака пожарища. Как раз в этот момент подошел мистер Мартинсон.

— Что происходит? — спросил он.

Никто но ответил. Все смотрели на Чака в разодранной майке, с почерневшими от копоти лицом и руками. Он бежал к обочине, прижимая к груди черно-белый комочек.

— Таффи! Таффи! — радостно взвизгнул малыш.

— Чак! Господи, что с тобой? — вскричал мистер Мартинсон.

Чак, казалось, не замечал ничего вокруг. Он ласково гладил животное, шептал ему что-то успокаивающее, прижимаясь перепачканным лицом к мохнатой мордочке. Потом он отдал собаку хозяину.

— Держи, малыш, — сказал он.

Мать мальчика, у которой на щеке запеклась большая ссадина, порывисто обняла Чака.

— Спасибо вам, — сказала она. — Вы не знаете, как много для Тимми значит эта собака. Вы настоящий герой.

— Да ладно, — смутился Чак. — У меня самого была собака.

Дина смотрела на брата с уважением. На лице у него играла кривая улыбка, он не был даже ранен, хотя ему пришлось лезть в горящую машину.

Уже потом, лежа в постели. Дина вспомнила слова женщины. В глазах свидетелей этого происшествия Чак был героем. «Наверное, он очень храбрый, — подумала Дина. — Или сумасшедший.

Утром за завтраком Дина решила сказать Чаку, что гордится им, что она рада его приезду. Отец уже ушел на работу, а мама собиралась, как всегда, опаздывая.

Готовить что-нибудь затейливое не было времени, поэтому Дина насыпала в две тарелки хлопьев и сверху положила черники. Она почти закончила завтракать, когда появился зевающий и потягивающийся Чак.

— Доброе утро, Чак, — приветливо поздоровалась она. — Я тут насыпала тебе хлопьев. Если поторопимся, придем в школу пораньше, и, если хочешь, я тебя со всеми познакомлю.

Чак минуту молча смотрел на нее.

— Отстань, малышка, — сказал он. — Я уж как-нибудь сам разберусь.

— Но я только хотела… — Дина умолкла. Щеки у нее горели, будто он дал ей пощечину. Она налила ему в тарелку молока, не замечая, что оно течет через край.

Тут в кухню вошла мать Дины, на ходу вдевая в ухо серьгу.

— Быстрее, дети, — сказала она. — Я подброшу вас в школу по дороге.

Ни слова не говоря, Чак встал и вывалил свой завтрак в раковину. Дина пораженно смотрела на него. «Что с ним такое? — недоумевала она. — Неужели он и вправду сумасшедший?»

К полудню, спустившись в столовую на ленч. Дина почти забыла о Чако. Все-таки хорошо, что начались занятия, думала она. Едва она наполнила поднос и нашла себе место, как в столовую вальяжной походкой вошел Роб Морелл со своей компанией, ребятами из легкоатлетической команды, стараясь казаться, по обыкновению, крутым.

Раньше Дина думала, что Роб был таким на самом деле. Симпатичный, обаятельный, один из лучших в школе спортсменов — словом, из тех мальчиков, рядом с которыми она терялась и не находила, что сказать. Но в тот день все было по-другому. Она улыбнулась, вспоминая субботний вечер, свой телефонный звонок — как быстро она «приручила» его. Ее переполняло ощущение собственной силы, власти над ним.

Она откровенно смотрела иа Роба и улыбалась, и ей было все равно, заметит ли он ее взгляд. «Наверное, считаешь себя самым крутым парнем в Темной Долине, — злорадно думала она. — Но ты и не догадываешься, что девушка твоей мечты — это я. Да, я. Робкая, тихая, маленькая Дина!»

— Алё! Есть кто-нибудь дома?

Дина подняла глаза, очнувшись от сладких грез. Рядом стояла Джейд с подносом в руках. На ней было легкое полосатое, белое с желтым, платье, длинные рыжие волосы были повязаны сзади белой лентой. Она выглядела бесподобно. Все мальчики в столовой глазели на нее.

— Ну? Можно мне к тебе? Или ты так и будешь питать в облаках?

— Конечно, Джейд, садись, — пробормотала Дина.

Джейд поставила поднос на стол и села рядом с подругой.

— Я думала, ты будешь завтракать с братом, — сказала Джейд.

Дина пожала плечами.

— Он ясно дал понять, что не желает общаться со своей малолетней сестрицей. — Она старалась, чтобы голос ее звучал как можно безразличнее.

— Ну вот, — разочарованно протянула Джейд. Потом она повеселела и обвела взглядом столовую. — Хотя бы посмотреть, как он выглядит. Где он?

— Он… — Дина покрутила головой, но Чака не увидела. — Я не знаю, где он. — Она нахмурилась, ей вдруг стало не по себе. «Почему Чак не пришел на ленч?» — гадала она. Она знала, что они завтракают на одной перемене.

— Ладно, познакомлюсь с ним в другой раз, — сказала Джейд. Потом она подалась вперед: — Угадай, кто стал парой месяца?

— Кто? — машинально спросила Дина.

— Брюс Кипнес и Шерри Мердок!

— Да что ты? — изумилась Дина.

Брюс и Шерри были самыми толстыми в школе.

— Они со мной в одной группе по географии, и сегодня утром эти двое ходили за ручку, — сообщила Джейд.

— Что ж, в этом нет ничего плохого, — сказала Дина.

— Да, наверное, с ними больше никто не хочет встречаться. Ой, забыла сказать тебе, что сделала с собой миссис Овертон. Знаешь, она очень коротко постриглась — почти под мальчика.

— Что? — рассеянно переспросила Дина.

— Я говорю, миссис Овертон… — да что это с тобой? — раздраженно спросила Джейд.

— Не знаю, — сказала Дина. — Меня беспокоит Чак. У меня такое чувство, что он…

Договорить она не успела — ее прервал на полуслове громкий стук распахнувшихся дверей. Дина обернулась на шум и увидела двоих сцепившихся между собой ребят, поваливших горку грязных подносов у двери.

— Драка! — раздался чей-то крик, заскрипели отодвигаемые стулья, на столах зазвенели тарелки и приборы.

Все вскочили, у дверей начала собираться толпа. Дина привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть, кто дерется.

— Это Бобби Мак-Кори, — крикнула Джейд сквозь гомон толпы. — Он дерется с каким-то новеньким!

«О господи», — подумала Дина. Она взобралась на стул, чтобы лучше видеть.

— Не может быть, — простонала она. — Это Чак.

— Осторожно! — взвизгнула стоявшая рядом девушка. — У новенького нож!


Глава 4


Так-так.

Пока все в порядке. Большая игра.

Все идет по плану. И никто ничего не подозревает.

Еще одна неделя. Всего одна неделя — и он сделает последний ход.

Еще одна неделя — и все его тревоги будут позади.

Теперь его ничто не остановит. Ничто и никто. Пусть только кто-нибудь попробует помешать ему.


Глава 5 Вторая неделя сентября


Похоже, в этом году будут одни неприятности. Дина была просто уверена в этом. Было воскресенье, один из первых по-настоящему осенних дней. Дина на круглой площадке возле дома, в старом купальнике и обрезанных по колено джинсах, мыла мамину серебристую «Хонду-Цивик».

Но думала она не о «Хонде», мысли ее неизменно возвращались к кошмарам минувшей недели.

Взять хотя бы учебу — все предметы оказались куда сложнее, чем она предполагала. И зачем только она выбрала тригонометрию? Ей и в сто лет ее не выучить.

Потом, проблемы с личной жизнью. Год обещает быть повторением предыдущего, когда на вечеринки ее приглашали только потому, что она была подругой Джейд. Ей даже стало еще труднее общаться со сверстниками.

И наконец, самая большая проблема. Ее брат Чак.

У нее не укладывалось в голове, что он мог быть настолько глуп, чтобы в первый же день в школе затеять драку. Хуже того, у него был нож. Только трое учителей смогли разнять дерущихся. Что за характер! Его не выгнали из школы лишь потому, что папа пошел к директору и клятвенно обещал, что подобное больше не повторится.

Дина слышала, как вечером после этого случая папа выговаривал Чаку.

— И вот еще что, — кричал мистер Мартинсон — в таком состоянии Дине доводилось его видеть за всю жизнь всего пару раз. — Еще одна оплошность — даже если забудешь дома пропуск — и тебя вышвырнут пинком под зад! Ты понял?

Дина не слышала, что отвечал ему Чак, но могла вообразить себе его лицо — наверняка все то же двусмысленное выражение.

Это выражение не сходило с его лица всю неделю. Ему негласно запретили выходить из дома, но вместо того чтобы исправиться и проводить больше времени в кругу семьи, он сразу после школы исчезал в своей комнате в подвальном этаже и сидел там до вечера, потом выходил, молча проглатывал ужин и снова уходил к себе.

Его почти не было видно. Дина, в общем, была бы не против, если бы не изменилась вся атмосфера в доме. Нервы у всех были натянуты до предела. Отец Дины, обычно самый покладистый человек на свете, теперь стал вспыльчивым, постоянно срывался на жене и дочери из-за сущих пустяков. А мама Дины, главный администратор Агентства социальных услуг Темной Долины, и без того находившаяся в постоянном нервном напряжении из-за работы, стала раздражаться все чаще.

Дина вздохнула. «И кто это сказал, что школьные годы — лучшие годы жизни?» — думала она, глядя, как по сияющему корпусу «Хонды» стекаютструйки мыльной воды. Она открыла кран и стала поливать машину из шланга.

— Эй, Дина!

Она подняла глаза и увидела идущую к ней по мощеной дорожке Джейд.

— Привет, Джейд, — сказала Дина. — Что ты здесь делаешь?

Джейд пожала плечами. Она была одета в облегающий белый трикотажный топ без рукавов и зеленые шорты; полосы ее блестели в лучах заходящего солнца, будто расплавленная медь.

— Да вот, договорились сегодня встретиться с Майком Камиски, — сказала она, — но он позвонил, сказал, что заболел. Не знаю, может, врет. Ну, я и решила заглянуть к тебе, узнать, как дела.

— Хочешь сказать, уж мне-то свидания никто не назначает? — слегка обиделась Дина.

— Ладно тебе, не перевирай, — сказала Джейд. — Просто решила зайти, вот и все.

Дина выключила воду и окинула автомобиль критическим взглядом.

— Порядок. Мама с папой ушли в город на концерт. Оставили мне деньги заказать пиццу и взять в прокате пару кассет. Можешь присоединиться.

— Хорошая мысль, — согласилась Джейд. Потом хитро улыбнулась. — Л Чак дома?

— Выкинь его из головы, — посоветовала Дина. — Он решил стать затворником. Выходит из комнаты, только чтобы поесть.

— Могу поспорить, я бы заставила его выйти, — проговорила Джейд.

— Я сказала, забудь!

— Ну ладно, ладно, — уступила Джейд. — Он такой симпатичный. Жаль!


***


— И зачем я мыла машину? — сказала Дина, выглядывая в окно. На улице уже целый час шел проливной дождь.

— Как говорит моя мама, закон подлости, — сказала Джейд. — Как только помоешь машину, сразу же начинается ливень, даже если на небе не было ни облачка.

— Хочешь еще пиццы? — помолчав, спросила Дина, пододвигая к подруге большую квадратную коробку.

— Я объелась, — сказала Джейд. — Может, Чак хочет, давай спросим.

— Да забудешь ты наконец про него? — возмутилась Дина. — Он сейчас, наверное, думает о том, как поставить на уши всю школу. Давай лучше посмотрим второй фильм.

— У меня есть предложение получше. Думаю, пора звякнуть Робу Мореллу — от имени тайной обожательницы.

— Джейд, может, не надо? — заколебалась Дина. Сердце ее отчего-то вдруг учащенно забилось, как будто она бежала кросс.

— Давай, Дина, — упрашивала ее Джейд. — Дай волю скрытым инстинктам.

— Ну, это всего лишь безобидный розыгрыш…

— Вот именно, — подзадоривала ее Джейд. — Безобидный и веселый. — Она уже открыла телефонный справочник и набирала номер. Она прижала трубку к уху, послушала секунду и протянула телефон Дине. — Есть! — возбужденно шепнула она.

Все вышло, как на прошлой неделе, только еще лучше. Как только Дина заговорила, сразу же перестала волноваться. Кто волновался — так это Роб! От волнения он даже начал заикаться.

— М-можно п-пригласить тебя на чашечку к-кофе? — спустя какое-то время спросил он.

— На чашечку кофе, Роб? — переспросила Дина томным шепотом. — С удовольствием. Но прежде я должна быть уверена…

— Уверена в чем?



— В тебе, во всем.

Она придумывала, что бы сказать дальше, и тут в трубке что-то щелкнуло.

— Алло? — сказал Роб. — Алло, ты слушаешь? — Казалось, он испугался, что она повесила трубку.

— Наверное, что-то на линии, — сказала Дина. — Извини, Роб, я спешу. Я перезвоню тебе как-нибудь вечерком. — Она положила трубку, переполненная сознанием собственной власти.

— Здорово! — одобрила Джейд. — А что это был за звук?

— Не знаю, — сказала Дина. — Наверное, что-то с телефоном.

— Надеюсь, с ним ничего не случилось. Дай мне. Теперь моя очередь.

— Кому ты собираешься звонить?

— Майку Камиски, — сказала Джейд. — Проверю, не соврал ли он насчет простуды.

Но не успела она набрать номер, как три раза громко постучали, и дверь распахнулась. На пороге стоял Чак, в обрезанных джинсах и в голубой майке с надписью «R.E.M.», с обычной своей кривой улыбочкой на лице.

— Привет, девчонки, — сказал он.

— Чак, разве тебе разрешили войти? — возмутилась Дина.

Эй, мы же семья, верно? — парировал Чак и, повернувшись к Джейд, спросил: — А тебя как звать?

Дина взглянула на Джейд. Она смотрела на Чакатак, будто он был лидером самой модной рок-группы в мире. Дина вздохнула.

— Чак, — проговорила она, — это…

— Джейд Смит, — представилась Джейд, улыбаясь во весь рот самой медоточивой улыбкой.

— А я Чак, — сказал Чак, улыбаясь в ответ. «А я тут, кажется, лишняя», — подумала про себя Дина.

Чак присел на старинную скамейку у туалетного столика Дины, которая рядом с этой горой мускулов казалась игрушечной.

— Что ты делаешь у меня в комнате? — спросила Дина.

— Зашел посмотреть, — ответил Чак. — Я же вас, подруги, не спрашиваю, что вы здесь делаете. Или, вернее, что собираетесь делать.

— Что ты хочешь сказать?

— «Это твоя тайная обожательница, Роб», — пропел Чак, подражая томному шепоту Дины. — «Я бы с удовольствием встретилась с тобой как-нибудь…»

— Ты подслушивал! — возмутилась Дина, покраснев до корней волос.

— Так вот что это был за щелчок, — сказала Джейд.

— Я не подслушивал, — сказал Чак. — Я просто поднял трубку. Уверен, отцу будет интересно узнать, чем вы тут занимаетесь.

— Нет, Чак! — растерялась Дина. — Ты не скажешь ему! Папа заберет у меня телефон!

— И что? — ухмыльнулся Чак. — Зачем он тебе? Звонить всяким идиотам — своим одноклассникам? Если уж играть, так хотя бы с воображением.

— А ты что, придумал что-то получше?

— Еще нет, но мог бы, — сказал Чак.

— Эй, вы, хватит пререкаться, — вмешалась Джейд. Казалось, она вовсе не была смущена. Она одарила Чака сияющей улыбкой. — Может, скажешь, что у тебя па уме?

— Минутку, — оборвала ее Дина. — Может, просто забудем об этом? Мне кажется…

— Да ладно тебе, Дина, — сказала Джейд. — Это всего лишь безобидная забава. Ты же сама это говорила. Что будет, если Чак поиграет с нами?

«Только не это, — подумала Дина. — От Чака одни неприятности». Но что она могла поделать? Если Чак наябедничает отцу, можно попрощаться с телефоном — может, единственной радостью в жизни. А Чак, в конце концов, вел себя вполне сносно. Наверное, от одиночества.

— Ладно, — согласился Чак. — Только на этот раз без всей этой ерунды — «Ой, Роб, ты та-а-кой симпатичный». Будем звонить по-настоящему.

— Например? — спросила Джейд.

— Дайте-ка мне телефонный справочник. — Чак поводил пальцем по оглавлению. — Что за захолустный городишко, — пробормотал он. — Здесь есть хоть какие-то развлечения? — спросил он через минуту.

— Масса, — сказала Дина, начиная злиться. — У нас, надо полагать, ость все, что и у вас в большом городе — кино, танцы, гольф, боулинг…

— Боулинг — это хорошо, — протянул Чак, листая желтые страницы. — Вот он, нашел — «Шейдисайд Лэйнс».

Он набрал номер. Через секунду в громкоговорителе зазвучал женский голос.

— Добрый вечер, «Шейдисайд Лэйнс».

— Слушайте внимательно, я повторять не буду, — сказал Чак хриплым зловещим шепотом. — У вас заложена бомба. Она взорвется ровно в десять.

— Кто это? — встревожилась женщина.

— У вас пятнадцать минут на эвакуацию, — сказал Чак и повесил трубку.

— Чак! — в ужасе воскликнула Дина. — Как ты можешь? Бомба — это не игрушки!

— Да ладно, это, наверное, самое крупное происшествие за последние годы, — невозмутимо отозвался Чак. Он засмеялся и снова стал листать справочник.

— А что, это забавно, — улыбнулась Джейд. — Только представьте — люди мокнут под дождем в спортивных туфлях.

— Джейд! — разозлилась Дина. — Что ты мелешь! Это же преступление!

— Ты права, — признала Джейд. — Чак, — вкрадчиво проговорила она, — мы просто звонили ребятам из школы. Я хочу сказать, нам не нужны неприятности.

— Да-да-да, — сказал Чак и прищелкнул пальцами. — Подождите-ка, у меня идея. Как называется то место, от которого у вас все тут шарахаются?

— Ты имеешь в виду Фиар-стрит? — сказала Дина.

— Ну да, правильно. Что за название! — Чак снова расхохотался.

— Улицу назвали в честь одного гадкого старика по имени Саймон Фиар, — объяснила Дина и добавила: — Зря ты смеешься. На Фиар-стрит происходят жуткие вещи. Правда.

— Например? — ухмыльнулся Чак.

— Ну, там исчезали люди, — подхватила Джейд. — И еще было несколько нераскрытых убийств. Поздно ночью п лесу там слышали странные крики.

Чак смотрел на нее с кривой усмешкой на лице.

— Спустись на землю, — сказал он. — Да в каждом маленьком городке есть место вроде вашей Фиар-стрит! Это все сказки, выдуманные от скуки.

— Фиар-стрит — это не сказки, Чак, — сказала Дина.

— С этим шутить не стоит, — добавила Джейд. Дина заметила, что она сказала это совершенно серьезно, на мгновение даже перестав кокетничать.

— Ну, сказки или нет, — заявил Чак, — меня этим не испугаешь. Так, посмотрим, что у нас тут, — проговорил он, листая справочник. — Хотите звонить ребятам из школы, да? Как звать того парня, с которым я недавно подрался?

— Бобби Мак-Кори, — туг же ответила Джейд. — Он со своими дружками считает, они у нас самые крутые. Всегда задирают младших.

— Что ж, давайте для разнообразия задерем его, — сказал Чак. — Поглядим, какой он крутой. — И, но успела Дина отговорить его, Чак набрал номер Бобби.

— Можно попросить Бобби Мак-Кори? — проговорил он в трубку грубым, угрожающим голосом. У Дины по спине пробежал холодок. Через минуту Бобби подошел к телефону.

— Алло, это Бобби, — сказал он.

— А это — Призрак Фиар-стрит, — сказал Чак. — Я положил на тебя глаз.

— Призрак — чего? Кто это? — спросил Бобби. — Я положил на тебя глаз, — повторил Чак.

— Вкаком смысле? — голос Бобби звучал уже не так уверенно.

— В прямом, — сказал Чак. — Я положил на тебя глаз — злой глаз. На твоем месте я бы запер сегодня все окна и двери — и запирал бы их каждую ночь.

— Эй, кто это? — пролепетал Бобби дрожащим голосом.

Дина уже собиралась вырвать у Чака трубку, но тут он хрипло засмеялся и нажал отбой.

— Ты права, Джейд, — сказал он. — Куда веселее звонить ребятам из школы.

— Как ты можешь! — возмутилась Дина. — Бобби Мак-Кори — опасный тип. Что если он узнал твой голос?

— Не волнуйся, — сказал Чак. — Это всего лишь шутка. Или ты, может, боишься Призрака Фиар-стрит? — Он расхохотался, подбежал к окну и поднял его. Снаружи начался настоящий ливень, черноту неба разрывали вспышки молний.

— Духи Фиар-стрит! — громко крикнул Чак. — Вы слышите меня? Я жду вас! Сейчас! Придите, заберите меня!

«Он точно сумасшедший», — подумала Дина. Иногда вид у него совершенно безумный, кажется даже, что это совершенно другой человек. Такое впечатление, что у него раздвоение личности, и временами в нем берет верх тяга к острым ощущениям.

Вдруг ослепительно сверкнула молния и тут же раздался раскатистый удар грома. В следующий миг свет померк, и густую тьму прорезал душераздирающий крик.

Через минуту небо снова озарила вспышка молнии — девушки испуганно переглянулись.

— Эта молния была совсем близко! — Голос у Дины дрожал. — Могла даже ударить…

— Дина! — встревожено воскликнула Джейд. — Где Чак?

Дина обвела взглядом комнату — Чака не было! У окна послышался стон.

— Это там, — сказала Джейд. — Быстрее! Девушки подбежали к распахнутому окну. Снаружи хлестал дождь; вспышка молнии выхватила из темноты скорчившееся на полу безжизненное тело Чака.


Глава 6


Мгновение Дина ошеломленно смотрела на неподвижное тело брата.

— Чак! — закричала она. — Чак!

— Господи! — воскликнула Джейд срывающимся голосом. Она нагнулась над ним. — Ты думаешь, он… он… Ой!

Джейд и Дина одновременно отпрянули назад — Чак сел и состроил страшное лицо:

— У!

Потом он снова повалился на спину, покатываясь со смеху.

— Как я вас подловил, а? — сказал он, откашливаясь и переводя дух. — Смотрите-ка, как вас напугали духи Фиар-стрит!

Дине никогда еще не доводилось переживать такую бурю эмоций. Сначала испуг — дикий страх. Потом шок, потом облегчение — когда она поняла, что с Чаком все в порядке. Но сильнее всего был охвативший ее гнев. Гнев переполнял все ее существо — ей казалось, она сейчас просто лопнет от злости.

— Чак, ты болван! — заорала она. — Это уже слишком! Не лезь в то, чего не понимаешь!

— И-извини, — проговорил Чак, задыхаясь от смеха, но было не похоже, что он чувствовал себя виноватым. — Но слушай: я просто не мог удержаться.

Все успокоились. Джейд прижалась носом к окну посмотреть, что делается на улице.

— Дождь заканчивается, — объявила она. — Мне пора домой.

— Если не возражаешь, я провожу тебя, — предложил Чак. — Ведь ночью происходят странные… вещи. — И, снова засмеявшись, он повернулся к Джейд с кривой усмешкой на лице. Дина все еще сердилась на него, но Джейд, казалось, все было нипочем. Она смотрела на Чака так, будто ей было безразлично, что он выдавал себя за Призрака Фиар-стрит.

На следующий день Чак извинился и даже предложил Дине помочь с домашним заданием по математике. Как будто это два разных человека, снова подумала она. Один Чак — с улыбкой — был добрым, храбрым, веселым. Другой же Чак был злобным и несносным. Первый Чак нравился Дине. Она решила подумать над тем, как развить эту сторону его характера.

Утром в школе она все еще продолжала размышлять о двух Чаках и, когда шла на урок французского, едва не столкнулась в холле с Робом Мореллом.

— Извини, — сказал Роб. — Как дела, Дина? Он улыбнулся широкой, искренней улыбкой, и сердце девушки учащенно забилось. Она что-то пролепетала в ответ. Ей вспомнилась минувшая неделя, когда она после первого звонка Робу наслаждалась сознанием своей власти над ним.

Но в прошлую субботу все изменилось. Теперь ей было стыдно и неприятно. Она даже толком не понимала, почему все стало иначе. Ведь ничего не произошло, если не считать злых шуток Чака. Это могло быть даже опасно. Телефонная игра ее больше не забавляла.

И она не станет больше в этом участвовать. Нужно поговорить с Джейд и Чаком и убедить их, что это нехорошо.

Случай представился тем же утром, в столовой за ленчем. Она поднесла ко рту сэндвич с мясом, и тут рядом на стул плюхнулась Джейд.

— Дина, ты видела сегодняшнюю газету? — спросила она с блестящими от возбуждения глазами.

— Нет еще, — ответила Дина. — Послушай, Джейд, — начала она, — мне нужно с тобой поговорить…

— Обязательно, — перебила ее Джейд. — Но сначала посмотри на это!

Она швырнула Дине шейдисайдскую «Мор-нинг Пресс», чуть не опрокинув бумажный стаканчик с молоком. На первой странице красным маркером была обведена статья. Едва Дина пробежала глазами первые строки, сердце ее екнуло.

«ЛОЖНАЯ ТРЕВОГА»

«В субботу вечером, в 21.45, в полицию Темной Долины поступило сообщение о бомбе, заложенной в боулинг-клубе «Шейдисайд Лэйнс». Была произведена эвакуация, но никаких следов взрывчатки обнаружено не было.

По словам Луизы Кэмерон, менеджера вечерней смены в «Шэйдисайд Лэйнс», телефонное предупреждение было сделано мужчиной с хриплым голосом. «Он говорил так убедительно», — сказала она.

Кори Брукс, учащийся средней школы Темной Долины, был среди тридцати эвакуированных, стоявших под проливным дождем во время обыска здания. «Паники не было, — рассказывает он. — Жалко только, что я не смог завершить игру. Это была лучшая игра в моей жизни».

Несмотря на отсутствие улик, представитель полицейских служб, лейтенант Эван Фрейзер, сообщил, что следствие будет продолжаться. «Возможно, это был ложный вызов, — сказал он в интервью «Морнинг Пресс». — Но нельзя исключать и вероятность террористического акта. Мы обязаны тщательно проверять каждое поступающее сообщение».

Закончив читать статью. Дина почувствовала легкое головокружение. Ей стало стыдно. Она взглянула на Джейд, ожидая увидеть на ее лице раскаяние. Но увидела лишь блестящие от возбуждения глаза, раскрасневшиеся щеки. Казалось, она была довольна.

— Невероятно, правда? — сказала она. — Мы попали на передовицу!

Минуту Дина в изумлении смотрела на подругу.

— Ты что, спятила? — наконец спросила она. — Это все очень серьезно. Тут написано, полиция продолжает расследование.

— Да им в жизни нас не найти, — уверенно заявила Джейд.

— Что значит «нас»? — не успокаивалась Дина. — Это же Чак звонил.

— Расслабься, — сказала Джейд. — Никто же не пострадал.

— Нет, — согласилась Дина, — но могли пострадать. Что если бы в боулинге началась паника? А другой звонок — когда Чак представился Призраком Фиар-стрит?

На мгновение подруга переменилась в лице. Дина заметила мелькнувший в ее глазах страх.

— И что с того? — наконец проговорила Джейд.

— Это все не настолько безобидно, как кажется, — продолжала Дина. — Это подлость. Чак действительно хотел напугать Бобби Мак-Кори.

Теперь нахмурилась Джейд:

— Хорошо, согласна, Чаку не стоило говорить о Фиар-стрит. Но мне нравится звонить, и тебе тоже. Признайся, Дина?

— Ну, может, когда мы звонили ребятам из школы, и было весело, — сказала Дина, — но у Чака и так крупные неприятности. Я не доверяю ему. Кроме того, телефон — это не игрушки. Нужно прекращать звонки.

— Да ты что? — распалилась Джейд. — Давно стала командовать? Ведь нас, кажется, трое. Может, надо сначала спросить меня и Чака?

— Это мой телефон, — возразила Дина.

— Ну ладно же, — сказала Джейд. — Вот как скажу Робу Мореллу, кто ему звонил. — Она остановилась и ехидно улыбнулась, заметив, как Дина переменилась в лице. — Давай лучше так, — продолжала Джейд. — Соберемся втроем в субботу вечером и все обсудим.

В субботу вечером Дина была как никогда убеждена, что приняла правильное решение. Эти телефонные звонки до добра не доведут, и она во что бы то ни стало должна положить этому конец. Кроме того, она не верила, что Чак способен рассказать отцу, чем они занимались. В конце концов, он ведь тоже участвовал в этом. Джейд тоже не может рассказать Робу Мореллу — это уж точно. Ее просто немного занесло, вот и все.

Хоть одно радует: в последнее время она стала ладить с Чаком намного лучше. На этой неделе он два раза помогал ей делать тригонометрию и даже один раз после ужина убрал тарелки в посудомойку. Может, Джейд была права — он просто очень одинок. А может, наконец начал привыкать к жизни в Темной Долине.

Тем вечером родители Дины, как всегда по субботам, отправились в гости к друзьям. Дина решила, что барбекю поможет настроить Чака и Джейд на миролюбивый лад. Погода была идеальной для пикника. Она приготовила гамбургеры с сыром и свой фирменный салат из картофеля с луком, помидорами и кусочками черных маслин.

Пока Чак разводил костер. Дина закончила сервировать стол на улице. В ворота постучали — пришла Джейд с большой банкой мороженого. — Пахнет вкусно, — сказала она. На ней был джинсовый комбинезон с декоративными яркими заплатками. Дина заметила, как Чак окинул девушку оценивающим взглядом и снова вернулся к барбекю.

Гамбургеры получились превосходные, поджаристые снаружи и сочные внутри, а Джейд с Чаком уплели по две-три тарелки салата. После ужина Чак, казалось, оттаял — впервые с тех пор, как приехал в Темную Долину.

«Может быть, все в конце концов будет хорошо», — подумала Дина. Все трое сидели в патио на раскладных стульях, ели персиковое мороженое и слушали портативный кассетник Дины. Небо окрасилось густым багрянцем, начало смеркаться. Дина, закинув голову назад, смотрела на загорающиеся одна за другой звезды.

— Отличный ужин, Дина, — похвалил Чак, и она благодарно улыбнулась в ответ. Обычно он называл сестру просто «малышкой».

— Мне понравился салат, — сказала Джейд. — Все было* просто объеденье.

«Пора», — решила Дина. Вряд ли представится более подходящий случай.

— Послушайте, ребята, — начала она. — Нам нужно серьезно поговорить. Мне кажется, больше не стоит никому звонить.

— Хорошо, — произнес Чак.

— Ладно, — согласилась Джейд.

— В самом деле, — продолжала Дина, — я думаю, нам… — И тут она умолкла. — Что вы сказали? — переспросила она.

— Мы согласны, — улыбнулась Джейд. — Мы с Чаком уже все обсудили.

— Да, — подтвердил Чак. — Джейд убедила меня, что глупо испытывать судьбу. Особенно если наш старик работает в телефонной компании.

Дина изумленно смотрела на Чака и подругу. Джейд его убедила? И когда это они успели поговорить? Похоже, Джейд оказывает на Чака благотворное влияние!

— О чем еще ты хотела поговорить? — спросила Джейд.

— Больше ни о чем, наверное, — протянула Дина, все еще не веря в столь легкую победу.

Теперь уже почти стемнело, но она разглядела, как Чак потянулся к Джейд и похлопал ее по руке. На мгновение Дина ощутила укол ревности и подумала о Робе Морелле, но в принципе она была рада за Чака и Джейд. Ей казалось, что они подходят друг другу.

Дине было так хорошо и спокойно, что она готова была сидеть здесь вечно, есть мороженое и болтать ни о чем. Стихли последние аккорды «Дайр Стрэйтс», и она поднялась переставить кассету. Только девушка нажала кнопку, как перед самым лицом ее порхнула темная тень. Она взвизгнула и отскочила назад.

— Что случилось? — спросил Чак.

— Там ле-летучая мышь! — в ужасе крикнула Дина. Она попятилась и побежала в патио. Снаружи в окно билась привлеченная светом летучаямышь.

— Летучая мышь?! — содрогнулась Джейд, вскочила и бросилась за Диной.

— Эй, подруги, — позвал Чак. — Успокойтесь. Она же вас не съест.

— Очень смешно, — крикнула Дина из-за двери. — У меня от них мурашки по коже!

— И у меня тоже, — вторила ей Джейд. — Чак, иди к нам.

— Сейчас, — сказал он. Он открыл дверь и постоял на пороге.

— Закрывай ее! — в один голос крикнули девушки. — Закрывай! Мышь залетит!

— Мышка, мышка, лети сюда, — позвал Чак, но потом все же закрыл дверь и плюхнулся в кожаное кресло у камина. — Что это с вами? — спросил он. — Неужто здешние девчонки боятся всего на свете?

— Летучих мышей боятся все нормальные люди, — оправдывалась Дина. — Они переносят бешенство.

— Да ведь вы не поэтому их боитесь, — усмехнулся Чак. — Это все предрассудки. Вроде всей этой чепухи о Фиар-стрит.

— Это не чепуха, — возразила Джейд. Она села на стул рядом с Чаком. Дина подумала: какая она красивая в полумраке, но вид у нее испуганный.

— Разве вы не понимаете? — продолжал Чак. — Все, что вы слышали о Фиар-стрит, сильно преувеличено или выдумано. Люди любят пугать друг друга страшными историями.

— К твоему сведению, — сказала Дина, — в лесах Фиар-стрит нет птиц. Ученые так и не выяснили почему.

Чак засмеялся.

— Нет птиц, — хмыкнул он. — Вот это действительно страшно.

— Там исчезали люди, — сказала Джейд. — Неизвестно почему сгорали дотла дома…

— Ха! Дома. Так там живут люди?

— Живут, — подтвердила Дина.

— И кто же? — поинтересовался Чак. — Монстры, людоеды, колдуны, вампиры?

— Не знаю, — призналась Дина. Ей становилось не по себе от этого разговора. — Я не знаю никого, кто бы там жил.

— В этом-то все и дело, — сказал Чак. — Сейчас я вам докажу, что в этой Фиар-стрит нет ничего страшного. Что там живут обычные люди. — Он включил свет и раскрыл телефонный справочник.

— Чак, что ты делаешь? — воскликнула Дина. — Ты же обещал…

— Я обещал больше не делать ложных звонков, — сказал Чак. — Это совсем другое — я навсегда изменю вашу жизнь. После этого вы забудете все свои страхи.

Палец его остановился напротив одной строчки, и он потянулся к телефону.

— Кому ты звонишь? — спросила Джейд. В глазах ее появился тот же возбужденный блеск, что и неделю назад.

— Не знаю, — пожал плечами Чак. — По первому адресу на Фиар-стрит. — Он включил громкоговоритель и набрал номер. Послышались длинные гудки. — Я докажу вам, что тут нечего бояться.

Никто не брал трубку. Дина насчитала пятнадцать гудков, потом Чак сказал:

— Наверное, никого нет дома. Сейчас поищем еще…

С шестнадцатой попытки они дозвонились. Послышался щелчок и вслед за этим чье-то прерывистое дыхание. Потом раздался надрывный крик — Дина в жизни не слышала более испуганного голоса:

— Умоляю! Приезжайте быстрее! Он убьет меня!


Глава 7


— Кто это? — спросил Чак.

— Пожалуйста, — упрашивала женщина. — Не знаю, кто вы, но вы моя последняя надежда! В любую минуту он… — Ее прервал на полуслове яростный рев. Друзья в страхе вслушивались в несущиеся из громкоговорителя дикие вопли, звон бьющегося стекла.

— Алло? Алло? — сказал Чак в трубку. На проводе снова была женщина.

— Пожалуйста, приезжайте! — взмолилась она. — Ради бога, помогите! Вы моя единственная… — Раздался звук удара, и в трубке послышался другой, мужской, хриплый и грубый, голос.

— Кто это? — прорычал мужчина.

— Что у вас происходит? — вопросом на вопрос ответил Чак.

— Не ваше дело, — рявкнул мужчина. — Вы не туда попали, понятно?

— Но я слышал… — начал было Чак.

— Вы нетуда попали! — повторил человек и бросил трубку.

Дина, Чак и Джейд молча смотрели друг на друга. Наконец молчание нарушила Джейд, сказав испуганным полушепотом:

— Это еще одна твоя шуточка, Чак?

Дина надеялась на то же. Но когда увидела бледное лицо Чака, поняла, что это не шутка.

— Это все правда, — сердито сказал Чак с мрачным видом. — Если только кто-то не надумал пошутить надо мной.

— О боже, — проговорила Дина, чувствуя, как у нее подкашиваются ноги. — И что же нам делать?

— Нужно позвонить в полицию, — сказала Джейд, потянувшись к телефону.

— Подожди, — остановил ее Чак, схватив за руку. — А как мы объясним наш звонок? И почему они должны нам верить? Они подумают, что мы просто разыгрываем их.

— Как тогда, с бомбой, — прошептала Джейд.

— Точно.

— Нужно рассказать кому-нибудь, — волновалась Дина. — Судя по голосу, женщине грозит опасность. Она сказала, что… что ее хотят убить!

— Может, они просто устроили семейную игру, — неуверенно предположила Джейд.

— Так не играют, — сказала Дина. Она встала. — Если вы не хотите звонить, то это сделаю я…

Чак отобрал у нее телефон.

— Да успокоишься ты наконец? — сказал он, раскрывая телефонный справочник.

— Номер службы спасения — девять-один-один, — подсказала Дина.

— Я не собираюсь никуда звонить. Я ищу адрес. — Он захлопнул справочник и поднялся.

— Ты что, хочешь сам туда поехать? — в ужасе воскликнула Дина.

— Я должен, — сказал Чак. — Нужно посмотреть, что там происходит.

— Пусть с этим разбирается полиция, — сказала Дина. — Что если там взбесившийся маньяк?

— Тогда я должен остановить его, — стоял на своем Чак. — Ты сама слышала. Я ее единственная надежда.

Я тоже поеду, — заявила Джейд, натягивая фланелевый жакет. — Чак, одного я тебя не отпущу.

Дина тяжело вздохнула.

— Мне кажется, вы сошли с ума, — сказала она. — Наверное, я тоже. Я поведу. Чак еще не знает Темной Долины.

Она сняла с крючка на стене в кухне запасные ключи от маминой машины и вышла вслед за остальными.

Ночь была ясной и прохладной, в небе сиял большой ползшесяц. Дина села за руль, Чак — рядом с ней, а Джейд устроилась сзади.

— Какой адрес? — спросила Дина, выезжая со двора.

— 884, Фиар-стрит, — сказал Чак. — Фамилия — Фарберсон.

— 884! — воскликнула Джейд. — Это, должно быть, рядом с кладбищем.

Дина вздрогнула. Она никогда не бывала на Фиар-стрит ночью и, как большинство жителей Темной Долины, обходила стороной это место днем. Она свернула на Дивижн-стрит, разделявшую город на две части — северную и южную, а потом по ехала на юг, по Милл-роад. Отсюда до Фиар-стрит было недалеко. Хотя улица и опушка леса были ярко освещены фонарями. Дине все время мерещились движущиеся тени.

Чаку с Джейд, наверное, тоже было не по себе, потому что никто из них, с тех пор как машина выехала на Фиар-стрит, не проронил ни слова.

На первый взгляд, это была обычная улица, со старыми домами и оградами. И все же в ней было что-то странное.

Прежде всего, здесь высились руины старинного особняка Саймона Фиара, давным-давно сгоревшего дотла, — поговаривали, в нем обитали привидения.

Во-вторых, тени на Фиар-стрит были гуще и темнее, чем во всем городе. И здесь витал дух смерти, запустения. Бурая трава на лужайках, корявые деревья с редкими чахлыми листьями. Хотя в некоторых домах по обеим сторонам улицы горел свет, здесь не ощущалось атмосферы тепла, семейного уюта.

— Какой, ты говоришь, адрес? — спросила Дина, стараясь не выдать охватившего ее страха.

— Дом 884, — сказал Чак.

— 350, 422, — читала Джейд номера на почтовых ящиках. — Дальше.

«Цивик» катил по Фиар-стрит. Обычно Дине нравилось водить маленький мамин автомобиль, но сегодня она с удовольствием предпочла бы что-нибудь побольше, попрочнее — например, танк.

Впереди в мертвенно-бледном свете луны чернел лес. На улице оставалось всего несколько домов, и у Дины затеплилась робкая надежда, что Чак ошибся адресом. Может, это был совсем другой дом, и вовсе не на Фиар-стрит, а где-нибудь на Хоторн, Милл-роад, или Кэньон-драйв, или…

— Стоп, вот он! — сказал Чак.

На улице был еще один, стоявший отдельно от остальных дом — двухэтажный особняк в викторианском стиле с покатой крышей и неровной лужайкой. Дальше начиналось кладбище.

Свет фар вырвал из темноты номер «884» на ржавом почтовом ящике. Дина остановилась напротив дома и выключила фары.

Друзья минутусмотрели на особняк. В окнах не было света. Было такое впечатление, что здесь никто не жил по меньшей мере сотню лет!

— Никого нет дома, Чак, — сказала Дина. — Наверное, ты неправильно записал адрес.

— Может быть, — неуверенно проговорил Чак. — Но все равно нужно проверить.

— Думаю, Дина права, — поддержала подругу Джейд, в ее голосе сквозило беспокойство. — Это не то место.

— Я просто пройдусь вокруг, — сказал Чак. — А вы, девочки, подождите в машине. — Он открыл дверцу и вышел.

Дине вспомнился случай на дороге, когда Чак отважно бросился к горящему автомобилю, чтобы спасти щенка. Она знала, что отговаривать его бесполезно.

— В бардачке есть фонарик, — сказала она.

— Спасибо.

Чак взял фонарик, на лице его промелькнула кривая усмешка. Он захлопнул дверцу и направился по усыпанной гравием дорожке к дому.

Дина и Джейд молча сидели в полной темноте. Дина хотела было заблокировать дверцы, но потом решила оставить все как есть: может быть, Чаку придется спасаться бегством.

Глаза ее различали темные силуэты деревьев по другую сторону дороги, контуры каменной кладбищенской ограды, за которой разливалось бледное, призрачное сияние луны.

— Не знаю, как ты, — вдруг заявила Джейд, — а я не могу здесь больше сидеть! Я иду к Чаку.

— Подожди, я с тобой, — сказала Дина.

Девушки выбрались из машины и пошли к дому. Под ногами хрустел гравий; Дине на мгновение представилось, что это человеческие кости, и ее охватила дрожь.

Они увидели Чака на крыльце — он стоял, прислонив ухо к двери.

— Я уже позвонил, — сказал он. — Внутри тихо. Он постучал, сначала тихо, потом громче.

— Все окна зашторены, — сказал он. — Пойду зайду с другой стороны.

Девушки вслед за ним спустились по ступеням и обошли дом. Что-то мягкое и липкое коснулось лица Дины, и она едва не закричала. Проведя рукой по щеке, она поняла, что это всего лишь паутина. Интересно, невольно подумалось ей, что за паук мог сплести такую толстую сеть.

С другой стороны дома все окна были закрыты ставнями. Но когда они оказались у черного входа, Чак вдруг предостерегающе поднял руку.

— Смотрите! — прошептал он.

Стекло в верхней части двери было выбито, петли перекосились. Чак посветил фонариком в дверной проем, из-за его плеча выглядывали Дина и Джейд. Они увидели кухню со старой мебелью. Посередине лежал перевернутый стол. Пол был усеян осколками разбитой посуды. Чак посветил на стойку — перевернутые, смятые жестянки, емкости, рассыпанные по столешнице и полу приправы, сахар, мука. Чак присвистнул.

— Наверное, забрался вор, — сказал он. — Я иду в дом.

Он толкнул дверь — она отворилась с жалобным скрипом, напоминающим предсмертный стон раненого зверя.

Сердце Дины стучало так громко, что, казалось, его стук слышат все. Затаив дыхание, она вслед за Чаком и Джейд вошла в кухню. Чак медленно двигался вперед, направляя лучик фонаря прямо перед собой. И вдруг он резко остановился — Дина и Джейд едва не налетели на него.

Прямо на пороге двери в гостиную в круге света виднелась вытянутая рука. Рядом валялась разбитая телефонная трубка. Повсюду — яркие брызги крови, на ковре расплывалось темное мокрое пятно.

Глава 8


На мгновение все словно застыли. Потом Чак медленно пошел вперед, освещая путь фонариком.

— Стойте там! — велел он девушкам. Он нагнулся, затем быстро выпрямился.

— Это женщина, — сказал он дрожащим голосом. — Я думаю, она заколота.

— Заколота? — ужаснулась Джейд.

— Возвращайтесь к машине! — сказал Чак. — Кто бы ни забрался в дом, наш звонок, наверное, был для него сюрпризом. Возможно, он все еще здесь!

Никогда в жизни Дине не было так страшно. Ноги ее будто одеревенели.

— Пойдемте, — прошептала она. — Джейд, Чак, надо уходить отсюда!

— Вы идите, — сказал Чак. — А я найду телефон.

— Позвоним из другого места, — предложила Джейд.

— Мы можем не успеть! — возразил Чак. — Женщине нужна помощь!

Он пошарил рукой по стене, нащупал выключатель. Вспыхнул слепящий свет, и Дина несколько раз моргнула, прежде чем смогла что-либо разглядеть. Она боязливо вошла вслед за Джейд в гостиную и почувствовала внезапный приступ тошноты. Женщина лежала на животе. Рядом на полу валялся большой залитый кровью кухонный нож.

— Господи, простонала Джейд, невольно сжимая руку Дины.

Дина обвела взглядом гостиную, стараясь не смотреть на женщину. Было такое впечатление, что по комнате пронесся смерч: на полу — разбитые лампы и пепельницы, распоротый диван с торчащими наружу пружинами, сорванные со стен картины с поломанными рамками.

Чак, нагнувшись над столом, набирал номер.

— Алло, — сказал он. — Я хочу сообщить о… Не успел он договорить, как на лестнице слева от него послышались громкие шаги.

— Там кто-то есть! — взвизгнула Джейд.

По лестнице спускался большой, могучего телосложения мужчина в черной маске. В правой руке у него был увесистый утюг.

— Что вы здесь делаете? — угрожающе прорычал он басом.

— Вы закололи ее! — крикнул Чак. — Вы ворвались в дом и убили ее! Вы поплатитесь за это!

— Положи трубку, — злобно приказал человек. Он спустился вниз и, занеся над головой руку с утюгом, стал надвигаться на Чака. Джейд с Диной онемели от страха.

— Чак! — крикнула Дина. — Берегись!

Чак едва успел отскочить в сторону — чугунный утюг, описав дугу, пролетел в каких-то дюймах от его головы. Глаза его в растерянности метались по гостиной, наконец остановившись на распростертом на полу теле женщины. Он бросился туда, мужчина в маске кинулся за ним. Чак поднял окровавленный нож и угрожающе выставил его перед собой.

— Назад, мистер! — предупредил он. Незнакомец на мгновение застыл на месте, потом медленно кивнул.

— Ты ничего мне не сделаешь, — проговорил он. — Лучше опусти нож.

— Девочки, бегите! — крикнул Чак.

Дина и Джейд, юркнув мимо человека в маске, побежали к двери. Чак продолжал сжимать в руке тяжелый, покрытый запекшейся кровью нож.

— Положи нож, — повторил мужчина. — Ты не сможешь ударить меня. — И он протянул к Чаку руку в перчатке.

Чак попятился к двери. На пороге он метнул нож в человека в маске. Он ударился в стену над головой незнакомца и упал на пол.

Чак кинулся к выходу, и все трое что было мочи побежали к машине.

— Быстрее, садитесь! — кричал Чак. Он впихнул девочек на заднее сидение, а сам обежал машину и сел за руль.

— Дина, ключи!

Дина принялась лихорадочно искать ключи по карманам. В лунном свете они увидели вышедшего из дома человека в маске, тоже заметившего их. Когда тот двинулся в их сторону, Дина вдруг вспомнила:

— Они в зажигании!

Чак включил двигатель и надавил на педаль.

Под визг тормозов машина развернулась и рванула с места. Чак погнал автомобиль в конец улицы — там был тупик.

— Чак! — торопила Джейд. — Он садится в машину! Быстрее!

Обернувшись, Дина увидела, как незнакомец садится в «Седан» старой модели, припаркованный у подъезда. Чак резко развернул машину.

— Держитесь! — прокричал он. И они понеслись в направлении города. Человек в маске выехал на дорогу и устремился за ними.

Чак продолжал давить на газ, автомобиль стрелой летел мимо растворяющихся в темноте домов Фиар-стрит. Они выехали на Милл-роад. Дина увидела огни фар большого грузовика, надвигавшегося на них с юга. «Не успеем», — с замиранием сердца подумала она.

— Осторожно! — крикнула она Чаку.

Чак вывернул руль, и машину занесло на обочину. Грузовик, сигналя, прогрохотал мимо, едва не задев их. Хрупкая «Хонда», подпрыгивая, тряслась по кочкам.

— Осторожнее! Мы угодим в канаву! — крикнула Дина.

Чаку чудом удалось справиться с управлением. Со вздохом облегчения он развернулся и поехал на север по Милл-роад.

— Он у нас на хвосте! — послышался голос Джейд. — Быстрее!

— Куда? — крикнул Чак.

— Налево! — поспешно сказала Дина. Жалобно взвизгнув тормозами, маленький «Цивик» нырнул на Кэньон-драйв. Позади светились фары преследовавшего их автомобиля. — Теперь направо! Еще раз налево!

«Хонду» так трясло, что Дина стала бояться, что машина вот-вот развалится. Колесо попало в темную рытвину на асфальте, и Дина головой ударилась о потолок. Не успела она сесть ровно, как их снова занесло. Чак вырулил на узкую темную улочку.

— Мы оторвались? — спросила Джейд упавшим голосом.

— Похоже на то, — ответил Чак, глядя в зеркало заднего вида.

— Поехали домой, — сказала Дина, совсем выбившаяся из сил. — Там мы будем в безопасности.

Чак свернул на Парк-драйв, и они наконец оказались в квартале Норт-Хиллз, где жили Мартинсоны.

Все трое вздохнули с облегчением, когда «Хонда» остановилась у дома и Чак выключил зажигание. Минуту они сидели в машине, приходя в себя.

И тут они услышали скрежет тормозов и урчание двигателя: кто-то ехал вверх по холму к их дому. У Дины по спине пробежал холодок — посмотрев на дорогу, она увидела быстро приближавшиеся огни фар.

— О, нет! — воскликнул Чак. — Это он!


Глава 9


— Быстрее в дом! — приказал Чак, — Там он нас не достанет.

Они выскочили из машины и взбежали на крыльцо. Но не успели они открыть дверь, как увидели мчащийся прямо на них автомобиль незнакомца — из-под колес летели брызги гравия, фары светились, будто глаза разъяренного животного.

Но, подъехав к дому, машина, не останавливаясь, развернулась и покатила по Пайн-роад, к центру города.

— Он уехал, — проговорила Джейд дрожащим голосом.

— Идемте в дом, — сказал Чак. — Теперь все позади.

Дина последовала за Чаком и Джейд. Ей очень хотелось, чтобы родители были дома. И еще больше — чтобы перестали трястись руки.

Чак уже набирал 911.

— Алло, — сказал он. — Срочно вышлите скорую в дом 884 по Фиар-стрит. Женщина была зарезана ножом. Кто звонит? Призрак Фиар-стрит. — Он повесил трубку.

— Чак! — укоризненно проговорила Дина. — Зачем ты так сказал?

— Не мог же я назвать свое имя, — оправдывался Чак. — У меня и так крупные неприятности. Они спросили бы, что мы делали в том доме. Что бы я им сказал?

— А этот человек? — не унималась Дина. — Нужно же сообщить о нем!

— Мы не видели его лица, — возразил Чак. — Мы не сможем опознать его — он же знает, где мы живем. Нам остается только надеяться, что полиция поймает его.

Дину возмущало бездействие, но она признавала, что Чак прав. После всего, что произошло, она чувствовала себя совершенно измотанной. Она зевнула. Чак опустился на диван рядом с Джейд и нежно погладил ее по голове. Дина с удивлением заметила, что слезы на глазах Джейд начали высыхать.

— Это самый ужасный вечер в моей жизни, — сказала Джейд. — Разбудите меня и скажите, что это всего лишь ночной кошмар!

— Это не сон, — сказал Чак, — но уже все хорошо, все уже позади.

Дина видела, что успокаивающие слова Чака возымели свое действие. Но в глубине души ее терзали сомнения: прав ли он?

Правда ли, что все кончилось?


Ночью крепкий сон Дины прервал резкий скрежет тормозов. Сердце ее заколотилось, но потом она успокоилась. Наверное, ей это просто приснилось, решила она.

Интересно, что снится Чаку или Джейд? Незадолго до полуночи они с братом отвезли Джейд домой. Когда они вернулись, родителей все еще не было дома. Дина рухнула на кровать и тут же погрузилась в сон.

Но теперь — все началось заново.

Во дворе под колесами автомобиля хрустел гравий.

Хлопнула дверца машины, и кто-то пошел по дорожке к дому. Нет, только не это, взмолилась Дина. Только бы не человек в маске…

В дверь позвонили. В следующий момент послышался громкий стук.

Дина лежала в постели, не смея пошевелиться от страха. Потом она услышала заспанный голос отца:

— Минутку! — Отцовские шаги на лестнице. — Минутку!

— Папа, нет! Не открывай!

Дина вскочила с кровати и бросилась вниз, в прихожую, но было слишком поздно. Отец уже снял цепочку и открыл дверь.

Дина поискала глазами что-нибудь тяжелое. Взгляд ее упал на большую зеленую вазу на тумбе наверху лестницы. Трясущимися руками она взяла ее и медленно начала спускаться вниз.

Когда дверь открылась, Дина ожидала увидеть на пороге мужчину в маске. Но вместо него на крыльце стояли два человека в форменной одежде. Один был высокий и худощавый, а другой маленький и толстый. Вместе они смотрелись комично.

— Мистер Альберт Мартинсон? — спросил высокий.

— Да, это я, — ответил отец Дины.

— Я следователь Фрейзер, полицейский департамент Темной Долины, — представился высокий. — Это мой напарник, следователь Монро. Прошу прощения, что побеспокоили вас в столь поздний час, но дело чрезвычайно важное. Здесь живут трое подростков — юноша и две девушки?

— Только двое, — сказал мистер Мартинсон. — Юноша и девушка. А в чем, собственно, дело?

— Можно нам с ними поговорить? — спросил высокий.

— Вы знаете, который час? — возмутился мистер Мартинсон. — Они давно спят. А теперь почему бы вам…

— Мы только зададим им пару вопросов, — упорствовал Фрейзер. — Пожалуйста, сэр. Нам бы не хотелось применять силу.

— Ну ладно, хорошо, — пробормотал мистер Мартинсон.

Он впустил следователей в дом. Сначала Дина почувствовала облегчение, увидев вместо незнакомца в маске двух полицейских, но теперь снова встревожилась. Она не знала, что происходит, но чувствовала, что ничего хорошего это не сулит.

Она поставила вазу на тумбу и спустилась вниз.

— Папа? — Она бросила на отца вопросительный взгляд.

Мистер Мартинсон обнял ее за плечи.

— Эти джентльмены — следователи, — объяснил он. — Они хотят задать вам с Чаком пару вопросов.

К тому времени проснулась и миссис Мартинсон — накинув на себя серебристый банный халат, она спускалась по лестнице. С густыми распущенными волосами, золотистыми волнами обрамлявшими ЛИЦО, она, как показалось Дине, была похожа на кинозвезду.

— Альберт, что случилось? — спросила она.

— Эти люди хотят побеседовать с Чаком и Диной, — сказал мистер Мартинсон.

— В два ночи? — изумилась миссис Мартинсон.

— Они говорят, дело важное, — возразил отец Дины.

— Пойдемте на кухню, — сказала она. — Я сварю кофе.

Отец Дины подошел к двери, ведущей в подвальный этаж, и позвал Чака.

— Тут с тобой хотят поговорить! — добавил он. Через пару минут послышались шаги Чака. Он вошел в кухню в потертых джинсах и зеленой футболке, протирая заспанные глаза. При виде полицейских на лице его промелькнул страх. Но уже в следующий миг взгляд его стал вызывающим, дерзким.

Мама Дины варила кофе.

— Присаживайтесь, — сказала она полицейским.

— Благодарю, мэм, — сказал Монро. — Мы постоим. — И они с Фрейзером остались топтаться в дверях кухни.

Мама Дины села за большой кухонный стол рядом с Диной. Родители казались взволнованными, у следователей же был совершенно невозмутимый вид.

«Что происходит?» — гадала Дина. Наверняка это связано с происшествием на Фиар-стрит. Может быть, решено было допросить ее и Чака как свидетелей. Но каким образом полиция разыскала их?

Следователь Фрейзер записывал, а его напарник задавал Чаку и Дине вопросы: имена, возраст, номер школы. Потом лицо его приняло строгое выражение.

— Где вы были сегодня вечером между 21.30 и 23.00? — спросил он.

Дина было открыла рот, собираясь ответить, но ее опередил Чак.

— Мы были здесь, — заявил он. — Ели гамбургеры, болтали, смотрели телевизор.

Дина бросила на Чака удивленный взгляд, но тот отводил глаза. И вдруг она поняла, почему он лжет. Если папа узнает, чем они тут занимались, у Чака будут большие неприятности. А уж она-то знала, что он и без того находился в трудном положении!

Следователь повернулся к ней.

— Это правда, мисс? — спросил он. — Вы были здесь?

Дина с трудом глотнула.

— Да, — чуть слышно прошептала она.

— Что? — переспросил следователь Монро. — Говорите громче.

— Да, — повторила Дина.

— Вы были одни? — спросил Фрейзер.

— Да, — сказал Чак.

— Нет, — одновременно с ним ответила Дина.

— Так что же? — сказал следователь. — Да или нет?

— Да, — пролепетала Дина. — Мы были одни.

Полицейские помолчали. Потом переглянулись. Наконец следователь Фрейзер, кашлянув, спросил:

— Знакомы ли вы с мистером или миссис Фарберсон, проживающими по адресу 884, Фиар-стрит?

— Нет, — сказал Чак.

Дина в отчаянии смотрела на него. От волнения у нее свело живот. Они окончательно заврались. К чему клонит следователь? Что у него на уме?

— Кто-нибудь из вас говорил с мистером или миссис Фарберсон по телефону? — продолжал следователь Монро.

— Нет, — твердо ответил Чак.

— И не бывали в их доме на Фиар-стрит?

— Нет! — взорвался Чак. — Мы же уже сказали, что не знаем никаких Фарберсонов! Сколько раз вам повторять?

Дина посмотрела на Чака. Вид у него был сердитый, но что-то в нем насторожило ее. И тут она поняла: ему страшно. Он боялся — так же, как и она сама.

Мистер Мартинсон поднялся.

— Господа, вы слышали, что они сказали, — недовольно проговорил он. — Мои дети не лгзгг. Объясните нам, в чем дело!

Полицейские снова переглянулись.

— У нас есть свидетель, показания которого противоречат вашим словам, — сказал Монро. — Вы уверены, что не хотите рассказать, как все было на самом деле?

— Мы сказали правду, — не сдавался Чак. Он смотрел прямо перед собой. Дина заметила, что у него на щеке подергивался нерв. Ее отец стоял у раковины, сжав кулаки, а мама нервно комкала пальцами край скатерти.

«Какой такой свидетель? — недоумевала Дина. — Может, Джейд? Нет, ей тоже ни к чему неприятности. Может, соседи что-то видели. Но мы не заметили никого из соседей. Мы не сделали ничего плохого, — напомнила она себе. — Как бы то ни было, мы ни в чем не виноваты».

Следователь Фрейзер вздохнул.

— Имя свидетеля — мистер Стэнли Фарберсон, — сказал он. — По его словам, вы двое и еще одна девушка вломились к нему в дом с целью грабежа. Потом, когда неожиданно вернулась домой его жена, вы убили ее.

Дина не верила своим ушам.

— Что?

— Ерунда какая! — сказал Чак. — Во-первых, нас там даже близко не было. Во-вторых, зачем нам кого-то грабить или убивать?

— Он заявляет, что видел вас, — продолжал Фрейзер. — Он сообщил нам номер машины — он совпадает с вашим.

— И что же мы, по-вашему, укра… — начала было Дина.

— Дина, молчи! — оборвал ее Чак.

— Минутку, мистер Фрейзер! — сказал отец Дины. Даже в старой помятой пижаме у него был грозный вид. — Моих детей, что, обвиняют в воровстве?

— Обвиняют? — переспросил Фрейзер. — Пока нет. Но у нас…

— Подождите! — прервал его мистер Мартинсон. Он посмотрел на Дину. — Дина, — сказал он, — ты совершала то, в чем тебя обвиняют?

— Конечно, нет, папа. На самом деле мы только…

Отец, не дослушав ее, повернулся к Чаку.

— Чак, а ты совершал что-либо подобное?

— Нет, — угрюмо ответил Чак. — Мне ничего об этом не известно.

Дина бросила на Чака тревожный взгляд. Отец шагнул к следователю Фрейзеру.

— Не знаю, что произошло сегодня вечером, — сказал он, — но я знаю своих детей. Они не способны на такое и не стали бы лгать мне. Я понимаю — это ваша работа, но беседа продолжится только в присутствии адвоката.

Следователь Фрейзер кивнул, словно эти слова нисколько не удивили его.

— Им придется поехать со мной, — сказал он.

— Зачем? — вспылил мистер Мартинсон. Только потому, что какой-то сумасшедший утверждает, что видел их? У вас нет доказательств…

— У нас есть все основания задержать их для дальнейшего допроса, — спокойно ответил Фрейзер. — Мы осмотрели вашу машину. На бампере и шинах мы обнаружили следы зеленой песчаной глины, которой нет нигде, кроме Фиар-стрит, где проживают Фарберсоны. Она еще влажная. Ваша машина побывала там совсем недавно. — Следователь умолк, с сочувствующим видом глядя на Дину и Чака. — Не нужно осложнять свое положение, — сказал он. — Выбирайте: либо вы добровольно едете с нами в участок, либо мы вернемся — с ордером на арест!


Глава 10


Пока все хорошо.

План его работает даже лучше, чем он предполагал. На этот раз удача на его стороне. Все идет так, как было задумано.

Теперь остается лишь ждать следующей недели.

Просто ждать. Если только кто-нибудь не попытается встать у него на пути. Если это случится — что ж, будет одним убийством больше, не все ли равно? Трудно только в первый раз.


Глава 11 Третья неделя сентября


Ввоскресенье Дина проснулась в два часа дня. Минуту она лежала с открытыми глазами, приходя в себя; потом перед ее мысленным взором, словно ночной кошмар, промелькнули события прошлой ночи.

Следователи усадили их с Чаком в машину без опознавательных знаков и отвезли в полицейское управление. Мистер и миссис Мартинсон поехали за ними на «БМВ». Следователи сказали матери Дины, что теперь ее «Хонда» — важное вещественное доказательство.

В машине Чак шепнул Дине:

— Ничего им не говори. Мы ни в чем не виноваты. Все, что ты скажешь, может только навредить нам.

В управлении все было, как в полицейских сериалах: седоволосый громила-сержант в приемной, ряды стальных столов, заваленных бумагами. Несмотря на поздний час, за одним из столов сидел полицейский в гражданской одежде, составлявший рапорт и разговаривавший по телефону.

Дина едва успела осмотреться, как ее одну отвели в маленький кабинет без окон. Она села на обшарпанный стул с порезанным кожаным сидением, и следователи снова стали допрашивать ее. Они допытывались, кто еще был с ними в тот вечер.

Дине хотелось сказать им правду, но она помнила предупреждение Чака. Кроме того, ей не хотелось втягивать в это Джейд. Спустя несколько минут появился Сидни Роберте, адвокат ее отца.

Он переговорил со следователями на понятном только им юридическом жаргоне, и они вышли из кабинета. Дина устала, ей было безразлично, что происходит. Она гадала, отпустят ли ее домой или отведут в камеру. Все равно, только бы где-нибудь прилечь, думалось ей.

Потом девушка помнила только, как отец тряс ее за плечо. Она уснула прямо за столом, положив голову на руки.

— Пойдем, милая, — сказала мама. — Нас отпускают домой.

Дина встала, пошатываясь и зевая.

— Что случилось? — спросила она.

— Мы отпускаем вас — пока, — сказал стоявший в дверях следователь Монро. — Но мы еще продолжим нашу беседу. Из города не выезжать.

Дина едва не расхохоталась. Ну конечно, подумала она. Как будто нам есть куда поехать. Но как убежать от преследующего тебя кошмара?

Дина вышла за родителями из здания управления и окунулась в прохладу ночи. На востоке небо уже начало бледнеть. Она еще никогда не была на ногах так поздно. Они подошли к машине, как вдруг Дина вспомнила:

— Чак! Где Чак?

— Его арестовали, — мрачно проговорил отец.

— Что? — не поверила Дина, мгновенно проснувшись.

— У него и раньше были неприятности с полицией, — продолжал отец усталым, расстроенным голосом. — В прошлом году в Центр-Сити Чак с приятелями угнали машину и разъезжали в ней по городу.

— Но, — возразила Дина, — разве это имеет отношение к тому, что случилось сегодня?

У отца был очень утомленный вид, он как будто постарел лет на десять.

— Полиция сделала запрос на него в Центр-Сити, — объяснил он. — Оттуда прислали отпечатки его пальцев. Похоже, они совпадают с отпечатками на ноже, которым была убита миссис Фарберсон.


Глава 12


Дина вглядывалась в предрассветную мглу. За всю дорогу никто не произнес ни слова. Как Дина ни старалась, она не могла заставить себя хоть на минуту забыть о кошмарной сцене в доме на Фиар-стрит. Снова и снова она видела перевернутую вверх дном гостиную, распростертое на полу тело женщины и нож, залитый ее кровью.

Ее тянуло рассказать все родителям. Может быть, если она выговорится, воспоминания того жуткого вечера поблекнут. Но как им все объяснить? С чего начать?

Первым нарушил молчание мистер Мартинсон.

— Я совсем ничего не понимаю, — мрачно проговорил он. — Если вам с Чаком ничего об этом не известно, как тогда на ноже оказались его отпечатки пальцев?

— Я… я… — У Дины все похолодело внутри. Она чувствовала себя словно воздушный шар, который вот-вот лопнет.

— Что — ты? — нетерпеливо переспросил отец.

Дина больше не могла держать это в себе.

— Конечно, это его отпечатки на ноже! — крикнула она. — Но он не убивал эту женщину! Она уже была мертва! Вы должны мне верить! Должны!

И тут она разрыдалась.

— Успокойся, не плачь, — мягко сказала ей мама. — Ты все расскажешь, когда вернемся домой.

Отец молчал, глядя прямо перед собой, в зеркале отражался его холодный, угрюмый взгляд.

Несмотря на поздний час, Джейд пришла сразу же, как позвонила ей Дина.

— Может быть, вдвоем нам будет легче объясниться с моими родителями, — сказала Дина, впуская Джейд в дом. — Одна я не могу.

Джейд, в кои-то веки, выглядела ужасно. Глаза покраснели. Лицо было бледным, словно у мертвеца. На старом свитере, который она накинула на себя, была дыра и пятно на рукаве.

— Так Чака вправду арестовали? — шепотом спросила она подругу, когда они шли на кухню, где ждали родители Дины.

— Да. В прошлом году ему исполнилось восемнадцать. Значит, он несет ответственность наравне со взрослыми.

— Но он же невиновен! — воскликнула Джейд. — А залог? Твой отец может как-нибудь вытащить его оттуда?

— Подозреваемых в убийстве не выпускают под залог, — вздохнула Дина. Убийство. Ей не верилось, что она могла произнести это слово вслух.

— Помоги мне, — попросила Дина, сжимая руку подруги. — Помоги мне убедить моих родителей.

Они вошли в ярко освещенную кухню. Мистер и миссис Мартинсон хмуро посмотрели на Джейд. Миссис Мартинсон налила ей кофе.

— Ну вот, вы обе здесь, — сказал мистер Мартинсон. — А теперь рассказывайте все по порядку.

Глотая обжигающий кофе. Дина и Джейд, еле сдерживая слезы, рассказали родителям все: от телефонных звонков до происшествия на Фиар-стрит и ночной погони.

Когда они закончили, родители Дины долго не могли прийти в себя от услышанного.

— Вы хотите сказать, что все началось с телефонного звонка? — наконец спросил мистер Мартинсон.

— И закончилось убийством, — печально прошептала Джейд.

— Но одно с другим никак не связано! — добавила Дина, вздыхая с самым несчастным видом. Даже не верилось, что все началось только две недели назад — все эти глупые звонки Робу Мореллу и другим.

Казалось, с того времени прошло по меньшей, мере года два.

— Мы не затевали ничего плохого, миссис Мартинсон, — сказала Джейд. — Мы просто хотели развлечься — разыграть мальчиков из школы.

— Я все равно ничего не понимаю. Причем же тут тогда Чак? — спросила мама Дины.

— Он случайно подслушал наши разговоры, — объяснила Джейд. — И потом он… он стал звонить сам. Но номер Фарберсонов он набрал не поэтому.

— Что ты имеешь в виду? — спросил мистер Мартинсон.

— Понимаете, там была летучая мышь, — начала Дина.

— Летучая мышь? — воскликнула миссис Мартинсон, поморщившись. — Дина, ты можешь объяснить все попонятнее?

Дина вздохнула. Она знала, что вся эта история покажется родителям сущим вздором. А если уж они им не поверят, то как убедить полицию?

— Очевидно, девушка просто пытается выгородить своего брата, — шепнул следователь Монро своему напарнику — достаточно громко, чтобы его услышала Дина. Было воскресенье, вечер. Дина и Джейд только что рассказали им все, с самого начала. Но, судя по выражению лиц следователей, они поверили им лишь наполовину — и эта половина, казалось, говорила не в пользу Чака.

— Давайте еще раз, — сказал следователь Фрейзер. — Когда Чак стал угрожать по телефону — до или после ложного сообщения о бомбе?

— Вы говорите так, будто это что-то ужасное! — воскликнула Дина, стараясь держать себя в руках, чтобы снова не разрыдаться. — Но это была всего лишь шутка. И звонил-то он всего пару раз!

— Ложное сообщение о бомбе — это уже само по себе серьезно, — невозмутимо заметил следователь Фрейзер. — И вы говорите, он представлялся «Призраком Фиар-стрит»?

— Один-два раза, — вздохнула Дина.

— Кто-то, представившись этим именем, позвонил в службу 911 вскоре после нападения на дом Фарберсонов, — сказал Фрейзер.

— Это был Чак, — сказала Джейд.

— Почему он представился именно так? — спросил Фрейзер. — Если он не совершал ничего противозаконного, почему он не назвал своего настоящего имени?

— Мы же уже говорили! — Дина так волновалась, что почти кричала. — У него и так были неприятности. Его чуть не выгнали из школы, потому что он ввязался в эту дурацкую драку в кафетерии…

— Словом, вел себя как примерный гражданин, — язвительно заметил следователь Фрейзер.

— Давайте дальше, — сказал следователь Монро. — Вернемся к ночи убийства. Вы говорите, что Чак по чистой случайности позвонил Фарберсонам, выбрав номер наугад в телефонном справочнике?

— Да, — хором ответили Дина и Джейд.

— И он сделал это якобы потому, что вы испугались летучей мыши? — В голосе его сквозило недоверие.

Дина устало кивнула. Неудивительно, что полицейский не верил им. Даже ей самой все это казалось настоящим безумием. И все же это была правда.

— И потом вы, дети, решили отправиться на Фиар-стрит — одни?

— Мы хотели позвонить в полицию, — объяснила Джейд. — Но Чак сказал, там нам никто не поверит. И он оказался прав! Вы нам не верите!

— У-гу, — пробормотал следователь Монро. — Так значит, вы поехали туда, взломали дверь…

— Дверь уже была взломана, — поправила его Дина.

— Допустим, — продолжал Монро. — Ив доме вы обнаружили тело миссис Фарберсон.

— Мы не знали тогда, кто она, — сказала Дина.

— Чак подумал, что она, быть может, еще жива, — добавила Джейд.

— И стал звонить в скорую, — сказала Дина.

— А в этот момент появился ваш мифический незнакомец в маске, — усмехнулся следователь Фрейзер.

— Никакой он не мифический! — возмутилась Дина. — Он настоящий! Он взломал дверь и ограбил дом. Это он убил миссис Фарберсон. Когда мы приехали, он был еще там! Почему вы не ищете его, а вместо этого посадили за решетку Чака?

— Фарберсон сегодня на опознании указал на твоего брата, — бесстрастным тоном сообщил Монро.

— Отпечатки пальцев Чака были найдены на орудии убийства, — вторил ему Фрейзер. — Именно его, а не кого-нибудь другого.

— Но мы же все объяснили! — вскричала Дина. — Когда человек в маске… Господи, вы ведь все равно не поверите. — Она смахнула навернувшиеся на глаза слезы и украдкой посмотрела на Джейд. Джейд тоже была готова разрыдаться. Лицо у нее позеленело, было такое впечатление, что еще немного — и она упадет в обморок.

Полицейские помолчали. Потом снова заговорил Монро.

— Кто-нибудь из вас может объяснить мне, почему грабитель — давайте пока забудем об убийстве — остался в доме, несмотря на то, что слышал, как вы вошли?

— Да, какой в этом смысл? — подхватил Фрейзер. — Зачем ему было обнаруживать себя? Он что, не мог спрятаться и подождать, пока вы уйдете? Или незаметно улизнуть?

— И зачем ему было преследовать вас? — сказал Монро. — Если бы он совершил все, в чем вы его обвиняете, для чего ему было гнаться за тремя подростками до самого дома, чтобы потом развернуться и уехать?

— Мы не знаем! — закричала Дина. — Но мы вам сказали правду!

Следователь Монро вздохнул.

— Послушай, Дина, и ты, Джейд. Преданная дружба — это чудесно. Именно этому я и учу своих детей. Но преданность перестает быть добродетелью, когда кто-то вынужден лгать, чтобы защитить человека, совершившего серьезный проступок. Мы понимаем: вы хотите выгородить Чака, но эта бредовая история вряд ли поможет ему.

— Это не бред, — возразила Дина. — Это правда.

— Ну вот что, девушки, — сказал следователь Фрейзер. — Вам сейчас очень трудно. Но вы можете помочь Чаку, только ничего не утаивая. Поэтому, очень вас прошу, подумайте хорошенько и расскажите нам, как все было на самом деле.


Глава 13


Тем вечером Дина долго не могла уснуть. Она никак не могла заставить себя хоть на мгновение забыть о том, что случилось в выходные. Ужасно, что полицейские не поверили ни единому их слову. А завтра еще ей придется идти в школу, где уже все наверняка знают, что они с Джейд и Чаком замешаны в деле об убийстве.

В понедельник утром перед школой она встретилась с подругой на автостоянке. На Джейд был комбинезон цвета морской волны и розовый мохеровый свитер. Выглядела она как всегда потрясающе, только вот на губах ее не было обычной игривой улыбки. На лице застыло хмурое, озабоченное выражение.

— Ты уже видела это? — спросила она, протягивая Дине утреннюю газету.

Дина развернула газету. На первой странице, прямо на первой полосе, чернели крупные буквы заголовка:

«ПОДРОСТОК ОБВИНЯЕТСЯ В УБИЙСТВЕ»

Под ним более мелким шрифтом было набрано: «Восемнадцатилетний подозреваемый угрожал по телефону».

С замиранием сердца Дина стала читать: «В воскресенье утром в своем доме был арестован Чарльз А. Мартинсон, сын исполнительного директора местной телефонной компании Альберта Б. Мартинсона, обвиненный в убийстве 45-летней Эдны Лэмли Фарберсон, совершенном вечером в минувшую субботу. Труп миссис Фарберсон, приехавшей в Темную Долину всего полгода назад, был обнаружен ее 46-летним мужем Стэнли в доме, где они проживали, по адресу: 884, Фиар-стрит.

Согласно предоставленной полицией информации, миссис Фарберсон застала подозреваемого в момент совершения кражи. В результате оказанного сопротивления миссис Фарберсон была заколота десятидюймовым кухонным ножом, принадлежавшим хозяевам дома и опознанным мужем убитой женщины. Мистер Фарберсон показал, что вернулся домой, потому что у него появилось дурное предчувствие. «Луна стояла прямо над домом, поэтому я хорошо разглядел подозреваемого и номер его машины», — заявил мистер Фарберсон.

Фарберсон не пытался преследовать грабителя, вместо этого поспешив в дом, чтобы убедиться, что с его женой ничего не случилось.

Фарберсон вернулся домой раньше обычного из популярного итальянского ресторанчика под названием «Альберга III», владельцем и управляющим которого он является.

«Обычно я возвращаюсь домой после полуночи, — сообщил мистер Фарберсон «Морнинг пресс». — Но Эдна не отвечала на телефонные звонки, и я забеспокоился. Мне показалось, что с ней что-то случилось».

Мартинсон-младший был задержан без права освобождения под залог до окончания расследования. Вместе с ним были арестованы две девушки-школьницы, которые впоследствии были выпущены под поручительство родителей. Согласно полицейским источникам, трое подростков за последние две недели совершили несколько телефонных звонков с целью угрозы, в числе которых было и ложное сообщение о бомбе, якобы заложенной в минувшую субботу в здании «Шейди-сайд Лэйнс».

Из тех же источников стало известно, что Чарльз Мартинсон производил телефонные звонки, представляясь Призраком Фиар-стрит, а девушки, предположительно, анонимно звонили своим соученикам».

Дина дочитала заметку до конца, еще раз пробежала ее глазами, надеясь вычитать что-либо утешительное. Наконец она с мрачным видом вернула газету Джейд.

— В школу я сегодня не пойду, — неуверенно проговорила она.

— Ужасно, правда? — сказала Джейд. — Ты думаешь, все поймут, что это мы?

— А кто же еще? — удивилась Дина. — Чак — мой брат, и все знают, что мы с тобой подруги. Я только не могу понять, как Фарберсон мог рассмотреть Чака — мы-то его не видели.

— Дина, ведь мы могли его просто не заметить в спешке! — возразила Джейд. Она заглянула в газету: — Здесь написано, что мы обе были арестованы. Но меня даже рядом не было!

— Какая разница, — сказала Дина. — Газетчики всегда стараются преподнести все в самом мрачном свете. Люди любят скандалы.

— Как и полиция, — хмуро усмехнулась Джейд.

— Да уж, — вздохнула Дина.


***


Опасения Дины и Джейд подтвердились: в школе только и разговоров было, что о Чаке и об убийстве. Чак проучился в Темной Долине всего две недели, поэтому знакомы с ним были немногие. Однако во второй половине дня уже вся школа знала, что он брат Дины и что Дина и Джейд были с ним в вечер убийства.

Но, как ни странно, никто, казалось, девочек ни в чем не винил. Напротив, большинство ребят даже искренне сочувствовали им. Дина была очень удивлена, во время первого урока получив записку от Кэти Нарида.

— «Не волнуйся, — прочитала Дина. — Чак со мной в одном классе по географии, и я уверена, что он не виновен».

По большей части, всех терзало любопытство. Все хотели знать подробности. Дина не знала, как ведет себя в этой ситуации Джейд, но сама она старалась рассказывать как можно меньше, только чтобы никого не обидеть. Труднее всего было с Лизой Блюм, помощницей редактора школьной газеты, которая подошла к Дине на второй перемене.

— Слышала о твоем брате, — сказала она Дине. — Жуткая история.

— Да, — согласилась Дина.

— Но я уверена, что он совершенно не виновен, — продолжала Лиза.

— Конечно, — сказала Дина, пытаясь обойти Лизу и побыстрее скрыться за дверью класса, но Лиза как бы невзначай положила ей руку на плечо.

— Кстати, — проговорила она, — говорят, вы с Джейд были с Чаком, когда это случилось. Наш «Очевидец» хотел бы осветить это происшествие.

— Извини, — воспротивилась Дина, — следователи запретили нам говорить об этом.

— Разве ты не хочешь, чтобы все узнали, что твой брат невиновен? — спросила Лиза.

— Разумеется, хочу! — ответила Дина. — Но… но всякий раз, когда я пытаюсь ему помочь, выходит только хуже! Пожалуйста, Лиза, не дави на меня!

— Извини, — сказала Лиза. — Я все понимаю. Но может быть, ты расскажешь мне хоть остальное — то, что не связано с убийством.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, например, о телефонных звонках… Сердце у Дины ёкнуло.

— Это была всего лишь шутка, — пролепетала она. — Это никак не связано с убийством, правда.

— Может, скажешь мне, кому вы звонили?

— Нет! — вскрикнула Дина. Потом улыбнулась, надеясь, что Лиза не заметила ее реакции. — Следователи велели никому не говорить ни единого слова — честно. Это все несерьезно, правда! А теперь извини. Я опаздываю на занятия.

— Я тоже, — спохватилась Лиза. — Но когда все кончится, могу я рассчитывать на эксклюзивное интервью?

— Конечно, — пообещала Дина, а про себя подумала: если это когда-нибудь кончится.

На уроке тригонометрии мысли Дины были далеко. Мистер Спенсер объяснял что-то о синусах, косинусах, тангенсах. Но Дина почти не слушала его, размышляя о том, что случилось в субботу и что теперь будет с Чаком. Снова и снова думы ее возвращались к таинственному человеку в маске. Грабитель. Настоящий убийца. Если бы она смогла найти его, Чака, наверное, освободили бы. Но где его искать? С чего начать?

После уроков она шла по коридору, продолжая думать о незнакомце в маске, как вдруг столкнулась с кем-то. Испуганная и смущенная, она подняла глаза и увидела прямо перед собой Бобби Мак-Кори.

— Извини, — пробормотала она, хотя наверняка он сам нарочно задел ее. Она двинулась было дальше, но он шагнул к ней, преградив путь. Позади маячили еще два его приятеля, Эдди Миксон и Ральф Терри.

Смутившись еще больше. Дина посмотрела на Бобби. Что это с ним? Они ведь были едва знакомы. За все время учебы не сказали друг другу и пары слов.

И тут она поняла.

Это ведь с Бобби подрался Чак в первый же день в школе. Хуже того, именно ему звонил Чак, представившись Призраком Фиар-стрит.

— Можно мне пройти? — спросила Дина вежливо, но твердо.

— Само собой, — сказал Бобби. — После того, как я тебе кое-что скажу.

— Хорошо. — Дина крепилась изо всех сил. — Я слушаю.

— Я хотел бы кое-что передать твоему братцу. Скажи «Призраку Фиар-стрит», что если даже он выйдет из тюрьмы, пусть не воображает, что неприятности кончились. Поняла? Дина промолчала.

— Передай ему мои слова, — повторил Бобби. — Хотя вряд ли он выкарабкается. Если верить газетам, — злорадно добавил он, — он виновен. А это значит, ему светит пожизненное заключение.

На глаза Дины навернулись слезы, и она даже не заметила, как Бобби с дружками, громко хохоча, развернулись и пошли прочь.

Дина словно во сне спустилась в столовую и встала в очередь. Обычно она была одной из первых. Ей нравилось после завтрака в погожий день прогуляться, а если шел дождь — зайти в библиотеку. Но сегодня она оказалась в самом хвосте. Дина машинально поставила тарелку на поднос и, увидев сидевшую в одиночестве Джейд, пошла к ней.

— А мне уж было показалось, что ты объявила голодовку, — мрачно пошутила Джейд. — Я уже почти закончила завтракать.

— Если ты не наелась, могу отдать тебе свою порцию, — сказала Дина. — Что-то у меня сегодня совсем нет аппетита.

— Да, могу себе представить. Все вокруг только и говорят, что об убийстве.

— И о телефонных звонках, — прибавила Дина. Она потыкала вилкой в буро-зеленую мешанину на тарелке, проглотила кусок, даже не ощутив вкуса.

— Да, кстати, чуть не забыла, — проговорила Джейд. — Сегодня утром я наткнулась на Роба Морелла. Он спросил меня, не знаю ли я случайно, кто мог звонить ему этаким сладким голосом.

— Господи, — всполошилась Дина. — Ты ведь не сказала ему…

— Я только сказала, что я ему не звонила, — успокоила ее Джейд.

— Но в газете говорится о нас двоих…

— Вообще-то мне показалось, что он хочет потолковать с тобой, — продолжала Джейд. — Смотри. Вон он как раз идет сюда.

Дина увидела улыбающегося Роба Морелла, с подносом в руках направлявшегося к ним. Она в панике выскочила из-за стола, не зная, куда бежать, где спрятаться.

— Сядь, — сказала ей Джейд. — Ты даже ничего не съела. — Она усадила ее на место. — Я бы осталась поболтать с вами, да только, извини, мне нужно вернуть книгу в библиотеку.

— Джейд, нет! — крикнула Дина. Но было слишком поздно. Одарив ее на прощанье беззаботной улыбкой, Джейд повернулась и ушла. И тут же за столик на освободившееся место сел Роб Морелл.

— Привет, Дина, — поздоровался он.

— Привет, — пробормотала Дина в ответ, украдкой бросив на него робкий взгляд. Казалось, он вовсе не сердится, не расстроен и как будто рад встрече.

— Слышал о твоем брате, — сказал он. — Как все это неприятно.

— Он ни в чем не виноват, — проговорила Дина.

— Ну конечно, — сказал Роб. — То есть я, в общем-то, с ним не знаком, но, похоже, он хороший парень.

Дина промолчала, как и всегда в разговоре с мальчиками, когда не находила, что сказать.

— Знаешь, — продолжал Роб, — я давно хотел с тобой заговорить, с тех пор, как мы в прошлом году начали вместе ходить на геометрию. Хочешь, сходим куда-нибудь?

— Хочу, — выдавила Дина, не веря своим ушам.

— Наверное, ты будешь очень занята, пока твоего брата не освободили, — говорил Роб. — Но, если можно, я тебе позвоню.

— Хорошо, — пролепетала Дина.

— Договорились, — сказал Роб, поднимаясь. — Я почему-то уверен, мне понравится говорить с тобой по телефону!

Поздно вечером Дина пыталась сосредоточиться на домашнем задании, но ей это не удавалось. Как бы она ни старалась заставить себя думать над решением тригонометрической задачи, мысли ее все время возвращались к Чаку или к Робу Мореллу.

Роб Морелл. Впервые она смогла думать о чем-то еще, кроме неприятностей Чака. Что он имел в виду, сказав, что ему понравится говорить с ней по телефону?

Неужели он догадался, что это она звонила ему? Неужели он решил, что она хочет с ним встречаться?

А может быть, она ему и вправду нравится? Ведь он сказал, что хотел поговорить с ней еще в прошлом году. Она вспомнила, что он даже иногда улыбался ей на уроках.

Дина зевнула, отложила учебник и стала готовиться ко сну. И тут зазвонил телефон. Подскочив от неожиданности, она дрожащей рукой сняла трубку.

— Алло? — сказала она, надеясь, что это Роб. Но в трубке раздался голос Джейд, взволнованный, громкий.

— Дина, включай скорее телевизор! Седьмую программу! Быстрее! — И сразу же послышались гудки.

Дина, не понимая, в чем дело, включила маленький телевизор, стоявший на ее письменном столе. Передавали местные новости, репортер брал интервью у рослого человека с перебитым носом. Дина была уверена, что никогда его не видела, но у нее было такое чувство, что он ей чем-то знаком.

— Как вы относитесь к подозреваемому? — спрашивал репортер.

— Надеюсь, он получит на полную катушку! — отвечал мужчина низким, хриплым, до странности знакомым голосом. — Я знаю. Библия учит нас всепрощению, но я не могу простить человека, совершившего столь ужасное преступление.

— Что ж, давайте поставим на этом точку, — сказал репортер. — Спасибо, мистер Фарберсон. А теперь вернемся в студию.

Дина в шоке глядела на экран. Мистер Фарберсон?

Теперь она поняла, где видела этого человека. Она узнала голос. Незнакомец в маске!


Глава 14


Дина сразу же перезвонила подруге.

— Как ты думаешь, это тот самый человек? — спросила она, как только та взяла трубку.

— Это точно он, — уверенно сказала Джейд. — Я никогда не забуду тот голос.

— Я тоже, — призналась Дина. — Думаю, надо сообщить полиции.

— Ну да, конечно, — с горечью проговорила Джейд. — Они тогда не поверили ни одному нашему слову. И теперь проигнорируют. Подумают, что мы от отчаяния готовы обвинить кого угодно.

— Но ведь это он, Джейд! — воскликнула Дина. — Завтра утром я первым же делом поговорю со следователем Фрейзером.

— Удачи, — съязвила Джейд. — Очнись — они даже не верят, что человек в маске существует.

— Но мы же видели его, — не сдавалась Дина. — Если это был мистер Фарберсон, значит, он совершил налет на собственный дом.

— И убил собственную жену, — тихо добавила Джейд.

— Зачем он это сделал? — недоумевала Дина.

— Откуда я знаю? Наверное, была причина. Дина на мгновение задумалась: что может заставить человека пойти на такое?

— Может быть, они поссорились с миссис Фар-берсон и подрались, — предположила она.

— Может быть, — согласилась Джейд. — Ив драке он ее убил. Но зачем грабить свой дом? Чепуха какая-то.

— Подожди-ка, — проговорила Дина. — А что если он сделал это намеренно?

— Что? — не поняла Джейд. — Ты меня совсем запутала.

— Я говорю — что, если он специально перевернул весь дом, чтобы все подумали, что там побывал грабитель? Что если это часть его плана убийства жены?

Джейд помолчала.

— Понимаю, что ты хочешь сказать, — наконец сказала она. — Но почему он решил убить ее?

— Не знаю, — сказала Дина. — Но это уж пусть выясняет полиция — тогда они отпустят Чака.

— Может быть, — с сомнением проговорила Джейд.

— Конечно, отпустят. Вот увидишь. И тогда мы сможем забыть об этом и снова вернуться к нормальной жизни. — «Если только в полиции нам поверят», — подумала она. А она вовсе не была в этом уверена, хотя и пыталась убедить себя в обратном.

— Тут надо разобраться, — медленно протянул следователь Фрейзер. Рано утром Дина хотела просто оставить следователю сообщение на автоответчике, но он сам подошел к телефону. По его скептическому тону она поняла, что он ей не поверил. — Так вы с подругой утверждаете, что чело-нок в маске, которого вы якобы видели в доме Фарберсонов, — это сам мистер Фарберсон?

— Мы просто уверены в этом, — сказала Дина. — Когда мы вчера увидели его по телевизору, мы тут нее — обе — узнали его голос. Это точно он.

— Ага, голос, — сухо повторил Фрейзер.

— И поскольку это он, — продолжала Дина, не обращая внимания на реакцию следователя, — то, значит, он сам сделал все: вломился в дом и убил собственную жену.

— В таком случае не подскажете, почему мистер Фарберсон мог совершить это преступление? — ехидно спросил Фрейзер.

— Не знаю. Может быть, у жены была крупная страховка, — предположила Дина. — Или они просто подрались. Я уверена, вы сможете это выяснить.

— Ты уверена, вот как? — переспросил следователь. Минуту он молчал, потом тяжело вздохнул. — Интересную версию вы придумали. К сожалению, это только ваши фантазии. К твоему сведению, мистер Фарберсон — очень уважаемый бизнесмен. Я понимаю твое стремление отвести подозрения от своего брата, но врать нехорошо.

Дина, чуть не плача, повесила трубку. Джейд была права — в полиции их не станут слушать. Значит, им придется самим доказать, что человеком в маске был именно мистер Фарберсон. Но как?

Она вздохнула и стала собираться в школу. Перед выходом она позвонила Джейд.

— Что будем делать? — спросила она, пересказав подруге разговор со следователем Фрейзером.

— Пока не знаю, — ответила Джейд. — Встретимся перед ленчем у моего шкафчика. Кажется, у меня появилась идея.

Дина, как договорились, подошла перед ленчем к шкафчику Джейд — та пыталась затолкать в узкий шкафчик две объемистые коробки.

— Привет, — сказала Джейд, заметив подругу. — Нам определенно пора развернуть кампанию за расширение шкафов.

— Что это за коробки? — поинтересовалась Дина.

— Мои вещи, — ответила Джейд.

— Твои? — удивилась Дина.

Джейд наконец удалось захлопнуть дверцу шкафчика — щелкнул замок. Потом она повернулась к Дине с сияющей улыбкой на лице. Так, подумала Дина, подруга явно что-то затевает. Но что?

С довольным видом Джейд зашагала по коридору.

— После твоего звонка я перечитала статью в «Морнинг пресс», — объявила она.

— Глаза б мои ее не видели! — вздохнула Дина. — В жизни не читала ничего ужаснее.

— Да, зато там кое-что говорится о мистере и миссис Фарберсон, — сказала Джейд. — Например, там написано, что он владелец и управляющий «Альберги III».

— И что? — не поняла Дина.

— А то, что где еще, как не там, можно больше узнать о мистере Фарберсоне?

— Ты хочешь пойти туда и поговорить с ним? — изумилась Дина. — Ты спятила.

— Может быть, — невозмутимо отвечала Джейд. — Но в этом есть смысл. Смотри, Дина. Он владелец и управляющий. В статье говорится, что II субботу вечером он вернулся домой рано. Значит, днем его на работе, наверное, не бывает.

— Кажется, начинаю понимать.

— Вот-вот, — продолжала Джейд. — Мы поедем в ресторан прямо после школы. Отца нет в городе, так что можно взять его машину. Порасспрашиваем людей. Может, что-нибудь да выясним.

Дина засомневалась:

— Это опасно. Что, если он будет там? Не забывай — он знает нас в лицо.

— Верно. Он помнит, что у меня длинные рыжие волосы, а ты — блондинка с короткой стрижкой.

— Так и есть, — сказала Дина, начиная терять терпение.

— А сегодня вечером так не будет, — заявила Джейд, ткнув пальцем в сторону шкафчика. — Утром перед школой я заглянула в мамин салон красоты и позаимствовала пару париков. Ей я сказала, что они нужны нам для театральной постановки. — На губах ее заиграла самодовольная улыбка. — Можешь мне поверить, Дина, нас не то что Фарберсон — собственные родители не узнают!

После уроков подруги встретились в помещении школьного драмкружка. Дина оставила родителям записку, где написала, что ушла в библиотеку.

Стоя перед зеркалом в гримерной, они приладили парики и подкрасились. Когда они закончили, даже Дина признала, что они выглядят потрясающе. Джейд, превратившаяся в блондинку с пышной завивкой, подвела глаза зелеными тенями, а Дина теперь стала кудрявой брюнеткой с родинкой на щеке, которую Джейд нарисовала карандашом для глаз.

— Теперь нам никто не даст меньше восемнадцати, — сказала Джейд. — Пошли, у нас все получится.

Ресторан «Альберга III» находился в нескольких милях от школы, в Олд-Виллидж. Девушки никогда там не были, но Джейд сказала, что ее родители ходят туда время от времени.

Когда красный «Корветт» остановился на стоянке напротив «Альберги», у Дины, несмотря на маскарад, свело живот от волнения.

— Что-то мне не по себе, Джейд, — сказала она. — Наверное, это не самый лучший план…

— Послушай, — оборвала ее Джейд. — У нас нет выбора. Так никто нам никогда не поверит. Нужно же как-то помочь Чаку. Иди за мной.

Ресторан с утра не работал, поэтому там почти никого не было. Внутри было темно и как-то жутковато; просторные кабинки были занавешены черным вельветом. На одной стене висела большая фреска с итальянским пейзажем, на каждом столе в хрустальных подсвечниках горели свечи.

— Давай для начала закажем, что ли, пиццу пепперони, — неуверенно проговорила Дина.

— Спустись на землю, — сказала Джейд. — Запомни — держать рот на замке и просто слушать. Я сама во всем разберусь.

Через минуту к ним вышла высокая темноволосая женщина в белой шелковой блузе и зеленой юбке, едва прикрывавшей колени. Ее элегантный облик идеально вписывался в изысканную обстановку ресторана.

— Чем могу служить? — спросила она.

— Мы ищем работу, — сказала Джейд. Женщина оглядела девочек с ног до головы, не скрывая своего удивления.

— Вас прислало агентство?

— Да, — соврала Джейд.

— У нас есть только одна вакансия, — сказала женщина. — Мистеру Фарберсону нужен помощник.

— Вообще-то работу ищу я, — вывернулась Джейд. — Подруга пришла со мной просто за компанию.

— Мне показалось, вы сказали… ладно, не будем об этом, — сказала женщина. — В принципе, вы слишком молоды, но, с тех пор как на прошлой неделе уволилась наша мисс Моррисон, нам приходится трудновато. Вы умеете печатать и вести бухгалтерию?

— Конечно, — уверенно сказала Джейд.

— Тогда пойдемте со мной, — сказала женщина. — Заполните анкету.

Джейд обернулась и подмигнула Дине. Девушки вслед за женщиной, минуя кухню ресторана, вышли в маленький коридор. Женщина, постучавшись в закрытую дверь, позвала:

— Мистер Фарберсон?

— Мне казалось, он работает только вечером! — испуганно воскликнула Джейд.

— Он загружен работой, — пояснила женщина. — Потому-то ему и нужен помощник в вечернее время. — Она постучала еще раз.

Дина и Джейд переглянулись. Дине хотелось повернуться и убежать, но не успела она ничего сказать, как дверь открылась.

На пороге стоял человек с перебитым носом. Это был мистер Фарберсон. Незнакомец в маске.

— Да? — рыкнул он басом.

— Одна из этих девушек хочет занять место Линды, — сказала женщина. — Ее прислало агентство.

— Вот как? — только и сказал мистер Фарберсон, окидывая взглядом Джейд, потом повернулся к Дине. Дина обмерла.

Фарберсон не спеша оглядел их и наконец поинтересовался:

— Сколько вам лет?

— Мне девятнадцать, — соврала Джейд. — У меня бизнес-сертификат Коммерческой школы.

— Вот как? — снова сказал мистер Фарберсон. Дину беспокоила его немногословность. — Что ж, можете заполнить анкету.

Дина вздохнула с облегчением.

— Присаживайтесь, — сказал мистер Фарберсон, указывая на два потертых стула. Он швырнул Джейд бланк анкеты. — Заполняйте. Я вернусь через несколько минут. — Он повернулся к высокой женщине. — Пойдем, Кэти, — проговорил он. — Перед приездом Эрни нужно сделать инвентаризацию вин.

Мистер Фарберсон и женщина вышли и закрыли за собой дверь. Дина и Джейд переглянулись.

— Невероятно, — выдохнула Дина.

— Успокойся, — сказала Джейд. — Скорее, у нас мало времени!

Она шагнула к большому, заваленному бумагами столу мистера Фарберсона. Дина подошла к ней.

— Что мы ищем? — спросила она.

— Не знаю, — призналась Джейд. — Что-нибудь. Нужно узнать как можно больше об этом Фарберсоне.

— Какой бардак! — поглядывая на кипы документов, заметила Дина, беря наугад одну из бумаг. — График работы.

Джейд заглянула в листок.

— Смотри, мистер Фарберсон работает в субботу два раза в месяц, — воскликнула она. — Значит, в прошлую субботу его здесь не было!

— Это, конечно, интересно, но ничего не доказывает, — сказала Дина. — Джейд, это бесполезно. Что ты надеешься…

— Тише! — шикнула Джейд. — Смотри дальше!

Девушки стали рыться в бумагах, просматривая документы и кладя их на то же место, чтобы мистер Фарберсон не заподозрил, что они копались у него на столе. Но им не удалось найти ничего, что имело бы отношение к самому мистеру Фарберсону или его жене. Дина посмотрела на часы. Прошло почти десять минут. Джейд нахмурилась и стала один за другим выдвигать ящики стола.

— Быстрее, — торопила ее Дина. — Он вот-вот вернется.

— Сама знаю, — сказала Джейд. — Нужно найти… Подожди-ка. У меня идея.

— Надеюсь, это не займет много времени.

— Когда моя мама хочет что-нибудь спрятать — ключи, например, — она прилепляет их скотчем ко дну ящика… — Она снова стала выдвигать ящики и ощупывать дно.

— Быстрее! — шепнула Дина. — Интересно, с какого возраста люди умирают от инфаркта?

Остался последний ящик.

Дина услышала в коридоре шаги и приглушенный бас мистера Фарберсона, звавшего какого-то Эрни.

— Джейд!

— Ага! — ликующе воскликнула Джейд, шаря рукой по дну ящика. — Постой-ка. Кажется, я что-то нашла. — Торжество ее сменилось разочарованием. — Это просто жвачка.

Покачав головой, она задвинула ящик, и тут взгляд ее упал на лежавший на столе запечатанный конверт. Письмо от туристического агентства Темной Долины. Она взяла его в руки, и тут скрипнула дверь.

Джейд поспешно сунула конверт в карман, и едва она успела сесть на место, вошел мистер Фарберсон. Дина заставила себя взглянуть ему в лицо. И похолодела.

— Ну, ладно, — прорычал Фарберсон с искаженным злобой лицом. — Поиграли — и хватит. Я сразу же все понял, как только вас увидел!


Глава 15


— Вы слышали меня? — повторил мистер Фарберсон. — Я сказал, что знаю, кто вы.

Джейд первая обрела дар речи.

— Не понимаю, о чем вы.

— Отпираться бесполезно, — рявкнул Фарберсон. Дина подумала, что такого злобного лица, как у него, она не видела еще ни у одного человека. Она гадала, что он предпримет — теперь, когда узнал их.

К ее удивлению, он просто подошел к столу и сел. Вид у него по-прежнему был сердитый, но Дина поняла, что им ничего не грозит.

— К чему врать? — проговорил он. — Я знаю, что вы не от агентства. Сомневаюсь, что вам есть хотя бы восемнадцать. Что вы хотите?

У Дины будто камень с души свалился. Она пыталась ничем не выдать своих чувств, но все же не удержалась и украдкой взглянула на подругу.

Джейд могла бы стать великой актрисой, подумалось ей. Та смотрела прямо в глаза мистеру Фарберсону, возмущенно вскинув брови.

— И почему это вы решили, что я не от агентства? — спросила она.

— Я же не вчера родился, — сказал мистер Фарберсон. — И Кэти тоже — это наша распорядительница. У нее на ваш счет сразу же возникли подозрения, и мы позвонили в агентство. Сегодня они никого к нам не направляли.

— Хорошо. Я скажу вам правду. — Она произнесла это таким тоном, будто делала ему большое одолжение. — Я услышала о вас от своей двоюродной сестры. Она подруга вашей бывшей помощницы, Линды Моррисон. Сестра сказала мне, что Линда уволилась, а мне нужна работа. Я не знала, что вы нанимаете людей через агентство, пока не пришла сюда.

Фарберсон окинул ее пристальным взглядом, в котором сквозило едва ли не восхищение.

— Должен признать, в вас что-то есть, — наконец сказал он. — Думаю, я возьму вас на испытательный срок.

— Спасибо большое, — ответила Джейд. — Но теперь у меня пропало желание здесь работать. Я не хочу работать с таким подозрительным человеком.

— Эй, послушайте, — будто бы оправдываясь, сказал мистер Фарберсон, — во всем нужно соблюдать осторожность, ясно? Вы даже не представляете, сколько вокруг проходимцев.

— Могу догадаться, — ледяным тоном проговорила Джейд. — Пойдем, Сэлли, — повернулась она к Дине. — Найдем что-нибудь получше.

С этими словами она встала и, прихватив с собой наполовину заполненную анкету, направилась к двери. Дина на подкашивающихся ногах пошла за ней. Они прошли по коридору, через помещение ресторана, вышли на улицу и сели в машину. В гробовом молчании они проехали целый квартал, и только тогда Дина решилась заговорить.

— Ну ты даешь, Джейд! — воскликнула она.

— Сама в это не верю! — отозвалась Джейд и засмеялась. — Когда он сказал, что все знает, я уж было подумала…

— Ага, — сказала Дина. — Я тоже. Перепугалась до смерти. А ты держалась молодцом.

— Смеешься? Я думала, у меня будет разрыв сердца! Но надо же было хоть что-то говорить.

— Откуда ты знаешь имя его бывшей помощницы? — поинтересовалась Дина.

— Так нам же сказала распорядительница. Сначала она назвала ее мисс Моррисон, а потом Линдой.

— И правда, — вспомнила Дина. — Я так нервничала, что даже не слушала. Тебе медаль надо дать за сообразительность. — Она улыбнулась. — «Я не хочу работать с таким подозрительным человеком…» — проговорила она, подражая тону Джейд. — Ты была неподражаема! И потом, ты так спокойно рылась у него в ящиках.

— Да, хорошо, что вспомнила, — проговорила Джейд, затормозив у обочины. Порывшись в кармане, она извлекла оттуда украденный конверт, аккуратно распечатала его и достала сложенный пополам листок.

— Что это? — спросила Дина. Джейд развернула листок.

— Подтверждение брони на авиарейс, — сказала она.

— На авиарейс? — воскликнула Дина.

— Вот, смотри, — продолжала Джейд. — До Буэнос-Айреса. В один конец.

— Надо же, — проговорила Дина. — Похоже, мистер Фарберсон собрался в путешествие.

— И он не собирается возвращаться, — добавила Джейд. — Вылет в субботу утром.

— В субботу! — воскликнула Дина. — А ведь уже четверг, Джейд, нужно сообщить об этом в полицию.

— Нет, подожди. — На лице Джейд промелькнуло удивленное выражение. — Здесь бронь на двоих человек. Не на одного.

— Что? — Дина выхватила листок у нее из рук, чтобы взглянуть самой. — Что бы это значило?

— Далее не представляю. Может быть, он хотел взять с собой жену.

— В Аргентину? Навсегда?

— Ну, может быть, они планировали вернуться на пароходе или как-нибудь еще, — предположила Джейд. Она положила руку Дине на плечо. — Очень жаль. Дина. Эта бумажка вряд ли нам пригодится. Она ничего не доказывает. Все бесполезно. Если мы покажем это полиции, они рассмеются нам в лицо.

— В любом случае нужно обязательно известить полицию, что Фарберсон через три дня уедет из страны, — не унималась Дина.

— И как мы объясним, откуда мы узнали? — возразила Джейд. — Он уважаемый бизнесмен, помнишь? А мы всего лишь две завравшиеся школьницы, обворовавшие его дом.

Дина помолчала.

— Но если Фарберсон уедет из города, нам уже никогда не доказать невиновность Чака, — обреченно вздохнула она. — Что же делать?

Джейд подумала немного.

— Нужно побольше разузнать о Фарберсоне, — наконец сказала она. — Может быть, нам поможет Линда Моррисон.

— Кто?

— Его бывшая помощница. Ты что, уже все забыла? Это та женщина, вместо которой я устраивалась сегодня на работу.

— Ах, да, — вспомнила Дина. — Правильно. Но чем она может нам помочь? Мы ведь с ней даже не знакомы.

Джейд только улыбнулась в ответ.

— Можешь завтра раздобыть машину? — хитро спросила она, и Дина поняла, что у подруги родился еще один план.

— Не знаю, — засомневалась Дина. — Родители все еще сердятся из-за тех телефонных звонков, а мамина машина до сих пор опечатана полицией.

— Слушай, у нас завтра есть целый день — будет учительское собрание, помнишь? Завтра возвращается отец, так что колес мне не достать. Попробуй что-нибудь придумать. Предложи папу подвезти на работу, что ли. Скажи родителям, тебе нужно в большую библиотеку в Уэйнсбридже, писать реферат.

— Какой такой реферат?

— Господи, да какой угодно, — закатила глаза Джейд. — Главное — помочь Чаку.

— Не могу поверить, что мы решились на это, — проговорила Дина. Было одиннадцать утра. Дика, сидя за рулем отцовского «БМВ», так нервничала, что даже не могла сосредоточиться на дороге. Обычно ей нравилось водить. Но воспоминания о недавних печальных событиях вкупе с мыслью о том, что они собирались сделать, повергали ее в дрожь.

— Да успокоишься ты наконец? — сказала Джейд. — Смотри на дорогу. Мисс Моррисон сказала, нам нужно повернуть вправо, на Лейквуд.

— Что ты ей сказала? — спросила Дина. — Как тебе удалось уговорить ее встретиться с нами?

— Я сказала, что мы проводим социологический опрос, — с улыбкой ответила Джейд. — Я подумала, мы сможем узнать больше, если побеседуем с ней лично.

— Великолепно, — язвительно проговорила Дина. — Сначала мы якобы устраиваемся на работу, теперь проводим опрос. Я уже устала притворяться, Джейд.

— Но только так мы можем помочь Чаку, — возразила Джейд. — Кроме того, нам не обязательно называться вымышленными именами. Тем более что мы действительно собираемся ее опросить.

— Как ты нашла ее? — спросила Дина.

— Очень просто, — сказала Джейд. — Во всем телефонном справочнике только две Л. Моррисон, и первый номер был ее.

Дина с сомнением пожала плечами. Джейд была права: наверное, это единственный способ помочь Чаку. Но подсознательно она чувствовала, что для Джейд это своего рода игра, шанс показать себя и подурачить других людей.

— Сворачивай! — сказала Джейд. — Должно быть, нам нужен следующий дом.

Дина остановилась на обочине напротив маленького одноэтажного деревянного домика мисс Моррисон, на окне стояла ваза с цветами.

— Хорошенько запомни, — наставляла ее Джейд, — с ней буду говорить я, а ты сиди и слушай.

— Ладно уж, — сказала Дина. Захватив блокнот, она пошла за Джейд. Дверь им открыла миниатюрная, привлекательная женщина с седеющими белокурыми волосами и приятной улыбкой.

— Здравствуйте. Вы — мисс Моррисон? — напала Джейд. — Я Джейд Смит из исследовательской ассоциации «Эс энд Эс». Я звонила вам вчера вечером. А это моя коллега. Дина Мартинсон.

Неудивительно, что Джейд все сходит с рук, подумала Дина. Кто еще догадался бы ввернуть в нужный момент этакое замысловатое словечко, вроде «коллега»?

— Надо же, вы совсем еще дети, — удивилась мисс Моррисон, распахивая перед ними дверь. — Проходите.

— Вообще-то мы учимся в колледже, — соврала Джейд. — А здесь просто подрабатываем.

Девушки вслед за мисс Моррисон вошли в маленькую уютную гостиную в нежных бежевых и коричневых тонах.

Джейд опустилась в кресло и с деловым видом достала карандаш. Дина, стараясь во всем подражать ей, тем не менее чувствовала себя очень неловко.

— Наша фирма занимается опросом людей, занятых в ресторанном бизнесе, — сказала Джейд. — Нас прежде всего интересуют отношения между начальством и подчиненными. Вы, как мы поняли, недавно уволились из ресторана «Альберга III»?

— Да, — сказала мисс Моррисон. — А откуда вы знаете?

— Мы беседовали с хозяином заведения, мистером Стэнли Фарберсоном, — тут же нашлась Джейд. — Что вы можете рассказать нам о вашем бывшем боссе?

Дине показалось, что мисс Моррисон слегка переменилась в лице.

— А что тут рассказывать? — довольно резко сказала она. — Он был неплохим начальником.

Джейд сделал вид, будто записывает что-то в блокноте.

— Что вы имеете в виду?

Мисс Моррисон недовольно нахмурилась.

— То, что сказала. Обычный начальник. Обращался со всеми как положено.

— Понимаю. — Джейд с серьезным видом опять что-то черкнула в блокноте. Она настолько вошла в образ, что даже Дина была готова ей поверить! — Вы были знакомы с его женой?

— Что? — Мисс Моррисон вспыхнула.

— Его жена. Вы были знакомы с ней?

— Простите. Да. Извините меня. У меня сегодня неважное настроение. День начался неудачно и не известно, что будет вечером.

— Конечно. Мы вас долго не задержим, — сказала Джейд. — Так вы говорите, что знали его жену?

— Она иногда приходила в ресторан. — Взгляд мисс Моррисон застыл на вазе, стоявшей на подоконнике.

— Какие отношения были у них в семье? — спросила Джейд.

Ничего не отвечая, мисс Моррисон бросила на Джейд подозрительный взгляд.

«О нет, Джейд заходит слишком далеко», — подумала Дина.

— А как это связано с ресторанным бизнесом и темой вашего опроса? — спросила в упор мисс Моррисон. Она собиралась еще что-то сказать, но в этот момент зазвонил телефон на столе.

Она схватила трубку.

— Алло? Да, слава богу, это ты, дорогой. У меня было ужасное утро. Я… Минутку. — Она вдруг вспомнила, что не одна. Она встала и, протянув трубку Джейд, сказала: — Мне нужно поговорить с другого аппарата. Пожалуйста, подержите, пока я не возьму трубку. Я скоро.

— Конечно, — сказала Джейд. Она подождала, пока мисс Моррисон выйдет, и поднесла трубку к уху.

— Алло, ты слушаешь? — спросил мужской голос на другом конце провода.

Джейд замерла.

Она была уверена, что узнала этот голос. Когда послышался голос мисс Моррисон, она нажала рычаг, но не положила трубку.

— Что ты делаешь? — воскликнула Дина.

— Ш-ш-ш. — Джейд приложила палец к губам.

— О, дорогой, я совсем разваливаюсь, — пожаловалась мисс Моррисон. — Я хочу, чтобы ты приехал и забрал это.

— Но я только еду в ресторан, — сказал мужчина.

Джейд убедилась, что не ошиблась. Звонил Фарберсон! Она крепче прижала трубку к уху, чтобы ничего не упустить.

— Я больше не могу держать это в своем доме. Ты должен это забрать. Пожалуйста, Стэнли. Пожалуйста. Приезжай, забери. Прошу тебя!

— Ну ладно, ладно, — пробасил мистер Фарберсон. — Буду у тебя через пять минут.

Через пять минут?

Джейд бесшумно повесила трубку.

— Дина, надо уносить ноги!

— Что? Как же мы…

Тут вернулась мисс Моррисон. Щеки ее пылали, казалось, она чем-то смуш; ена.

— Извините. — Она села на стул. — Так на чем мы остановились?

Джейд и Дина вскочили.

— Боюсь, нам уже пора, — проговорила Джейд, бросая тревожные взгляды в окно.

— А как же ваш опрос?

— Ну… мы очень спешим, — сказала Джейд. — У нас назначена еще одна встреча. Я не рассчитала время. — Она заглянула в блокнот, словно сверяя график. — Мы зайдем в другой раз.

— Может, лучше я очень быстро отвечу на ваши вопросы? — спросила мисс Моррисон. — Уверена, минут за пять мы все успеем, и вам не придется приезжать еще раз.

— К сожалению, не получится, — упорствовала Джейд, то и дело с беспокойством поглядывая в окно. — Пойдем, Дина. А то опоздаем. Извините нас, мисс Моррисон. Спасибо, что отнеслись к нам с пониманием.

Не обращая внимания на растерянное выражение лица мисс Моррисон, Джейд потянула Дину к двери.

— Эй, куда ты так летишь? — спросила та, глядя, как подруга бежит к машине.

— С минуты па минуту здесь будет Фарберсон, — громко прошептала Джейд.

Этого оказалось достаточно. Дина мигом прыгнула в машину, включила зажигание и задом съехала с обочины.

— Надо объехать вокруг дома и вернуться, — сказала ей Джейд.

— Что?

— Припаркуйся где-нибудь неподалеку. Нужно проследить за Фарберсоном, узнать, зачем он приодет.

— Что происходит? — недоумевала Дина. — О чем они говорили по телефону?

— Она называла Фарберсона «дорогой», — объяснила Джейд, не сводя глаз с дороги, где вот-вот должна была появиться машина Фарберсона.

— Да? Ты хочешь сказать…

— Я думаю, что между ними определенно что-то есть. Она умоляла его приехать и что-то забрать. Она сказала, что больше не может терпеть зто у себя в доме. Он сначала заупрямился, но потом сказал, что сейчас приедет.

— Что бы это значило? — задумалась Дина. Она объехала дом кругом и остановилась недалеко от дома мисс Моррисон.

Почти сразу же к дому подъехал старый автомобиль Фарберсона.

— Пригнись! Пригнись ниже! — зашипела Джейд. — Он может нас увидеть.

Осторожно высунувшись из-за приборной панели, они увидели, как Фарберсон, не глядя по сторонам, направился прямо к дому. На пороге его встретила мисс Моррисон, и они поцеловались долгим нежным поцелуем. Потом она втолкнула его в дом и закрыла дверь.

— Вот это да! — протянула Дина.

— Не то слово, — сказала Джейд. — У них точно роман.

— Думаешь, Фарберсон убил свою жену из-за мисс Моррисон? — спросила Дина.

— Не знаю. — Джейд не отрываясь смотрела на закрытую дверь дома мисс Моррисон, будто на ней был написан ответ. — Я вот о чем думаю. Билеты в Аргентину.

— А при чем тут билеты, Джейд?

— Возможно, второй билет для мисс Моррисон.

— Хочешь сказать, он хочет бежать с ней? Точно! Как только я сама не догадалась! — разволновалась Дина. — Он убил свою жену, собираясь уехать с мисс Моррисон. Теперь-то нам есть с чем идти в полицию.

— Не думаю, — сказала Джейд, покачав головой. — Это всего лишь наши догадки. Допустим, у Фарберсона любовь с мисс Моррисон. Подумаешь, какое дело. Это не значит, что он убил свою жену. У нас нет доказательств. Дина.

— Что ж, значит, нужно их добыть. Почему мы сидим в машине? Может, надо пробраться к окну и заглянуть внутрь? — Дина потянулась к ручке дверцы.

— Нет. Не двигайся. Он зашел на минутку. Он сказал, что едет в ресторан.

Как только она это проговорила, дверь распахнулась, и на пороге появился Фарберсон. Они услышали, как он попрощался с мисс Моррисон и закрыл за собой дверь.

— Что это у него в руках? — спросила Дина. Фарберсон вышел из дома с маленьким бумажным свертком, перевязанным веревкой.

Он поднял крышку мусорного бака у крыльца дома мисс Моррисон и стал заталкивать туда сверток. Потом вдруг передумал. Он закрыл бак и отнес сверток в машину.

— Все это очень странно, — сказала Дина, пригибаясь ниже.

— Он хотел его выбросить, а потом решил взять с собой. Что это может быть?

Они проводили взглядом отъезжающую машину Фарберсона.

— Поехали за ним. Дина, — сказала Джейд. — Посмотрим, куда он поедет с этим свертком.

Дина завела двигатель и медленно поехала за машиной Фарберсона, держась от него на полквартала позади.

— Я знаю, что это, — вдруг заявила она, поворачивая за угол.

— Что?

— Я знаю, что в свертке, Джейд. Я точно знаю.

— Ну, и что же? Не тяни.

— Это его маска, — сказала Дина, не спуская глаз с машины Фарберсона. — Это маска и окровавленная рубашка, которая была на нем в вечер убийства жены!


Глава 16


— Осторожно, автобус!

Дина едва успела свернуть. Водитель автобуса сердито засигналил.

— Извини, — сказала Дина Джейд. — Я так засмотрелась на машину Фарберсона, что не заметила, что еду по встречной полосе.

— Мы почти у ресторана, — сказала Джейд.

— Я уверена, что не ошиблась насчет свертка, — проговорила Дина, останавливаясь на светофоре. — Ему ведь нужно где-то спрятать маску и рубашку, верно?

— Да, — согласилась Джейд.

— Отличная идея — отдать все это на время мисс Моррисон.

— Да, может быть, ты и права, — сказала Джейд. — Я слышала, как она говорила по телефону, что она больше не может держать это у себя в доме. Она умоляла его забрать это. Наверное, все так, как ты говоришь. Наверное, в свертке — маска.

— Если я права, это и есть самое главное доказательство. — Дина улыбнулась — последнее время она улыбалась нечасто. — Мы докажем полиции, что говорили правду, и они освободят Чака.

— Эй, притормози немного.

— Извини, я так разволновалась, что…

— Нет, я имею в виду, тормози, — перебила ее Джейд. — Вот ресторан Фарберсона. Смотри, он паркуется на стоянке.

Дина нажала на тормоза. Хорошо еще, что позади не было машин. Она нашла свободное место и, пропустив грузовик, развернулась и въехала на стоянку. Девушки вышли из машины и, спрятавшись за автобусом, стали смотреть.

Фарберсон вылез из машины, запер дверцу. Под мышкой у него был зажат серый сверток. Он прошел вдоль ряда мусорных баков во дворе.

— Отлично! — шепнула Джейд. — Если он выбросит сверток в один из баков, мы сможем, когда он уйдет, вытащить его оттуда.

Но Фарберсон снова передумал. Он повернулся и направился в узкую аллею у ресторана.

— Пойдем — нужно проследить за ним, — сказала Джейд и, оглядевшись по сторонам, перебежала через улицу.

— Но… но ведь он нас увидит! — крикнула Дина, бросившись за ней.

— Держись поближе к стене, — сказала Джейд.

Прижавшись к стене, они стали следить за Фарберсоном. Тот зашел за ресторан. Подруги, выглядывая из-за угла, смотрели, как он идет по маленькому цементированному дворику, с четырех сторон огражденному стенами соседних зданий.

Посреди дворика стоял высокий желтый мусорный контейнер. Фарберсон воровато посмотрел по сторонам, будто не хотел, чтобы его увидели.

Джейд с Диной, затаив дыхание, прижались к грязной кирпичной стене. Фарберсон выбросил сверток в контейнер и быстро скрылся за дверью заднего входа ресторана.

— Пойдем достанем его, — прошептала Дина. Она вся трепетала от возбуждения. Сердце ее билось так часто, что она едва переводила дыхание.

— Ш-ш-ш. Подождем минуту, — остановила ее Джейд. — Вдруг он надумает выйти.

Эта минута показалась девушкам целой вечностью. Убедившись еще раз, что вокруг никого нет, они кивнули друг другу и побежали к мусорному контейнеру.

Но на полпути их остановил недовольный мужской голос.

— Эй, что вы здесь делаете?

Дина оцепенела. Ей показалось, что сердце ее перестало биться. Она медленно обернулась.

— Я спрашиваю, что вы здесь делаете?

Дверь, ведущая в кухню ресторана, была открыта. Внутри двое мужчин в белых передниках нарезали овощи. Один из них — тот, кто обратился к подругам, — шагнул к двери.

— Ну… мы думали, здесь вход, — как всегда, мгновенно нашлась Джейд.

Человек, пожевывая зубочистку, окинул их подозрительным взглядом.

— Ресторан закрыт. Мы всегда закрыты в обед, — сказал он и выплюнул зубочистку.

— А, — протянула Джейд. — Ну ладно. Зайдем попозже. — И она пошла за Диной, которая уже скрылась за углом.

Они побежали назад по узкой аллее. Никто из них не сказал ни слова, пока они не вернулись к машине. Они поехали к дому Дины.

— Чуть не попались, — наконец пробормотала Джейд, все еще не отошедшая от испуга. — С этим поваром, видно, шутки плохи.

— И что нам теперь делать? — простонала Дина. — Нам во что бы то ни стало нужно забрать этот сверток. Мы были так близко! Если бы только…

— Мы вернемся позже, — сказала Джейд.

— Но дверь в кухню открыта. Нам ни за что не пробраться к контейнеру.

— Сейчас — нет, — задумчиво проговорила Джейд. — Вернемся туда ближе к вечеру. Повара будут заняты, и им будет не до школьниц, роющихся в мусоре.

Обе какое-то время молчали.

— Что думаешь? — наконец спросила Джейд. — Хороший план?

Дина мрачно взглянула на подругу.

— А разве у нас есть выбор? — тихо сказала она.

— Паркуйся ближе к аллее, — говорила Джейд, — на случай, если нам придется бежать.

Дина внутренне содрогнулась.

— Думаешь, до этого дойдет? Джейд пожала плечами.

— Надо все предусмотреть. Да не дрожи ты. Нам никто ничего не сделает — подумаешь, пороемся в мусоре!

— А что если нас увидит Фарберсон? — Дина резко вывернула руль, едва не сбив на перекрестке девушку на велосипеде. — Светили бы фары поярче. Сегодня такая темнотища.

— Просто нет луны, — сказала Джейд, взглянув на небо из окна машины. — Почти девять. Дина. Сейчас у Фарберсона, наверное, куча работы.

— Надеюсь, ты права, — откликнулась Дина, не в силах унять нервную дрожь.

Впереди показался ресторан.

— Сегодня людно, — заметила Дина, поискав глазами свободное место на стоянке. — На этой стороне улицы все занято.

— Ну надо же, — разочарованно протянула Джейд. — Паркуйся там, на другой стороне. Может быть, нам повезет и не придется уносить ноги.

— Очень смешно, — проговорила Дина, въезжая на стоянку и стараясь встать как можно ближе к проезжей части. — С чего это ты так развеселилась?

— По-твоему, мне весело? — серьезным тоном сказала Джейд. — Я просто немного взвинчена, потому что мне кажется, ты права насчет содержимого свертка. И если все получится и сегодня маска будет у нас, мы добьемся освобождения Чака — и ареста настоящего убийцы!

— Будем надеяться, — проговорила Дина. — Пошли!

Через минуту они уже пробирались по аллее к ресторану. В темноте она казалась еще уже и длиннее, чем днем.

— Надо было взять фонарик, — пробормотала Дина, ощупью двигаясь за Джейд вдоль стены.

— С фонариком нас могли бы заметить, — прошептала Джейд. — Не волнуйся. Во дворе будет светло — там вокруг стоят дома.

Они завернули за угол. Дворик был освещен единственной лампой, висевшей над дверью в кухню, которая, к счастью, была на этот раз закрыта.

— Пока нам везет, — шепнула Дина.

— Будем надеяться, что никто не надумает выйти, пока мы будем шарить в контейнере, — сказала Джейд и вдруг, вздрогнув, едва не упала на Дину.

— Джейд, что случилось? — испуганно вскрикнула Дина.

— Что-то… что-то скользнуло у меня по ногам. Это…

Дина посмотрела под ноги. Мимо юркнула большая серая крыса и исчезла во мраке аллеи.

— Господи, как я испугалась, — сказала Джейд, с трудом переводя дыхание.

— Наверное, их тут много, — предположила Дина, голос ее слегка дрожал. — Должно быть, они копаются в мусоре.

— О боже!

Из контейнера вынырнула еще одна крыса, с писком шлепнулась об асфальт и засеменила туда же, где скрылась первая.

— Идем, Дина. Посмотрим, осталось ли там что-нибудь после крыс.

Они подошли к мусорному контейнеру. Дина огляделась по сторонам. В нескольких окнах домов горел свет. Оставалось надеяться, что никто из жителей случайно не выглянет во двор.

— Давай, — сказала Джейд. — Здесь слишком высоко, ничего не видно. Придется забраться внутрь.

— Что? Туда? — вздрогнула Дина. В ноздри бил резкий запах гнили. — Фу.

— Ничего, привыкнем, — сказала Джейд, зажимая пальцами нос. — Наверное. Давай, поддержи меня. Я залезу, а потом дам тебе руку.

— Какая мерзость, — брезгливо поморщилась Дина, чувствуя, что ее сейчас стошнит. — Я… меня воротит от этой вони, правда.

— Дина, зажми нос. Забудь об этом. Надо найти сверток и убираться отсюда. Поддтавь мне спину.

Дина усилием воли заставила себя подойти к смердящему контейнеру. Джейд ухватилась за край, подтянулась на руках и прыгнула внутрь.

— Если ты думаешь, что воняет снаружи, интересно, что ты скажешь здесь, — крикнула она Дине.

— Ты видишь сверток? — с надеждой в голосе спросила Дина.

— Ничего, кроме гнилой капусты, — сказала Джейд. — Наверное, у них сегодня капустный день! — Перегнувшись через край, она протянула руки Дине. — Залезай. Я помогу тебе. Вдвоем найдем быстрее.

— А там… там крысы есть? — с опаской спросила Дина.

— Всего парочка, — раздраженно ответила Джейд. Она потянула Дину за руку, и через пару секунд та уже стояла рядом с ней, по колено в мусоре. — Давай. Ищи.

Они начали рыться в склизких помоях.

— Какая дрянь, — с омерзением проговорила Дина. — Когда вернемся домой, залезу в ванну и буду сидеть там до утра.

— Прощай наши шмотки, — сказала Джейд. — Ну где же этот сверток? Он должен быть где-то на самом дне. Господи, какая вонь! Здесь рыбьи хвосты.

И тут они услышали какой-то шум. Обе замерли, присев на корточки.

Дверь в кухню распахнулась. Дина затаила дыхание. Кто-то шел к контейнеру.

Нет, нет, пожалуйста, только не сюда, молила Дина в душе.

И тут сверху прямо на них полетели два пластиковых мешка с мусором. Джейд, не удержавшись на ногах, плюхнулась в мусорную кучу. Дине удалось сохранить равновесие. Обе боялись даже пик-путь.

Послышались удаляющиеся шаги. Хлопнула дверь.

— Джейд, где ты? — шепотом позвала Дина, отпихивая от себя мешки.

— А ты как думаешь? — пробормотала Джейд. — О господи. Я вся в помоях. И почему они не выбрасывают в мешках все? — Она выпрямилась было, но тут же снова пригнулась.

— Что такое? — спросила Дина. В углу контейнера что-то зашевелилось. Это, наверное, просто голодная крыса, догадалась она.

— Я что-то нащупала, — объявила Джейд, шаря рукой по дну. Она расплылась в улыбке: в руке у нее был серый сверток. — Вот он.

— Давай, открывай! — нетерпеливо воскликнула Дина. — Там маска?

— Ну что ты — не здесь же, — сказала Джейд. — Сначала вернемся в машину.

Дина не стала спорить. Она выбралась из контейнера и помогла вылезть Джейд. Они посмотрели на дверь — закрыта.

Обе, пропитанные отвратительным запахом помоев, они со всех ног бросились по темной аллее. На тротуаре они столкнулись с какой-то пожилой парой, выходящей из ресторана.

— Смотрите, куда несетесь! — возмущенно крикнул мужчина. Но они, даже не извинившись, побежали дальше.

На стоянке они устало прислонились к машине, переводя дух.

— Открывай, давай посмотрим, что там, — торопила Дина. — Джейд, мы сделали это. Мы добыли доказательства. Я знала, что мы сможем выручить Чака из беды!

Узлы были завязаны очень туго. Джейд дрожащими руками пыталась распутать веревки.

— Что-то он слишком тяжелый для маски, — пробормотала она.

— Наверное, там еще и рубашка, — сказала Дина, не сводя глаз со свертка.

Наконец Джейд удалось ослабить узлы. Она развернула бумагу.

Увидев, что было внутри, обе невольно вскрикнули.


Глава 17


Прямо на них смотрели мертвые, ввалившиеся глаза кота.

От него разило хуже, чем из мусорного контейнера.

Джейд швырнула кота вместе со свертком на землю.

— Не может быть, — простонала Дина. — Дохлая кошка. Фарберсон выбросил на помойку дохлую кошку.

— Мисс Моррисон сказала, что у нее неудачно начался день, — припомнила Джейд. — Наверное, это потому, что у нее сдох кот. И сама она была не в состоянии убрать его. И попросила Фарберсона.

— Не может быть, — тряхнув головой, повторила Дина, едва сдерживая навернувшиеся на глаза слезы. — Я так расстроилась, Джейд.

— Я тоже. — Джейд, прислонившись спиной к машине, закрыла глаза. — Я думала то же самое, что и ты, Дина. Я думала, маска у нас в кармане. Я думала… ох, да что теперь говорить! — с горечью в голосе проговорила она. Она посмотрела на валявшегося на земле кота и поморщилась.

— И что теперь? — мрачно спросила Дина. — Где награда за все наши труды?

— Ну, мы хотя бы узнали, что Фарберсон в субботу собирается уехать из страны. Мы узнали, что он и мисс Моррисон…

— Ничего мы не узнали, — перебила ее Дина. — Ровным счетом ничего. Никаких доказательств. Никаких доказательств, что человек в маске — это он. Никаких доказательств, что это он убил свою жену. Ничего.

— А может быть, это и в самом деле не он, — задумчиво протянула Джейд.

— Что? — Дина в изумлении уставилась на подругу.

— Может быть, мы ошиблись, потому что нам просто показалось, что голос Фарберсона похож на голос человека в маске. Но надо смотреть правде в глаза. Дина: у нас нет никаких доказательств, что это он. Как ты и сказала.

— Нет. Это был он. Это точно Фарберсон, — уверенно сказала Дина. — Я в этом ничуть не сомневаюсь.

Джейд посмотрела на нее.

— Ничуть?

Дина промолчала. Потом, устало вздохнув, сказала:

— Поехали домой.

Они сели в машину. Дина пошарила в темноте в поисках ключей.

— И почему на стоянке нет фонарей? Темнотища, как на Фиар-стрит.

Джейд лишь пожала плечами.

— Даже не напоминай мне об этом месте.

Дина наконец нашла ключи и пыталась ощупью вставить их в зажигание.

— Быстрее, — раздраженно сказала Джейд. — надо убираться отсюда.

— Стараюсь, — виновато проговорила Дина. Она завела двигатель и развернула машину.

Она посмотрела в зеркало заднего вида — и тут сзади протянулась чья-то рука и больно схватила се за плечо.

— Нет! — вскрикнула она и нажала на тормоз. Джейд обернулась с широко раскрытыми от ужаса глазами и прямо перед собой увидела человека в маске — и в то же мгновение ей на плечо опустилась его тяжелая ладонь.

— Ой — мне больно!

Крепко стиснув их плечи, человек нагнулся к ним совсем близко.

Обдавая их горячим дыханием, он прорычал злобным басом:

— Не попадайтесь мне больше на глаза. Я вас предупредил.

От него разило чесноком.

Отпихнув девочек, он выскочил из машины и, не захлопнув дверцу, скрылся в темноте.


Глава 18


На следующий день Дина не могла дождаться конца занятий. Все утро у нее в ушах стоял хриплый голос незнакомца в маске. В том месте, где он схватил ее, до сих пор горело плечо.

«Почему он не убил нас? — размышляла она. — С другой стороны, зачем ему это?» — отвечала она сама себе. В субботу он все равно уедет навсегда, а за совершенное им преступление будет расплачиваться Чак.

Перед ленчем она подошла к своему шкафчику. Вставляя в замок ключ, она выронила учебники. Когда она нагнулась, чтобы поднять их, упала сумочка, и содержимое ее рассыпалось по полу.

— Помочь тебе? — послышался над ухом знакомый голос.

Дина подняла глаза и увидела прямо перед собой улыбающегося Роба Морелла. Она до того устала, что в благодарность смогла пробормотать лишь что-то невнятное. Но Роб, казалось, не обиделся. Он нагнулся, помог собрать вещи, а потом «просил, не согласится ли она сходить с ним после школы в кафе.

Дина почувствовала, что на глаза ее наворачиваются слезы.

— Спасибо, Роб, — ответила она. — Но я не могу — У меня дела.

Роб, казалось, огорчился, потом пожал плечами.

— Что ж, тогда как-нибудь в другой раз, — сказал он и пошел дальше по коридору.

Дина проводила его долгим взглядом, на душе у нее скребли кошки. Но что она могла сказать ему? Что идет в тюрьму на свидание к брату? К бедному брату, ожидающему суда за преступление, которого он не совершал.

Дина чувствовала себя виноватой. Она уже давно не видела Чака, но не знала, как заставить себя взглянуть ему в глаза. Ей было горько видеть его за тюремной решеткой. Она даже не знала, что ему сказать.

Но зато он постоянно спрашивал о ней. Так что у нее не было выбора. Нужно взять себя в руки и повидаться с ним. Она должна признаться ему, что полиция не поверила ни единому ее слову, что ей не удалось найти никаких доказательств своей правоты.

За спиной с грохотом закрылась тяжелая металлическая дверь. Дина вздрогнула. Сердце ее бешено колотилось. Вслед за охранником она шла по длинному темному коридору, ступая по бесцветным плиткам пола, за долгие годы стертым тысячами ног заключенных.

Минуя еще две стальные двери, они вошли в просторную пустую комнату, освещенную флуоресцентными лампами.

— Пожалуйста, присядьте здесь, — сказал охранник. — Сейчас приведут вашего брата. — И он одарил Дину широкой дружеской улыбкой. Дина не могла отвести глаз от его лица. Неужели в этом месте еще кто-то может улыбаться?

Охранник вышел, и Дина осталась ждать в узкой комнате без окон, разделенной в центре длинной перегородкой из огнеупорной пластмассы. От перегородки до потолка тянулась проволочная сетка, чтобы посетители и заключенные не дотрагивались друг до друга.

В глубине комнаты сидела молодая женщина, рыдавшая в платок. Дина не видела, с кем она разговаривает, но слышала низкий, монотонный мужской голос по ту сторону перегородки.

Дина села на расшатанный деревянный стул. Ей никогда раньше не доводилось бывать в таком жутком месте, и чувствовала она себя здесь крайне неуютно.

«Интересно, изменился ли Чак? — думала Дина. — Как он выглядит? Как будет вести себя? Не ожесточился ли?» Она так волновалась, что ей хотелось вскочить и бежать куда глаза глядят.

Через несколько нескончаемых минут вооруженный охранник ввел Чака в другое отделение помещения, по ту сторону перегородки. На Чаке была бледно-голубая хлопчатобумажная рубашка и брюки из грубой ткани. Дина подумала, что он очень похудел и побледнел.

Сперва он не заметил ее, а когда увидел, оттолкнул охранника и бросился к ней.

— Дина…

Она поднялась ему навстречу.

— Остановись там! — крикнул охранник. — Ты знаешь правила.

Чак остановился в нескольких дюймах от перегородки и сел на откидной стул.

— Никаких резких движений, понял? — предупредил охранник и, сложив руки на груди, стал наблюдать за ними.

— Чак… здравствуй, — смущенно пробормотала Дина. Она заставляла себя смотреть ему прямо в слезящиеся, покрасневшие глаза.

— Ты должна вытащить меня отсюда, — проговорил Чак громким шепотом.

— Что? — Она не была уверена, что правильно расслышала его слова.

— Я больше не могу здесь, Дина. Не могу. Я схожу с ума. — Он закрыл глаза и прижался лбом к решетке.

— Назад! — прикрикнул охранник, шагнув к Чаку.

— Извините, — громко сказал ему Чак и сел прямо.

— Еще одно предупреждение — и вернешься в камеру, — предупредил охранник.

— Здесь сплошной кошмар, — продолжал Чак, понизив голос. — Тебя постоянно унижают. Большинство заключенных — преступники. Настоящие преступники. Грабители, наркоторговцы. Один рассказывает направо и налево, как вырезал целую семью, отдыхавшую в кемпинге в государственном заповеднике.

Дина смотрела на него во все глаза, силясь не разрыдаться.

— Это так ужасно, — наконец с трудом выдавила она.

— Я должен выбраться отсюда. Должен! Просто не верится, что все это происходит со мной. Это несправедливо!

— Папа говорит, адвокат скоро добьется твоего освобождения. Ему нужно только доказать, что убийство было непредумышленным, — сказала Дина и тут же укорила себя за это — настолько дико прозвучали ее слова.

— Когда еще это будет! — воскликнул Чак. — Я не могу больше здесь находиться!

— Мы с Джейд пытаемся тебе помочь, — сообщила ему Дина.

На мгновение лицо Чака просветлело.

— Как Джейд?

— Очень беспокоится о тебе.

— Да уж, — мрачно сказал он.

— Мы с Джейд кое-что разузнали, — прошептала Дина.

— Осталось две минуты, — прервал их охранник, посмотрев на большие круглые часы на стене.

Дина вкратце рассказала Чаку о Фарберсоне, о билетах на самолет, об их визите к мисс Моррисон.

— Вот это да! — изумился Чак. — Вы обе здорово рисковали. Просто не верится, что все это ради меня.

— Ты же мой брат, — сказала Дина. — Кроме того, мы с Джейд тоже в этом замешаны.

— Ага. Только вы по ту сторону решетки, а я — по эту, — проговорил Чак с горечью в голосе. — Господи, мне бы только выбраться отсюда. Я бы отправился прямиком на Фиар-стрит, к Фарберсону. Переворошил бы весь дом, пока не нашел бы доказательства его вины.

— Хорошо, — сказала Дина.

— Что? Что значит — «хорошо»? — На лице его появилось недоуменное выражение.

— Мы с Джейд поедем туда.

— Нет — постой! Я не говорил, что вы должны это сделать. Я сказал — я бы так сделал, если бы оказался на свободе.

— Ну, мы на свободе, а ты пока нет, так что…

— Ни за что! — в голос закричал Чак. — Не смейте! Это опасно! Этот человек — убийца! Нет! Я не допущу этого! — Он вскочил на ноги и вцепился в проволочную сетку.

— Эй… — предостерегающе крикнул охранник.

— Мы поедем, и ты нас не остановишь! — заявила Дина. — У нас остается всего лишь день, чтобы доказать его виновность.

— Нет! Я не позволю! — кричал Чак. — Не смейте!

— Я тебя предупредил, — сказал охранник. Он быстро шагнул к Чаку, сгреб его обеими руками и оттащил от перегородки.

— Пустите меня, — злобно прошипел Чак, вырываясь. — Не ездите на Фиар-стрит! — крикнул он Дине.

Охранник скрутил его и стал надевать ему наручники.

— На грубость нарываешься, парень?

— Отпустите меня! — орал Чак.

Дина больше не могла смотреть на это. Она встала и отвернулась. Тут же появился другой охранник и вывел ее из комнаты. Когда за ними закрылась дверь, она все еще продолжала слышать крики упирающегося Чака.

— Дина! Дина! Ты слышала, что я сказал? — неслось ей вслед.


Глава 19


Побывав в тюрьме, Дина вернулась домой в ужасном состоянии. Голова раскалывалась, болел живот. «Должно быть, у меня начинается грипп, — подумала она. — Надо лечь в постель, накрыться с головой одеялом, и все пройдет».

Но она знала, что это не поможет.

Единственный способ покончить с этим кошмаром — отправиться на Фиар-стрит и доказать, что убийца — Фарберсон.

За ужином у нее совсем не было аппетита, что, как всегда, не укрылось от мамы.

— Что случилось, милая? — ласково спросила она. — Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — соврала Дина и, чтобы доказать это, запихнула в рот полную ложку картофельного пюре. Это было одно из ее любимых блюд, но сегодня она даже не ощущала вкуса.

— Я знаю, что с тобой, — продолжала мама. — Ты волнуешься о Чаке, да?

Дина молча кивнула. Она уже не решалась о чем-либо рассказывать.

— Мы все волнуемся. Дина, — сказал папа. — Но Чак сам во всем виноват. Если бы не ваши глупые игры с телефоном…

— Но он никого не убивал! — с негодованием крикнула Дина, сама поражаясь своему порыву. — Он не преступник! А полиция держит его за решеткой, будто он один из них! И вы говорите, что он это заслужил!

— Остыньте немного, леди, — миролюбиво проговорил папа. — Я ничего такого не говорил! Я только хотел сказать…

Дина не стала ждать, пока он договорит. Она с грохотом отодвинула стул, выскочила из-за стола, убежала в свою комнату, бросилась на кровать и разрыдалась. Через минуту в дверь постучала мама.

— Можно войти? — спросила она.

— Пожалуйста, — угрюмо пробормотала Дина. Мама присела на край кровати и погладила дочь по спине.

— Не нужно сердиться на папу, — сказала она. — Ты знаешь, как тяжело он все переживает? Ведь Чак — его единственный сын.

— Извини, мама. Я не хочу говорить об этом. Я устала, я хочу, чтобы меня оставили в покое.

Мама потрепала ее по волосам и поднялась, бросив на нее напоследок встревоженный взгляд.

— Хорошо, милая, — сказала она. — Если потом захочешь поговорить, я буду внизу.

Дина поплакала еще немного, вытерла слезы и умылась холодной водой. Потом села за стол и решила заняться тригонометрией, но никак не могла сосредоточиться.

Бесполезно. Как бы она ни старалась, в голове была единственная мысль: нужно ехать на Фиар-стрит.

Зазвонил телефон. Она испуганно вскочила, сердце ее вдруг учащенно забилось. А что если это он?

Но это была Джейд.

— Как Чак? — сразу же спросила она.

— Грустный и злой, — сказала Дина. — Но разве можно его винить? Передавал тебе привет.

— Как он выглядит?

— Как все заключенные, — раздраженно ответила Дина. — А ты что хотела?

— Да ладно тебе, не злись, — сказала Джейд.

— Извини. Просто меня все это достало.

— И меня тоже, — призналась Джейд. — Какие планы?

— Думаю, пора нанести визит на Фиар-стрит, — сказала Дина.

Джейд в ответ не сказала ни слова.

Дина так устала, что всю ночь проспала как убитая. И проснулась наутро свежей, бодрой, в хорошем настроении — пока не вспомнила, какой сегодня день и что им с Джейд предстоит предпринять.

Но, может, не все так плохо, убеждала она себя. Во-первых, Фарберсон, скорее всего, будет на работе. И у них будет масса времени, чтобы разыскать что-нибудь доказывающее его причастность к убийству.

За ленчем Джейд была в приподнятом настроении.

— Готова к приключениям? — спросила она, ставя на стол поднос.

Конечно, приключением назвать это было трудно. Но спокойствие Джейд передалось и Дине, и она еще больше приободрилась, когда из-за соседнего столика ей помахал рукой и подмигнул Роб Морелл.

К концу дня у нее, несмотря на волнение, появилась уверенность в успехе. Единственное, что ее немного беспокоило, так это сгущавшиеся тучи. Но что такое дождь по сравнению с остальным?

Когда Дина после уроков вернулась домой, начался настоящий ливень. В доме было темно, словно ночью. Мама по пятницам работала допоздна, папы еще не было.

Дина положила учебники на стол, разогрела суп на кухне. И тут зазвонил телефон.

— Алло, Дина? — Это был пана.

— Здравствуй, пап, — сказала она как можно беспечнее.

— Вот погодка-то, а? — проговорил он. — Слушай, у нас тут на работе небольшие проблемы. Молния ударила в трансформатор, и в южной части города отключились все телефоны. Придется задержаться, чтобы устранить неполадку. Скажи маме, чтобы не ждала меня к ужину.

— Хорошо, папа, — ответила Дина. — Смотри не намокни.

Она быстро съела суп, переоделась в джинсы и теплый свитер, накинула сверху дождевик. Перед уходом она написала маме записку, что пошла к Джейд делать уроки, и отправилась на Дивижн-стрит, где ее ждала Джейд. Плохо, что нет машины, думала она.

Когда Дина добралась до места, она промокла насквозь. Джейд ждала ее напротив пиццерии, кутаясь в ярко-желтый плащ и непостижимым образом даже под дождем умудряясь выглядеть на все сто.

— Я словно мокрая курица, — пожаловалась Дина.

— Вот уж точно, — согласилась Джейд. — Ну что, готова?

— Назад пути нет, — сказала Дина. — Только сначала надо позвонить и удостовериться, что Фарберсона нет дома.

Джейд бросила монетку в автомат, подождала секунду и повесила трубку.

— Весело, — проговорила она. — Все глухо: ни гудка, ни отбоя — тип1ина.

— Надо же, совсем из головы вылетело, — спохватилась Дина. — Мне же звонил папа — сказал, в южной части города отключены все телефоны.

— О господи! — воскликнула Джейд. — И что же нам делать?

— Придется отправиться туда пряв^о так, — твердо сказала Дина. — Разве у нас есть выбор? Если увидим свет, придумаем что-нибудь еще.

Джейд согласно кивнула.

— Я уверена, что он в ресторане, — сказала она. — Думаю, он не станет привлекать к себе внимания в вечер перед отъездом. Верно?

— Верно, — сказала Дина, всей душой надеясь, что это так.

На пересечении Дивижн-стрит и Милл-роад девушки сели в автобус до Уэйнсбриджа. В автобусе было сухо и тепло, и Дина старалась не думать, куда он их везет.

— Следующая остановка — наша, — напомнила Джейд.

Дина неохотно нажала кнопку остановки по требованию, и автобус остановился у маленькой платформы на обочине. Место казалось совсем безлюдным: густые заросли кустов, раскидистые деревья по обеим сторонам дороги. Отовсюду капало и текло, и, хотя было еще не поздно, из-за тяжелых грозовых туч было темно, словно ночью. Над головой небо озаряли вспышки молний, сопровождавшиеся басистыми раскатами грома. В канаве вдоль Милл-роад бурлил дождевой поток.

— Симпатичное местечко, — пошутила Джейд.

— Очень смешно, — сказала Дина. Она вглядывалась в беспросветный мрак, пока глаза ее не различили дорожного указателя в нескольких футах от остановки. — Сюда, — проговорила она, и они, утопая в грязи, поплелись по обочине к перекрестку.

На одной стрелке указателя значилось: «Милл-роад». А на другой, под углом к первой, они прочитали: «Фиар-стрит».

Девушки переглянулись. Дина надеялась, что вид у нее не такой испуганный, как у Джейд.

— Ну вот она, та самая улица, — проговорила Джейд, силясь улыбнуться.

— Да, — сказала Дина.


Глава 20


Промокшие, дрожащие от страха, девушки побрели по Фиар-стрит к дому Фарберсона. Дина пыталась делать вид, будто это была обычная улица, ничем не отличавшаяся от остальных улиц городка. Тем более что во время дождя все они выглядели одинаково мрачно.

Когда они прошли чуть больше квартала, дождь усилился. Завывал ветер. В небе сверкали молнии.

— Что это было? — вдруг, вздрогнув, спросила Джейд, схватив Дину за руку.

Дина обернулась и увидела, как что-то — что-то темное и гладкое — скрылось во дворе дома через улицу.

— Должно быть, собака, — неуверенно проговорила она. — Как бы то ни было, больше ничего не видно.

Они пошли дальше, по хлюпающей грязи и лужам воды, собиравшейся в трещинах разбитого асфальта.

— Наверное, мы уже где-то рядом? — спросила Джейд.

— Да, вот этот дом, — сказала Дина, указывая на него рукой.

В доме Фарберсона света не было. Девушки подошли к крыльцу и заглянули в окно гостиной, но там было слишком темно.

— Значит, он в ресторане, — сказала Джейд. — Слава богу.

Дина подошла к двери. Вход был перекрыт ярко-желтой лентой с надписью «МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ». Она дернула ручку, но дверь была заперта.

— Придется разбить окно и влезть через него, — сказала Джейд.

— Только не с этой стороны. Здесь нас могут увидеть. Пошли. Зайдем сзади.

Они побежали за дом, скользя по размякшей от дождя земле. Ливень немного поутих, но небо то и дело озарялось яркими вспышками молний. Они оказались у черного входа.

В дверь так и не вставили стекла; брешь была прикрыта куском картона, который так намок, что, когда Дина вынимала его, распался у нее в руках.

Они прислушались. Внутри было тихо.

— Эй! — позвала Дина, приготовившись убежать, если кто-нибудь откликнется.

Но не было слышно ничего, кроме протяжного воя ветра и монотонного гула дождя.

Дина осторожно сунула руку в брешь, нащупала задвижку с обратной стороны двери и открыла ее.

— Ну вот, — сказала она, медленно толкнув дверь. — Пошли.

Девушки боязливо переглянулись и шагнули в темноту пустого дома.

Первым, что бросилось Дине в глаза, был царивший в кухне беспорядок — мистер Фарберсон с прошлой субботы даже не удосужился прибраться здесь. Стол подняли, но столешница и пол были все так же усыпаны приправами и мукой. Лучик фонаря высветил в пыли крохотные следы мышиных лапок.

— Фу! — проговорила она. — Какой бардак!

— Если ты думаешь, что здесь бардак, то подожди, пока зайдешь сюда, — приглушенным голосом позвала Джейд из глубины дома. Дина следом за подругой вошла в гостиную, где в прошлую субботу они пережили далеко не самые приятные мгновения своей жизни. На ковре чернели пятна засохшей крови, мелом были обведены контуры тела миссис Фарберсон. Пол был усеян осколками разбитых пепельниц и ламп. Мистер Фарберсон даже не подобрал разбросанные по комнате диванные подушки.

— Какая грязь, — поморщилась Дина. — Я даже не знаю, с чего начать.

— Ты видишь что-нибудь похожее на стол? — спросила Джейд. — Может, найдем там какие-нибудь бумаги — страховой полис, дневник, что-нибудь еще.

Девушки, водя фонариками, осмотрели комнату, но здесь не было ни одного стола.

— Смотри-ка, — вдруг сказала Джейд. У вспоротого дивана стояла корзина со старыми журналами. — Подержи фонарик, я пороюсь здесь.

Джейд, присев на корточки, быстро пролистала полдюжины глянцевых изданий. Здесь было еще несколько рекламных брошюр по снижению веса.

что-то вроде каталога под названием «Современный дом» и несколько почтовых открыток, адресованных миссис Эдне Фарберсон.

— Да, это очень помогло, — пробормотала Джейд, отряхивая пыль.

Дина подошла к тумбочке, где стоял телефон и лежал телефонный справочник. Она дернула ящик. Но он не поддавался. В раздражении она стукнула по тумбочке кулаком и снова изо всех сил потянула ящик на себя. И вдруг ящик выдвинулся, телефон с грохотом свалился на пол. Джейд испуганно вскрикнула.

— Эй, нельзя поаккуратнее? — сказала она.

— Думаю, я что-то нашла! — радостным голосом объявила Дина: из ящика выпала маленькая записная книжка. Она подняла ее и осветила фонариком. — Ложная тревога, — разочарованно протянула она. — Она совсем пустая.

— Чудесно, — съязвила Джейд. — Ладно, идем наверх.

Когда они поднимались по стертым скрипящим ступеням. Дина вдруг услышала какой-то шум, от которого по спине у нее пробежал холодок.

— Ты слышала? — дрожа, шепнула она. Джейд тоже застыла на месте.

— Что — скрип?

— Напоминает звук от кресла-качалки, — сказала Дина. — Ты не думаешь…

— И кто же там качается? — едко спросила Джейд. — Мистер Фарберсон на работе, миссис Фарберсон мертва.

«Господи, что я здесь делаю?» — промелькнуло у Дины в голове.

— Наверное, просто показалось, — сказала она, стараясь заставить себя поверить в собственные слова. Они уже были наверху. — Опять этот звук, — прошептала она. — Это из той комнаты. — Затаим дыхание. Дина на цыпочках подкралась к двери и толчком распахнула ее.

Это была спальня, с широкой кроватью и двумя большими письменными столами. Окно в стене напротив было открыто. При каждом порыве ветра ставни раскачивались, издавая тот жалобный скрип, который слышали подруги.

— Жуткий дом. — Джейд, остановившись в дверях, осмотрела комнату.

— С одной жутью надо покончить, — сказала Дина и подошла к окну, чтобы прикрыть его, едва не поскользнувшись в луже дождевой воды под подоконником. — Есть хорошая новость, дождь заканчивается.

— Что, есть и плохая? — поинтересовалась Джейд.

— Не могу закрыть окно, — пожаловалась Дина. — Мешает ветка. Снаружи огромное дерево.

— Давай помогу, — предложила Джейд. Она подошла и, пока Дина тянула на себя створку окна, обеими руками удерживала толстую ветвь раскидистого клена.

— Вот так, — сказала Дина. — А то этот звук просто сводил меня с ума! — Она пробежала лучиком фонаря по комнате. — Думаешь, здесь стоит искать?

— В шкафу ничего, — сообщила Джейд. — Одни женские тряпки. Пахнет нафталином.

Следующая комната была меньше первой, и, как только они открыли дверь, Дина сразу поняла, что это то, что нужно.

— Наверное, это его кабинет, — воскликнула она в возбуждении.

— Отлично! — сказала Джейд с надеждой в голосе.

У окна стоял старый стальной стол, заваленный бумагами. В углу они увидели шкаф с двумя выдвинутыми ящиками — в них было пусто. Напротив была кушетка, тоже с кипами бумаг. На полу было несколько коробок и мешков для мусора, набитых какими-то документами и папками.

— Похоже, мистер Фарберсон собрался кое-что иыбросить, — заметила довольная Джейд.

— Чтобы в этом разобраться, понадобится не одна неделя, — вздохнула Дина, — а мы даже не знаем, что ищем.

— Может, и не придется копаться в этом мусоре, — обнадежила ее Джейд. — Просто просмотрим то, что сверху. Наверное, это то, чем он занимался в последнее время. Займись кушеткой, а я пороюсь на столе.

Дина присела на край кушетки и принялась просматривать сложенные стопками папки. В одних были счета за коммунальные услуги, в других — старые отчеты для налоговой инспекции, корешки чеков. Она уже хотела было отложить очередную папку в сторону, но тут ее взгляд упал на листок, который складывали и разворачивали столько раз, что места сгибов сильно затерлись.

— Кажется, я что-то нашла, — сказала она Джейд.

— Хорошо, — откликнулась Джейд. — И что же?

— Письмо. От миссис Фарберсон мистеру Фарберсону. Послушай!

— «Дорогой Стэн, — стала читать Дина. — Спорить дальше бесполезно. Я решила уйти от тебя, и ничто не заставит меня изменить это решение.

Мне ясно: с рестораном у тебя ничего не получится. Когда я давала тебе деньги на его покупку, и надеялась, что ты наконец преуспеешь хоть в чем-то. Но у тебя снова ничего не вышло.

Впредь я отказываюсь давать тебе деньги. За последние пять лет ты растратил большую часть моего наследства. Я не хочу остаться без гроша.

Приеду в субботу вечером забрать свои вещи. До свидания, Эдна».

— Вот оно! — воскликнула Джейд. — Вот почему он убил ее. Он жил за ее счет, а она решила уйти от него.

— Печальная история, — заметила Дина. — Видно, когда-то она по-настоящему любила его.

— И совершила огромную ошибку, — добавила Джейд. — В любом случае, мы нашли то, за чем пришли. Теперь надо уходить.

— Да, — сказала Дина. — Дай мне еще минутку. Я хочу заглянуть в шкаф.

— Зачем? У нас и так есть доказательство, с которым можно смело идти в полицию…

— Я хочу найти маску, — объяснила Дина.

— Ладно, — согласилась Джейд. — Только побыстрей.

Дина открыла шкаф и посветила фонариком внутрь.

— Здесь чемодан, — сообщила она.

— Оставь, — с беспокойством проговорила Джейд. — Кажется, подъехала машина.

— Да нет, наверное, это не сюда, — успокоила ее Дина. Она открыла чемодан: рубашки, носки, брюки. Она порылась в белье, ощупала дно — ничего. Разочарованно вздохнув, она захлопнула чемодан и стала шарить по полкам.

— Судя по звуку, машина приближается, — сказала Джейд, заметно нервничая. — Пойдем, забудь ты об этой маске! — Ладно.

Она закрыла шкаф и сунула письмо миссис Фарберсон в задний карман джинсов. И оцепенела.

Теперь она тоже услышала шум двигателя. Машина замедлила ход и свернула на дорожку, ведущую к дому Фарберсонов.

— Не может быть, это не он! — прошептала Дина. — Еще слишком рано!

Открылась и захлопнулась дверца.

Послышались приближающиеся шаги.

Звук поворачиваемого в замочной скважине ключа, скрип входной двери…


Глава 21


Девушки, едва дыша, замерли на месте. Они услышали шаги внизу, а потом увидели, как в гостиной вспыхнул свет.

— Надо что-то делать, — наконец прошептала Джейд.

— Например? — спросила Дина. — Нам остается только ждать. Может быть, он зашел всего на минутку, взять что-нибудь. — Она машинально ощупала письмо в кармане джинсов.

Это было неопровержимое доказательство — доказательство, которое спасет Чака. Нужно любыми способами доставить его в полицию.

Но как выбраться из дома?

Фарберсон направился на кухню.

— А что если он вернулся насовсем? — предположила Джейд, того же опасалась и Дина. — Может быть, ресторан закрылся раньше. Или он приболел.

— Тогда придется ждать, пока он ляжет спать, — вздохнула Дина. — Как он может догадаться, что мы здесь? Давай наденем плащи на случай, если придется прятаться.

Ступая как можно тише, Джейд на цыпочках подошла к столу и взяла со стула свой плащ и дождевик Дины. Когда она пошла обратно, под ногой ее скрипнула половица. Затаив дыхание, они прислушались, но все сошло благополучно.

— Мама меня убьет, — прошептала Джейд, натягивая желтый плащ. — Я сказала, что вернусь к десяти.

— Джейд, сейчас это должно волновать тебя меньше всего, — так же шепотом ответила Дина.

Девушки осторожно опустились на кушетку и стали ждать. Ждать пришлось долго. Каждая минута казалась им часом. В дождевике было жарко, и даже несмотря на то, что в комнате было довольно прохладно, у Дины по спине струился пот. Если бы только можно было выбраться из дома!

«Интересно, что делает Фарберсон?» — невольно подумала она. Внизу было тихо. ^ — Я больше не могу, — вдруг шепнула Джейд. — Нужно посмотреть, что там происходит. Может, это вовсе и не Фарберсон.

И, прежде чем Дина успела что-либо возразить, Джейд выскользнула в коридор. Через минуту она вернулась, в полумраке лицо ее казалось встревоженным.

— Он лежит на диване, — сказала она. — И храпит.

Дина сделала глубокий вдох.

— Может, нам удастся прошмыгнуть мимо не го, — неуверенно предложила она. — Что думаешь?

Джейд кивнула. Девушки, набрав в легкие воздуха и затаив дыхание, на цыпочках пошли к лестнице. Деревянный настил был очень старый, каждая половица скрипела. Дине казалось, что сирена скорой — и та тише звучит.

Они подошли к лестнице. Снизу доносился приглушенный храп Фарберсона.

Подруги крадучись стали спускаться по ступеням. Дина шла впереди, Джейд — за ней. Из-за перил показалась голова Фарберсона, покоившаяся на подлокотнике дивана.

Дина спустилась еще на одну ступень.

Храп стих.

Мистер Фарберсон засопел, сел и потянулся. Громко зевнув, он снова лег, перевернувшись на другой бок.

Девушки замерли. Потом как можно тише они развернулись и пошли назад. Когда они снова оказались у двери в кабинет Фарберсона, Дина заметила, что у нее дрожат руки.

Дина вошла в комнату, Джейд последовала за ней.

И тут Дина наткнулась на железную мусорную корзину для бумаг.

Корзина с грохотом опрокинулась. И сразу же снизу послышался бас мистера Фарберсона.

— Что за черт? — спросонья рявкнул он. Девушки испуганно переглянулись. Джейд быстро поставила корзину на место.

— В шкаф! — шепнула она Дине.

Дина услышала тяжелые шаги на лестнице. Казалось, он не торопился.

Дина шмыгнула в шкаф, за ней Джейд. Они забрались как можно глубже, спрятавшись за висевшими на вешалках пиджаками и рубахами.

Шаги приближались. Щелкнул выключатель, и из щели под дверцей шкафа брызнул свет.

— Эй, — позвал мистер Фарберсон. — Кто тут? Он прошелся по кабинету, что-то бормоча себе под нос. Потом послышался звук удаляющихся шагов: Фарберсон пошел заглянуть в другую комнату.

Он походил еще немного, потом девушки услышали натужный скрип: Фарберсон уселся за стол. Минуту было тихо, потом тишину нарушил раскатистый бас Фарберсона.

— Эй! — громко сказал он. — А как сюда попала вода?

Снова скрипнул стул и послышались грузные шаги.

Дверца шкафа открылась.

От яркого света Дина зажмурилась, а когда открыла глаза, увидела Прямо перед собой перекошенное яростью лицо мистера Фарберсона, сверлившего ее злобным взглядом. Потом лицо его просветлело, толстые губы медленно расплывались в жестокой, насмешливой ухмылке.

— Так-так, дамы, — злорадно проговорил он. — Продолжаете совать нос куда не надо?


Глава 22


Дина была так напугана, что не могла пошевелиться. И тут у нее над ухом раздался оглушительный вопль Джейд.

Фарберсон от неожиданности попятился назад, и Джейд, выскочив из шкафа, метнулась мимо него к выходу. Но Фарберсон оказался проворнее. Опередив ее, он заслонил дверь своим телом.

Дина осторожно выглянула из шкафа: Джейд стояла у рабочего стола Фарберсона, щеки ее горели, глаза сверкали от возбуждения и страха.

— Пустите нас! — крикнула Джейд. — Мы все о вас знаем!

— Сомневаюсь, — спокойно ответил он, казалось, ничуть не обеспокоенный. Скрестив руки на груди, он стоял, прислонившись к дверному косяку.

— Мы знаем, что вы лжец! — говорила Джейд. — Это вы убили свою жену!

Фарберсон угрожающе сощурил глаза, но уже через мгновение на лицо его вернулось безмятежное выражение.

— Не следует бросаться ложными обвинениями, — проговорил он. — Особенно когда я застал вас на месте преступления: вы вломились в мой дом — причем уже второй раз!

— Я вас предупредила, — продолжала Джейд. — Лучше отпустите нас, а то…

— А то — что? — переспросил Фарберсон с ехидной ухмылкой.

Дина в отчаянии смотрела на них, в глубине души восхищаясь мужеством подруги. Но у Джейд уже, видно, иссяк запас угроз. Ловко, будто кошка, мистер Фарберсон схватил Джейд за запястье.

— Отпустите меня! — взвизгнула Джейд. Свободной рукой она схватила со стола пепельницу и бросила ее в Фарберсона, но промахнулась, и пепельница с грохотом упала на пол и раскололась.

Фарберсон перехватил вторую ее руку, и Джейд снова заголосила.

— Вот, значит, как? Не хотим по-хорошему? — проговорил он.

Дина лихорадочно думала, как помочь подруге.

— Отпустите ее! — крикнула она, метнув в Фарберсона карманный фонарик, он попал ему в плечо, но он лишь засопел и еще крепче сжал руки Джейд.

Джейд царапалась, кусалась, брыкалась, но Фарберсон без труда удерживал ее. И тут, видно, ему это надоело, и он грубо встряхнул ее.

— Ну ладно! — рявкнул он. — Поиграли — и хватит! Пора, дамы, преподать вам хороший урок! — Он прижал Джейд к столу. Она едва не задохнулась, потом испустила душераздирающий вопль:

— Беги, Дина! Зови на помощь!

Дине не хотелось бросать Джейд в беде, но она не могла противостоять Фарберсону. Девушка выбежала из комнаты и бросилась вниз по лестнице. Позади она слышала крики и шум борьбы — Джейд продолжала сопротивляться.

Внизу лестницы Дина на секунду остановилась, думая, как лучше поступить. Куда бежать за помощью? В соседних домах, похоже, никто не жил.

И тут взгляд ее упал на телефон. Лучше позвонить отсюда прямо в полицию. Она бросилась к аппарату, уже начала было набирать номер… в трубке не было гудка. Как же она раньше не вспомнила, что линия не работает?

Все это началось с простого телефонного звонка, с горечью подумала она. И этим же закончится — потому что теперь она не могла позвонить!

Услышав позади тяжелые шаги, она быстро обернулась и увидела прямо перед собой мистера Фарберсона.

— Заказываем пиццу на дом? — злорадно промолвил он.

Дина в ужасе смотрела на него, сердце ее бешено колотилось.

— Где Джейд? — упавшим голосом спросила она, пятясь назад.

— Скажем так, отдыхает, — пробасил мистер Фарберсон. — И я уверен, она не будет возражать, если ты составишь ей компанию.

Дина медленно отступала назад, потом неожиданно повернулась и бросилась в кухню. Но мистер Фарберсон не растерялся и в мгновение ока снова оказался рядом. Дина машинально шарила по столешнице, ища, чем бы защитить себя. Рука ее нащупала и крепко сжала ручку чугунной сковороды.

Мистер Фарберсон, черным силуэтом маяча на фоне бьющего из дверного проема света, медленно надвигался на нее, протягивая к ней лапы, словно какой-нибудь киношный монстр.

Это все страшный сон, думала Дина. Этого не может быть наяву!

Но она не спала, и в следующее мгновение Фарберсон доказал это, набросившись на нее. Взвизгнув, Дина замахнулась сковородой, ударила и поняла, что попала, Фарберсон взревел от боли и гнева, потом ухватил сковороду и потянул ее на себя. Шершавый металл впивался в пальцы, и Дине пришлось выпустить ручку.

Фарберсон отшвырнул сковороду, сгреб Дину за плечи и поднял ее над полом, так легко, словно она была какой-нибудь куклой.

— Вот негодница, — проговорил он, — Из-за тебя я порезал руку о сковородку! Кто бы мог подумать, что две сопливые девчонки доставят мне столько хлопот!

Дина вырывалась, но все было бесполезно. Из глаз ее брызнули слезы, она пыталась остановиться, но не могла, Фарберсон тем временем отнес ее в гостиную, у лестницы опустил на пол и будто тисками сжал ее запястье.

— Идем! — сказал он. — Если я сломаю тебе руку — сама будешь виновата.

Он потащил ее вверх по лестнице. Она изо всех сил старалась поспевать за ним, боясь, что он вывернет ей сустав.

Наверху, в коридоре, он остановился напротив первой двери, за которой была спальня. Он порылся в кармане в поисках ключа. Раньше дверь была не заперта, подумала Дина, Может, Джейд там? Но у нее не было времени поразмыслить об этом, потому что Фарберсон, возясь с замком, на секунду выпустил ее руку.

Дина знала, что это ее последний: шанс.

Она рванула по коридору, но Фарберсон, несмотря на тучное сложение, быстро настиг ее и повалил на пол. Она отчаянно отбивалась от него руками и ногами. Потом что-то треснуло — это Фарберсон разорвал ее дождевик пополам и крепко связал ей руки.


Глава 23


Я пропала, подумала Дина. Что он теперь со мной сделает?

— Эй, а это еще что такое? — пробасил Фарберсон. Из-под разорванного дождевика виднелось торчащее из кармана письмо. Он вытащил его и еще больше рассвирепел. — Так-так! — взревел он. — Значит, вот зачем вы сюда пожаловали!

Он рывком поставил Дину на ноги и втолкнул ее в спальню. Он тоже вошел, захлопнул дверь и минуту, тяжело дыша, молча стоял посреди комнаты.

Дина упала на один из письменных столов. Она села и огляделась. На кровати в неловкой позе лежала Джейд.

— Джейд! — в ужасе вскричала она. Джейд не двигалась. — Джейд! Ты убил мою подругу! — бросила она в лицо Фарберсону. Она была так напугана и возмущена, что с трудом переводила дыхание.

— Да она просто без сознания, — сказал Фарберсон. — Я бы не удивился, если бы оказалось, что она притворяется. Я только стукнул ее совсем легонько, от этого еще никто не умирал…

Тут Джейд пошевелилась и застонала. В этот момент Дине удалось ослабить узлы и высвободить руки. Она бросилась к подруге. На лбу Джейд расплывался огромный синяк, она была очень бледна, но через мгновение открыла глаза.

— Дина? — удивилась она.

— Джейд! — воскликнула Дина. — Джейд, ты цела?

— Голова раскалывается, — призналась Джейд. — Что случилось… ой! — Она увидела мистера Фарберсона, по-прежнему стоявшего посреди комнаты. В одной руке у него было письмо, которое он прижимал к кровоточащей ране, оставленной сковородой.

— Он нашел письмо, — сказала Дина. По лицу ее струились слезы. — Прости меня, Джейд.

— Это письмо принадлежит мне, — сказал Фарберсон. — А вы пытались его выкрасть. Думается мне, надо сдать вас в полицию.

У Дины снова затеплилась робкая надежда. Может быть, он не сделает с ними ничего ужасного. Может, он просто передаст их полиции. По крайней мере, там им ничего не грозит.

— А теперь расскажите-ка мне, что, как вы думаете, вы знаете, — продолжал Фарберсон.

— Мы ничего не знаем, — быстро проговорила Дина.

— Да что вы говорите? — недоверчиво» сказал Фарберсон, прищурив глаза. — Мы тут не в игрушки играем. Отвечайте: что вам известно? — Он угрожающе шагнул к ним. — А то мне придется применить силу!

— Вы уже все знаете, — запальчиво крикнула Дина, чувствуя, что Фарберсон просто играет с ними, словно кот с мышью. — Вы убили свою жену из-за денег и выставили все так, как будто произошло ограбление!

От неожиданности Фарберсон минуту не мог вымолвить ни слова, потом встряхнулся, как будто принял какое-то решение.

— Да, дамы, вы очень хорошо соображаете, — наконец проговорил он. — По мне, так даже слишком. А теперь мне нужно позаботиться о себе.

— Что вы имеете в виду? — прошептала Джейд.

— Что, может, вы и правы — насчет всего, — сказал он. — Может, я и впрямь убил Эдну.

Дина похолодела. Он не сказал, думает он их отпустить или нет. Но она понимала, что нужно заставить его говорить, любыми способами тянуть время.

— И вы убили ее и убедили полицию, что это сделал Чак? — спросила она.

На лице Фарберсона заиграла странная улыбка.

— Когда тем вечером нагрянули вы трое, это было как манна небесная. Благодаря вам я выиграл время — чтобы сделать все, что нужно, и скрыться. Если хотите знать, я вам ужасно за это благодарен.

— Вы и сейчас еще можете скрыться, — поспешила заверить его Дина. — Мы с Джейд никому ничего не скажем, пока не улетит ваш самолет.

— Какая догадливость, — сказал Фарберсон. — Я уже подумывал об этом: запереть вас здесь на время. Но вы слишком много знаете. Я не могу рисковать, а вдруг вы попытаетесь мне помешать?

— Подождите, — сказала Дина. — А что если…

Но было слишком поздно. Мистер Фарберсон повернулся к двери.

— Сидите тихо, — проговорил он с омерзительной усмешкой на лице.

Он захлопнул дверь, и Дина услышала, как повернулся в замке ключ. Шаги в коридоре стихли.


Глава 24


Дина подбежала к двери и на всякий случай подергала ручку — заперто.

— Поднимайся! — сказала она Джейд. — Нужно выбираться отсюда!

— Как? — удивилась Джейд.

— Так. — Дина указала на окно. — Помнишь, мы пытались его закрыть? И нам мешала ветка? Дерево совсем рядом, может, всего в паре футов.

— Хочешь сказать, мы по нему слезем вниз? — спросила Джейд.

— Нам не остается ничего другого. Джейд, он же убьет нас! — С этими словами она откинула крючок и толкнула раму, но окно не открывалось.

— Быстрее, Дина, — торопила ее Джейд. — Он возвращается!

Дина услышала на лестнице тяжелые шаги Фарберсона.

— И зачем мне понадобилось закрывать его? — в отчаянии простонала Дина. Она толкнула сильнее, но рама не поддавалась.

— Нужно как-то задержать его! Ну-ка, помоги мне! — Джейд пыталась пододвинуть к двери тяжелый шкаф. Дина подбежала к подруге. Вдвоем они поднажали сильнее, и шкаф сдвинулся с места.

За дверью гулким эхом отдавалась грузная поступь Фарберсона.

— Быстрее! — волновалась Джейд.

Дюйм за дюймом шкаф медленно перемещался по полу, пока не оказался у самой двери — как раз в этот момент Фарберсон вставил в скважину ключ.

Дина метнулась к окну. Раздался громкий стук: это Фарберсон, пытаясь открыть дверь, наткнулся на шкаф.

Дина услышала, как он выругался. Потом с диким грохотом стал ломиться в дверь. Шкаф отодвинулся на дюйм-два. В образовавшуюся щель просунулась могучая рука Фарберсона.

— Я вас все равно достану! — рявкнул он из-за двери. И расхохотался — леденящим душу хохотом.

Отчаяние придало им сил. Они налегли на раму, и окно распахнулось. Дина выглянула наружу. Внизу, на расстоянии четырех футов, была толстая ветка — достаточно прочная, чтобы выдержать их обеих. Возле же окна ветки были слишком тонкие и хрупкие. С листьев капала вода, ветви были скользкие от влаги.

Шкаф вдруг накренился, если бы мистер Фарберсон был немного поменьше, он бы в ту же секунду ворвался в комнату.

— Шевелись, Дина! — крикнула Джейд охрипшим от страха голосом. Дина сделала глубокий вдох и взобралась на подоконник. Вцепившись в него пальцами, она повисла на руках и стала раскачиваться взад-вперед, пока, к ее невероятному облегчению, не почувствовала, что ноги ее касаются чего-то твердого. Тогда она разжала пальцы и прыгнула вниз. Она обвила одной рукой шершавую кору, а другую протянула Джейд.

Через каких-нибудь несколько секунд после того, как Джейд присоединилась к Дине, в окне появился мистер Фарберсон.

— Вам от меня не сбежать! — прорычал он и тут же исчез.

— Он сейчас выйдет! — прошептала Джейд. — Быстрее вниз!

Дина посмотрела вниз и поняла, что они намного выше от земли, чем казалось. До следующей ветки было не дотянуться. «И почему я никогда не занималась гимнастикой?» — укорила она себя.

— Я не могу! — сказала она Джейд. — Тут слишком скользко и слишком высоко.

— Давай я попробую, — сказала Джейд. — Я выше тебя. Тогда если… Ой! — Глаза со расширились от ужаса. В полоске света из кухонного окна они увидели мистера Фарберсона, направляющегося к дереву. В руках у него было что-то большое и длинное. Когда он подошел ближе, Дина разглядела, что это электропила!

— Боже мой, — простонала Джейд. — Не может быть!

— Не станет же он включать пилу ночью, — неуверенно проговорила Дина. — Он перебудит всю Фиар-стрит. Он что, сумасшедший?

— Точно, — прошептала Джейд. — Точно — сумасшедший. Он не остановится ни перед чем. Посмотри, какие у него глаза.

Дина, взглянув вниз, поняла, что хотела сказать Джейд. На лице мистера Фарберсона застыло упрямое, злобное выражение. Во взгляде его появилось что-то дикое — он уже был не управляем. В полумраке хищным блеском сверкали выпученные белки глаз. Он снова расхохотался. От этого жуткого смеха у Дины мороз пробежал по коже. Этот Фарберсон был еще опаснее, чем человек, только что угрожавший им. Он включил пилу.

Перед тем как оглушительный рев перекрыл все другие звуки. Дине показалось, что она услышала надрывный крик Джейд.

Мощные зубья пилы впились в кору, дерево задрожало. Дина и Джейд изо всех сил вцепились в ствол, боясь соскользнуть вниз — прймо под вращающиеся полотна пилы.

— Он сейчас повалит дерево! — закричала Дина, едва не сорвавшись с ветки.

— Мы упадем! — взвизгнула Джейд, посмотрев вниз.

Фарберсон на минуту выключил пилу, снова завел ее и, посмотрев на девочек, опять принялся пилить дерево.

Пила с режущим уши скрежетом вгрызалась в древесину ствола. Во все стороны летели щепки и мелкие стружки.

Дина услышала громкий треск.

— Мы падаем! — в ужасе крикнула она.


Глава 25


Вдруг Джейд схватила подругу за руку.

— Смотри! — выдохнула она. Дина обернулась.

Вдалеке, со стороны Милл-роад — о чудо! — к ним двигались мигающие красные огоньки полицейских машин.

Снова раздался треск. Дерево начало крениться.

Помощь идет, но подоспеет ли она вовремя?

Казалось, все случилось в один миг.

Дерево накренилось еще больше. Дина крепко зажмурилась и что было сил вцепилась в ствол, мысленно прощаясь с жизнью.

Вдруг по двору разлилось мерцающее сияние, и к дому подъехала вереница полицейских машин. По лужайке бежал офицер с пистолетом в руке. Дина, к своему глубокому облегчению, узнала в нем следователя Фрейзера.

Из дула пистолета вырвалось пламя, последовало еще два выстрела. Мистер Фарберсон на мгновение словно оцепенел, потом пошатнулся и рухнул на спину с завывающей пилой в руках. Следователь подбежал к Фарберсону и выключил инструмент.

После шума и тряски так внезапно наступила тишина, что Дине на секунду показалось, что она оглохла.

— Как вы, девушки? — Под деревом, задрав голову вверх, стоял следователь Монро. Следователь Фрейзер и полицейский в форме нагнулись над Фарберсоном.

— Не двигайтесь, — сказал Монро. — Сейчас принесу лестницу.

Когда опасность миновала. Дина почувствовала себя совсем обессиленной. Она взглянула на Джейд и поняла, что та испытывает те же ощущения. Обе они плакали от радости, но тут дерево опять пошатнулось, и Дина поняла, что беды их еще не закончились.

В мгновение ока двор будто ожил: кричали люди, ревели моторы машин, трещали рации. Сквозь густую листву Дина разглядела какого-то человека, говорящего по рации, а рядом с ним — кого бы вы думали? — папу и Чака!

Следователь Монро вернулся с длинной лестницей и, пока один полицейский в форме держал ее, вскарабкался наверх. Сначала он протянул руку Дине. Она обняла его за шею, и он спустил ее вниз. Через минуту он вернулся с Джейд. Как только он поставил ее на землю, кто-то крикнул:

— Берегись!

Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее дерево стало падать и наконец с глухим грохотом рухнуло на землю, раскидистыми ветвями выбив стекла в окнах нижнего этажа дома мистера Фарберсона.

Дина в оцепенении мгновение смотрела на упавшее дерево — потом потеряла сознание.


Глава 26


Когда через несколько минут Дина очнулась, то увидела, что лежит на чьем-то плаще на крыльце дома Фарберсона. Рядом, поджав под себя ноги, сидела ее подруга, прижимая мокрое полотенце к шишке на лбу. А перед ней на корточках примостился Чак, смотря на Джейд нежным взглядом.

Дина заставила себя сесть и огляделась вокруг, не веря своим глазам. Вокруг крыльца стояли следователи Фрейзер и Монро, трое полицейских в форме и ее отец, наблюдая за ней и Джейд.

— Ну как ты, девочка моя? — спросил ее отец. Он наклонился и порывисто обнял ее.

— Папа! — проговорила она. — Чак! Что случилось?

Чак одарил ее широкой улыбкой.

— Это длинная история, — сказал он.

— Где Фарберсон? — спросила Дина, приходя в себя.

— Там, — ответил Фрейзер, указывая в дальний угол двора. — Он ранен, но жить будет — и скоро предстанет перед судом. — Облокотившись о перила, он скрестил руки на груди. — Похоже, девочки, вам есть что рассказать, — продолжал он. — Пока не приехала скорая, может, объясните, как вы здесь оказались?

— Мы пытались разузнать побольше о мистере Фарберсоне, — сказала Дина.

— И что же вы узнали? — Лицо Фрейзера оставалось совершенно бесстрастным, и можно было только гадать, о чем он сейчас думает.

— Фарберсон убил свою жену, — подхватила Джейд. — Он сделал это из-за ее денег.

— Вы уверены? — спросил Фрейзер. Следователь Монро, приготовившись записывать, раскрыл блокнот.

— Поищите у него в карманах! — сказала Дина. — Там должно быть письмо от миссис Фарберсон, где она пишет, что уходит от него. И у него забронированы места на самолет в Южную Америку.

— И ко всему прочему, — вставила Джейд, — он сам признался нам в этом. — Дина заметила, что голос подруги окреп, на щеках заиграл румянец.

— Вы говорите, Фарберсон признался вам в убийстве жены, — повторил Фрейзер. — А он случайно не сказал почему? — В голосе его звучали едва уловимые саркастические нотки, и Дина вдруг рассердилась.

— У жены было много денег, — раздраженно проговорила она. — Но она больше не собиралась содержать его. К тому же, у него роман с его бывшей помощницей, Линдой Моррисон.

— И как же вам удалось собрать столько информации? — полюбопытствовал Фрейзер, поворачиваясь к крыльцу.

— Мы же не сидели сложа руки! — проговорила Джейд с горечью в голосе. — Мы побывали и у него на работе, и у мисс Моррисон, и потом пришли сюда!

— Вы ужасно рисковали! — сказал Фрейзер. — Вы не думаете, что это работа полиции?

— Конечно! — возмутилась Дина, — Но вы и слушать нас не хотели. Мы знали, что Чак невиновен и что у него вся надежда была только на нас, на то, что мы докопаемся до правды.

К удивлению Дины, Фрейзер улыбнулся.

— Должен вам признаться, в этом деле подозреваемым номер один с самого начала был Фарберсон, — сказал он. — Мы просто ждали, пока сможем доказать это.

— Вы ж-ждали?.. — задохнулась Дина. — А как же Чак? Все это время вы держали его в тюрьме!

— Успокойся, Дина, — сказал Чак. — Все в порядке.

— В порядке? — не поверила Дина своим ушам. — Если бы полиция все время знала, что ты невиновен, какое они имели право…

— Во-первых, мы не знали наверняка, — прервал ее следователь Фрейзер. — Понимаешь, Фарберсон поступил очень умно, впутав в это дело вас, ребята. Когда мы нашли на ноже отпечатки пальцев Чака, это на какое-то время сбило нас с толку. Но потом мы стали наблюдать за Фарберсоном. У нас не было никаких доказательств, поэтому мы и не хотели, чтобы он знал, что мы подозреваем его.

— И вы целую неделю держали моего брата в тюрьме просто потому, что это нужно было для следствия? — Дина так разозлилась, что была готова чем-нибудь бросить в следователей.

— Эй, Дина, подожди, — сказал Чак. — Пусть следователь Монро объяснит тебе.

— Нет, лучше я объясню, — вмешался мистер Мартинсон. Дина пристально посмотрела на отца: неужели все вокруг сошли с ума? — Адвокат договорился, чтобы Чака выпустили под залог еще во вторник. Но следователь Фрейзер объяснил мне ситуацию. Он сказал, что будет больше шансов арестовать Фарберсона, если он будет думать, что главным подозреваемым остается Чак.

— И ты согласился? — Дина вспомнила, в каком состоянии она увидела Чака, когда пришла на свидание в тюрьму. Он был в отчаянии, ему было страшно. И она разозлилась на своего отца. Не меньше, чем на следователей.

Мистер Мартинсон смущенно пожал плечами.

— Это же всего на пару дней, — сказал он. — Чака бы все равно отпустили. Я хотел помочь полиции. И… подумал, что для Чака это будет хорошим уроком.

— Ладно, папа, — проговорил Чак. — Мне кажется, я все понял. — Одной рукой он обнимал Джейд за плечи, и Дина подумала, что это совсем другой человек, не похожий на дерзкого мальчишку, приехавшего в Темную Долину меньше трех недель назад. Он как будто повзрослел, стал серьезнее. Двусмысленная ухмылка исчезла без следа.

В этот момент на Фиар-стрит показалась машина скорой помощи и свернула во двор дома Фарберсона. Следователи Фрейзер и Монро пошли помочь санитарам. Дина и Джейд смотрели, как Фарберсона положили на носилки и поместили в машину скорой.

— Просто не верится, что это кончилось, — сказала Дина.

— Ничего, все уже позади, — промолвил Чак. — Благодаря тебе и Джейд полиция узнала правду. Они теперь уверены, что я невиновен, и у них есть доказательства против Фарберсона, чтобы до конца жизни упрятать его за решетку.

Скорая помощь задом выехала со двора и, завывая сиреной, покатила к Милл-роад. Полицейские закончили свою работу и стали садиться в машины.

— Мы вам еще нужны? — спросил следователя Фрейзера мистер Мартинсон.

— Нет, можете идти домой, — ответил следователь. — Но завтра я хотел бы еще раз побеседовать с девушками.

— Прекрасно. Готовы? Дина поднялась на ноги.

— Конечно, — сказала она, потом повернулась к Фрейзеру: — Я только не понимаю одного.

— Чего? — спросил Фрейзер.

— Никто же не знал, где мы. А вы подоспели вовремя и спасли нас.

— За это скажите спасибо Чаку, — объяснил следователь. — Сначала он звонил родителям, чтобы рассказать им, что вы задумали, но не мог дозвониться. Тогда он позвонил мне домой и сказал, что хочет сделать признание.

— Что? — в один голос переспросили Дина и Джейд, глядя на Чака во все глаза.

Чак усмехнулся.

— Нужно было, чтобы он приехал как можно скорее, — сказал юноша. — И это, по-моему, был единственный способ добиться встречи.

Дина и Джейд молча переглянулись, потом обе посмотрели на Чака. И тут Джейд расхохоталась.

— Я не верю, что ты это сделал, Чак! — говорила она, задыхаясь от смеха. — После всего, что ты обещал, после всего, что нам пришлось пережить…

— О чем это ты? — не понял Чак.

— Я хочу сказать, — отвечала Джейд, продолжая смеяться, — что ты… ты сделал еще один ложный звонок!


Глава 27


В понедельник в школе только и говорили, что о случившемся, В газете об аресте Фарберсона поместили лишь краткую заметку, но каким-то образом все узнали, какую роль сыграли в этом деле Дина, Чак и Джейд. К полудню молва превратила их в настоящих героев.

Когда перед ленчем Дина подошла к своему шкафчику, ее обступила огромная толпа. Все в школе хотели узнать подробности из первых рук.

— Поздравляю, Дина! — сказала Делла О'Кон-нор.

— Это правда, что вы помогли полиции раскрыть убийство? — поинтересовался Кори Брукс.

— Эй, не все сразу! — крикнула Дина.

В этот момент к ней протиснулась Лиза Блюм с записной книжкой наготове.

— Привет, Дина, — сказала она. — Наверное, ты сейчас на седьмом небе от счастья!

— Я просто рада, что все кончилось, — честно ответила Дина.

— Помнишь, мы договаривались об эксклюзивном интервью? — спросила Лиза.

— А после уроков нельзя? — сказала Дина. — Я умираю от голода.

— Ладно. Тогда хоть скажи, правда ли, что Чак сделал ложное признание? — не унималась Лиза.

— Вон он сам идет, — проговорила Дина, закрывая шкафчик. — У него и спроси.

Из-за угла появился Чак за руку с Джейд. Одежда Джейд, как всегда, пестрела всеми цветами радуги — выглядела она потрясающе. Подруга не отводила от Чака взгляда.

Лиза тут же исчезла, и через секунду Дина с удивлением увидела, что брат, улыбаясь, терпеливо отвечает на вопросы.

Дина направилась было к Джейд, но тут увидела идуш; его к ней Роба Морелла.

— Привет, как дела? — спросил он, светясь улыбкой.

— Привет, Роб, — поздоровалась Дина, от неожиданности позабыв смуш; ение.

— Я звонил тебе в выходные, — сказал он. — Теперь я знаю, почему у вас никто не брал трубку.

Дина лишь улыбнулась в ответ, не находя слов.

— Я вот что хотел сказать, — продолжал Роб. — Ко мне вечером придут ребята посмотреть пару кассет. Я хотел бы пригласить и тебя.

— Я… с удовольствием, — сказала Дина. Сердце ее учаш; енно забилось.

— Отлично, — обрадовался Роб. — Тогда я заеду за тобой в семь. И вы тоже приходите, — повернулся он к Чаку и Джейд. — Буду ждать.

— Спасибо, — сказала Джейд. — Если только на дом много не зададут. Я дам знать позже. Дина, я позвоню тебе после школы.

— Хорошо. — Она пошла было по коридору, но обернулась. — Я вот о чем подумала, — сказала она Джейд: — В последнее время телефон просто видеть не могу. Может, лучше пришлешь мне открытку?


home | my bookshelf | | Игры со смертью |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 43
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу