Book: Единый язык человечества



Единый язык человечества

Осипов Валерий Данилович

Единый язык человечества

Единый язык человечества

Серия: Кто мы?

Издательство: Пилигрим-Пресс

ISBN: 5-98235-005-2

АННОТАЦИЯ

В каждом языке содержится немало крупиц из других языков. Отыскивая эти крупицы, автор книги "Единый язык человечества" В. Д. Осипов проводит мысль о том, что один язык является продолжением другого языка, его преломлением в другой среде. Границы между языками проницаемы, прозрачны до невидимости. В качестве примеров используются толкования происхождения множества слов с особым упором на слова русского, английского и арабского языков. Появлению на свет каждого слова предшествовал период познания окружающего мира, накопления опыта. Буквальный смысл слова не только раскрывает происхождение его звуковой оболочки, но также дает немало ценных сведений о становлении человеческой цивилизации.

СОДЕРЖАНИЕ

Об этой книге

Глава 1. ДВА ЯЗЫКА У ЧЕЛОВЕКА И ОДИН У ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

О единстве языков вообще

Как это было (гипотеза о том, как человек обрел свой язык)

Что такое слово

Это обидное слово "от"

Буква тоже слово

Знак

Единый язык человечества
"Русь"

Знак

Единый язык человечества
"живете"

Наш единый бессловесный язык

Язык звучащий, но еще не настоящий

Язык запахов

Язык предметов

Техника общения

Глава 2. СЛОВОТОЛК И КАКОЙ ОТ НЕГО ТОЛК 63

Археология без лопаты

О методе исследования

Точность и масштаб исследования

Родственники за границей

Что стоит за словом?

Почему мы так говорим

Глава 3. МОИ РУССКИЕ СЛОВА

Великое в малом (мудрость в обличье повседневных слов)

В обители вечности

Власть

Вехи русской истории

Быт и нравы Руси

Таинства русской игры

О хлебе насущном

"Не хлебом единым"

Голосуем по-русски

Русское или иноземное?

Глава 4. МОИ АНГЛИЙСКИЕ СЛОВА

Английские слова, пришедшие в русский язык

Общие имена у англичан и русских

О происхождении некоторых английских слов

Глава 5. МОИ АРАБСКИЕ СЛОВА

Русско-арабские языковые параллели

Цифры по-арабски

Причуды арабской грамматики

Русские слова, происхождение которых устанавливается через арабский язык

Истоки арабских слов

Тюркское в русском

Глава 6. МОИ СЛОВА ИЗ РАЗНЫХ ЯЗЫКОВ

Откуда взялось столько языков?

Наступление на французский

Латинизмы или славянизмы?

Словарный калейдоскоп

Глава 7. БИОГРАФИЯ СЛОВ

Армия и оружие

Архитектура и интерьер

Бумага и печать

Время

Денежные единицы

Деревья, растения

Животные, птицы и насекомые

Климат и явления природы

Медицина, лекарства

Меры

Музыкальный инструмент

Одежда

Орудия производства

Пища, напитки

Профессии

Религия, обычаи

Сказочные и мифические персонажи

Транспорт

Украшения

Наши общие языковые корни

Глава 8. ВЕСТИ ИЗ СЛОВАРНОЙ ДЕРЕВНИ

Имена богов и героев

Отзвуки божественных имен

"Что в имени тебе моем..."

Фамилии рассказывают

Имя народа

Географические названия

Термины

Умозаключение в заключение

Перечень слов, рассматриваемых в книге

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ

Эта книга содержит ряд очерков о происхождении слов русского, английского, арабского и некоторых других языков. Каждый из них - это ступенька на лестнице, ведущей к пониманию того, что такое человеческий язык и каким он был в самом отдаленном прошлом. Читателю предлагается спуститься по этой лестнице в глубь тысячелетий, взглянуть на слово как на исторический документ, как на драгоценную крупицу общечеловеческого опыта.

Чтобы путешествие не оказалось слишком обременительным, автор постарался не сушить свою речь специальными терминами, а даже, напротив, разбавил ее полушутливыми словечками, возложив на них задачу передавать самые серьезные понятия. Таким образом, в книге нашлось место шуткам и анекдотам, если они подходили для иллюстрации того или иного утверждения.

В книге автор пытается провести мысль: не стоит слишком уж переоценивать самобытность каждого национального языка. В сущности, каждый язык естественно продолжает другой язык. В наших языках есть не только "свое" и "чужое", но и общее, доставшееся нам от первопредков. Все мы дети Адама и Евы, все мы потомки Ноя. Если бы автор был не русским арабистом, а, скажем, английским японистом, то и тогда он отстаивал бы все ту же мысль, но только на других примерах, на другом языковом материале.

Каждая книга - это исповедь автора перед читателями, а исповедь предполагает повествование от первого лица. В слове "я", употребленном автором, нет и намека на "ячество", выпячивание самого себя, В нем попытка стать чуточку ближе к читателю.

В этой книге гораздо больше примеров, чем авторских рассуждений. Пример зачастую лучше правила. Он яснее и доходчивее.

Еще одна особенность книги состоит в том, что ее можно читать где угодно: в электричке и в самолете, дома и на работе, причем начиная с любого места в начале, середине или в конце. В ней так много всего разного, что как минимум что-нибудь забавное отыщется и на ваш вкус.

Это не учебник, не трактат. Скорее, информация для размышления, зарубки на дереве, которые каждый волен трактовать по-своему. Волен соглашаться или не соглашаться с мнением автора, которое он утаивать не стал.

 

 

Глава 1

ДВА ЯЗЫКА У ЧЕЛОВЕКА И ОДИН У ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

О ЕДИНСТВЕ ЯЗЫКОВ ВООБЩЕ

У человека сразу два языка. Один во рту. Это распознаватель вкуса. Другой в мозгу. Последний - распознаватель речи. Язык в мозгу напоминает коллекцию магнитофонных записей, хранилище кассет.

Чтобы пленки зазвучали, нужен магнитофон. Записи в мозгу озвучивает плотная мышца во рту. Ей помогают другие органы речи. Способ речеобразования един для всех языков мира: языковые единицы (знаки из набора знаков, хранящихся в памяти) служат образцами, формами для отливки речевых единиц, из которых выстраивается речевой поток. Организованное множество речевых единиц образует связный текст примерно так, как мозаичную картину создает организованное множество разноцветных камешков.

Ребенок рождается только с одним языком, тем, что во рту, и с чистым, как лист белой бумаги, мозгом. Окружающие люди изо дня в день раздражают его звуковыми сигналами. Их следы остаются в памяти. Они-то и образуют тропинку, ведущую к произношению слов. Язык в мозгу не образуется сам по себе, словно зубы. Его нужно взращивать, начиная с подготовки почвы, посева первых зерен. И окружающие ребенка люди делают это, засеивая его память звуковыми образами, оттисками знаковых единиц. Что посеешь, то и пожнешь.

С кем поведется ребенок, от того и наберется речевых привычек, которые станут его вторым "я", одеждой его мыслей и чувств. Русский ребенок заговорит по-русски только в русскоязычном окружении. Окажись он в арабоязычной среде - и его родным языком стал бы арабский. Невинный младенец, честный и душевно чистый, еще не научившийся притворяться, уже в совершенстве владеет языком наших первопредков. Этот язык в него вложил сам Творец. Еще не овладев и зачатками логической речи, малыш прекрасно понимает интонацию речи взрослых.

Он будет улыбаться, услышав ласковую речь, а может и расплакаться, уловив суровые нотки в голосе. Смысла слов он еще не постиг, а вот в их звучании уже разбирается. Когда взрослые лгут ребенку (у взрослых это называется "шутить") и произносят самые суровые слова приветливым, ласковым голосом, то ребенок радуется. В ответ же на ласковые слова, но произнесенные злым голосом, ребенок может испугаться и расплакаться.

Для взрослых это забава. Им кажется, что так они выявляют неразвитость, несовершенство младенца. На самом же деле так они показывают собственную неразвитость и испорченность. Так шутить зло и глупо.

Устами младенцев продолжает говорить истина даже тогда, когда младенцы не подают голоса. Вместо голоса говорят губы (уста) на немом и беззвучном языке телодвижений, то растягиваясь в широкую улыбку, то сжимаясь в трубочку от расстройства.

Маленький ребенок показывает нам, взрослым, каким было человечество в младенческий период своего развития, когда оно пользовалось языком естественно выраженных эмоций еще до того, как обрело дар логической речи. Точнее, до того, как человек перешел на выработанную им самим систему общения, базирующуюся на использовании условных искусственных знаков (слов).

Язык человеческого общения не природный, не божественный, а благоприобретенный от других людей. С этой точки зрения все люди говорят на одном и том же языке привычек, перенятых от ближайшего окружения. В основе человеческого языка лежит один и тот же принцип общения через сотрясение воздуха, через звуки, облик которых формируется главным образом при помощи датчика вкуса. Символом языка любого народа мог бы стать змеиный язык. Его основание коренится глубоко в голове и управляется мозгом, а конец раздвоен. Так же раздвоено и назначение человеческого языка во рту: быть распознавателем вкуса и органом речи одновременно.

Все остальные сходства и различия между языками человеческого общения менее существенны, второстепенны. Это уже мелочи, однако такие, на которые принято обращать повышенное внимание, поскольку их много и они всегда на виду. Они как надоедливая мошкара, от которой негде скрыться. Они очевидны, но очевидное - не то же самое, что истинное. Солнце со всей очевидностью восходит и заходит над Землей, однако научная истина состоит в том, что не Солнце вращается вокруг Земли, а как раз наоборот: Земля вокруг Солнца.

Все мы жильцы одной коммунальной квартиры под названием "планета Земля". Нас объединяет одно Солнце, одно небо, одна суша. И одна "кухня", из которой вышли наши языки. Говорить мы учимся друг от друга. Чтобы служить общению, язык должен быть общим, а таким он становится через общение.

Невозможно проживать одновременно повсюду, а потому люди интенсивнее общаются с теми, кто поближе, с близкими, родственниками. Поэтому с детства познанный язык, первые слова которого мы узнаем от матери, именуется родным.

Как отдельный человек учится языку от других людей, так и отдельный народ учится общечеловеческому языку у других народов. Прежде всего у тех, кто оказался рядом, с кем свела историческая судьба.

Языковое родство - не то же самое, что родство по крови. Строго говоря, оно и не родство вовсе, а результат действия пословицы "С кем поведешься, от того и наберешься". Его еще называют "законом соленого огурца", ведь всякий огурец принимает вкус того рассола, в котором находится. Анализ языка не стоит путать с анализом крови, хотя и язык может многое прояснить о происхождении человека или

народа.

Мы привыкли различать языки: русский, арабский, английский и другие. Между тем научная истина состоит в том, что все люди на Земле говорят на одном и том же языке. Это далеко не всем кажется очевидным, а потому требует пояснений. Начнем с понятия множественности языков. Сколько же их на Земле? Этого никто не знает. И с точностью никогда не сможет подсчитать, поскольку сама грань между языками, диалектами, говорами и наречиями очень зыбкая, условная. Всегда можно найти наречия, говоры, диалекты, соединяющие в себе черты двух разных языков.

Если такие переходные языковые формы не лежат на поверхности сегодня, то это не означает, что их не было вчера. Они отыскиваются нередко среди так называемых мертвых языков. Итальянский и французский, например, выросли из древней латыни, хотя каждый на своей почве. Мостиком между греческим и славянскими языками вполне мог быть древнемакедонский язык.

Граница между "своим" и "чужим" внутри языка тоже нечеткая, расплывчатая, проницаемая, словно между шеей и плечом. Отделить свое от чужого в языке - совсем не то же самое, что раздеться, отделив одежду от тела. Граница между одеждой и телом существует - это мертвая материя и живой организм. А вот грань между действующими словами живого языка нащупать не удается. Что еще совсем недавно было чужим, становится привычным, своим. Иноязычные слова входят в обиход, усваиваются. Откуда бы ни пришло слово, оно обкатывается, шлифуется миллионами уст, притирается к другим словам настолько, что становится родным.

Его не вырезать из живой речи. Оно уже усвоено языковым организмом, как пищеварительная система усваивает съедобный заморский плод. Его не удалишь из словаря, как английский галстук с русской шеи. Каждый привык различать моря и океаны, но никто не скажет точно, где кончаются воды одного моря и начинаются воды другого. Природа не терпит скачков, резких переходов. Так же и в языках. В любом из них отыщутся чужие вкрапления. Исследователь с нормальным научным подходом всячески избегает роли судьи, делящего языковое имущество на "свое" и "чужое", уклоняется от спекулятивных рассуждений на эту тему, неизбежно выливающихся в политические дрязги о том, какой народ величественнее.

Человеческий язык в любой точке планеты - это мой язык. Языки разных народов - всего лишь грани единого бриллианта. Отблески Божественной истины сверкают в каждой его грани, какой бы народ ни выступал в роли главного гранильщика. Языки разных народов - общее достояние, как воздух, как воды Мирового океана. Шрамы на теле Земли, называемые государственными границами, нанесены не Природой, а людьми, еще не научившимися жить по законам Природы, единой человеческой семьей. "Межи да грани - ссоры да брани" - гласит поговорка. Условность государственных границ понимает даже птица: "Журавль межи не знает, а через ступает". Объективный, непредвзятый исследователь, сравнивающий между собой разные языки, на деле сравнивает свое со своим. Выявляя различия, он ни на мгновение не забывает о том общем, что сделало возможным само сопоставление.

Мы привычно делим время на годы. Год 1200-й и год 2000-й - для нас два совершенно разных года: так много перемен произошло между этими датами. В Москве не осталось ни одного здания из далекого 1200-го. Однако никаких естественных границ между годами нет. Год 2000-й постепенно вылупился из предшествовавших годов, как цыпленок из яйца. Не было перерывов и скачков между годами, а лишь плавный переход, перетекание одного года в другой. Есть одна непрерывная последовательность изменений, именуемая нами временем.

Язык, как и время, не существует сам по себе. Они неотделимы от человека. Оба из разряда человеческих привычек: подмечать изменения (ощущение времени) и выражать звуками свои чувства и мысли (язык). Между языками нет естественных границ. Межей да граней ровно столько, сколько возводят их люди между собой. Государственные границы, разное вероисповедание, склад характера (тоже привычки!) образуют между людьми то, что принято называть языковым барьером.

Не будь этих рукотворных межей, языки перетекали бы один в другой плавно, незаметно. Еще более плавно, чем русский язык перетекает в белорусский, белорусский - в польский, польский - в немецкий, немецкий - в английский и т. д. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с непонятной нам речью, мы считаем, что человек говорит на другом языке, и смотрим на этот язык как на отдельное образование, а не как на одно из звеньев в общечеловеческой цепочке. Это проще, чем устанавливать хитрые сцепления звеньев и по ним добираться от непонятного для нас языка к понятному, устанавливать их связи и преемственность.

Такой упрощенческий, бытовой подход разрывает единую общечеловеческую языковую материю на отдельные лоскутки и клочки.

Вихрь единой планетарной жизни увлекает языки мира в стремительный хоровод общения. Один язык берет за руку другой. Кто крепче, кто послабее. Развитие (изменение) всех языков идет в одну и ту же сторону простоты и удобства общения. Словно партнеры по хороводу, все языки вращаются в эту сторону, стараясь не отставать друг от друга.

Сегодня язык не такой, каким он был вчера, а завтра будет не таким, как сегодня. Цепочка состояний, изменений и превращений тянется в глубь веков. Плавно, без разрывов. Один год перетекает в другой, один век сменяется другим, новым. Конец одного всегда выступает началом другого. Всю эту длинную цепочку исторических состояний языка мы с полным основанием называем своим языком, языком своих предков и пращуров. И если нет чего-либо в нашем современном родном языке, то это вовсе не означает, что не было раньше или не будет позже.

В основе общечеловеческого языка лежит принцип общения через звуки. Именно этот способ оказался наиболее удобным для всех людей, гораздо удобнее, чем общение при помощи жестов, запахов или предметов. Выбор языка как органа общения осуществила сама Природа, сотворившая человека именно таким, вписавшая его в этот мир, связавшая его с окружающим миром каждым телодвижением, каждым вздохом. Человеку оставалось только подчиниться мудрому велению Творца. Подчинились все без исключения. Все люди, все народы. Никто не сделался телепатом, не изобрел иного, отличного от других людей способа общения. Звучащая речь стала фундаментом, на котором выросли другие этажи: письменная речь, ее смешанные зрительно-звуковые виды.

Из основополагающего, принципиального единства языков вытекают все многочисленные случаи сходств и совпадений, к рассмотрению которых мы переходим. Начнем с названия языка как способа облачать мысли и чувства в звуковые одеяния. При его выборе многие народы отдали предпочтение слову, которое послужило названием их органа вкуса - язык. Плотная мышца во рту, которую можно рассмотреть, пощупать, и привычки, отпечатавшиеся где-то глубоко в мозгу, скрытые от нашего непосредственного наблюдения, такие разные, такие непохожие и тем не менее оказавшиеся тезками в речи многих народов.



Одним языком лижут и пробуют на вкус, а с помощью другого выражают мысли, выстраивая звуки в единый поток, несущий мысли от человека к человеку. Главным преобразователем этого потока выступает все та же мышца во рту. И пользуясь этим своим главенством, орган вкуса навязал свое имя программе преобразования мыслей в звуки. Словно подписи в международном документе, удостоверяющем принципиальное единство языков мира, стоят такие слова, как

o ЯЗЫК (от имени русского языка),

o ЛИСАН (от имени арабского языка),

o ТАНГ (от имени английского языка),

o ЛАНГ (от имени французского языка).

Каждое из приведенных слов связывает орган вкуса с системой знаков. И что из того, что арабы чаще называют эту систему словом "люга", а англичане - "лэнгвидж". Это уже частности, которые общей картины не меняют.

Внутри любого национального языкового тела скрывается одинаковый по устройству остов. Его можно сравнить с человеческим скелетом. Сколько людей проходит перед нашими глазами! С разными фигурами, лицами, цветом кожи, в разных одеждах. А костный каркас у всех устроен одинаково: то же количество костей, то же предназначение каждой из них. В своей повседневности мы не заглядываем очень уж глубоко, обычно даже не срываем покровов из одежды, не говоря уже о покровах из плоти. Дарим своим знакомым фотографии, а не рентгеновские снимки.

Специалист же проникает своим тренированным зрением сквозь множество внешних личин, доходя до самой сути вещей. Для языковеда с достаточно широким кругозором нет принципиальной разницы между русским и арабским языком, как для врача нет принципиальной разницы, чей орган вкуса он исследует - негра или китайца. Попробуем же взглянуть на слова-звезды сквозь телескоп языкознания!

Трудно поверить, что русский и китайский, арабский и индонезийский, японский и суахили могут быть местными формами, отражениями одного и того же общечеловеческого языка. Уж очень мало общего между ними на первый взгляд. Тем не менее это такой же факт, как и то, что новорожденный младенец на пожелтевшей фотографии и старец преклонного возраста, в которого превратился этот младенец через "каких-то" 80 лет, - один и тот же человек.

В последнем случае нам помогает наблюдение за постепенностью перехода человека из одного возрастного состояния в другое. Домашний альбом помогает восстановить, как младенец превращался в розовощекого карапуза, тот - в худенького мальчика, потом в стройного юношу, мускулистого, сильного мужчину, пожилого человека с лысиной и животиком и, наконец, в сухонького старичка с палочкой в руке. В сущности, общих, объединяющих черт между младенцем и старцем наберется не так уж и много.

Вычленяя "разные", "самостоятельные" языки, мы игнорируем постепенность перетекания языка в язык, одного языкового состояния в другое. Мы слишком заняты или слишком нелюбопытны, чтобы проследить, как один язык развивался во времени, превращаясь в другой, мало похожий на него, чтобы вспомнить все промежуточные, переходные его формы, территориальные и временные. Очевидное (очам видное), подмеченное внешним зрением, необходимо проверять зрением внутренним, умозрительно (умом узрить), соединяя познавательные возможности зрения с теми же возможностями ума. Доверяй увиденному глазом, но проверяй его познанным мозгом.

"Зрячий человек не тот, кто видит гору, а тот, кто видит, что за горой".

 

КАК ЭТО БЫЛО (гипотеза о том, как человек

обрел свой язык)

Язык появился одновременно с человеком. И было в нем сначала немного слов, да и те совсем коротенькие и "неразумные". Наступит, бывало, человек на острый камень босой ногой и вскрикнет от боли: "Ой!" (или "Аи!" или "Уй!", в зависимости от местности или от впечатления от камня). Захочет вспугнуть мамонта и крикнет ему: "У!", да так, что у самого мурашки по коже забегают.

Весь этот набор простейших звуков-вскриков напоминал одну-единственную кассету с коротенькой записью, вроде той, что прилагается к магнитофону для проверки его работоспособности. Фонотеку же приходится составлять самому владельцу магнитофона. Так и первочеловек не удовлетворился набором звуков, дарованных ему Творцом, а принялся видоизменять и совершенствовать их, накапливать свою личную речевую "фонотеку".

Своему первому звуковому языку человечество училось у единой матери - Природы. Первыми учителями звукового языка стали звуки окружающего мира: голоса зверей и птиц, раскаты грома и вой ветра, плеск волн и шелест листьев на деревьях. Когда начальный этап подражания, "попугайничанья" прошел, то на роль учителей выдвинулись почти исключительно люди из числа ближайшего окружения. Люди стали обучать языку людей.

Членораздельная звучащая речь развилась у человека из одних и тех же естественных нечленораздельных звуков, таких, как плач, смех, стон, кряхтение, сопение, кашель, чихание, пыхтение, чмоканье, всхлипы, вздохи, "ахи" и "охи". У животных такая речь развиться не могла из-за несовершенства их мозга. Да и она была бы им ни к чему. Собаке, например, вполне хватает лая, рычания и скулежа в сочетании с набором поз и вилянием хвоста. Нет потребности - нет и языка. Спрос рождает предложение не только на базаре.

Набор членораздельных единиц (слов) складывался под влиянием тех условий, в которых народ оказался. На одних больше повлиял шум морского прибоя и вой ветра, на других - шелест листьев в лесу. Различия в питании сказались на строении челюстей, а значит, и на произношении. Отсюда и многообразие звукового состава различных языков.

 

ЧТО ТАКОЕ СЛОВО

Вслед за многими исследователями я понимаю под словом основную единицу языка и речи. Как и для них, для меня слово - двусторонняя сущность. Есть в нем форма, есть в нем и содержание. Мне почему-то кажется, что содержание, смысл, значение - в слове самое важное, как содержание в книге, как содержимое в бутылке. Звучанию, словоформе я придаю гораздо меньше значения, как коробке, в которой хранятся спички. Спички важнее, их и без коробки при желании можно зажечь. О подошву ботинка, например.

Схематически я изображаю слово так (рис. 1).

Надеюсь, что эта схема не показалась вам слишком сложной. Мне бы хотелось использовать ее и в дальнейших рассуждениях.

Что же касается внешней оболочки слова, его словоформы, то тут я очерчиваю ее границы (звучания, написания) там, где

 

 

Единый язык человечества

заканчивается "порция" смысла. Словосочетание "железная дорога" - для меня одно слово, хотя и пишется как два. Словосочетание "во что бы то ни стало" - тоже одно слово.

Каждый знает, что слово есть, но никто не знает, что есть слово. Такое привычное, такое обычное понятие, как "слово", оказалось не по зубам ученым, которые так и не смогли дать четкое и вразумительное ему определение. А без этого значение его остается неопределенным, туманным, расплывчатым и ускользающим от сознания.

Понятие "слово" не схватишь налету, так как оно само постоянно "в полете", в развитии. В обычной речи под "словом" тоже можно подразумевать многое. Это и единица речи, и сама речь (как в выражении "дар слова"). Это и публичное выступление ("приветственное слово", "заключительное слово", "последнее слово подсудимого"), и право на такое выступление, высказывание ("предоставить слово", "лишить слова", "свобода слова"). Это и мнение ("сказать свое веское слово"), и обещание ("дать слово", "сдержать слово"). Если кто-то произнес "одним словом...", то это вовсе не значит, что он им обойдется. Здесь наверняка будет задействовано нечто большее. Просто так принято говорить.

Человек - существо половинчатое: полубог-полуживотное. Ногами он упирается в землю, а головой - в небо. И чем выше он ростом, чем выше уровень его знаний, тем больше к небесам устремлена его голова, его мысли и чувства. Земное, приземленное и даже низменное сосредоточивается ниже пояса, а небесное, космическое, возвышенное избирает своей "штаб-квартирой" какой-либо из органов, расположенных выше пояса: солнечное сплетение, сердце, мозг...

Столь же половинчато и .слово. Оно божественно по своей сути, по своему образно-мысленному содержанию и в то же время сильно заземлено по своей форме, представляющей собой сотрясение воздуха или след на твердой поверхности (письмо).

Внутреннее наполнение слова едино для всех людей. Оно от Бога. Оно есть дар Божий, Божественная истина, раскрывшаяся человеку, крупица опыта, знания, чего не скажешь про "упаковку" этой крупицы, "тару" для сокровища мысли. Эта "упаковка" грубома-териальная, сработанная самим человеком в меру своего умения. Ей присущи все недостатки, характерные для несовершенного человека. Отсюда громоздкость и труднопроизносимость многих словесных конструкций, да и межнациональная разноликость слов, если понимать под словами материальные знаки, "оболочки" мысленно-чувственных образов.

Важным доказательством единства языка всех людей планеты служит переводимость слова, предложения и текста. Любое чувство, любая мысль, выраженная средствами одного языка, в принципе, может быть передана средствами другого. А все потому, что чувственно-мыслительная подоплека всех языков едина.

Другое дело, что переводу зачастую далековато до совершенства оригинала. По словам Сервантеса, "перевод подобен фламандскому ковру с изнанки: рисунок еще виден, но краски уже не те". Трудно себе представить перевод стихов Пушкина, Лермонтова, Тютчева, который звучал бы так же выразительно на японском, китайском, языке хауса. Нельзя же от копии требовать того, чтобы она была ничуть не хуже оригинала. Слава богу, что это все-таки копия, а не слабая тень от предмета. Важно другое: понять чувства и мысли одного человека при желании и достаточной подготовке может и другой человек, которому ничто человеческое не чуждо. Так или иначе, но он сможет передать те же чувства и мысли, но уже словами родного языка. Приемов и наработок в переводческом деле множество.

Слово имеет свое происхождение от выражения слать. Это мыслительное послание, с которым человек обращается к человеку, а космос - к человечеству. Не случайно под словом понимается не только цепочка букв между двумя пробелами, но и "речь", "способность говорить" ("дар слова"), "разговор, беседа", "публичное выступление, речь" ("приветственное слово"), "повествование, рассказ" ("Слово о полку Игореве") "право на высказывание своего мнения", "мнение", "обещание".

Дать точное, исчерпывающее определение тому, что такое слово, современное языкознание не в состоянии. Да и вряд ли это вообще возможно. Слово - это Божественная тайна, промысел Божий. Слово и есть Бог, а Бога познать до конца невозможно.

Множество Иоаннов знает история. В их именах немудрено запутаться. Но есть среди них Иоанн, великий апостол, любимый ученик Христа, мудрец, пророк, автор Евангелия и Апокалипсиса. Его недаром прозвали Богословом. Он был первым человеком, приравнявшим слово к Богу (отсюда и "Богослов"). Согласно преданию, величественные и сильные слова, с которых начинается его Евангелие, впервые были произнесены им в церкви, где на него нашло внезапное озарение. А слова эти таковы:

В начале было Слово, и Слово было у Бога,

и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога.

Все чрез Него начало быть, и без Него

ничто не начало быть, что начало быть.

В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков.

И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

В понимании Иоанна слово не материально, а духовно. Оно - Дух Святой, то есть ипостась самого Творца, оно представляет собой тот жизненный дух, который наполняет мир, в котором мы живем. Тем самым Иоанн поставил духовное на первое место, а материальное - на второе (примат мысли, разума, воли). Такое Слово (с большой буквы) объединяет всех людей на планете. Оно напоминает всем и каждому: "Все мы созданы по единому замыслу Творца, все мы дети одного божественного родителя". Язык, сотканный из таких божественных слов (идей, образов), может быть только единым для всего человечества. Это и есть язык наших первопредков, Адама и Евы.

Слово от "слать" по типу "чтиво" (то, что читают), "пиво" (то, что пьют), "варево" (то, что варят). Слово - это то, что шлют, послание от человека к человеку. Не случайно символом слова в ведической религии была стрела. Посланное одним человеком, слово может не только потревожить другого, но и ранить и даже убить.

 

ЭТО ОБИДНОЕ СЛОВО "ОТ"

В своих дальнейших рассуждениях я возьму на себя смелость употреблять время от времени слово "от" в таких, например, фразах, как: "воз от возить".

Слово "от" в данном случае указывает на происхождение одного от другого. Даже в приведенной, казалось бы, безобидной фразе "воз от возить" не все так уж однозначно и безусловно. И здесь могут быть возражения. Почему, скажем, не написать наоборот: "возить от воз"? Кто доказал и показал, что одно слово первично, а второе вторично? Что одно слово - это яйцо, а другое - курица, вылупившаяся из этого яйца?

Особенно часто в штыки встречаются утверждения, в которых на первом месте стоит слово из одного языка, а на втором, после слова "от", - слово из другого. Тут уж задеваются самые тонкие чувства национально озабоченной души. Почему это наше слово происходит от их слова? Нет ли в этом унижения нас как народа? Вопрос этот тем более правомерен, что ряд исследователей (из благих побуждений, разумеется) пытаются выпятить достижения собственного народа, опираясь на приоритет родных слов. Для этих целей отбирается группа слов, означающих центральные понятия какой-либо сферы человеческой культуры.

Доказывается, что все эти слова родные, а ни в коем случае не заимствованные, а уж на этой базе они переходят к более широким обобщениям о превосходстве одного народа над другим, одной расы над другой. Один народ объявляется "народом-учителем", а другой - "народом-учеником". Уязвимость таких построений состоит в том, что они основываются на отборе горсточки слов, обозначающих так называемые ключевые понятия. Одновременно игнорируется общий словесный фон. Примеры выуживаются, выдергиваются из общей массы, как отдельные овощи с грядки.

Ничего общего с такими потугами я не имею. Ничуть не сомневаясь в том, что "московиты мозговиты", я не пытаюсь приписать происхождение всех культурных наработок человечества (в том числе и слов) исключительно своему народу. Я всегда помню, что и другие народы внесли немало в эту копилку.

Я употребляю слово "от" скорее как сокращение длинной фразы "происходит от того же самого корня, что и слово...". И прошу на это слово не обижаться. В этой книге я пытаюсь взглянуть на все языки мира как на свои, родные. И не вина моя, а беда, что русский язык я знаю все же лучше других, а потому чаще на втором месте (после от) окажется именно русское слово. Надеюсь, что в наиболее ответственных случаях меня поправят те, кто знает слово, поставленное мною на первое место, как свое родное.

 

БУКВА ТОЖЕ СЛОВО

Буква - тоже слово, только очень маленькое. Что слово, что буква - все это языковые знаки. С этим никто спорить не будет. Бывают слова, которые состоят всего из одной буквы. В русском языке это А, В, И, К, О, С, У, Э, Я. Благодаря таким словам-буквам грань между понятием "буква" и понятием "слово" стирается, граница между понятиями становится прозрачной, проницаемой. Или взять цифры. Ну чем не буквы? Ну чем не слова? Есть цифры, которые, сколько ни всматривайся, а от букв не отличишь. Это "ноль", который пишется как буква "О". Это "четверка", повторяющая очертания буквы "Ч". Это "тройка", совпадающая по своему рисунку с буквой "3".

Каждая из десяти цифр вполне может заместить одно слово - название этой цифры. За цифрой 1 стоит слово "единица" или "один, одна, одно". За цифрой 2 - "двойка" или "два, две" и т. д. Цифры, будучи сами языковыми знаками, спаивают буквы и слова в одно знаковое единство с нечетко очерченными разграничениями.

В сербохорватском языке понятие "буква" передается как "слово". Иначе говоря, сербохорватское "слово" означает "буква". Такая путаница не случайна. Легче всего спутать то, что похоже, что трудно отличить одно от другого.

Расскажу о двух знаках, получивших в древности широкое распространение и говоривших во многих странах красноречивее слов.

 

ЗНАК "РУСЬ"

Наши далекие предки не хуже нас владели искусством вскрывать суть вещей и явлений. Они не просто смотрели на мир широко раскрытыми глазами. Они умели увидеть, разглядеть в этом мире однотипные, схожие явления, то общее, что проявляет себя в частностях, прячется под различными покровами. Свои выводы, наблюдения, бесценный опыт наши предки закрепляли в предельно лаконичной форме, подчас в одном-единственном знаке. Один из них перед нами, и нам предстоит разобраться в том, каким образом он смог вобрать в себя такие, казалось бы, несовместимые значения, как "фаллос", "ярило", "плуг", "меч", "росток" и... "Русь".

Итак, по порядку. Начертание рассматриваемого знака схематически, упрощенно передает изображение фаллоса: мешочек для тестикул и свисающий пенис. Знак уводит нас в эпоху фаллического культа, следы которого сохраняются на многих континентах в виде гермов, менгиров, культовых изваяний (в Индии), а также подобных культовых сооружений (минаретов, куполов церквей).



Ярило, или, иначе говоря, Бог-Солнце, наши предки воспринимали как своего небесного Отца, оплодотворяющего своим светом и теплом Матушку-Землю. Себя они считали детьми Солнца. И это не метафора, а научная истина, понимание которой не было чуждо лучшим умам человечества и в наше время, таким, как К. Э. Циолковский, А. Л. Чижевский, В. И. В надский. Солнце - податель, даритель жизни, инструмент, орган зарождения жизни на Земле. Имя "Ярило" содержит в себе понятие "инструмент", заключенное в инструментальном суффиксе "-ло" (как в "шило", "мыло", "светило"). Буквальное значение этого божественного имени можно интерпретировать так: "инструмент яра". Ярило и фаллос действуют сходным образом. Утреннее солнце вначале как бы собирается с силами, "встает", достигает зенита и уж оттуда "наяривает" во всю свою мощь, даря свет и тепло всему живому и неживому. Утомленное к вечеру, оно "опадает", "садится", уходит на покой.

Стоит ли после этого удивляться, что корень "яр" всплывает в разных языках в значении "фаллос" или близких к нему. Сюда относится современное арабское "аир" (фаллос) и греческое "эрос". Последнее, если обозначить имеющееся в нем придыхание и убрать грамматическое окончание "-ос" (как и "хаос", "космос"), оказывается на поверку банальным словом "хер" ("хэр" на греческий "манер"). Немцы произносят его на свой манер - "герр", вкладывая в него значение "настоящий мужчина".

Солнцебог - это исток жизни, начало всех начал. Древнерусское слово "кон" (а также корень "кон" в таких словах, как "искони", "спокон") имеет в качестве основного значения "начало начал" (по В. Далю - "начало"). Во французском языке это же самое слово пишется "con", что означает "фаллос".

Такое объединение значений ("начало начал" и "фаллос") под "крышей" единой словоформы еще раз свидетельствует о том, что для далеких предков русских и французов - а это могли быть одни и те же люди - понятия "бог" (то есть "начало всех начал") и "фаллос" были близкими, смежными, соотносимыми.

Создатели знака не пытались придать ему черты несомненной внешней похожести на солнечный диск.

Тогда знак перестал бы передавать отвлеченную идею зарождения жизни, "выродился" бы в заурядный рисунок, картинку. Но даже в таком виде в нем при желании можно обнаружить некоторые "солнечные" черты: "полукруг" (намек на округлость солнца) и устремленный вниз, к земле, солнечный луч.

Плуг уподоблялся фаллосу во все времена и у всех народов, знакомых с землепашеством. Дополнительное основание для сближения давало устройство древнейших плугов. Они не только распахивали (распихивали) землю, но одновременно производили сев, "оплодотворяли" землю (запихивали семя).

Праздник первой борозды у многих народов (в том числе у славян) сопровождался ритуальным совокуплением на свежевспаханном поле. Уподобление женщины ниве, пашне стало общим местом в культурах разных народов. Сюда относится мотив arat - amat (пашет - любит) в латинской поэзии. Индусы отождествляли пахотную землю с вульвой (йони), а семена - с мужским семенем. Коран идентифицирует женщин с пахотной землей: "Ваши жены - нива для вас, ходите на вашу ниву, когда пожелаете..." (2, 223).

У финнов бытует поговорка: "У девиц поле в их теле". Ф. Рабле вовсе не был оригинален, когда называл фаллос "землепашцем природы" ("Гаргантюа и Пантагрюэль").

Короткий меч (акинак) - характернейшее оружие скифов, в которых не без оснований можно усмотреть далеких предков русских. Одновременно акинак олицетворял верховное скифское божество - Ареса.

Позднее меч стал просто оружием и только, орудием смерти. Для скифов же он был орудием жизни. По их воззрениям, меч не убивал врага, а помогал ему переродиться. Он подводил черту под "неправильной" жизнью врага и давал ему шанс начать иную, "правильную" жизнь. Вот почему скифы придавали акинаку черты сходства с мужскими гениталиями: его рукоятка имитировала форму тестикул. Само название этого оружия - "акинак", возможно, происходит от "аки наг", то есть буквально: "как обнаженный (нагой) фаллос".

Нельзя не обратить внимания и на созвучие слов "Арес" - "Ярило". "Арес" происходит то ли от "Ярец" (гипотетическое), то ли от "Яр" с прибавлением греческого окончания - это еще предстоит установить. Воспоминание о мече как о непобедимом оружии предков сохранилось в русских народных сказках.

Там он называется "меч-кладенец". "Кладенец" того же корня, что и латинское gladius (меч), и, возможно, восходит к слову "гладкий". От латинского же варианта этого слова в русский язык пришли "гладиатор" и "гладиолус". Гладиолус назван так за форму листьев - они у него линейно-мечевидные. На сходство этих листьев с клинком указывает и народное название этого растения - "шпажник" (от "шпага").

Меч - не мяч. В русской речи у такого жизненно важного орудия наверняка было не одно, а множество названий, как это имеет место в санскрите и классическом арабском.

Рост как увеличение в размерах, как усиление, развитие - это универсальная форма проявления жизни.

Пульс жизни ощущается в периодическом (дневном и годовом) возрастании мощи солнца, в приливах мужской силы (потенции), сопровождающихся увеличением размеров фаллоса (эрекция).

"Рослый" означает "сильный", "жизнеспособный". Рослыми, сильными, выносливыми запомнила мировая история руссов. Арабы сравнивали их тела с могучими пальмами. Руссы с любовью взирали на своего небесного отца Ярило, водили хороводы в его честь, возжигали ему костры. Солнце, огонь и дерево почитали как проявление одного и того же Божественного начала - животворящего тепла. Недаром "дерево" происходит от значения "терево" (то, что трут, добывая огонь). Дерево, древесина считалась хранителем солнечного тепла. Резчики по дереву до сих пор называют древесину "теплым" материалом.

Росток очень подходит в качестве символа роста. Рассматриваемый нами знак напоминает изображение ростка, растения.

Этот знак обнаруживается в письменности многих народов: этрусков, каров, сабеев, среди скандинавских рун, греческого и славянского алфавитов. Звуковым значением его в "старших рунах" принято считать звук "р", то, что передается английской буквой R ("а"). Само название этой буквы доносит до нас имя все того же бога "Яра" - "Ярилы".

Оно, словно эхо, звучит в этом протяжном "а-а", оканчивающемся на едва различимое "р" (R передается как "а-а-(р)"). Согласно традиции, руну с таким начертанием называют в скандинавских языках "руна Альгиз", что означает "руна Тростник" (сравните: "трост-ник" - "росток"). В южноаравийском письме "муснад" этот знак обозначает звук "х", с которого начинается слово "Хоре" (вариант произношения "Ор", "Ар", "Яр"), а также арабское слово "пахать" (сравните: "харата" - "орати" - "arat").

"Кто мы такие, русы, россы, русские?" - не раз задумывались наши предки. И сами же так отвечали на поставленный вопрос.

1. Мы - дети Солнца. Наш солнечный бог - Ярило. Он - наш небесный Отец, податель жизни. Его знак - полукруг, перечеркнутый посередине спускающейся чертой (половинка Солнца с лучом).

2. Мы - пахари, оратаи. Наш символ - плуг. Его очертания можно увидеть в знаке два конца полукруга - это ручки, а линия посередине - сам плуг с трубкой-семяпроводом.

Это Ор (он же Орей, Арий, Яр, Ярило и Гор) научил нас землепашеству. "Орати" означает буквально "делать так, как научил Ор". "Орати" от "Ор". Наша земля - Ората (Арата). Того же корня немецкое слово Erde (земля), а также арабское "ард" (земля).

3. Наше боевое оружие - меч. Знак напоминает очертания короткого меча: рукоятка с прямым лезвием-клинком.

4. Мы - "рослые" дети своего бога. В корне "росс" слилось звучание слов "рост" и имя нашего бога: "Раз" (он же "Ра", "Яр", "Хорос" и т. д.). По-русски "раз" означает начало счета, то есть сохраняет значение "начало начал". "Разить" (то есть "карать") того же корня. "Раз" означает также наивысшую степень признака ("развеселый", "разудалый", "разумный"). Того же корня английское "райз", "rise" ("восходить", "подниматься", "увеличиваться"). "Родить - рожать" того же корня или, точнее, восходит все к тому же корню "рос-рас-раз". Еще одно имя нашего бога (а у великого бога великое множество имен) - Род. [В "дзекающих" говорах россов (в Белоруссии, например) произносится почти как "Раз" (точнее - "Радз")].

Единый язык человечества

Таким образом, оснований для того, чтобы рассматриваемый знак фаллоса, Ярилы, плуга, меча и ростка стал символом русов-россов, больше чем достаточно.

 

ЗНАК "ЖИВЕТЕ"

Буква в древнерусской азбуке именовалась "живете". Это был символ жизни, любви. Не случайно слово "живете" того же корня, что и "жизнь".

Знак "живете" состоит из двух частей: как уже говорилось выше, обозначает мужское начало, небо. Это стилизованное изображение мужских гениталий.

Единый язык человечества
обозначает женское начало, Землю. Это стилизованное изображение женского лона. Древние шумеры использовали похожий символ:
Единый язык человечества
"женщина".

Таким образом, знак "живете" обозначает то, что иначе называется словом "двуполец", а по-санскритски - "линга-йони". В Древнем Египте знаку "живете" соответствовал знак

Единый язык человечества
"анкх". "Живете" в том же самом значении и начертании сохранился до наших дней у берберов Алжира (имазиг). Это помимо других признаков (расовых особенностей, письменности и др.) указывает на связь берберов Северной Африки со славянским миром. Славян древние греки называли варварами (ср. "берберы"), понимая под этим словом "не говорящие по-гречески или по-латыни", то есть несущие тарабарщину ("бар-бар").

Мужское начало можно выразить словом "раз" (буквально - "тот, что разит") или словом "один", которое того же корня, что и "отец", "уд". Возможно, когда-то оно произносилось как "отин" или "утин" и имело значение фаллоса (ср. "удилище", "удочка", а также имя верховного бога в скандинавской мифологии - Один).

Женское начало обозначается словом "два", которое того же корня, что и "дева", "девушка".

Соединение мужского и женского начал при соитии определялось словом "три" (повелительное наклонение от глагола "тереть"). Оно как бы приказывает: "Тритесь!" Иначе говоря, "плодитесь, размножайтесь!". Буквальное значение слова "живете" - "живите половой жизнью!".

Знак "живете" своим начертанием напоминает дерево: ствол, ветви вверху и корни внизу. Поэтому его называют еще "древо жизни". Нужно иметь в виду, что дерево (древо) жизни - это "терево" (трение) ради возникновения жизни. Подобно священному огню, возникающему от трения дерева о дерево, новая человеческая жизнь зарождается от трения гениталий мужчины и женщины. В английском языке, где числительные "ван", "ту", "тсри" соответствуют русским словам "он", "дева" и "три", сближение слова "тсри" с понятием "дерево" усиливается созвучием "тсри - три" (со значениями, соответственно, "три - дерево", three - tree).

Происхождение названия цифр "один", "два", "три" в русском языке проливает свет и на подобное явление, скажем, во французском, где "ен" (un) - один, единица от "он", то есть "мужчина", "бог" (прямые названия богов часто табуирова-лись), "де" (deux) - "два" от "девица", "труа" (trois) - "три" от "терево".

"Руны". Слово происходит от "ровны", то есть "ровные". Так называли буквы, наносившиеся на камень, металл, кость. Выбор писчего материала определил форму этих графических знаков, большинство из которых составлены из отрезков прямых (ровных) линий. Возможно, что под "чертами и резами" черноризец Храбр имел в виду именно руны. Состав рун и рунические алфавиты с течением времени менялись.

Древнейшими принято считать "старшие руны", собранные в единый алфавит - футарк. Такое название он получил по первым буквам-рунам: Ф, У, Т, А, Р, К. Алфавитный порядок (строй) футарка резко отличается от расположения букв в большинстве европейских алфавитов, где на первом месте стоит "А", а в середине есть неизменная "связка" из К, Л, М, Н. Взятые вместе, буквы футарка образуют текст, составленный из неповторяющихся знаков. Этому тексту около двух тысяч лет. В нем нет словоделения, да и орфография архаическая. Переписанный русскими буквами и разделенный на слова, футарк имеет следующий вид:

ФУТ АРКГОХНИ ЙЕ ПРСТ БЕМЛНГДО

или в современной орфографии можно его обозначить как

ФУТ АРКОНИ ЕСТЬ ПЕРСТ БЕМЛИНГОДА.

Под футом имеется в виду мера длины. Аркона - это хорошо известный в истории древний город западных славян на острове Руяне (ныне Рюген) в Балтийском море. Здесь находился крупнейший храм Святовита, которому поклонялись не только славяне, но и германцы. Похоже, что текст футарка представляет собой что-то вроде клятвы негоциантов не нарушать меру длины, эталоном которой выступал перст идола Святовита в арконском храме. Имя Бемлингод, возможно, является германским аналогом имени Святовит. В переводе с немецкого оно (точнее: "бамель-гот") означает "бог счастья". Так предки славян и германцев превратили алфавит в формулировку закона международного права.

"Талон" в переводе с французского означает "пятка".

Если взглянуть на след от босой ноги, то вмятина, оставленная пяткой, будет соответствовать каждой группе отпечатков пальцев. Где пять вмятинок от пальцев - там и одна - от пятки. Одно связано с другим. Одно подтверждает и уточняет другое. Где иголка, там и нитка.

Так и в документе, если его разделить на две части: корешок и отрывной листок. Оторванный листок (талон) выступает представителем оставшейся части документа. "Пятка" становится представителем всей "ступни", "пятка" созвучно слову "пять".

Арабы изображают пятерку на письме в виде следа от пятки. Наша европейская пятерка хранит в своем начертании память об отпечатке всей подошвы ноги.

Всякий, кто взглянет на след босой ноги, увидит только его и ничего более. Немного поразмыслив, добавит: "Левая". Следопыт же сумеет распутать по этому следу целую историю про десятилетнего бойскаута с синим галстуком на шее и с перочинным ножичком в кармане шорт. Про то, как он был оставлен дежурить у костра, но костер потух. И теперь мальчик побежал налегке в соседнюю деревню за спичками. Следопыт не просто смотрит на след. Он внимательно рассматривает его.

Малейшие признаки сопоставляет со своим опытом и прежними наблюдениями. Он пытает след (на то он и "следопыт"), пытаясь восстановить картину событий по едва уловимым признакам.

Языковед, пытливо изучающий языковые знаки (буквы, слова, словосочетания), во многом похож на следопыта. Он тоже ставит перед собой, казалось бы, невыполнимую задачу: обратить время вспять, заставить его пятиться (возвращаться пятками вперед). А время, как и крокодил, пятиться не хочет, да и не может. Из двух названных хищников, крокодила и времени, время самое хищное, самое прожорливое. Крокодил ест не все, что попадется, а время пожирает все без разбора. Крокодила и время роднит еще и то, что оба они оставляют следы. Одна из разновидностей следов, оставленных временем, - слова.

Пытливый языковед занимается толкованием этих слов-следов, беседует, толкует с ними, пытаясь выпытать у них подробности их житья-бытья, узнать толком историю их появления на свет.

В следующем разделе я расскажу о некоторых приемах толкования слов, используемых в языкознании.

Успех приходит к исследователю. когда поиск истины ведется последовательно. то есть точно по следу явления, не отвлекаясь на мелочи, следуя от одной логической посылки до другой, закономерно из нее следующей. Ничто не проходит бесследно. Следы остаются всегда. В том числе и следы былых искателей истины. И нам, наследникам опыта древних, не следует о них забывать.

ДАЛЕЕ

СОДЕРЖАНИЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

Единый язык человечества
На правах рекламы - предложение от портала Relax

Единый язык человечества

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Единый язык человечества

Единый язык человечества
Единый язык человечества

Единый язык человечества

Единый язык человечества

Единый язык человечества

Единый язык человечества

Единый язык человечества

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества

Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Единый язык человечества

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

НАШ ЕДИНЫЙ БЕССЛОВЕСНЫЙ ЯЗЫК

Прежде чем стать словесно-звуковым, язык наших далеких пращуров был почти исключительно немым и бессловесным. В своем общении с себе подобными человек почти всецело опирался на язык телодвижений. То был естественный язык, которым нас снабдила Природа. Потребности в общении были еще невелики, многие темы в разговорах вообще не поднимались (такие, как цены на нефть, курс доллара, содержание нашумевшего американского фильма). Движения рук хватало, чтобы выразить все главное, существенное, жизненно необходимое. Если положить руку на сердце, то и сегодня станет понятно, что мы хотим выразить самое стоящее, сокровенное. Слова, звучащая речь лишь дополняют подобный жест, а чаще всего лишь затуманивают его содержание. "Язык дан человеку,, чтобы скрывать свои мысли".

Телодвижения

Мы различаем язык естественных и искусственных телодвижений. Язык естественных телодвижений первичен, им одарила нас Природа; язык искусственных телодвижений выработал сам человек. Естественные телодвижения объединяют человечество в единую семью; благоприобретенный, наигранный язык неестественных телодвижений разделяет человечество на племена, народы, группы.

Хилая мускулатура, животик, оплывшая жиром фигура, лысина и искусственно удаленная с тела "растительность" лишили человека возможности продемонстрировать язык телодвижений во всем его блеске. И все же он продолжает оставаться и в наши дни мощным объединяющим началом, мостом взаимопонимания разных народов, доставшимся нам от предшествующих поколений.

Мышцы лица своими движениями, мимикой прекрасно выражают внутреннее, душевное состояние человека. Взгляд складывается из движения зрачка и положения век и бровей. Он может почти все рассказать о состоянии и настроении человека. Подробнее о взглядах я расскажу ниже.

Движения пальцами рук, ладонью или руками называют жестами.

Ставить опыты на человеке безнравственно, впрочем, как и на безответной мышке или доверчивой собачке. И все же предложу проделать один опыт над самим собой. Он не сложный и не опасный. Уберите звук у телевизора - и все ваше внимание будет занято телодвижениями актеров. Вы убедитесь, как много информации несут пластика, позы, выражения глаз. Иногда даже больше информации, чем можно было предположить при включенном звуке. Звукоряд во многом дублирует язык движений, расслабляет, рассеивает внимание, не дает сосредоточиться. В дублированных фильмах и спектаклях зачастую образуется разрыв между движением и звуком. Жест актера имеет одно значение, а голос дублирующего навязывает ему иную реплику.

Второй опыт можно проделать над ничего не подозревающим собеседником. Попросите его объяснить значение слова "зыбь", и вы увидите, как рука его начнет описывать волнообразные движения. Мало кому удается обойтись при объяснении этого слова без изобразительных жестов. И это естественно, как возникающее зачастую желание воспользоваться элементами языка Адама и Евы.

Повседневные телодвижения настолько обычны, настолько привычны, что мы зачастую их и не замечаем. Зато их отсутствие сразу же бросается в глаза, создает атмосферу неестественности, необычности, как не поданная для рукопожатия рука. Вы стоите с протянутой рукой и недоумеваете: "Что случилось? Почему он не подает мне руки?"

Для примера приведу две цитаты из одного произведения, в которых выделю особо значимые телодвижения.

"Марья Ивановна подошла к Шурке и, ласково потрепав его по щеке, проговорила с улыбкой: "Ну, Шурка, довольно дуться... Помиримся... Проси у мамы прощения за то, YTO назвал ее гадкой и злой... Целуй руку..." Шурка поцеловал ЭТУ белую пухлую руку в кольцах, и слезы ПОДСТУПИЛИ к его горлу".

(Я выделил "слезы подступили...", поскольку это состояние также близко к выражению лица.)

"Вместо ответа матрос ласково погладил голову мальчика шершавой РУКОЙ, улыбаясь при этом необыкновенно мягко и ясно своими глазами из-под нависших взъерошенных бровей". (К. М. Станюкович. "Нянька")

В армии ходит такая байка: "Отличительной чертой командира является врожденная ненависть к личному составу, при виде которого его кулаки сжимаются самопроизвольно". Максималистская байка, огульная, в которой молодые подчиненные издеваются над более старшими по возрасту и положению начальниками. Но в одном байка права: кулаки на самом деле сжимаются сами по себе от сильной ненависти к кому-либо.

Вряд ли кому-то нужно объяснять смысл таких аргументов в диалоге, как:

o ТАСКАНИЕ ЗА ВОЛОСЫ,

o ПИНОК,

o ПОЩЕЧИНА,

o ЗУБОТЫЧИНА,

o ПЛЕВОК В ГЛАЗА.

Или подвергнуть сомнению такие выражения, как:

o ПОГЛАДИТЬ ПО ГОЛОВКЕ,

o СХВАТИТЬСЯ ЗА ГОЛОВУ,

o РВАТЬ НА СЕБЕ ВОЛОСЫ,

o СХВАТИТЬСЯ ЗА ЖИВОТ ОТ СМЕХА.

Такого рода "выражения" использует в своей речи герой рассказа А. М. Горького "Челкаш":

"Челкаш оскалил зубы. ВЫСУНУЛ язык и, сделав страшную рожу, уставился на него вытаращенными глазами".

"Он (Челкаш) соскочил с тумбочки, дернул левой рукой свой ус, а правую сжал в твердый, жилистый кулак и заблестел глазами".

"Челкаш презрительно сплюнул и отвернулся от парня".

Другой пример - из фольклора о Ходже Насреддине:

"Пришел к Ходже гость, и Ходжа зарезал для него двух кур. Отдал их жене приготовить, а сам пошел за хлебом. Жена и говорит гостю: "Мой муж сошел с ума. Ему все время хочется отведать человеческих ушей. Вот и вас он пригласил, чтобы отрезать уши. От сильного желания он начинает бить себя в грудь и размахивать руками". Тут возвращается Ходжа и говорит жене: "Накрывай на стол". А та в ответ тихонько: "А что накрывать-то? Гость завернул двух кур в платок и собирается с ними уходить". Услышав такое, Ходжа принялся бить себя в грудь и размахивать руками. Гость испугался и убежал".

Или два таких анекдота:

"Почему у жен морщины на лбу вертикальные, а у мужей -горизонтальные?" - "Потому, что жены обычно спрашивают, насупившись: "Получку принес?", а мужья в ответ удивленно уточняют: "Какую получку?"

"Почему умные, когда задумаются, то трут лоб, а дураки - чешут в затылке?" - "Надо подумать", - сказал собеседник и почесал в затылке.

Душевное состояние человека зависит от внешних и внутренних факторов. Его обычно называют настроением. По самым разным причинам настроение может быть приподнятым, радостным, веселым, бодрым, грустным, паршивым... Слово "настроение" происходит из того же корня, что и настраивать. Корень строй несет идею порядка, системы, гармонии. В каком состоянии находится человек в данный момент - видно по его лицу, позе, выражению глаз. Расстроен он или настроен на бодрый лад - видно сразу, можно даже не спрашивать его об этом. На все ответ дают движения рук, мышц лица, глаз, интонации голоса, походка, цвет лица. Настроение написано на лице человека, нужно только быть достаточно внимательным, чтобы понять его.

"Стоять, разинув рот", "разинуть рот", "разевать рот", "рты поразинув" - так говорят, когда человек сильно увлечен рассказчиком, крайне удивлен, изумлен. Когда человек боится проронить малейшее слово, малейший звук, он инстинктивно раскрывает (разевает) рот, чтобы усилить свой слух еще одним резонатором, ртом. Слово "разиня" происходит от выражения "разевать рот". Рот же сам собой разевается, когда не хватает сил уловить все, что происходит вокруг ("стоять, разинув рот").

... Зевака - это тот же разиня. Их роднит широко раскрытый рот. Зевака раскрывает рот от удивления так, будто бы зевает (отсюда и слово "зевака" от "зевать"). На самом деле он не девает от скуки, а наблюдает, любопытствует, удивляется. Ему интересно, а не скучно. Он весь поглощен увиденным. Даже рот раскрыл от удивления.

Как-то невольно уловил брошенную кем-то реплику: "У меня аж челюсть отвисла, но я и виду не подал". Обращает на себя внимание внутренняя противоречивость сказанного: челюсть отвисла, а вида не подал. Разве нужно еще какой-то вид подавать, когда ты стоишь с отвисшей челюстью?

Еще один пример. Депутат парламента выступает с крайне эмоциональной речью, в которой обвиняет министра здравоохранения, ни много ни мало, в массовом убийстве граждан, поскольку правительство, по мнению этого депутата, не приняло надлежащих мер для закупки дешевых лекарств. Речь встречают бурными аплодисментами. И тут скорбно-негодующее лицо оратора внезапно преображается. На нем мелькает даже тень улыбки. На лице явно написано удовлетворение, словно депутат увидел толпы обездоленных граждан, которым министр собственноручно раздает так необходимые им медикаменты.

По-человечески все понятно: депутат испытывает облегчение от того, что трудное выступление завершено, оно удалось. Однако точно так же понятна и фальшивость, наигранность его пафоса. В сущности, не лекарств для бедных он добивался, а личной популярности. Уж очень разителен был контраст между его искусственным крайним негодованием и естественной расслабленностью, столь резко оборвавшей его пламенную речь.

Когда я вижу, как нежно обнимаются и трутся щеками друг о друга два мужчины-египтянина, когда я вижу, как египтяне треплют за щечку ребенка, чтобы поприветствовать его, то мне в голову приходит такая мысль: египтяне сохранили больше естественности в своих межличностных контактах. Они не могут обойтись без ощущения человеческого тепла. Что же касается более холодных и рассудочных европейцев, то они умудряются ограничиваться раскланиванием, расшаркиванием да приподниманием шляп. Слава богу, что еще не вышли из моды дружеские рукопожатия.

Манилов и Чичиков несколько перестарались в выражении радости от встречи, чуточку переиграли сцену радушия, мастерски изображенную Н. В. Гоголем:

"Они заключили тут же друг друга в объятия и минут пять оставались на улице в таком положении. Поцелуи с обеих сторон были так сильны, что у обоих весь день почти болели передкие зубы. У Манилова от радости остались только нос да губы на лице, глаза совершенно исчезли. С четверть часа держал он обеими руками руку Чичикова и нагрел ее страшно".

В своих межличностных отношениях наши далекие предки налегали не только на осязание, но и широко привлекали обоняние. Такого рода "духовное общение" дошло до нашего времени в словах "я его на дух не переношу". В этом отношении француженка, пользующаяся целым арсеналом изысканнейших духов, мало чем отличается от суданки, применяющей веками опробованные ароматы для привлечения партнера. Наши эмоции постоянно проверяются в телодвижениях и жестах. Достаточно привести следующий пример: лектор выступает со скучной лекцией. Никто из вежливых, воспитанных слушателей не протестует. Однако возня, ерзанье в зале красноречивее слов говорят о нежелании слушать. Когда слова лектора встречают с интересом, то аудитория сидит тихо, как завороженная, без единого движения.

Французский лингвист Ш. Балли вывел такую закономерность: "Роль слов в высказывании уменьшается пропорционально увеличению роли чувства". М. Ю. Лермонтов обратил внимание на эту закономерность веком раньше. Характеризуя Печорина в "Герое нашего времени", он замечает, что тот "не размахивал руками - верный признак некоторой скрытности характера".

Появление эмоциональных реакций связано с работой мозга. Ученые смогли доказать это в своих опытах над кошками. Они пропустили электрический разряд через некоторые участки промежуточного мозга мирно дремавшей кошки. Кошке это не понравилось. Она вскочила, выгнула спину дугой, прижала уши, зашипела. Шерсть на ее загривке встала дыбом. У нее появилось желание напасть на первый попавшийся предмет. Зато наука довольна: связь эмоций с центральной нервной системой доказана.

Этот опыт над кошками чем-то походит на известный эксперимент с тараканами. Исследователь решил установить, где именно находится орган слуха у тараканов. Поместил их на дощечку, постучал по ней, и тараканы разбежались. Тогда он оторвал тараканам лапки, вновь поместил на дощечку и вновь постучал.

Насекомые остались на месте. Так было доказано, что орган тараканьего слуха находится у них на лапках.

Хотелось бы, чтобы в деле изучения такого тонкого предмета, как эмоции и их проявления, опыты носили более щадящий характер.

Иногда тело вдруг начинает говорить само по себе, хотя ему слова никто и не давал. Оно выходит из повиновения человеку, отказывается подчиняться его воле. О проявлениях такого "бунта" говорят выражения:

ВОЛОСЫ ВСТАЛИ ДЫБОМ,

ДУША УШЛА В ПЯТКИ,

СЕРДЦЕ ЗАМЕРЛО В ГРУДИ,

МУРАШКИ ЗАБЕГАЛИ ПО КОЖЕ,

ПРОШИБ ХОЛОДНЫЙ ПОТ,

КРОВЬ БРОСИЛАСЬ В ЛИЦО.

Взгляд

Я спросил сегодня у менялы,

Что дает за полтумана по рублю,

Как сказать мне для прекрасной

Лалы По-персидски нежное "люблю"?

* * *

И ответил мне меняла кратко: О любви в словах не говорят, О любви вздыхают лишь украдкой, Да глаза, как яхонты, горят.

С. Есенин

Все сколько-нибудь важное, существенное можно выразить взглядом. И взгляд этот будет правильно понят вне зависимости от того, на каком языке говорят собеседники. Нужно лишь быть наблюдательным да поднакопить кое-какой жизненный опыт.

Расхожим местом в любовных романах стало такое предложение: "Она ничего ему не сказала, но взглянула на него так, словно..." Взглянуть можно так, а можно и иначе. Разновидностей выражения глаз огромное количество. Только взгляду можно посвятить целую книгу, да не одну.

Наиболее характерные, типичные взгляды получили свои названия, устойчивые описания. Ничуть не надеясь исчерпать их список, приведу в качестве примера "словарик" взглядов, почерпнутый из русского языка. Поскольку через зрительный канал человек получает наиболее значительную по объему часть информации об окружающем мире, понятие "смотреть" получило в языке детализированное отражение.

Говорят "глядеть", "взирать", "глазеть", "уставиться", "взглянуть", "засмотреться", "таращить глаза", "не сводить глаз", "пялиться" и т. д.

Состояние человека выражается следующими взглядами:

"поверхностный" (невнимание),

"пристальный" (внимание, заинтересованность),

"бесстыжий" (непристойность, отсутствие стыда),

"дерзкий" (вызов),

"вызывающий" (провокация, вызов),

"неодобрительный" (укор),

"злой" (злоба).

Во "Фразеологическом словаре русского языка" (под редакцией А. И. Молоткова. М., 1987) упоминаются следующие состояния глаз:

у него масляные глазки (вожделение);

глаза разбегаются (замешательство при выборе);

делать большие глаза (изумление);

прятать взор;

впиваться глазами;

вскинуть глаза;

сверкать глазами;

не знать, с какими глазами показаться;

стрелять глазами;

хлопать глазами;

нет стыда в глазах;

строить глазки;

и глазом не ведет;

ни в одном глазу;

не знать, куда глаза девать;

залить глаза;

наливать зенки;

играть глазами;

глаза на лоб лезут (крайнее удивление);

смерить взглядом (оценка собеседника);

метать искры из глаз;

глазом не моргнуть;

смотреть прямо в глаза;

прятать глаза;

пялить глаза,

глаза разгорелись (сильное желание);

глаза налились кровью;

не смигнув;

сверлить глазами;

не сводить глаз;

o устремить очи долу (выражение означает "смутиться");

o взгляд потупил (то есть "смутился, застеснялся").

О красноречивости взглядов говорят многие пословицы, поговорки, сложено немало песен и стихов. Вот несколько примеров.

o "Очи на очи глядят, очи речи говорят" (слова из песни).

o "Знать по очам, какова печаль" (поговорка).

o "Видна печаль по ясным очам, кручина - по белу лицу" (поговорка).

o "Речами тих, да очами лих" (так говорят про лицемера).

o "По глазам видно" (устойчивое выражение).

o "Взглянет, словно рублем подарит" (поговорка про взгляд красавицы).

o "Один взгляд его высказал все" (еще одна расхожая фраза из романов).

o "Томные взоры - тяжкие думы" (поговорка).

o "Глазами плачет, а сердцем смеется" (пословица про двурушника).

o "Глаза говорят, глаза слушают" (поговорка).

o "Глазища колом тычут" (так говорят про завистливого человека).

o "Глаза завидущи, а руки загребущи" (пословица).

o "Укорный взор невыносим" (пословица).

o "Глазам-то стыдно, а душа-то рада" (так говорят про раздвоенное состояние).

o "Глаза, что рогатины, уставил" (так в старину говорили про грозный взгляд).

Все народы мира верят в дурной и добрый глаз. Это, правда, относится больше к простому люду, нежели к наиболее образованным слоям населения. Официальная наука повсеместно "в сглаз" не верит. Теперь дело за малым: убедить подавляющее большинство населения Земли в том, что дурного глаза не существует и вера в него - предрассудок. Что же касается национальных языков, то они с редким единодушием демонстрируют живучесть этого предрассудка, предлагая говорящим массу устойчивых выражений на эту тему. Так, во всех языках есть глагол со значением "сглазить": "overlook" (в английском), "envouter" (во французском), "хасада" (в арабском) и т. д.

Выражение "строить глазки" переводится на все языки мира. В его основе лежит инстинктивное поведение представительницы прекрасного пола, которая не решается сказать словами "я хочу вам понравиться", а потому выражает то же самое взглядом. Про кокетку, которая "строит глазки" методом "закатывания глаз", остроумные и наблюдательные французы говорят: "Делает глаза, как у карпа, упавшего в обморок".

Юноша смотрит на мир "широко раскрытыми глазами". Это обычное состояние его взора. Оно означает неподдельный интерес и любопытство, смешанное с удивлением. Может быть, следовало написать "любознательность, смешанную с восторгом от увиденного". Между любопытством и любознательностью очень тонкая грань. Острословы утверждают: женщины любопытны, тогда как мужчины - любознательны.

Когда люди "делают большие глаза" ("круглые глаза"), то тем самым они выражают крайнее удивление, недоумение, причем нередко оно оказывается неискренним, наигранным, фальшивым. Они только "делают вид", что изумлены и недоумевают.

Иное дело поговорка "У страха глаза велики". Глаза испуганного человека кажутся особенно большими еще и потому, что от испуга зрачки непроизвольно расширяются. Управлять же своими зрачками, насколько нам известно, пока не научился никто. Притворщик может успешно разыгрывать спокойствие, но только до тех пор, пока ему не заглянут в глаза. От боли зрачки расширяются. И с этим уже ничего не поделаешь.

Язык - зеркало желудка. Первое, о чем терапевт просит пациента, так это "откройте рот". И тут же уточняет просьбу: "Высуньте язык". Затем врач переходит к звуковому общению, но делает это тоже своеобразно.

"Скажите "а", - просит он больного. Для него это "а-а-а" дороже всех прочих слов. Оно дает ему доступ к горлу больного. Только после этого идет беседа врача с больным, именуемая выражением "анамнез". Это своего рода разновидность устного мемуара: "где живете? как животик?.." И только после завершения всей этой процедуры терапевт делает выводы: "Э, батенька, да у вас..."

Глаза - зеркало души. Вот почему врачи-психиатры так любят заглядывать людям в глаза. Да и люди других профессий в своей повседневной жизни нередко прибегают к этому приему. "Смотри мне- прямо в глаза" - требуют они от своего визави. И по глазам определяют, в каком душевном состоянии он находится.

Все, кто пользуется глазами других "как зеркалом", тем самым демонстрируют, что в общении они предпочитают доверять признакам, а не знакам. Признаки, впрочем, тоже знаки, только иного рода. Их можно назвать "меньшими братьями" языковых (речевых) знаков.

Они всегда естественны, непосредственны, никогда не лгут. Это такие показатели и приметы, по которым можно установить правду. Те, кто пользуется упомянутыми "зеркалами-признаками", сами того не подозревая, прибегают к помощи самого древнего языка человечества - языка Адама и Евы. Лишь спустя немало времени появилась членораздельная речь, которая, как утверждают, служит для того, чтобы скрывать свои мысли и чувства за шумовой завесой из слов и предложений.

Когда наливаются кровью глаза, когда бросает в краску. когда кровь бросается в лицо, то есть когда человек краснеет от прилива крови к голове, то причин для этого может быть множество: неловкость, смущение, стыд, досада и т. п.

Отведенный в сторону взгляд называют жестом стыдливости. Он универсален для всех людей и выражает застенчивость, скромность и покорность. Как часто мы наблюдаем одну и ту же сценку: взрослый человек игриво обращается к малышу, стоящему рядом с мамой: "А чей это такой хороший мальчик (девочка)?" Смущенный, застеснявшийся ребенок отворачивается и зарывается лицом в одежду матери.

Развитие отношений между влюбленными обычно строится по следующей схеме:

ВЗГЛЯД-УЛЫБКА-ПРИВЕТСТВИЕ-РАЗГОВОР-НАЗНАЧЕНИЕ СВИДАНИЯ-ВСТРЕЧА.

Разновидности взглядов вряд ли поддаются исчислению. Этот перечень всегда остается открытым, незавершенным: сердитый взгляд, злобный, проницательный, ненавидящий, любящий, просящий, умоляющий, испуганный, тревожный, беспомощный, отчаянный, наивный... Кроме того, взгляд выражает целую гамму чувств, букет переживаний, который оценивать легче, чем описывать.

Близко к категории выражения чувств с помощью взгляда стоит и покраснение лица ("его в жар бросило", "он покраснел и отвернулся").

Когда я писал эту книгу, по телевизору сообщили о новом достижении американских ученых и инженеров: создан новый детектор лжи, работающий на совершенно ином принципе. Новый прибор способен улавливать малейшие покраснения кожи лица, так характерные для лгунов. Практичные американцы решили оснастить свои аэропорты этими чудо-приборами.

Сразу же на ум пришла поговорка: "Врет и не краснеет". В ней, во-первых, зафиксирован сам принцип действия американского детектора, что доказывает правоту утверждения: "Все новое - хорошо забытое старое". О том, что лжецы частенько краснеют, было известно испокон веков. Никакое это не открытие. Во-вторых, и это очень важно, поговорка предостерегает от возможных погрешностей прибора. Есть такие лжецы-наглецы, которые научились владеть собой, врать, не испытывая при этом никакого смущения и не краснея. Лгут настолько убедительно, настолько входят в роль, что порой сами начинают верить в то, что говорят.

Русские используют слово "фокус" не только как термин, но еще и для называния трюка, проделки, чего не делают, скажем, немцы или англичане, в языке которых тоже есть такое слово. Для них "фокус" означает некое средоточие (лучей, очага воспаления и пр.). Русские своим определением обнажают саму суть фокусничанья, саму технику обмана зрителя, на деле состоящую в отвлечении внимания, уводе взглядов в некую точку, некий фокус, далекий от действительного центра действия.

Мимика

Под мимикой понимают такие движения и выражения лица, которые говорят о внутреннем душевном состоянии человека. Слово "мимика" происходит от греческого "мимикос" - "подражательный". Человек в ходе своего развития стал подражать наиболее характерным движениям мышц лица, научился изображать различные состояния души при помощи смены "изображения" на лице.

Актера, пользующегося мимикой и пластикой, называют мимом. Русские люди называли его "лицедей" ("делающий лицо"). Лицедей - то же, что и притворщик. Он обманывает других, а иногда даже зарабатывает своим искусством. Такого бизнесмена от лицедейства называют артистом, актером. По-французски выражение лица называется "мина" (точнее: "мин").

Русские перевели французскую поговорку про человека, который пытается обмануть нас своим видом, выражением лица. Ему плохо, а он делает вид, что ему хорошо. Перевод этот так и остался незавершенным, вместо "выражение лица" в нем до сих пор фигурирует слово "мина". Так и говорят: "Делает хорошую мину при плохой игре". Мы же будем говорить только о такой мимике, которая ничего общего с притворством не имеет. Нас интересуют прежде всего естественные движения лицевых мышц, общие для всех людей, заложенные в нас Природой. Человек, который ест кислый лимон, похож на другого человека, занимающегося тем же. У них одно и то же "кислое" выражение лица, по которому трудно догадаться, кто из них англичанин, а кто - японец.

На каждое сколько-нибудь важное и характерное выражение лица (на каждую мину) в языке заведено особое выражение-досье. Перечислим некоторые из них:

o на его лице написано разочарование (досада, горечь, печаль,

растерянность), видно по выражению его лица, что...

на нем лица нет (так изменился),

он изменился в лице (о резкой перемене в выражении лица),

у него неприветливое лицо,

у него жалкий вид,

он повесил нос,

у него вытянулась физиономия,

у него бесстрастное лицо,

у него кислая рожа,

он принял невозмутимый вид.

А также:

o смеяться,

o улыбаться,

o плакать,

o сохранять огорченный (печальный, кислый, мрачный, разочарованный) вид,

o сделать гримасу,

o скорчить рожу,

o держаться нагло (вызывающе),

o гримасничать,

Один генерал, считавший, что идеальный офицер - это тот, кто "четок, собран, напряжен и не лезет на рожон", превыше всего ценивший в подчиненных исполнительность, обычно прерывал пытающегося оправдаться такими словами: "Не делайте умное лицо! Вы же офицер!" И он знал, что говорил.

Лицо - это витрина человека. Чуть не написал "лицо - это лицо человека", настолько въелось в сознание второе значение слова "лицо", а именно: "индивидуальный облик, отличительные черты".

Язык лица заложен в нас генетически. Каждый человек пользуется выразительными средствами мимики бессознательно. Мимике никто не учит, как звучащему языку, однако ее понимают даже младенцы, реагирующие плачем на нахмуренное лицо и улыбкой на широко раскрытые, улыбающиеся глаза. Язык лица универсален, а потому понятен каждому человеку, к какому бы языковому коллективу (нации, народу) он ни принадлежал. Это язык наших далеких общих предков.

Наморщенный нос с одновременно опущенными бровями означает "дурной запах", а также "презрение или отвращение", если этим выражением пользуются в переносном смысле.

Человек наморщил лоб, свел вместе брови, утолки рта опустил вниз. Теперь уже можно не вешать на грудь табличку: "Я напряженно обдумываю что-либо".

Когда я сказал, что мимике не учат, то сознательно исключил особую сферу человеческой деятельности, связанную с фальшью и притворством, - сферу актерского искусства. Здесь этому учат, и артисту стоит большого труда привести свою мимику в соответствие с ролью. И не каждому это удается. Постигший же такую премудрость постоянно срывает аплодисменты. "Нет ничего более убедительного, чем искусная подделка".

Известна байка про ковбоя, смотревшего трагедию "Отел-ло". Не выдержав гнусностей Яго, он всадил в актера, игравшего эту роль, несколько пуль из своего револьвера. За что и был казнен. Жертву и убийцу похоронили вместе, а на памятнике написали: "Лучший актер и лучший зритель".

Улыбка

Поэт В. Шаинский написал такие слова: "С голубого ручейка начинается река. Ну, а дружба начинается с улыбки". Лучше не скажешь. Д. Карнеги рекомендовал тем, кто хочет преуспеть в жизни: "Улыбайтесь!"

О качестве улыбки принято судить по ее ширине. Особенно ценятся улыбки "до ушей". Улыбка - это первый шаг к смеху. Главная ее причина - веселое расположение духа, хорошее настроение. Бывают, конечно, жалостливые улыбки, скорбные, печальные, насмешливые, но о них как-то и думать не хочется. Ухмылки и усмешки обычно глупые, самодовольные и кривые. Это злые разновидности улыбок.

Улыбка идет любому лицу. "Улыбайся - и мир улыбнется тебе" (арабская прсловица). Это, конечно же, сказано про добрую улыбку.

Улыбка исчезает у человека с лица, когда он начинает сердиться. А ведь слово "сердиться" происходит от "сердце". Человек не из камня сделан. Он живой, а потому живо отзывается на воздействия извне, "принимает их близко к сердцу". Они выводят человеческое сердце из состояния равновесия, спокойного ритма сердцебиения, заставляют его биться чаще.

Пульс учащается равно как от любви, так и от гнева. Крайности сходятся. И любовь, и гнев представляют собой две стороны одного и того же небезразличия к человеку. "От любви до ненависти один шаг". Вот почему "дела сердечные" (то есть любовные) и раздражительность от гнева, злобы, неприязни язык уровнял единым корнем "серд", связал с понятием "сердце".

Во многих устойчивых выражениях упоминается сердце как орган, который прежде других затрагивается чувством. Среди них: "положа руку на сердце", "от чистого сердца", "всем сердцем", "сердце радуется", "сердце кровью обливается", "сердце не лежит к...", "за сердце берет", "вырвать из сердца", "по сердцу", "от сердца отлегло", "сердечные отношения", "бессердечный". Сюда же относится и слово "сердиться". Старайтесь не сердиться, когда кто-то в сердцах наговорит вам лишнего. Не принимайте это близко к сердцу.

Жест

Слово "жест" буквально означает "движение". Впоследствии это значение было переосмыслено, и теперь под жестом принято понимать особое телодвижение, что-то выражающее, и в первую очередь движение рукой или руками.

Шалун уж заморозил пальчик: Ему и больно и смешно, А мать грозит ему в окно...

А. С. Пушкин. "Евгений Онегин"

Пушкину не надо было подробно описывать, как именно грозила мать сыну. Это и так ясно: она, скорее всего, покачивала указательным пальцем в сторону проказника. Вряд ли такую угрозу мать выражала при помощи кулака.

Жестов, сопровождающих и даже замещающих нашу речь, великое множество. Однако не все из них международные, общепонятные. Существует немало жестов, используемых только в отдельной стране, у одного или нескольких народов и непонятных для других. Боюсь, что угроза покачиванием указательным пальцем тоже из числа специфических, национально ограниченных. К счастью, наряду с ними имеются и такие жесты, смысл которых доступен каждому, к какому бы народу он ни принадлежал. Среди них:

o ЗАДИРАТЬ НОС (важничать, гордиться, выказывать превосходство),

o ХОДИТЬ НА ЗАДНИХ ЛАПКАХ (угодничать),

ЧЕСАТЬ В ЗАТЫЛКЕ (задумчивость, растерянность),

СКРЕЖЕТАТЬ ЗУБАМИ (злоба),

КЛЕВАТЬ НОСОМ (скука, сонливость),

ЗЕВАТЬ (скука, сонливость),

СКАЛИТЬ ЗУБЫ (насмехаться, издеваться),

ПАДАТЬ В НОГИ (отдавать себя на милость),

КЛАНЯТЬСЯ В НОЖКИ (высказывать крайнее уважение, свою

подчиненность),

РАСКРЫТЬ ОБЪЯТИЯ (радушие),

ОБНЯТЬСЯ (любовь, радушие),

ВСТАТЬ НА КОЛЕНИ (подчиниться, сдаться на милость),

ПЛЮНУТЬ В ГЛАЗА (оскорбление, презрение),

ПОВЕРНУТЬСЯ СПИНОЙ (выказывание неуважения),

ВЕШАТЬ ГОЛОВУ (загрустить),

ГЛАДИТЬ ПО ГОЛОВКЕ (ласкать, выказывать дружелюбие).

Что означает поцелуй, понятно любому, а вот выражение "он на него рукой махнул" приходится объяснять, поскольку не у всех народов есть такой жест со значением "потерять интерес, предоставить самому себе".

Когда трут ладошкой о ладошку, то тем самым выражают предвкушение чего-то хорошего.

Если трут ладонью тыльную сторону другой руки, то это говорит о том, что человеку холодно.

Жест указательным пальцем управляет взглядом и вниманием собеседника. Палец между большим и средним так и называется: указательный, поскольку именно его используют в указательных жестах. У вышестоящего лица это уже не палец, а "перст указующий".

Иногда человек подносит руку ко рту во время разговора. Такой неосознанный жест говорит о желании скрыть содержание разговора или о том, что у него есть основания сомневаться в правильности сказанного другим.

Подпереть подбородок ладонью означает задумчивость.

Крепкое и продолжительное рукопожатие, да вдобавок еще и с привлечением другой руки (взяв руку партнера двумя руками) означает сильные дружеские чувства, а вялое - безразличие или смущение.

Если человек скрестит руки на груди, то знайте: сейчас ему не до вас, у него какие-то свои думы.

Жесты обычно дополняют звучащую речь, а иногда и заменяют ее. Правда, по точности передачи мысли они сильно уступают словам, страдают неопределенностью, расплывчатостью значения. Это скорее намек, чем высказывание.

Наиболее устоявшиеся жесты закреплены во фразеологизмах:

РАЗВЕСТИ РУКАМИ (досада, недоумение), ОТМАХНУТЬСЯ РУКОЙ (отказ, неодобрение, несогласие), ВСПЛЕСНУТЬ РУКАМИ (радость, восторг), СХВАТИТЬСЯ ЗА ГОЛОВУ (отчаяние), БИТЬ СЕБЯ В ГРУДЬ (покаяние), БИТЬ СЕБЯ ПО ЛБУ (недогадливость или, наоборот, внезапная догадка),

СИДЕТЬ СЛОЖА РУКИ (бездействие, выжидание), ПОКАЧАТЬ ГОЛОВОЙ (отрицание), ПОЖАТЬ ПЛЕЧАМИ (сомнение), ВЫТАРАЩИТЬ ГЛАЗА (изумление), ПОЧЕСАТЬ В ЗАТЫЛКЕ (недоумение), УДАРИТЬ СЕБЯ ЛАДОНЬЮ ПО ЛБУ (открытие), ПОТЕРЕТЬ ЛАДОНЬЮ О ЛАДОНЬ (предвкушение).

Бывает, что один и тот же жест разные народы понимают по-разному. Европеец, увидевший высунутый язык, подумает, что его поддразнивают, индус - что на него сильно сердятся. В Древнем Китае этот жест означал угрозу, а у народа майя -мудрость. Любопытно, что изображение высунутого языка встречается не только на памятниках культуры майя, но и на этрусских произведениях искусства.

Жест "высунутый язык" с полным основанием можно отнести к остаткам общечеловеческого языка древности Что же касается расхождений в его значениях, то они простительны. За несколько миллионов лет многое изменилось. На Земле появились расы. Бледнолицых, темнокожих, краснокожих и желтокожих потомков Адама и Евы одолело сомнение: а происходят ли они от одних и тех же прародителей, настолько разительны их различия в физическом облике. Природа же напоминает им: "Все вы из единого теста, все одной человеческой породы. Иначе не рождались бы дети от смешанных браков".

О национальной специфике жестов упоминает поэт А. Вознесенский:

...говорят, у эскимосов

есть поцелуй посредством носа...

Но это нам не привилось.

Я ничего не слышал о поцелуе носами, но знаю наверняка о том, что трущимися носами приветствуют друг друга жители провинции Махра, что на юге Йемена.

Характерные телодвижения часто упоминаются в арабских пословицах и поговорках:

"Подлецу наплевали в лицо, а он сказал: "Это дождичек".

"Руку целовать - над бородой насмехаться".

"О подмигивающий в темноте! Кто тебя увидит?"

"Кто подставляет шею для ударов, тот и получает по шее".

"Склони голову перед происшествием - и оно минует".

"Приветливость лица - второй дар".

"Чесоточный, а приветствует объятиями".

"Как еж: ни обнять его, ни поцеловать".

Жест "кукиш" (он же "фига", "дуля" и "шиш"), называемый также "комбинация из трех пальцев" (большой палец, просунутый между указательным и средним), имеет широкое хождение по миру. Русским он известен как вульгарный символ отказа, сопровождаемого издевкой, а также в значении "полное чье-либо отсутствие". Арабы знают этот жест с еще более грубой стороны.

Он у них имеет несколько иное значение и воспринимается как грубый, нецензурный. Французы называют кукиш словом "никь". Одна шутливая, но правдивая французская поговорка в свободном переводе гласит: "Есть болезни, не поддающиеся лечению", а в буквальном: "Болячки, названия которых заканчиваются на "икь", показывают медицине кукиш". Французское никь - "кукиш" происходит от арабского "никь" (вульгарное и даже грубое словечко со значением "совокупление"). Даже этому ругательному слову французы сумели придать изящество, закрепив за ним значение легкой издевки.

"Показать кукиш" - этот жест можно считать международным, правда, с некоторыми оговорками.

Приведем в связи с этим несколько извлечений из книги "Правила хорошего тона". Итак, как надо и как не надо говорить:

 

Неправильно

НИ ШИША НЕТ

ШИШ С МАСЛОМ

ГЛЯДИТ В КНИГУ, А ВИДИТ ФИГУ

ПОКАЗЫВАТЬ КУКИШ В КАРМАНЕ

ВОТ ТЕБЕ КУКИШ

КНИГА, А В НЕЙ КУКИШ ДА ФИГА

ВОТ ТЕБЕ КУКИШ, ЧЕГО ХОЧЕШЬ,

ТОГО И КУПИШЬ

КУКИШ (также ДУЛЯ)

ФИГА

ФИГОВОЕ (ударение на первое "О")

ДЕРЕВО

НА ФИГ

Правильно

НИЧЕГО НЕТ

РОВНЫМ СЧЕТОМ НИЧЕГО

НЕВНИМАТЕЛЬНО ЧИТАЕТ

ГРОЗИТЬ ЗАОЧНО

НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИШЬ

БЕССОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ КНИГА, ЧТИВО ИЗВИНИ, ДЕНЕГ НЕТ

ДИКАЯ (ЛЕСНАЯ)

ГРУША

ИНЖИР

ФИГОВОЕ (ударение на "И")

ДЕРЕВО

ЗАЧЕМ

Рукопожатие

Рукопожатие является одним из распространенных жестов.

По одной из версий, древний обычай рукопожатия в основе своей демонстрировал миролюбие. Один человек протягивал другому свою правую, наиболее сильную руку, как бы говоря при этом: "Обрати внимание! В моей руке нет оружия. У меня мирные намерения". И если первобытный человек демонстрировал отсутствие в руке булыжника или каменного ножа, то современный жестом рукопожатия удостоверяет собеседника в том, что его "рабочая" рука не зажала пистолет или автомат Калашникова. Обоюдная разоруженность создает предпосылки к дружеским отношениям.

Наша версия несколько иная. Она не связана с оружием. Этот жест, скорее всего, появился еще до всеобщего вооружения. Одно человеческое существо протягивало руку другому, чтобы помочь ему выбраться из ямы, спуститься с горы, выйти из воды, дойти до дома, если тот устал. Это закреплено в языке в устойчивом выражении "протянуть руку помощи".

В качестве жеста приветствия рукопожатие укоренилось далеко не у всех народов. Русским же он пришелся по душе, и они с видимым удовольствием подают руку приятелю или знакомому. Чем крепче рукопожатие, тем лучше. Считается, что так проявляется больше искренности и радушия. Прообразом рукопожатия негласно служит мертвая хватка рака его рабочей клешней. Многие русские писатели, мало тренированные физически, не могли продемонстрировать крепкое рукопожатие, а потому ограничивались лишь концовкой в дружеских письмах: "Крепко жму Вашу руку".

Англичане не очень большие любители рукопожатия. При встрече они норовят заменить его приподниманием шляпы или одним лишь только прикосновением к ней. Из гостей стараются улизнуть тихо, незаметно, не прощаясь.

Одним словом, "по-английски". Когда же англичанину некуда деваться от протянутой руки, то тут он демонстрирует жест, который английские юмористы Ф. Дуглас и Т. Ликок назвали "дохлая рыба". Рука протягивается медленно, словно вместо ладони она заканчивается селедкой, "давно погибшей и выброшенной волной на берег". Эта дохлая селедка пару секунд лежит в руке собеседника, а затем медленно, словно рыба из тины, извлекается из этой руки.

Вместо "жму руку" англичане предпочитают говорить "трясу руку". Тем самым они как бы признаются, что, хотя и готовы взять чужую руку в свою, но все же полагают, что до сжимания кистей дело не должно дойти. Так далеко они заходить не намерены. Чуточку потрясти - это другое дело.

Единый язык человечества
Единый язык человечества

Японцы предпочитают приветствовать друзей и знакомых поклонами. Индийцы складывают ладошки "лодочкой" перед своей грудью. Не любят рукопожатий китайцы, которые раньше в знак приветствия пожимали руку сами себе. В одной из провинций юга Йемена при встрече трутся носами. Такой же обычай существует у лапландцев и эскимосов.

И все же, несмотря на межнациональные различия, рукопожатие победно шествует по миру, становится общепризнанным жестом приветствия, радушия. Причиной тому служит неискоренимое стремление всех слоев общества подражать элите, политической и деловой. Расширяются политические и деловые связи между странами, а вместе с ними распространяются и рукопожатия, принятые среди дипломатов, политиков и бизнесменов. Японец, которому вы не подали руки, надеясь продемонстрировать уважение к его национальным обычаям, скорее всего обидится, поскольку он прекрасно осведомлен о том, как европейцы приветствуют друг друга, и ожидает от вас рукопожатия.

Аплодисменты

Всемирно признанный и распространенный знак восхищения и одобрения - аплодисменты - представляет собой реликт древнейшего языка человечества. Ударяя ладонью о ладонь, человек дает волю своим эмоциям, выплескивающимся через край. Точно так же младенец, пока еще ничего не слышавший про этот театральный жест, инстинктивно хлопает в ладоши в минуты восторга. "Детское" поведение аплодирующих взрослых напоминает о детстве человечества, пребывавшего когда-то в естественном состоянии, без смирительной рубашки воспитания и этикета, выражавшего свои чувства и эмоции с детской искренностью и непосредственностью.

Поцелуй

Поцелуй в лоб предназначен покойнику. Поцелуй "в щечку" стал обычным приветствием среди подружек. "Воздушный поцелуй" вовсе даже и не поцелуй, а подделка под него, баловство. Что же касается поцелуя "губы в губы", то это уже очень серьезно. Настолько серьезно, что демонстрация его в кино и по телевидению запрещена в ряде стран Востока (Индии, Пакистане, Иране, на Арабском Востоке). Здесь считают такой поцелуй слишком откровенным проявлением плотской любви.

У немцев есть особое название для крепкого поцелуя: "шмац". Такой поцелуй похож на печать на документе: "бац - и шмац". Русский в этом случае скажет "чмокнуть". Кстати, "шмац" и "чмокнуть" - слова одного и того же происхождения. В них звука больше, чем смысла.

Если отвлечься от жеста-подделки "воздушный поцелуй" и поцелуем считать "губы в губы", то следует отметить, что невинным его не назовешь и где-то правы консерваторы - арабы и индусы. Этот жест - прелюдия плотской любви, которая у всех народов однотипна. А значит, полновесный поцелуй служит еще одной скрепой, соединяющей телесные языки народов в единое целое.

Поза

Слово "поза" означает всего-навсегО "положение тела". Поскольку оно частенько выступает в качестве знака, заменителя слова и даже текста, то позами широко пользуются как языком общения, точнее, как важным подспорьем при общении. Многие научились придавать своему телу такое положение, какое более всего помогает достижению их целей. Вместо того чтобы стараться принять удобное положение и вести себя естественно, некоторые прибегают к притворным, неискренним позам. Так у слова "поза" появилось значение "неискреннее поведение, рисовка".

Отсюда и глагол "позировать" со значением "вести себя фальшиво". Так появилось название для человека, принимающего деланные позы, - "позер". Однако не о "позерах" сейчас речь, а о позах натуральных, идущих от самого сердца. Именно они, унаследованные от наших перво-предков, продолжают объединять все народы в единое сообщество, не дают распасться общечеловеческому языку движений. Конечно, вместе с мимикой и жестами.

Привычные позы нередко прививаются воспитанием, копируются у окружающих, становятся национально-специфическими. Как, например, правильно сидеть? Есть такая шуточная задача: "В комнате сидят четверо: француз, американец, араб и русский. Спрашивается: сколько ног, стоящих на полу, увидит под столом кошка?" Ответ такой: "Три ноги. Одна нога француза, привыкшего сидеть "нога на ногу". Американских ног не будет, поскольку американец взгромоздит их на стол. Араб усядется на стуле "по-турецки", поджав под себя ноги. И только русский прочно поставит обе ступни на пол". Рисунок поможет вам лучше понять этот ответ.

Англичане и американцы любят давать своим ногам отдых, взгромоздив их на стол. Я пробовал эту позу: действительно удобно. Наверное, арабским ногам тоже было бы легко и покойно на столе, если бы не одно обстоятельство: в консервативном арабском обществе принято думать вначале о других, а только потом уже о себе, о собственных удобствах. Подошва обуви, смотрящая на собеседника, в Саудовской Аравии, например, воспринимается как знак. Да еще какой! Он выражает неуважение к собеседнику. Общество заставляет сдерживать, подавлять многие биологически оправданные телодвижения

Единый язык человечества

и поступки. С этим приходится считаться. Можно чихнуть, кашлянуть... Нельзя... Европеец сочтет за грубость и невоспитанность, если кто-либо из гостей после обильного угощения примется громко рыгать. В традиционном арабском обществе подобные трубные звуки воспринимаются как литавры, как хвала гостеприимному и хлебосольному хозяину. В городах, правда, этот обычай стремительно отмирает.

Поза может разоблачить истинные намерения говорящего. Мне запомнился один случай из не столь отдаленных времен засилия однопартийных собраний. На представительном форуме рядовой партиец на словах адресует свое выступление сидящим в зале. Сам же в это время непроизвольно, машинально (а в состоянии волнения контролировать себя особенно сложно) то и дело поворачивается лицом к президиуму, находящемуся на сцене слева от него.

Из этого полуповорота явственно следует одно: пламенное выступление обращено к начальству, по традиции расположившемуся в президиуме. И главная цель выступления не в том, чтобы внести какие-то конкретные предложения, убедить аудиторию, а в том, чтобы обратить внимание "хозяев" на свою персону, воспользоваться трибуной, чтобы напомнить о себе, таком умном, всепонимающем и незаслуженно забытом на своей маленькой должности.

Стоять на коленях. Поза "на коленях" хорошо известна и тоже универсальна. Когда говорят "ставить на колени", "пасть на колени", то каждый понимает, что речь идет о покорении, подчинении. На колени падают, когда умоляют о чем-либо того, кто сильнее, опытнее, или того, кого жизнь вознесла на более высокую ступень. Тогда другие вынуждены если не становиться на колени, то "припадать к его снопам", что, в сущности, едино.

 

Единый язык человечества

Стоять фертом. Так говорят, когда человек стоит подбоченившись, уперев "руки в боки". Человек в такой позе напоминает своим телом старинную букву "ферт" (отсюда и выражение). Буква "ферт" изображалась так же, как современная "ф". Фертом называли франта, щеголя.

Стоять спиной. В Финляндии в автобусе не принято спрашивать у впереди стоящего: "Вы выходите на следующей?" Если пассажир встал лицом к выходу, то его спина, загораживающая проход другим, превращается в знак, в сообщение "я сейчас выхожу". Если же по какой-то причине человек забыл про знаковую функцию собственной спины, то поток желающих выйти просто вытолкнет его наружу. "Назвался груздем -полезай в кузов". С телодвижениями шутки плохи.

Говоря о телодвижениях, я все чаще и чаще стал обращаться к словам французского происхождения: "мимика", "жест", "поза". Добавьте сюда еще "мановение", слово, которое берет свое начало от франко-романского слова "ман" - "рука" (манить -подзывать к себе). Вряд ли это случайно. Французский язык демонстрирует уважительное, серьезное отношение к значимым движениям человеческого тела, чего не скажешь про исконно русские слова на эту тему. Есть в них некое пренебрежение. Вслушайтесь: "ухватка", "ужимка", "гримаса", "строить рожи", "замашка воловья - глядеть исподлобья". Русский язык через отдельные слова, пословицы и поговорки навязывает модель

Единый язык человечества

искреннего, естественного, не смягченного притворством телесного поведения. "Гнев - человеческое, а злопамятство - диавольское" (то есть "гневаться - это по-человечески"). "Отрыжка - душа с Богом беседует". "Чох на правду". "Чихнул - так правда".

Единый язык человечества

Почтительное расстояние. Существует немало способов величания, изъявления уважения. Один из наиболее древних и распространенных - соблюдение расстояния между общающимися в зависимости от различия в занимаемом ими положении. Военные люди до сих пор записывают в своих уставах, на расстоянии скольких шагов от начальника должен стоять при построении тот или иной подчиненный.

Прямота и четкость определений вообще характерна для военных. Если отвлечься от всяких там светских условностей и тонкостей придворного этикета, то для штатских лиц вроде бы никто не определил, на какое именно расстояние они могут приближаться к тем или иным людям. Каждый решает самостоятельно, сообразуясь с обстоятельствами, со своей оценкой положения того или иного человека. Стоять слишком близко считается невежливым. Расстояние уважения, почтительности между двумя лицами - это не произнесенная вслух фраза: "Один из нас настолько велик, что может быть рассмотрен только издалека". Фраза, в которой знаками выступают не слова, а шаги.

Когда мы видим, как толпа поклонников наседает на своего кумира, пытаясь взять у него автограф или оторвать на память пуговицу с его одежды, то перед нами типичная дикость невоспитанных людей. Кумира вовсе не жалко. Скорее всего именно он внушил толпе самые низменные, скотские чувства к себе, а не почтение или преклонение, как перед полубогом.

"Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на рас-стояньи", - писал С. Есенин. Так будем же соблюдать дистанцию, отодвинемся на почтительное расстояние от того, кого мы уважаем.

"Осанка". Это русское слово того же корня, что и санскритское "асана"-"поза".

Гоголь. Фамилия великого русского писателя Н. В. Гоголя происходит от слова "гоголь" - так называется одна из разновидностей уток. Утка-гоголь имеет свою особую походку. Ее высоко поднятую при ходьбе голову человек воспринимал как позу самодовольства, а потому появилось выражение "ходить гоголем", то есть "держаться гордо", "иметь независимый вид". У слова "гоголь" появилось значение "франт", "самодовольный человек", "щеголь".

Молчание. Общепринято выражение: "Молчание - знак согласия" или поговорки: "Доброе молчание чем не ответ?", "Кстати помолчать, что большое слово сказать", "Кто молчит, тот соглашается".

Жизнь всегда сложнее и богаче самых замысловатых схем. Наши попытки систематизировать, упорядочить язык телодвижений, разделив его на жесты, мимику, позы и пр., наталкиваются на языковую реальность: в своем повседневном общении человек пользуется причудливой смесью из звучащей речи, телодвижений и всяческого "подручного" материала. Если за обедом человек придерживается определенного порядка: сначала ест первое, затем второе... то во время речевого общения он смешивает первое со вторым и третьим, добавляя все, что помогает общению, что попадется под руку.

Когда про человека говорят, что он "остолбенел" или "опешил", то это означает, что он в равной мере задействовал возможности мимики, жеста и позы: лицо у него окаменело, руки опущены, а поза застывшая.

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

ЯЗЫК ЗВУЧАЩИЙ, НО ЕЩЕ НЕ НАСТОЯЩИЙ

Звуковой язык имеется и у животных, по крайней мере в зачаточном состоянии. Это довольно обширная система звуковых сигналов, с помощью которых они общаются друг с другом. Звуки животного мира окружают нас со всех сторон. Отовсюду слышатся лай, мяуканье, мурлыканье, скулеж, чириканье, кудахтанье, ржание, хрюканье, блеяние и т. п. Рычание животные используют для устрашения. Визг - как призыв о помощи или о снисхождении, пощаде. Имеются особые призывные звуки, которыми обмениваются самки и самцы.

Таким же зачаточным звуковым языком Природа снабдила и человека. Он продолжает им пользоваться, сделав его частью своего искусственного, логического языка слов. Не случайно мы называем одними и теми же словами естественные звуки животных и сходные с ними - людей: визг, писк, рев, гоготанье, ржание...

Ученые утверждают, что у свиньи организм по многим параметрам близок к человеческому. Добавим сюда еще одно сходство: визг. От резкой боли, испуга отдельные люди издают такой же резкий и пронзительный звук, совсем как визг поросенка или свиньи.

Всеми этими визгами, писками, фырканьем, ревом, плачем и смехом мы, люди, и некоторые животные планеты Земля похожи друг на друга как две капли воды. Эти звуки мы переняли от единого языка наших первопредков.

Протяжное "э-э-э" в случаях затруднений при выборе слов объединяет разные народы. Оно присутствует в речи, но его нет в словарях. Оно еще не стало полновесным словом, а только замещает слова, заполняет неловкую паузу, не дает собеседнику отвлечься, держит его в напряжении до того момента, когда придут на ум нужные слова. Ближайшее к этому звуку-слову - русское "э!".

Однако и здесь человек сумел выделиться среди животного царства. Среди животных только человек умеет смеяться и плакать.

Смех

Под смехом принято понимать проявление положительных эмоций, сопровождаемое характерными звуками. Не следует путать смех с хохотом. Хохот намного громче и продолжительнее. Если смех похож на прыжок с парашютом с вышки, то хохот - это затяжной с борта самолета.

Смех бывает разный: осмеяния, злобы, презрения. Им выражают веселье, радость, удовольствие и злорадство. Он бывает печальным, насмешливым (звучит как "масло масляное"). Истории известен не только смех иронический, но и сардонический. Бывает заискивающий и ледяной смех. А. Райкин смело добавил в этот список еще и "смех от щекотки". "Смех сквозь слезы" обычно ассоциируют с печалью и горем.

Языковые единицы закрепили многие ситуации, связанные со смехом: "поднять на смех" (насмеяться над кем-либо, высмеять); "кроме смеха" (серьезно); "лопнуть от смеха" (преувеличение); "схватиться за животики" (высшее проявление смеха).

Как сказал поэт: "Смеяться, право, не грешно над тем, что кажется смешно". Людям смех нравится, особенно задушевный, искренний, простодушный. Смех занимает срединное положение между улыбкой и хохотом. Антипод его - плач.

Смех присущ только человеку. Он выделяет его из всего животного царства. Только люди в минуты радости открывают рот, обнажают зубы и начинают издавать странные звуки вроде "ха-ха", "хе-хе" или "хи-хи".

Обезьяны, лошади, собаки тоже радуются, но не выражают этого состояния смехом. Собака, например, виляет хвостом и чуточку скулит. Смех прошелся водоразделом между человеком и животными. Такую же явную границу начертил разве что огонь, которого панически боятся все животные, за исключением человека. Человек - это единственное смеющееся животное.

Смех - это что-то среднее между улыбкой и хохотом, которые служат проявлением веселости, только в разной степени. Выше уже было сказано о разновидностях смеха. К этому можно добавить еще дурацкий смех, про который сложена поговорка: "Смех без причины - признак дурачины". Люди смеются до слез, сквозь слезы, до упаду, покатываются от смеха, давятся от смеха, заливаются смехом. Как говорится, "кто как хочет, так и хохочет". "Один улыбается, другой смеется, а третий в голос хохочет". У одних смех простодушный, а другие смеются от души и так увлекаются, что их смех переходит в гоготание (как у гусей) или в ржание (как у лошадей).

Крайности сходятся, и смех нередко переходит в плач ("Где смеются, тут и плачут"). Обычно плачут от боли, от горя ("Злой плачет от зависти, а добрый - от жалости"). Ребенок плачем призывает на помощь ("Дитя не плачет, мать не разумеет"). Есть немало разновидностей плача: рев, вытье, хныканье, визжание, плачь навзрыд, писк.

Эмоции

Человек мог выразить словами любые свои эмоции. Даже те, которых вовсе и не испытывал. Можно произнести "мне ужасно страшно" монотонным, бесстрастным голосом. Можно сказать: "Я вам бесконечно благодарен" таким ледяным тоном, что у слушающего мурашки начнут бегать по коже.

Язык эмоций непроизволен и универсален. Не требуется переводчик, чтобы передать африканцу гнев американца. То, что все народы понимают язык эмоций, основывается на одинаковом устройстве человеческого организма на всех континентах и островах. У испытывающего гнев голосовые связки будут напряжены, а у убитого горем, наоборот, расслаблены, что обязательно отразится на голосе. Не говоря уже о выражении лица, взгляде, жестах и позах.

М. В. Ломоносов как-то выступил ходатаем за включение одного губного звука в число официальных звуков русского языка. Однако даже авторитета такого великого ученого, как он, не хватило, и дребезжащий на губах возниц и извозчиков звук ТПРУ так и не был признан. Уж больно узка сфера его применения: всего-то в одном слове "тпру", да и то не в любой разговор вставишь. Разве только с кобылой... А проблема осталась, "воз и ныне там". И не двигается разрешение проблемы ни с места. "Ни тпру, ни ну". До сих пор все эти "тпру", "кхе-кхе", "тс", "гм" и им подобные не входят в официальный язык. И никто не знает, как правильно следует хмыкать в знак недоумения: "хм" или "гм". В учебниках об этом "ни гу-гу". Вот и хмыкает каждый как умеет, на свой страх и риск.

Русская пословица "Снявши голову по волосам не плачут" имеет свой грубоватый народный эквивалент и на арабском Востоке. В буквальном переводе (а из песни слово не выкинешь) он звучит: "Не стоит говорить кхе-кхе, если ты уже громко пукнул". В этом эквиваленте для нас важна отвлекающая функция этого самого "кхе-кхе". Оно деланное, искусственное, а потому находится на пути к тому, чтобы войти в язык.

Великий ученый древности, Эразм Роттердамский, советовал не доверять словам тех, кто покашливает во время разговора.

Звук и мелодия

Есть нечто общее в том, как разноплеменное человечество воспринимает ритмически упорядоченные звуки, спаянные воедино мелодией. Музыка африканских племен хотя и не близка европейцу, но в значительной степени понятна ему, воздействует и на него. Иначе не произошел бы сплав европейских и африканских ритмов, породивший американский джаз. Удары барабана управляют, ведут за собой ритм биения человеческого сердца, кому бы оно ни принадлежало, - белому, краснокожему, желтолицему или негру. Бравурный марш зовет на бой, а траурный навевает скорбь.

Песню я называю тройным ударом по психике. Три человека - композитор, поэт и певец - соединяют свои усилия, чтобы вызвать у слушающего то или иное состояние души. Чаще всего хватает и двух составляющих: мелодии и тембра голоса исполнителя. Очарованный одними только звуками слушатель впадает в нужное состояние и уже мало обращает внимания на слова. Когда же человек поет сам, занимаясь песенной саморегуляцией, то уж тут ему без слов не обойтись. Конечно, можно было бы и не задумываться о смысле слов полюбившейся песни. Пой себе и пой. Однако, раз задумавшись, потом возвращаешься к непонятным местам много-много раз в надежде докопаться до истинного их значения. В песне "Тишина за Рогожской заставою" мне так и остались непонятными такие строки:

Тишина за Рогожской заставою.

Спят деревья у сонной реки.

Лишь составы бегут за составами,

Да кого-то скликают гудки.

Как-то трудно представить ночную тишину в соединении с грохотом проходящих один за другим железнодорожных составов.

Я до сих пор не уверен, что в песне "Подмосковные вечера" правильно понимаю такие слова:

Что ж ты, милая, смотришь искоса,

Низко голову наклоня.

Трудно высказать и не высказать

Все, что на сердце у меня.

По-моему, взгляд у девушки недоброжелательный. Она смотрит на парня с подозрением и готова оказать ему сопротивление, дать отпор. Видимо, девушке хорошо памятны слова из русской народной песни "Шумел камыш". Особенно вот это место:

А поутру они вставали.

Кругом помятая трава,

Да не одна трава помята,

- Помята молодость моя.

В этой песне поется про ночное развитие той же ситуации, когда "одна возлюбленная пара всю ночь гуляла до утра". Видимо, девушка из "Подмосковных вечеров" решила не доводить развитие событий до кульминации.

На фоне подобных словесных неясностей и двусмысленных поз, которые не знаешь как и понимать, приятно бывает услышать простые и ясные песенные слова, не требующие от слушателя напряжения мысли. Таким примером может служить популярная современная песня про парня, который в плохом расположении духа вышел прогуляться по городу. Ему встречается девушка (в песне: "то ли девочка, то ли виденье"). Они переглянулись, а потом "я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я". Вот такой нехитрый "разговор" без слов - и настроение улучшилось. Вот уж действительно, "взглянет - рублем подарит". Еще взгляд - еще один рубль. Стоит оборачиваться.

Проявление любви и нежности

Ласка. Если отвлечься от небольшого хищного животного из семейства куньих, то "ласка" - это проявление любви и нежности. Попробую дать свое толкование происхождения слова "ласка". Существующее "ласка" от "ласый" - "лакомка" меня не устраивает, хочется заменить это "гастрономическое" толкование менее "вкусным". Кому-то оно даже покажется безвкусным (не в смысле "не имеющий никакого вкуса", а в смысле "имеющий вполне определенный, дурной вкус"). Итак, вот это лишенное изящества толкование: "Ласка" от "лощить" - "натирать до блеска". Того же происхождения "лоск" - "глянец, блеск гладкой поверхности". Главная идея в этом корне - "гладить". Ласку когда-то понимали как поглаживание. Ласкать - значит нежить, миловать (с ударением на "а"), голубить, льнуть к телу, ластиться. "Ластить" и "ласкать" одно и то же. "Ластить" того же корня, что и "ласты" - пластинообразные конечности. Логика слова такова: ласкать - значит поглаживать открытой ладонью, плоской, словно ласт(а).

Конечно, проявлений ласки гораздо больше, чем одно только поглаживание. "Машина любит ласку и смазку". Машине поглаживание ни к чему.

"Ласкать" почти то же самое, что "клеить". В этом можно убедиться двумя путями. Первый путь лежит через молодежный жаргон. В нем "клеить" означает "ухаживать", "заигрывать", "стараться познакомиться". Ухаживание и заигрывание представляют собой формы ласки, то есть проявления нежного отношения.

Второй путь лежит через арабский язык. В нем есть слово "ласыка" - "приклеиваться". Оно легко сближается с "ласкать". Кроме того, от этого же арабского корня образовано слово "ласака" - "прижиматься друг к другу", "приставать к женщине". А это уже и есть ласка. Так значение "приклеиваться" слепилось со значением "ласкать".

Дополнительный довод. Есть в русском языке слово "липнуть", которое сводит воедино два понятия: "приклеиваться" (как тесто липнет к рукам) и "неотвязно приставать к человеку" (пытаясь приласкать, разумеется). Есть и другое похожее слово: "льнуть". Оно также соединяет в себе два смысла: "прижиматься" и "ласкаться" ("ребенок льнет к матери"). Есть в слове "льнуть" ярко выраженная идея сближения, соединения, совсем как в слове "клеить" или "склеивать". Даже еще более уточненная, детализированная: "с непременным прижиманием поверхности к поверхности". Целая инструкция по склеиванию!

Вот и получается, что слово "ласкать" подразумевает плотный плотский контакт.

 

ЯЗЫК ЗАПАХОВ

Если бы собака могла разговаривать по-человечьи, то она наверняка поведала бы нам немало интересного о языке запахов. Нос для нее едва ли не самый важный инструмент познания окружающего мира.

Известная поговорка зазвучала бы у собак несколько иначе: "Лучше один раз понюхать, чем сто раз увидеть или услышать". Когда собаки знакомятся, то не задают друг другу "глупых" вопросов, вроде "как вас зовут?", "сколько вам лет?" или "кем работает ваш хозяин?". Собаки приступают к тщательному взаимному обнюхиванию, а уж из этого "интервью" черпают все необходимые сведения о партнере, новом знакомом. Человек издавна определил собаку на должность штатного переводчика с языка запахов на язык телодвижений, понятный человеку.

Служебные псы честно и добросовестно отрабатывают свой хлеб, разыскивая преступников по их следам, находя наркотики и людей, пострадавших от землетрясения, обнаруживая мины... Их доклады о находках выражаются повизгиванием, вилянием хвоста, попытками рыть землю, то есть действиями, - понятными человеку. Попутно отмечу, что с экономической точки зрения было бы выгоднее использовать для тех же целей крысу, нос которой не хуже собачьего. Да только характер у крыс больно неуживчивый и "собачьей" преданности к человеку они не испытывают.

У наших первопредков орган обоняния был более развит. Человек вдыхал натуральные запахи окружающего его мира, трав, цветов... Со временем он окружил себя сильно пахнущими веществами, продымил свое жилище, прокоптил одежду и утварь. Чувствительность его слизистой оболочки внутри носа резко ослабла (не говоря уже о периодических насморках, поражающих изнеженный, не закаленный человеческий организм).

И все же до сих пор еще сохраняются рудименты использования носа при установлении первых контактов человека с человеком. Во время такой встречи человек не только бросает короткий приветственный взгляд (тот самый, с которого начинается порой любовь "с первого взгляда"), но и слегка раскрывает ноздри и чуточку втягивает воздух. Так поступали наши далекие предки, когда запах тела еще играл важную роль при знакомстве и нос не утратил своей природной чувствительности.

На языке запахов общаются друг с другом животные. Наиболее ярко это можно проследить на примере так называемых мускусных животных. Пахучий продукт, выделяемый особыми железами самцов таких животных, как выхухоль, кабарга, овцебык, бобр, ондатра, играет роль сигнала, знака ("слова"), которым они метят территорию, оповещают о себе особей противоположного пола.

На языке запахов насекомые общаются с растениями, особенно с цветами. Язык запахов позволяет многим насекомым организовывать жизнь в больших сообществах. Это прежде всего относится к муравьям, термитам, пчелам и шмелям. Различая запахи, насекомые отыскивают дорогу, пищу, приходят на помощь друг другу, метят территорию, самки и самцы привлекают друг друга в период размножения. Утверждают даже, что пчелиная матка обладает особым "царским веществом", запах которого позволяет ей беспрекословно управлять всей семьей. Эффективность химического языка насекомых впечатляет и даже поражает. Звучащему человеческому языку с нею не сравниться.

Представьте только, крошечное существо, самка бабочки "ночной павлиний глаз" может (если захочет) общаться с самцом на расстоянии 8 километров! И это при том, что количество выделяемого ею запаха ничтожно. Влюбленный же самец способен "учуять" подругу по одной-единственной молекуле пахучего вещества! Вот это любовь!

В последнее время ученые пользуются вместо слова "запах" или "пахучее вещество" более точным словом "феромон". Оно образовано от двух греческих слов "ферейн" - "переносить" и "хормон" - "возбуждение". Выходит: "переносчик возбуждения".

Утратив чувствительность своего обоняния, человек стал шире использовать сильнодействующие запахи, изъятые у Природы. Дав понюхать нашатыря, можно поднять на ноги упавшего в обморок. Духи, одеколоны, туалетная вода самыми различными "пахучими словами" выражают одну и ту же незатейливую мысль: "я хочу нравиться". Немного жидкости, позаимствованной у скунса, - и женская честь спасена: даже у бесчувственного маньяка-насильника пропадает всякое желание "общаться" с женщиной, применившей такой способ защиты. Газ с романтическим названием "черемуха" позволяет разогнать самую агрессивную толпу. Люди продолжают общаться с людьми на языке запахов, хотя и не совсем так, как это было задумано Природой.

 

ЯЗЫК ПРЕДМЕТОВ

Наши предки пользовались еще одним способом общения, который можно назвать "язык предметов". "Отец истории" Геродот рассказывает об ответе персидскому царю Дарию. Гонец доставил ему птицу, мышь, лягушку и пять стрел и предложил персам самим догадаться, что означают эти предметы, и тем самым доказать свою мудрость. После совещания, отклонив мнение самого Дария, персы остановились на таком тексте: "Если только вы, персы, не улетите в небо, обратившись в птиц, не укроетесь в землю, став мышами, или не прыгнете в болото, обратившись в лягушек, вы не вернетесь назад, поражаемые вот этими стрелами". История умалчивает о том, насколько точны были догадки персов относительно текста предметного послания.

Язык предметов требует от человека незаурядных умственных способностей и эрудиции. В одной байке говорится про человека, которому показали изображение Фемиды, богини правосудия. Как и положено, глаза богини были закрыты повязкой (символ беспристрастности), в руках она держала весы (символ взвешенности решений). "Кто это?" - спросили человека, не страдавшего от избытка эрудиции. И он уверенно ответил: "Продавщица перед расстрелом".

Из-за двусмысленности и сложности для понимания язык предметов сохранился в нашем обиходе лишь в виде отдельных вкраплений. Обручальное кольцо на безымянном пальце правой руки оповещает о том, что человек состоит в браке. Голубая ленточка поверх пеленок младенца подсказывает, что перед нами мальчик, а розовая - что девочка. Букет лучше слов рассказывает о чувствах дарителя, причем в выборе цветов имеется своя символика.

 

ТЕХНИКА ОБЩЕНИЯ

Современный человек прозвал себя "хомо сапиенс", что означает в переводе с латыни "человек разумный". Тем самым он выделил себя из окружающего его животного мира как существо мыслящее, толковое, в отличие от других животных, ни о чем не думающих, бестолковых. "Я мыслю, значит, я существую". Эта ставшая крылатой фраза великого мыслителя отдает максимализмом, крайностью суждений.

Неужто все основное содержание человека, все наиболее стоящее в нем исчерпывается только способностями его разума? Разве человек похож на колобка, весь облик которого сводится к гипертрофированной голове? А как же быть с сердцем, с душой? Добрый, нежный, отзывчивый человек, пусть и не мыслитель, разве он не существует, а только прозябает в этом мире? Колобок страдал пороком завышенной самооценки, комплексом исключительности. Из-за этого порока он и от дедушки с бабушкой ушел, что, как известно, закончилось для него печально. Стоит ли человеку переоценивать себя и так отдаляться и отгораживаться от животного мира, от Природы?

Короче говоря, здесь, по-моему, наметился перекос. Когда природа одаривала человека набором чудеснейших способностей и снабжала его органами чувств, она вряд ли предполагала, что он с такой легкостью откажется от изрядной доли своих возможностей в пользу одной-единственной способности: производить мыслительную продукцию с помощью инструмента, называемого головным мозгом.

Взять, к примеру, обоняние. Ну чем не прекрасное орудие познания окружающего мира и общения?

Или та же телепатия, мысленное общение между людьми без использования речи или каких-либо иных технических ухищрений. Не исключено, что наши первопредки общались именно телепатически, берегли свое горло и уши для других целей, а язык использовали по своему прямому назначению: как орган вкуса.

У человеческой психики имеются огромные резервы, запас скрытых возможностей, нерасходуемых ресурсов.

Думаю, что современный человек пользуется менее чем половиной отпущенных ему Природой возможностей психики. На экстрасенсов, прорицателей, целителей и колдунов мы смотрим если не как на шарлатанов и лжецов, то как на редкое исключение из правила. Ну а кто такой, в сущности, экстрасенс? Просто человек с повышенной чувствительностью, со способностями, более ярко выраженными, чем у рядового, заурядного человека. Арабы называют поэта словом "шаир", которое буквально переводится как "чувствующий". Разве поэт не экстрасенс? Поэт чувствует то, что другие люди вокруг него просто не замечают. Поэт - это тот же экстрасенс, да вдобавок еще со способностью облекать свои чувства и мысли в волшебную одежду ритмически организованных звуков.

При желании экстрасенсом может стать каждый, да вот только охотников что-то маловато. Сущность поэта С. Есенин определил так:

Быть поэтом - это значит то же, Если правды жизни не нарушить, Лупцевать себя по нежной коже, Кровью чувств ласкать чужие уши.

Есть рассказ о воре-медвежатнике, исключительно ловко опустошавшем банковские сейфы. Секрет его успеха заключался в экстрасенсорных способностях, приобретенных самым прозаическим образом - он удалил у себя ноготь на одном из пальцев руки и этим местом "прощупывал" сложные замки сейфов.

В разговоре всегда просматривается ситуация. "Сказанное" ею порой настолько весомо, что без нее невозможно понять все остальное. Человек спрашивает: "Со всеми?" Ему отвечают: "Да!" Чтобы понять, о чем речь, представьте такую ситуацию. В вагон электрички заходит пассажир и спрашивает: "Со всеми?"

Окружающим понятно, что его интересует, со всеми ли остановками едет эта электричка. Услышав "да", он успокаивается и занимает место. Диалог, в котором приняла участие железная дорога и одна из электричек, состоялся.

Многим из нас памятны "муки творчества", связанные с написанием школьного сочинения. Как непросто бывает подобрать нужные слова! С каким уважением и завистью мы относимся к великим мастерам слова, писателям, способным передавать ясно, ярко и красиво сложнейшие мысли и чувства. Это если сравнивать "гениев пера" с "простыми смертными". Если же планку сравнения приподнять повыше, принять за точку отсчета сложнейшие чувства и страсти, обуревающие человека, то мастера психоанализа покажутся нам авторами школьных сочинений, неопытными, угловатыми и беспомощными.

Это объективно. Язык человеческий, в его звуковой форме, каким бы великим и развитым он ни был, не способен передавать все многообразие чувств и эмоций. Его "палитра" ограничена, а краски мира беспредельны. В. Ф. Одоевский по этому поводу написал так: "Все может быть сознаваемо духом человека, но не всякое сознание может быть выражено языком человеческим". Прав был и В. А. Жуковский, когда писал:

Невыразимое подвластно ль выраженью?..

И лишь молчание понятно говорит.

Об этом же писал М. Ю. Лермонтов:

Холодной буквой трудно объяснить

Боренье дум. Нет звуков у людей

Довольно сильных, чтоб изобразить

Желание блаженства. Пыл страстей

Возвышенных я чувствую; но слов Не нахожу...

Этой же теме посвящено стихотворение Ф. И. Тютчева с латинским названием "Silentium!" ("Молчание!"). Его стоило бы привести полностью, но я ограничусь лишь ставшей хрестоматийной строкой: "Мысль изреченная есть ложь".

В научных книгах ученые пишут о том, о чем знают наверняка. В художественной литературе писатели идут еще дальше: пишут о том, о чем они только догадываются. Человеческий взгляд выражает еще больше: и мысли, и чувства, и состояния. И не описать его полностью ни в одной книге.

 

Глава 2

СЛОВОТОЛК И КАКОЙ ОТ НЕГО ТОЛК

АРХЕОЛОГИЯ БЕЗ ЛОПАТЫ

Археология занимается изучением прошлого человека по вещественным остаткам. По найденному разбитому кувшину археолог пытается представить, как жилось на свете его бывшему владельцу, о чем он думал, мечтал. Называть археологию отдельной наукой не совсем правильно. По сути дела, это часть единой исторической науки. Не называем же мы прыжки в длину отдельным видом спорта, а всего лишь одной из дисциплин легкой атлетики.

Археология не очень-то отличается от криминалистики, которая тоже восстанавливает цепь событий по материальным следам. Найденная оперативником на месте преступления разбитая чашка рождает в его голове страшные истории о том, как она могла стать причиной жуткого преступления. Такие исто-рии-"ужастики" криминалист называет версиями.

Археологам и криминалистам приходится раскапывать могилы. Чтобы чем-то отличаться от археологов, криминалисты называют это занятие не раскопками, а эксгумацией. Вообще-то говоря, тревожить покойников - тяжкий грех. Не следовало бы этого делать ни следователям, ни исследователям. Однако у следователей имеется на то веская причина: борьба с преступностью. Археологи же, которыми движет любопытство, оправдываются тем, что, мол, узнав побольше о прошлом, можно избежать ошибок в будущем. "Да и потом, - говорят они, - мы же не раскапываем свежие могилы, а только очень старые, бесхозные, так сказать".

Чтобы хоть как-то отличать гробокопателей-криминалистов от археологов, придумали такое ухищрение. Если речь идет о предметах, относящихся к XVI или более ранним векам, то ими занимаются археологи. Ну а если поближе к современности, то криминалисты или этнографы.

В выгодную сторону от археологии и криминалистики отличается этимология, раздел языкознания, в котором изучают происхождение слов.

Во-первых, не надо рыть землю, на что обречен археолог. Предметы старины (черепки и черепа), прежде чем они попадут в руки исследователя, необходимо отыскать и откопать. Этимологу рыть землю не надо. Слова - вот они, повсюду вокруг нас: в живой речи, в книгах, на экране телевизора... И лопата ни к чему. Потому и называют этимологию археологией без лопаты, подчеркивая, с одной стороны, связь ее с археологией по "исторической линии", а с другой стороны, указывая на такое существенное отличие, как неодинаковое техническое оснащение.

Во-вторых, археология - это наука сезонная. Летом археолог копает, а зимой описывает и исследует. Этимолог же круглый год может трудиться в тиши кабинета и делать открытия, что называется, "на кончике пера".

В-третьих, этимология - наука сберегающая. Археолог, к чему ни притронется, обязательно испортит. Взять хотя бы курган. Даже если он снова его закопает, то это будет уже совсем не тот курган, что прежде. В захоронение попал свежий воздух, а каждую песчинку земли на прежнее место не вернуть. Этимолог же изучит слово - и вернет его на место целым и невредимым. И оно продолжает верой и правдой служить людям, не то что склеенный археологом горшок: ни то ни се, ни черепки, ни сосуд.

В-четвертых, не надо ни перед кем оправдываться и просить прощения или разрешения на исследования. Бери любое слово - и исследуй.

Этимологию можно считать частью языкознания, а можно и частью истории, как и археологию. Это раздел пограничный, находящийся на стыке наук.

Нельзя не упомянуть еще об одном выгодном отличии этимологии от других сфер человеческой деятельности, а именно о правдивости этой дисциплины. По степени объективности в отражении действительности язык может служить образцом для летописцев, которые, конечно же, пытаются в меру сил творить, "добру и злу внимая равнодушно", да не всегда это у них получается. Жизнь берет свое.

Пергамент и чернила дороги. Все время уходит на чтение книг и переписывание. Тут уж не до подсобного хозяйства, не до работы в поле или на ферме. А кушать хочется. Вот и приходится иногда ради куска хлеба насущного чуточку покривить душой, чуточку приукрасить деяния князя-кормильца, написать что-либо в угоду тем, кто платит деньги, а потому и "заказывает музыку". Так появляются в летописях фальшивые звуки. Да и былины народные, что греха таить, щепетильным отношением к фактам не отличаются. Коли уж полюбит народ кого, то готов приписать ему все возможные добродетели, сделать из него светлый образ. Иное дело язык, его слова. В них гораздо больше правды и объективности, ведь язык не принадлежит власть предержащим. Он - достояние народное. Родной язык - неплохой музей-хранилище, из которого не исчезает ни один экспонат по чьей-то прихоти.

Наука - не единственная копилка знаний. Наряду со знаниями, добытыми и упорядоченными усилиями жрецов науки, ученых, всегда существовала другая, массовая, стихийная наука всего сообщества людей, а не только его отдельной, особо образованной и подготовленной части. Это сокровищница всего народа, его выстраданный в веках опыт. Он накапливался и шлифовался, проверялся и перепроверялся, подвергаясь испытанию временем. Он кристаллизовался, превращаясь в слова, настоящие перлы познания, сокровища мысли и опыта.

Языковед-этимолог подобен следопыту, идущему по следу зверя. По сохранившимся в оболочке-словоформе следам он выслеживает зверя, именуемого первосмыслом, восстанавливает картину прошлого по оставшимся следам на "песке времени". Словно иголкой, он стягивает, сшивает разношерстные факты в единое смысловое полотно. Этимологию с полным основанием можно именовать словесной археологией.

Этимолога можно уподобить и нумизмату, пытающемуся прочитать и понять надпись на стершемся от времени пятаке.

По едва читаемым, едва различимым, расплывчатым очертаниям слова-знака этимолог пытается восстановить былую, исконную стоимость словесного "пятака", так много испытавшего за свою жизнь взлетов и падений, девальваций и ревальвации. И далеко не каждому словесному "пятаку" удается удержаться в обращении. Время чеканит все новые и новые денежные и словесные знаки, выводит из оборота, отправляет на переплавку старые, отслужившие свое.

Одни слова "уходят на пенсию", занимают свое место в словарях. Из материала других изготавливаются новые словесные знаки, много наследующие от старого. Старина, былое перетекает в современное, сегодняшнее постепенно, без скачков и провалов. Слова-новоделы хранят в себе память о древнейших словесных поделках.

Первосмысл слова представляет из себя содержание, которое изначально определило выбор формы для этого слова.

В первом приближении такие стройные, согласованные отношения можно изобразить в виде следующей таблицы:

 

Форма

рюмка

бокал

стакан

ведро

канистра

цистерна

тарелка

Содержание

водка

вино

чай

вода

бензин

нефть

суп

Подобно тому, как одна и та же емкость, один и тот же сосуд могут вмещать в себя, практически и теоретически, едва ли не что угодно (рюмка - вино, бокал - водку, стакан - кофе, ведро - бензин, цистерна - спирт, тарелка - кашу и т. п. ), то и одна и та же словоформа, в принципе, может служить оболочкой, тарой, емкостью для самых различных значений. За многие годы, столетия и тысячелетия исконный, самый главный, изначальный и гармонически оправданный смысл нередко уходит в небытие, стирается, вытесняется более свежими, молодыми и энергичными значениями, современным "наполнением".

И теперь уже на восстановление этого первосмысла приходится тратить немалые усилия, проявлять недюжинную наблюдательность, проницательность и гибкость ума. Для этого требуется определенная сноровка, некоторая подготовленность, чтобы по едва приметным, едва различимым признакам уловить затерявшийся в складках времени смысл, который первоначально оправдывал появление на свет той или иной словоформы. "Почему это называется так, а не иначе?" - на такой вопрос пытается прежде всего ответить языковед, избравший своей узкой специальностью этимологию.

Поняв происхождение слов родного языка, можно обрести ряд преимуществ. Вместе со словом, еще в детстве, удается получить первичные знания об окружающем мире. Поняв, что лягушка названа так за то, что лягается при передвижении в воде и на суше, ученик со временем, в школе, воспримет английское "лэг" - "нога" как родственное словам "лягаться" и "лягушка", быстрее усвоит новое для себя слово, различив в нем признаки старого, хорошо знакомого. Слово "лебеда" напомнит ему о том, что лист этого растения имеет форму лебединой лапы.

Знания, содержащиеся в слове, как правило, проверенные, надежные, указывающие на самое главное. Многие современные слова-пустышки лишь набивают карманы пустыми орехами. В них нет смыслового ядра, они бессодержательны, практически ничего не рассказывают об окружающем мире. Среди них номенклатурные названия вроде "859-я школа" или "39-я стрит". Такие названия лишь устанавливают формальный, кладбищенский порядок в названиях, внешне упорядочивают их, выхолащивая содержание. То ли дело названия улиц! Например, Беговая. На ней ипподром, где проводятся бега. Это вам не какая-то там безликая "стрит"!

Слово дает направление нашей мысли, будит ее. Оно указывает на свойство, признак предмета, действия, явления. Как указка уводит наш взгляд в нужную сторону, так и слово уводит туда же мысль. Толкование слов делает человека умнее и мудрее. Правильно истолкованное, оно превращается в остро отточенную указку, зажатую в умелой руке, в тонкий инструмент передачи мысли. Управляя мыслями, такая указка превращается в волшебную палочку.

Приступая к толкованию слов, выяснению их происхождения, неплохо было бы поклясться самому себе в соблюдении двух хорошо известных правил-принципов: 1) избегать лжи и 2) не бояться правды. Принципа №2 придерживаться несравненно труднее. Голая правда не похожа на обнаженную диву. Она стара как мир и имеет весь традиционный "старушечий" набор непривлекательностей. Впрочем, использование спасительных "фигур умолчания" ради того, чтобы (не дай бог!) не задеть чье-то самолюбие, чье-то национальное достоинство (столь болезненно ранимое), тоже можно приравнять к отходу от принципа №1.

В начале книги я уже сказал, что все слова одного языка так или иначе родственны словам другого. Это родство-сродство (а точнее, сходство) то и дело просвечивается сквозь частокол чужих звуков и букв. И все же мало кто верит, что межсловесные связи языка с языком (любым!) носят сплошной, тотальный характер. И это потому, что огромное число параллелей так и остаются непознанными, как бы "за кадром". Тому есть несколько причин.

Причина первая. Количественные и качественные границы любого национального словаря размыты и неопределенны. Сколько слов в современном развитом языке? Сотни тысяч, даже если не брать в расчет личные имена, фамилии, географические названия и прочую мелкую номенклатуру. А сколькими единицами словаря реально владеет исследователь? В лучшем случае парой десятков. Он не может вместить в своей голове всю громаду национального словаря, а потому оперирует ограниченным количеством единиц, которые относятся к так называемому основному фонду языка.

Проще говоря, сравнивает самые обычные, самые расхожие слова своего языка с их аналогами в другом языке и делает ошибочный вывод: различий больше, чем сходств. Между тем кроме словарного ядра существует и словарная периферия, кроме центра - окраины. Это слова из местных говоров, диалектов, жаргонов, специальные термины и т. д.

Существует в каждом языке и пласт слов "на пенсии", "ушедших на покой", то есть состарившихся и устаревших, ставших ненужными в повседневном обиходе. Так вот, родство, не обнаруженное между ядрами двух национальных словарей, наверняка обнаружится, если сравнивать ядро одного словаря с периферией другого. Явление смещения слова, изменения им своего статуса при переходе от языка к языку общеизвестно. Не обнаруженное прямое, "кровное" родство не исключает свойства, родства сводного, не столь уж близкого. Если хорошенько проследить всю цепочку человеческой генеалогии, то наверняка окажется, что все люди на земле родственники, близкие, дальние и очень дальние. Если восстановить все звенья межсловесных связей (а это задача непосильная), то окажется, что все слова одного языка связаны "родственными узами" со словами другого. Кто ищет, тот и находит.

Причина вторая. Исследователю не всегда хватает "зоркости глаза", иначе говоря, подготовленности к сравнительным исследованиям. Слова и корни, похожие на те, что имеются в родном языке, остаются неузнанными в другом, где они предстают в несколько ином ракурсе. Можно провести такую аналогию.

Перед вами схематический чертеж хорошо известных каждому предметов, причем данный в двух ракурсах. Попробуйте догадаться, что изображено на этих двух рисунках, что это за предметы (рис. 19)1

Небольшая подсказка: на рисунках 19а и б изображен гвоздь. На рис. 19а он дан со стороны острия, а на рис. 196 - шляпки.

Теперь, когда вы приобрели уже некоторый опыт в узнавании обычных предметов под необычным углом зрения, можно и дальше попробовать свои силы. Дам небольшую подсказку: на рисунках 19в и г изображена канцелярская (нет, не крыса!) кнопка, а на рисунках 19д и е - спичка (вид со стороны головки и со стороны основания палочки).

Примерно такой же навык узнавания неплохо было бы приобрести и в языкознании, на материале слов из разных языков. И тогда исследователь стал бы обращаться со словами без излишнего трепета, "как повар с картошкой". Он увидел бы суть и перестал придавать большое значение мелочам. Узнаем же мы знакомых, родных и близких в различной одежде. Труднее, правда, узнать приятеля под маской или под зонтом. Но это уже иная история, правда, тоже имеющая отношение к сдо-воведению.

Единый язык человечества

Приведу пример. Когда белорусы хотят сказать "здесь", то говорят "тут". Не стоит так уж драматизировать расхождение наших двух языков. Мы, русские, когда не знаем, как правильно писать "здесь", пишем "тут". "Здесь" и "тут" в русском языке означают одно -и то же. И разницы между ними почти что никакой нет.

Разве что "тут" чуть ближе к народной речи, а "здесь" - к книжной. И расхождения между языками в данном случае практически нет. Чуть больше различий в том же значении у болгарского "тук" или польского "тут" - "здесь" или чешского "зде". Однако различий между русским "здесь" (или "тут") и перечисленными словами не больше, чем между русским "здесь" и русским же (из говора) "зде". Каких-то пару веков назад "зде" употреблялось в поэзии, считалось словом "высокого штиля". Где граница между этим "зде" и чешским "зде"? Мне видится единый славянский язык с его различными местными вариантами.

Причина третья. Узость рассматриваемого языкового материала. В мире около 6000 языков (цифра довольно условная, примерная). В самом обычном случае исследователь сопоставляет родной язык с другим языком, который ему удалось изучить. На основании такого сравнения он делает вывод о существовании двух различных языков (они же так не похожи друг на друга!). Вдумайтесь только: из 6000 языков в исследовании приняли участие только два. Разве этого достаточно, чтобы судить о всех языках и делать вывод о наличии различных, самостоятельных языков?

Если привлечь для сравнения материалы из нескольких десятков (не сотен и даже не тысяч) языков, то вывод о разделенности языкового массива на отдельные языки-лоскутки уже не покажется таким уж очевидным. Сходств между языками будет все больше, они будут появляться с каждым новым языком, привлеченным для исследования. Иначе говоря, тот, кто всматривается в языковую действительность сквозь узкий прищур, равный по величине знаний владению двумя языками, рискует увидеть совсем иную действительность, чем тот, прищур которого достигает ширины в десяток-другой иностранных языков. В окно видно больше, чем в замочную скважину.

Кстати, полиглоты утверждают, что трудно изучить только первые семь языков. Дальше становится проще. Изучающий научается видеть общее между языками, то, что их объединяет. Он лишь чуточку "причесывает" свои старые языковые знания, но "языковые парики" не меняет.

 

О МЕТОДЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Способ распознавания пищевых продуктов по вкусу никто не называет лженаучным только за то, что в нем нет математического аппарата, цепочки строгих логических построений и умозаключений, ссылок на письменные источники и на авторитеты, прочей научной и околонаучной атрибутики. Человек может отличить соль от сахара, обходясь без фундаментальных теорий и научных категорий, без гипотез и теорий, а лишь лизнув продукт языком. Органолептический метод познания пока еще никто не отменял.

А потому не стоит обвинять в лженаучности такой способ установления межъязыковой близости, когда исследователь исследует ее "на глазок", поддаваясь внутренним ощущениям, идя на поводу у "языкового чутья". Ведь доверяем же мы нюху собаки-ищейки, так почему же отказывать в доверии интуиции человека-исследователя? Интуитивная наука имеет такое же право на жизнь, как и наука строго формализованная. "Догадка не хуже знания". Пусть оба вида науки идут бок о бок, уточняют и дополняют друг друга. Неважно, как нас назовут, профессионалами или любителями, были бы рекорды. Неважно, как мы мыслим, дедуктивно или индуктивно, главное, чтобы мы мыслили продуктивно.

Ориентиром, путеводной звездой для этимолога служит языковой закон, который можно сформулировать так: "созвучное созначно". Близкое по звучанию обнаруживает близость по значению, смыслу. Формальное сходство влечет за собой сходство по содержанию.

Вы без труда найдете сколько угодно нарушений этого закона. Это действительно так, ведь в языке действует не один закон, а несколько. Каждое слово - это результат, полученный при воздействии разных законов языка. Это равнодействующая различных сил. А закон, о котором я сказал, все равно действует, и он наиважнейший для всех языков. Отступления от самого закона его не отменяют.

Русский писатель А. А. Бестужев (Марлинский) сравнивал этимологическое исследование с пыткой на дыбе. Берет языковед слово, помещает его на "этимологическую дыбу" и мучает до тех пор, пока оно не издаст нужного для языковеда звука. Конечно, это определение шуточное, но, как говорится, в каждой шутке есть доля истины. Без определенных манипуляций, ухищрений не заставишь слово выдать тайну своего происхождения.

"Все познается в сравнении". А в этимологии особенно. Первоначальное значение и первоначальную форму слова можно уяснить, сравнивая одно с другим того же языка, группу слов одного языка - с группой другого, слово одного языка - со словом из другого. Сравнивая, рассуждая и привлекая для проверки все имеющиеся в распоряжении знания о предмете, названном данным словом, о способах подбора к нему названия, об особенностях языков, этимолог торит дорогу к непознанному. Проще говоря, он делает открытие. Этимолог, у которого в распоряжении оказалось побольше знаний и наблюдательности, может "закрыть" открытие другого ученого и найти свое собственное. Знания каждого человека ограничены, несовершенны, а потому не стоит бояться ошибок, человеку свойственно ошибаться. На ошибках учатся. Ошибки тоже путь к познанию, поскольку показывают, каким путем идти уже не стоит.

Снобы от языкознания придумали недемократичный термин "народная этимология". Так они называют неверные толкования исконных значений и происхождения слов, не основанные на глубоких и точных знаниях. Например, народ переиначил французское слово "бульвар" в "гульвар", явно производя его от слова "гулять". На самом деле, как говорят ученые, русское "бульвар" происходит от французского "буль-вар(д)", которое, в свою очередь, берет начало от голландского слова со значением "крепостной вал". В мирное время крепостной вал был излюбленным местом для прогулок горожан: обзор хороший и воздух чище. Широкую аллею посреди улицы потому и назвали бульваром, что ее используют как место для гуляния, такое же, как крепостной вал или бастион в мирное время.

Получается, что "народная этимология" не так уж и не права. Бульвар - это род гульбища, а потому сближение его наименования со словом "гулять" оправданно. Такое сближение вносит ясность в смысл иноземного слова, делает его своим, понятным. С происхождением же первоосновы, голландского слова, еще следует разобраться. Народ проделал работу языковедов. Стихийная "народная этимология" заполняет пробелы не познанного учеными. Она, как слух, который начинает циркулировать, чтобы возместить нехватку достоверной информации. Беспричинных слухов тоже не бывает, как не бывает дыма без огня. И все же стихийную, самодеятельную этимологию следует отделять от научных попыток проникновения в тайну происхождения слова. Этимология, не основанная на глубоких знаниях, частенько уводит в сторону от истины.

Человеческое воображение, развитая фантазия подсказывают этимологу не одну, а множество версий происхождения слова. Чтобы отобрать из них одну-единственную, наиболее достоверную, приходится обуздывать полет собственной фантазии, усмирять игру воображения, направлять мысли в привычное русло. А все это потому, что в каждом отдельном языке нет и не может быть ничего такого, чего в принципе не может быть в другом языке.

Любое слово может быть заимствовано из других языков. Взятый в целом, национальный язык представляет из себя часть более обширного целого. Скажем, русский язык - это часть славянских языков, славянские языки - часть индоевропейских языков. А часть всегда зависит от целого. Каждый глоток морской воды повторяет вкус все того же моря. Вот почему полезно почаще смотреться в зеркало других языков, чтобы не забывать и лучше рассмотреть свои собственные языковые очертания.

Приведу пример.

Версия. Слово "рыцарь" происходит от "рыкать" и буквально означает "рыкающий воин". Рыцари применяли психологическое воздействие на противника, в том числе и запугивание его особым истошным криком, подобным рыку льва. Тем рыцари и запомнились.

Критика данной версии. Слова со значением "рыцарь" имеются и в других языках, где они буквально означают "всадник", например:

o во французском - ШЕВАЛЬЕ,

o в итальянском - КАВАЛЬЕР,

o в португальском - КАВАЛЕЙРО,

o в немецком - РИТТЕР.

Образование слова со значением "рыцарь" не от слова со значением "всадник" было бы отклонением от столбовой дороги европейского словообразования, исключением из правил.

Русские называют рыцарями не собственных всадников-воителей, а иностранных, чужих, обычно западноевропейских. В то же время они приберегают собственный аналог слова "рыцарь" (родной, доморощенный воин-богатырь - витязь). Такой обычай делить понятия на "свои" и "чужие" имеется у русского языка, как, впрочем и у других языков. Использование иного слова для называния, в сущности того же самого, позволяет создать дополнительный колорит, придать названию желаемый оттенок, дополнительный "привкус". Приведу следующее сопоставление:

Свое

ДОМ

КУКУРУЗА

ХАМСА

РАЗБОЙНИК

ДУМА

КОСМОНАВТ

РАЗВЕДЧИК

Чужое

САКЛЯ

МАИС

АНЧОУС

АБРЕК

КНЕССЕТ

АСТРОНАВТ

ШПИОН

Само понятие "рыцарь" появилось на западноевропейской почве, а значит, и истоки слова, воплотившего это понятие, следует искать "на стороне", в Западной Европе, откуда эти самые рыцари и произошли. Придумать название для рыцаря с опорой на собственные словообразовательные возможности было бы нетипичным, неоправданным. Готовое взять всегда проще, чем создавать что-то заново.

Подброшенная монетка обычно ложится либо орлом, либо решкой. Редко когда остается стоять на ребре. Подобным образом не стоит "ставить на ребро" русское словообразование, извлекать одно слово из "ребра" другого (лишь бы оно было родным, исконным), как Бог создавал Еву из ребра Адама. Имеются и более обычные привычные, естественные способы размножения слов.

Вывод. Слово "рыцарь" пришло к нам в язык из языка скорее всего лужицких славян. У них оно звучало как "рицер" или "рицар". Сами лужичане это слово вряд ли изобрели, а позаимствовали вместе с понятием у германоязычных соседей, среди которых действительно было сословие тяжеловооруженных конных воинов. Стало быть, "рыцарь" от немецкого "риттер". Возможно, что заимствование не прямое, а через польский язык. Этимология помогает навести порядок в словаре, а главное, в голове носителя языка, если понимать под ним не того, кто носит язык во рту, а говорящего на этом языке. Глядишь - и ошибок в ударении будет поменьше.

"Гол как сокол". Автор известного толкового словаря поместил это выражение в статью "Сокол", то есть "хищная птица". Его не смутило, что ударение в слове "сокол" (из устойчивого выражения) падает не на первый слог (как в названии птицы), а на второй. Сокол с таким ударением не имеет ничего общего с известной птицей. Взять хотя бы внешность. Где вы видели голого, ощипанного сокола? А ведь во фразеологизме отсутствие покрова является характернейшей приметой этого слова. Настолько характерной, что ею подчеркивают значение слова "голый". "Как сокол" означает "совершенно голый".

Сокол - не сокол. Он бревно, а не птица. Бревно не обычное, а гладко оструганное и заостренное с одного конца. Установленные стеной, тесно прижавшиеся друг к другу, такие бревна образовывали заграждение, мощное оборонительное сооружение, крепостную стену. Начальное "со" этого слова передает понятие совместности, как в словах собрат, соотечественник, сотрапезник. Основа "кол" подсказывает, что внешне такое бревно выглядит как кол. Обнаженность, раздетость, нагота сокола проистекает от его ошкуренности (сняли шкуру-кору) и его оструганности, без чего бревно быстро сгнило бы. Получается, что сокол дважды гол: ошкурен и оструган.

В. И. Даль приводит и другое значение слова "сокол": "таран, стенобитное орудие". Когда-то заостренное бревно подвешивали на цепях и, раскачивая, пробивали им крепостные сте-Форма такого бревна не меняется, но меняется предназначение. Оно становится не частью частокола, а основной частью стенобитного орудия. Наши предки сочли, что раз форма такого бревна в двух последних случаях одна и та же, то

 

Единый язык человечества

одного слова вполне хватит, чтобы назвать и то и другое. Но называть этим же словом еще и птицу... Это уж слишком!

Между двумя вещами при желании всегда можно отыскать немало общего. Другое дело, что найденные сходства не всегда представляются нам существенными. Когда предлагают отыскать общие черты между слоном и чайником, то наиболее частым ответом бывает указание на внешнее сходство хобота с носиком чайника, тогда как существенно лишь то, что оба, и слон и чайник, не умеют лазать по деревьям. Впрочем, и это утверждение можно оспорить. Все относительно. Кажущееся нам второстепенным, несущественным, "притянутым за уши", как слон к чайнику, не всегда было таким.

Небольшой аравийский зверек даман больше всего похож на крупную мышь. Зоологи же не без оснований уверяют, что даман по происхождению ближе всего стоит к слонам. Сближая два слова, стоит убедиться, что они не подвергаются при этом насилию, не притягиваются друг к другу за волосы. И помогают в этом слова других языков. Что наблюдается в одной паре языков, можно отметить и в другой паре. Приведу пример.

Русское слово "сягать" созвучно с арабским "сак" (или "саг") - "нога". Правомерно ли сближать их как слова с единым происхождением? Думаю, что да. Подобную же пару слов можно обнаружить и между английским словом "джамп" - "прыгать" и французским "жамб" - "нога". Поясню это схемой (рис. 20).

Те связи между словами, в справедливости которых мы не были уверены, показаны на схеме пунктирной линией. После сопоставления верхней пары слов с нижней появляется уверенность, что такие связи действительно имеются, что сближение произведено корректно.

Злые языки называют этимологию разделом языкознания, в котором согласные звуки значат мало, а гласные - и того меньше. Сближение слова "тык" с английским "диг" как будто служит иллюстрацией этого язвительного утверждения. В самом деле, в русском слове "тык" нет ни одного звука из тех, из которых сложено слово "диг". И все же "тык" и "диг" с исторической точки зрения представляют два варианта произношения одного и того же слова.

Важны не сами по себе буквы, из которых состоит написанное слово. Важны не сами по себе звуки, образующие словесный сгусток. Важно то впечатление, которое эти буквы или звуки производят. Важен результат воздействия. "Тык" и "диг" понимаются одинаково русскими и англичанами, но порознь: "тык" - в России, а "диг" - в Англии. Для того чтобы считать их одним и тем же словом, необходимо подняться над делением на языки, взглянуть на два произношения как бы отстраненно, вооружившись предварительно знаниями о систематических переходах звуков в звуки при переходе слова от говорящих из одной страны к говорящим из другой. Привыкнуть к тому, что вместо "т" говорят "д", вместо "ы" произносят "и", а "к" могут превратить в "г".

Звуки не главное. Важнее ожидание звуков, прогноз, настрой на них. Вместо обычного приветствия скажите "страсти" - и слушающие все равно решат, что вы произнесли "здрасьте!", потому что они слушают не только ухом, но еще и ситуацией, внутренней готовностью к пониманию. Они ловят привычное в произнесенном, общее и типичное, а не анализируют качество каждого отдельного звука. С этой точки зрения "страсти" и "здрасьте" воспринимаются как одно и то же слово с одним и тем же звуковым рисунком.

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

ТОЧНОСТЬ И МАСШТАБ ИССЛЕДОВАНИЯ

Покупающий мешок картошки вряд ли устроит скандал, если обнаружит, что в мешке не 50 кг, на которые он рассчитывал, а на 50 г меньше. Он не взвалит мешок себе на спину, чтобы отнести его снова на рынок, если обнаружится перевес в 50 г. Покупатель смирится с таким недовесом или перевесом, поскольку для картошки это не масштаб.

Покупающий ювелирное изделие из золота не приобретет его, пока не удостоверится в точном весе: борьба будет идти за каждый грамм. Точность взвешивания на овощном рынке и в ювелирном магазине (или аптеке) различная, сообразно цели. Иначе говоря, целесообразная.

Так и в языковедческих исследованиях: точность их зависит от поставленной цели. Вернее, от масштаба, размаха исследования, от того, как рассматривается слово: взятое само по себе, в окружении близкородственных слов этого же языка или слов - родственников из других языков.

Поясню примером. Есть во французском языке слово "сюит" - "продолжение". Есть у него и множество других значений, уточняющих основное: "ряд", "вереница", "связь", "последовательность", а также "свита" и "сюита". Включение последних двух значений в число длинной вереницы с точки зрения французского языка понятно и оправданно.

Свита представляет из себя длинный ряд, вереницу, составленную из лиц, сопровождающих важную особу. Сюита - такое музыкальное произведение, которое составлено из нескольких разнохарактерных пьес. Это "вереница" произведений, объединенных общностью темы.

С точки зрения русского языка "свита" и "сюита" - два различных слова, а французское слово "сюит" - это "третий лишний", слово из другого языка.

Иная точка зрения у этимолога. Для него все три слова - "сюит", "свита" и "сюита" - представляются вариантами развития одного корня. Это одна и та же единица языка, но в различных употреблениях. Ситуацию можно пояснить такой схемой (рис. 21).

 

Единый язык человечества

Обратите внимание на то, что все три слова обведены одной окружностью. Она символизирует точку зрения языковеда-этимолога и как бы более удалена от исследуемых предметов (слов). Это взгляд на слова не вблизи, а издалека. Он не разъединяет слова, не разводит их по национальным квартирам, а, напротив, сближает, объединяет в рамках одной наднациональной языковой единицы.

Наука достигла потрясающих результатов методом анализа: скурпулезного расчленения исследуемого предмета на части. Однако есть еще один резерв, еще один метод познания: синтез, под которым понимается исследование предмета в единстве и во взаимосвязи его частей, обобщение тех данных, которые добыты анализом. Аналитики, изучающие, например, дерево, расчленили его в своем сознании не только на ствол, крону, ветви, листья.

Они в одной только коре обнаружили меристему, эпидермис, эпиблему, колленхиму, экзодерму, эндодерму, флоэму. Не говоря уже о лубе. Аналитик похож на потрошителя. Он скорее патологоанатом, чем хирург. Под его пытливыми руками дерево превращается в кучу рассортированных по ящичкам и полочкам стружек и опилок, что, вне всякого сомнения, чрезвычайно ценно для познания. Однако это не исключает и такого исследования дерева, когда на него смотрят со стороны как на единое целое, покачивающееся на ветру, дающее тень и источающее вокруг аромат своих цветов.

Всему своя мера. Есть предел деления животных на виды. Мы знаем две разновидности газелей. Одна из них, джейран, обитает в Казахстане. Другая, дзерен, - в Монголии. Отличить одну газель от другой непросто. Достаточно взглянуть на рисунок 22а, чтобы в этом убедиться.

Зоркий глаз зоологов заметил характерную отличительную черту: у джейрана концы рогов повернуты вовнутрь, а у дзере-на - вовне (рис. 226). Теперь их различать стало удобно. Так, глаз слесаря различает правостороннюю и левостороннюю резьбу.

Наметанный глаз языковеда тоже заметит созвучие слов "джейран" и "дзерен", особенно заметное на фоне схожести самих животных. Ему в голову придет простая мысль: "Когда-то давно это было одно животное с одним названием. Потом оно широко расселилось по белу свету и его имя в разных местах стали произносить несколько иначе: джейран - в Казахстане и дзерен - в Монголии. Однако с исторической точки зрения это одно и то же слово". Вот так: биолог разъединяет, а филолог объединяет, поскольку каждый на свой аршин меряет.

Кстати, куда отнести джейрана и дзерена, к антилопам или газелям? Оказывается, что и туда и сюда одновременно. Их можно называть антилопами, если у вас широкий взгляд на вещи. Можно и газелями, если взгляд поуже. Газелями называют группу сходных животных, относящихся к антилопам (более обширная группа). И здесь свой масштаб и свои мерки.

Польские хозяйки готовят вкусный свекольный суп и называют его "баршч". Русские хозяйки тоже готовят вкусный свекольный суп и называют его словом "борщ". "Борщ" и "баршч". Есть ли разница в значениях? На эти вопросы каждый волен отвечать по-своему, сообразно своим меркам. Обычно рассуждают так. Рецепт приготовления польского свекольника чуточку отличается от приготовления русского свекольника. Значит, баршч и борщ не совсем одно и то же. Слово "баршч" звучит не совсем так, как "борщ", да и пишется не кириллическими буквами, а латинскими: "barszcz". Значит, это два разных слова. Здесь-то проходит разделительная граница между польским и русским языками.

Таков один масштаб оценки,.имеется и другой. Для бедуина из Сахары что баршч, что борщ - все едино: чужое блюдо из чужих продуктов. Для языковеда, рассматривающего эти два слова из исторического далека, они сливаются воедино, как и языки. Такие, скажем, как русский, белорусский и украинский. Еще относительно недавно такого разделения и в помине не было. "Слово о полку Игореве" считают культурным памятником своего языка и истории как русские, так украинцы и белорусы.

Единый язык человечества

Когда рассматриваешь лицо, уткнувшись нос в нос, то замечаешь массу деталей: родинку, волосок, царапину, морщинку, прыщик... Взгляд на то же лицо издалека позволяет отвлечься от несущественных подробностей и оценить его в целом: черты, выражение, взгляд... Похожим образом рассматривает слова этимолог, чуть отстранясь от сегодняшнего дня, чуточку со стороны... Его масштаб - километры, тогда как масштаб бытового взгляда на слова и языки - миллиметры.

Если углубиться в детали, то появляется опасность не увидеть главного: за отличиями не рассмотреть сходств. Например, своими деталями (произношением и оборотами) кубанский говор русского языка отличается от московского или вологодского. Однако назвать кубанский говор отдельным языком нельзя. Только слепец не усмотрит черты принципиального единства между названными говорами. Кубанские казаки остаются русскими людьми, хотя говорят чуточку по-своему, поют украинские песни и носят черкесскую одежду.

К точности исследований масштаб тоже, конечно, имеет отношение. Между ними имеется зависимость. Вот только она не такая уж простая. Чтобы повысить точность исследования крупных объектов (таких, как язык всего человечества), взгляд должен быть крупномасштабным, смотреть надо издалека.

 

РОДСТВЕННИКИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

Чтобы установить происхождение многих слов, приходится обращаться к их родственникам за границей, в других языках. Если ваш дедушка или ваша бабушка сегодня проживают за рубежом, в другой стране, то ведь от этого они не перестают быть родственниками. Люди не камни, на месте не сидят. Да и границы государств постоянно изменяются.

Довольно часто рождение слова относится к такому удаленному от нас времени, когда нынешних языковых, а тем более государственных границ и в помине не было. Всего каких-то две тысячи лет тому назад Ирак, Сирия, Ливан и Северная Африка не знали арабского языка. Славяне не делились на русских, украинцев, белорусов, болгар. На территории Турции звучала вовсе не турецкая речь. Ни английский, ни испанский, ни португальский языки не проникли еще на американский континент, да и не было еще языков с такими названиями. Австралия не знала европейского влияния.

Однако уже тогда очень многие из ныне действующих слов широко использовались в речи. У любой пары современных языков при желании можно отыскать общего языкового предка. Если не две тысячи лет назад, то еще раньше. Вплоть до времени, когда человечество представляло из себя горсточку смельчаков, обживавших неприветливую планету под названием Земля. Тогда и людей было мало, а уж языков и подавно. Но и в те времена звучала человеческая речь и произносились слова, которые мы знаем и сегодня. Правда, уже в несколько измененном виде.

В каждом из наших языков отыщутся следы речений пер-вопредков. За многие тысячелетия народы многократно смешивались, смешивались и языки. Каждый из современных языков представляет из себя причудливую смесь из языков и наречий прошлого, ни один не сохранился в своем первозданном виде.

Этого не могло произойти уже потому, что язык не был дан людям, не был создан. Он возник постепенно и продолжает создаваться. Язык во всем его объеме и во всей его полноте нигде не хранится. Он частями воссоздается в речи, словно птица Феникс.

Возрождается обновленным, чуточку не таким, каким был вчера. Вот почему так важно привлекать к исследованиям родного языка материалы из других языков. Путешествие по жизни слова, копание в фактах его биографии, изучение его родословной помогает установить взаимосвязи слов, их взаимную обусловленность, системность. Ни одно из слов не возникало просто так, беспричинно. Ни одно слово не приобрело своей звуковой оболочки без влияния других слов, тех, что его окружали. Слова иного языка, находясь вдали, в стороне от влияния слов вашего родного языка, позволяют подметить то, что вблизи, в системе только вашего языка, едва-едва различимо.

Ветви видны всем. Неповторимость очертаний каждой бросается в глаза. Корни же дерева сокрыты. Докопавшись до них, начинаешь понимать взаимосвязь ветвей, их родство и единство в составе единого древесного организма. Отказ от признания общих корней, "рубка" этих корней неизбежно приведут к усыханию ветвей.

Современные живые языки подобны ветвям единого языкового дерева, у которого имеются и свои исторические корни. Обнажая их при помощи сравнения, можно вскрыть реальные связи между ветвями-языками. Даже такие, которые очевидными не назовешь.

Как у каждого человека есть свой ангел-хранитель, так и у слова имеется свой язык-хранитель, который сохранил, сберег исконную форму слова и его первичное значение, окружив его словно плотным кольцом из однокоренных и однотипных слов. В таком заботливом окружении оно светит и греет, горит и не сгорает в речи, словно несгораемое полено в печи, окруженное такими же поленьями. То же, что лишено смычки с окружающими словами, чуждое им, чадит, словно выпавшая из костра головешка, и гаснет, превращаясь в кучку холодных черных углей.

Ни огонька в нем, ни жизни, ни словесных родственников, ни тесных связей. Таково заблудившееся в русском языке австралийское слово "кенгуру". Таковы пришедшие в русский из французского "метро" и "пальто". Холодно и зябко слову "пальто" в русском словесном окружении. То ли дело шуба. Скажешь "я купил новую шубу" - и на душе теплее. Не то что ходить в одном и том же неизменяемом по падежам пальто.

Языков-хранителей может быть сразу несколько. И вовсе необязательно, чтобы в этой роли выступал именно тот язык, в котором используется то или иное слово. Так, хранитель перво-смыслов названий месяцев русского календаря - латынь (август, сентябрь, октябрь, ноябрь...), а старинные русские названия месяцев сберегаются в таких языках, как белорусский, украинский, польский (сечень, лютый, березозол, цветень, тра-вень, червень, липень...).

Все познается в сравнении. На основании сходств и различий, выявленных между перечисленными словами, можно сделать некоторые выводы.

Возьмем, к примеру, слово "кошка". Вот как звучит название этого милого животного в некоторых языках: кишка (по-украински), кочка (по-чешски), ката (по-грузински), кэт (по-английски), ша(т) (по-французски), кытта (по-арабски), каттус (по-латыни) (рис. 23).

1. Звуки, составляющие однокоренные слова, могут чередоваться. Так происходит внутри одного языка. На месте "ш" мы встречаем "т" (кошка - кот или "котка", как говорили в Древней Руси). Чередуются звуки и при переходе от языка к языку. Так, на месте "о" в украинском стоит "и" (кОшка - кИшка). На месте "ш" в чешском слове "ч". Если таких примеров набирается много, то можно говорить о регулярных соответствиях, о правилах перехода одного звука в другой (Ш = Т, О = И, Ш = Ч и т. д.).

2. В жизни народов, чьи языки мы перечислили, кошка занимала важное место. О ней часто вспоминали. Это слово стало обычным и привычным. А привычка, как известно, все равно что вторая натура. У нее есть сила, а потому пересилить привычку очень непросто. Запас прочности у корня, что лежит в основе перечисленных слов, оказался достаточно большим.

Корень выстоял, выжил, несмотря ни на какие межнациональные размеживания. И сегодня близкое звучание слова "кошка"

в разных языках напоминает о былых тесных языковых и даже родственных отношениях.

Единый язык человечества

3. На фоне слов из других языков русское "кошка" предстает как снимок, сделанный в рентгеновских лучах. Хорошо "высвечивается" основа: "кош". А ведь тот же корень и в словах "кош", "кошевой", "кошара". "Кош" - это стан, селение у запорожских казаков. Имеются у него и другие значения: "шалаш", "казачий обоз", "лагерь", "стойбище". Все их можно свести под одну смысловую "крышу": "место ночлега". Тогда буквальное значение слова "кошка" вырисовывается как "принадлежащая кошу", "связанная с домом", "домашняя". Когда весь кош (стан) спит, кошка оберегает его от ночных воришек, мышей. Видно, не случайно такое созвучие: "кош" - "кошка" (в русском); "шат" - "кошка", "шато" (замок) - во французском; грузинского "ката" - "кошка" с хеттским ката (дом) и русским "хата"; в чешском "кочка" - "кошка" с сербохорватским "куча" (дом).

Что нам известно про происхождение слов, звучащих примерно так же, как "кот"? Да ровным счетом ничего. Существует гипотеза, что во все перечисленные языки слово пришло из нубийского ("кот - кадис"). Доводом в защиту этой версии служит мнение, что кошка (особенно одомашненная) происходит именно из Нубии. Однако что означает буквально по-нубийски "кадис"? Люди, давшие такое название, обязательно должны были чем-то руководствоваться. Опыт изучения подобных названий в других языках свидетельствует: люди должны были выделить в названии этого животного какое-то его свойство, признак: "мышелов", "когтящий" и т. п. Ссылка на нубийский язык пока ничего не дает.

Совсем иначе обстоит дело со словом, которое во многих языках звучит примерно как "мельница" (или "млын" и т. п.) от "молоть", в котором корень "мол" родственен корню "мал". "Молоть" значит "делать малым, маленьким, мелким, измельчать". Хранителем первичного значения слова "мельница" и ему подобных выступают славянские языки. Мельня, мельница - это та, что мелет зерна, перетирает их в порошок (муку). Слово "мельница" и ему подобные отличается от слова "кот" и ему подобных, как познанное отличается от непознанного, как знание от предположения.

Цицерон считал, что "нет ничего позорнее для натуралиста, чем мнение, будто что-то может произойти без причины".

Привлечение фактов из других языков позволяет шире взглянуть на вещи. Языковед как бы переходит от обычного изображения к стереоскопическому и даже объемному, если исследование проводится на материале множества языков.

Есть в русском языке слово "лук" в значении "оружие" и "овощное растение". Исследователь с узконациональным кругозором, взяв на себя роль рефери на ринге, решительно разводит слова "лук" - "оружие" и "лук" - "овощ" по разным углам и при этом досадует по поводу случайного, по его мнению, совпадения звучания у двух слов. Ему неловко за несовершенство родного языка. А привлеки он для исследования английский - и от чувства досады и неловкости не осталось бы и следа. Вместо издержек родной речи он увидел бы единое слово "лук", но используемое в двух значениях.

Название "лук", как мне представляется, было перенесено с овоща на оружие из-за явного сходства. Лук-растение испускает стрелку. Такая стрелка-росток, похожа на стрелу, выпускаемую луком-оружием.

Подтверждение правильности такого рассуждения дает английский язык, где слово "шут" означает как "росток", так и "стрелять". Связь та же: росток, веточка дерева может быть использована для изготовления стрелы. И напрасно составители английских словарей разрубают слово "шут" пополам на "шут" - "росток" и "шут" - "стрелять". Совершенно права русская поговорка, объединяющая оба значения слова "лук" в рамках единого: "годится лук для битвы и для щей".

Единый язык человечества

Вот так, дружно взявшись за "руки", слова разных языков отстаивают научную истину, которая гласит: английское "кит-чен" родственно русскому "хижина", а арабское "кух" - русскому "кухня". Понятие "кухня" произошло от "хижина" (рис. 24).

Скакать "во всю прыть" означает "очень быстро", "изо всех сил". Слово "прыть" прочно стоит на русской языковой почве, где у него имеются родственные слова "прыткий", "прыскать". У французов есть выражение "во всю брид". Оно означает "очень быстро", "изо всех сил". Его можно перевести и как "во весь опор", но это сути дела не меняет: французское "брид" обнаруживает сходство с русским "прыть" как по внешним (звучанию), так и по внутренним (значению) признакам.

Французское "брид" - это термин, узкоспециальное словечко. Его буквальное значение - "уздечка". Терминами становятся обычные слова, но употребляемые в несколько необычном значении, более специфическом. Во французском языке не обнаруживается первичное, исконное значение слова "брид", его более широкий смысл. Напротив, русское слово "прыть" только такой и имеет: "бойкость, резвость, проворство". Оно родственно слову "прыгать". А какому французскому слову родственно "брид"? Уздечка появилась не раньше, чем была одомашнена лошадь.

Прыть же была и у дикой, еще не одомашненной лошади. Была она и у оленя, и у других живых существ. Слово это отметили еще задолго до появления уздечки наши Далекие предки. Вот почему русское "прыть" почти наверняка старше возрастом, чем французское "брид". "Прыть" имеет прямое, ясное значение, тогда как "брид" в приведенной выше фразе - переносное. Французское слово не столько работает само, сколько заставляет работать воображение слушающего, которому нужно представить, что наездник полностью освобождает уздечку, а значит, позволяет лошади скакать изо всех сил, во весь опор. Прежде чем появиться на свет переносному значению, надобно вначале появиться значению прямому, чтобы было, с чего это значение переносить. Уж не с русского ли "прыть" оно перенесено?

Тот же корень, что и в русском "прыть", можно заметить и в английском "спринт" - "рывок, бросок". Тот же в нем напор и порыв, та же прыть. За этим английским стоит все то же русское "прыть", только с добавлением словечка "се" - "это самое, эта самая" ("се" + "прыть" = "спринт"). Кстати, английское "спринг" - "прыгать", "скакать" совсем не случайно созвучно английскому же "спринт". Здесь такая же закономерность, что и в созвучии русских слов "прыть" и "прыгать". Понятным также становится и первичный смысл английского "спринг" - "весна". Точнее всего его передает все то же русское "прыть". Весна - это пора пробуждения всех сил природы, пора энергии, живости, когда хочется жить "во всю прыть".

Слово, не имеющее в языке прочных связей и корней, утерявшее свое первичное значение, становится простой номенклатурной единицей. Оно выпадает из системы языка, превращаясь в тусклый значок-называлку, в один из многих в длинном ряду таких же серых и безродных значков, похожих на тюремные номера на спине у заключенных. И тогда на первый план выходит соображение удобства, пользования. Слово-ярлычок начинают приводить в соответствие с этим требованием. Его обстругивают и обтесывают так, что от него щепками отлетают отдельные звуки и еще более удаляют его от других слов в рамках одного языка и в масштабах всего сообщества языков.

В английском языке к таким словам относится "руф" - "кровля", утерявшее начальный звук "к" ("руф" того же корня, что и "кров"). В немецком таким примером служит "рут" - "пруд", от которого отпал начальный звук "п" ("рут" от того же корня, что и "пруд"). В русском к таким словам относится слово "арфа". Оно начинается с "а", тогда как в других европейских языках (английском, немецком, французском) у него впереди стоит буква "п" ("эйч", "ха" или "аш").

Некоторые фразеологические обороты "пообтесались" настолько, что превратились в бессмыслицу. Среди них выражение "он в этом деле собаку съел". Судьба этого выражения сложилась так, что его ужали до одного-единственного слова, вложив в него тот же самый искаженный смысл: "насобачился". Вслед за другими мы повторяем оба эти оборота, ощущая некоторую внутреннюю неловкость (душевный дискомфорт), недоумевая в глубине души, при чем тут бедное животное и что это за укоренившееся нелепое сравнение освоения дела с поеданием собаки?

Разгадка кроется в полной форме данного выражения: "собаку съел, а хвостом подавился". Здесь все ясно: некто сумел исполнить самое главное, самое трудное, съел неаппетитное существо, но споткнулся на мелочи, пустяке, подавился хвостом. Вторая часть этого выражения ("хвостом подавился") с годами потерялась, зато первая ("собаку съел"), напротив, приобрела еще большее, самостоятельное значение, связанное с успехом в трудном деле.

Из-за недосказанности некоторые устойчивые выражения извращаются. "Пьяному море по колено" звучит как поощрение пьянству, как подтверждение того, что пьяному все нипочем, что он чуть ли не под защитой судьбы. Вторая, отпавшая (или отброшенная) часть этой фразы не оставляет сомнений в том, как надо ее понимать: "пьяному море по колено, а лужа по уши".

Во фразу начинают вкладывать смысл, вовсе ей не присущий. "Старорежимное" выражение из лексикона военных "честь имею" стали понимать, как офицерский аутотренинг, как напоминание себе и другим того, что честь черезвычайно важна для благородного человека. Между тем перед нами простая и в общем-то пустая этикетная фраза, которая в полном своем виде звучит так: "честь имею кланяться".

Когда ограничиваются выражением "кто старое помянет, тому глаз вон", то тем самым призывают к беспамятству, забывчивости. Полная же фраза говорит о прямо противоположном: "кто старое помянет, тому глаз вон, а кто забудет - тому два".

Или еще любят выдавать за мудрость такую поговорку: "В здоровом теле - здоровый дух". Это что же, закономерность такая подмечена: как здоровое тело, так автоматически и дух здоровый? Ничуть не бывало! Сколько угодно примеров как раз обратного. Красивая и здоровая женщина не обязательно умница и добрейшая душа. Супермены из американских фильмов обладают телами атлетов, но жалкую душонку недочеловеков, людей с ограниченным, примитивным интеллектом. К ним прекрасно подходят наши пословицы: "Сила есть - ума не надо", "Велика фигура, да дура". Полностью поговорка, о которой идет речь, звучит так: "В здоровом теле - здоровый дух - это редкая удача". Вот уж действительно, гармонично развитого человека встретишь не часто. Это идеал, к которому надо стремиться.

"В долгу, как в шелку". Но позвольте, какие уж там шелка, когда человек впал в нищету, не может рассчитаться с долгами! Оказывается, в данной поговорке пропущено одно слово. В полном виде она выглядит так: "В долгу, как червь в шелку". Теперь все становится на свои места: должника уподобили личинке шелкопряда, опутавшей себя нитью (шелками) и оказавшейся в безвыходном положении внутри кокона. А ведь такая поговорка могла родиться только у народа, хорошо знакомого с производством шелка. "Народ не камень, на месте не лежит". Видно, не всю свою историю русские сидели на месте. Не обошлось без русского присутствия на землях Средней Азии, Кавказа и в других теплых краях. Называли нас только тогда не русскими, а как-то иначе. Но ведь народы от своих имен не начинаются.

Мы говорим "красный как рак", хотя раки не красные, а черные. Понятно, что из выражения выпало слово "вареный". Именно вареный рак краснеет. Вероятно, ему мучительно стыдно за жестокость человека, отваривающего его живьем. Курица ведь не краснеет. Ее предварительно закололи, выпотрошили и ощипали, то есть психологически подготовили к превращению в бульон.

"Не стой над душой", - говорим мы и при этом опускаем значительную часть этого выражения. Полностью оно звучит так: "Не стой надо мной, как черт над душой". Оборот длинноват и содержит упоминание бранного слова, называющего злого духа, а потому был сокращен, стал благозвучнее, правда, в ущерб буквальному пониманию.

Распечатывая словоформы-бутылки и извлекая из них на свет божий первичные значения, нужно быть готовыми к тому, что из бутылок могут появиться значения-джинны, отражающие бытовавшие когда-то неверные взгляды и предрассудки. Слово "малярия" берет свое начало от итальянского "мал ария" - "дурной воздух". Когда-то люди полагали, что причина этой болезни - именно нездоровый воздух. Употребленное Пушкиным в "Евгении Онегине" английское слово "сплин" - "уныние" происходит от греческого "сплин" - "селезенка".

Древние греки объясняли такое состояние человека болезнью селезенки. Не лучше оказывается и слово "хандра", которым Пушкин пытается заменить слово "сплин". "Хандра" восходит тоже к греческому слову "ипохондрион" - "часть тела, находящаяся ниже хрящей". Древнегреческие специалисты по хандре были уверены в существовании такого органа где-то ниже ребер. Выходит, что слова "сплин" и "хандра" - два сапога пара.

Слово "индейцы" закрепило ошибку Колумба, псевдооткрывателя Америки, который принял Америку за Индию. Потому и коренных жителей этого Нового Света он назвал индейцами. Точнее говоря, просто индусами. Русские слегка подправили это слово и сделали из него "индейцы", чтобы легче было отличать индусов от их краснокожих двойников с другого континента. Англичане же оставили все как есть. Потому-то их слово "индиэн" имеет два значения: "индиец" (индус) и "индеец" (краснокожий). Индейка родом из Америки, а не из Индии.

Однако с легкой руки все того же X. Колумба, принявшего Америку за Индию, увиденная им диковинная птица получила название, которое буквально означает "индийская". Другие языки, в том числе и русский, подхватили ошибку и растиражировали ее. Слово стало привычным.

Теперь, когда вы уже многое узнали об этимологии и ее методах, настала пора переходить к самостоятельным исследованиям. Попробуйте ответить на следующие вопросы, опираясь исключительно на те сведения, которые можно почерпнуть из словоформы (звуковой оболочки выделенного слова).

На что похожи цветы КОШАЧЬЕЙ ЛАПКИ?

Чем любит вертеть ВЕРТИШЕЙКА?

Чем любит трясти ТРЯСОГУЗКА?

Кого ловит МУХОЛОВКА?

Кого морит МУХОМОР?

Сколько лет длилась СТОЛЕТНЯЯ ВОЙНА?

Какого цвета брюшко у ЖЕЛТОПУЗИКА?

Что у НОСОРОГА на носу?

Сколько зубов у БЕЗЗУБКИ?

Даже если вопросы показались слишком трудными, не падайте духом. Вернитесь к ним через день, через два. Вы справитесь. Побольше уверенности в своих силах!

 

ЧТО СТОИТ ЗА СЛОВОМ?

За словом, точнее, за буквальным значением слова стоит знание, драгоценная крупица опыта, переданная нам предшествующими поколениями.

Каждое слово родного языка - это книга, написанная и отредактированная многими поколениями авторов и редакторов. Если взять краткость в качестве мерила талантливости, то слово займет самую высшую ступень, ибо книга, состоящая из единого слова, представила бы собой предел краткости. Слово высвечивает не все свойства предмета или явления, а сосредоточивает наше внимание на самом главном. Народ-творец создавал слово так же, как скульптор свое творение: отсекая от каменной глыбы все лишнее. Язык, взятый в совокупности его слов и выражений, позволяет охватить взглядом весь окружающий нас мир во всем многообразии его форм и красок.

Пользоваться словами родного языка, не утруждая себя их толкованием, все равно что обмениваться письмами, не вскрывая конверты. Весточки от предков, содержащие драгоценные крупицы опыта, не должны оставаться невостребованными.

Есть такая байка. Бабушка квасила капусту и все нахваливала гнет: "Такая удобная железка попалась! Маленькая, но тяжелая, и не ржавеет". Внук взглянул, да так и ахнул: "Так ведь это же слиток золота!" Он же и растолковал бабушке, что у такой, с позволения сказать, "железки" имеются и другие применения.

Наше бытовое отношение к родному языку сродни бабушкиному обращению с золотом. Язык для нас всего лишь средство общения. Я говорю "всего лишь" потому, что, помимо всего прочего, он еще и мощнейшее средство познания. Оставим пока в стороне использование языка как средства мышления. Поговорим о нем как о средстве хранения уже добытых знаний, накопленного опыта.

Собранные вместе слова образуют свод знаний. Каждое слово родного языка - это содержательная книга, а взятые в совокупности они образуют богатейшую библиотеку. Может, не стоит пользоваться книгами только как украшением интерьера? Не лучше ли заглянуть в их содержание? Мы привыкли говорить словами. Так дадим же и словам поговорить с нами. Им есть о чем поведать.

В повседневной житейской суете мы нередко уподобляемся владельцу богатой библиотеки, у которого не хватает ни времени, ни желания ею воспользоваться. И это не преувеличение. Употребление нами слов родного языка зачастую носит автоматический характер. Оно похоже на использование книг для украшения интерьера или, того хуже, в качестве подпорок для мебели. Смысл, который мы вкладываем в слово, бывает далек от исконного, первичного. Это похоже на чтение недавно сделанных помет и приписок в книге при полном игнорировании ее основного текста.

Польза от этимологии огромная. Она позволяет проникнуть в глубины народной памяти (а язык в своей совокупности и есть коллективная память народа), приобщиться к мудрости предков.

Как линза собирает лучи света в едином фокусе, так и народный язык собирает все накопленные народом знания и опыт в единый словесный пучок - словарь.

Поясним это простым примером. Вокруг нас множество грибов. Для того чтобы их различить и назвать, достаточно было бы грибы пронумеровать. И тогда мы возвращались бы из леса с корзинами, полными грибов "№1", а закусывали бы солененькими грибами "№4". Слава богу, что этого не происходит, не были наши предки "деловыми" в худшем значении этого слова, а придумали нам такие названия, как "подосиновик", "подберезовик", "дубовик", не оставляющие сомнений в том, где именно нужно искать тот или иной гриб. Мы понимаем, какое именно свойство "высвечивается" такими названиями, как "сыроежка", "масленок", "мухомор". Но вот доходим до опенка.

Некоторые русские усматривают сегодня в слове "опенок" не больше информации для размышления, чем в слове "армилария", латинском двойнике "опенка". И тут на помощь приходит этимология, которая объясняет, что опенок - это гриб, растущий "о пень", по-современному "у пней". Этимология напоминает забывчивым потомкам: "масло - это бывшее мазало, то, что намазывают"; "весло - это бывшее везло, то, что приводит в движение, везет лодку"; "утка" от "уты-ка", так эту птицу прозвали за то, что кормящаяся утка утыкается в воду"; "лягушка потому и "лягушка", что лягается, когда передвигается в воде и на суше"; "куропатка - это кура падка, то есть такая курица, которая имеет повадку припадать на одно крыло, изображать из себя раненую, чтобы отвести опасность от гнезда".

Когда Г. Шлиман отправился на поиски легендарной Трои, у него были серьезные предпосылки к успеху: деньги и уверенность в том, что город с таким именем существовал в реальности. Но Шлиман мог бы вернуться ни с чем, с пустыми руками, а золото царя Приама так и осталось бы в турецкой земле, не прояви он любознательности и не поинтересуйся, а что означает название того холма, что поблизости от предполагаемого места раскопа. Ему сказали: "Гиссарлык", что в переводе со старого турецкого означает "дворцы". Археолог-энтузиаст приказал копать именно здесь и не ошибся. Дворец Приама с его несметными сокровищами оказался сокрытым внутри холма с названием "Дворцы".

Таким образом, этимология полезна тем, что позволяет: 1) побольше узнать о мире, в котором живешь, и 2) получше запомнить то, что удалось узнать, поскольку знания принято выражать словами и затем хранить в своей памяти в словесной упаковке.

Два момента больше других повлияли на создание слова. Во-первых, сформировавшаяся мысль, идея о предмете, свойстве, явлении или действии. Эта идея получает свой окончательно оформленный вид, когда она сопоставлена с ранее возникшими представлениями, отграничена от них. Только тогда она получает право на самостоятельную жизнь и на собственное звуковое одеяние. Во-вторых, звуковой облик слова всегда формируется на основе уже имеющегося корнеслова.

Оно всегда живет среди других слов, от которых просто обязано чем-то отличаться, но одновременно и соотноситься с ними, быть "тех же кровей".

Самое большое заблуждение исследователя - считать, что нечто могло появиться беспричинно. Причина всегда есть. И если слово появилось именно в таком, а не в ином виде, значит, на то была веская причина. Установить ее можно. Для этого надо лишь заглянуть в глубинный смысл слова.

 

ПОЧЕМУ МЫ ТАК ГОВОРИМ

Переоценка значения и роли языка как средства общения имеет и свою оборотную сторону: недооценку его роли как хранителя человеческого опыта, как "музея народной памяти" и средства мышления. Чтобы что-то лучше запомнить, нужно это "что-то" лучше понять. Этимология позволяет проникнуть в глубины буквального смысла слова или выражения, вскрыть его как бы изнутри, а потому лучше его запомнить, схватив при помощи цепкой логической памяти. Этимология приучает вдумчиво относиться к тому, как мы выражаем свои мысли. Она приучает соблюдать заповедь: "Говоря, что думаешь, думай о том, что ты говоришь".

Четко и ясно выраженная мысль будет легко и без кривотолков понята собеседником.

Еще в школе нас приучали вдумчиво относиться к каждой пушкинской строке. Учитель объяснял, например, что строку из "Евгения Онегина" "Он уважать себя заставил" следует понимать как "он умер". Логика этого иносказания заключается в господствующем обычае уважительного отношения к усопшим. О покойниках плохо не говорят. О них или говорят хорошее, или ничего. Дядя Евгения заставил окружающих уважать себя тем, что скоропостижно скончался. Теперь никто уже не посмеет сказать про него что-либо дурное. И таких примеров в языке множество.

"Ахиллесова пята". Быть может, животный страх загоняет наше биоэнергетическое естество, облачко накопленной от Земли биомагнитной энергии (земную душу) в самый низ, поближе к поверхности Земли, для экстренной энергетической подпитки, подзарядки. Так черпал свои неодолимые физические силы великан Антей, когда соприкасался пятками с Матерью-Землей. Пятка - чувствительнейшее и уязвимейшее место на человеческом теле. Об этом напоминает миф про Ахилла. Воды реки Стикс сделали неуязвимым все тело этого героя Троянской войны, лишь пятка, за которую держала младенца его мать, так и осталась слабым, уязвимым местом. Отсюда и появилось выражение "ахиллесова пята".

"В мгновение ока" означает буквально: "затратив столько же времени, сколько нужно, чтобы мигнуть". В основу образа положен моргающий глаз (мигающее око).

"Вилами на воде писано". Составной частью приготовления особо целебной воды была "пранация". Волхвы, взяв в руки особые трезубцы, выводили на поверхности воды тайные знаки. Таким способом воде сообщался особый энергетический заряд. Христианство сделало из священного жезла посмешище, обозвав его "вилами", а сама энергетическая подзарядка воды биоэнергией стала восприниматься как занятие, результаты которого весьма сомнительны.

"Врет как сивый мерин", а также "глуп как сивый мерин". Мы часто говорим так и даже не задумываемся, а почему это мерилом вранья, глупости выступает конь, причем именно мерин сивой масти (то есть белой, седой). Разгадка кроется в обычае западных славян гадать по поведению белого коня (сивого мерина). Конь этот был одним из сокровищ языческого храма в городе Аркона, что на острове Рюген, в Балтийском море. Ухаживал за ним специально назначенный жрец.

Коня использовали только для прорицаний. Перед храмом втыкали копья, через скрещение которых жрец проводил коня. Если конь, перепрыгивая, поднимал прежде правую ногу, то это рассматривалось как счастливое предзнаменование. В противном случае могли отменить военный поход или важную сделку. Христианство, пришедшее на смену язычеству, принялось искоренять прежние верования, объявило их предрассудками, суевериями, подняло на смех. Конь-вещун превратился в воплощение глупости и лжи, из белого коня - в сивого мерина. Лишь в сказке про "Сивку-бурку, вещую каурку" он выглядит привлекательнее. За словами "сивка" (то есть "сивый") и "вещий" (то есть "прорицающий") угадывается все тот же священный ар-конский конь.

"Геенна огненная". На южной окраине Древнего Иерусалима был овраг под названием Геенна. Здесь язычники приносили в жертву богу Молоху своих детей, которых они сжигали под звуки музыки, чтобы не слышать их страшных воплей. Позже сюда стали выбрасывать нечистоты, трупы людей и животных. Чтобы уберечься от заразы и зловоний, в овраге постоянно жгли огонь, за что Геенна получила прозвище Геенна огненная. У христиан этот овраг превратился в символ вечного мучения, ада, места, "где червь их не умирает и огонь не угасает". "Гореть тебе в геенне огненной!" стало распространенным проклятием грешникам, пожеланием им вечного горения в аду.

"Душа ушла в пятки". Что, если это не образное выражение, а буквальное описание того, что происходит с человеком в минуту смертельной опасности? И описание объективного процесса, а не субъективных ощущений? Что, если у человека в пятках имеется некий орган, отвечающий за связь с Землей? Имеется ведь в нашем мозгу шишковидная железа ("третий глаз"), отвечающая за связь с Космосом. От ужаса мы кричим "Мама!", инстинктивно обращаясь к своему материнскому, земному началу. Гибнет-то тело. Телесную оболочку надо спасать. Вечной душе беспокоиться не о чем. Почесывание пяток позволяет испытать ощущения, близкие к райским. Удары по пяткам дают представление об адских мучениях. И все это на Земле, не отлучаясь ни на небеса, ни в преисподнюю, а лишь воздействуя на звено, связывающее человека с окружающим его миром, на пятку.

"Еще и конь не валялся". У русских существовало поверье: человек умрет там, где валяется его конь. Говорили: "Знать, там и умереть, где конь валялся". Если же конь еще нигде не валялся, то это означало, что нет еще указаний на смерть, рано о ней думать. Со временем значение выражения расширилось и его стали понимать вообще как "еще рано", "еще и начала-то нет". Связь понятий "конь" и "смерть" - отголосок древнейшей веры. Конек на крыше русского дома - это тоже символ вечности, устремления в небо, бесконечности.

"Как в воду канул". "Кануть в Лету". Первое выражение означает "капнуть, погрузиться, словно капля в воду". Оно очень древнее. Недаром в словарях ему сопутствует помета "устаревшее". Словно музейный экспонат, оно хранится на "полке". А еще относительно недавно А. С. Пушкин пользовался им в стихотворении "Слеза":

Слеза повисла на реснице

И канула в бокал.

"Как в воду канул", - говорим мы про бесследно исчезнувшего. Среди заговоров, использующихся для остановки кровотечения, есть и такой:

Шла баба на речку,

Вела бычка за нитку.

Нитка урвалась -

И кровь унялась!

Не из каменя вода,

Не из мертвого руда!

Стань - не кань!

Стань - не кань!

Получается, что диапазон использования слова "кануть" очень широк: от самого что ни на есть высокопарного ("кануть в вечность") до самого простецкого (как в заговоре на кровь). Видно, прочными корнями удерживается оно в нашем языке.

Корень "кан" сохраняет связь с понятием "кровь". Турки до сих пор называют кровь словом "кан". Арабское "кани" (ярко-красный) не имеет видимых зацепок в арабском языке, выглядит пришлым. Немецкое "канн" (кувшин) с некоторыми сомнениями можно отнести к словам того же корня. К ним примыкает и наше "стакан" от "ста" и "кан" ("ставить" и "горшок"), то есть такой горшок, у которого плоское дно, а потому его можно ставить.

"Как пить дать". Русские селились вдоль рек, у озер. Вокруг было множество ручьев, родников, колодцев. Питьевая вода в изобилии. Вот почему подать воды было непреложным правилом поведения, а потому "как пить дать" стало означать "непременно", "безусловно".

"Моча в голову ударила". Научными исследованиями доказано, что в мозгу человека, пришедшего в исступление, увеличивается количество мочевой кислоты. Происходит что-то вроде прилива мочи к голове.

"Неопалимая купина". Так называли куст, якобы росший близ горы Хорив, что на Синайском полуострове. Согласно Библии, этот куст горел, но не сгорал.

По преданию именно из него Моисею явился бог Иегова. Этот куст стал предметом поклонения, символом вечной памяти о договоре Моисея с Богом. Наш "вечный огонь" восходит ко временам огнепоклонничества, когда поклонялись различным природным источникам огня. К ним скорее всего относилась и синайская "неопалимая купина". Это мог быть куст, рядом с которым из-под земли вырывался природный газ. Недавно на Синае обнаружены богатые месторождения нефти и газа.

Наш "вечный огонь" входит в явное противоречие с христианским представлением о геенне огненной. Никому не приходит в голову рассматривать "вечный огонь" как вариант геенны огненной, то есть как пожелание павшим героям вечного горения в аду. Таким образом, "вечный огонь" стоит ближе к библейской "неопалимой купине". В слове "купина" ударение на последнем слоге, а это делает его весьма похожим на слова "копна". Не исключено, что именно этим словом данный куст называли филистимляне, то есть праславянское население Синая.

Можно, конечно, утверждать, что данный оборот случайно отразил суть явления, скрытого от внешнего наблюдения. Однако такая случайность далеко не единична.

"Остаться с носом", то есть с ношей, приношением. Существовал обычай, по которому жених приносил родителям невесты "нос". Иначе говоря, выкуп родителям за невесту. Если сватовство не удавалось и родители возвращали жениху его "нос", то неудачник оставался ни с чем. Точнее: со своим собственным "носом".

"Одна ласточка весны не делает". Ласточки возвращаются весной небольшими стайками с длительными интервалами между прилетами. Если бы они возвращались огромными стаями, то нередкие в это время года песчаные бури (самумы, хамсины) могли бы погубить целые популяции этих птиц. Отсюда и поговорка.

"Очертя голову". В старину верили, что круг имеет магическую силу, оберегает. Вот почему герой повести Н. В. Гоголя "Вий", чтобы уберечься от нечистой силы, очертил вокруг себя круг. Примечательно, что это делает православный, причем в церкви.

Он считает недостаточным лишь осенить себя крестом, обращаясь для большей надежности к старинному, языческому обычаю очерчивания охранного круга. Обычай этот связан с поклонением кругу солнечному. Выражение "очертя голову" означает "безрассудно", потому что человек, очертивший вокруг себя (своей головы) магический круг, полагается уже не на рассудок, а на провидение. Веревочное кольцо вокруг головы, ставшее у староверов знаком схимы, монашества, также связано с поклонением Солнцу, его "коловращению".

"После дождичка в четверг". Четверг был посвящен богу Перуну. Именно в этот день язычник особенно надеялся на дождь, дар Перуна. Христианство, пришедшее на смену народной вере, язычеству, предало старое поверье осмеянию. Так возникла данная пословица со значением "неизвестно когда".

"Прожить аредовы веки". Согласно Библии, некий допотопный патриарх по имени Йаред (Аред) прожил 962 года. Поэтому когда хотят подчеркнуть долголетие, то вспоминают долгую жизнь Ареда ("аредовы веки"). К библейскому свидетельству следует отнестись внимательно. Земля, по всей видимости, не всегда совершала оборот вокруг своей оси за 24 часа. Сутки могли быть гораздо короче, а это удлиняло возраст человека, исчисленный в днях. Да и полный оборот ъокруг Солнца Земля могла делать гораздо быстрее. Так могло "набежать" и 962 года даже при относительно непродолжительной жизни человека. Близко к этому выражение "прожить мафусаилов век". Чемпионом среди допотопных долгожителей, согласно Библии, был некто по имени Мафусал (Мафусаил). Он прожил якобы 969 лет и скончался в год потопа. "Прожить мафусаилов век" - следовательно, прожить очень долго.

"Пятки сверкают". Возможно, это сверкание следует понимать буквально, а не в переносном смысле, не как образ. Не исключено, что в момент предельного напряжения телесных сил, например во время панического бега, между босыми ногами (пятками) бегущего и поверхностью земли происходит некое "искрение", свечение, связанное с биоэнергетическим обменом между человеком и планетой.

"Разводить антимонии". Выражение с первого взгляда непонятное. Ведь разводят бегонии, а никак не антимонии. Сделаем вначале некоторые уточнения. Во-первых, не антимонии, а антимоний. Во-вторых, антимонием раньше называли сурьму. В-третьих, сурьмой подкрашивали ("сурьмили") ресницы и брови, чтобы придать глазам большую выразительность. И все это для того, чтобы понравиться мужчинам. Вот мы и ответили на вопрос, зачем "разводят антимонии".

Добавим только, что впоследствии латинское слово "антимоний" потеряло свои четкие смысловые очертания, стало туманным намеком на "нечто", превратилось в слово-призрак и видоизменилось до "антимонии". В настоящее время за выражением "разводить антимонии" закрепилось значение "заниматься пустяками, пустой болтовней". Так латинское название благородного вещества превратилось в синоним слова "болтовня".

"Славу пустила синица, а моря не зажгла". Если в этой пословице слово "синица" рассмотреть в увеличительное стекло этимологического исследования, она оказывается вовсе даже и не синицей. Синица в вышеприведенной пословице, а также в похожей на нее "Хвалилась синица, что море зажжет" употребляется вместо позабывшегося слова "зиница", как в далеком прошлом называли Искру, дочь бога Знича ("зиница" от "Зи-нич"). То был бог начального, "живого" огня, бог животворящей теплоты. Его олицетворял священный огонь, отблеск которого еще сияет в церковных свечах да лампадках. Корень в слове "Зинич" (а значит, и "зиница") тот же, что в слове "зной".

"Толочь воду в ступе". Были времена, когда воду действительно толкли. И занимались этим особо подготовленные, наиболее образованные люди - ведуны. Они брали воду из семи святых источников, сливали ее в один сосуд, выставляли на ночь под звезды, а потом принимались за взбивание (пахтание) этой воды. После таких действий, как утверждают, вода приобретала совершенно особые свойства. Легко проходя сквозь любые ткани человеческого организма, она излечивала от самых различных недугов.

"Узнать всю подноготную". В этом выражении запечатлена память о средневековой пытке, когда под ногти загоняли иглы или гвозди. Добытые таким образом сведения называли "подноготными". Близко к нему стоит слово "подлинный" - в значении "настоящий", "истинный", которое исходит от "длинника" - кнута, которым били человека, чтобы "под длинником" добиться от него признания.

"Умыть руки". Появление этого выражения связано с именем римского правителя Иудеи Понтия Пилата. Выдав на растерзание толпе заведомо невиновного человека (Иисуса Христа), он публично омыл свои руки, словно хотел сказать: "На моих руках нет крови этого праведника. Вся ответственность лежит на всех вас". Пилат был одним из тех, у кого не хватило сил отстоять свое мнение, и он спасовал перед требованием озверевшей толпы. Странно, однако, что в нынешнем мире утвердился именно этот принцип повиновения мнению большинства, мнению толпы. А ведь опыт человечества учит тому, что истина поначалу ходит в меньшинстве и даже в одиночестве.

"Фиговый листок". Лист инжира (фигового дерева) напоминает своей формой ладонь руки. Кому-то из древних скульпторов пришла в голову остроумная мысль: прикрывать срамное место у обнаженных скульптурных героев фиговым листком, напоминающим ладонь руки с растопыренными пятью пальцами. Словно это и не листок вовсе, а рука, стыдливо прикрывающая срам. В Библию этот образ проник гораздо позже. Ева была далеко не первой, кому в голову пришло прикрыть наготу фиговыми листками. До христианских "пер-вочеловеков", Адама и Евы, были "первочеловеки" других, более ранних религий. В том числе религии праславян-пеласгов.

"Шевелить мозгами". Это выражение имеет не только переносный (соображать), но и буквальный смысл. Как установила современная наука, нервные клетки мозга действительно шевелятся, когда мозг работает особенно активно. Вживив в мозг тончайшие светильники, ученые воочию увидели, как шевелятся нервные клетки, подтверждая правильность выражения "пошевели мозгами".

Что стоит за всем этим? Поразительная глубина самонаблюдения древнего человека? Мощь древней научной мысли? Думается, что прежде всего разум, то есть природное божественное знание, данное человеку от рождения. Оно огромно, исключительно точно и вполне достаточно для земной человеческой жизни. Но человеку хочется большего, он ищет знания. Находит крупицы, сравнивает их с тем, что уже дала ему Природа, и наивно изумляется совпадениям. Так поступает ребенок, делая ошибку за ошибкой, взрослеет, набирается опыта и убеждается в справедливости того, что с раннего детства втолковывали ему старшие.

Давая названия предметам окружавшего его мира, древний человек проявлял незаурядную наблюдательность и остроумие. Только меткие слова могли быть подхвачены и закрепиться в речи.

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

Глава 3

МОИ РУССКИЕ СЛОВА

 

Язык есть исповедь народа,

В нем слышится его природа,

Его душа и быт родной...

П.А. Вяземский

Не о каждом человеке слагают стихи. И не о всех можно написать в книге. В качестве героев этой главы выбраны такие русские слова, в которых с особой яркостью запечатлелась мудрость народа. И исконные значения этих слов расскажут многое о воззрениях наших предков на себя и на окружающий мир.

Родная речь дана нам не только для того, чтобы облечь в звуковую плоть детище нашего разума, мысль. В языковых единицах, из которых эта плоть соткана, заключены память, опыт и мудрость тех, кто жил до нас, содержатся готовые ответы на множество вопросов.

Вскрывая исконные значения важных в понятийном отношении слов, мы тем самым проникаем в самые сокровенные глубины народной памяти, уясняем для себя бытовавшие в прошлых поколениях представления об окружающем мире. И далеко не всегда эти представления оказываются по-детски наивными, примитивными. Напротив, во множестве случаев они предстают мудрее, чище, яснее, нежели замутненная фальшью трактовка более поздних поколений, пересмотревших, ревизовавших истинные значения этих слов. Следует признать, что многие извечные общечеловеческие проблемы наши далекие предки решали более умело, чем отделившиеся и отдалившиеся от Природы нынешние приверженцы урбанистическо-техно-кратической цивилизации.

 

ВЕЛИКОЕ В МАЛОМ

(мудрость в обличье повседневных слов)

Каждая капелька воды отражает солнце. Самое великое зачастую можно увидеть сквозь самое малое.

"Врать". "Вращать". Слова однокоренные. Наметанный глаз специалиста установит это уже по первым двум буквам: "вр-". Но чтобы такое родство предстало с большей очевидностью, заменим "врать" на его синоним - "извращать". Параллель между "извращать" и "вращать" заметна даже невооруженным глазом. Врать - значит удаляться, "отвращаться" от истины, говорить не правду, а кривду, выписывая словесную "дугу", уводящую в сторону от истины. Слова лжеца направлены не прямо к действительности. Они описывают кривую, не смотрят "правде в глаза", как не смотрят в глаза собеседнику глаза лжеца. "Врать" означает "превращать" правду в неправду, кривить душой, кружить вокруг истины, нести околесицу (то есть колесить, не приближаясь к истине).

"Время". Буквально: "вереница перемен". Это древнейшее значение слова вытекает из следующего рассуждения. По своей форме (устройству, модели) "время" стоит "в одном строю" со словами "стремя", "бремя", "пламя", "вымя", "племя", "знамя", "семя", "имя". У них общее окончание "-мя", которое легко восстанавливается до "мен". Достаточно вспомнить таких ближайших "родичей" перечисленных слов, как "стремена", "пламенный", "племенной", "знамена", "семена", "именины". Это "мен" имеет то же значение, что и в словах "менять", "обмен", "мена". В своем толковании мы обозначили его словом "перемены".

Начальное "вре-" также можно чуть-чуть восстановить, добавив гласную "е". Получим "вере-". Право на такое добавление дает одновременное существование в русском языке двух форм одного и того же слова: краткогласной и полногласной. Например, "брег" - "берег", "древо" - "дерево". Краткоглас-ная форма воспринимается нами как более древняя. Если при сравнении "бремя" -"беременная" мы замечаем прибавление еще одного "е", то. почему бы не добавить такое же "е" в однотипное слово? От такого добавления "вре-" только выиграет, превратившись в "вере-" с тем же значением, что и в словах "вереница", "веревка", "вериги".

Общее между ними - идея протяженности, построения "гуськом", цепочкой, один за другим. И веревки, и цепи-вериги - все они длинные, протяженные. Остается лишь слегка подкрасить буквальное их значение идеей хождения по кругу, как в однокоренных "вертеть", "вернуть", "веретено". Для этого мы привлекаем приставку "пере-" с ее значением повторяемости, движения туда-сюда. Так попавшее на этимологическую дыбу слово "вре-мя" оказывается растянутым до вереницы перемен.

"Добро". "И стали они жить-поживать и добра наживать" - так звучит традиционная концовка многих русских сказок. Исконный смысл ее в том, что героям сказки уготован счастливый конец: жить праведной, богоугодной жизнью, совершать добрые поступки, умножать все то хорошее, что есть вокруг. Слово "добро" - составная часть выражения "добро пожаловать!", а также и первая часть таких слов, как "добродетель", "доброжелательный" . "добронравный". "добропорядочный". "добро-сердечный", "добрососедство" и др. Пожитки, имущество, вещи, скарб называли добром раньше только в шутку, с иронией. Любому было понятно, что настоящее добро не в вещах, а в добрых делах. Но нравы менялись, и былая удачная шутка посерьезнела, стала общим местом, привычным названием для барахла. Злые вериги материального мира, тянущие нас к земле, стали именоваться устремленным к Богу словом "добро".

"Добрый". Значения этого слова очерчивают границы понятия "добро" как его видели наши предки. "Добрый" - это значит "отзывчивый, нравственный, щедрый и милосердный, порядочный, жалостливый и мягкосердечный"; "бесхитростный". Сказать про человека "добрый" все равно что назвать его хорошим. Именно такое значение имеет слово "добрый" во многих устойчивых выражениях: "свет не без добрых людей", "доброго здоровья!", "добрый день!", "добрый малый", "добрый молодец" и др. Добрый человек непременно веселый, жизнерадостный. Напротив, злой хмур и сердит.

Могучее древо положительных значений слова "добрый" в последнее время начал подтачивать червь сомнений в правильности прежних моральных установок. А хорошо ли быть щедрым, когда вокруг все так расчетливо скупы? Хорошо ли оставаться бесхитростным среди изворотливых пройдох? Уже В. Даль добавлял к значению слова "жалостливый" и "мягкосердный" такой "довесок": "притом иногда слабый умом и волей". Кукушка чуждой нам морали подкинула в русское гнездо свое яичко. Из него уже проклюнулось слово "добренький". Доброта у добренького уже не достоинство, а недостаток. Добренький одновременно глупенький и простофиля.

"Здравствуйте!" У многих народов нет подобного приветствия. Немцы, например, обходятся выражениями "доброе утро!", "добрый день!" и "добрый вечер!". У тех же народов, у кого эквивалент к нашему "здравствуйте!" имеется, его смысл обычно не связан с пожеланием здоровья. Скажем, француз своим "бонжур" пожелает вам хорошей погоды. Мусульманин, сказав "салям алейкум", пожелает мира. Да, хорошая погода - это благо. Но даже она не радует, когда нездоровится. Спору нет, даже худой мир лучше доброй ссоры. Но одного лишь мира маловато для счастья.

Остаются еще голод, холод, жара, болезни и разные стихийные бедствия. И только пожелание здоровья выделяет самое главное, самое существенное. Остальное приложится, было бы здоровье. Емкость слова "здравствуете!" поразительна. Мерилом всех ценностей для русского является здоровье человека. Иметь много детей и внуков и жить в здравии - таков наш идеал. "Ой ты, гой еси, добрый молодец!" - читаем мы в русских народных сказках, и из глубины веков до нас доносится старинная формула приветствия, пожелание "го-ити", то есть иметь жизненную силу для продолжения рода. Идея эта близка библейской заповеди "плодитесь, размножайтесь!".

Озабоченность русских состоянием своего здоровья и здоровья окружающих всегда удивляла иностранцев. Ну где еще, как не в России, встретишь такой "букет" расхожих выражений, круто замешанных на теме здоровья: "на здоровье!" (в ответ на слова благодарности за еду), "будьте здоровы!" (чихнувшему, а также при расставании), "за ваше здоровье!" (поднимая тост), "да здравствует!" (подобное восклицание на других языках обычно означает всего лишь "пусть живет!", а ведь "жить" и "здравствовать" - это не одно и то же), "здравия желаю!" (у военных). Наше "здороваться" вобрало в себя всю гамму приветствий при встрече и подчинило их пожеланию здоровья. Исключительно крепкое здоровье было национальной чертой русских. О ней в один голос говорят древние и более поздние историки. Рослым, сильным, выносливым вошел русский человек в историю. Да будет так во веки веков!

"Истина". Это то, что есть на самом деле. "Истина" от "есть", точнее, от "исть", как произносилось это слово в древности.

"Память". Это чудесная способность сохранять, воспроизводить, воскрешать в своем сознании прежние образы, впечатления. Это своего рода "третий глаз", устремленный не вовне, а вовнутрь, считывающий информацию с мозга. У памяти две составляющие. Первая - это инструмент для считывания. Вторая - это сам текст, те сведения, которые подлежат считыванию. Слово "память" также состоит из двух частей: "па" и "мять". "Па" означает "подобие". Точно так же, как в словаре "пасынок" ("подобие сына"), "падчерица" ("подобие дщери(до-чери)"), "папка" ("подобие пука, пучка"), "падуб" ( "подобие дуба") и др. Вторая часть, "мять", восходит к глаголу "метить", а у того, в свою очередь, старшее значение "делать зарубку, надрез". "Метить" - того же корня, что и "меч".

"Вот почему мета, пометка прежде всего связывалась с надрезом, зарубкой, насечкой. Понятие "меч" незримо присутствует во многих словах. Предмет с отметиной мы называем словом "меченый", то есть "тот, по которому прошлись мечом". Корень "меч" проявляется при спряжении: "метить - мечу", "отметить - отмечу". Всякий раз, когда говорят о памяти, присутствует образ меча, зарубки. Достаточно вспомнить такие выражения, как "врезалось в память", "заруби себе на носу".

В последнем выражении имеется в виду нос корабля. Русские издревле были мореходным народом. Зарубки на память делались на выступающей, торчащей вверх носовой части корабля. Итак, буквальное значение слова "память" - это некое "подобие метки". Ближайшими по смыслу к слову "память" стоят слова "памятник" (подобие меты) и "памятка", как мы называем инструкцию, наставление, свод советов, как нам поступать в том или ином случае. Человек, лишенный памяти, - больное и беспомощное создание.

Точно так же и народ без своей исторической памяти: слаб и немощен. Недаром в русском языке "без памяти" означает "без сознания". Потерять память, сознание означает потерять способность ясно мыслить, чувствовать (говорят также "лишиться чувств"), понимать, что с тобой происходит. Когда человек находится "в здравом уме и в здравой памяти", то он сам хозяин своей судьбы, сам себе голова. А как впал в беспамятство - так любой может делать с ним все, что пожелает. Точно так же и народ. Без памяти народной он становится игрушкой в руках других народов, у которых с памятью дела обстоят получше. Правильно говорят: "Каждый работает на себя в меру своего понимания. А в меру своего непонимания работает на других, тех, кто понимает больше". "Помнить" и "понимать" - это не простое созвучие. За ним стоит причинно-следственная связь. Помнишь - значит понимаешь.

"Пол". Бывает мужской и женский. Природа разделила живые существа на две половины: на самцов и самок. Человечество делится пополам по полам. "Пол" того же корня, что и поло-вина. Не случайно одного из супругов называют "дражайшей половиной". Коротенькое слово "пол" ставит точку в споре о том, кто важнее, мужчина или женщина. Правая половина тела ничуть не важнее левой. Пора преодолевать пережиток прошлого, вложенный в каламбур "пол женщины - это ее потолок". Стать личностью мужчина или женщина могут только тогда, когда обретут свою вторую половинку. За каждым великим мужчиной стоит великая женщина. Французы советуют: "Ищите женщину!" Про мужа и жену в Библии сказано так: "И будут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть". Русская пословица гласит: "Муж и жена - одна сатана". "Только муж и жена вместе образуют человека", - писал И. Кант.

"Правда". От "праведа", буквально "то, что удалось узнать, "проведать" про истину". Правда - это своего рода "предбанник". Истина в нем еще не "голая", она только начинает "оголяться". Начальное "пра" в этом слове такое же по значению, как "пра" в словах "прадед", "правнук", "пращур", "прародина", "праславяне". "праязык", "праотец", "пщматерь". Его можно выразить следующим образом: "в отдаленной степени".

Выходит, что правда - это ведение (знание) в первом приближении, дальние подступы к истине. Правда у каждого своя, а истина одна. Как подметил писатель К. А. Тренев, правда каждого отдельного человека похожа на мышонка. Если "мышат" сложить вместе, то одного большого слона все равно не получится. Писатель прав, истина только у Бога. Человеческий же удел - довольствоваться правдой и вечно искать.

"Праведник". Нынешнее употребление этого слова наглядно иллюстрирует падение нравов в обществе.

Начать с того, что слово это воспринимается говорящими как устаревшее. Кроме того, его зачастую употребляют с иронией, как, например, в выражении "спит сном праведника". Своей скрытой насмешкой говорящий как бы утверждает: "нравственно совершенных людей не бывает. Все люди грешники".

Позвольте, если сегодня мы видим вокруг себя одних только негодяев, подлецов и мерзавцев, означает ли это, что так было всегда и что так будет вечно? "Спящий сном праведника" спит безмятежно. Он спокоен, его ничто не мучает, не тревожит. А кто из нынешних моралистов может похвастаться отсутствием кошмаров или бессонницы? Вот вам и расплата за иронию, за неверие в порядочность, безгрешность.

"Правило". Наше современное раздвоившееся сознание расщепило это слово надвое. В одном из отделившихся вариантов ударение падает на "а". В другом же - на "и". Трезвый, ясный взгляд на это слово, лишенный раздвоенности, говорит, что перед нами орудие, инструмент. Окончание "ло" (как в "шило") четко на это указывает. И линейка для проверки правильности кладки, и шест для управления лодкой, и приспособление для распрямления, и руководящее предписание, устанавливающее надлежащий порядок, - все это суть орудия для приведения к норме, к правильному состоянию, к правде. "Правило" и "правда" - слова однокоренные.

Право как совокупность правил, норм и установлений не мыслилось иначе, как установление порядка, основанного на правде, справедливости, праведности. Вот почему все перечисленные слова оказались однокоренными. Не тот прав, у кого больше прав, а тот, на стороне которого правда. Даже если он в меньшинстве.

"Правый". Это слово связывалось с понятиями "отсутствие ошибки", "справедливость". Вот почему за одним и тем же словом "правый" закрепились два значения: расположенный справа и справедливый. Так же обстоят дела и в ряде других языков. Английское "раит" имеет значения: правая сторона и справедливость. Французское "друа": правая сторона и правдивый, честный, прямой.

Политические партии, называющие себя правыми, извлекают из этого названия политическую выгоду, поскольку слово "правый" люди связывают не столько с распределением мест в старом французском парламенте, где одним отводилось место слева, другим в центре (центристы), а третьи сидели справа. Оно связывается в первую очередь с понятием справедливости. Такое название как бы подразумевает, что у правых дело правое, а значит, и победа в конечном счете будет за ними.

"Прок". Исконная идея в корне этого слова не "выгода, польза", как это закрепилось сегодня, а "отстраненность, удаленность". Удаленность во времени, устремленность в будущее явно звучит в однокоренном слове "впрок", то есть "для будущего, про запас", а также в глаголе "прочить" (предсказывать заранее, предназначать). Когда мы говорим "прочь!" или "прочий", то опять-таки имеем в виду идею устранения, удаления, но на этот раз уже не во времени, а в пространстве. Предмет, вещь не разрушается, не портится, если от него удалены все дурные влияния.

Такой предмет мы называем "прочным", то есть содержащим "прок", способность служить в будущем. К русскому "прок" близко по звучанию и смыслу арабское "барака". Под ним понимается всяческая благодать, благословение. Еще до принятия ислама арабы считали, что в некоторых продуктах питания, например в хлебе, содержится "барака", свойство, дарованное небесами, благодаря которому хлеб не портится. Действительно, хлеб можно запасать, оставлять впрок в виде зерна, муки или сухарей.

"Простить". Буквально: "сделать простым". Когда человек прощает другому человеку грехи, долги, обиды, то он тем самым облегчает свои отношения с этим человеком, делает их простыми и ясными, возвращает к изначальному, нормальному состоянию. Простить способен только сильный человек, который сумеет обуздать свое самолюбие.

"Разум". От "раза ум". Это такая способность ориентироваться в окружающем мире, которая досталась нам от бога Раза (Рода), иначе говоря, от природы. Сегодня мы называем такой ум инстинктом или генной памятью. Разум - одноразовый дар, что-то вроде приданого новорожденному. Ум же, напротив, нарабатывается всю жизнь. Разум - это врожденная способность, а ум - благоприобретенная. Разум универсален, а ум индивидуален, зависит от жизненного опыта человека, от обстоятельств.

Разум всеобъемлющ, а ум, напротив, куц и однобок. Ум лишь уточняет, детализирует то, что известно из разума. Про человека, у которого ум (прижизненный личный опыт) пришел в противоречие с разумом (природным, врожденным умом), говорят: "У него ум зашел за разум". Считать себя умнее всей Природы, подправлять самого Бога может только сумасшедший. Пословица гласит: "Сколько голов, столько умов". Заметьте: не разумов, а именно умов. Разум - это основа, костяк для ума. Недаром говорят: "Ум разумом крепок". "Живи всяк своим умом" - говорит другая пословица. Ум должен находиться в согласии с разумом. Плохо, когда "ум заходит за разум", это тяжкая душевная травма. "Ум без разума - беда", - учит народная мудрость.

"Светоч". От "светоточ". Буквально: "источник света". Похожим образом сложилось и слово "свеча". Совсем не случайно у слова "светоч" два значения: факел и носитель высоких идей. Когда знания (мысли, идеи) уподобляли свету (говорили "ученье - свет"), то делали это не для красного словца, а потому что прекрасно понимали световую природу мыслей. Мозг источает тонкую материю в виде мыслей, подобно тому как печень вырабатывает кровь. Светоча, (до того, как они перевелись) узнавали по светящемуся облачку вокруг него (аура, нимб).

"Семена". От "смена". И в этом глубокий смысл: смена поколений, переход эстафеты земной жизни от родителей к потомству.

"Слишком". От "с лишком", то есть "с лихом". Все, что сверх меры, считалось худом, злом, лихом. От "лихо" также "излишек", "лишнее".

"Совесть". От "со" и "весть", буквально: "совместное знание". Похожим образом "скроены" слова с тем же значением во многих языках: греческом, где "сунейдесис" буквально означает "совместное знание", и в латинском, где "консциенция" имеет то же значение. Человек, находящийся в здравом уме и твердой памяти, должен отдавать себе отчет в своих поступках и чувствах, оценивать свое поведение глазами других. Это и есть совесть - твердое знание того, что ты живешь не один, а совместно с другими. Из этого знания вырастает чувство нравственной ответственности за свое поведение перед людьми, перед Богом. Совесть проявляется, в частности, в таких формах, как сочувствие и сострадание. Не случайно названия этих форм также начинаются с "со", призывающего сначала думать о других, а только потом о себе.

 

В ОБИТЕЛИ ВЕЧНОСТИ

"Гибнуть" - того же корня, что и "гибкий", "сгинуть", "гнуть". Некоторым людям хватает следующего объяснения: "погибнуть" - это все равно что "загнуться" (то есть "умереть"), как выражаются в просторечье.

"Домовина" - от "дом". Вместилище праха покойного рассматривалось нашими предками как обиталище человека в иной, загробной жизни. По этой причине этруски придавали погребальным урнам вид домиков. Урна-канопа этрусков в виде человечка - это попытка вымолить покойному вторую жизнь, новое телесное жилище для вечной души.

"Могила" - от "могти", "мочь". Хоронили не всех покойников, а только наиболее важных. Считалось, что именно они смогут содействовать живущим. Таким образом, могила рассматривалась как некий инструмент энергетической подпитки: "моги-л о".

"Погибель". На этом слове современные словари ставят печать "устаревшее". В значении "гибель" его можно встретить разве что в сказках ("погибель твоя пришла") да в устойчивом выражении "в три погибели", причем в последнем случае это слово означает скорее "сгиб", а потому и соседствует обычно со словами "согнуться", "перегнуться". Более пытливые интересуются: а с чего бы это сгибание стало вдруг означать не старость с ее сутулостью и сгорбленностью (согнутостью), а именно смерть? "Погибель" в значении "смерть" и "гнуть", "сгиб" воспринимаются сегодня как два разных слова. Мы углубляемся так далеко в историю, что оказываемся в каменном веке. Именно тогда слово "погибель" означало как смерть, так и сгибание и воспринималось как единое слово. Причина тому - похоронный обряд, господствовавший в ту эпоху на нескольких континентах. Покойнику, прежде чем поместить его "в лоно Матери-Земли", придавали позу эмбриона. Смерть тогда считали переходным моментом накануне грядущего возрождения.

Как мать рождала дитя, так и Мать-Земля должна была вновь возродить покойного. Надо было лишь помочь этому, согнуть тело усопшего в три следующие погибели: первая - согнуть ноги в коленях; вторая - прижать колени к груди; третья - опустить голову на грудь. Это поза зародыша безотносительно к тому, где находится человек: в лоне еще не родившей его матери или в недрах еще не переродившей Матери-Земли. Зародыш скрыт от глаз в чреве матери, а покойнику эту позу придают у всех на глазах. Вот почему "согнутый в три погибели" воспринимался прежде всего как покойник. Отсюда и "погибнуть" в значении "умереть".

"Погребение" и "погреб" - не просто однокоренные слова. Их объединяет единая идея: "сохранить для будущего, поместив в яму, прикрытую сверху". Различие только в том, что именно помещают в яму: покойника или картошку. У разных народов существовал обычай погребения родственников прямо под полом жилища. От этого понятия "погребение" и "погреб" (подпол) становятся ближе друг другу.

"Покойник". Он покойник не потому только, что успокоился, перестав двигаться. Он покойник еще и потому, что впал в состояние вечного покоя, слился с Богом, растворился в вечности, "в бозе почил". "Почить" означает не просто уснуть, как это делают в спальне-опочивальне, погружаясь во временное забытье.

Почить - значит уснуть вечным сном, навсегда. Устаревшее слово "опочить", в котором объединены два значения: "заснуть" и "умереть", подводит нас к простому логическому выводу: сон есть подготовка к смерти. Душа учится отлетать от тела, тренируется. И вот наступает момент, когда ей удается отлететь так далеко, что тело остается невостребованным. Временное "беспокойство", проистекавшее из объединения вечной души с бренным телом и которое принято именовать земной жизнью, сменяется вечным покоем, то есть жизнью загробной. В повседневной суете мы бахвалимся тем, что "покой нам только снится". Дурманим себя работой, увлечениями. А ведь лучше было бы придержать свой бег, постоять, подумать, оглянуться в прошлое, заглянуть в будущее и решить для себя, так ли уж необходимо все то, что я делаю? Стоит ли мчаться впереди паровоза, который и так неизбежно домчит меня до станции под названием "Вечный покой"?

"Преставиться" - слово церковное. Ближайшее к нему мирское слово "переставиться" (переместить себя с места на место). Значение "умер" это слово черпает из идеи переселения души из тела к Богу, с Земли на Небо. Для облегчения такой "перестановки" наши предки применяли множество приемов, например сжигали тело усопшего, чтобы оно, став дымом, легче поднялось на небеса.

"Прощай!" Мы говорим "прощай!", когда имеем в виду разлуку навсегда. При расставании на время говорим "до свидания!". Первоначальный смысл этого слова таков: "прощай человеку его грехи, ты больше не увидишься с ним на этом свете". Существовал обычай прощения ближним обид и грехов со стороны умирающего. Петр I, лежа на смертном одре, выпустил из тюрем всех колодочников. Так же поступали в подобной ситуации и другие русские князья и цари. В христианстве этот обычай стал называться отпущением грехов умирающему. Итальянское и французское слово "прощай" (соответственно "аддио" и "адье) буквально означают "до Бога". Имеется в виду "до встречи у Бога, на том свете". У арабов есть шуточное рифмованное выражение: "до свидания в обители вечности". Шутка состоит в том, что говорят "до свидания", а имеют в виду "прощай".

"Умереть" - того же корня, что и "мера", "мерять". Умереть - значит окончательно определить меру своей жизни, измерить продолжительность пребывания на этом свете, подвести под жизнью черту. Не случайно пушкинский Онегин, имея в виду, что смерть его близка, пишет: "Я знаю, век уж мой измерен..." Даты рождения и смерти на могильном камне указывают на то, сколько дней жизни было отмерено человеку. "Мерять" означает "ставить предел", "обозначать границу". Смерть подводит окончательный итог, ставит предел земному пребыванию.

"Хоронить" - того же корня, что и "хранить". Похороны возникли не столько из гигиенических соображений, сколько из веры в бессмертие человека, в возможность его последующего телесного возрождения. Тело покойного помещали в лоно Матери-Земли, да еще придавали ему внутриутробную позу, поскольку верили, что оно возродится вновь, как это происходит со спрятанным в землю зерном. Современные научные данные не исключают правоты таких верований. Костные останки человека сохраняются практически вечно, а любая клетка (в том числе и костная) несет в себе наследственную информацию о целом организме. Так что воссоздать тело покойного по останкам с точки зрения современной науки представляется делом вполне реальным. Это подтверждают и успехи в области клонирования.

 

ВЛАСТЬ

"Барин". Слово того же корня, что "пэр" или "пара". Означает буквально: "равный, такой же", то есть принадлежащий к той высшей касте общества, из которой избирается царь или король.

"Булла" - важный королевский указ. Корень "бул" (от латинского "булла" - шарик) это слово получило благодаря шарообразной печати, которой документ скреплялся. Такой шарик-печать подвешивался на шнурке, и от подвески название перешло и на сам документ. Тот же общеевропейский корень в словах "булава", "булка", "футбол" и др.

"Вече". Высшим органом власти в Древнем Новгороде было вече (народное собрание). "Вече" от "вещать, вякать", то есть "держать публичную речь". Древняя республика славян коренным образом отличалась от республики современной. Представительной власти в ней не было, решения принимались большинством голосов, выработкой единого мнения, устраивавшего все стороны. В Польше каждый депутат сейма имел право отменить любое принятое сеймом решение. Такое право по-латы-ни называется "либерум вето" ("право вето", "право на запрет").

"Владеть" - от слова "лад". К нему близко по звучанию и значению слово "уладить". Приводить в порядок, в согласие, вносить лад, гармонию - вот что такое "владеть" в его исконном, первоначальном значении. Немецкое "вальтен", хотя и имеет то же самое происхождение, что и "владеть", однако полностью утратило свою связь с корнем лад и стало означать "господствовать", "царить".

"Властелин" означает то же самое, что "владыка", да и корень в нем тот же самый: "лад". Властелином считался умудренный жизненным опытом человек, умевший улаживать, налаживать, приводить в порядок общественные дела. Властелин умел ладить, а одним из значений этого слова было "уговаривать".

Уговоры, увещевания, убеждения считались важнейшими средствами восстановления справедливого порядка. Властелин подправлял поведение подвластных ему людей, напоминал им о мудрых правилах человеческого общежития, основанных на понимании божественных законов, добровольном, сознательном им подчинении. Похожим образом играющие подчиняются правилам игры. Хочешь наслаждаться совместной игрой? Тогда следуй ее правилам! Принуждение, насилие также были в арсенале властелина, но только как средства на самый крайний случай. Обычно на принуждение уповает тот, кто недостаточно искушен в искусстве убеждать, или тот, кто навязывает несправедливый, противоестественный порядок. Дубинкой в рай не загоняют.

"Власть" - того же корня "лад". На облеченность властью указывала способность разрешать общественные противоречия дадрм, то есть мирно, полюбовно, находя общее согласие. Власть произносили когда-то с буквой "д" внутри, как "владеть" или "владость". Об этой выпавшей корневой букве напоминают близкородственные восточнославянские (тоже русские!) слова: "влада" - "власть" (в украинском) и "улада" - "власть" (в белорусском).

"Круг" - у донских казаков означает "общество", "мирская сходка", "народное собрание". В слове этом сохранилась память о тех временах, когда наши предки собирались вместе, чтобы с пением и пляской, взявшись за руки, совершить ритуальное движение по кругу. То было моление всемогущему Солнцу.

Круговыми движениями молящиеся напоминали светилу о его обязанности двигаться по кругу, совершать коловращение. Видимо, цепкая народная память удержала воспоминания о том, как некогда Солнце "забыло" свои обязанности, пошло вспять, скрылось, оставив людей в ночи. Люди "водили Хоро-Солнце", то есть хороводились в надежде таким образом сохранить привычный ход вещей, уберечься от катаклизмов. "Круг" первоначально означал именно "хоровод", и значение это сохранилось до наших дней. Память о былой казацкой вольнице вытравляют методично.

Слово "круг" в словаре Ожегова имеет шесть значений, но среди них нет такого: "орган высшей власти в казацкой общине, состоящий из всех совершеннолетних членов общины мужского пола". Множество выражений хранят память о слове "круг" как о группе людей, объединенных общими интересами. Среди них "круговая порука" (это когда ответственность несут всем миром), "спиться с кругу" (это когда пьяница спивается настолько, что выпадает из общества, его уже не приглашают на круг-сходку). Когда газетчики пишут "широкие круги общественности" или "в кругу семьи", то они уже не думают о былых кругах-хороводах. "На круг" означает "в среднем". В те времена, когда один был за всех, а все за одного, слово "круг" означало то же самое, что "все". Когда делили поровну на всех, это и называлось "на круг". Слово "круг" несет идею равенства. Недаром переговоры на равных называют переговорами "за круглым столом".

"Начальник" - от "начало". Для упорядочения, организации деятельности людей необходимо организующее начало. И находится человек, взваливающий эти функции на себя, - начальник. С него начинается порядок в общем деле. Начальник - первый среди равных. Ему первому оказывают знаки внимания, с него первого и спрос. Как гласит пословица: "Начальнику первая чарка и первая палка".

"Оратор" - от латинского "оратор" (говорун), того же корня, что и русское "орать". Выходит, что "оратор" означает буквально "орущий, горлопан". В древности ораторы брали верх не столько красноречием, сколько криком. Им важно было перекричать толпу. На вече Древнего Новгорода заправляли так называемые "мужики-горланы", которых нанимали богатое купечество и бояре. Сегодня мы назвали бы их ораторами-лоббистами.

В основе латинского "оро" и русского "орать" лежит идея полномасштабного использования рта и горла. Общекорневая "р" все еще связывает русские слова "рот" и "орать". Слово "горло" того же происхождения и означает буквально "инструмент орания" ("ор" + "ло").

"Подлый". Слово запечатлело древний взгляд на общество как состоящее из двух слоев: верхнего, то есть знатных лиц, благородных, и нижнего, то есть простонародья. Людей из низов общества так и называли: "подлые" (буквально: "те, кто внизу, по долу"). Корень "дол" в значении "низ" сохранился во многих русских словах: "долина", "подол" (нижний край платья), "дол", "опустить очи долу". Считалось, что людям из низов свойственны лишь низкие в нравственном отношении поступки, гнусности. Вот почему за словом "подлый" закрепилось значение "бесчестный". Похожее словообразование отмечается и на материале других языков. Так, арабское "сафиль" - "подлец" - буквально означает "тот, что внизу".

"Полемика". Восходит к греческому "полемикос", означающему "военный", боевой", "враждебный", и, в свою очередь, к греческому "полемос" - война. Об этом следует помнить, чтобы не повторять расхожую глупость, будто "в споре рождается истина". В открытом, публичном споре (что и означает слово "полемика") может родиться только взаимная неприязнь и враждебность.

"Правитель" - буквально: "тот, кто правит, кто исправля-ет, кто приводит в соответствие с правдой, с правильным порядком вещей". Это прежде всего "исправитель" человеческих отношений. Он способнее других к управлению, поскольку лучше других постиг правду жизни. Правитель прав не потому, что у него больше прав, а потому, что за ним стоит правда. Прави-тель и правда - слова однокоренные.

"Правительство". Происходит от "править". Буквально: "орган правления". Правительство управляет государственной машиной, как водитель автомашиной, направляя ее к нужной цели. Правительство управляет, правит, сверяя курс с правдой, вырабатывая гщавильные решения. Правительство того же корня, что и правда. Если исходить из буквального значения этого слова, то главная задача правительства -- правление, то есть правка, исправление ошибок. Правительство должно давать указания, руководить.

Направляя - давать направление делам и мыслям, а руководя - вести своей рукой к правде. Уже по определению в правительстве должны быть одни только праведники. В арабском языке слово "правительство" - "хукума" - буквально означает "группа мудрецов". Не исключено, что арабское "вазир" (министр), произносимое русскими как "визирь", того же корня, что и "визир", то есть означает "направляющий", "нацеливающий", "наводчик".

"Править". Недаром объединяет в себе два значения: "руководить" и "исправлять ошибки". В сущности, в обоих случаях подразумевается одно и то же: внесение правды, придание правильного, надлежащего вида. Правитель делает так, чтобы управляемые им жили по правде. Исправляющий ошибки в тексте (правящий текст) делает так, чтобы правильной была речь, чтобы она соответствовала действующим правилам, нормам.

"Рада". В значении "совет", "собрание", "совещание", "сходка", "вече" широко употребляется сегодня в украинском, польском и других языках. Даже в немецком, где оно приобрело форму "рат". Называя верхнюю палату немецкого парламента словом "бундесрат", мы тем самым отдаем дань памяти старинному русскому слову "рада" (совет), ведь немецкое "бундесрат" буквально означает "федеральный совет".

"Радеть" означает "заботиться". Того, кто не заботится о чем-либо, мы называем "нерадивым" (так как он "не радеет"). Буквально же "радеть" означает "добиваться радости", а потому близко однокоренному слову "радовать". Радетелю важно, чтобы тот, кому он покровительствует, о ком заботится, был доволен, рад. Родители не потому только родители, что родили, а потому еще, что они радеют за ребенка. Можно допустить, что "родители" произошло от видоизменившегося "радетели". Во всяком случае, хочется, чтобы это было так.

"Республика". Слово славяно-латинское, а проще говоря, этрусское. Состоит из двух частей: "рее" и "публика". "Рее" - это вариант произношения слова "речь", а "публика" означает "публичная". Важнейшие решения принимались публично, путем обмена речами, содержащими доводы "за" или "против" того или иного решения. Польское выражение "Речь Посполита" (республика) сохранило славянское произношение слова "речь" и буквально означает "речь публичная (общая)".

"Рядить". Выражение "судить да рядить" означает "устанавливать порядок", "управлять". Корень в нем тот же, что и в словах "ряд", "порядок". Рядящий, то есть правящий, добивался "ряда" и "наряда", то есть согласия и порядка. К древнерусскому значению слова "наряд" (порядок) ближе всего стоит хорошо известное любому военному слово "наряд" (группа военнослужащих, выделенная для поддержания порядка). Нерадивые солдаты больше знакомы с другим значением этого слова, тем, что вкладывается в него в словосочетании "наряд вне очереди", то есть "наказание". Между тем главное в слове "наряд" - это порядок. Исчезло древнерусское слово "рядче" (правитель), но осталось индийское слово того же корня: "раджа".

"Свобода". От "свой Бог дан". Это сокращенное, сросшееся предложение (сво + бо + да). В каждом человеке есть "искра божья". Она-то и дает право на свободу, самостоятельность, проявление собственной воли. Человек не раб, а дитя Божее. Бог везде и во всем, в тебе и во мне.

"Сенат". Это разновидность органов высшей государственной власти. Связь этого слова с понятием "зуб" вряд ли кому придет на ум. А между тем это именно так. Сенат возник в Древнем Риме как совет старейшин патрицианских родов, что и отразилось в его названии от латинского "сенеке" - "старик". В свою очередь, слово "сенеке" буквально означает не "преклонного возраста", как можно было бы предположить, а "зубастый". Возраст по зубам мы сейчас определяем у животных. Латинское "сенеке" означало "видевший в своем рту все зубы". Так могли сказать только про человека, который достаточно долго пожил на свете, чтобы обзавестись всеми зубами, в том числе и зубом мудрости, который появляется позже других.

Хорошую иллюстрацию связи слов со значением "старик" и "зуб" дает арабский язык. В нем слово "мусинн" означает "пожилой", а корень в этом слове тот же, что и в арабском "синн" - "зуб". Больше того, слово "синн" одновременно означает и "возраст". Кстати, в латинских словах "сенат", "сенеке" звучат отголоски того же корня, что и в арабских "синн" и "мусинн".

"Слад". Выражение "сладу с ним нет" мы понимаем сегодня как "пожелание подчиняться", тогда как исконный его смысл скорее "упорядочение", "приведение в соответствие, в состояние лада". Отсюда и глагол "сладить" с его значением "хорошо устроить", "сделать слаженным, упорядоченным". Про сильного, который" совладал, справился с более слабым, сказать "сладил" можно только с иронией, как бы в насмешку над истинным смыслом этого слова. Взрослый (более сильный и опытный) должен сладить с ребенком (более слабым и менее разумным), опираясь прежде всего не на свое преимущество в физической силе, а используя самые разные приемы увещевания, уговора, убеждения, юмора, хитрости ради того, чтобы вернуть несмышленыша в нормальное, естественное состояние послушания взрослому.

"Сладить" того же корня, что "ладить", "наладить", "лад", а это предполагает восстановление порядка, основанного на взаимном согласии и уважении. Наши предки искали в управителе прежде всего не силы, а ума, умудренности в налаживании отношений. И завещали нам поступать также, оставив в качестве текста завещания такое слово, как "слад".

"Собственность" - от "собе" (себе). Буквально: "присвоенное, взятое себе". Жить - значит брать и отдавать. В этом непрерывном обмене необходимо знать меру, искать разумную границу между своим и чужим. Давно замечено, что избыток у одного человека оборачивается ущербом у другого. Неблагородная страсть к наживе давно объявлена пороком. На тысячу ладов повторена мысль о том, что быть очень богатым и одновременно добродетельным невозможно. Определение П. Прудона "собственность есть кража" обозначило один полюс мнений, а выражение "священная частная собственность" - другой, противоположный. Человечество по-прежнему пребывает в поисках "золотой середины", той нормы необходимой достаточности, которую никто не назовет кражей. Следует помнить, что понятие "собственность" проистекло из выделения себя из множества себе подобных, из обособления, из взгляда на себя как на нечто обособленное.

Оно начиналось с перекоса между "мы" и "я" в сторону разбухшего и перевешивающего "я". Перед Богом же все равны. Карманы для накопленной собственности к савану не пришьешь. И все же что-то может и должно считаться своим. Особенно то, что может быть прижизненно усвоено или потреблено, а потому по праву присвоено: пища, одежда... Разум, совесть очертят верные пределы дозволенной, "естественной" собственности.

"Столбовой дворянин". Доказывать, что "столбовой" происходит от столб, означало бы ломиться в настежь распахнутые ворота. В русском делопроизводстве XVI-XVII веков документы хранились в виде склеенных в одну ленту свитков. Свернутая в рулон, да еще и поставленная торчком лента называлась столбцом, так как напоминала стоящий столб или столбик. Наибольшим почетом и уважением пользовались дворяне, родословная которых подтверждалась именно такими древними свитками, служившими также и родословными книгами. Потомственные дворяне свысока смотрели даже на дворян, которые заработали этот титул относительно недавно и не имели записей об этом в столбцах. Так дворяне разделились на столбовых и прочих.

"Султан". Слово имеет два значения: монарх у мусульман и украшение на головном уборе. Объяснение напрашивается такое: султан потому и султан, что имеет на голове особую примету -- пучок волос или перьев (султан). По ней можно узнать правителя. В арабском языке славянское "слад" преобразовалось в "султа" ("власть"), от которого произошло слово "султан".

"Чернь". "Далекие от духовной жизни люди". В древнем обществе они составляли самую низшую, четвертую касту, символом которой был черный цвет. "Чернь" от слова "черный". Вот цвета других каст, начиная с высшей: белый - жречество, волхвы; красный - воины; коричневый - пахари, труженики. Чернь регулярно и закономерно превращалась в быдло, двуногих скотов, безропотно исполнявших самую тяжелую и унизительную работу. Черный народец, простолюдины в количественном отношении преобладали. Не случайно арабское слово "савад" одновременно означает: "чернота", "толпа" и "множество, большинство".

Чернь, толпа, составляет большинство, а истина всегда в меньшинстве. Геродот приводит легенду про пер-вопредка скифов, согласно которой во время правления сыновей первопредка на землю упали четыре предмета. Поняв сакральный смысл этих предметов, можно определить и суть легенды: по повелению небес следовало разделить скифское общество на четыре касты.

Чаша (чара) - каста жрецов.

Секира (боевой топор) - каста воинов.

Плуг - каста пахарей, рабочий люд.

Ярмо - чернь, отребье рода человеческого.

Человек из низшей касты еще или уже не человек. В лучшем случае представитель черни, набросок человека, человеческая заготовка. Но он еще может стать человеком. Про таких и поговорку сложили: "Из черни вышел, да пообчистился".

 

ВЕХИ РУССКОЙ ИСТОРИИ

"Белая Русь" - то же самое, что "Великая Русь" (Великорос-сия). Центром Белой Руси был Новгород, позднее Москва, а затем Смоленск. Слово "белый" имело значение "свободный" и, в частности, "свободный от подати". Такой была западная часть Руси, а потому за ней и закрепилось название "Белая Русь" (то есть "Русь, свободная от выплаты дани"). Тот же смысл имело слово "обельный" ("обельные крестьяне", то есть свободные от податей). В языке еще сохранилась память о тех временах, когда всю Русь называли "белой" (то есть "светлой", "свободной"). Например, в поговорке: "На белой Руси не без добрых людей".

"Верстание". Своего рода экзамен, смотрины, проводившиеся в Русском государстве для дворян, бояр, казаков и их детей. Суть его в сравнении одного с другим. Один как бы становился вровень с другим и сравнивался.

"Волхв". Волхвы, древнерусские жрецы, были бородаты и длинноволосы. Кроме того, исполняя ритуальные танцы, заклинания или обряды, они облачались в шкуры животных. Такая двойная косматость закрепила за ними прозвище "волоха-тый" (то есть "волосатый", "косматый", "мохнатый", "кудлатый", "всклокоченный"). Со временем оно укоротилось до "волох". Того же корня просторечное русское "волха" (кожа, шкура).

"История". Буквально "из старья", "воспоминание о старом, былом". В быту мы употребляем слово "история" в значении "рассказ" (рассказ о старом по преимуществу). Такое же примерно значение и у слова "быль" (рассказ о былом). Но есть еще "история" в значении "наука о прошлом". Этот термин возник следующим образом. В V веке до н. э. в крупнейшем городе Карий (в Малой Азии) родился мальчик, которого назвали Богдан. Поскольку кары к этому времени уже не говорили по-славянски, имя Богдан эллинизировали, и оно стало звучать как "Геродот" (буквально: "Геры дар").

К тому же Геродот был каром лишь наполовину, по отцу. Отца звали по-карийски Лука, а его брата отца, дядю Геродота, - Афанасий (он же Панас, а на греческий манер - Панассис). Именно с трудов Геродота началось выделение истории в особую науку, за что и прозвали Геродота "отцом истории". Он же и "окрестил" эту науку древним карийским словом, таким близким и понятным, так ладно вписывающимся в ряд: "старое" - "исстари" - "история".

"Каторга". Потоком крови и пота занесено на нашу землю это слово. Происходит оно от греческого "катерга" (галеры). Тысячи русских невольников, закованных в цепи и сжимающих весла в мозолистых руках, приводили в движение иноземные суда. На турецких галерах гребцами были почти исключительно русские, угнанные в плен ногайскими и крымскими ордами и перепроданные в Крыму генуэзскими работорговцами.

"Мамаево побоище" - так стали называть всякую кровопролитную битву в память о Куликовской, в которой русские ценой огромных усилий разгромили войска хана Мамая. "Как Мамай прошел" - это выражение сохранилось в память о страшном разгроме и опустошении, которые оставляли после себя войска хана Мамая.

"Масленица" - от "масло" (иначе: "сырная неделя"). Название этого народного праздника связано с началом массового изготовления сливочного масла. Это происходит в начале весны, когда телятся коровы и у них появляется много молока, а значит, и сырье для сбивания масла. Именно на этот хозяйственный цикл приходится праздник проводов зимы, усиливающегося Солнца и грядущих благ. Одно дело - перебиваться с хлеба на квас и совсем другое - есть хлеб с маслом. Масло - символ достатка, окончания голодной зимней поры, а потому слово "масленица" звучит торжественно.

"Нация" - того же корня, что и "наши", "нас".

"Подноготная". Слово из выражения "узнать всю подноготную". Буквально: узнать "правду, добытую из-под ногтей". Утверждают, что выражение и словечко появились во времена всевластия опричнины, когда вошли в моду допросы с пристрастием. Человеку загоняли под ногти раскаленные иголки, а потом уже задавали интересующие следствие вопросы. Нельзя сказать, что подноготная относится к наиболее чистым видам правды. Под ногтями ведь не всегда бывает чисто. Сначала испытуемый выбалтывал все про свои темные делишки, а затем, под напором жгучих (а точнее, жгущих) аргументов, готов был признаться в чем угодно, оговорить хоть мать родную.

"Половцы". От "половый" - бледно-желтый. Название народу дано за цвет кожи, принадлежность к желтой расе.

"Прошлое" - это то, что прошло, уже было, "кануло в Лету". "Что было, то прошло и быльем поросло". Когда говорят, что история - это наука о прошлом, то это не совсем верно. Немало историков пытаются восстановить картины прошлого, исписывают горы бумаги произведениями о том, "как это было на самом деле", круто замешивая подобные исследования на собственной фантазии. К объективности, истине это имеет самое отдаленное отношение. История - это сама действительность в ее движении, развитии. Историк изучает не вчерашний день, а сегодняшнее воспоминание о вчерашнем дне. Время нельзя ни остановить, ни обратить вспять. Прошлое изучать нельзя, потому что нельзя понять то, чего не существует. Прошлое и будущее в равной мере не могут быть объектами познания. Прошлого уже нет, а будущего еще нет.

Изучению поддается настоящее, в котором обнаруживаются следы прошлого и приметы, предвестники будущего. Мы познаем прошлое и будущее, познавая настоящее, поскольку все повторяется в круговерти жизни.

"Сарматы". Глядя в музее на пожелтевшие сарматские кости, посетитель скорее всего подумает: "Вот, жил две с лишним тысячи лет назад на русской земле народ, а теперь его и след простыл". И ошибется. Сарматы не исчезли, не сгинули "аки обре". Они продолжают жить на Дону, в Прихоперье. Сарматы - это мы с вами, славяне, русские, казаки. В заблуждение вводит наименование народа - сарматы, происходящее от искаженного русского "сыромяты" - кожевники, кожемяки. Так прозвали выходцев с Дона греческие купцы из причерноморских городов, охотно скупавшие сыромятные кожи у наших предков.

"Славяне", "Мы происходим от Дажьбога, и стали славны, славя богов наших, и никогда не просили и не молили их о благе своем". "И мы, славу поющие богам, так и называемся славянами, мы никогда не просили ничего, лишь славу пели". "А были русскими - славянами, которые богам славу поют и потому суть славяне". Так объясняет слово "славяне" "Велесова книга". Славяне славили мир, в котором они жили, славили законы этого мира (законы природы) и находили их мудрыми, старались во всем им следовать. Разве так поступает тот, кто молит своего Бога о разных благах? Разве не унижает он своего "Всевидящего и Всеведающего" напоминаниями о своих бедах? Русская мудрость призывает не вмешивать Бога в простые житейские дела: "На бога надейся, да сам не плошай", "Бог-то бог, да и сам не будь плох".

"Червонная Русь" (она же "Червенская" или "Красная" Русь) - так называлась часть Волыни и нынешней Польши. Сегодня эту территорию принято называть "Галиция" (современные Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области Украины). В этих землях произрастало растение, в корнях которого размножался особый вид червяка (червенец), из которого в старину получали ярко-красную краску. Месяц сбора этого червяка получил название "червень" (соответствует июню). У поляков - "червец", у чехов и словаков - "чер-вен". Краска из червенца (разновидность кармина) играла важную роль в жизни русских. В цветовой символике красный цвет связывался с понятием "русский". Вот почему в багряный цвет оказались окрашенными как название месяца (червень), так и название части русской земли (Червонная Русь). Недаром также в "Слове о полку Игореве" упоминаются "червленые щиты", "червлен стяг" и "червлена чолка" русских воинов. Слова "червень", "червонный" происходят от слова "червенец" (червец), корень которого тот же, что и в слове "червяк".

"Черная Русь" - так назывались русские земли в верхнем течении реки Неман (с городами Гродно, Новгородок, Слоним, Несвиж, Здитов и др.). "Черным" называлось податное, тягловое население. "Черной данью" именовалось подушное, подушный сбор. "Черносошенными" назывались крестьяне, платившие "от черной сохи" подушное, подать. Близкое значение у корня "черн" в таких современных словах, как "чернь", "чернорабочий".

"Флаг" - иноземное по своему обличью слово. На это указывает начальная буква "Ф", которая появилась на Руси относительно недавно. Звук "Ф" был чужд простому русскому человеку. В рассказе Л.Н. Толстого "Филиппок" мальчик, герой рассказа, произносит свое имя так: "Хвилипок". Северогерманское или скандинавское происхождение слова флаг весьма вероятно. Его можно найти в голландском, шведском, исландском, норвежском, датском и английском языках. Впрочем, и в русском отыщется близкое по звучанию и значению слово. Это "полог". Главное его значение: "полотнище", а уж от него "отпочковались" другие: "завеса", "занавеска", "парус", "покрывало". Флаг ведь тоже полотнище. Если ударение в "полог" сделать на втором слоге, то оно приобретет значение "залог", что представляет собой всегда нечто ценное. Флаг - тоже ценный предмет, святыня.

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

БЫТ И НРАВЫ РУСИ

"Мясоед" - от "мясо есть". В голодную и холодную зимнюю пору жизнь поддерживается теми продуктами, что заготовлены впрок. Зерно в амбарах пить-есть не просит, а вот скотина просит, да еще ежедневно. Наступает время, когда содержать мясной резерв в живом виде становится невыгодно - корм подошел к концу, пора скотине превратиться в мясо, стать пищей. Для того ее и откармливали, чтобы съесть. Скот режут, и в изобилии появляется мясная пища. Вызванная съеденной плотью сытость навевает плотские мысли. Живой думает о живом.

Наступает пора телесных влечений, дум о продолжении рода человеческого. Время празднования мясоеда естественным образом становится периодом сватовства и свадеб. Зимний мясоед начинался примерно 20 января и длился несколько недель, отделявших Крещение от масленицы. О прочной связи мясоеда со свадьбами говорит поговорка: "Бился, колотился, мясоед прошел, а все не женился", а также множество частушек. Например:

Скоро, скоро мясоед,

Пойду к забаве на совет.

"Женись, Володенька, Пока я молоденька".

Накрутило, намело Снегу голубого.

Ноне женят мясоедом Самого любого.

"Окрутить" в смысле "привлечь к себе, женить на себе". Замужние русские женщины обматывали (окручивали) косы вокруг головы. Окрутить косы означало "выйти замуж". Когда говорят "она окрутила парня", то имеют в виду, что девица женила парня на себе так ловко, словно обмотала косы вокруг своей головы. Смысловая близость между "окрутить" (то есть "обмотать вокруг") и "обвести вокруг пальца" подчеркивает применение хитрых уловок. Иногда происхождение этого слова объясняют через обряд венчания, когда молодые обходят вокруг аналоя.

"Опростоволоситься". Женщины в Древней Руси прикрывали волосы платком или другим головным убором. Появляться на людях с "простыми" (то есть непокрытыми) волосами считалось неприличным. В православии этот обычай трансформировался в запрет женщинам появляться в храме с непокрытой головой.

"Повивалка" или "повитуха". У нас теперь принято говорить "акушерка", от французского "аккуше" - принимать роды. Что же касается древнерусских слов "повивалка", "повитуха" и "повивальная бабка", то все они происходят от слова "повивать" - с тем же корнем, что и в слове "вить". Женщина, помогавшая при родах, должна была не только облегчить муки рожаницы, принять младенца, но и "повить" его, то есть спеленать особым образом, причем эта последняя обязанность рассматривалась как наиважнейшая, что и отразилось в слове "повивалка". Возможно, что тугое пеленание (повивание) тела младенца имело целью облегчить первые моменты его жизни, а именно сгладить резкость перехода от внутриутробной тесноты к послеродовому простору.

"Распоясаться" означало "утратить сдержанность", так как в Древней Руси мужчина обязан был подпоясываться. Ходить без пояса считалось вольностью, неуважением к окружающим.

 

ТАИНСТВА РУССКОЙ ИГРЫ

"Бридж". Как сама эта карточная игра, так и ее название исходят из России. Появившись здесь в XIX веке, эта игра очень скоро стала модной в Европе. Сначала на Балканах и во Франции, а затем в Англии. Англичане сначала называли эту игру, как и русские, словом "бирич" (в Древней Руси - глашатай, вестник). Позже англичане переименовали ее в "русский вист", а еще позже приняли современный вариант: "бридж".

Сработал универсальный закон уподобления. Труднопроизносимое "бирич" англичане заменили на привычное "бридж" - "мост". "Бирич" или "бирюч" - распространенное слово в период борьбы с монголо-татарами. Так называли специального гонца, собиравшего русские войска. Бирич отправлялся в усадьбы, города, становился посреди самой крупной площади и трубил в трубу. Когда собирался народ, бирич сообщал волю князя. В основе слова "бирич" лежит тюркское "буруджи" - "трубач", "горнист".

"Жив курилка!" Выражение связано со старинной русской народной игрой, в которой играющие передавали из рук в руки горящую лучину и приговаривали: "Жив курилка!" (то есть "огонь не погас"). Тот, в руках которого лучина угасала, выбывал из игры.

"Горелки" - от "гореть". Водящего в этой игре называют горелкой. Считается, что он "горит", стоя в одиночестве, спиной к играющим, выстроившимся парами. Участники игры поддразнивают горелку, напевая: "Гори, гори ясно, чтобы не погасло". Одинокий горелка смотрит на небо, словно ожидая подсказки свыше, вчитываясь в небесные законы бытия, а правила игры четко их формулируют: "Обзаведись парой, возьми за руку спутника жизни - и тогда никакой огонь тебе не страшен".

Не так ли это в жизни? Одинокий человек прожигает свою жизнь, сгорает и гаснет, словно искра на лету, а двое возлюбленных долгие годы согревают друг друга душевным теплом, заботятся друг о друге. Трижды оставшийся в одиночестве горелка становится "огарком". Недаром на Руси говорят, что третья свадьба, на которую ты пришел, должна быть твоей собственной. Не надо мешкать с супружеством. Бобылей и старых дев жизнь отбрасывает в разряд "огарков". "Не прожигай свою жизнь в одиночестве. Своевременно обзаведись своей ладой!" - таков глубинный смысл этой древней игры. И не надо сводить ее только к упражнению мышц, к возне на свежем воздухе.

"Жмурки" - от "жмуриться". Жмурка (то есть тот, кто водит) добровольно закрывает глаза (зажмуривает их), потому что этого требуют правила игры. В старину не было принято жульничать, подсматривать. Со временем, однако, играющие перестали полагаться на совесть игрока и для пущей верности стали закрывать глаза водящего специальной повязкой. Жмурка должен не только поймать, но еще и узнать на ощупь пойманного. В этой игре юноши и девушки получали узаконенную, признаваемую всеми возможность прикоснуться друг к другу, "познать" друг друга на ощупь. Сегодня это можно сделать во время танца. Как и многие другие "детские игры", жмурки представляют из себя видоизмененный древний языческий обряд.

"Кукла". Не исключено, что слово происходит от имени "Кокал", как звали сицилийского царя, к которому бежал знаменитый изобретатель Дедал. Дочери Кокала никак не хотели отпускать Дедала от себя как раз за то, что тот мастерил для них прекрасных кукол.

"Ладушки". Известная игра, когда берут руки ребенка и хлопают ими ладонью о ладонь, приговаривая: "Ладушки, ладушки, где были? - У бабушки. - Что ели? - Кашку. - А что пили? - Бражку. - А что на закуску? - Хлеба да капустку". Рассудочный европеец, возьмись он описывать эту незамысловатую игру-забаву, непременно сделал бы упор на полезность ее для развития умственных возможностей ребенка. Уже давно подмечена связь между пальчиковыми играми и способностью думать и говорить. Однако в этом состоит лишь часть пользы от "ладушек". Игра эта не только ускоряет овладение речью, не только активизирует мышление ребенка. Она учит его самому главному: умению жить в любви, в ладу друг с другом.

"Ладушки" это вовсе не то же самое, что "ладони" или "ладоши". "Ладушки" означает "влюбленные, молодая возлюбленная пара". Все у них ладно. Вот они сходили в гости к бабушке, поели, немного выпили, закусили, а теперь целуются. Муж и жена как одна неразлучная пара, как пара ладоней одного человека - такой образ ребенок пронесет с младенческих лет через всю жизнь. "Ладушка" близко к понятию "лада", как народ называет одного из возлюбленных, а корень в обоих словах один - лад.

"Матрешка". Не всегда была куклой, игрушкой, забавой. Она пришла к нам из древних времен и имела символическое значение, занимала особое место в древнем культе плодородия. Уже само слово "матрешка" уходит корнями в глубь истории, перекликается с латинским "матрона", как называли в Древнем Риме знатную даму. Положение женщины в древнем обществе определялось главным образом ее материнством, числом детей.

Убывающие по размеру фигурки, спрятанные внутри самой большой матрешки (мал мала меньше) - это указание на многодетность. Сущность матрешки сближает ее с канонами Древнего Египта и Этрурии. Рождение и смерть для верящих в перерождение души были явлениями близкими, почти однозначными (и то и другое считалось переходом из мира в мир). Вот почему канонам и матрешкам придавали яйцевидную форму. Яйцо - древнейший символ начала жизни. Пепел покойного, помещенный в канопу яйцеобразной формы, означал надежду, веру в грядущее возрождение, в новую жизнь после смерти. Поскольку матрешка известна как исконно русская кукла-сувенир, то через нее культура древних египтян и этрусков оказывается связанной прежде всего с русской культурой.

"Ручеек". Название этой старинной русской игры наполовину объясняет ее правила. Взявшись за руки и выстроившись парами в колонну, играющие образуют подобие ручейка, внутри которого "рыбак"-водящий ловит свою "рыбку"-пару. После поимки остальные играющие создают "волны" и "подводные камни", затрудняя проход внутри "ручейка". В том возрасте, когда играют в "ручеек", ничто так не мило, как общение со сверстниками, особенно если они другого пола. Игра позволяет каждому выбрать пару по сердцу, выявить взаимные симпатии. Сегодня девушка-подросток доверяет свою руку партнеру по игре, а завтра, повзрослев, отдаст руку и сердце суженому. И поплывет семейная лодочка по житейским волнам. И не страшны ей будут никакие мели и подводные течения. Залог тому - взаимная любовь.

"Хоровод" - от "хор" и "водить". "Хор" (он же Гор, Хорос) - это имя солнечного божества, буквально означающее "Всевышний". Оно того же корня, что и "гора". Наши предки хороводи-лись в знак поклонения Солнцу. Движения с пением по кругу символизировали движение солнечного диска по небу. С отказом от веры предков хоровод превратился в игру, народную забаву. Во времена Пушкина крестьяне еще водили хороводы. Дворяне же предпочитали танцевать мазурку. Исконно русский хоровод казался дворянам чем-то низким, вульгарным. Напротив, хоровод западного образца (а мазурка - это круговой танец западных славян-мазуров) выглядел как вершина изящества и красоты. Древнерусский хоровод не был игрой или забавой, то был обряд поклонения Всевышнему. Движением по кругу, пением и пляской люди выражали свое поклонение мудрым законам Творца. Они как бы говорили: "Господи! Нам нравится установившийся в Природе круговорот вещей. Нам нравится смена времен года. Мы славим установленное тобой коловращение, Боже. Пусть и впредь жизнь течет по заведенному тобой кругу".

 

О ХЛЕБЕ НАСУЩНОМ

"Жито" - от "жить", буквально: "то, что дает нам жизнь". В старину житом называли рожь, а не любой хлебный злак на корню, как сегодня. Хлеб был основным продуктом питания земледельцев, а потому считался основой жизни. Пекли его из пшеничной или ржаной муки. Пшеница, конечно, давала ценное зерно, но была более требовательна к условиям созревания. Рожь, напротив, давала более грубое зерно, зато оказалась неприхотлива. В неблагоприятные для земледелия годы, когда людям "не до жиру, а быть бы живу", вся надежда оставалась только на урожай ржи. Вот почему именно рожь, а не пшеница получила это имя: "жито" (гарантирующая жизнь, выживание). Наши предки серьезно и вдумчиво относились ко многому, что в современном мире воспринимается как нечто обыденное и не столь важное. Хлеб был не закуской, приправой, а основной пищей, а потому и средством продления жизни. Пища вкушалась не ради удовольствия, то был священный акт продления жизни. Хлеб - святыня.

"Калач" - от "коло" (через "колоша" - маленькое коло). Первоначально ритуальный хлебец в виде круга, символизировавший Солнце. Таким же символом Солнца был и блин на масленицу.

"Кулич" - от "кулик" (через "куликша" - маленький кулик). В России до сих пор сохраняется обычай ранней весной выпекать "жаворонков" и "куликов" из теста. С их помощью "закликают" ("гукают") весну, чтобы она не запаздывала. При этом поют песни-веснянки. Вот одна из них, из Курской области:

Летит кулик из заморья,

Принес кулик Девять замков.

Кулик, кулик! Замыкай зиму,

Замыкай зиму, Отпирай весну -

Теплое лето!

В христианстве этот языческий обычай трансформировался в выпечку куличей на пасху. В основе слов "кулич", "кулик" лежит понятие "кликать". Сравни: "кулич" - "клич".

"Пахать" - от "пихать". Пахать означает "запихивать" в почву специальное орудие (соху, плуг). Место, где пашут, называется пашней. Звук "х" чередуется с "ш" (пахать - пашу). Вот почему в слове пшеница не сразу разглядишь пиханицу, а в слове пшено - пихано (то, что пихали, толкли). "Запахивать" недалеко отстоит от "запихивать" как по звучанию, так и по значению.

"Пирог" - от "пир", "пиршество", а еще ранее это слово означало "огонь". Пирог был ритуальной пищей огнепоклонников, наших предков-огнищан. Память об этом сохранилась в поговорке: "Без блина не масляна, без пирога не именинник". В обычае задувать свечи, зажженные на праздничном пироге в день рождения, - отголосок былого величия ритуального пирога.

"Пшеница" - того же корня, что пшено, пашня и пихать. Пшеница буквально означает то же самое, что и пшено, а именно "пиханое, толченое". Пшеницу назвали так потому, что она давала зерна, которые дробили толчением, чтобы получить муку.

"Рожь" - того же корня, что ржа, щсавчина, щеть, английское "рэд" - рыжий, красный; по-украински "рудый" - рыжий. Лейтмотивом всех перечисленных слов выступает ры-жий цвет ржаных зерен, из которых выпекают хлеб темно-коричневого цвета, именуемый на Руси черным.

"Ситный". В словосочетании "ситный хлеб" означает "просеянный через сито". Зачем же просеивают муку через сито? Чтобы удалить из нее жучков-червячков и прочие посторонние частицы? Оказывается, не только для этого. И даже не столько для этого. Мука с жучками-червячками да с камушками уже изначально не годится для приготовления ситного хлеба. Здесь нужна только мука высшего качества.

Просеиванием удаляют главным образом комочки слежавшейся муки, образовавшиеся при хранении. Кроме того, - и это, пожалуй, главное - просеивая, насыщают муку воздухом. Крупинки отодвигаются друг от друга, уступая место свежему воздуху, так необходимому для нормальной жизнедеятельности дрожжевого грибка. После замеса просеянная мука превращается в пышное тесто. Хлеб получается пышный, воздушный, необыкновенно вкусный. Одним словом, ситный. Доброе русское слово "ситный" щедро дарит всем желающим важный секрет хлебной выпечки.

"Хлеб-соль". Эти два продукта народ выделил как основные. Они стали символом угощения, радушия, гостеприимства. Особенно им отличающихся мы называем "хлебосолы" или "хлебосольные". Отсюда простой вывод: предков русского народа следует искать прежде всего среди народов-хлебопашцев. Были, конечно же, среди русских и скотоводы, и рыбаки, и охотники, но хлебосольство как национальную черту заложили в нас землепашцы.

"Хлеб". Чтобы сразу же найти правильный путь к истокам этого слова, оставим на время такое его значение, как "продукт питания из муки" и уделим особое внимание слову "пропитание", которое, кстати сказать, выступает главным во множестве древних выражений: "хлеб насущный", "не хлебом единым", "хлеба не просит", "и то хлеб", "хлеб-соль" и т. п. Только при таком подходе можно разобраться в кажущейся путанице названий хлеба на разных языках. Судите сами. На иврите "хлеб" называется "ляхем", но по-арабски "ляхм" означает "мясо". В свою очередь, русское "мясо" созвучно с еврейским "маца" - разновидность хлеба, а к русскому "хлеб" близко по звучанию арабское "халиб" - "молоко".

На самом деле никакой путаницы нет. "Хлебом", то есть основным продуктом питания, люди могут называть различные продукты питания в зависимости от своего образа жизни. Для скотоводов хлебом насущным будут молоко и мясо, для рыболовов - рыба. Не случайно перевод "Отче наш" на язык эскимосов начинается буквально так: "Рыбу нашу насущную даждь нам днесь..." Народ-земледелец под хлебом подразумевает пищу из размолотых зерен злаковых растений. Первоначально, возможно, это были просто дробленые или смолотые зерна, смешанные с водой, некое "хлебово" от слова "хлебать". Именно оно и легло в основу слова "хлеб".

"Чумиза" - от "чумаза". Буквально: "грязнуля, замарашка". Хлебный злак получил такое название за темный цвет зерен. Интересно проследить, из какой страны пошло это название, и может статься, что теплый край, откуда родом злак и его название, - это одна из прародин древних русов.

 

"НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ"

"Блин". Вот что про него написал А. Куприн: "Блин кругл, как настоящее щедрое солнце. Блин красен и горяч, как горячее, всесогревающее солнце, блин полит растопленным маслом - это воспоминание о жертвах, приносимых могущественным каменным идолам. Блин - символ солнца, красных дней, хороших урожаев, ладных браков и здоровых детей". "Блин" - от "млин". Об этом говорят и такие слова, как украинское "млинець" - блин и болгарское "млин" - слоеный пирог. В ряде славянских языков "млин" означает "мельница", а когда-то давно речь шла не о самой мельнице, а ее главнейшей части - жернове. В круглой форме жернова, этого каменного колеса для помола зерна, кроется секрет переноса названия с детали механизма на тонкую лепешку. Блин -- тоже колесо, только из теста и потоньше. Получается, что "блин" - слово, родственное словам "молоть", "мельница". Современные французы называют мельницу славянским словом "мулин" (чуть видоизмененное "млин"). Видимо, от славян пришли мельницы во Францию.

"Печь блины". Привычное словосочетание, вошедшее в крылатое выражение "как блины печет". Так говорят о том, кто делает что-то быстро и в большом количестве. Между тем с точки зрения нашего нынешнего способа приготовления блинов выражение это грешит против истины. Мы блины не печем, а жарим. Другое дело, что раньше все обстояло иначе. Пищу предпочитали печь в русской печи. Когда блины пекли в печи, то не было необходимости обжаривать их с двух сторон, не нужно было их переворачивать, а значит, времени на приготовление блина уходило ровно в два раза меньше. Потому и стала выпечка блинов эталоном быстротечности, скорости приготовления.

"Красные блины". Так назывались настоящие русские блины, ритуальная пища на Масленицу, на свадьбу, на поминки. В слове "красный" указание на красное солнышко, которому поклонялись наши предки и которое символизировал собой круглый горячий блин.

"К теще на блины". Это выражение сохраняет память об обычае приходить в гости к матери невесты на следующий день после свадьбы. Угощение в этот день называлось "блины", и, естественно, они занимали в нем центральное место.

"Житье блинам на поминках". Уходит в небытие эта поговорка, забывается ее исконный смысл: намек на то, что на поминках блины подавались раньше всех других блюд. Им, как ритуальному блюду, отдавалось предпочтение. Не то что на свадьбу, где блины приносили в последнюю очередь.

"Кисель". На Руси был хорошо известен задолго до появления здесь картофеля и картофельного крахмала, на котором готовят кисели. В деревнях готовили овсяный кисель. Одним из этапов его приготовления был процесс брожения. Кисель заставляли "киснуть" и у него появлялся характерный кисловатый вкус. Слово "кисель" того же корня, что "киснуть" и "кислый". Современные сладкие кисели унаследовали древнее название. Кисели были сытным, лечебным, лакомым продуктом. Вот почему изобилие пищи в русских сказках связывается с "молочными реками и кисельными берегами".

"Простокваша". Когда же молоко скиснет полностью, то образуется простокваша. Само это слово говорит: молоко скисло (заквасилось) просто так, само по себе, без всякой специальной закваски. Простокваша от просто + квасить.

"Сливки". Постоит немного цельное молоко - и у него образуется шапка из более легких, более жирных веществ. Такой верхний слой легко слить. Так получают сливки. Потому они и называются сливками, что их сливают.

"Сметана". Когда отстоявшееся молоко постоит еще немного, то на его поверхности образуется новый слой из более легких веществ, правда, уже чуточку скисших, ведь времени-то прошло побольше. Этот новый слой уже не сольешь, он погуще сливок. Чтобы его удалить, нужна специальная метелочка. Ею-то и сметают густой слой чуть скисших сливок. Так получают сметану. И происхождение этого слова от "сметать" (удалять метелкой, веником).

"Солянка". Правильнее сказать "селянка" (буквально: "сельское блюдо"). Однако ошибка укоренилась, стала всеобщей и превратилась в правило. Теперь говорят только "солянка". Это слово имеет еще два значения:

1) название реки в Якутии. Родники, питающие эту реку, проходят мощные пласты соли, остатки древнего моря. Здесь они насыщаются поваренной солью, а потому вкус у воды из этой речки соответствует ее названию;

2) разновидность травы. На вкус она не соленая, разве что чуточку солоноватая. А название дано по местности, в которой эта полутрава-полукустарник произрастает: на солончаках и солонцах.

"Сырник". Если к творогу добавить муки, то из такой смеси можно жарить особые лепешки - сырники. На первый взгляд слово "сырник" кажется неправильным: "сырник" от "сыр", а при чем тут сыр, если лепешки готовят из творога? Правильнее было бы называть такую лепешку словом "творожник" (от "творог"), как это и делают многие. Почему же сырник назвали сырником? Оказывается, что причина историческая: слово "сырник" пришло к нам из древности, когда "сыром" называли как сыр, так и творог. Сербы, хорваты и словаки до сих пор называют творог словом "сыр". По той же самой причине сладкое кушанье из творога называется "сырок".

"Творог". Но вот из простокваши, густого, как кисель, скисшего молока, удалили жидкость (сыворотку). Осталась гуща, более твердая часть. Это творог. Происходит слово от того же корня, что и "твердый", что особенно хорошо видно на примере близкородственных слов. "Творогу" родственно "творожный", а слову "твердый" - "тверже". Удалите из родственных слов всю словесную "жижу", разные там гласные и прочее, как удаляют сыворотку из простокваши. В обоих словах останется единая словесная "гуща" (костяк): тврж. Получается, что "творог" - от "твердый", поскольку творог тверже простокваши, сметаны, сливок, а тем более молока.

"Хмельной" (охмелеть, похмелье и т. п.). Эти слова напоминают нам, что пьянящим, веселящим началом традиционного русского напитка было действие хмеля - растения, шишки которого служили сырьем для приготовления пива. Даже само состояние опьянения по-русски называется так же, как и растение: "хмель" (находиться "во хмелю", "под хмельком"). Не тот русский, кто травит себя водкой и пьянеет от действия алкоголя, а тот, кто предпочитает "мед-пиво", да еще испитое так, что "по усам текло, а в рот не попало". Пиво на Руси было не столько увеселительным, сколько ритуальным напитком

 

ГОЛОСУЕМ ПО-РУССКИ

"В один голос". Значение "дружно, единодушно" закрепилось за этим выражением после того, как забылось его первоначальное значение: "так, словно это было высказано не разными голосами, а голосом одного человека". Имелся в виду тот случай, когда при обсуждении дел на вече у присутствовавших вырабатывалось не только единое мнение, но даже слова находились одни и те же и голоса людей сливались в единое, стройное звучание.

"Голосовать". Первоначально означало: "пользоваться своим голосом, громко говорить, вещать, голосить". Голосующий (голосящий) на вече поднимал голос в защиту своих интересов, справедливости, как он ее понимал.

"Поднять голос". Сегодня это выражение "высокого стиля". Его употребляют, когда хотят красиво "высказать свое мнение, протест". Между тем происхождение этого выражения самое прозаическое. На народном собрании (вече) больше всего шансов быть услышанным имел тот, кто поднимал свой голос до крика. В чистом виде "поднятие голоса" мы наблюдаем сегодня у торговок на базаре: кто громче зазывает, у того скорее и купят, кто истошнее кричит, тот и переспорит. Доводы, аргументы, разум ни к чему. Успех зависит только от прочности голосовых связок.

 

РУССКОЕ ИЛИ ИНОЗЕМНОЕ?

"Гавань" называют голландским словом. В действительности по-голландски "гавань" звучит как "хавен". Но почему непременно "гавань" - от "хавен", а, скажем, не от славянского "ховань", образованного по типу "пристать" - "пристань", "хо-вать" - "ховань"? Разве до наших контактов с голландцами у нас не было случая познакомиться с гаванью как с убежищем Для кораблей?

"Материя" - от "матерь". Буквально: "то, что принадлежит Матери-Земле, земное". Духовное принадлежит Отцу-Небу. Между материей и духом нет непреодолимой границы, а есть теснейшая, неразрывная связь. Именно она и порождает жизнь. Приведем пример. Ребенка вынашивает мать. В материальном отношении новорожденный - это часть материнского тела. Но само зарождение, начало жизни связано с мельчайшей частицей отцовского организма - семенем. В количественном отношении доля семени в организме новорожденного ничтожно мала, но именно оно "вдохнуло" жизнь в материнскую клетку, дало энергетический толчок к появлению на свет нового живого существа, передало младенцу отцовские черты. По законам природы воспроизводство жизни возможно только путем соединения женского и мужского начал, иначе говоря, материи и духа.

"Музыка". Примерно так же это слово звучит во всех европейских языках. И не только европейских (по-арабски: "муси-ка" или разговорное "музика"). Утвердилось мнение, что первоосновой слова "музыка" является греческое "мусике", которое, в свою очередь, восходит в греческой мифологии к имени одной из дочерей Зевса и Мнемосины - Музе, покровительницы искусства. Эта версия, однако, не бесспорна. Музы покровительствовали и другим областям духовной деятельности людей, не только искусствам, но также поэзии, наукам. Недаром от слова "музы" берет свое начало слово "музей" (от греческого мусэйон - "святилище муз"). Отдавать музам еще и слово "музыка" было бы несправедливо. Во-первых, само слово "муза" непонятно какого происхождения. Прежде чем стать именем одной из девяти богинь, это слово должно было иметь четкий земной корень, означающий что-либо конкретное, доступное ощущениям. Во-вторых, в старину говорили не "музыка" (с ударением на "у"), а "музыка" (с ударением на "ы"). Видимо, это слово происходит от "мова" И "зыка", буквально: "звучная речь".

Первая музыка была пением (зычной речью). Музыкальные инструменты появились позже. Искусственное всегда появляется позже естественного, как подражание ему. "Искусство" - слово того же корня, что и "искусственный". Это подделка под действительность. Первый шаг в сторону музыкального искусства был сделан человеком, когда он стал играть своим голосом, усиливая ритм и мелодию, само звучание. Так появилось пение.

"Персона". Слово этрусское, заимствованное латинским, из которого оно проникло во многие европейские языки. Имеет две славянские основы: "по" - для и "рисуна" - рисунок. Первоначально означало "человек (лицо), достойный быть запечатленным на рисунке". Позже значение расширилось до "важный человек". Еще не так давно это слово, произносимое как "пар-сона" или "парсуна", в русском языке употребляли в значении "портрет". Это подтверждает правильность выделения основы "рисунок" (рисунок = портрет).

"Секира". Важное место в вооружении скифа занимали секиры, обоюдоострые боевые топоры на длинной ручке. Геродот называет их словом "сагарисы", что созвучно "секире".

Последнее же восходит к русскому глаголу "сечь" ("секти") и имеет много однокоренных слов: "дровосек", "просека", "секач" (вид ножа), "секатор" (садовые ножницы), "сеча" (старинное название сражения) и др. В русской сказке "Лиса, заяц и петух" петух, перед тем как прогнать лису, напевает: "Несу косу на плечи, хочу лису посечи!" Возможно, что эта деталь является отголоском памяти о былом грозном оружии, о том, что сечет, то есть о секире.

"Товарищ". Символом взаимного расположения, близости и содружества у многих народов выступает совместная трапеза. Русские тут далеко не исключение. Недаром мы встречаем гостей хлебом-солью. Товарища по совместной учебе или воспитанию мы называем "однокашник", поскольку ели с ним "одну кашу", питались с одного стола.

Та же самая идея лежит в основе слова "товарищ". Это буквально тот, кто то же варит, то варящий. В подтверждение можно сослаться на примеры из других языков, в которых слова со значением "товарищ" образовались сходным образом: в латинском "компанио" (откуда, кстати, в русском появились "компаньон" и "компания") распадается на две основы: "кон" - "вместе с" и "панис" - "хлеб"; в готском "гахлайба" - состоит из "га" - "вместе с", "совместно с" и "хлайбаз" - "хлеб" (явно родственное русскому "хлеб"); в английском за "комрэд" угадываются две составляющие: "ком" - "совместно" (вспомним родственные "коммуна", "коммунизм") и "брэд" - "хлеб". Со временем, правда, "б" выпало. Произошло обычное упрощение.

"Шахматы". В словарях про слово "шахматы" обычно говорится, что оно персидского происхождения - от "шах" и "мат" - и буквально означает "владыка умер". В действительности же в персидском языке нет слова "мат" в значении "умер", оно есть в арабском. Но в нем имеются свои наименования владыки: "султан", "эмир", "малик" и др. Употребление арабами слова "шах" должно быть чем-то оправдано, как, скажем, слов "раджа", "каган", "хан", "мандарин" или им подобных в русском. Да и по нормам арабского языка, не менявшимся уже более тысячелетия, выражение "шах умер" звучит не "шах мат", а "мата аш-шах". Получается, что не могли русские заимствовать слово "шахматы" ни у персов, ни у арабов по той простой причине, что такого слова не было.

Это подтверждается и тем фактом, что по-персидски и по-арабски эту популярную игру называют одинаково: "шатранж". Будь у персов и арабов свое исконное название, вряд ли они воспользовались бы индийским словом. На санскрите оно означает буквально "четыре рода войск". Имеются в виду пехота, кавалерия, боевые слоны и флот (ладьи).

Шахматы моделировали военные действия между двумя сторонами, а потому такое название представляется весьма удачным. Кстати, и русские могли бы перенять санскритское "шатр ранг", и даже с большим основанием, чем арабы, поскольку русский и санскрит - это родственные индоевропейские языки.

Созвучие "шатр" - "четыре" очевидно, а слово "ранг" и в современном русском языке имеет близкое значение. Но этого не произошло, и у нас принято название "шахматы", а не "шатр ранг" или "шатранж".

А коль скоро мы не нашли слова "шахматы" среди заимствований, то остается поискать его среди исконно русских корней. И таковые имеются. Это выражение "шаг на ты", слившееся со временем в единое слово. Такова была формула вызова на бой, предупреждение о начале военных действий. С похожими словами в X веке обращался к неприятелю князь Святослав. Имеется в виду его знаменитая фраза "иду на вы", которой он объявлял войну какому-либо народу, не желая воспользоваться внезапностью.

Слово "шаг", возможно, лежит в основе шахматного термина "шах", означающего нападение на короля. Во всяком случае, каждое очередное перемещение фигур мы называем ходом, а не переносом, передвижением или как-либо иначе.

Не исключено, что родственная шахматам игра - шашки - также получила свое название от слова "шаг". По сравнению со многими шахматными фигурами шашки передвигаются небольшими шагами, а потому игру вначале назвали "шажки", "ж" перешло в "ш", тем более что существовало и другое значение: слово "шашки" означало разновидность холодного оружия.

Надо сказать, что во многих европейских языках эту игру называют одним и тем же, причем русским, словом - "шаги". Разумеется, с поправкой на произношение и грамматику.

"Якорь". Первые якоря были деревянными, и от этого очень походили на корни дерева. Чтобы опустить такой якорь с его лапами-крючьями на дно, требовались тяжелые грузила. Возможно, что именно корневище дерева послужило прообразом якоря. На это указывает созвучие слов "якорь" и "корень", "коряга". В основе было либо "о корень" (буквально: "с корнем"), либо "яко корень" (как корень). Якорь действительно удерживает корабль на одном месте, как корень дерево. Якорь изобретен этрусками, во всяком случае его традиционный тип - с двумя металлическими лапами. Изображение его имеется на монетах из Ветулонии.

 

Глава 4

АНГЛИЙСКИЕ СЛОВА, ПРИШЕДШИЕ В РУССКИЙ ЯЗЫК

МОИ АНГЛИЙСКИЕ СЛОВА

Когда речь заходит об общих словах в английском и русском языках, то обычно в первую очередь вспоминают английские слова, занесенные в русский культурными влияниями. Таких слов в русском языке действительно изрядное количество. В том, что они по происхождению английские, сомневаться не приходится.

Только здесь они имеют четкий и ясный буквальный смысл. Перечислить все слова, пришедшие к русским от англичан, невозможно хотя бы уже потому, что они постоянно продолжают пополнять русский словарь. Время ведь не остановить, как не остановить объективные процессы взаимодействия и взаимовлияния языков. И все же несколько примеров привести необходимо. Для хоть сколько-нибудь полного перечисления английских заимствований объема этой скромной книги не хватило бы, пришлось бы выпускать многотомник, разбивая заимствования из английского языка по темам: технические термины, политические, спортивные, общеупотребительные слова.

Слово

АЙСБЕРГ

АУТСАЙДЕР

БАНКНОТЫ

БАР

БАСКЕТБОЛ

БАТТЕРФЛЯЙ

БЕЙСБОЛ

БОБСЛЕЙ

БОКС

БОСС

БРИФИНГ

БУНКЕР

БУТСЫ

БУФЕР

ВЕЛЬБОТ

ВЕСТЕРН

ВИДЕОКЛИП

ГАНДБОЛ

ДЕТЕКТИВ

ДЖЕНТЛЬМЕН

ДИЗАЙН

ДОПИНГ

ДРЕДНОУТ

ИМИДЖ

ИНТЕРВЬЮ

КЕМПИНГ

КОВБОЙ

КОМИКСЫ

КОНГРЕССМЕН

КОНЦЕРН

КРОСС

ЛАЙНЕР

ЛИДЕР МЕНЕДЖЕР МИСТЕР

МОТЕЛЬ

МЮЗИКЛ

МЮЗИК-ХОЛЛ

ПИКАП

ПОП-АРТ

ПРЕССИН

РАУТ

РЕПОРТЕР

СЕЙФ

СНАЙПЕР

СПИДВЕЙ

СПИКЕР

СПИННИНГ

СПИЧ

СПОНСОР

СПРИНТ

СПРИНТЕР

СТАЙЕР

СУПЕРМАРКЕТ

СУПЕРМЕН

ТАЙМ

ТВИСТ

ТЕСТ

ТРЕСТ

УИК-ЭНД

ФИНИШ

ФУТ

ШЕЙК

Английское написание

ICEBERG

OUTSIDER

BANK-NOTES

BAR

BASCKET BALL

BUTTERFLY

BASE-BALL

BOB-SLEIGH

BOX

BOSS

BRIEFING

BUNKER

BOOTS

BUFFER

WHALE-BOAT

WESTERN

VIDEO CLIP

HAND-BALL

DETECTIVE

GENTLMAN

DESIGN

DOPING

DREADNOUGHT

IMAGE

INTERVIEW

CAMPING

COWBOY

COMICS

CONGRESSMAN

CONCERN

CROSS

LINER

LEEDER MANAGER MISTER

MOTEL

MUSICAL

MUSIC-HALL

PICK UP

POP-ART

PRESSING

ROOT

REPORTER

SAFE

SNIPER

SPEEDWAY

SPEAKER

SPINNING

SPEECH

SPONSOR

SPRINT

SPRINTER

STAYER

SUPERMARKET

SUPERMAN

TIME

TWIST

TEST

TRUST

WEEK-END

FINISH

FOOT

CHAKE

Буквальный перевод

"ледяная гора"

"находящийся

за пределами"

"банковские знаки"

"стойка"

"корзины"

"бабочка"

"мяч базы

(стартовой площадки)"

"катание на санках с гор"

"коробка"

"хозяин"

"краткое инструктирование"

"угольная яма"

"ботинки"

"поглощатель толчков"

"китобойная лодка"

"западный"

"видеовырезка"

"ручной мяч"

"разоблачающий"

"вежливый мужчина"

"проект"

"подмешивание"

"ничего не боящийся"

"изображение"

"свидание, встреча"

"расположение лагерем"

"коровий мальчик"

"смешные (картинки)"

"человек собрания"

"участие"

"пересечение"

"действующий на линии"

"ведущий"

"управляющий"

"господин", искаженное

"мастер"

"мотоотель"

"музыкальная (комедия)" "музыкальный зал"

"поднимать вверх"

"популярное искусство"

"нажим"

"толпа"

"докладывающий"

"надежный"

"стрелок по бекасам"

"скоростная дорога"

"оратор"

"вращающийся"

"речь"

"устроитель"

"рывок вперед"

"рвущийся вперед"

"остающийся, выносливый"

"сверхрынок"

"сверхчеловек"

"время"

"кручение"

"испытание"

"доверие"

"конец недели"

"окончание"

"ступня"

"тряска"

ЛАЗЕР (сокращение от начальных букв английской фразы LIGHT AMPLIFICATION BY STIMULATED EMISSION OF RADIATION), что оз начает "усиление света в результате вынужденного излучения"

РАДАР (сокращение, составленное из первых букв английских слов: RADIO DETECTING AND RANGING), что означает "радиообнаружение и определение дальности"

Словарные схождения группируются по темам. По интенсивности схождений можно судить о частоте контактов и взаимовлияний в той или иной сфере человеческой деятельности. Бесспорно, что такая спортивная нация, как англичане, оставила глубокий след в русском спортивном словаре. Вспомним, например, такие спортивные термины, как:

АКРОБАТИКА

АППЕРКОТ

БАСКЕТБОЛ

БАТТЕРФЛЯЙ

БОКС

ГАНДБОЛ

ГОЛКИПЕР

ЖОКЕЙ

КАПИТАН

КЛАСС

КОМИТЕТ

КРОЛЬ

ЛИГА

ЛИДЕР

ЛИНИЯ

МАРАФОН

МАТЧ

МЕДАЛЬ

НОКАУТ

НОКДАУН

ПАРТНЕР

ПАС

ПЕНАЛЬТИ

ПИСТОЛЕТ

ПРИЗ

ACROBATICS

UPPERCUT

BASKETBALL

BATTER FLY

BOX

HANDBALL

GOALKEEPER

JOCKEY

CAPTAIN

CLASS

COMMITTEE

CRAWL

LEAGUE

LEADER

LINE

MARATHON

MATCH

MEDAL

KNOCK-OUT

KNOCK-DOWN

PARTNER

PASS

PENALTY

PISTOL

PRIZE

ПУЛ

РЕГАТА

РЕКОРД

РИНГ

САБЛЯ

СЕЗОН

СПОРТ

СПРИНТ

СТАДИОН

СТИПЛЬ-ЧЕЗ

ТАЙМ

ТАЙМАУТ

ТАНДЕМ

ТРЕНЕР

ТУРНИР

ФАЛЬСТАРТ

ФИНИШ

ФОЛ

ФОРМА

ФУТБОЛ

ХОККЕЙ

ХУК

ЧЕМПИОН

ЯХТА

POEL

REGATTA

RECORD

RING

SABRE

SEASON

SPORT

SPRINT

STADIUM

STEEPLECHASE

TIME

TIMEOUT

TANDEM

TRAINER

TOURNAMEN

FALSE STAR1

FINISH

FOUL

FORM

FOOTBALL

HOCKEY

HOOK

CHAMPION

YACHT

Первопроходцы и строители великой империи, англичане собрали в своем языке множество слов из разных стран всех континентов. Сделав их своими, они познакомили с ними и другие народы. Среди таких слов можно назвать "бумеранг" (из Австралии), "гонг" (из малайского языка), "гуттаперча" (тоже из малайского, где оно означает "смола дерева"), "тайфун" (из китайского), "тотем" (из одного индейского языка, где оно означает "его род").

За английскими словами, пришедшими в русский, закрепились вполне конкретные значения, частенько более узкие, чем в английском. Взять, например, слово "смокинг". Английское "смоукинг", от которого оно произошло, буквально означает "курение". Названием вечернего черного пиджака особого покроя оно стало благодаря моде на публичное курение табака. Для этого даже шили спецодежду ("смоукинг джэкет"), "пиджак для курения". Со временем слово "пиджак" отпало. Есть анекдот про начинающего дипломата, усевшегося в самолет в смокинге. Увидев на светящемся табло надпись "ноу смоукинг" (буквально: "не курить") и слабо разбираясь в тонкостях английского языка, этот новичок стал спешно снимать с себя смокинг.

Когда же вспоминают русские слова, занесенные ветром международного общения в английский язык, то частенько ограничиваются тем, что я называю "джентльменский набор с русского стола". Этот список весьма специфичен и крайне ограничен. Приведу его едва ли не полностью. Поскольку подобного рода русизмы практически идентичны в разных западноевропейских языках, ограничусь лишь английскими и французскими написаниями русских слов.

Русское слово

КАЗАК

БОЯРИН

ИЗБА

МУЖИК

СТЕПЬ

УКАЗ

ТУНДРА

ВОДКА

САМОВАР

СПУТНИК

КНУТ

СТЕРЛЯДЬ

ЦАРЬ

ТРОЙКА

БАЛАЛАЙКА

КАЛАЧ

КАША

В английском языке

COSSACK

BOYAR

IZBA

MUZHIK

STEPPE

UKASE

TUNDRA

VODKA

SAMOVAR

SPUTNIK

KNOUT

STERLET

TSAR

TROIKA

BALALAIKA

KALATCH

KASHA

Во французском языке

COSAQUE

BOYARD

ISBA

MOUJIK

STEPPE

UKASE

TOUNDRA

VODKA

SAMOVAR

SPUTNIK

KNOUT

STERLET

TSAR

TROIKA

BALALAIKA

KALATCH

KACHA

К этому списку можно было бы добавить десяток-другой слов вроде "перестройка", да вряд ли они выдержат испытание временем. Скорее всего, канут в Лету, как слова-однодневки.

Между тем общее в английском и русском словарях далеко не сводится к сумме англицизмов (в русском) и русизмов (в английском). Огромное число заимствованных слов пришло в оба языка из одних и тех же источников.

Все без исключения европейские языки развивались под влиянием общего античного культурного наследия. Отсюда произошли такие общие англо-русские слова, как:

АКАДЕМИЯ

ПАНИКА

ОКЕАН

ВУЛКАН

МАЙ

ЭГИДА

ХРОНИКА

ХАОС

ЭХО

ФАУНА

УРАН

ТРИТОН

ТЕРМИН

СТИМУЛ

ПОМПА

ПИГМЕЙ

НЕКТАР

МАНИЯ

КУПИДОН

ACADEMY

PANIC

OCEAN

VOLCANO

MAY

AEGIS

CHRONICLE

CHAOS

ECHO

FAUNA

URANUS

TRITON

TERM

STIMULUS

PUMP

PIGMY

NECTAR

MANIA

CUPID

За многими из этих слов стоят имена богов и героев древнегреческих и древнеримских мифов.

АКАДЕМИЯ - от героя Академа.

ПАНИКА - от бога Пана

ОКЕАН - от бога Океана.

ВУЛКАН - от бога Вулкана.

МАЙ - от нимфы Майи.

ЭГИДА - по названию щита Афины.

ХРОНИКА - от бога Хроноса.

ХАОС - по названию порождения Хроноса.

ЭХО - от нимфы Эхо.

ФАУНА - от богини Фавны.

УРАН - от бога Урана.

ТРИТОН - от бога Тритона.

ТЕРМИН - от бога Термина.

СТИМУЛ - от богини Стимулы.

ПОМПА - по названию религиозного шествия.

НЕКТАР - по названию напитка богов.

МАНИЯ - от богини Мании.

КУПИДОН - от бога Купидона.

И русский, и английский языки многое почерпнули из латинского. Англо-латино-русские параллели очень часты.

В русском

РОЗА

РЕСПУБЛИКА

НАЦИЯ

ШЕСТЬ

ШКОЛА

ВИНО

ТРИ

ТРУБА

ДЕЛЬФИН

КОЛОННА

В английском

ROSE

REPUBLIC

NATION

SIX

SCHOOL

WINE

THREE

TUBE

DOLPHIN

COLUMN

В латинском

ROSA

RESPUBLICA

NATIO

SEX

SCHOLA

VINUM

TRES

TUBA

DELPHINUS

COLUMNA

Многие слова пришли как в английский, так и в русский язык из французского, а значит, и здесь обнаружится множество словарных схождений, за которыми стоят общие заимствования из французского.

От многих лексических схождений так и пышет древностью. В таких параллелях - напоминание об общих предках, говоривших когда-то на одном языке:

В русском

ЕСТЬ ("имеется")

ЕСТЬ ("кушать")

НЕ

МАТЕРЬ

НОВЫЙ

НОЧЬ

НОС

СОЛЬ

МЫШЬ

ПЛАМЯ

ЛЕВ

МЕНЯ

ДЕНЬ

БРАТ

СКОРПИОН

В английском

IS

EAT

NO

MOTHER

NEW

NIGHT

NOSE

SALT

MOUSE

FLAME

LION

ME

DAY

BROTHER

SCORPION

В латинском

EST

EDO

NE

MATER

NOVUS

NOX

NASUS

SAL

MUS

FLAMMA

LEO

ME

DIES

F'RATER

SCORPIO

Некоторые современные английские слова доносят до нас отзвук некогда русских слов. В настоящее время они вышли из употребления. Можно назвать, к примеру:

o "вул" - "шерсть" (сравните: "волна"),

o "оил" - "масло" (сравните: "опей"),

o "смоук" - "дым" (сравните: "смага").

Так английский язык хранит общее русско-английское словарное наследие, бережет то, что не сберег язык русский. И если нет сегодня в английском чего-то такого, что есть в русском, то это вовсе не означает, что такого слова не было раньше. Нет, например, в современном английском языке различия между "вы" и "ты". Проще говоря, не "тыкают" сегодняшние англичане. Однако в староанглийском такое различие было. Наряду со словом "ю" - "вы" было в ходу и "ту" - "ты" (писалось: "thou"). "Ту" и "ты" - слова явно родственные, если не сказать, что это одно и то же слово, но в разном произношении.

Можно привести и другие примеры, когда в русском языке продолжает служить слово, утраченное уже в английском. Так, в число устаревших попало слово "доул" - "судьба", "доля", тогда как его русский двойник, "доля", остается в строю.

Слова, подобные "вул", "ойл", "смоук", "ту" и "доул", напоминают о былых тесных языковых отношениях. Они позволяют по-иному взглянуть на многие английские слова.

Стежки-дорожки многих слов из английского и русского языков хотя и разошлись, но все же не настолько, чтобы смысловая связь английского слова прервалась совсем. Слово, идущее английской тропой, еще может подать руку тому, что шагает по тропе русского языка, чтобы ощутить тепло родственного рукопожатия. Вот несколько примеров.

Русское слово

ГУЛЯТЬ

ЛЯГАТЬСЯ

НОРА

ПУТНИК

КОТЕЛ

КРУШИТЬ

годный

НАДО

ЕДА

СМАКОВАТЬ

ВЕТЕР

ЖЕВАТЬ

ДРЕМАТЬ

ЛЯЖКА

СТРЕМИТЬ

ДЫМ

ГОП

Английское слово

ГОУ - "ходить"

ЛЭГ - "нога"

НЭРОУ - "узкий"

ФУТ - "ступня"

КЕТЛ - "чайник"

КРАШ - "дробить"

ГУД - "хороший"

МИД - "нуждаться"

ИТ - "кушать"

СМЭК - "чмокать"

ВЭЗЭ(Р) - "погода"

ДЖО - "челюсть"

ДРИМ - "видеть сон"

ЛЭГ - "нога"

СТРИМ - "течь струей"

ДИМ - "туманный"

ХОП - "прыгать"

Смысловая близость

когда гуляют, то ходят лягаются ногами нора - узкое убежище путник ступает ступнями

воду кипятят как в котле, так и в чайнике когда крушат или дробят, то делят на части

годный - значит достаточно хороший

когда нуждаются, то говорят: "Надо!"

кушают еду

когда смакуют, то чмокают погоду приносит ветер жуют челюстями

когда дремлют, то видят

сны

ляжка тоже нога, хотя

и не вся

про реку говорят: "Стремит свои воды"

в дыму видимость не лучше, чем в тумане

когда прыгают,

то говорят "гоп!" ("Не

говори "гоп", пока не

перепрыгнешь".)

Бывает, что английское слово выступает в роли "умного эхо" для русского. Оно вторит ему по смыслу, но не повторяет его звучание, как эхо или попугай. Звучит иначе, хотя означает, по сути, то же самое. Английское слово ведет себя совсем как русские слова-сонаименования (синонимы) в таких парах, как "дорога - путь", "бросать - кидать", "спешить - торопиться", "смелый - храбрый". Подставим в качестве пары к русскому слову такое английское, которое воспринимается русскими как равнозначное, как слово-заменитель.

БОЛЬНИЦА - ХОСПИТЛ (ГОСПИТАЛЬ) БУРЯ - СТОМ (ШТОРМ) ЛЕТЧИК - ПАЙЛЭТ (ПИЛОТ) ВЫИГРЫШ - ПРАЙЗ (ПРИЗ) РАССТОЯНИЕ - ДИСТЭНС (ДИСТАНЦИЯ) ОСОБЫЙ - СПЕШЭЛ (СПЕЦИАЛЬНЫЙ) АРТИСТ - ЭКТЭ (АКТЕР) КУРТКА - ДЖЭКИТ (ЖАКЕТ) ПОМИДОРЫ -ТЭМАТОУЗ (ТОМАТЫ) БЕСЕДОВАТЬ - ТОК (ТОЛКОВАТЬ)

Надеюсь, что читатель не станет требовать от эха идеальной дикции, четкого произношения русских слов, простит ему это "ток" вместо "толк". Объективно говоря, стык русского и английского слов в каждой из приведенных пар довольно близок. Так и должно быть: один язык всегда плавно переходит в другой. Промежуток, отделяющий русское слово "расстояние" от русского же "дистанция" ничуть не больше, чем между "дистанция" и "дистэнс".

Русский и английский именослов во многом похожи друг на друга, вот только различия в произношении порой мешают русскому отыскать своего тезку в англоязычной стране. В этом ему поможет следующий список- имен.

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

ОБЩИЕ ИМЕНА У АНГЛИЧАН И РУССКИХ

Английское имя

ADRIAN

ALEC

ALEXANDER

ALEXIS

ANGELINA

ANDREW

ANN

ANTONY

ATHANASIUS

BARBARA

BASIL

BENJAMIN

CATHARINE

CHRISTINA

CLAUDIA

CLEMENT

CONSTANTINE

CYRIL

DANIEL

DENIS

ELIAS

ELISABETH

ELLEN

EUGENE

EUGENIA

GABRIEL

GEIRGE

HILARY

IRENE

ISADOR

JACOB

JEREMIAH

JOHN

JOSEPH

JULIA

JULIAN

JULIANA

JUSTIN

LEO

USA

LUCAS

LYDIA

MARIA

MARTHA

MATTHEW

MICHAEL

MYRON

NADINE

NATALIE

NICHOLAS

NINA

OLGA

PAUL

PAULINE

PETER

PHILIP

ROSA

SEBASTIAN

SIMEON

SOPHIA

STEPHANIE

STEPHEN

SUSAN

THADDEUS

THEODORA

THEODORE

THEODOSIA

THEOPHILUS

THOMAS

TIMOTHY

TITUS

VALENTINE

VALERIA

VERA

VICTOR

XINA

ZACHARIAS

ZOE

Его произношение

ЭЙДРИЭН

ЭЛИК

ЭЛИГЗАНДЭ

ЭЛЕКСИС

ЭНДЖИЛИНЭ

ЭНДРЮ

AH

ЭНТЭНИ

ЭТЭНЕЙШЕС

БАБЭРЭ

БЭЗИЛ

БЭНДЖЭМИН

КЭТЭРИН

КРИСТИНЭ

КЛОДЬЕ

КЛЕМЭНТ

КОНСТЭНТАЙН

СИРИЛ

дэньэл

ДЕНИС

ИЛАЙЭС

ИЛИЗЭБЕТ

ЕЛЭН

ЙУДЖИН

ЙУДЖНИЙЭ

ГЕЙБРИЭЛ

ДЖОРДЖ

ХИЛЭРИ

АЙРИН

ИЗЭДО

ДЖЕЙКЭБ

ДЖЕРИМАЙЭ

ДЖОН

ДЖОУЗИФ

ДЖУЛЬЭ

ДЖУЛЬЭН

ДЖУЛИАНЭ

ДЖАСТИН

ЛИОУ

ЛИЗЭ

ЛЬЮКЕС

ЛИДИЭ

МЭРАЙЭ

МАТЭ

МЭТЬЮ

МАЙКЛ

МАЙРЭН

НЭДИН

НЭТЭЛИ

НИКЭЛЭС

НИНЭ

ОЛЬГЭ

ПОЛ

ПОЛИН

ПИТЭ

ФИЛИП

РОУЗЭ

СИБЭСТЬЭН

САЙМЭН (= СИМИЭН)

СОУФИ (= СЭФАЙЭ)

СТЕФЭНИ

стивн

сюзэн

тэдиэс

ТИЭДОРЭ

ТИЭДО

ТИЭДОУСЬЭ

ТИОФИЛЭС

ТОМЕС

ТИМЭСИ

ТАЙТЭС

ВЭЛЭНТАЙН

ВЭЛИЭРИЭ

ВИЭРЭ

ВИКЭ

ЗИНЕ

ЗЭКЭРАЙЭ

ЗОИ

Соответствующее ему русское имя

АНДРИАН

АЛИК

АЛЕКСАНДР

АЛЕКСЕЙ

АНГЕЛИНА

АНДРЕЙ

АННА

АНТОН

АФАНАСИЙ

ВАРВАРА

ВАСИЛИЙ

ВЕНИАМИН

ЕКАТЕРИНА

ХРИСТИНА

КЛАВДИЯ

КЛИМЕНТ

КОНСТАНТИН

КИРИЛЛ

ДАНИИЛ

ДЕНИС

ИЛЬЯ

ЕЛИЗАВЕТА

ЕЛЕНА

ЕВГЕНИЙ

ЕВГЕНИЯ

ГАВРИИЛ

ГЕОРГИЙ

ИЛЛАРИОН

ИРИНА

СИДОР

ЯКОВ

ЕРЕМЕЙ

ИВАН

ИОСИФ

ЮЛИЯ

УЛЬЯН

УЛЬЯНА

УСТИН

ЛЕВ

ЛИЗА

ЛУКА

ЛИДИЯ

МАРИЯ

МАРФА

МАТВЕЙ

МИХАИЛ

МИРОН

НАДЕЖДА

НАТАЛИЯ

НИКОЛАЙ

НИНА

ОЛЬГА

ПАВЕЛ

ПОЛИНА (= ПАВЛИНА)

ПЕТР

ФИЛИПП

РОЗА

СЕБАСТЬЯН

СЕМЕН

СОФЬЯ

СТЕФАНИЯ

СТЕПАН

СУСАННА

ФАДДЕЙ

ФЕОДОРА

ФЕДОР

ФЕДОСЬЯ

ФЕОФИЛ

ФОМА

ТИМОФЕЙ

ТИТ

ВАЛЕНТИН

ВАЛЕРИЯ

ВЕРА

ВИКТОР

ЗИНА

ЗАХАР

ЗОЯ

Этот сравнительный анализ полезен еще и тем, что позволяет избавиться от магии иностранного звучания и написания, разглядеть в чужих буквах и звуках хорошо знакомое слово, избавиться от комплекса преклонения перед иностранным (есть и такой комплекс). А ведь такому комплексу частенько подвержена молодежь. Парень или девушка с удовольствием носят майки, на которых написано "iron" или "country". А напиши на тех же майках перевод этих слов (соответственно: "железяка" и "деревенщина"), то и не уговоришь надеть такие майки.

Языковое братство русских и англичан родилось не сегодня. Его возраст исчисляется тысячелетиями. Однажды возникнув, это братство не прерывалось никогда. Запас общих словарных единиц в обоих языках постоянно пополнялся то за счет русских, то за счет английских слов. Ветер культурных влияний переменчив. Он дул то в одну, то в другую сторону. Требует серьезного осмысления тот факт, что созвучия английских и русских слов нередко группируются в отдельные тематические группы. Возьмем, к примеру, одну из них - "Жилище". Сюда относятся такие слова:

Английское слово

ДОУМ ("купол, свод")

КЭМЭРЭ

("сводчатое помещение")

ПЭЛИС ("дворец")

ХАУС ("дом")

ХАТ ("хижина")

КИТЧЕМ ("кухня")

 

Сходно звучащее русское слово

ДОМ

КОНУРА, КАМЕРА

ПАЛАТА

КОШ

ХАТА

ХИЖИНА

Даже не приступив к изучению английского языка, русскоговорящий человек уже владеет немалой толикой английских слов как бы заочно. А все потому, что звучат они почти так же, как и соответствующие им русские. Эти общие словарные единицы образуют прочную и достаточно широкую базу, с которой можно начать успешное освоение языка Шекспира и Байрона. Они, словно мосты, соединяют оба языка. Все языки мира, взятые вместе, представляют из себя сообщество "сиамских близнецов", единый, цельный языковой организм, состоящий из соединенных воедино и во многом дублирующих друг друга языковых образований. Природа распорядилась так, чтобы один глаз дублировал другой, чтобы одно ухо дублировало другое.

Условия, в которых развивается человечество, привели к тому, что народы обзавелись своими собственными языками, которые лучше соответствуют условиям проживания этих народов, их нуждам общения. И все это для того, чтобы язык помогал обозначать то, что лучше видится одному народу и едва различимо для другого. Языки мира, как волосы на голове: взятые вместе, они образуют единую прическу, единую сеть антенн, устремленных в бесконечную Вселенную.

 

О ПРОИСХОЖДЕНИИ НЕКОТОРЫХ АНГЛИЙСКИХ СЛОВ

Зачем мне понадобилось исследовать происхождение английских слов, не лучше ли оставить это занятие самим англичанам?

Да просто на английские слова я смотрю как на свои собственные, поскольку пребываю в наивной вере в то, что все люди - братья, кровные родственники по Адаму и Еве, по Ною, Иафету... Перетаскивать в свой словарь чужие слова мне не интересно. Это все равно что воровать у самого себя, перекладывая добычу из одного кармана в другой. Меня интересует происхождение любого слова общечеловеческого языка, единого и одновременно многоликого. А обратился я к русско-английским параллелям потому, что лучше знаком с общечеловеческим языком именно с этой стороны. Чем больше слов, разных и всяких, попадет к исследователям, тем явственнее и зримее предстанет истина: язык-то един.

Родство русского и английского языков очень давнее и уходит своими корнями в седую старину, в эпоху былой языковой общности. Об этом напоминает множество созвучий среди самых важных слов языка. Среди них:

"ноуз" - "нос",

"чик" - "щека",

"вотэ" - "вода",

"милк" - "молоко",

"систэ" - "сестра",

"бразэ(р)" - "брат",

"тсри" - "три",

"сикс" - "шесть",

"com" - "соль",

"шугэ" - "сахар",

"дэй" - "день",

"найт" - "ночь",

"нью" - "новый",

"сан" - "сын",

"дотэ" - "дочь",

"кэт" - "кот",

"маус" - "мышь".

Приступающий к изучению английского, узнав, что по-английски "очки" называются "гласэз", удивляется: "Совсем как русское "глаза"!" На деле здесь все ясно. Ведь очки и есть вторые глаза человека, недаром же их по-русски назвали "очками", то есть "малыми очами" ("очки" от "очи"). Что же касается созвучия слов, то в близкородственных европейских языках это не диво. На то и "родственники", чтобы походить друг на друга. Удивительно другое: как можно порой не замечать явных совпадений, как можно чураться явного языкового родства?

Взгляд "с русской колокольни" на английские слова помогает вскрыть то, что для самих англичан скрыто. Со стороны бывает виднее. Приведу несколько наблюдений.

CLOCK (часы). Английское слово "клок" означает не любые часы, а только стенные, настольные и башенные. Все эти крупные часы унаследовали свое название от первых часов человечества - солнечных, которые тоже на руку не наденешь. Сердцевиной их служит стержень, отбрасывающий тень, проще говоря, колышек, "колок", как говорили в старину. Вот от этого-то слова "колок" (буквально: "маленький кол") и происходит английское слово "клок" - "часы".

Стрелки английских и русских часов движутся в одном направлении. Имеется в виду круговое движение слева направо, точь-в-точь как перемещается тень на солнечных часах, если эти часы установлены в Северном полушарии. В Южном полушарии тень движется в противоположном направлении.

За единодушием, с которым жители планеты признали одно и то же направление в качестве "движения по часовой стрелке", стоит очевидный факт: изобретатель солнечных часов жил в Северном полушарии.

DOUCHE (душ). В основе общеевропейского слова "душ" лежит слово "дождь" в одном из его произношений: "дощщ", как произносят сегодня русские, или "дощ", как в одном из сербохорватских говоров.

MONEY (деньги). Английское слово "мани" стало привычным и понятным даже тем, кто никогда не изучал английского языка. Но мало кто предполагает, что оно имеет славянские корни и происходит от славянского "мены". Так на заре зарождения торговли называли мерила стоимости, "то, на что меняют".

Таким "всеобщим эквивалентом" долгое время выступал металл. Монеты еще не чеканили, а потому денежной единицей была обыкновенная гиря, весом которой и измерялась стоимость товара. След от значения слова "мена" сохранился в русском "безмен" ("весы без мен", или, иначе говоря, "без гирь").

Слово (в значении "деньги") до сих пор сохраняется в ряде славянских языков и диалектов, и в частности в лужицком, языке западных славян Германии. Отсюда оно кратчайшим путем могло попасть в Англию. Английский, как и немецкий, также относится к группе германских языков.

В одном из современных диалектов болгарского языка "мена" (с ударением на последнем слоге) обозначает "деньги, которые собирает невеста на свадьбе, чтобы затем обменять их на монисто из золотых монет". Близкое значение и у словацкого "мена": "денежная система".

WINDOW (окно). Происходит от термина "выдув". Дело в том, что роль окна в древнем жилище "по совместительству" выполняло отверстие в крыше-потолке. Через него выходил дым очага и проникал свет. Это "окно-труба" прежде всего выдувало, проветривало помещение. Отсюда и название. Буквально: "место выдувания".

MEAT (хлеб). Еще сравнительно недавно слово "хлеб", "хлеб насущный", переводилось на староанглийский язык как "мит" - "мясо". И сегодня слово "мит" выступает для англичанина обобщенным названием всей пищи, любой еды. Язык, будучи материализованной памятью народа, недвусмысленно возвращает одних (русских через слово "хлеб" в значении "пища") в серебряный век матриархата и хлеборобства, а других (англичан через слово "мит" - "пища", но буквально "мясо") - в век бронзовый, век пастушества, мясной пищи.

Не только языковая память разводит русских и англичан в разные стороны. Разнят их и обычаи, социальные привычки, ставшие "второй натурой". Когда за одним столом собираются русский и англичанин, то бросается в глаза, как много хлеба ест русский и как мало - англичанин. Связь между национальной кухней и национальным характером, безусловно, имеется. "Какое у вас питание, такое и воспитание" - гласит шуточная поговорка. И в ней не просто шутка.

Русские питаются не только "хлебом единым". Англичане едят не только "плоть убиенных животных". Делить оба народа на народ-хлебороб и на народ-скотовод было бы неверно. Отмежевываясь от такой категоричности и прямолинейности, все же отметим: какая-то доля правды в этом есть.

DOODLE-SACK (волынка). Волынку называют своим национальным инструментом десятки народов. У нее множество имен: "ствири" - в Грузии, "паркабзук" - в Армении, "тору-пилль" - в Эстонии, "гайда" - в Болгарии и т. д. Среди народных музыкальных инструментов Шотландии волынка выдвинулась на почетное первое место. "Дудл-сэк" - так называют шотландцы свой любимый музыкальный инструмент. Если отбросить вторую часть этого слова "сэк", означающую "мешок" (тот же корень в словах саквояж, сачок), то останется первая часть: "дудл", восходящая к дудела, дуделка. Отдельное слово "дудл" по-шотландски означает "играть на волынке". Оно родственно русскому "дудеть" (буквально: "ду делать"), тем более что в ряде русских говоров волынку называют однокоренным словом "дуда", а в польском за волынкой закрепилось название "дуды". "Дудой" называют волынку и белорусы.

Переселившись на Британские острова из Причерноморья, предки нынешних шотландцев многое прихватили с собой на память. Полюбилось им и слово "дудела" ("дудело", "дуделка"), ставшее музыкальным символом шотландского народа.

GUEST (гость). В самом раннем своем значении это слово понималось как "чужеземец". Корень его сохранился во многих европейских языках, в том числе и в английском слове "гест" - "гость". Русские люди вдохнули в него новое содержание, переосмыслили сообразно своим обычаям, отношению к людям, своим и чужим. У щедрого, открытого, радушного русского человека "гость" стало означать дорогого, желанного человека. Для гостя - хлеб-соль, внимание, забота, кров. В доме для гостя - гостиная ("комната гостя"). На улице для него - гостиница ("дом гостя"). Гостю особая пища - угощение ("еда гостю"). Ему же и особое лакомство - гостинец ("лакомство гостю"). Хождение в гости "со своими пирогами" не в характере русского человека. Это обычай-новодел, повадка жителей крупных городов, с их стершимся национальным обликом, правило "хорошего тона" среди обывателей, мещан, бюргеров и буржуа.

Иначе развивалось значение слова "гость" в других европейских языках. На латинской почве гость из "чужестранца" превратился во "врага" (латинское "хостис" - "враг"). В английском языковом лесу от корня со значениями "чужестранец" и "гость" отпочковались такие деревья-слова, как "хостиж" - "заложник" и "хостайл" - "враждебный". В результате утратили свое значение такие слова, как "хостэл" - "постоялый двор" и "хоусти" - "гость". Затем была потеряна буква "с" в слове "хостэл", что породило на свет слово "хотел" - "отель". Вместе с исчезновением этой буквы пропала частичка былого английского радушия и гостеприимства, уступив место расчетливости и погоне за наживой.

GRIPPE (грипп). С какого бы языка непосредственно ни пришло это слово в английский язык, в его основе лежит русское "хрип". Это, в частности, можно проследить и во французском языке, где наряду со словом "грипп" имеется и одноко-ренное "гриппаж" - шумы, помехи радиоприему. Для гриппующего характерны посторонние шумы при дыхании, нечто среднее между храпением и сипением. Больной хрипит. Иначе говоря, гриппующий "хрипует". В. Даль не забыл привести у слова "хрип" и такое значение, как "простудная хрипота". Слово "хрип" ему показалось удачной заменой гриппа. Мы бы выразились иначе: не замена, а возвращение к первоисточнику.

SADDLE (седло). Сравнение английского "сэдл" и русского "седло" оборачивается не в пользу английской версии его происхождения. Исконно английскую основу "сит" ("сидеть") в нем еще можно "нащупать", хотя и ее не назовешь исконно английской, поскольку и в других языках она имеется. Сравните: еж - сидеть. Происхождение конечного "л" в этом представителе туманного Альбиона теряется в тумане предположений.

Смысловая же структура русского слова прозрачна, как стеклышко: сед-ло. Первая часть "сед" указывает на действие (сидеть), а вторая "ло" - на инструмент, приспособление для выполнения этого действия (как и ши-ло, мы-ло). Сквозь эту прозрачность четко проступает первоначальный смысл: "приспособление для сидения". Преимущество оказывается на стороне русского слова "седло", рядом с которым английское "сэдл" выглядит копией, отражением, но никак не оригиналом.

FIRE (огонь). Древний человек считал огонь небесным даром. Он был уверен, что сам Бог посылает с неба огненные стрелы - молнии. Эллины называли этого бога Зевс-Громовержец, а русские - Перун. "Перун" происходит от слова "пырять" (по типу "драчун", "ворчун", "скакун") и правильнее было бы писать "пырун".

Посыл такого бога мы называем сегодня словом "молния", в котором тот же "ударный" корень, что и у "молоть", "молот". Раньше молнию называли Перуном, а еще раньше - словом "пыр", образованным тем же способом, что "тык" - от "тыкать", "рык" - от "рыкать". Вот это самое слово "пыр" (от "пырять") и легло в основу множества европейских названий огня. Среди них греческое "пир", вошедшее в слово "пиро-техника", французское "фе", немецкое "фойер". В эту же компанию входит и английское слово "файэ(р)".

YEAR (год). Для англичанина это "год", и только. В душе же русского человека это, казалось бы, иноязычное слово будит целый букет воспоминаний, извлекая из глубин его памяти картины былого поклонения всемогущему солнцу.

"Йиэ(р)" - это чуть видоизмененное "яр", "ярило", название весенне-летнего солнца в пору его наивысшей силы, "яра", когда оно "наяривает" вовсю, даря свет и тепло всему живому и неживому. И так каждый год. Таков четкий ритм природы: один "яр" - - "йиэ(р)", одна весенне-летняя, "красная" пора каждый год. Вот почему "яр" стал единицей отсчета временного отрезка длиною 365 дней, а "йиэ(р)" в английском языке приобрело значение "год". Русские говорят "пять лет", а не "пять зим", отдавая предпочтение "лету красному" (то есть "красивому"), сезону лепоты ("красоты"). Ведь это так естественно: начинать отсчет времени с рождения нового солнца, с поры пробуждения, возрождения Природы. Новолетье древний человек повсеместно справлял по весне.

GUANO (гуано). Гуано (слежавшийся птичий помет) скапливается на удаленных и пустынных островах, лежащих на путях перелетов птиц, а потому обнаружить его могли только моряки. Раскрыв происхождение слова "гуано", мы прольем свет на "национальную принадлежность" древнейших моряков человечества.

"Гуано" происходит от банального славянского слова "гов-но", что четко и однозначно свидетельствует: первооткрывателями далеких островов были славяне, праславяне или древние русы (что, в сущности, одно и то же). Именно они первыми поняли уникальную полезность гуано и принялись вывозить его в разные страны, попутно внедряя в сознание людей его русское название. Это были не только мужественные моряки, сметливые купцы, но еще и влиятельные люди, раз они смогли ввести в языки мира новое слово.

После этого стоит ли удивляться тому, что реальным прообразом Синдбада-морехода из сказок "Тысячи и одной ночи" послужил Скилак из Карианды, говоривший на языке, похожем на русский, кар по происхождению, а кары были ближайшими родственниками троянцев-лидийцев.

Слово "гуано" заставляет пристальнее всмотреться в лица исторических каров, финикийцев, этрусков, прославившихся как мореходы.

WALL (вал). Обычным типом жилища древнего человека была полуземлянка. Вынутая из ямы земля наваливалась валом вокруг, образуя подобие стен. "Вол" - "стена" - от "вал", "валить". Английское слово надолго удержало память о конструктивных особенностях стен в таких постройках.

CUCKOO (кукушка). О чем поет кукушка? Да о том, что над всеми нами, русскими и англичанами, одно солнце, одно небо. Что границы между странами и народами придуманы несовершенными людьми, а не Матушкой-Природой. О том, что птицы не признают этих "межей да граней", от которых только "ссоры да брани". Слова в кукушечьей песенке природные, а потому гениально простые. Всего два, да и те одинаковые: ку-ку.

Английское слово "куку" происходит от того же самого природного "ку-ку", что и русское "кукушка".

BROCH (башня). Так называют в Шотландии круглую доисторическую башню (на Шетландских и Оркейских островах). "Брок" от русского "прок" в значении "запас впрок, на будущее". Башни эти предназначались для хранения зерна и были прообразом современных элеваторов.

Основное значение слова "прок" - это "будущее". Отсюда и однокоренные слова "прочить" (буквально: "предсказывать будущее"), "прочный" ("тот, что останется годным и в будущем"). "Прок" потому имеет значение "запас", "припасы на будущее".

От того же русского слова "прок" происходит арабское "барака" с его значением "благодать". Небесным даром, благодатью называли люди способность обеспечивать счастливую жизнь.

SKATE (коньки). Первая на планете модель коньков, естественно, отличалась от современных. Она представляла из себя нечто среднее между коньками и лыжами. То были скорее сне-гокаты, короткие и широкие полозья, прикрепляемые к обуви и использовавшиеся главным образом для спуска со склонов, горок. Собственно говоря, то были еще не коньки в нынешнем смысле слова, а "скаты" (от "скатываться"), приспособления для скатывания, а не катания, как на маленьких конях-коньках.

Английское слово "скэйт" - "конек" происходит от "скат" ("то, на чем скатываются"). Оно унаследовано от названия первых моделей коньков.

FELT (фетр). "Фелт" от русского "валять". Если валять шерсть, то получится войлок (от "валять"). Из отборной шерсти (пуха) получается высококачественная разновидность войлока - фетр. Французы обозначают оба понятия, "войлок" и "фетр", единым словом "фетр".

Если валять дурака, то слово "фетр", как и "фелт", нужно выводить из французского языка, а слово "войлок" - из турецкого, как это делают многие словари. Их авторов не смущает даже такой вопиющий факт, что многочисленные тюркские народы называют войлок совсем иным словом - "кече". Если продолжать валять дурака, то и родину русских валенок следует отыскать где-нибудь в теплой Италии или в жаркой Африке.

МЕТЕ (граница). Однокоренные слова: "мит" - пограничный знак и "метить" - отмечать что-либо. В близкородственном английскому языку немецком границу называют русским словом "граница" (в немецком произношении: "гренце").

MAZUT (мазут). Происходит от глагола "мазать". Буквально: "то, чем мажут, пачкают". В русских говорах еще сохранилось близкозвучащее слово "мазута" - "грязнуля".

COLONY (колония). "Колония", "поселение", как и русское слово "колония", обычно выводят из латинского языка, что в общем-то верно. Уточним лишь, что латинское "колония" восходит к общеславянскому "коло" - "колесо", "круг". А объясняется это просто. Первые поселения имели вид кругового укрепления. Принцип круговой обороны был подмечен в живой природе. К такой обороне прибегает, например, табун лошадей или стадо коров для защиты молодняка от хищников. Тот же самый корень "коло" стал основой тюркского слова "кала" - "крепость" и арабского "кала" - "крепость".

STOOK (копна). За этим диалектным английским словом угадывается русское слово "стог". Сравните: "стук" - "стог". Я называю слово "стог" русским потому, что именно система русского языка раскрывает внутреннюю сущность (буквальный смысл, первичное значение) этого слова. "Стог" от "стягивать" - "собирать в одно место и туго перевязывать", буквально: "то, что стянуто". Так поступают с сеном, собранным в кучу и стянутым веревками, чтобы его не разметал ветер. Того же корня русские слова "стезя", "стежка", "стогна".

STAGE (арена). У этого слова несколько значений: арена, сцена, поприще, место действия. Но они того же происхождения, что и русские слова "стог" и "стогна", которые берут начало, в свою очередь, от "со-ток", буквально: "совместное течение". Если "стежка" (того же корня) представляет из себя одну из дорожек, одну из тропинок, собирающих людей, то "стогна" ("площадь") означает "место общего сбора", то есть, по существу, "арену действия". Именно такое значение у английского "стейдж". Арена служит местом действия для собравшихся вместе людей, "стянутых" воедино общей целью и единым местом сбора.

STAKE (кол). "Кол", "столб" - того же корня, что и русское "стяг". Стяг, прежде чем принять облик знамени, был простым колом-вехой, воткнутым в землю с целью служить ориентиром, знаком, метой для собирания (стягивания) воинов на поле боя. Для лучшей видимости на вершине стяга-шеста укрепляли какой-нибудь заметный предмет-знак. Он-то со временем трансформировался в стяг-знамя.

Из уважения к стягу англичане очень аккуратно пользуются английским вариантом слова "стяг" - "стейк". Высшие английские офицеры приходят на работу не с кольями, шестами, столбиками, подпорками или дрючками в руках, а со стейками, особыми знаками воинского отличия в виде трости-хлыста, символизирующей власть.

RED (красный), или "рыжий", - того же корня и происхождения, что и русские слова "рдеть", "руда", "рдяный".

Рдяны краски,

Воздух чист;

Вьется в пляске

Красный лист...

(М. Волошин. "Осенью")

TREATY (договор). Заспорили двое. Чтоб разрешить спор, обратились к третьему, тому, кому оба доверяют, от кого ждут справедливого решения. Так появляется третий: судья, а следовательно, и инстанция, "третейский суд", третья сторона для разрешения двустороннего спора. Вот почему цифра 3 издревле символизировала справедливость. "Бог любит троицу". Бога справедливости "Веды" называют именем "Трита" (сравните: "третий"). Бог правды и справедливости в "Авесте" зовется Трай-тайона (опять в имени слышен отзвук тройки). Древнерусское слово "третей" - "суд", "судья" восходит к слову "третий". Судья и есть третий в споре, нейтральная, не заинтересованная сторона. В. И. Даль совершенно справедливо дает слово "третей" - "судья, посредник для мировой" как вариант "третьего" (третий по счету). Вспомним хотя бы латинское слово "трибунал".

Вполне логично поэтому, что договор как результат посредничества, как справедливое судейское решение, зафиксированное документально, англичане называют словом "трити", восходящим к слову "третий" (буквально: "решение, достигнутое третьим, судьей").

CANDLE (от "кадило"). Источником огня в древнем жилище были не спички, а угольки, укрытые пеплом и помещенные в специальный сосуд. Над этим "гнездышком" огня постоянно струился легкий дымок, оно курилось, кадило, а потому и назвали его "кадило" (от слова "кадить"). Со временем в русском языке это название перешло на источник благовонного дыма, уж очень он походил на древний огонь: тот же сосуд, те же угольки, только вместо пепла на угольках лежит пахучая смола, отчего дымок приобретает приятный запах.

Англичане стали употреблять в своей речи слово "кадило" в ту пору, когда еще не было разделения труда между источниками огня и света. С двумя обязанностями справлялся один и тот же. Он и огонь, и свет давал, совсем как свеча: и прикурить можно, и светло. От сегодняшней электрической лампочки не прикуришь. Быть может, тогда так называли некую разновидность лампады. Масло или жир, сгоравший в ней, чадил и кадил, оправдывая название: "кадм", "кадило". Со временем за словом "кадило" (а в английском произношении "кэндл") англичане закрепили значение "свеча". От былого чада в этом слове почти что ничего не осталось. Русское же слово "кадило", утратив былое значение "источник огня", сосредоточилось на идее "истечение благовония".

SHUTTLE. Успехи американцев в исследовании космического пространства привели, в частности, к тому, что у всего мира на слуху стало английское слово "шатл". Так американцы назвали свой космический корабль многоразового использования. "Шатл" происходит от "шатала" - "тот, кто бегает взад и вперед". "Шатала" - от "шататься". Для русского это понятно как дважды два. А вот понятно ли американцам и англичанам, что когда-то очень давно, когда об освоении космоса еще и речи не было, они переняли славянское слово, чтобы назвать им челнок ткацкого станка (снующий туда-сюда) и любое возвратно-поступательное движение?

CRUSE (кружка). Кружка - от "круг". Когда-то это был ритуальный сосуд, который пускали "по кругу". От этих времен сохранилось выражение "чаша круговая". У Пушкина: "За чашей пунша круговою..." Слово "кружка" вошло во многие языки мира: французский ("крюш"), английский ("круз"), голландский ("крус") и др.

Слово "круз" отошло в разряд устаревших английских слов, успев до этого изменить свое исконное значение на "глиняный кувшин". Русское слово "кружка" превратилось в обыденное название стакана с ручкой. И все же жива еще заключенная в нем память о тех стародавних временах, когда кружкой именовали не обычный сосуд для питья, а кубок, братину, магическую чару древних европейцев.

HUMOUR (юмор). Это слово означает "нечто очень смешное". Такое значение пришло к нему не сразу, а через цепочку рассуждений и умозаключений. Смех выводит человека из спокойного состояния, вызывает в нем веселое возбуждение и может довести до крайности, до полного изнеможения, заставить хохотать до упаду, так, что человек уморит себя смехом. Отсюда и "умора" - "смешное до смерти, до мора". Отметим, что слово это разговорное, передававшееся от поколения к поколению из уст в уста, сохранившее прочные связи с разными словами русского языка. Прежде всего, "умор" означает "смерть". Корень "мор" (тот же, что и в слове "мертвый", "мор" - "эпидемия"), от него произведено "уморить" - "довести до мора, смерти", а уж от него и умора - "доведение до мора".

Самое смешное, что слово "умора" пытаются не замечать, рассуждая о происхождении общеевропейского "юмор". Родоначальником этого слова называют Англию, из которой оно разбрелось по белу свету. В то же время родословную английского "хьюме" - "юмор" выводят из французского, затем латинского, причем упираются в явно притянутое за уши значение "влага, жидкость". А повод для таких упражнений в остроумии дали мы, русские, когда не распознали собственного слова "умор" в облаченном в английское платье "хьюмэ".

ROOF (кров). Кров - это не только жилище, приют, но и обыкновенная... крыша. Чтобы не выражаться высокопарно, мы часто заменяем слово "кров" словосочетанием "крыша над головой". Навес над головой в виде крыши - это главная часть жилища. Чтобы не лишать поэтов красивого словечка "кров", ему придумали двойника-заместителя - "кровлю". "Кровля" того же корня, что и "кров" и того же значения, что и "крыша". Все три значения (кров, кровля, крыша), словно три значения сына, происходят от одного отца - "крыть". Покрыли дом - вот вам кровля и крыша, а значит, и кров.

Английское "руф" работает не покладая рук. Оно в одиночку справляется с обязанностями трех русских слов-братьев: "кров", "кровля", "крыша", а также с обязанностями их слова-отца "крыть". Работы у английского слова так много, что некогда передохнуть, посмотреть на себя в языковое зеркало. Быть может, тогда оно заметило бы несомненное сходство между "кров" и "руф", догадалось бы о своем родстве с русской языковой семейкой, вспомнило про утраченный в пылу работы первый звук, о том, как из "круф" (сравните: "кров") оно превратилось в "руф".

RULE (руль). О содержании английского национального гимна русский сможет догадаться по первым его словам: "руль бритэнйэ" - "правь, Британия (морями)!", тем более что русские и сегодня так называют эту страну, Британией, тогда как сами британцы предпочитают именовать ее чуть измененным словом "бритн".

Откуда пришел в Россию корень "рул", сказать трудно. Однако, войдя в русский язык, он здесь прочно закрепился во многих словах: "рулить", "руль", "рулет", "рулетка". Есть он и во французском слове "руле" - "катить", "рулить".

BULB (пузырек). Английское "пузырек" - того же происхождения, что и южнорусское "бульба", которое в кубанском говоре означает "пузырь на воде". На слуху и фамилия гоголевского героя: Тарас Бульба. "Булькать" из этой же словарной семьи. Бульба - "картошка" - тоже. Английское "бол" - "мяч" тоже. Этот корень говорит о крутобокости, шарообразности.

SECRET (секрет). Английское слово "сикрит" - "секрет" приплыло к англичанам из Франции. Когда же я вижу в словарях рядом с этим словом помету о том, что оно "из голландского или французского", то испытываю по меньшей мере чувство неловкости. Разве оно не унаследовано из древнерусского языка, пусть при влиянии западноевропейских? "Секрет" от "сокрытое", и корень в нем тот же, что в "крыть", "покрывать", "скрывать".

Былое языковое единство европейцев постоянно заявляет о себе. За мудреными греческими словами "криптография", "криптон", "крипторхизм", начинающимся с "крипто-" ("скрытый"), виднеется русское "крыть". Это два очень близких, родственных корня.

WAR (война). "Вор" - от "бор", "брать". Вор - тот, кто берет без спросу, отбирает. Первоначально "вор" означало само действие, процесс и было образовано по типу "брать" - "бор", "драть" - "дор", "жрать" - "жор", "сорить" - "сор". Затем в русском языке название действия перешло на самого "деятеля", если так называть вора. В английском же языке сохранилось более древнее значение, название деятельности, процесса, а не человека. Больше того, английское слово помогает понять, какой именно смысл они вкладывали в слово "ва(р)>> - "война". Оказывается, что под войной понималось элементарное воровство. Главной ее целью считали наживу: взять, отнять, отобрать. "Ва(р)" от "бор", "брать", а то, в свою очередь, того же корня, что и французское "бра" - "рука" ("то, чем берут"). Когда-то жизнь сводилась в основном к двум действиям: брать и отдавать.

Позже отношения между людьми усложнились, и потребовались новые слова-названия. "Варяги" ("воины") от "ворюги".

TEA (чай). Чай - самый распространенный напиток на земле (после воды, разумеется). Спасибо китайцам, познакомившим все континенты с чаем-растением и научившим приготавливать из него чай-напиток. Отдельная благодарность китайцам за название, подаренное многим народам, в том числе русским и англичанам.

В китайском языке слово "ча" означает "молодой лист". В разных провинциях Китая его выговаривают по-разному. На западе страны сухой чай называют "ча-е" (отсюда русское "чай" и арабское литературное "шай"). На востоке Китая его произносят как "та-е" (отсюда английское "ти", японское "тьа", французское "тэ", а также алжирское диалектное "тай").

У каждого народа всегда две ипостаси: учителя и ученика. Обучая других, он учится и сам. Первые уроки чаепития русские и англичане брали у китайцев. Затем учили этому других, превратили этот обычай в характернейшую примету своей собственной народной жизни, в неотъемлемую часть национального уклада.

MIGHT (могущество). Как минимум два признака говорят об относительной древности слова "невмоготу".

Во-первых, оно представляет собой сращение из трех элементов: не в моготу (буквально: "не в силах", "не в силе"). На то, чтобы срастись, необходимо было время. Во-вторых, последняя часть этого составного слова, "моготу" (от "могота"), напоминает о былом существовании в русском языке слова "могота" - "могущество", "мочь", "мощь", "сила", "власть", "возможность". Оно еще упоминается в словаре В. Даля, но его уже нет в словарях современного русского языка. А на то, чтобы исчезнуть, уйти из словаря живого языка, тоже необходимо время.

Не меньше возраст и у английского слова "майт" - "могущество", "мощь", "сила", имеющего тот же корень, что и русское "могота", "могита" или "могута" (все от "мочь"). О единстве корней русского "могута" и английского "майт" напоминает не столько звучание, сколько традиционное написание английского слова: "мигхт". Тот же корень и у немецкого "махт" - "сила", "мощь".

BARROW (курган). Своих покойников древние кельты хоронили в курганах. От кельтов в английский язык пришло слово "бэроу" - "могильный холм, курган, пригорок". Оно представляет из себя английский вариант от русского "боров", как до сих пор в ряде говоров называют высокую гряду земли, приготовленную для посадки овощей. Того же корня слово "боровок" - "часть дымохода" или "длинная копна сена". Сходство такой копны с курганом или пригорком очевидно, особенно если курган продолговатый.

Кастрированного хряка русские называют тем же словом "боров", наводя на раздумья о причудливости сходства двух столь разных значений ("гряда земли" и "хряк") под крышей единой словоформы. Та же история и со словом "бэроу", приютившим под своим кровом значения "хряк" и "курган". Объяснение этому параллельному явлению в русском и английском языках может быть и такое. За широким занавесом слова "кельты" стоят самые разные действующие лица. Среди них славянокельты и даже просто славяне, хоронившие своих покойников вплоть до XIV века в курганах.

Потому-то и борова они называют словом "боров" или "бэроу", если делать уступку английскому произношению. Еще одно объяснение: общие языковые корни кельтов и славян. Всякий выпуклый и продолговатый предмет на поверхности земли наши общие предки могли называть общим словом, похожим на "боров" - "бэроу". К таким предметам-образованиям они отнесли как холм, так и разлегшегося на земле, словно холм, самца свиньи.

TRITON (тритон). Произнесите слово "тритон" - и европеец, будь он англичанином, французом или немцем, вас прекрасно поймет. Данная разновидность саламандр примерно одинаково называется на многих языках. В унификации названия не последнюю роль сыграли древние мифы европейцев, в которых фантазия превратила это безобидное земноводное в могущественного бога, хвостатого сына самого Посейдона. С Тритоном случилось то же самое, что и со словами "медуза", "дельфин" и многими другими названиями представителей животного или растительного мира, выдвинувшихся на роль божеств или духов живой природы (нарцисс, мята, ель, пихта, гиацинт, лен и др.).

И пусть англичанин произносит не "тритон", а "трайтн". В конце концов, даже у каждого человека чуточку свое, присущее только ему произношение. Нельзя же всех стричь под одну гребенку, требовать во всем единообразия. Должны же быть хоть какие-то отличия. Мы же не из инкубатора вышли.

BOTTLE (бутылка). Ее использовали в качестве сосуда с узким горлышком для сбивания масла. В него заливали молоко, брали рукой за узкую часть (горлышко), затыкали большим пальцем отверстие и начинали "ботать" (качать туда-сюда, сверху вниз). Сосуд для этих целей должен был быть небольшим, чтобы его приводить в движение одной рукой. И с достаточно узким отверстием, которое можно заткнуть большим пальцем руки. И наконец, такой формы, чтобы его было удобно держать в руке: иметь достаточно длинное и прочное горлышко-ручку. Короче говоря, этот сосуд должен быть в форме бутылки. "Бутылка" - от "ботать", слова, которое имеет также значение "сбивать масло".

Возраст бутылки не менее 8 тысяч лет. Об этом говорит находка неолитических бутылок, сделанная болгарскими археологами в местности Чавдарова Чешма. Наверняка у бутылок древних фракийцев было и собственное название, и, скорее всего, первоначально говорили не "бутылка", а "бутыль", и еще вероятнее: "ботало" (то есть "сосуд для ботания"), которое так созвучно английскому "ботл".

BUTTER (масло). "Батэ" - "сливочное масло" - того же корня, что и русское "ботать" - "сбивать масло", и означает, собственно говоря, "сбитень". Из этого же ряда и немецкое "буттер" - "сливочное масло", заимствованное русскими уже намазанным на хлеб, в составе слова "бутерброд" (от немецкого "буттерброт" - "масло-хлеб").

BROOD (стая, семья). "Бруд" можно толковать и как "поколение, выводок". Это английский вариант произношения русского слова "порода", разновидность животных, деревьев или людей. Смысл этот складывается из начального "по", означающего буквально "из" или "от" (как "один из" или "один от") и корня "род" - "разновидность живого".

PEER (пэр) - титулованное лицо в Англии. "Пэр" - слово того же корня и происхождения, что и русское "пара". Когда русские говорят "два сапога пара", то имеют в виду равенство. Высшее аристократическое звание в Англии и Франции, пэр, также указывает своим прямым, буквальным значением на равенство, равнозначность (имеется в виду равенство королю по происхождению). Пэры образовывали сословие людей, которые на равных разговаривали с самим королем. Короля выбирали из числа пэров. Он становился первым среди равных. Также первым среди других значений слова "пэр" следует поставить "ровня", а только уж потом "пэр, лорд".

Корень в слове "пара" общеевропейский. Сходным образом звучат слова со значением "пара" в английском, французском и других языках.

CALCULATOR (калькулятор). Целое семейство английских слов связано родственными узами по линии корня "кэлькьюл". Некоторые из этих слов пополнили языки других народов. Пожалуй, всемирную известность получило слово "кэлькьюлейтэ" - "вычислитель". В русском произношении: "калькулятор". А выросло все это многочисленное семейство слов из одного-единственного зернышка "галька". Так называют камень-голыш. "Галька" - от "голый". Отглаженный, вылизанный волнами дикий камень и впрямь выглядит раздетым, обнаженным, нагим, голышом, вылезшим на берег из воды. Такой камень приятно взять в руку, он не поранит вас острыми краями. Им удобно пользоваться при счете. С этого-то и началась "карьера" гальки как инструмента для вычисления, компьютера древнего человека.

О далеком, "каменном" прошлом слова "кэлькьюлейтэ" в английском языке напоминает разве что медицинский термин "кэлькьюлэс" - "камень в почках", который по форме ничем особенно не отличается от математического термина "кэлькьюлэс" - "исчисление".

Арабский корень "хаса" также совмещает в себе значения "камешки" и "исчисление".

CLUB (клуб). Английское слово "клаб" - это языковая загадка, поскольку сводит вместе такие далекие друг от друга значения, как "дубина" и "клуб по интересам". В клубы по интересам обычно приходят добровольно, дубиной туда никого не загоняют. Так что же общего между клубом и дубиной?

На этот вопрос отвечает русское слово "клуб", одинаково успешно называющее как объединение людей, так и длинных предметов или мелких частиц (пара, дыма, пыли). Для русского слова "клуб" важнее всего значение "совокупность, сгусток, единство". Оно не вдается в детали этого единства.

Похожую загадку загадывает и немецкое слово "кольбен", объединяющее значения "дубина" и "колба". И опять-таки на выручку приходит русское слово "клуб" с его указанием на утолщенность, крутобокость, шарообразность, особенно заметное в значениях таких родственных слову "клуб" слов, как "клубок", "клубень", "колобок". Шар - это раздувшийся во все стороны круг или "коло", как называли круг в старину. От этого-то "коло" и появились на свет многочисленные слова-потомки.

Среди них и "клуб". Все они обращают наше внимание на сходство формы у колбы и у дубины (особенно палицы): тонких с одной стороны (где горлышко или ручка) и толстых, шарообразных - с другой.

Русские слова с основой "клб" объединяют значения "клуб" (пыли), "колба" и "дубина" в единую компанию круглобоких толстяков. Больше того, все они предлагают взглянуть на "клубы по интересам" как на клубки ниток, скрученных в шарик-моток, дыма и даже змей, которые сплелись в кишащие шары.

Русское "клуб" скорее всего лишь расширило набор своих значений, пополнив его английским. Русские не стали заимствовать английское "клаб", как это сделали, например, индусы, а обошлись своим словом, прочно стоящим на почве русского языка, чего не скажешь про английский "клаб".

САМЕО (камея). "Кэмиоу" - "камея" - того же происхождения, что и французское "каме", итальянское "камео", греческое "камейон". А у всех одинаковое значение. Происхождение слова славяно-русское, от слова "камень" (или "каменье"). Камея и есть камень, только драгоценный и резной.

SWEATER (свитер). Русское слово "свитер" лишено ясно выраженных родственных уз с другими словами из своего ближайшего окружения, чего не скажешь про английское слово "светэ". Последнее явно происходит от слова "пот". Буквальное значение английского "светэ" вовсе не "свитер", а "пото-гони-тель".

Так англичанин называет все, что выжимает из человека пот. К таким потогонным средствам он относит потогонное снадобье, теплую вязаную фуфайку, в которой так легко вспотеть, и жестокосердного хозяина-эксплуататора, заставляющего своих работников трудиться "до седьмого пота".

С точки зрения буквального смысла к английскому "светэ" близко русское "потник". Вот только оно называет не вид одежды, а часть конской упряжи.

CAVALRY (кавалерия). Что английское "кэвлри" - "кавалерия", что русское "кавалерия" - оба восходят к латинскому "кабалла" - "кобыла". Для русского языка это латинское слово ближе (сравните: "кабалла" - "кобыла"), а для английского значительно дальше, поскольку кобылу англичане называют словом "мэа".

FETISH (фетиш). Припишите предмету чудодейственную силу, и он превратится в фетиш. Было бы желание, а поклоняться можно чему угодно: и чурке, и шкурке, и камню с дыркой.

Если в наличии сверхъестественной силы у амулетов, чу-ринг, столбив и прочих фетишей можно и нужно сомневаться, то в связи английского "фитиш" с французским "фетиш" сомневаться не приходится. За спиной же французского слова маячит русское "вещь", произнесенное на западноевропейский манер, с заменой "в" на "ф", с переделкой "щ" в "тиш". Фетиш и есть вещь, предмет, служащий для поклонения.

Разновидностью поклонения вещам и предметам (фетишизма-вещизма) выступает идолопоклонство. И общее для европейцев слово "идол" опять-таки обнаруживает свою связь со славянскими языками.

IDLE (идол), по-английски "айдл", от "едало". Идол не какой-нибудь там заурядный едок и даже не обжора. Он ненасытное, всеядное, всепожирающее существо, постоянно требующее для себя все новой и новой пищи. Целое сословие людей занимается его прокормлением. За то, что они готовят для идола-едала жратву-жертву, их так и называют: жрецы ("жрец" - от "жрать").

Английское "айдл" - это всего лишь чуточку видоизмененное русско-славянское "едало". Отсюда ясно, почему у этого английского слова наряду со значениями "идол" и "кумир" имеются и такие, как "бездельничать", "лодырничать", "тратить время попусту", "работать на холостом ходу", "бездействовать", "простаивать", "лениться", и им подобные. Ответ прост: в каждом из перечисленных значений (включая и значение "идол") так или иначе присутствует понятие "дармоед", то есть бездельник, кормящийся за чужой счет.

BOSS (босс). Заправила-политик или бизнесмен, называющий себя боссом, вряд ли связывает такое самонаименование с понятием "козел-вожак". А напрасно. Такая связь более чем вероятна. Английское "босс" скорее всего родственно осетинскому "борзо" - "бородатый козел, вожак овечьего стада". В основе его лежит осетинское же "боцо" - "борода". Тюркское слово "аксакал" также увязывает воедино старшинство и бороду, поскольку оно буквально переводится не как "старейшина", а как "белая борода". "У кого борода, тот и апостол".

SECTION (секция). Если английское слово оканчивается на "сек", то значение этого слова наверняка связано с делением надвое. Скажем, "байсек" - "делить пополам". Если же оно начинается с "сек", то его значение наверняка связано с делением на части. Например, "секшэн" - "часть (целого)", "отрезок, участок, секция, деталь", "делить на части". Короче, где "сек", там и деление. В русском языке слова "секира", "сечет" указывают на то, что делят. Дровосек рубит, то есть делит дерево на части. Мы говорим сегодня "сечь", хотя еще совсем недавно говорили "секти".

Корень этот скорее славяне-русский, чем англо-германский. Это мы, русские, говорим сегодня "секу", "секира", "секач", англичане в таких случаях используют совсем иные корни и слова. Наш корень "сек" ближе к народному. На русской языковой чаше весов слов-гирек с корнем "сек" наберется поболее, чем на английской. Мы на свою чашу прихватили изрядное число заимствованных слов с тем же корнем: "сектор", "секция", "секатор", "секта".

CADE (боченок). Русское слово "кадь", а также образованные от него "кадка" и "кадушка" имеют единый корень, очень древний, сохранившийся во многих языках, где он несет значение "емкость, посудина". Например:

КАДЬ (русск.) - "бочка",

КАЙД (англ.) - "бочонок",

КАДУС (лат.) - "кувшин для вина",

КАДОС (греч.) - "кружка",

КАДУС (арабск.) - "ведро оросительного колеса",

КАДД (арабск.) - "кожаное ведро".

Другое значение этого корня - "мера" - также обнаруживается во многих языках:

o КАДЬ - "мера сыпучих тел (зерна) в Древней Руси,

o КЭЙД (англ.) - "селедочная бочка как мера емкости",

o КАДД (арабск.) - "размер, мера".

Слово "кадь" - древнерусского происхождения, от "кать", буквально: "то, что катят". Сравните: "кладь" - "то, что можно класть" (от "класти"). "Кадь" (от "катить"). Название дано в силу того, что особенностью бочки как тары выступает возможность ее катить.

Похожим образом появились слова "катушка" (от "катить", "катать"), "кадушка" и "катыш" - скатанный шариком комок.

FIR (ель). Словом "фё" англичане называют ель или пихту. В этом названии содержится намек на колючесть, игольчатость этих пород деревьев. "Фё" (а пишется "фир") - того же происхождения, что и русское "пыр" в слове "пырять". Для пы-ряния (тыкания чем-нибудь колючим) листья-иголки этих деревьев вполне подходят.

За уколы побегами или "усами" получило название и такое растение, как пырей. И не только оно.

NIMBUS (нимб). Нимб символизирует святость. Святые (а это видно по сиянию вокруг головы) находятся гораздо ближе к Богу, чем простые смертные. Они небожители. Нимб указывает на сияние, похожее на светящееся облачко. На иконах его условно изображают в виде кружка. Значение слова "нимб", таким образом, близко к понятию "небо" (нимб у небожителей, а выглядит нимб как облачко). Добавьте сюда созвучие слов "нимб" и "небо". Слова эти однокоренные.

Почти так же слово "нимб" звучит на множестве европейских языков. Принято считать, что английское слово "нимбэс" - "нимб" происходит от латинского "нимбус" - "туман, облачко, туча". Латинское же слово "нимбус" близко русскому "небеса".

GARDEN (сад). Ограда вокруг сада или огорода совершенно необходима. В ней защита от непрошеных гостей (и от животных, и от людей). Народная мудрость учит "не пускать козла в огород". Она же напоминает: "репу и горох не сеют вдоль дорог" (где урожай сможет снять любой встречный-поперечный).

Потому и назвали огород огородом, что он огорожен. Если же посадить на части огорода плодовые деревья, то огород превратится в сад-огород. Вот почему огороженный участок, засаженный овощами и фруктовыми деревьями, издревле называли также садом.

От этих времен осталось прозвище капусты: "голова садовая", как будто капуста растет не на огороде, а в саду, на деревьях. Слово "огород" означает буквально "огороженное место". Уточнение значения в сторону преобладания овощных грядок произошло уже позже. У английского слова "гадн" нет подобных очевидных признаков его происхождения, если ограничить свой кругозор каменной стеной английского языка. Только преодолев ее и поставив в одну шеренгу с русскими словами "огород", "ограда", "городить", "город" (поселение за оградой), можно увидеть формальные признаки родства английского "гадн" с русским "огород".

Среди них созвучие корней "га(р)д" - "огород" и совмещение значений "огород" и "сад". Не беда, что английское "гадн" сегодня "равняется" на понятие "сад", оставляя понятие "огород" на втором месте, а русское "огород" "держит равнение" исключительно на понятие "огород", и только старое значение слова "сад" (в смысле "огород") все еще напоминает о былом смешении сада с огородом. Если выстроить слова "гадн" и "огород" "по ранжиру", то на первом месте должно по праву стоять русское слово. Оно выше ростом. Оно похоже на могучее дерево с прочными корнями и многочисленными ветвями. Чего не скажешь про английское "гадн".

NET (сеть). Русское слово "тенета" происходит от "тянуть". Сети для ловли зверя и паутина паука (а это все тенета) натягиваются, растягиваются, чтобы затянуть жертву.

Англичане убрали из этого слова его начальную, безударную часть, переделав "тенета" в куцее "нет" - "сеть, паутина". Разумеется, такое коротенькое словечко удобнее как средство общения, но оно хуже как средство мышления. Нет в нем внутреннего, глубинного образа. Оно холодно и безлико, как номер участка на кладбище.

Русский язык тяготеет к сохранению логических связей между словами, к исторической смысловой преемственности, хранит слова как средство мышления. Что же касается английского, то он более озабочен сиюминутным удобством. Откажись англичане от своей традиционной орфографии, и мало что останется от исторических связей слов, а значит, и от смысловых ассоциаций, возникающих при их произношении. От слова "тенета" тянется упругая нить к словам-предкам. Английское же слово "нет" выглядит скорее обрывком словесной нити, звеном, изъятым из цепи.

YOUNG (молодой). Английское "янг" - "юный, молодой" - того же корня, что и русское "юный" или окончание "енок" в словах, обозначающих разновидности молодняка: "козленок", "ребенок", "теленок", "утенок", "жеребенок", "ягненок" и т. п. Того же корня и французское "жён" - "юный". Это один из древнейших корней, унаследованных англичанами, русскими и французами от их общих предков.

CORK (пробка). "Кок" - "пробка" - того же корня, что и русское "корка", белорусское "корак" или болгарское "корк".

Бутылочная пробка - это "корковая затычка" (определение В. Даля). Слово "корка" (буквально: "маленькая кора") очень точно подходит для называния этой затычки, поскольку указывает на материал, из которого она сделана (из коры, корки пробкового дуба). Однако русские отказались от этого славянского слова в пользу слова германского происхождения "пробка". В его основе лежит немецкое "пфропфен" - "пробка, затычка", родственное глаголу "пропфен" - "закупоривать". Немцы сохранили это свое слово, одновременно прихватив в свой словарь и слово "корка" (по-немецки: "корк" - "пробка"). Англичане, язык которых ближе к немецкому, все же используют славянское по происхождению слово "кок" (от "корка").

GOETY (колдовство). Это устаревшее слово - английский вариант произношения русского "гоити" - "наделять гоем, то есть жизненной силой". В русских сказках и былинах часто употребляется слово "гой". Особенно в выражении "ох ты, гой еси, добрый молодец". Вместо "будь здоров!" в старину говорили просто "гой!". Оба слова - и английское, и русское - уводят нас в стародавние времена господства волхвов, языческой магии, во времена общих верований и обычаев.

Того же корня и происхождения кельтское слово "гай" - "омела с дуба". Когда-то считалось, что омела, взятая с дуба, обладает особой жизненной силой (гоем).

FILE (шпилька, файл). В древнейшем языке человечества жило-было слово, звучавшее примерно как "пил", и означало оно "зуб". Этот корень удержался до нашего времени в русских словах "пила", "пилить" (то есть "грызть, как грызут зубами"). После замены "п" на "в" появилось русское слово "вилы" ("инструмент с зубьями-клыками"), В английской речи начальное "п" (или какой-то похожий звук) был заменен на "ф". Так появилось слово "файл" - "шпилька". Когда же на эту шпильку начали нанизывать карточки с информацией, то слово "файл" приобрело новое значение: "картотека". Если же нанизать на единое основание (в прошлом стержень-шпильку) документы и заключить их в корочку, то получится файл-скоросшиватель. Так же нанизывают сено на вилы.

Слово "вилы" буквально означает "зубы" (отсюда и множественное число: "вил-ы"). Файл буквально означает "зуб, клык". Все значения нынешнего английского слова "файл" так или иначе упираются в идею острого стержня (зуба, клыка), на который насаживается что-либо наподобие кусочков шашлыка на шампуре. Это и папка, и скоросшиватель, где отдельные листки подшиты к единому основанию. Это и накопитель информации в компьютере, где сведения выстроены в один ряд, словно зубья у пилы. Компьютерный файл - это тот же скоросшиватель, только не реальный, не материальный, а виртуальный.

О былой "зубатости" слова "файл" напоминают такие его значения, как "напильник", "пилочка" и "пилить". В немецком

 

Единый язык человечества

 

"надфиль" - "напильник с мелкой насечкой", тот же корень "филь" (сравните: "файл", "пила"), а означает оно буквально "иглозуб".

CAMERA (камера). Как английское "кэмэрэ", так и похожее на него русское слово "камера" могут обозначать фото- или киноаппарат. Вот только английское слово делает это гораздо чаще и привычнее, а русское слово, напротив, реже, охотно перекладывая эту работу на слова фото- и киноаппарат. Наборы значений у данной пары слов разнятся. При всей близости значений из одного списка к значениям другого списка полностью совпадает только одно: фото- или киноаппарат. Чуть утрируя, можно сказать и так: "В русской камере сидит заключенный, а в английской кэмэрэ - судья". Поясним это схемой (рис. 25).

Появившиеся в этой схеме из-за совпадения значений английские слова "сэл" и "тьюб", в свою очередь, обнаруживают совпадение значений и созвучие соответственно с русскими словами "келья", "тюбик".

Значение "келья" есть у "сэл", а значение "тюбик" - у "тьюб". Итак, ниточка, связывающая английские слова с русскими, потянулась еще дальше. Ее можно продолжить, привлекая значение "труба", которое имеется у "тьюб". Схему можно значительно расширить, если подключить к сравнению слова французского языка "тюб" - "тюбик", "се-люль" - "келья", и паутина связей начнет охватывать все новые и новые слова, демонстрируя неразрывность их связей из различных языков.

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

Глава 5

МОИ АРАБСКИЕ СЛОВА

Сорок лет тому назад, когда я только-только приступал к изучению арабского языка, мне казалось, что все в нем будет не похоже на то, к чему я привык в русском или в английском, о котором к тому времени кое-что знал. И поначалу все как будто говорило в пользу такого предубеждения. Много сил и времени отняло овладение трудными гортанными звуками, каких в русском языке не существует. "Арабская вязь" ничем не напоминала родную кириллицу или понятную латиницу. Многие слова оказывались не похожими на русские или английские даже там, где я привык примечать ин-тернационализмы, близкозвучные общеевропейские выражения. Например:

o СОЦИАЛИЗМ звучало как АЛЬ-ИШТИРАКИЙЙА,

o КОММУНИЗМ - АШ-ШУЙУИЙЙА,

o КАПИТАЛИЗМ - АР-РААСМАЛИЙЙА.

В грамматике свои арабские выкрутасы. Начинай предложение с глагола, а имя ставь потом. Сначала назови имя существительное, а уж потом - прилагательное, его определяющее. И много другого, непривычного. Не говоря уже о том, что писать пришлось справа налево. Читая же справа налево, приходилось сначала догадываться, о чем написано, а лишь потом озвучивать уже понятое, ведь арабы выпускают при письме очень многие звуки, особенно краткие гласные.

И вот прошло четыре десятилетия, наполненных каждодневным общением с арабским языком. Многие иллюзии развеялись. На арабский язык я теперь смотрю так же, как и на русский, мало обращаю внимания на расхождения.

Да, в арабском имеются звуки, отличные от русских. Но стоит ли переоценивать значение звуков для языка? Опыт говорит о том, что интонация главнее, что правильно поставленное ударение куда как важнее отдельного звука. Вас поймут даже в том случае, если звуки останутся русскими. Подберите лишь правильные слова да расставьте их в нужной последовательности, не забывая про ударения и интонацию речи. Ну, разумеется, станет ясно, что вы - иностранец. Окончательное избавление от акцента применительно к человеку, начавшему изучение иностранного языка в зрелом возрасте, я считаю невыполнимой задачей.

Произношением надо заниматься в раннем детском возрасте. Что не было заложено до пяти лет, уже не наверстаешь, когда твой возраст перевалил за второй десяток. Правде, желательно, смотреть в глаза и не пытаться героическими усилиями исправить положение. Как говорил Р. Роллан: "Существует на свете только один героизм: видеть мир таким, каков он есть, и любить его".

Еще один миф о трудности арабского языка основан на самобытности арабской графики. Однако и здесь все относительно. Приглядевшись, я понял, что основой для арабской графики, латиницы и кириллицы послужил один и тот же древнейший алфавит. Арабские буквы одна за другой стали заявлять о своем сходстве со знакомыми мне европейскими буквами.

Арабский алфавит не случайно начинается с "а" (с буквы "Алеф") и заканчивается буквой "я" ("йа"). Не случайно в его сердцевине обнаруживается общеевропейский сгусток букв: "к-л-м-н" (по-арабски "кяф"-"лям"-мим"-"нун").

Освоить чтение и письмо по-арабски можно за один день. Это, пожалуй, самое легкое, что есть в этом языке. Машинистка с весьма посредственным прилежанием и не имеющая никакого представления об арабском языке при мне научилась печатать по-арабски за несколько ненапряженных часов занятий.

В легенду о трудности изучения арабской графики верила даже такая незаурядная личность, как Ф.Энгельс. В письме К. Марксу от 6 июня 1853 года он написал следующее: "Зато персидский - не язык, а настоящая игрушка. Если бы не этот проклятый арабский алфавит, в котором то и дело по шесть букв подряд выглядят одинаково и в котором нет гласных, то я бы взялся изучить всю грамматику в течение 48 часов". Вот уж действительно "на всякого мудреца довольно простоты". Присмотрись Энгельс получше, и он разглядел бы, что в арабском алфавите всего-то 28 букв. Меньше, чем в русском, и на две буквы больше, чем в английском. И гласные тоже есть.

 

РУССКО-АРАБСКИЕ ЯЗЫКОВЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Они рассеяны по всей системе языка, имеются в любой его части, среди любых групп слов, носят систематический характер. Эти параллели не просматриваются только тогда, когда у исследователя недостает объективности, наблюдательности, глубины анализа или широты привлечения фактов из других языков, восполняющих разрыв между русским и арабским.

В принципе, сходства имеются во всем, что бы мы ни сравнивали. Без них не было бы и различий. Сходства и различия нерасторжимы, как свет и тень. Между мухой и слоном отыщутся десятки сходных черт, начиная с мушиного хоботка, напоминающего слоновий хобот. Внешность аравийского зверька дамана (жиряка) вряд ли кому напомнит слона. Наука же утверждает, что даманы и слоны - очень близкие по происхождению животные. Она подмечает сходства там, где обыденный взгляд проходит мимо.

Приведем беглый обзор русско-арабских языковых параллелей.

В звуковом составе

Большинство звуков русского языка совпадает с арабскими. Тем заметнее на этом фоне такие различия, как отсутствие звука "айн" в русском или "ы" в арабском.

В письменности

И арабы, и европейцы используют знаки-буквы, а не знаки-слоги или иероглифы. И ряд этих букв обнаруживает черты несомненного сходства. Отмечу несколько случаев.

Арабская буква "шин" передает примерно тот же звук, что и русская буква "ша" (рис. 26).

 

Единый язык человечества

К тому же обе буквы очень похожи друг на друга (рис. 27).

 

Единый язык человечества

Сопоставление латинской буквы "эль" с арабской "лям" (а обе они передают один и тот же звук "л") позволяет уверенно объединить их в одну группу под названием "два сапога - пара" (рис. 28).

Единый язык человечества

 

ЦИФРЫ ПО-АРАБСКИ

Мы привычно называем свои цифры арабскими. Однако в большинстве арабских стран они пишутся по-иному. Насколько похожи на наши, судите сами.

Сходство арабской единицы

Единый язык человечества
и девятки
Единый язык человечества
с европейскими аналогами видно, что называется, невооруженным глазом.

Похожи также двойка, тройка и четверка, если их, конечно, повернуть на 90° влево (рис. 30).

А вот ноль у арабов обозначается точкой. Сама по себе точка - явление загадочное. Никто толком не знает, что это такое. Правда, это не помешало математикам сделать точку чуть ли не основным понятием в геометрии. Там под точкой понимают не имеющее измерения место пересечения двух прямых.

Единый язык человечества

В повседневной жизни точкой можно называть след от укола. Если рассмотреть такую круглую дырочку в лупу, то нетрудно разглядеть в ней русский нолик-окружность. Вот и получается, что это не что иное, как увеличенный в размере арабский нолик-точка.

Ноль заслуживает того, чтобы ему уделили особое внимание. Это точка отсчета, начало начал. Не случайно арабское "сыфр" (ноль) и русское "цифра" - слова одноко-ренные...

Арабская шестерка похожа на нашу цифру 6 не столько по виду, сколько по характеру. Обе они как бы не имеют своего собственного лица.

Наша шестерка похожа на перевернутую девятку, а арабская - на зеркальное отражение двойки (рис. 31).

Единый язык человечества

Вот теперь вы с полным основанием можете утверждать, что знаете арабские цифры (рис. 32).

Единый язык человечества

Во всех без исключения арабских странах наряду с местными цифрами используются и принятые во всем мире европейские (так называемые арабские). Они смотрят на вас с циферблатов часов, денежных купюр, табло в аэропорту.

Словно изящная ленточка, связывающая цветы в красивый букет, европейские цифры соединяют все языки мира в единую большую семью. Эти знаки завоевали всемирное признание, стали общепонятными в самых разных уголках земного шара, несмотря на параллельное существование в ряде языков своих цифр, отличных от европейских. Это не просто хорошо известные всем знаки 0123456789, а прообраз будущего единого языка человечества.

Кириллические буквы, конечно же, не очень точно передают звуковой облик арабского слова, но такая передача не столь уж большой грех. Ни один алфавит ни одного языка не передает и не может передать звучания в точности, "один к одному", а делает это всегда лишь приблизительно. Для английского языка слово "приблизительно" будет даже чрезмерно по своему оптимистическому накалу. Сами англичане шутят про себя: "Мы пишем "Ливерпуль", а читаем "Манчестер".

 

ПРИЧУДЫ АРАБСКОЙ ГРАММАТИКИ

Арабские слова, так не похожие на повсеместно распространенные интернационализмы, оказались такими же, только как бы "наизнанку". Политические термины, как выяснилось, передают здесь не "букву", а "дух" общеевропейских слов. Арабское слово, передающее понятие "социализм", образовано от корня "шарикя" - быть соучастником, компаньоном. "Аль-иштиракийа" - от "иштирак" - "общность", так же как "социализм" - от латинского "социалис" - "общественный". "Аш-шуй-уиййа" - от корня "шаа" - "быть общим". "Аш-шуйуиййа" - от "шуйуийй" - общий, как "коммунизм" - от латинского "ком-мунис" - "общий". Арабское "ар-раасмалиййа" напоминает, что в основе слова "капитализм" лежит понятие о поголовье скота. "Капитализм" - от "капиталис" ("главное, то есть головное, имущество, поголовье"). Соответственно "ар-раасмалиййа" - от "раас маль", буквально: "поголовье скота".

Причуды арабской грамматики кажутся причудами только до тех пор, пока в сравнении не участвует более древний русский язык, чем нынешнее его состояние. "Старик пришел к берегу моря" и "Пришел старик к берегу моря" означают одно и то же. Второе предложение не режет слух, а лишь навевает мысль о чем-то старинном, сказочном. В названии старинной русской песни "Липа вековая" слова расставлены абсолютно правильно. Словосочетание "вековая липа" годится для перечня древесных пород, для названия старого дерева, но никак не для песни.

Оказалось, что и давно прошедшее время в русском языке частично осталось в словосочетании "жили-были", и двойственное число, когда мы говорим "глаза" вместо ожидаемого "глазы", и много чего другого. Вот только в арабском языке двойственное число встречается не как реликт, а как обычное явление.

Оригинальным в арабском языке оказалось лишь нестандартное сочетание уже известных черт, их количественная сторона, но никак не качественная. Нет ничего нового под Луной. Все это есть или было в русском, английском, латинском...

Теперь перейдем к русско-арабским параллелям в мире слов. Имеются случаи, когда звучание и значение русского слова полностью совпадают с его арабским эквивалентом. Например: "башмак", "кафтан", "сундук".

Таких случаев не так уж много. Более обычны частичные схождения, такие, как близкое звучание при полном совпадении значений. Если смыслы приведенных нами созвучных слов совпадают лишь частично, то между такой парой я вставляю слово "и". Чтобы показать, что параллели не чужды всем слоям словесного сообщества, я группирую примеры по разрядам слов. Первая колонка - русский эквивалент, вторая - арабский.

Среди служебных (грамматических) слов

-ИИ ("арабский") - ИЙЙ ( "арабийй")

НАС, НАШ - НА

В (внутри) - ФИ

Среди восклицаний

АХ! - АХ!

ИШЫ - ИШЫ

ЭЙ! - АИ!

Среди слов "детского" языка

ВАВА - ВАВА

КХЫ! - КУХХИ!

АТА-ТА! - ТА-ТА!

Среди названий частей тела

ЖИВОТ - ДЖАУФ

КОПЧИК - КЫББ

МОЗГ - МОХХГ

Среди названий родственников

ДЕД - ДЖАДД

СЫН - СЫНВ - "сын, брат"

МАМА - МАМА

Среди названий чисел

ШЕСТЬ - СИТТ

МИЛЛИОН - МИЛЬЙУН

МИЛЛИАРД - МИЛЬЙАР

Среди названий природных образований

ВУЛКАН - БУРКЯН

ОКЕАН - УКЫЙАНУС

ГОРА - КАРА - "горка"

Среди названий животных

КОТ - КЬГГГ

ОЛЕНЬ - АЙЙИЛЬ

ГАЗЕЛЬ - ГУЗАЛЬ

Среди названий обитателей моря

ДЕЛЬФИН - ДАЛЬФИН

САРДИНА - САРДИН

ТУНЕЦ - ТУН

Среди названий птиц

ПОПУГАЙ - БАББАГА

СОКОЛ - СОКР

УДОД - ХУДХУД

Среди названий растений

АНАНАС - АНАНАС

МАНГО - МАНГУ

ФАСОЛЬ - ФАСУЛИЙА

Среди названий признаков

ГОЛЫЙ - КХАЛ(И) - "пустой"

ДОЛГИЙ - ТАВИЛЬ

УТЛЫЙ - АТЛЯН - "негодный"

Среди названий действий

ПАХНУТЬ - ФАХА

ТАРАТОРИТЬ - ТСАРТСАРА

ТАСОВАТЬ - ДАССА

Среди прочих слов

АМБАР - ААНБАР

БРОНЗА - БИРУНЗ

ЖЕРДЬ - ДЖАРИДА

КАНОН - КАНУН

КОЖУРА - КЫШРА

КОСА - КУССА - "чуб"

ПАРА - ФАРДА

РОД - РАХТ

ТАЗ - ТАС

ТРОПА - ДАРБ

ЧЕРТА - ШАРТА

Русско-арабские словарные схождения заметно сгущаются, концентрируются вокруг вполне конкретных понятий. Например, понятия "палка".

По-арабски

УД - "прутик"

УКАЗ - "костыль"

ЩАХИС - "кол"

ФАЛЯКА - "наказывать палкой"

ДЖАРИДА - "жердь"

По-русски

УДОЧКА,

УДИТЬ

УКАЗКА

ШЕСТ

ПАЛКА

ЖЕРДЬ

Кстати, английское слово "яд" (yard) - того же корня, что жердь или арабское "джарида". Название этой английской меры длины происходит от названия жерди, палки длиной примерно один метр. До сих пор у слова "яд" в английском языке сохраняется одно из "палочных" значений, а именно "яд" - "рей" (морской термин, означающий, в сущности, жердь, прикрепленную к мачте).

Еще одним понятийным центром, притягивающим к себе словарные схождения, выступает понятие "человеческая речь, говорение".

 

По-арабски

КАУЛ - "высказывание"

ТСАРТСАРА - "тараторить"

ДЖАЛДЖАЛЯ - "греметь"

БАЛЮГА - "быть красноречивым"

КАССА - "рассказывать"

КАЛЬКАЛЯ - "производить шум"

ТАРАНДАХА - "беспрерывно бурчать" (в Йемене)

БАРБАРА - "бормотать"

ХАВАРА - "вести диалог"

ЗАКА - "кричать"

БАЛЬБАЛЯ - "балаболить"

БАРТАМА - "бормотать"

ХАЛЬХАЛЯ - "улюлюкать"

ХАННА - "гнусавить"

ЛЯКЛЯКА - "сплетничать"

ЛЯГИЯ - "болтать вздор"

ХАДАРА - "говорить (в Алжире)"

По-русски

ГОЛОС

ТАРАТОРИТЬ

ГЛАГОЛИТЬ

БАЛАГУРИТЬ

СКАЗАТЬ, КАЗАТИ

КАЛЯ КАТЬ

ГУТОРИТЬ, ГУТАРИТЬ

ТАРАНДЕТЬ

БОРМОТАТЬ

ГОВОРИТЬ

ЗЫКАТЬ

БАЛАБОЛИТЬ

БОРМОТАТЬ

УЛЮЛЮКАТЬ

ГНУСАВИТЬ

КАЛЯ КАТЬ

ЛГАТЬ

Чтобы правильно оценить такие сгустки схождений и сделать из этих оценок надежные выводы, необходимы глубокие и всесторонние исследования, и не только языковедческие. Вряд ли дело обстояло так, что единые предки русских и арабов осваивали друг с другом палку как орудие и вместе учились членораздельной речи, а потому, мол, так много параллелей именно здесь. Скорее всего, все было сложнее и интереснее.

 

РУССКИЕ СЛОВА, ПРОИСХОЖДЕНИЕ КОТОРЫХ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ

ЧЕРЕЗ АРАБСКИЙ ЯЗЫК

Освоение арабского языка дает возможность более глубокого проникновения в смысл тех русских слов, которые пришли в русский из арабского. Приведу примеры.

"Альков". Слово, несомненно, арабского происхождения. Впереди него стоят буквы "а", "л", образующие в своей совокупности арабский определенный артикль, одно из самых частых слов этого языка. Среди них - "алгебра", "алкоголь", "алхимия". Еще больше подобных слов в испанском языке, так как в Испании долгое время правили арабы (Кордовский халифат). Этимологические словари утверждают, что в основе слова "альков" лежит арабское слово "кубба" - "купол". Скорее всего, первоосновой выступает "кааб" - "свод". Альков не похож на купол, это скорее свод. Не исключено его происхождение от арабского "кяхф" - "грот". Кстати, последнее родственно английскому слову "коув" - "свод", "пещера".

"Мечеть". Это русское произношение слова. Арабы произносят его как "масджид", что в строгом соответствии с нормами арабской грамматики означает "место, где простираются ниц".

"Минарет" - от арабского "манара(т)", означающего буквально "место, где разводят огонь". Когда-то давно арабы называли так маяк. С башни-маяка название перешло на башню-минарет, но и здесь не удержалось. Минарет арабы стали называть иначе. Русский язык сберег выхваченное когда-то давно из самой гущи арабской жизни слово "манара(т)", чуть переделал его и закрепил за ним значение "башня для призыва мусульман на молитву". Арабское "манара(т)" уже успело обзавестись такой пометой, как "устаревшее", чего не скажешь про русское слово "минарет", выглядящее вполне современно на фоне других слов русского языка.

"Мусульманин". В жилах этого русского слова течет немало арабской и персидской крови. Его далекий предок - арабское "муслим", означавшее когда-то "подчинившийся", "покорившийся". Ислам придал этому слову новый смысл: "покорившийся исламу". С распространением новой веры прижилось по свету и новое слово. Пришло оно и в Персию, где народ превратил арабское "муслим" в более понятное ему "мусульман" ("человек ислама"). Перешагнув через российскую границу, персидско-арабское слово обзаводится окончанием "-ин", чтобы встать в один ряд со словами "христианин", "крестьянин". Так из арабо-персидско-русского языкового материала родилось новое слово: "мусульманин".

"Муэдзин" - по-арабски "му-адззин", что означает "дающий сигнал-разрешение". Имеется в виду призыв на молитву. Арабское слово и произносится, и пишется иначе (арабской вязью, а не кириллицей). Оно имеет самое непосредственное отношение к арабскому слову "удзн" - "ухо", поскольку имеет тот же корень. Из русского же слова никакие уши не торчат. Логика арабского "му-адззин" такова. Имеется ухо - "удзн", на которое можно воздействовать звуковым сигналом ("адззана"). "Имеющий уши, да услышит!" А услышав, исполнит. Так от уха, через звуковой сигнал мы добрались до исполнения такого важного предписания ислама, как молитва.

"Тариф" - слово интернациональное. Однако лишь арабский язык хранит его первозданную чистоту. Для нас "тариф" - это казенное слово, сухой перечень расценок. Для арабов же "таариф" (как они его произносят) - живое, близкое, окруженное множеством однокоренных слов. Да еще каких! С такими, например, значениями, как "знать", "узнавать", "гадать", "знакомиться". Корень "аарафа" несет идею познания. Слова, скроенные по этой модели, всегда начинаются с "та-" и имеют в середине "-и-". Они означают более активное, интенсивное действие, чем можно было бы того ожидать от значения корня. В данном случае не "знать", а "заставить познать". "Таариф" - это разъяснение, уведомление, определение и установление, вместе взятые. Это такая таблица цен, такс, ставок, где царит предельная ясность и четкость, под стать словесной модели. Сказать, что "таариф" по-арабски означает "тариф", все равно что выхватить самое блеклое перо из оперения и по нему попытаться представить себе павлина. В слове "таариф" помимо всего прочего уместились проникновенный рассказ и доходчивое, исчерпывающее объяснение.

"Факир" - стало русским словом со значением "фокусник". До этого оно (точнее: "факыр") было арабским со значением "бедняк". Остроумный человек всегда сможет примирить два значения, увидеть нечто общее между ними. Скажем, пословица "Голь на выдумки хитра" вполне сближает понятие "бедный" (а значит, "голый", "голь") с понятием "фокусник" (то есть обязательно "хитроумный", "хитрый на выдумки"). Однако наука - это одно, а остроумие, состязание в изворотливости и находчивости - это несколько иное. Отбросив надуманные построения, демонстрирующие только гибкость мышления, обратимся к житейской прозе, к правде жизни. Некоторые арабские монахи (и это доподлинно известно из истории) давали обет бедности.

Но даже странствующему бедняку-монаху нужно как-то кормиться, и они жили тем, что демонстрировали возможности своей тренированной психики. Особенно удавались им демонстрации нечувствительности к боли, связанные, в частности, с протыканием различных участков тела. Монах, ставший бедняком, кормился фокусами. Так арабское слово "факыр" ("бедняк", "монах, давший обет бедности") приобрело значение "фокусник", главным образом у зрителей из числа иноземцев, не вдававшихся в подробности арабского языка и мистических учений. Раз показывает фокусы и называет себя словом "факыр", то он и есть "факир", то есть фокусник.

"Фитиль". Это русское слово произросло на арабской языковой почве. Если танцевать от глагола как от печки, то происхождение его выглядит так. Вначале был арабский глагол "фа-таля" - "скручивать". От него, по хорошо известному образцу, было образовано слово "фатиль" - "скрученный". Перебравшись в Россию, слово обрусело, чуть изменилось внешне (было "фатиль", а стало "фитиль").

В ближайшем окружении слова "фитиль" замечены слова "фитиля", "фитилю", "фитилем" и им подобные, которых в арабском нет и быть не может. Зато в арабских странах перед словом "фатиль" может появляться добавка "аль-", придающая слову дополнительный смысл "тот самый".

В некоторых арабских говорах произносится не "фатиль", а "фитиль". Дает ли нам этот факт основание утверждать, что слово "фитиль" не русское, а арабское, не родное, а совсем даже наоборот, иноземное? Думается, что нет. У русского "фитиля" есть слово-близнец: "фитили". У арабского же совсем другой сросшийся с ним близнец: "фатаиль" (несколько, много фитилей).

 

ИСТОКИ АРАБСКИХ СЛОВ

Не спешите относить арабские слова к "чужим", а потому не заслуживающим вашего пристального внимания. Разум помогает отыскать "свое" в, казалось бы, чужом языковом материале, полюбить слова другого языка как свои только за то, что они хранят в себе память о страницах общечеловеческой истории, причем делают это лучше каменных скрижалей.

"Абит" ("идиот"). От "убит" ("убитый"). В этом арабском слове содержится напоминание о старинных значениях русского слова "убит(ый)": "ушибленный", "зашибленный", "искалеченный", "сильно ударенный". Когда-то слово "убит(ый)" употребляли в значении "умственно неполноценный", оно было близко по смыслу к таким словам, как "чокнутый", "тронутый", "ненормальный", "в темечко колоченный".

"Базар" для араба - слово второстепенное. Рынок он назовет скорее всего иначе, словом "сук". В русском же языке "базар" находится в самой гуще народных слов. Есть слово "базар" и у персов. Русские языковеды объявили его персидским, отдав тем самым пальму первенства персам. Это противоречит исторической правде. Геродот, например, отмечал: "У персов нет рынков, а у лакедемонян есть".

Как же тогда персы, не имея рынков-базаров, сумели навязать свое слово тем, кто эти базары имел? "Базар" - того же корня, что и "позор" или "позорище". Значения слов менялись, как меняются старинные отреставрированные картины. Если же снять со слова "позор" его самый верхний слой-значение ("бесчестье"), то обнажится более ранний: "для обозрения" ("по-зор"). Позже название перешло на место, где этот товар был выставлен для обозрения и продажи.

На шумных и многоголосых международных торговых перекрестках его подхватили представители самых разных племен и народов, которые чуть подправили произношение ("базар", а не "позор") и вернули во всеобщее пользование. Когда-то, очень давно, разошлись стежки-дорожки слов с основой "зор" и с основой "зар", хотя их родство еще угадывается в этом общем "зр" и в связи со "зрением". В один ряд встали слова "зоркий", "позор", "зритель", "зрение", а в другой - "зариться", "позариться", "зарево". Вот почему в качестве первоосновы слова "базар" мы приводим сразу два: ныне действующее "позор" и предположительно существовавшее "позар". Оба они напоминают двойняшек, которых и спутать-то не грех.

"Барака(т)" ("благодать"). Слово имеет самое широкое хождение в арабских странах, поскольку входит в десятки устойчивых выражений, пословиц и поговорок. Благодаря исламу выражения, содержащие слово "барака(т)", распространились далеко за пределы арабского Востока. Слово это существует в арабском языке как бы в готовом виде. Этого не скажешь, например, про русское слово "благодать", образовавшееся от сложения двух слов: "благо" + "дать" и означающее буквально "дающее благо". Исконно арабское "барака" - "становиться на колени" (когда говорят о верблюде) - никак не проясняет первичное, буквальное значение слова "барака(т)". А причина в том, что "барака(т)" - слово заимствованное и происходит от русского "прок".

Прок в русском языке имеет немало значений, но все они устремлены в будущее. Ожидание того, что впереди, связывает всех их в единый букет. "Прок" означает то, что предназначено для противодействия возможным неожиданностям, для противостояния ударам судьбы, тем испытаниям, которые возможны в будущем. "Прок" от "про рок", буквально: "для рока", "от плохой судьбы", "от возможного несчастья".

От того же слова "прок" образованы: "прочный" - "противостоящий натиску времени", "не разрушающийся" и "прочить" "предназначать для будущего". Будущее отделено от нас во времени. Отдаленность грядущего придала налет отдаленности и значению слова "прок". Вот почему мы говорим "прочь!", то есть гоним кого-либо от себя.

"Барзах" - перешеек. Звучит, конечно же, несколько иначе, чем русское "першеек". И все же не настолько, чтобы не заметить, что основной звуковой рисунок в обоих словах совпадает. Для русского человека структура слова "прешеек" ясна. Оно распадается на две составляющие: "пере" (со значением "через") и "шеек" (со значением "шейка", "шея"). Сложение этих двух значений дает буквальное (первичное) значение русского слова: "шейка через". Узкая полоса суши между двумя материками напоминала русскому человеку шею, соединяющую голову с телом, а потому он перенес название с живого на неживое, с тела на местность.

Прием, надо сказать, довольно излюбленный не только в русском языке. Что же касается арабского "барзах", то родственные связи его с другими арабскими словами не обнаруживаются. А ведь слово обязательно имеет или имело родственников по отцовской линии (по значению) и по линии материнской (по звучанию). До тех пор пока нам не представят более убедительную версию происхождения арабского слова "барзах", будем считать, что в его основе лежит русское "перешеек", попавшее к арабам от персов, а потому сильно видоизмененное.

"Вахт" ("счастье"). Слово того же происхождения, что и русское "богатство". Основа однаковая, как в слове "бог". Богатство, счастье ("бахт") рассматривались как дар Божий. Не случайно древние русы назвали своего бога Даждьбог, что буквально означает "Дай-бог" (то есть "Бог - податель благ").

"Бук" ("труба", музыкальный инструмент) - того же происхождения, что и "пук". Трубные звуки издает не только труба.

"Ватан" ("отечество"). Под ним понимали буквально "страну отцов", что прослеживается в названиях отечества на разных языках: "отечество" - от "отец" (в русском); "отчизна" - от "отец" или "отчий" (в русском); "патрия" - "отечество" - от "патер" - "отец" (в латинском); "патрис" - "отечество" - от "патер" - "отец" (в греческом); Фатерлянд - "отечество" - от "фатер" - "отец" и "лянд" - "земля" (в немецком); Фазерлэнд - "отечество" - от "фазэ" - "отец" и "лэнд" - "земля" (в английском). Название отражает бытовавшее у многих древних народов право наследовать землю предков по отцовской линии. Под отечеством понималась собственность, а не просто место рождения или проживания.

Это родовое владение, родовая земля, передаваемая по наследству по отцовской (мужской) линии. В этом смысле "отечество" стоит близко к слову "вотчина", в основе которого лежит все тот же "отец". Бесспорного, законного, непререкаемого наследника и владельца в третьем поколении на Руси именовали "отчич" и "дедич" (от "дед"), поскольку он унаследовал землю не только от отца, но и от деда. Звук "в" в упомянутом слове "вотчина" несет вспомогательные, несмысловые, "охранные" функции. Он добавлен для удобства произношения, а потому может то появляться, то исчезать, из-за чего существуют два варианта слов: "вотчим" и "отчим" - "неродной отец"; "вотчич" и "отчич" - "наследник своего отца".

Отцовское наследие, отчизну на Руси называли также словом "отень" (буквально: "отнес, отчее, отцовское достояние"). Возможно, именно от этого слова "отень", после добавления "охранного" "в", и произошло арабское "ватан" - "отчизна".

"Джураб" ("чулок") - того же происхождения, что и "зурафа" - "жираф" и "журавль". Название дано за форму чулка, напоминающую вытянутую шею и голову журавля.

"Добрый. Таба". Корень в этом слове "доб", как и в "удоб-ный", "доблесть", "сдоба". Звук "р" завелся от словесной "сырости", под которой мы понимаем всяческие дополнительные вставки-приставки размачивающие корень слова и множащие его отростки, новые слова с тем же корнем. Так размачивают хлеб, когда готовят тюрю. Вкус у тюри все тот же, хлебный, а блюдо уже другое. Корень, похожий на "доб", сохранился в арабском языке, например в слове "таба" - "быть хорошим". Мы изобразили его русскими буквами как "таба", отталкиваясь от написания, хотя произносится оно ближе к корню "доб".

"Духан" ("дым"). Не исключено, что это слово того же корня, что и русское "дух" или "дыхание" (сравните: "духан" - "дыхание"). Нет дыма без огня. За созвучием стоит причина. Быть может, она в том, что дым рассматривался древними людьми как дыхание огня.

"Жать. Шадда. Джона". Какими судьбами слово "жать" объединило два таких разных значения, как "давить" и "срезать под корень"? Да и соединило ли их, ведь от начального "жать" одна тропинка уходит в сторону "жму", а другая - в сторону "жну". Многие составители словарей не верят в то, что "жать" - "давить" и "жать" - "срезать" одного поля ягоды, и разносят их по разным словарным статьям. И все же было время, когда оба значения сплетались в одну тугую косичку. То была пора уборки зерновых в Древней Руси. Левой рукой жнец сжимал колосья, а правой - срезал их серпом под корень, оставляя на поле "жнивье".

Одно не могло быть отделено от другого: не сожмешь - - не сожнешь. Со временем "жать" - "сжимать" и "жать" - "срезать" стали восприниматься как два отдельных слова. И только исходная форма - "жать" - напоминает еще о былом единстве. Слово "жать" - "сжимать" главное, основное в этой паре. На это указывает и арабское слово "шадда" - "пожимать" (руку). Оно, по сути, того же корня. Оба слова - русское "жать" и арабское "шадда" - очень древние слова, лежащие в самом фундаменте словаря русских и арабов.

Их происхождение восходит к самой заре рода человеческого, когда давящее движение обрело свое название. А был тогда на земле "народ един и язык един", как о том говорится в Библии. Отзвук того самого первоязыка человечества сохранился как в русском "жать", так и в арабском "шадда". Со временем возникло и развилось хлебопашество. Название "жать" было перенесено с действия давящей руки на всю пору сбора урожая. Родилось слово "жатва" (от "жать"). Урожайный корень "жа" развился в "жн" и замелькал в словах "жну", "жнец", "жнивье". В арабском языке появилось слово "джана" - "снимать урожай", явно того же корня "жн-джн". "Давить" и "срезать" оказались вновь сведенными вместе логикой единого и неразделимого процесса.

"Зака" ("кричать"). Слово того же корня, что и русское "зыкать". Старинное слово "зыкъ" (а оно писалось с буквой "ять" на конце) вобрало в себя несколько важных значений: "звонкий голос", "отголосок", "отзвук", "ответное чувство".

"Зурафа" ("жираф"). Истоки этого слова те же, что и у русских: "жирафа", "жираф". Вначале появилось название длинношеей птицы: "журав", "журавль" или "жератый", то есть "горластый, с длинной шеей". Того же корня, что и "жерло", "горло", "жрать". С привычной птицы название перешло на причудливое длинношеее животное из Африки. Так "журав" стал "жирафом", а затем и "зураф-ой".

"Зябнуть. Забзаба". "Зябнуть", конечно же, означает "мерзнуть", но только вот делает оно это не сразу, не "в лоб", а как бы исподволь, навевая вначале мысль о дрожании, трясении, а уж потом выступают понятия "холод", "стужа". Зябнущему быстрее, чем согретому, приходят на ум однокоренные слова "зябь", "зыбь", "зыбати" - "колебать", "колыхать". Тому, у кого "зуб на зуб не попадает" от дрожи, гораздо понятнее, почему словом "зыбун" называют всяческую топь. Там почва трясется, превращается в трясину. У арабов есть похожее слово "забзаба" - "колебаться". Древняя его основа та же, что и у русского "зыбати".

"Калужа. Халидж". "Калужа", "кулига" или "куличка" имеют значение, очень близкое к слову "залив", а именно: "лужок на заводи, заливе или и самая заводь". Того же корня и слово "кулик" (буквально: "птица кулиг", "кулижек"), как и название русского города Калуга. По Далю, "калуга" значит "топь", "болото".

Отсюда и имя болотного растения - "калужница". Калуга (или Калужа) - составное слово. В нем две половинки: "ка" и "лужа", которые передают значение "как лужа". Все перечисленные слова означают разновидность стоячей воды и близки по смыслу к слову "топь". В известной поговорке "У черта на куличиках" (а правильнее "на кулижках") имеются в виду отдаленные болотистые места, в которых якобы проживает нечистая сила. Арабское слово "халидж" происходит от русского "ка-лужа". Смещение значения в сторону "залив" произошло потому, что так называли первоначально не любой залив, а северную часть Персидского залива, иначе говоря, юг Междуречья, край непроходимых болот и мелководья.

"Кальа" ("крепость"). Происходит от славяно-русского "коло" ("круг"). Далекие предки славян размещали дома в своих поселениях по кругу. Это давало преимущества при обороне. Стены домов служили и для обороны. Кроме того, в круговой планировке поселений отдавали дань преклонения солнечному кругу.

Круговую планировку имели поселения трипольцев на юге России. Круглым в плане было хеттское поселение-крепость Самаль, развалины которого обнаружены у турецкого селения Зенджирли (вилайет Газиантеп). По кругу были построены Древний Новгород и многие другие древнерусские города. Москва сохранила такую планировку до сих пор.

"Кальб" ("сердце"). От арабского же "каляба" - "переворачивать", "вращать". И это понятно, поскольку сердце отвечает за кровообращение. Сердце бьется в груди, покачивается. Русское "колебаться" - того же корня, что и арабское "кальб". Покачивания, колебания, переворачивания с боку на бок у работающего сердца напоминают кувырки, кульбиты. "Кульбит" - от французского "кульбют" - "кувырок" - того же корня, что и "кальб", "колебаться", "коло", "колобок" или "колыбель". Общая идея, которая объединяет все перечисленные слова, - это покачивание из стороны в сторону. Того же корня и слово "колба".

Шарообразная форма объединяет значения слов "колоб", "колобок" и "колба". Готовность к кульбитам и кувыркам - это уже следствие. Кувырок не сделаешь, пока не придашь своему телу шарообразную форму. Арабское "кальб" родственно русскому "колоб" и французскому "кульбют". Не говоря уже о немецком "кольбен".

"Касса" ("рассказывать"). Слово того же происхождения, что и древнерусское "казати" - "говорить" и современное русское "сказать". Напротив, точно такое же по форме арабское слово "касса" - "стричь", скорее всего, имеет иное происхождение, чем "касса". Звучание этих двух разных слов произошло под действием "закона уподобления".

"Кашш, или кошш" ("вещи", "тряпки", "пожитки" - в Алжире). Когда-то это имело значение "домашний очаг", но затем произошел сдвиг в сторону нового слова "барахло". Так могло случиться в кочевой, бессемейной мужской среде. Для воина-конника домом служит седло, попона да медный котелок, то есть все то, что можно уместить в значении слова "кашш" - "снаряжение", "вещи". "Кашш" - того же происхождения, что и "кош", "куча".

"Кунфудз" ("еж"). Если спросить араба, почему он называет ежа "кунфудз", то такой вопрос поставит его в затруднительное положение. Русскому же дать объяснение происхождения арабского слова будет гораздо проще, поскольку в его языке есть слово "конфузиться". Потому и называется зверек "кунфудз", что "конфузится", сворачивается клубком, ежится, словно от смущения. О происхождении арабского слова догадается и француз, в языке которого имеется слово "конфю(з)" - "смущенный", унаследованное от латыни. Выбирая название для ежа, арабы влили новое вино в старые мехи: взяли готовую емкость-словоформу, чье-то остроумное прозвище ежа - "конфю(з)" и вдохнули в него новое, вполне серьезное содержание: "конкретный представитель семейства млекопитающих отряда насекомоядных". Так появилось арабское слово со значением "еж".

"Кусадж" ("щипцы"). От "кусачки".

"Мадина" ("город"). От несохранившегося в русском языке слова "матина", которое того же корня, что и "мать", "мате нка", "матка". Последнее слово означает "внутренний орган для сохранения зародыша". Сращение зародыша с маткой образует "детское место" - надежнейшее хранилище плода. "Матина", возможно, означало первоначально "убежище для детей и молодняка домашних животных в центре поселения". Матина укрывала молодь, словно мать, сберегающая и вынашивающая плод внутри своего тела. Близко к "матине" слово "детинец".

Оно указывает на то, что оберегают, а "матина" - на то, как это делают. Слово "матина" оставило след в современном арабском языке ("мадина" - "город"). "Матина" и была главной и наиважнейшей частью древнего города, ее недаром называли "град", то есть главная часть города. То же самое понятие греки передавали словом "акрополь", а русские назвали "кремль".

"Майдан" - "городская площадь", возможно, того же происхождения, что и "мадина". В этом же значении используется и в русском языке, например на юге России, не исключено, что первоначально говорили не "майдан", а "матаня".

"Мина" ("порт"). Пришло в арабский язык как вариант русского "мена". Порт в древности был местом товарообмена. Здесь царила мена до того, как утвердилась купля-продажа с использованием денег. От процесса ("мена") произошло и название места, где он происходил, с поправкой на арабское произношение. Так "мена" превратилось в "мина" со значением "порт". Не только арабам приглянулось русское "мена". Англичане также ввели его в свой язык в виде "мани" - "деньги" (от "мены" - то, что используется для "мены").

"Мишш" ("сырная сыворотка"). Арабское "мишш" и украинское "миешань" - слова одного происхождения. Украинское означает "еду, приготовленную из сыра, сметаны и сыворотки". Египетское - самую обычную приправу бедного крестьянина. Настолько обычную, что она даже вошла в поговорку, которая буквально переводится так: "словно мишш, ежечасно перед лицом". Украинское народное слово - от того же корня, что и русское "мешанина". Близость двух народных слов, украинского (малоросского) и египетского, - это не пустяк. Она могла возникнуть только на общей экономической платформе, при наличии молочного хозяйства, и в частности сыроделания, как в Египте, так и в России, у каждого из двух народов. Подобные словарные параллели заставляют предположить, что и многие бытовые подробности египетской жизни неспроста совпадают с обычаями жителей юга России. Например, египетские женщины повязывают головной платок совсем как украинки: узелок и концы образуют "бантик" на лбу.

"Мулт" ("солод"). Это пророщенные, высушенные, а затем смолотые хлебные зерна, по виду - крупа. Все, что смолото (крупа, мука), имело на Руси обобщающее название: "мо-лотье". Первооснова этого слова ясна: "молоть" (делать мелким, малым), от него-то и "молотье" (измельченное, размолотое). О качестве солода судят по тому, как он смолот. Про добрый, знатный солод даже поговорку сложили: "Хорош солод, хорошо и смолот". В самом слове закреплен сладковатый вкус солода. "Солод" и "солодкий" ("сладкий") - слова одно-коренные. Арабы же избрали в качестве названия солода более общее слово "молотье", переделав его в "мулт". Кстати, так же поступили и англичане, перенявшие это слово у народа-хлебороба, а потому солод по-английски называется "молт" ("молотый").

"Пирог. Бурик". Пирог - одно из самых распространенных русских блюд. Пирог на Руси стал символом домовитости и вошел в пословицу: "Не красна изба углами, а красна пирогами". И во множестве других пословиц и поговорок упоминается пирог: "Ешь пирог с грибами, держи язык за зубами", "Вот такие пироги!" и др. Пирог был ритуальным блюдом. Слово происходит от того же корня, что и "пир". Возможно, что "пирог" от "пира рог", то есть "рог изобилия на пиру". О былом ритуальном предназначении пирога напоминает нынешний именинный пирог. Естественно, что такое великое в своей простоте изобретение человеческого ума, как пирог, очень быстро распространилось по миру, стало неотъемлемой частью национальной кухни самых разных народов. Традиционный тунисский пирожок с яйцами называется почти что по-русски: "бурик". "Пирог", "бурек" вошли в название кавказского пирожка-чебурека ("че-бурек").

"Пошлый. Басиль". На примере слова "пошлый" стоит разобраться, как обычное, нейтральное значение становится бранным. "Пошлый" - от "пошло" ("то, что повелось "пошло", "искони"). Иначе говоря, пошлыми называли прежде всего старинные, древние обычаи и установления. Настал момент, когда эти стародавние, общеизвестные положения стали казаться надоевшими, набившими оскомину, избитыми. Зародилось сомнение в их истинности, советы и рекомендации предков перестали восприниматься как незыблемые правила жизни. Захотелось изменений, новизны. Старое казалось уже слишком простым, грубым, низким, подлым, недостойным.

Слово "пошлый" приобрело значение "грубый". Произошла переоценка духовных ценностей. Те, кто "влил новое вино в старые мехи", первые носители нового значения слова "пошлый", повернулись спиной к Древней Руси и встали лицом к молодой, нарождающейся западноевропейской цивилизации. Теперь современное слово "пошлый" удобнее всего передавать бранными словами западноевропейского происхождения: "вульгарный", "тривиальный", "банальный". Можно также использовать слово "плоский" в качестве буквального перевода французского слова "пла(т)". Вот только нужно ли? Все ли у собственных предков было нудно, скучно, назойливо, глупо, нелепо, некрасиво, неуклюже, низко и подло в нравственном отношении? Быть может, внешнее однообразие их жизни отражало единый ритм жизни самой Природы? Мы можем назвать этот ритм монотонным, но не в силах его изменить. Того же корня и слова "пошлина", буквально: "то, что пошло в уплату таможне". Арабы Алжира употребляют в своей речи слово "ба-силь" в значении "скучный", "нудный", "надоедливый". Не исключено, что "басиль" - того же происхождения, что и "пошл" ("пошлый").

"Риша(т)". Так арабы называют перо. Причем и роговой стерженек с пушинками (перо птицы), и одновременно книжную закладку. Птичьи перья были излюбленными закладками у арабских книгочеев. Арабское слово "риша(т)" близко к русскому хотя бы потому, что оно тоже имеет два значения: обозначает и птичье перо, и приспособление для письма. А все потому, что древнерусские писцы писали специально заостренными птичьими (гусиными по преимуществу) перьями. Арабы же в древности писали ручками из тростника, а потому арабское слово "калям" - "тростник" стало означать также "ручка", то есть "приспособление для письма".

Но ведь и русским слово "калям" не чуждо. Они называют им тростниковое перо, которым пользуются писцы, пишущие арабской вязью. Вот вам и общий родственник! "Калям" (или "калам") выгнулось соединительным мостиком между русским и арабским берегами. К тому же корень у этого слова тот же, что и у греческого "ка-ламос" - "тростник", а с греческими словами русских и арабов связывают давние узы. Рассмотрим перо под увеличительным стеклом. Его пушинки по бокам стерженька соединены друг с другом в строгом порядке, образуя некую сеточку, решетку. Птичье перо не сплошное, а изреженное. пушинки расположены где реже, а где чаще. Между ними просветы, пустоты.

Оно напоминает решето, а созвучие слов "риша(т)" - "решето" вскрывает причину, по которой арабы назвали перо словом "риша(т)". Так арабское слово отыскало своих родственников в России. Путешествие к истокам слов привело нас к единому корнеобразующему русско-арабскому элементу "рш" с идеей разреженности в пространстве. Этот общий элемент, словно связующая нить, увязывает воедино большую группу слов русского и арабского языков.

"Самак" ("рыба"). Того же корня, что и русское "смаковать" или английское "смэш" - "чмокать". Особенность рыбы как пищи в том, что ее едят маленькими кусочками, тщательно разминая языком. И не потому, что ее смакуют, а просто по необходимости избавиться от острых рыбьих косточек. Когда прием пережевывания рыбы переносят на другой продукт, то целью выступает получение как можно больше приятных вкусовых ощущений. Немецкий глагол "шмекен" - "пробовать на вкус, отведывать" - того же корня.

"Сказать" - от "казати", которое того же корня, что и "казаться". Сказанное, то есть выраженное словами, сообщает о личном восприятии окружающего отдельным человеком, о мыслях и чувствах говорящего.

Сказанное не реальность, не действительность, а лишь ее словесное отражение, луч света, преломившийся в призме ума. Слово "сказать" предупреждает: "Вы слышите то, что кажется говорящему". Сказанное сродни сказу, сказке. В нем присутствует вымысел, а если сказать иначе, то искажение действительности, ложь, кривда.

"Слад. Сульта. Султан". Слово "слад" заимствовано из выражения "сладу с ним нет" и понималось раньше не как "возможность подчинения", а скорее как "упорядочение", "приведение в соответствие, в состояние лада". Недаром в нем тот же корень. Отсюда и глагол "сладить" с его значением "хорошо устроить", "сделать слаженным, упорядоченным, взаимосогласованным". Про сильного, который совладал, справился с более слабым, сказать "сладил" можно только с иронией, как бы в насмешку над истинным смыслом.

Взрослый (более сильный и опытный) должен сладить с ребенком (более слабым и менее разумным), опираясь прежде всего не на свое преимущество в физической силе, а используя самые разные приемы увещевания, уговора, убеждения, юмора, хитрости наконец, ради того чтобы вернуть несмышленыша в нормальное, естественное состояние послушания взрослому. "Сладить" - того же корня, что "ладить", "наладить", "лад", а это предполагает восстановление порядка, основанного на взаимном согласии и уважении. В арабском языке славянское "слад" преобразовалось в "султа" ("власть"), от которого произошло слово "султан".

"Сосед" - от "со сед", буквально: "совместно сидящий". Давая такое название проживающему невдалеке, русские изначально исходили из желания мирно уживаться с ближним, из чувства добрососедства.

Об ином подходе свидетельствует арабское слово "джар" ("сосед"), которое буквально означает "тот, кто стесняет, притесняет". Потребовалось время, чтобы в арабском языке появилась поговорка, призывающая к уживчивости с соседом: "Сосед есть сосед, даже если он стесняет".

"Суджук" ("колбаса"). Русская параллель "сычуг", часть желудка жвачного животного. Начиняя сычуг фаршем, люди научились превращать его в колбасу. Начинка сычуга менялась от страны к стране, а вместе с ней произношение и значение слова "сычуг". В турецком языке за словом "суджук" закрепилось значение "колбаса". Азербайджанцы называют словом "суджук" не мясную, а фруктовую колбасу. В той же Турции некоторые похожие на колбаски сладости также именуют "суджук". Для арабов "суджук" прежде всего название сухой колбасы. Русское слово "сычуг" несет в себе два значения: "часть желудка" и "блюдо из этой части желудка, начиненной фаршем". Тем самым русское слово проливает свет на происхождение арабского слова "суджук". Оказывается, это арабское название колбасы связано с желудком жвачного животного.

"Тута". Есть в египетских народных сказках такая концовка: "Тута тута фаригат иль-хаддута". Она соответствует концовке русских народных сказок: "Тут и сказке конец, а кто слушал, тот молодец". Сходство фольклорных черт уже само по себе интересно, поскольку свидетельствует о близости культур. В нашем же случае на фоне общего сходства ярко сверкает звезда почти что полного совпадения: на месте русского "тут" египтяне произносят "тута", загадочное словечко из таинственного, сказочного языка. Русский же не усмотрит в нем ничего таинственного. Для него "тута" - это просторечное произношение слова "тут", означающего "здесь".

"Умбаси умбаси". Это дважды повторенное слово нередко присутствует в заклинаниях египетских знахарок. Смысла в нем для египтян не больше, чем в слове "абракадабра" для русских. Что же касается арабиста, то ему на ум приходит такая мысль: "А не русское ли слово "упаси" стало прототипом египетского "умбаси"?" Это только догадка, но и она, быть может, окажется близкой к истине.

"Фаляка" ("наказание палкой" в Алжире) - от "палка".

"Шаляха" ("снимать, сбрасывать одежду)". А что такое одежда? Защитный покров, оболочка, шелуха. А слово "шелуха" тоже означает покров, оболочку. Созвучие "шаляха" - "шелуха" налицо. Получается, что арабское "шаляха" и русское "шелушить" имеют одно и то же происхождение. Того же корня и английское "шел" - "шелушить". Границы между словами в ряду "шляха" - "шелушить" - "шел" весьма прозрачны. Общего в них гораздо больше, чем частного. Все эти слова достались нам от первопредков.

"Шукяра" ("мешок" - в Алжире, "кожаная сумка" - в Марокко) - от "шкура". Слово "мешок", как известно, ведет свое происхождение от "мех", поскольку первые мешки делали из кожи животных. Сосуд из такой кожи (выделанного меха) до сих пор называется "мех" или, если предназначен для вина, кумыса, то "бурдюк". Слова "шкура" и "мех" означали, в сущности, одно и то же. Тонкое различие в смыслах появилось сравнительно недавно: "шкура" - "снятая с животного", а "мех" - "снятая и выделанная".

У арабского языка имеется сакральная функция. Это язык Корана, ислама. Догмат о священном статусе арабского языка во многом объясняет его консервативность, стойкость к проникновению в него иноязычных слов. Однако объективные языковые процессы остановить нельзя. Современный арабский литературный язык (не говоря уже о двух десятках разговорных) пестрит вкраплениями из других, в основном западноевропейских, языков. Не случайно, что те же "западные" слова пришли не только на Арабский Восток, но и на восток Европы, к нам, русским. Об этом свидетельствует хотя бы следующая небольшая таблица:

Русское слово

АРХИВ

АРХИПЕЛАГ

БАЛЕТ

БАНК

БАР

БЕНЗИН

БУФЕТ

ВАЗА

ВИЗА

ВИЛЛА

ВИТАМИН

ГАРАЖ

ГЕОГРАФИЯ

ИМПЕРАТОР

КАНОН

КАПИТАН

КАРИКАТУРА

КАССЕТА

КАТАЛОГ

КАУЧУК

КОКТЕЙЛЬ

КОНЬЯК

ЛАМПА

МАРКА

МОДЕЛЬ

МУЗЫКА

НОМЕР

НОТА

ПОЧТА

ПУДРА

РЕТУШ

САЛОН

СЕКРЕТАРЬ

СТУДИЯ

СЭНДВИЧ

ТУАЛЕТ

ШОКОЛАД

ЮБИЛЕЙ

ЯХТА

Английское слово

ARCHIVES

ARCHIPELAGO

BALLET

BANK

BAR

BENZINE

BUFFET

VASE

VISA

VILLA

VITAMIN

GARAGE

GEOGRAPHY

EMPEROR

CANON

CAPTAINE

CARICATURE

CASSETTE

CATALOGUE

CAOUTCHOUC

COCTAIL

COGNAC

LAMP

MARK

MODEL

MUSIC

NUMBER

NOTE

POST

POWDER

RETOUCH

SALON

SECRETARY

STUDIO

SANDWICH

TOILET

CHOCOLATE

JUBILEE

YACHT

Арабское слово

АРШИФ

АРХИБИЛЬ

БАЛЕ

БАНК

БАР

БЕНЗИН

БУФЕ

ФАЗЭ

ФИЗЭ

ФИЛЛЯ

ФИТАМИН

ГАРАЖ

ДЖУГРАФИЯ

ИМБИРАТУР

КАНУН

КУБТАН

КАРИ КАТИ Р

КЯСИТ

КЯТАЛУДЖ

КЯУШУК

КУКТИЛЬ

КУНЬЯК

ЛЯМБЭ

МАРКЭ

МУДИЛЬ

МУСИКЭ

НУМРЭ

НУТЭ

БУСТЭ

БУДРЭ

РИТУШ

САЛЮН

СИКРИТИР

ИСТУДИЙУ

сэнвидж

ТУАЛИТ

ШИКУЛЯТА

ЙУБИЛЬ

ЙАХТ

Названия всех без исключения месяцев года пришли к арабам Египта, Алжира, Марокко и других арабских стран из Западной Европы. Разница лишь в том, что египтяне усвоили англозвучащие названия, а марокканцы, алжирцы и тунисцы - франкозвучащие, поскольку в этих странах арабского Магриба (Запада) гораздо сильнее влияние французского языка.

Отсюда такой утешительный для начинающего арабиста вывод: и в арабском языке много понятных слов. Вот только звучат они чуточку иначе, но к этому быстро привыкаешь.

Попадаются в арабском словаре и слова, полностью совпадающие с используемыми в русском языке. Вот только нет оснований величать их русскими или арабскими по происхождению. Видимо, попали они в цаши два языка из какого-то третьего источника, общего для арабов и русских. И было это довольно давно, поскольку есть среди них такие слова, как "сундук", "башмак", "кафтан" (звучание и значение этих слов совпадает в русском и арабском языках).

Впрочем, все это заимствования. Вещь хорошо известная, а потому и малоинтересная. Любопытно другое. По мере углубления в арабский словарь начинаешь замечать, что многие арабские корни созвучны корням русских слов. Сквозь ткань арабских букв начинает проглядывать общее языковое тело. Дополним нашу таблицу:

Русское слово

АХ!

ВАРИТЬ

ГОДНЫЙ

ГОЛОС

ГОП

ГУЛЯТЬ

ДОЛГИЙ

КАДИЛО

КИСЕТ

КОТ

КРУШИТЬ

КУБОК

ЛЕВ

ПАЛАТА

ПАРА

САХАР

СИРОП

СЫН

ХУТОР

ЩЕКА

Английское слово

АН!

FRU - "жарить"

GOOD - "хороший"

CALL - "кричать"

НОР - "прыгать"

GO - "ходить"

TALL - "длинный"

CANDLE - "свеча"

CASE - "сумка"

CAT

CRASH - "разрушить"

CUP - "чашка"

LION

FLAT - "квартира"

PAIR

SUGAR

SYRUP

SON

COUNTRY - "страна"

CHEEK

 

Арабское слово

АХ!

ФАВВАРА - "кипятить"

ДЖАЙЙИД - "отличный"

КАВЛЬ - "речь"

ХАББА (= ГАББА) -

"прыгать"

ДЖАВВАЛЯ - "бродить"

ТАВИЛЬ - "длинный"

КАНДИЛЬ - "лампа"

КИС - "мешок"

КУТТ

ДЖАРАША - "толочь",

"дробить"

КУБ - "стакан"

ЛАЙТ

БИЛЯТ - "дворец"

ФАРДЭ

СУККАР

ШАРАБ

СЫНВ

КУТР - "страна"

ШИДК - "угол рта,

челюсть"

 

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

ТЮРКСКОЕ В РУССКОМ

Историческая судьба русского народа на всем обозримом историческом пространстве была тесно связана с судьбой многочисленных тюркских народов: турок, казахов, татар, башкир, киргизов, узбеков, азербайджанцев, чувашей, якутов. На самом деле число их гораздо больше. Из тюркских языков в русский проникло множество слов, которые по-русски имеют строго определенное значение, а в тюркских языках еще и буквальное, объясняющее то, которое закрепилось в русском языке. Например:

Слово в русском языке

АКСАКАЛ

БЕШМЕТ

БАРСУК

ЯМЩИК

БАРЫШ

КАРАУЛ

ТАРАКАН

БАЙ

ТУЛУП

БАКЛАН

ЧУЛОК

ТОВАР

ЕСАУЛ

КАРАНДАШ

АЛТЫН

КАВАРДАК

БУРДЮК

Буквальное значение

этого слова в тюркских языках

"белая борода"

"одежда на вате"

"серый"

"служитель при почтовой станции"

"подарок"

"стража"

"убегающий, расползающийся"

"богач"

"шкура теленка, снятая чулком"

"толстяк"

"онучи", "портянки"

"соль"

"исполнитель повеления"

"черный камень"

"золотой"

"жаркое"

"мех для вина"

Некоторые слова скрепляют воедино десятки самых разных народов, европейских и азиатских. Среди них слово "отец", имеющее в тюркских языках чуть отличный облик: "ата". Сюда же можно отнести "алый". В тюркских языках его произносят как "ал". Это же слово (точнее, "ааль") используют и арабы, вкладывая в него значение "отличнейший, превосходный". Русский язык помогает понять, как значение "алый" могло трансформироваться в "отличнейший". Алый практически то же самое, что и красный, то есть "красивый", "хороший" и, следовательно, близкое значение к "отличнейший". Когда-то очень давно предки русских, тюркоязычных народов и арабов были солнцепоклонниками, и слово "алый" считалось эпитетом Солнца. Все хорошее связывались с Солнцем, подателем света, тепла и жизни на Земле. Отсюда и значение "яркий, светлый, хороший" у русского слова "красный" (эпитет "красна солнышка") и близкое к нему значение арабского "ааль". Солнце было высшим божеством. Отсюда значение "высокий" у того же арабского слова.

"Карга" в переводе с турецкого просто "ворона", "изюм" - "виноград", "балык" - "рыба", а "кушак" - "пояс".

"Бусый волк" из "Слова о полку Игореве", будучи сопоставлен с турецким словом "бус" - "серый" оказывается всего-навсего серым волком.

В свою очередь, русские слова позволяют разгадать тайну происхождения тюркских языков, и таинственное турецкое слово "кискач" - "клещи" вдруг обнаруживает свое близкое родство с русским "кусачки".

Приведем еще несколько примеров трансформации (упрощения) турецких слов.

"Балкан" - "крутые горы, поросшие лесом" - просто балка. Говорят, что Балканский полуостров назван так именно от турецкого "балкан", в его буквальном смысле. Русские же, словно в насмешку, стали называть словом "балка" не высокие горы, не долину или ущелье, а всего лишь овраг, лощину, поросшую лесом.

"Балык" - из любой рыбы, только часть ее, да и то не всякой, а только красной, причем хорошо просоленной и провяленной.

"Карапуз" - "арбуз, пухлый (как арбуз), малыш".

"Карга" - "обычная ворона, злая старуха".

"Сарай" - "дворец, просто подсобное строение".

 

Глава 6

МОИ СЛОВА ИЗ РАЗНЫХ ЯЗЫКОВ

ОТКУДА ВЗЯЛОСЬ СТОЛЬКО ЯЗЫКОВ?

Все разнообразие языков вырастает из неравномерности общения. Англичане в силу своей географической удаленности реже общаются, скажем, с японцами, чем с соседями с другого берега моря - французами, норвежцами или шведами. Там, где ослабевает накал общения, появляются разрывы, трещины, так называемые языковые границы.

Они имеются даже внутри отдельного языка (молодежь, старшее поколение, образованные и необразованные, дети и взрослые, военные и гражданские). Течением времени одну языковую льдину относит в сторону от другой. Между ними появляется пространство, заполненное водой. Теперь уже не каждый смельчак отважится перепрыгнуть с одной льдины на другую, заговорить на родном языке в чужой стране, пусть даже соседней и близкой по духу. Такой разговор натолкнулся бы на непонимание, был неуместен. Вот и сидят народы, каждый на своем языковом островке. А ветер перемен то прибивает одну льдину к другой, то разносит их далеко-далеко друг от друга.

Что бы ни послужило непосредственным толчком к сближению языков (исторические, географические, климатические, социальные, политические, военные или какие-либо иные факторы), но только все они в конце концов важны лишь тогда, когда вызывают интенсификацию общения. В общении друг с другом люди перенимают чужие понятия, слова, символы, буквы, взгляды на жизнь, одновременно предлагая взамен свои. И процесс этот никогда не прекращался и продолжается постоянно. Он лишь затихает или разгорается с новой силой. Смешение народов и языков - объективная реальность нашего времени. И если из библейского строительства Вавилонской башни (Вавилонское столпотворение) появилось непонимание, разделение народов, то из нынешнего смешения рождается новая связь между народами, новый, общечеловеческий язык. "Время разбрасывать камни, время и собирать их". Все повторяется, но уже на качественно ином уровне. На смену разобщению приходит единение.

Знание иностранного языка расширяет кругозор человека. Один-единственный, отдельно взятый язык его ограничивает, сужает до размеров одной картинной рамки. Спору нет, картина мира, мастерски написанная средствами развитого языка, тоже может быть великолепной, яркой, впечатляющей. И все же у диптиха возможностей больше. Владение вторым языком расширяет диапазон выразительных средств, создает фон для сравнения, а значит, и для более глубокого проникновения в тайны языка родного. Дополнительные возможности дает триптих (читай: "знание трех языков").

С той, правда, существенной оговоркой, что здесь имеется в виду количественная сторона восприятия мира, а не качество его познания. Мы говорим о знаниях вширь, а не вглубь. Любой развитой язык не ставит сколько-нибудь существенных преград качественному познанию мира, не накладывает заметных ограничений проникновению в тайны мироздания. Будучи средством "упаковки" мысли, язык, конечно же, навязывает свой путь познания, свои стереотипы мышления. К счастью, к вершинам истины ведут множество троп и дорожек, и трудно сказать, какая из них короче и лучше. Пословицу "Одна голова хорошо, а две лучше" можно переиначить так: "Один язык - хорошо, а несколько - еще лучше". Когда один из членов делегации знает язык другой страны, это позволяет обойтись без включения переводчика в состав делегации.

Приступающему к изучению иностранного языка полезно напомнить, что начало для него уже давно положено. Овладевая родным языком, он, сам того не зная, познал многое в языках других народов, заложил себе прочный фундамент. Теперь дело за продолжением, углублением и развитием этого знания.

Фундамент есть, нужно достроить стены и крышу. Так новичок избавляется от комплекса нерешительности: приступать или не приступать? Более актуальным для него становится вопрос: а с чего же начать изучение другого языка?. Тут я бы посоветовал повторить такие элементы фактов родного языка, которые вплотную смыкаются с иностранными: географические названия, пришедшие из страны этого нового языка, имена известных лиц, названия предметов и явлений, характерных именно для этой страны, фирм, спортивных клубов, музыкальных групп... Короче, с таких слов родного языка, которые так или иначе пришли из страны выбранного вами иностранного.

Вслушайтесь в звучание этих слов. Отметьте отличия от вашего произношения. Начинайте изучение иноязычного произношения с общих звуков. Затем подражайте акценту, перенимайте легкие, едва приметные отличия. Только затем стоит переходить к так называемым трудным звукам нового языка. От простого всегда легче переходить к сложному. "Чужие" слова в родном языке сыграют роль трамплина, облегчат вашу учебу. И заметьте, без особых на то усилий, "малой кровью". После этого стоит заняться серьезным и углубленным изучением тонкостей выбранного языка. Делать это желательно систематически, регулярно, беря в пример птицу, которая не забывает взмахивать крыльями, чтобы не потерять набранной высоты. Стоя на плечах родного языка, можно заглянуть гораздо дальше и в языке иностранном, увидеть даже то, что самим носителям этого языка и не заметно.

Смешно отказываться от прежних языковых наработок, делать вид, что вы только-только приступаете к овладению первого в своей жизни языка. "Прямой" метод изучения, без опоры на родной язык, мне представляется кривой дорожкой к цели. Есть пути короче. Кроме автоматического усвоения, основанного на многократном повторении, есть еще способ вдумчивого отношения к новому языковому материалу, метод сравнения, отталкивания от уже усвоенного. Такой чуточку аналитический метод больше опирается на личностное, индивидуальное, чем на простое слепое подражание.

 

НАСТУПЛЕНИЕ НА ФРАНЦУЗСКИЙ

Военная наука выработала немало приемов проведения военных операций. Военные не бросятся сломя голову на сильно укрепленные позиции противника, а проведут вначале подготовительную работу. Если перед обороняющимся река, а наши войска на другом берегу, то вначале необходимо закрепиться на территории противника хотя бы части войск, отнять у него клочок берега, а уж потом развивать наступление. Такой же базой для успеха может стать участок берега, удерживаемый нашими войсками, если наступление войск ведется с моря. Таким трамплином для будущего наступательного броска может стать часть территории вражеского государства, на которой сильно наше влияние. Военные называют такой участок плацдармом.

У приступающего к изучению иностранного языка тоже имеется своеобразный плацдарм, своя отправная точка. Это слова иностранного происхождения, усвоенные родным языком. Чужие слова среди своих и свои среди чужих.

Обозначу плацдарм для наступления на французский язык со стороны русскоговорящего читателя. В него войдут такие слова французского происхождения, как:

абордаж, акушерка, альянс, амбразура, антресоли, апломб, багаж, бравада, браконьер, брасс, брошюра, будуар, бюджет, бюро, вираж, гуашь, гурман, дебют, девиз, декольте, дублер, дублет, дубль, жаргон, жетон, жюри, интрига, инфекция, кабаре, каботаж, кабриолет, кадриль, каламбур, камзол, канва, каннибал, каркас, картель, карьер, каскад, каскадер, клика, код, кокарда, кокетство, компаньон, контур, кордон, корнет, корсет, кортеж:, кретин, крокет, кузен, кулиса, кулон, купон, купюра, курьер, кювет, кюре, лазарет, лакей, ланцет, ливрея, лимузин, макет, маневр, манеж:, манера, манжета, манто, марионетка, мародер, марш, маска, маскарад, массаж, мельхиор, метро, мираж, мода, модель, монтаж, мотив, муляж, мэр, нюанс, организм, отель, паж, палата, палисад, палитра, панно, пансион, пари, партнер, патронаж, патруль, пейзаж, пеньюар, перл, перрон, персонаж, пик, пика, пикантный, пикет, пируэт, планер, поза, портал, портье, портьера, пресса, престиж, претендент, раж, рампа, ранжир, рантье, рапира, рапорт, реванш, регламент, редут, режим, резон, резонер, резюме, реклама, реле, рельеф, реноме, репертуар, реплика, репортаж:, реприза, репродуктор, репутация, респектабельный, рессора, ресурс, реформа, рефрижератор, рикошет, роман, романс, романтизм, рулетка, салон, сеанс, сезон, секретариат, сенсация, сертификат, силуэт, софа, социализм, стаж, стандарт, стансы, статуэтка, сюжет, сюрприз, сюртук, табакерка, табло, тапер, терраса, тик, тир, тирада, тираж, титр, торшер, транс, транспорт, транспортер, трибуна, трюк, трюмо, туалет, туризм, турне, турникет, фантом, фланг, фразер, фрегат, фривольный, фюзеляж:, шанс, шантаж:, шарада, шарж:, шарм, шасси, шеф, шиньон, эполеты, эскиз, эскорт, эстакада, эстамп, эстафета, эстрада, этажерка, этап, этикет, этикетка, эшелон.

Этот плацдарм можно расширять и расширять. Приведу еще один список французских слов, прочно осевших в русском. 'Он пополнит предыдущий, а заодно продемонстрирует, что у французского слова имеются и буквальные значения, а не только те, что закрепились у его русского двойника-заместителя.

Слово в

русском языке

АВАНГАРД

АЖИОТАЖ

АЖУРНЫЙ

АМПЛУА

АНГАЖЕМЕНТ

АНГАР

АНСАМБЛЬ

АНТРАКТ

АНТУРАЖ

АНФАС

АРАНЖИРОВКА

АТТАШЕ

БАРЕЛЬЕФ

БЕЛЬЭТАЖ

БЛИНДАЖ

БРА

БРИЛЛИАНТ

БУРЖУА

ВА-БАНК

ВАРЬЕТЕ

ВИЗАВИ

ВОЛАН

ВОЛОНТЕР

ВОЛЬЕР

ГИД

ГЛИССЕР

ГОРЖЕТКА

ДЕЛИКАТЕС

ДЕПАРТАМЕНТ

ДЕПЕША

ДЕСАНТ

Д ЕСЕРТ

ДИРИЖЕР

ДЮЖИНА

ЖАБО

ЖАНДАРМ

ЖЕЛЕ

ЖУРНАЛИСТ

ИГРЕК

ИНТЕРЬЕР

ИНФЕКЦИЯ

КАВАЛЕР

КАДЕТ

КАДР

КАНОНАДА

КАНОНИР

КАПОТ КАРЕ

КАРЬЕРА

КАФЕШАНТАН

КАШНЕ

КОМОД

КОНДУИТ

КОНФЕРАНСЬЕ

КОРДЕБАЛЕТ

КУЛУАРЫ

КУРАНТЫ

КУРЬЕЗ

МЕМУАРЫ

МЕТИС

МЕТРДОТЕЛЬ

МИЗАНСЦЕНА

МОВЕТОН

МОДЕРН МОНСТР НАТЮРМОРТ

НЕГЛИЖЕ

НЕССЕСЕР

НОКТЮРН

НУВОРИШ

ПАДЕКАТР

ПАНДУС

ПАРЛАМЕНТ

ПАРОЛЬ

ПАРТЕР

ПАССАЖ

ПАСЬЯНС

ПЕНСНЕ

ПИЖОН

ПЛАНШЕТ

ПЛАТФОРМА

ПЛАФОН

ПЛЕНЭР

ПЛЮМАЖ

ПОПУРРИ

ПОРТМОНЕ

ПОРТСИГАР

ПОРТУПЕЯ

РЕВЕРАНС

РЕВЮ

РЕНЕССАНС

РОЗЕТКА

САКВОЯЖ

САНТИМЕНТЫ

САПЕР

СЕРПАНТИН

СУФЛЕР

ТЕРРИКОН

ТЕТ-А-ТЕТ

ТРУБАДУР

УНИФОРМА

УТИЛЬ

ФАС

ФЕЛЬЕТОН

ФОЙЕ

ФРОНТ

ШАРАБАН

ШАРФ

ШЕВРО

ШЕВРОН

ШЕДЕВР

ШЕЗЛОНГ

ШИФР

ЭССЕ

ЭТЮД

Французское

слово

AVANT-GARDE

AGIOTAGE

AJOUR

EMPLOI

ENGAGEMENT

HANGAR

ENSEMBLE

ENTRACTE

ENTOURAGE

EN FACE

ARRANGER

ATTACHE

BAS-RELIEF

BEL-ETAGE

BLINDAGE

BRAS

BRILLANT

BOURGEOIS

VA BANQUE

VARIETE

VIS-A-VIS

VOLANT

VOLONTAIRE

VOLIERE

GUIDE

GLISSEUR

GORGERETTE

DELICATESSE

DEPARTEMENT

DEPECHE

DESCENTE

DESSERT

DIRIGEUR

DOUZAINE

JABOT

GENDARME

GELEE

JOURNALISTS

"1" GREOUE

INTERIEUR

INFECTION

CAVALIER

CADET

CADRE

CANONNADE CANONNIER CAPOTE

CARRE

CARRIERE

CAFE

CHANTANT

CACHE-NEZ

COMMODE

CONDUIT

CONFERANCIER

CORPS DE BALLET

COULOIRS

COURANT

CURIEUX

MEMOIRES

METIS

MAITRE D' HOTEL

MISE EN SCENE

MAUVAIS TON

MODERNE

MONSTRE

NATURE

MORTE

NEGLIGE

NECESSAIRE

NOCTURNE

NOUVEAU RICHE

PAS DE QUATRE

PENTE DOUCE

PARLEMENT

PAROLE

PARTERRE

PASSAGE

PATIENCE

PINCE-NEZ

PIGEON

PLANCHETTE

PLATE- FORME

PLAFOND

PLEIN AIR

PLUMAGE

POT-POURRI

PORTE-MONNAIE

PORTE-CIGARES

PORTE-EPEE

REVERENCE

REVUE

RENAISSANSE

ROSETTE

SAC VOYAGE

SENTIMENTS

SAPEUR

SERPENTIN

SOUFFLEUR

TERRI CONIOUE

TETE-A-TETE

TROBADOR

UNIFORME

UTILE

FACE

FEUILLETON

FOYER

FRONT

CHAR A BANGS

ECHARPE

CHEVREAU

CHEVRON

CHEF-D'OEUVRE

CHAISE LONGUE

CHIFFRE

ESSAI

ETUDE

Его буквальное

значение

"передовое охранение" "оживление"

"сквозной"

"применение"

"обязательство"

"навес"

"вместе"

"между действием"

"окружение"

"в лицо"

"приведение в порядок" "прикомандированный"

"низкий рельеф"

"красивый этаж"

"бронирование"

"рука" "блестящий"

"горожанин"

"идет банк"

"разнообразие"

"лицом к лицу"

"летучий"

"доброволец"

"птичник"

"направляющий"

"скользящий"

"шейная косынка" "изысканность"

"отделение"

"спешное"

"высадка"

"убирание со стола"

"управитель"

"около двенадцати"

"птичий зоб"

"человек армии" "замороженный"

"газетчик"

"И" греческое

"внутренний"

"зараза"

"всадник"

"юный"

"рамка"

"пушечная стрельба"

"пушкарь"

"шляпа"

"квадратный"

"бег, скачка"

"поющее кафе"

"спрячь нос"

"удобный"

"поведение"

"докладчик"

"корпус для балета"

"коридор"

"бегущий"

"забавный"

"воспоминания"

"смешанный"

"хозяин гостиницы"

"размещение на сцене"

"дурной тон"

"современный"

"чудовище"

"мертвая природа"

"небрежный"

"необходимый"

"ночной"

"новый богач"

"шаг четырех"

"пологий спуск"

"говорильня"

"слово"

"на земле"

"проход"

"терпение"

"ущипни нос"

"голубь"

"дощечка"

"плоская форма"

"потолок"

"открытый воздух"

"оперение"

"рагу из разных сортов мяса"

"носи монеты"

"носи сигары"

"носи шпагу" "почтение"

"обзор"

"возрождение"

"розочка"

"мешок путешествия"

"чувства"

"подкапывающийся"

"змееподобный"

"вдувающий в ухо, подсказывающий"

"конический отвал породы"

"голова к голове"

"сочинитель"

"единая форма"

"полезный"

"лицо"

"листочек"

"очаг"

"лоб"

"повозка со скамейками"

"повязка"

"козленок"

"стропило"

"основная работа"

"длинный стул"

"цифра"

"набросок"

"изучение"

 

ЛАТИНИЗМЫ ИЛИ СЛАВЯНИЗМЫ?

Русскоязычный читатель, впервые в жизни заглянувший в латинский словарь, будет удивлен обилию знакомых ему слов и корней. Особенно примечательно, что такие старые знакомые будут попадаться ему не только среди латинских слов, перекочевавших во многие языки мира в качестве научных терминов, но и среди самых простых, бытовых. За примерами обратимся к таблице.

Латинское слово

TU

ТЕ

SIBI

TIBI

ME

NOS

VOS

LAEVUS

LEO

LUNA

MARE

MATER

FUR

FLAMMA

F RATER

DOMUS

LEPOS

ITAQUE

DUO

EDO

DECEM

COPIA

PROBO

SOMNUS

SEMEN

SAL

TRES

TERO

STO

VIDEO

VERTO

STRUO

SUCUS

TERTIUS

OVIS

PAVO

POTIO

VERTO

VERUS

VETUS

SUA

MUS

MENSIS

MUSCA

NASUS

NOVUS

NOBES NOX

NUNC

OCULUS

IGNIS

PRO DOMO MEA

NE

OS

Перевод

"ты"

"тебя"

"себе"

"тебе"

"меня"

"нас"

"вас"

"левый"

"лев"

"луна"

"море"

"мать"

"вор"

"пламя"

"брат"

"дом"

"красота"

"итак"

"два"

"питаться"

"десять"

"запас"

"пробовать"

"сон"

"семя"

"соль"

"три"

"я тру"

"я стою"

"я вижу"

"я верчу"

"строить"

"сок"

"третий"

"овца"

"павлин"

"питье"

"поворачивать"

"верный"

"старый"

"своя"

"мышь"

"месяц"

"муха"

"HOC"

"новый"

"облако"

"ночь"

"ныне"

"глаз"

"огонь"

"о своем доме"

"не" "

рот"

 

 

 

 

 

ср.: МАТЕРЬ

 

ср.: ЛЕПОТА

 

 

ср.: ЕДА ср.: КОПИТЬ

 

 

ср.: ПАВА ср.: ВЕРТЕТЬ

 

 

 

 

ср.: ВЕТХИЙ, ВЕТОШЬ

ср.: МУШКА

ср.: НЕБО

с

 

 

р.: НЫНЧЕ ср.: ОКО

ср.: ПРО ДОМ МОЙ ср.: УСТА

Принять такие слова за обычные заимствования (латинизмы в славянских языках или славянизмы в латинском) сможет только тот, кто поверит в реальность такой ситуации.

В страну полудиких и необразованных латинян случайно попадает довольно культурный и вполне просвещенный славянин. Он обращает внимание своих собратьев по разуму на то, что на лице у каждого из них имеется особый нарост для обнюхивания. Пораженные этим открытием латиняне, из которых до этого никто не смотрел дальше своего собственного носа, естественно, обращаются к заезжему гостю с вопросом: "А как называют этот нарост в вашем краю?" Гость не скупится на ответ: "Нос". Ропот изумления пробегает по толпе латинян. Из уст в уста передается новое, только что услышанное слово. Где-то происходит небольшой сбой, как в игре "испорченный телефон", и вот уже "нос" превращается в "носус".

Эпидемия нового, но уже испорченного слова охватывает все более широкие слои латинян. Теперь уже гостю не справиться в одиночку с ошибкой, овладевшей массами. Он махает рукой и убирается восвояси.

Но, возможно, все было несколько иначе. У латинян и славян сложился некогда единый язык-предок. Из него-то и пришли (точнее, остались) в их языках слова, подобные тем, что приведены в таблице.

Как это ни покажется странным, но единство языков планеты всей подчеркивается также и межъязыковыми несовпадениями, несходствами, а именно пробелами в наименованиях, имеющихся в одних языках и отсутствующих в других. Словесные прорехи обычно группируются вокруг таких понятий, как "блюда национальной кухни", "предметы национальной одежды", "представители местной фауны и флоры" и т. п. В каждом языке есть слова, которых нет ни в одном другом языке мира.

Вот и приходится пользоваться чужими, но зато уже имеющимися в обиходе других народов словами, учиться родному языку у дальних и очень дальних родственников. Таких, например, как индейцы Америки. Мы, европейцы, переняли у них такие слова: "гамак", "томогавк", "томат". Аборигены Австралии научили нас словам "кенгуру" и "коала", чтобы мы не стояли столбом в молчании, завороженные видом этих диковинных сумчатых животных, не зная, как к ним обратиться. В русском языке есть множество слов для названия народных игр и потех, связанных с морозной и снежной зимой ("снеговик", "санки", "снежки", "коньки" и пр.). Точных соответствий для них не отыщешь в арабском языке, обслуживающем теплые страны Азии и Африки.

Но даже в русском нет стольких наименований для снега, сколько их имеется в языке эскимосов. Вместо обобщающе-небрежного "снег" эскимосы используют множество более точных его названий, учитывающих рыхлость, глубину, плотность наста, возраст и прочие характеристики. А вот арабы могут позволить себе даже путать снег со льдом или инеем, называя и то, и другое, и третье единым словом. Короче говоря, языки мира дополняют друг друга недостающими словами, образуя в совокупности своих словарей единую энциклопедию земной жизни, энциклопедию под названием "Словарь единого общечеловеческого языка".

Языки во многом похожи на краски. Каждая краска, независимо от цвета, способна передать рисунок. Каждый язык способен выражать мысли и чувства людей.

Краски однородны вне зависимости от цвета. В одинаковых тюбиках содержится одинаковое масло-растворитель. Любую краску можно наносить на один и тот же холст одной и той же кистью. Особый "шарм" каждой краске придают незначительные разнящиеся добавки, пигменты. Они-то и определяют цвет краски. Так и языки, общие, единые в основных своих проявлениях, имеют свои несущественные, но характерные особенности, позволяющие их различать.

Краски можно смешивать, добиваясь нужного цвета. Так же и языки допускают смешивание в любых пропорциях. Краски позволяют писать картины, достигать на плоскости иллюзии натурального цвета, объема и пространства. Языки позволяют создавать тексты - иллюзии застывших мыслей и чувств.

Имеется зависимость между краской и изображаемым предметом. Рисуя снег, мы нуждаемся в белой краске, а изображая лес, - в зеленой. Похожая зависимость есть и между языком и народом, пользующимся им и проживающим в определенных природных условиях.

Представьте себе, что вы попали в иную среду обитания, в чужую страну, которая встретила вас неведомыми ландшафтами, экзотическими растениями и животными, странными продуктами питания и необычными блюдами, приготовленными из них. Даже солнце ведет себя по-иному. Ночью с неба смотрят на вас чужие созвездия, другой климат заставляет людей облачаться в иные одежды, по-другому строить жилища, иметь иную утварь в доме. Чужая страна окружила вас чужими звуками и запахами. И все это нужно называть словами, а в вашем родном языке их нет. Вот тоща вы с жадностью припадете к естественному и исчерпывающему источнику недостающих слов-названий, к языку местного населения. И замелькают в вашей речи чужеземные слова.

Они восполнят пробелы словаря. Каждый язык хорош в своей среде, в своем народе, и нет национального языка, способного в одиночку удовлетворять все нужды говорящих на нем, в каком бы уголке Земли они ни оказались. Каждый отдельно взятый язык - всего лишь яркая заплата на лоскутном одеяле, сберегающем тепло общечеловеческих отношений. В России, например, нет таких своеобразных слов, как "мате", "бомбилья", "гаучо", "ранчо". Мы их принимаем такими, как они есть, со следующими обозначенными ими свойствами.

"Мате", или "матэ", - слово пришло из языка индейцев племени кечуа. В Южной Америке им называют вечнозеленое дерево и его высушенные и измельченные листья, употребляющиеся вместо чая. Такой напиток называют еще "парагвайский чай". В буквальном переводе с языка индейцев кечуа "мате" означает "сосуд". Дело в том, что первые сосуды для мате делали из бутылочной тыквы с таким же названием: "мате". Со временем оно перешло с сосуда на сам напиток.

Утверждают, что существует своеобразный язык мате, в зависимости от качества напитка и способов его приготовления:

- сладкий: "дружба";

- горький: "безразличие";

- со жженым сахаром: "симпатия";

- с молоком: "уважение";

- пенистый и душистый: "пылкая любовь";

- с кофе: "прощенная обида";

- с мелиссой: "неприятности";

- с патокой: "мне больно, что ты грустишь";

- с корицей: "я думаю о тебе";

- с апельсиновой корочкой: "заходи за мной";

- очень горячий: "я тоже сгораю от любви";

- холодный: "я к тебе равнодушна";

- закрытый крышкой: "от ворот поворот";

- не имеющий пены: "ступай пить мате в другое место".

"Бомбилья" - специальная металлическая трубочка с фильтром внизу и с мундштуком наверху. Мате пьют из специального сосуда при помощи бомбильи.

"Гаучо" - аргентинские и уругвайские пастухи, дети от смешанных браков испанцев с индейскими женщинами.

"Ранчо" - латиноамериканская усадьба.

 

СЛОВАРНЫЙ КАЛЕЙДОСКОП

Словарь языка представляет собой свод отдельных, но взаимосвязанных между собой элементов - слов и словосочетаний. В калейдоскоп сведены воедино самостоятельные, но однотипные элементы - цветные стеклышки. Количественно слов в языке побольше, чем осколков цветного стекла в калейдоскопе, но это не суть важно. Главное состоит в том, что между словарем и калейдоскопом наметилось принципиальное сходство. При повороте калейдоскопа стеклышки пересыпаются, и мы видим как бы совершенно новый узор, хотя на самом деле это все те же стеклышки, только повернутые к нам другим боком.

Нечто похожее случается и со словарем национального языка. Если взглянуть на него под иным углом зрения, то нам покажется, что словесный узор изменился. Например, вы привыкли смотреть на свой язык глазами жителя столицы, а попробуйте взглянуть на него как обитатель провинциального города или села.

Картина изменится. Добавятся местные словечки из говоров, новые географические названия. Изменится и произношение знакомых вам слов. Житель Вологод-чины, например, будет "окать", отчетливо произносить "о" там, где москвич скажет "а". Если отъехать еще дальше, так сказать повернуть калейдоскоп покруче, узор "калейдоскопа" сменится, мы перейдем уже на другой язык. И только внимательный и тренированный взгляд отметит практическую неизменность словарного состава.

Сделаем небольшой поворот словарного "калейдоскопа", взглянем на русские слова глазами чеха. Не станем обращать большое внимание на такие "мелочи", как несколько иное произношение и написание знакомых нам слов. Сосредоточимся на изменениях в смысле слова.

Чешско-русское слово

BALVAN

BAZAR

BEDRA

BLATO

BLESK

BODNOUT

BODROST

CERVI

CITAT

BUBEN

С/А/

CAS

DOM

HUSLAR

HNUJ

HRAD

HROB

HROUDA

JAROST

JIL

JIZVA

KAL

LASKA

LATA

LEST

LICE

MALIR

KORIST

MRAK

NAHRADA

METLA

MOHYLA

PI CHAT

OTROK

PALEC

PARNIK

PECENE

NATERAC

NATIRANI

PUSKA

RANO

ROBOTA

RYBOLOV

SIP

STRANA

STRAST

STVOL

SKOT

STAN

REPA

VRAH

TOPOR

UMNY

ZABA

ZOB

KAPUSTA

Различия в значении

не "болван, а "большой камень"

не "базар", а "скупка"

не "бедро", а "спина"

не "болото", а "грязь"

не "блеск", а "молния"

не "боднуть", а "уколоть"

не "бодрость", а "добродушие"

не "черви", а "глисты"

не "читать", а "считать"

не "бубен", а "барабан"

не "цинк", а "олово"

не "час", а "время"

не "дом", а "кафедральный собор"

не "гусляр", а "скрипач"

не "гной", а "навоз"

не "град (город)", а "крепость"

не "гроб", а "могила"

не "груда", а "глыба"

не "ярость", а "бодрость"

не "ил", а "глина"

не "язва", а "шрам"

не "кал", а "грязь, отстой"

не "ласка", а "любовь"

не "пата", а "заплата"

не "лесть", а "коварство"

не "лицо", а "щека"

не "маляр", а "художник"

не "корысть", а "добыча"

не "мрак", а "туча"

не "награда", а "замена, возмещение"

не "метла", а "прут"

не "могила", а "курган"

не "пихать", а "колоть"

не "отрок", а "раб"

не "(любой) палец", а "большой палец"

не "парник", а "пароход"

не "печенье", а "жаркое"

не "натирающий", а "маляр"

не "натирания", а "окраска"

не "пушка", а "ружье"

не "рано", а "утром"

не "(любая) работа", а "тяжелая работа"

не "рыболов", а "рыболовство"

не "шип", а "стрела"

не "страна", а "сторона"

не "страсть", а "страдание"

не "ствол", а "стебель"

не "(любой) скот", а "крупный рогатый скот"

не "стан", а "шатер"

не "репа", а "свекла"

не "враг", а "убийца"

не "топор", а "топорище"

не "умный", а "умелый"

не "жаба", а "лягушка"

не "зоб", а "птичий корм"

не "(любая) капуста", а "кудрявая капуста"

Сместив фокус своего зрения еще западнее, сможем убедиться, что и на немецких землях словарный "калейдоскоп" действует так же. У русских слов здесь выявляется "сдвиг по фазе".

Русско-немецкое слово

AFFARE

AGIOTAGE

ALLUREN

ANEKDOTE

ARTIST

BALLON

DICTION

EPIGRAPH

GASTRONOM

LEKTION

MAGAZIN

PHANTAST

REPETITION

SILO

TRUPPE

 

Различия в значении

не "афера", а "судебное дело" или "щекотливая история" не "ажиотаж", а "спекуляция на бирже" не "аллюр", а "повадки", "замашки"

не "анекдот", а "забавный случай"

не "артист", а "циркач"

не "баллон", а "аэростат"

не "дикция", а "стиль", "слог"

не "эпиграф", а "надпись на памятнике"

не "гастроном", а "гурман"

не "лекция", а "урок"

не "магазин", а "склад"

не "писатель-фантаст", а "фантазер", мечтатель"

не "репетиция", а "повторение"

не "силос", а "силосная башня"

не "труппа", а "воинская часть"

Подобные слова со смысловым "сдвигом" служат мишенью для шуток. По-польски "приказ" называется словом "rozkaz", которое произносится почти как русское "рассказ". По этому поводу даже пословица сочинена: "В Польше и приказ - рассказ". Улыбку вызывает словосочетание на сербохорватском языке, имеющее значение "ружье выстрелило", к тому же написанное русскими (кириллическими) буквами: "пушка пукнала".

Кроме повода для шуток подобные наблюдения за поведением привычных слов в непривычных (заграничных) условиях могут служить поводом для глубоких научных раздумий.

Похожие примеры отыщутся и при сопоставлении русских слов с болгарскими.

Русское слово

АРБУЗ

БРАСЛЕТ

БУХТА

ВИНОГРАД

ВИНОГРАДНИК

ГРОЗА

ГРУЗ

ГУДОК

ДВЕРЬ

ДЕДУШКА

ДЕРЕВНЯ

КОНЕЦ

КРУЖКА

СВИТЕР

СОСНА

СТУЛ

СТЫД

СУДНО

ТУЛУП

ТУМАН

ТУФЛЯ

ТУЧА

РЕБЕНОК

ЦЕПЬ

ШКУРА

ШЛЯПА

ШТАНЫ

РУЖЬЕ

РУБАШКА

ЖАРЕНЫЙ

ЖЕМЧУГ

ИВА

ЛОСОСЬ

ЛОШАДЬ

ПЛЯСКА

Его болгарский эквивалент

ДИНЯ

ГРИВНА

ЗАЛИВ

ГРОЗДЕ

ЛОЗЕ

БУРЯ

ТОВАР

СИРЕНА

ВРАТА

ДЯДКО

СЕЛО

КРАЙ

ЧАША

ПУЛОВЕР

БОР

СТОЛ

СРАМ

КОРАБ

КОЖУХ

МЪГЛА

ОБУВКА

ОБЛАК

ДЕТЕ

ВЕРИГА

КОЖА

ШАПКА

ПАНТАЛОНИ

ПУШКА

РИЗА

ПЕЧЕН

БИСЕР

ВЕРБА

СЬОМГА

КОН

ТАНЦ

Удаляясь все дальше и дальше от привычной нам среды (социальной, ландшафтной, климатической, политической, исторической и т. п.), мы наблюдаем, как накапливаются языковые изменения. Наступает момент, когда мы перестаем понимать собеседника. Теперь уже не до смеха по поводу отдельных несовпадений. И мы делаем вывод: перед нами иной язык, чужой, иностранный.

Теперь мы нуждаемся в переводчике, посреднике общения. Критерий понимания-непонимания - самый важный при установлении границ языков, но сам по себе он очень расплывчат. Подобная ситуация возникает и в едином языковом коллективе, когда ребенок не понимает взрослого, неспециалист специалиста, один человек другого из-за того, что этот "другой" вкладывает в привычные слова какие-то иные, свои понятия. Тогда ситуацию оценивают так: "Мы с вами говорим на разных языках", хотя формально язык один.

Объясняя ребенку что-то на доступном его пониманию языке, дилетанту суть научных или технических терминов, мы переводим с непонятного языка на понятный в рамках одного и того же национального языка. Посредник-переводчик, переводящий с иностранного на ваш родной, занимается тем же. Ярлычки "свой", "чужой", "родной", "иностранный" часто затемняют суть самого процесса - выбора понятных для обеих общающихся сторон языковых единиц.

Система языка дает говорящему возможность догадываться о смыслах даже таких слов, которых он не знает и о которых никогда не слышал. Если есть слово "открытка", то в принципе могло бы быть и "закрытка", а "проигрыватель" имел бы альтернативу "выигрыватель". О значениях множества чешских слов русскоговорящий человек может догадаться, опираясь на значения однокоренных слов своего языка.

И хотя таких слов в русском языке нет, однако они вполне могли бы в нем появиться. Языковая система это позволяет, не позволяет привычка. Ребенок, усвоивший систему языка, но еще не прошедший достаточной языковой подготовки, использует в своей речи немало им самим придуманных слов, понятных, но непривычных, а потому смешных. Варианты "шичка", "гусопаска", "лесной мужик", "ногач" и им подобные так и остались нереализованными в русском языке, но вошли в речь чехов.

Чешское слово

HUSOPASKA

LESNI MUZ

НШРАК

STRASAK

NEPOKOJ

NOHAS

PODMASLI

SVETOBEZNIK

VESMIR

VTOK

ZDERZ

HREBLO

LEP

SICKA

Его значение

"пастушка-гусятница"

"леший"

"дурак"

"чучело"

"беспокойство"

"долговязый"

"пахта"

"бродяга"

"вселенная"

"устье"

"тормоз"

"кочерга"

"клей"

"швея"

Корни

ГУСИ и ПАСТИ

ЛЕСНОЙ и МУЖ

ГЛУПЫЙ, ГЛУПЕЦ

СТРАШИЛО, СТРАШИТЬ

НЕ и ПОКОЙ

НОГА

ИЗ-ПОД и МАСЛО

СВЕТ и БЕЖАТЬ

ВЕСЬ и МИР

ВТЕКАТЬ

СДЕРЖИВАТЬ

СГРЕБАТЬ, ГРЕСТИ

ЛЕПИТЬ, ЛИПНУТЬ

ШИТЬ

Коротка человеческая жизнь, но и за это мимолетное время, что отпущено человеку от рождения до смерти, можно успеть приобрести кое-какой опыт и два-три раза изменить свои взгляды на один и тот же предмет. Сегодня я уже не тот, кем был вчера, а завтра буду не тем, кем был сегодня. В самом начале своей языковедческой карьеры я лихо делил слова на "свои" и "чужие". Мне симпатичны были взгляды борцов за чистоту родного языка. В своей речи я старался отказываться от всего, что мне казалось не родным. Позже стал все больше замечать прослойку "ничьих" слов, то общее, что увязывает множество языков в единый пучок. Теперь в графу "общее" я помещаю чуть ли не все слова, в судьбу которых мне удалось заглянуть.

Когда-то для меня было ясно, что слово "самовар" - свое, исконно русское, потому что самовар происходит от "сам" и "варить", то есть от слов, роднее которых трудно себе и представить. Слово "футбол" я, само собой разумеется, считал чужим, пришлым. Оно происходит от английских слов "фут" -"ступня" и "бол" - "мяч" и буквально переводится "мяч ступни". Мне было стыдно, что русские так и не удосужились перевести на свой язык этот англицизм, как, например, это сделали арабы. И теперь в арабском слове "курату аль-кадам" сразу и не распознаешь значение "футбол".

Я уговорил себя таким доводом: "Все языки мира заимствуют чужие слова. Мы взяли у англичан слово "футбол", а они взяли у нас слово "самовар". Так что произошел простой обмен. Выражаясь спортивным языком, ничья, один-один".

Копание в корнях слов принесло новую информацию. Русское "сам" оказалось в родственных отношениях с английским "сэйм" - "тот же самый" (обратите внимание не только на созвучие "сам" - "сэйм", но и на сходство значений: "сам" - "тот же самый"). Корень в слове "варить" оказался близким к корню английского "файэ(р)" - "огонь", а "варить" - это значит "подвергать воду огню". Опять двойное сближение: по форме "варить" - "файэ(р)" и по содержанию "огонь" - "подвергать огню". Английское "фут" - "ступня" совсем не далеко "ушло" от русского "путь" или "путник" - "ступающий СТУПНЯМИ своими", а слово "бол" - "мяч, шар" проглядывает не только в обрусевших словах "пуля", "балл", "булка", "булавка", но также и в исконно русском слове "булькать", содержащем явный намек на шарообразность капли. Не говоря уже о созвучии "бол" - "булькать" и о том, что падение капли на поверхность воды вызывает появление водяного пузыря (ну чем не шар?).

Еще одной соединительной нитью между "бол" и "булькать" выступает английское "боил" - "варить". "Бол" и "боил" созвучны и родственны, а "боил" и "булькать" (помимо созвучия) еще и близки по смыслу: где варят, там и булькают. Больше того, намечается некая смысловая близость между понятиями "самовар" и "мяч", поскольку шарообразность булькающих водяных пузырей смыкается с шарообразностью мяча. Однако здесь уже пора остановиться, чтобы не заходить слишком далеко в своих параллелях.

Итак, в иностранных словах имеется изрядная доля знакомых черт, не позволяющая считать их совершенно чуждыми русскому языку. Они для русского словаря если и инородцы, то уж никак не иноверцы. И свои, и чужие одновременно.

Чтобы не путаться самому и не путать других, я решил считать такие иностранные слова тоже своими.

Мне казалось, что я говорю по-русски. Однако, вслушавшись в свою речь, я с удивлением обнаружил, что сбиваюсь на итальянский язык, когда речь заходит о музыке ("адажио", "бас", "тенор", "фортепиано"), на французский, когда говорю о милых бытовых излишествах и ухищрениях ("кашне", "кашпо", "макияж"), на английский, когда затрагиваются компьютерные дела, на латинский, когда мне нужно дать точное название растения или животного. Изъять из своего речевого обихода все греческое ("ангел", "икона", "драма", "мелодия") выше моих сил. Я заметил, что немецкий язык оставил в моей речи немало вкраплений, впрочем, как и турецкий.

Тютчевские строки о братьях-славянах, которых "обезъязычил немец" и "турок осрамил", в немалой степени относятся и ко мне самому. Из всего этого я сделал вывод: в своей речи я пользуюсь смесью языков точно так же, как это делают итальянцы, французы, англичане, греки, немцы, турки и делали в свое время латиняне-римляне. В надежде обрести положительный пример, достойный подражания, я обратился к творчеству лучших мастеров русского слова, к Пушкину в первую очередь. Перед ним тоже стоял вопрос: использовать или не использовать в своей русской речи иностранные слова. Он решил этот вопрос положительно. Роман "Евгений Онегин" пестрит вкраплениями из английского, французского, итальянского и латинского языков. Он даже немного кокетничает ими, не забывая при этом извиняться перед читателем и воображаемым цензором.

Она казалась верный снимок

Du come il Faut (Шишков, прости:

Не знаю, как перевести).

И чуть далее:

Того, что модой самовластной

В высоком лондонском кругу

Зовется vulgar. (He могу... Люблю я очень это слово, Но не могу перевести;

Оно у нас покамест ново, И вряд ли быть ему в чести.)

Но панталоны, фрак, жилет, Всех этих слов на русском нет;

А вижу я, винюсь пред вами, Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо б меньше мог Иноплеменными словами.

Не сумел я отыскать различий между русским словом "мама" и звучащим так же словом с тем же значением во всех знакомых мне языках. И чем же арабское "мама" отличается от английского, французского или русского? Иностранные слова мы найдем в творчестве всех великих русских писателей и поэтов. Любой национальный язык представляет из себя подобие сорочьего гнезда. Оно сооружено из веточек и былинок, собранных в округе. И только тонкая подстилка сделана из собственных перьев. Не говоря уже о том, что в этом гнезде обнаруживаются предметы, которые показались сороке привлекательными. Люди также привносят в свой язык модные иностранные словечки, чтобы блеснуть ими в разговоре и также строят свою речь из подручного словесного материала - слов, почерпнутых из языковой среды, окружения.

Единый язык человечества

Мы учимся говорить у других: у старших, у предшествующих поколений. В любом языке действует закон "С кем поведешься, от того и наберешься", закон переимчивости. Общаясь друг с другом, народы делятся своими словами. В принципе, любое слово языка можно назвать заимствованием.

Границы между "своим" и "чужим" в языке зыбки, прозрачны и субъективны. Не будет преувеличением сказать, что все земляне говорят на одном общечеловеческом языке, в основу которого положены звуки человеческого голоса. Вот только каждая большая общность людей пользуется не всем общечеловеческим языком, а только малой его частью, необходимой для повседневных нужд.

Очень близкие по происхождению и очень похожие друг на друга языки принято объединять в группы ("семьи"). Одна из таких групп носит название "славянские языки". Это целый веер, составленный из отдельных восточноевропейских языков. Естественное, понятное и правомерное любование отдельно взятым национальным языком не должно выливаться в умаление красот и прелестей другого языка. Каким бы великолепным ни казалось отдельное павлинье перо, оно не лучше всего павлиньего хвоста. Ни один язык нельзя считать испорченным вариантом другого.

Крохотное европейское государство носит гордое название: "Великое герцогство Люксембург". Свое заветное желание жители этого государства начертали на обелиске в центре столицы. С точки зрения немца, надпись сделана на испорченном немецком, а с точки зрения люксембуржца - на чистейшем языке летцебургеш (люксембургском). Надпись гласит: "Мир волле бливе, ват мир зин". То есть "Мы хотим остаться теми, кто мы есть".

Вот несколько примеров, говорящих о близости словацкого и русского языков:

BEZ NAS - БЕЗ НАС

MYZ BRATOM - МЫ С БРАТОМ

CIERNY CHLIEB - ЧЕРНЫЙ ХЛЕБ

DRUZBA NARODOV - ДРУЖБА НАРОДОВ

HLADIT' РО RUKE - ГЛАДИТЬ ПО РУКЕ

BUDU ТАМ ZAJTRA - (ОНИ) БУДУТ ТАМ ЗАВТРА

ВЕНАГ NA LYZIACH - БЕГАТЬ НА ЛЫЖАХ

ODLOZIT' DO VECERA - ОТЛОЖИТЬ ДО ВЕЧЕРА

LAMPA VISI NAD STOLOM - ЛАМПА ВИСИТ НАД СТОЛОМ

АКО HROM Z JASNEHO NEBA ~ КАК ГРОМ С(РЕДИ) ЯСНОГО НЕБА

Или о сходстве чешского и русского:

JA I TY - Я И ТЫ

POD VODU - ПОД ВОДУ

BUD ZDRAVA - БУДЬ ЗДОРОВА

SVETLE PIVO - СВЕТЛОЕ ПИВО

DOPIT DO DNA - ДОПИТ ДО ДНА

VZIT ZA RUKU - ВЗЯТЬ ЗА РУКУ

НЕМУ JAKO RUBA - НЕМ(ОЙ) КАК РЫБА

HLEDET PRED SEBE - ГЛЯДЕТЬ ПЕРЕД СОБОЙ

VRBA ROSTE U VODY - ВЕРБА РАСТЕТ У ВОДЫ

Z ЮНО ZITA NEBUDE MOUKA - ИЗ ЭТОГО ЖИТА НЕ БУДЕТ МУКИ

Разнообразие языков проистекает от разобщенности людей. Чем меньше и реже они общаются друг с другом, тем меньше общего в их речи и больше отличий между их языками.

Неповторимость и самобытность каждого отдельного национального языка состоит совсем не в том, что в нем есть нечто такое, чего нет и быть не может в другом языке. Это своеобразие состоит в уникальности сочетания тех признаков, которые, в принципе, присущи и другим языкам, только не в такой степени, в других пропорциях.

В русской речи звучит немало слов, которые иностранец признает своими. Взглянув на них сквозь призму своего языкового восприятия, он приметит в этих словах то, что русскому глазу не заметно, усмотрит в них буквальный смысл, которого в русском языке это слою не имеет. Приведу несколько примеров.

Буквальный перевод некоторых иностранных слов, употребляемых в русской речи

АКСАКАЛ

АЛЬМА-МАТЕР

АНЕКДОТ

АНОНИМ

АНФАС

АПАТИЯ

АПОСТОЛ

ИСЛАМ

КАМИКАДЗЕ

КАРАКУРТ

КАРАНДАШ

КАРАТЕ

КАШПО

НЕСЕССЕР

ПАРЛАМЕНТ

ПАССАЖ

ПЕРПЕТУУМ-МОБИЛЕ

ПОРТМОНЕ

ПОРТУПЕЯ

РАВВИН

УВЕРТЮРА

ФИНИШ

ФЛИГЕЛЬ

ФЛЮГЕР

ФОН

ФОНД

ФОЛЬКЛОР

ХАМЕЛЕОН

ЦЕЙТНОТ

ЭВРИКА

ЭПИТЕТ

ЯНЫЧАРЫ

ЯРМАРКА

белая борода (тюркск.)

кормящая мать (латинск.)

неизданное (греч.)

безымянный (греч.)

в лицо (франц.)

бесстрастие (греч.)

посланник (греч.)

покорность (арабск.)

ветер богов (японок.)

черное насекомое (тюркск.)

черный камень (тюркск.)

пустая рука (японск.)

спрячь горшок (франц.)

необходимый (франц.)

говорильня (франц.)

проход (франц.)

непрерывно движущееся (лат.)

носи монеты (франц.)

носи шпагу (франц.)

мой учитель (древнеевр.)

открытие (франц.)

конец (англ.)

крыло (немецк.)

крыло (голландок.)

основание (франц.)

основание (франц.)

народная мудрость (англ.)

земляной лев (греч.)

нужда времени (немецк.)

я нашел (греч.)

приложение (греч.)

новая армия (турецк.)

ежегодный рынок (немецк.)

 

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

Глава 7

БИОГРАФИЯ СЛОВ

О своих связях с иноязычными словами заявляют очень многие слова русского языка. И связи эти далеко не всегда просты и однозначны. У каждого слова своя сложная и неповторимая судьба, своя словесная биография. Мы расскажем о ней, классифицировав наиболее характерные слова по разделам.

 

АРМИЯ И ОРУЖИЕ

"Армия" и "ярмо" - слова с тесной, обоюдной "телесно-духовной" связью. Дезертирам и уклонистам известна только односторонняя, искаженная ее трактовка. Армия - это, мол, повинность, сплошные ограничения, а потому армейскую службу вполне можно назвать бременем или ярмом. Но это превратное представление об армии. "Армия" - от латинского "армаре" ("вооружать", "снабжать", "снаряжать"). Древние латиняне под "оружием" ("арма") понимали прежде всего защиту ("щит", "доспехи"), то снаряжение, которое привязывалось к телу воина. Украинцы называют оружие словом "зброя", которому соответствует русское "сбруя", означающее "все, что требуется для запряжки и седлания лошади, конская упряжь". Вот так, через латинский и украинский языки, перебрасывается мостик от слова "армия" к однокоренному "ярмо", которым принято называть прежде всего часть упряжи, хомут. Не станем отрицать, что "ярмо" (как и "хомут") навевает мысли об изнурительном подневольном труде.

Отсюда и появилось второе, переносное значение слова "ярмо": "иго", "бремя", "тяжесть". Латинское "армаре" ("оснащать") мы невольно вспоминаем, когда встречаем слово "арматура" (того же корня). Ведь арматура и есть оснастка, некое снаряжение, нечто усиливающее конструкцию, как доспехи усиливают тело воина. Однокоренное греческое "армос" означает "связь". И это понятно: где упряжь, там и связь. От греческого "армония" ("связь"), происходит и наше слово "гармония". Значение этого корня развивалось примерно так: от "привязанное" к "прилаженное", от него - к "хорошо подогнанное, составляющее единое целое", а далее уже и "гармоничное". Вот так у слова "армия" появляется иной ракурс.

В армии, как в жизни. Есть хорошее и... не очень. Да, имеются тяготы и лишения, но присутствуют и четкость, согласованность, стройность, некая гармония. Схожим образом и корень слова "армия" поворачивается к нам то своей сверкающей, то более тусклой стороной.

"Булава". Имеет шарообразное утолщение на конце. Отсюда и корень "бул", тот же самый, что в словах "булькать", "бол" (в Англии) или "будь" (во Франции). Оба последних слова означают "шар".

"Вежа" (с ударением на "а") - "вышка", "башня" того же корня, что и "вежа" (с ударением на "е"), - "ведающий", "знающий". Вежа-башня строилась для ведения наблюдения, для разведки, чтобы ведать о том, что творится вокруг, не приближается ли враг. Наблюдатель на веже первым узнавал важнейшие новости, а потому был "вежей" - знающим, сведущим. В конечном счете оба слова ("вежа" - "вышка" и "вежа" - "знающий") - от слова "ведать". Исчезли разведывательные башни-вежи, а с ними и всезнающие наблюдатели. Остались одни невежи.

"Кавалерия". В основу этого слова лег общеевропейский корень со значением "самка лошади". Тот самый, что в итальянском - "кавалло" ("лошадь"), в латинском - "кабалла" ("кобыла") или в русском - "кобыла". В конном войске, как и в табунах, преобладали самки. Но если создать конное войско из специально отобранных самцов (коней), то его уместнее называть конницей.

"Кокарда". От французского "кокард" ("хвастливый"), которое надо бы переводить как "кичливый петух", поскольку основой этого слова служит "кок" ("петух"). Металлический значок на фуражке навевал мысль о важничанье, "петушином" поведении.

"Копье" и "копыто" созвучны. И общий смысл есть: "удар, вонзающий что-то вовнутрь". Общая для двух слов часть "коп" явно связана с идеей удара. Греческий язык это подтверждает: "копос" по-гречески "удар", "копто" - "я ударяю". Кстати, "сад" по-гречески будет "капос", буквально: "место, по которому ударяли". Слово не уточняет, чем ударяли (возделывали), - мотыгой или лопатой. Когда копают, то с силой заталкивают инструмент копания (лопату, мотыгу) острым концом в землю.

Такое движение по-русски называют словом "тыкать". Тыканье, как и копание, предполагает нанесение удара. И тут на память приходит арабское слово "дакка" - "бить, стучать". Звучит почти как "тыкать", да и означает то же самое. В том, что такое сближение не натяжка, нас убеждает английское слово "диг". Оно звучит как и "тык". Это раз. Оно и означает то же самое: "тык, тычок". Кроме того, оно имеет значения "вонзать", "втыкать" (почти "тыкать"), а главное значение - "копать".

Так английское слово еще раз подтверждает правильность хода наших мыслей: копание произошло от втыкания острого предмета, а само втыкание - от удара, толчка. Мы, русские, арабы и англичане, унаследовали от наших далеких предков общий корень, еще приметный в словах "тыкать", "дакка" и "диг". От родства с предками, научившими нас копать, открещиваться вряд ли стоит.

"Опричник" -- буквально: "особист". Происходит от "оп-ричь" - "кроме", "сверх". Отсюда и "опричный", то есть "особый", "сверхурочный". Опричнина была карающим государственным органом при государе Иване Грозном. "ЧК" (где "ч" означает "чрезвычайная", то есть "не обычная", "особая") была карающим органом при Ленине, "особые отделы" были при КГБ, карающе-надзираюшем органе СССР. Получается, что хотя органы эти и назывались необычными (опричными, через-вычайными, особыми), они, по сути дела, стали признанной составляющей любого государства, основанного на насильственном подчинении властям, органом "борьбы с крамолой".

"Орда", как и "юрта", имеет общую славянскую основу "род". Русские стали называть так тюркское или монгольское феодальное государство. Слово "род", таким образом, вернулось в русский язык, но уже в новом, монгольском обличье. Но даже сквозь новое, монгольское произношение этого слова в нем угадывается все то же "род", особенно в таких значениях понятия "орда", как "первобытное человеческое стадо", "неорганизованное скопище людей".

Славянское "род" вполне мог донести до границ Китая великий скифский народ тохары. Этот же корень можно отметить и в арабском слове "урдый" - военный лагерь.

"Полиция" - от того же слова, что и "полис" - "город". Вначале так называли органы надзора и принуждения в древних городах-государствах (полисах).

"Пуля" - буквально означает "шарик". В старину пули были округлыми, в виде шарика. Того же корня английское "бол" "шар", "мяч", "пуля", "ядро" и даже "пилюля", поскольку первые пилюли имели форму шариков. Того же корня французское "буль", впрочем, как и русское "булькать", напоминающее, что капля тоже имеет шарообразную форму.

"Стилет" - не простой кинжал, а оружие с очень тонким и острым клинком. Идея его создания пришла в голову тому, кто писал "стилем". От названия этой острой палочки (стержня) для письма и произошло слово "стилет".

"Темник" - от "темь", "темень", "тьма". Так в Древней Руси обозначали десять тысяч. Буквально "темник" означает "военачальник, командующий десятью тысячами". Из этого же ряда слов: "сотник", "тысяцкий". Хан Мамай был темником.

"Фаланга" как "кость пальца", "разновидность строя пехоты" и "вид паука", - это не три термина, как уверяют словари, а три значения одного и того же слова, причем значения близкие. "Костяк" их составляет понятие "гибкое сочленение". В пальце это короткая трубчатая кость. Палец потому и называется пальцем, что состоит из "палов" - коротеньких косточек. Корень в нем тот же, что и в слове "палка". Кстати, "фаланга" и "палец" - слова созвучные. Тесно сомкнутые построения пехоты напоминали фаланги пальцев. Особенно на марше, когда рельеф местности с особой четкостью выявлял изгибы этого построения. Отсюда и название, перенесенное с пальца на строй. "Секрет" названия паука - "фаланга" - перестает быть таковым, как только вы рассмотрите его лапки: они составлены из коротеньких отрезков с гибкими сочленениями между ними. Совсем как фаланги пальцев.

"Хорунжий" и "прапорщик" имеют общее буквальное значение: "знаменосец". Разница только в конкретном названии того знамени, которое нес военнослужащий. Если хоругвь, то это был хорунжий. Ну а если прапор - то прапорщик.

"Чин". Основная, "сквозная" смысловая тема этого слова - "порядок". Идея порядка регулярно всплывает во всех значениях слова "чин": "чин крещения", "чин погребения". Все это означает "порядок" или, иначе говоря, "обряд". Разговорные выражения "чин по чину", "чин чином" и шутливое "чин чинарем" означают буквально: "по порядку", "как это следует по установившемуся порядку". Когда под словом "чин" имеют в виду звание или должность, то подразумевается "место в сложившейся системе, порядке" (в "Табели о рангах", в штатном расписании).

Давняя языковая традиция переносить название с должности на человека, занимающего эту должность (министр, доктор, генерал и т. д.), добавляет слову "чин" значение "человек порядка". В близкородственных словах корень "чин" также несет идею порядка: чиновник - буквально "человек порядка", чинно - "в строгом соответствии с установленным порядком, согласно правилам", чинить - "приводить в порядок, исправлять", "бесчинствовать" - "забывать о чинах, о порядке, о правилах", "подчинять" - "изменять порядок, ставя один чин ниже другого, под ним", "бесчинство" - от "без чина". К русскому "чин" вплотную примыкает русское же "сан". При сходном звучании (сравните: "сан" - "чин") оно означает почти то же самое: "высокий чин". Возможно, что "сан" и "чин" представляют собой варианты одного и того же древнего корня.

"Шеренга". Ответвление от слова "ширинка" - узкое полотнище, платок или полотенце. Ширинка представляла собой часть тканой ленты (холста, полотна), взятой во всю ее ширину. Отсюда и название. Воины, стоящие в строю бок о бок, также образуют подобие полотнища, сотканного из человеческих тел, своего рода ширинку. С изменением звучания (дабы не путать строй с полотенцем) "шеренга" отделилась от "ширинки" и стала отдельным словом. "Сиринкс" - флейта Пана.

Такая форма появилась у слова "ширинка" на греческой почве. Греческий звук "с", произносимый с некоторым пришепетыванием, заменил "ш", а вместо окончания "-ка" появилось более привычное для греческого - "-кс". Общим между "ширинкой" и "сиринксом" является некая протяженность, напоминающая также шеренгу. Трубочки многоствольной флейты (сиринкса) скреплены так, что становятся похожими на развернутый строй, в котором воины построились по ранжиру.

 

АРХИТЕКТУРА И ИНТЕРЬЕР

"Город" - от "городить". Еще одно напоминание о том, что город возник из соображений коллективной безопасности. Символом ее со временем стала городская стена, "отваживающая" населенный пункт. Однокоренные: "огород", "ограда".

"Детинец" - так называлась внутренняя, центральная, наиболее укрепленная часть древнерусского поселения (города). Позже она трансформировалась в слово "кремль". Предназначалась для сохранения самых дорогих предметов быта, продуктов питания, предметов культа. Здесь, как считалось, было наиболее безопасное место для вождей, но в первую очередь для детей. Именно дети считались самым драгоценным сокровищем. Идею детинца подсказала природа. Человек не раз наблюдал, как в минуты смертельной опасности табун лошадей окружал молодняк и отбивался от нападавших волков. Круглая укрепленная площадь в центре поселения воспроизвела мудрый принцип круговой обороны. Предназначенный прежде всего для сбережения детей центр поселения потому и получил свое название.

"Изба". Словом "изба" египтяне называют деревенский дом. Правда, ударение они ставят на первый слог. Да и подразумевают под "избой" не только дом, но и надворные постройки с участком. Получается, что это не совсем загородный дом богатого горожанина, а нечто среднее между хутором и дачей. Само собой разумеется, что внешне египетская "изба" мало похожа на русскую. И материал не тот: вместо бревен камень да глина. И крыша плоская, используемая как терраса в часы прохлады. Ни малейшего намека на печь с трубой, в Африке она явно ни к чему.

Еще южнее, в Йемене, тоже есть свои "избы", но отличные как от русских, так и от египетских. На юге Аравии "изба" означает не дом, а некое сообщество молодых людей, компанию, дружеские посиделки, мальчишник. Казалось бы, мало общего с русской и египетской "избой". Так, созвучие одно, да и только. Но это не так. Если разобраться, то все три слова объединяет общее понятие "сам по себе". В избе семья крестьянина живет отдельно от других семей. В загородной "избе" египтянин уединяется на природе. В йеменской компании-"избе" молодежь отделяется от других, чтобы скоротать время. Все перечисленные "избы" оказываются обособленными. Кстати, слова "особняк" и "изба" не только синонимы, но и родственники по тому же понятию "особь".

"Ионик" - так называется в архитектуре один из древних орнаментов. Это чуть видоизмененное слово "ивник". И вот почему: овальные выпуклости орнамента не могут изображать яйца, как полагают многие, поскольку тогда становится непонятным наличие обрамления вокруг этих выпуклостей, а главное - листьев между ними. Если же допустить, что овальные выпуклости изображают почки ивы, то все становится на свои места. Обрамление - это изображение пуха ивовых почек ("барашков"), а узкие, остроконечные листья между выпуклостями - листья ивы остролистной или, иначе говоря, вербы. Думается, что ионик-ивник не случайно заканчивается причудливым спиралевидным завитком: Это указание на гибкость ивовых прутьев.

"Камера". Примерно так же звучит это слово в греческом, немецком и многих других языках. В русском - того же корня "камара", "камора", "комора", "каморка".

Основное значение: "закрытое внутреннее пространство". Очень может статься, что арабское "камар" - "луна" - того же корня. Тогда это будет еще одним доводом в пользу того, что Луна внутри пустотелая. Ведь русское слово "луна" происходит от "лоно".

"Ковер". Звучит почти так же, как английское "каве(р)" ("покрывающий"). Тот же корень в словах "коварный" (действующий под покровом), "ковырять" (удалять покров) и "ховать" (прятать под покров). Если буквально перевести "ковер", то получится "хователь", "скрыватель". Окончание "ель" означает деятеля (как "читатель", "писатель"). В английском языке ему соответствует "ер" (как "инженер, "пионер"). Следы этого "-ер" сохраняются во многих исконно русских словах: "матець", "се-стщ", "ветед", "лекадь", "пекарь", "дударь", "судадь".

"Кушетка". Хотя это слово и происходит непосредственно от французского "кушет" - "кроватка", но в то же время имеет тот же корень, что и русские "кош", "кочевать". Их соединяет понятие "ночевать". "Кош" - место ночлега, а "кушет" - лежанка.

"Ларец" - от "лар", как этруски называли домашнего божка (он же "пенат" или "домовой"). Первоначально ларцом называли шкатулку для хранения изображений ларов. Английское слово "лод" (пишется: "лорд") означает "господин", "повелитель", "владыка", "господь бог". Оно помогает понять, как в "акающих" говорах от "лорд" произошли "лар" и "лад". В первом случае отпал конечный "д", а во втором - средний "р".

"Мансарда" - от имени французского архитектора XVII века Франсуа Мансарда, придумавшего комнату под крышей, "обжившему" чердак. С тех пор говорят, что чердаки есть повсюду, а мансарды - только в Париже.

"Окно". Произошло от "око". Это "глаз" (око) дома. Сквозь него дом "смотрит" на улицу. В древнем жилище окном служило отверстие в крыше. Сквозь него проникал свет и выходил дым, поскольку топили по-черному. След от такого использования окна остался в английском языке, где "виндоу" - "окно" происходит от славянского "выдув".

"Очаг". С редким единодушием языковеды называют это слово тюркским. Факты таковы: в тюркских языках (турецком, азербайджанском, татарском, казахском, узбекском, туркменском) слово это звучит одинаково. Но утверждения о тюркском происхождении этого слова относятся к домыслам. Они отодвигают русских на самые задворки человеческой цивилизации. И вот почему.

Во-первых, простейшее приспособление для поддержания огня (очаг), возраст которого превышает десятки тысячелетий, мы якобы называем чужим словом, будто так и не смогли выдумать своего. Слова типа "очаг" нормальные языки не заимствуют, а имеют в своем исконном фонде. Русский язык выглядит на этом фоне как бы аномалией.

Во-вторых, возведение чужеземного слова на пьедестал выглядит частным случаем преклонения перед иностранным, унижения своего собственного национального достоинства.

"Очаг" настолько древнее слово, что все, кто им пользуется (русские, татары...), с полным основанием могут считать его своим, исконным. Оно пришло ко многим народам из эпохи былого языкового единства, когда еще не было деления на русских, турок и татар. В ту далекую от нас пору, когда появился первый человеческий очаг (а значит, и его название), все люди говорили на одном языке, небогатом, несложном.

Первый очаг представлял из себя огнище (костер), огороженный по кругу камнями. Почему именно по кругу? Да потому, что это самая удобная, самая рациональная, самая экономная ограда для огня: камней для нее понадобится меньше, чем для сооружения любой другой фигуры. Появившись, очаг сразу же стал центром жилища, источником тепла и света.

Солнце было главным на улице, а очаг - его заменителем в жилище. Очаг давал возможность приготовления горячей пищи, чего не могло даже могущественнейшее Солнце. Но он напоминал круглое и горячее Солнце, источник небесного света и тепла. Как тут не перенести название с одного на другое?! Всевидящее небесное Око (Солнце) подсказало название для очага - "очак" от "очко" - "глазок". "Очаг" образовано по типу "стяг" (тот, что стягивает вокруг себя войска), буквально: "глазопо-добный".

Появившись как круглое обрамление из камней вокруг домашнего огня, очаг стал совершенствоваться. Рос в высоту, превратившись в печку-каменку (отсюда слово "камин"). Каменка у оседлого народа стала печью. Народы-скотоводы почти не совершенствовали очаг. Изобрели треногу, таган, да на том и успокоились. Их устраивал даже первобытный каменный очаг - печку с собой в дорогу не прихватишь. Тысячелетиями очаг у кочевников-тюрок не менял своего облика. Не менялось и само слово. В русском же языке слово "очаг" отодвинулось на окраины языкового массива, уступив место слову "печка", поскольку все в русском доме начиналось именно с печи. Теперь в этом слове содержится налет старины, книжности, эмоциональной возвышенности.

Источник огня стал оком, глазом. Арабский язык дает тому подтверждение, в нем слово "айн" означает "око, глаз" и одновременно "источник" (такой, как родник). Недалеко ушли и французы. Источник, родник, ключ, первопричину всего, начало всех начал они называют словом "суре" (у нас от него появилось "ресурсы"). А ведь оно того же корня, что и французское "сурси" - "бровь". Так напоминает о себе бровь - бровка из камней вокруг источника-очага.

"Печь". В русской избе имеет основное назначение для приготовления пищи. В ней пекут хлеб. К такому выводу подталкивает совпадение названия сооружения (печь) с названием вида действия (печь). Русская печь более всего приспособлена для этой цели. Жарить в ней просто невозможно, да и не нужно. Печеное вкуснее и полезнее. "Печь" того же корня, что и "пещера". Вслушайтесь: "печурка" - "пещерка". В Киеве был когда-то Печерский монастырь, в котором писал (точнее сказать, переписывал) историю Руси монах Нестор. Те, кто был в Кие-во-Печерской лавре, знают, что название "Печерский" происходит от знаменитых пещер, расположенных под этим древнейшим русским монастырем. По-украински слово "пещеры" звучит как "печери". Вот и выходит, что традиционная русская печь - это модель пещеры, так сказать, пещера в миниатюре.

"Плац", как и французское "пляс" - "площадь", восходит все к тому же праславянскому "полис" - "полице" как напоминание о том, что главной частью первых городов был укрепленный центр, площадь. Со временем он преобразовался в детинец, акрополь или кремль.

"Полис" - от несохранившегося "полице" - "маленькое поле", "площадь". В современном русском языке "полис" употребляется как исторический термин со значением "город-государство" и в составе сложных слов, как в "мегаполис" - "город-гигант".

"Полис" - как документ о страховании того же корня, что "полис"-город. Оба объединены не только общим звучанием, но и понятием "безопасность". Первые города возникли прежде всего из соображений безопасности. "Полис"-документ связан со страхованием, то есть с предохранением от неприятностей. Он оберегает, обеспечивает безопасность человека не хуже городских сооружений.

"Стоя" - "портик". Слово явно родственное русским "стоять", "стояк". Философская школа стоиков получила свое название от афинского портика "живописная Стоя", в котором она помещалась. Портик же представляет собой часть здания, образованную колоннами или арками, иначе говоря, стояками (отсюда и название: "стоя").

"Стол". Козленок рождается без рожек, а первый стол появился на свет без ножек. И звали его сначала не "стол", а... "скатерть". Раскатал тряпицу - вот тебе и стол, скатал скатерть - и место снова свободно. Особенно нравились людям скатерти-самобранки. Скажешь такой скатерти: "Развернись!" и - пожалуйте отведать: хлеб-соль, мед-пиво и прочие вкусные блюда всем на диво. Сама скатерть раскатывается, стелится, сама же и скатывается, сворачивается, убирается. Потому скатертью само-убранкой. самобранкой и прозывается. Одна беда: название длинновато: "скатерть-самобранка", "самовертка". И стали люди думать, как этой беде помочь. Думал и-думал и, да и придумали.

Назвали волшебную скатерть словом "стол" . А рассуждали так: оголили - будешь гол; разозлили - станешь зол, постелили - значит, "стол" (от слова "стелить"). А как только переименовали, то стали у скатерти ножки отрастать, а сила волшебная пропала. Пришлось людям на стол самим накрывать, да самим же со стола убирать. Зато языку легче: не надо длинное-предлинное название выговаривать. Хотите верьте, а хотите проверьте, да только греческое слово "трапеза" от русского "тряпица" идет, от названия первого, еще безногого стола-скатерти.

"Фреска" - техника живописи по сырой штукатурке. Слово происходит от итальянского "фрэско" - "свежий". Корень же его общеевропейский. Он сохранился, например, в английском "фрэш" - "свежий", французском "фрэш" - "свежая" и русском "пресный", которое когда-то обозначало "свежий".

"Юрта". Имеет общую славянскую основу - "род". Юртой тюрко- и монголоязычные кочевники называют свое переносное жилище. У ряда народов это слово звучит примерно как "орда". Значения его расширялись от "дом, жилище" до "шатер хана", "ставка", "дворец" и даже еще шире: "центр удела", "столица", "владение", "страна". В последнем значении в русском закрепилось слово "юрт" все того же корня. От значения "дом", "жилище" до значения "род", "династия" совсем недалеко. Достаточно вспомнить русское словосочетание "дом Романовых". В нем слово "дом" выступает не в своем основном значении "жилище", а в значении "династия".

От украшенной золотом просторной юрты Батыя берет свое начало термин "Золотая Орда" как название феодального государства именно этого хана.

 

БУМАГА И ПЕЧАТЬ

"Бумага". Слово это звучит по-разному на многих европейских языках: "пэйпа" (англ.), "папье" (франц.). Кстати, из французского к нам пришло "папье-маше" (буквально: "бумага пережеванная"). По-английски газету называют "ньюспэйпа" (буквально: "бумага новостей"). Чтобы вернуть слову "ньюспэйпа" хоть немного исторического обаяния, откажемся от слишком уж утилитарного буквального перевода и дадим другой: "папирус новостей". Древние египтяне писали на папирусе, жители Великого Новгорода - на бересте. Ну а что же было делать писцам из Аравии, у которых не было средств на приобретение пергамента? Только искать подручный писчий материал! И он был найден: пальмовые листья. Один такой лист по-арабски называется "джарида".

Именно так сегодня арабы называют газету. "Джарида" - того же корня, что и наша "жердь". Объяснение кроется в устройстве пальмового листа - в его середине находится прочная ось. Если освободить ее от оперения, то у вас в руках окажется обычная жердь длиной в несколько метров. Родственное арабскому "джарида" и русскому "жердь" слово обнаруживается в английском, где его произносят как "ярд". Сегодня так называется английская мера длины. Но еще относительно недавно это было обозначением простой длинной палки, жерди. Память о тех временах хранит немецкое слово того же корня: "герт" ("прут", "хлыст"). Русская пословица гласит: "Из одного бревна лопата и икона". В нашем случае - из одного материала газета и папироса. Из одного языкового материала слова "папирус" и "папа".

"Верстать" - располагать букву за буквой, строчку за строчкой, не забывая выравнивать. Главная задача: соблюсти пропорции (от "вере" и "стать", как и "верста").

"Визировать" - означало когда-то "давать меткие к точные указания на цель". Сегодня это слово низведено до значения "поставить пометку на документе". Написал своей рукой "см." (смотрел) - вот уже и завизировал. Совсем немного для мудреца. И острый глаз вроде бы даже ни к чему.

"Газета". Прижилось это слово на Руси и стало таким же обычным, как и сами газеты. Между тем оно уникальное, указывающее на то, каким именно "боком" Русь соприкасалась с Западом в эпоху появления газет. Не был тот "бок" ни немецким ("цайтунг"), ни английским ("ньюспэйпа"), ни французским ("журналь"), ни итальянским ("жиорнале"), ни болгарским ("вестник"), ни сербским ("новине"), ни чешским ("деник"). А был тот "бок" фряжским. Фрягами называли выходцев из генуэзских колоний на юге России, таких, как Кафа (совр. Феодосия), Солдайа (совр. Судак), Боспоро (совр. Керчь), Тана (в устье Дона). Генуэзские купцы соперничали с купцами венецианскими, а к тому времени, когда появилась первая газета, перевес был на стороне Венеции, откуда и прилетело к нам словечко "газзетта". "Газзеттой" предприимчивые венецианцы назвали рукописную сводку новостей, ознакомиться с которыми можно было за одну "газзетту" (название мелкой венецианской монеты).

Быть может, так и зачахло бы это жаргонное словечко на русской почве и его подмяли бы под себя такие варианты, как "вестовые письма", "куранты" или "ведомости", но только неожиданная поддержка ему пришла из Франции, где стала выходить ставшая популярной газета "Ля Газетт". И венецианское слово прижилось под сенью французского издания. Новости летят к нам, словно птицы. Особенно новости газетные. Еще одна из версий происхождения слова "газета" - это от итальянского "газза" (сорока). Быть может, такое имя газета получила за свою словообильность, болтливость, тем более что первые итальянские газеты избрали эту птицу в качестве своей эмблемы. Так что трехгрошовая венецианская монета может оказаться и ни при чем. Как сорока на хвосте, газета приносит нам свои новости и тем самым оправдывает свое буквальное название.

"Красная строка". Традиция выделять начало нового раздела в рукописи специальной заставкой, причем выполненной именно красной краской, тянется со времен древнеегипетских писцов. Они писали весь текст черной краской, а начало нового раздела - красной. Когда мы называем первую строку абзаца после отступа "красной", то в этом слове сливаются воедино две традиции: древнеегипетская, связанная с написанием начального знака красной краской, и древнерусская, связанная с украшением начала строки специальными рисунками-заставками. Здесь слово "красная" приобретает дополнительное значение: "красивая".

"Папирус". Древностью веет от этого слова, в голове возникает образ писца из Древнего Египта, где папирус использовался в качестве писчего материала. А добралось к нам это слово через Древнюю Грецию, где оно звучало как "папирос", и Древний Рим, где его произносили совсем как и мы: "папирус". Экзотический, таинственный налет с папируса снимает его близнец - "папироса". Известное табачное изделие получило такое название за свою гильзу, изготовляемую из бумаги, иначе говоря, от немецкого слова "папир" ("бумага").

"Писало". Все многообразие способов письма сводится к двум принципам: 1) пишущий инструмент "вгрызается" в поверхность, оставляя следы, и 2) наносит на эту поверхность красящее вещество. Первый способ более древний. Свое наивысшее развитие получил в Древнем Риме и в Древнем Новгороде: на деревянную дощечку наносился слой воска, по которому специальной острой палочкой процарапывали, прокорябывали знаки письма. Разница между римским и новгородским способами была лишь в названии этой палочки: в Риме - "стиль", а в Новгороде - "писало". Для одноразовой записи новгородцы пользовались берестой. Способ письма служит характерной приметой культуры. Вот почему, например, клинопись по глине дала основание объединить несколько гуманитарных дисциплин в единую науку ассирологию. Новгородское "писало" явно родственно этрусскому "стилю".

"Рубрика" - от латинского "рубер" - "красный". Заголовок раздела в древних рукописях принято было выделять красным цветом, вот почему раздел журнала или газеты стали называть "рубрикой" (буквально: "нечто красного цвета").

"Стиль" - по-гречески означает "палочка" ("стилос"). Этим остроконечным стержнем из кости или металла писали на навощенных дощечках. Почерк и манера письма разнились от писца к писцу. Так появилось отвлеченное понятие "стиль" как совокупность наиболее характерных приемов (в литературе, искусстве).

"Том" - того же корня, что и латинское "томус" ("часть", "кусок") или греческое "томос" ("ломтик", "кусок").

Когда от длинного свитка отрезали часть, то эту часть рукописи называли "частью", "куском" или "отрезком". Сегодня мы этим же, по существу, словом называем часть произведения, напечатанную в виде отдельной книги. Быть может, "дом" того же корня, что и "том", ведь "дом" - это тоже "отдельный ломтик": жилище, отделенное, изолированное от других строений.

 

ВРЕМЯ

"Березол" или "березозол" - название месяца ранней весной, когда сжигали срубленные зимой деревья. Из этого названия вытекает, что рубили в основном березу ("березозол" - от "береза" и "зола").

"Миг" - буквально означает "отрезок времени, необходимый, чтобы сомкнуть и разомкнуть веки, то есть мигнуть". "Миг" - от "мигать", "мгновение" - от "мигать". Образовано так же, как "дуновение" (от "дуть"), "забвение" (от "забыть").

"Неделя" - первоначально обозначала не семидневку, а один-единственный день, выходной, когда не работали, "ничего не делали". Отсюда и название: "не делать" - "неделя". Семидневный отрезок времени в ту пору называли "седмицей" (от слова "семь"). Поскольку в каждой неделе есть только один нерабочий день, то число недель при счете совпадало с числом выходных. Сказать "через два выходных" означало то же самое, что "через две недели". Так один особый день превратился в название всей семидневки. Подобным же образом мы считаем стадо "головами", а число бойцов - "штыками". Часть выступает представителем целого.

"Пара". В ряде выражений у этого слова сохраняется значение "ровня", "лицо, входящее в ту же социальную группу". Например: "он ей не пара", "себе под пару не подберешь", "два сапога - пара". В. Даль дает такие значения слову "пара": "дружка", "ровня", "чета" и сближает его с примерно так же звучащими немецким и латинским словами со значением "пара". Добавим, что во французском и английском "пара" звучит похоже, а во французском слове "парей" - "подобный", "сходный", "тождественный", "одинаковый", "равный" четко прослеживается тот же корень. Слово "пара" демонстрирует близость звучания со многими своими европейскими эквивалентами, а потому и свою древность, восходящую ко временам былого языкового единства европейцев.

"Сечень" - от "сечь" - "рубить". Так назывался зимний месяц, во время которого вырубали участок в лесу, чтобы подготовить землю для посева. Далее следовал месяц "сухий". Поваленные деревья подсыхали. А затем и месяц "березол", во время которого эти деревья сжигали. Сеяли прямо в слегка разрыхленную золу. Такой способ земледелия получил название "подсечного" (от "подсекать", "подрубать").

 

ДЕНЕЖНЫЕ ЕДИНИЦЫ

"Алтын" - старинная золотая монета. В пословице "Не было ни гроша, да вдруг алтын" противопоставляется грошу как крупная денежная единица, поэтому вряд ли слово происходит от татарского "шесть", а скорее всего от "алтын" - "золото". И по своему значению близко словам "златник" (монета Киевской Руси), "злотый" (монета в Польше) и "гульден" (монета в Голландии, буквально: "золотой"). За алтыном закрепилась стоимость в три копейки. Поэтому 15-копеечную монету до недавнего прошлого называли "пятиалтынным" (5x3=15).

"Гривенник" - от "гривна", как в Древней Руси называли слиток серебра, украшение на шее, подобное гриве льва. Гривна обычно представляла из себя металлический обруч, который носили на шее. Это был древнейший знак отличия, награда. С бронзового века гривны были в ходу у многих народов: мидян, персов, галлов, скифов, римлян, сарматов, согдов, балтов, скандинавов. На Руси гривна еще и часть свадебного наряда жениха и невесты. На древнеиндийском языке (санскрит) "грива" означает "шея".

Со значением "затылок" это слово использовалось в древнеперсидском (авестийском) языке. Значение русского слова "грива" - "волосы на затылке" - очень близко санскритскому и авестийскому. Таким образом, название "гривенник" через "гривну" и "гриву" уходит своими корнями к самым истокам человеческой цивилизации, к эпохе общеевропейского (арийского) языкового единства.

"Деньги". Во многих тюркских языках их называют: "тэн-кэ" - в казахском, "танга" - в узбекском, "тенге" - в киргизском, "таньга" в монгольском и т.д. На староперсидском языке "тенгэ" означает серебрянную монету. Все это, однако, еще не доказывает того, что это слово пришло к нам с Востока. Во-первых, не сохранилось какого-либо корня в перечисленных восточных языках, который пролил бы свет на первоначальный смысл слова "тэнкэ" и ему подобные.

Тюркское "тамга" - "клеймо", "знак" - вполне могло подарить русскому языку слово "таможня", но никак не "деньги", ведь и сами тюрки не называют деньги словом "тамга" - это во-вторых. А в-третьих, уж очень походят по своему звучанию "деньги" и "теньки". В основу наименования положена идея "издавать звенящий, металлический звук". Память о звукоподражательном подходе к выбору названия для денег сохранилась в расхожем выражении "платить звонкой монетой".

Заметьте: не блестящей или полновесной, а именно звонкой. И в этом есть смысл. Эпитет "блестящий" еще ни о чем не говорит, ибо "не все то золото, что блестит". Ну, а полновесным может быть свинец или даже камень, от которых звона не дождешься. Мелодичный звон у золота, но особенно - у серебра. Первые металлические деньги носили на теле в виде ожерелий. Это было украшение, но главным образом - кошелек, знак платежеспособности, "деньги напоказ". При ходьбе каждый элемент такой конструкции тенькал, за что все ожерелье и получило название "теньки" - "деньги". Мы тоже называем драгоценные украшения "побрякушками" за то, что они "побрякивают".

"Динар". Сохраняется в качестве денежной единицы в Югославии, Иордании, Ираке, Иране, Тунисе. Вот почему истоки этого названия следует искать где-то здесь, в славяно-мусульманском мире, арабский и персидский языки не могут нам помочь. Нет в них корней, объясняющих потаенный смысл слова "динар".

Для арабского языка оно явно чужеродное, не похожее своим обликом на "чеканные" формы собственно арабских слов. Остается поискать в славянских языках. И тут обнаруживается, что грамматическая форма слова "динар" прекрасно вписывается в модель слов с окончанием на "-ар" типа болгарских ("скотар" - скотник, "рыбар" - рыбак), древнерусского ("братар" - брат). В современном русском языке подобные слова заканчиваются на "-арь", их множество: "звонарь", "лекарь", "пекарь", "дударь" и др. И всегда перед нами название какого-нибудь деятеля, в том смысле, что слово на "-арь" обычно обозначает человека, занятого чем-либо: например, звонарь звонит. Что же делает динар? Оказывается, он "коллега" звонарю, поскольку динькает. Буквальный смысл слова "динар" - "тот, кто динькает". Когда деньги тенькают, а динары динькают, то это уже больше, чем созвучие. Это система.

"Динарий". Во времена Иисуса Христа в Палестине основной монетой был динарий (вариант слова "динарь" или "динар"). Динарий разменивали на более мелкие монеты - сикли, в названии которых опять-таки "слышится" славянский звук: "секти" - "сечь". "Сикль" произошел от "секти", как "рубль" - от "рубить".

Иорданская денежная единица также называется "динар" (он же "динарий", "динарь"), а денежная единица Израиля - "шекель". В последнем слове легко угадывается все тот же "сикль", особенно если учесть, что в иврите на месте нашего "с" регулярно становится "ш".

"Дукат". Эта золотая монета получила свое название от имени Дуки, как звали династию византийских императоров, правивших в XI веке. Имена их: Константин, Евдокия, Михаил. А сверг дуков Никифор.

"Дукач" - забытое ныне слово. За ним стоит целая страница истории юга России. Было это примерно в XI веке. Запорожские казаки, служившие наемными воинами у иноземных монархов, за верную службу получали награду - золотую монету, которая вешалась на шею доблестному воину. Гораздо реже монету заменяла специально отчеканенная медаль. Самой высокопробной золотой монетой того времени был дукат. С этим-то дукатом на шее казак возвращался к себе на родину. Носить такие награды не было принято, а потому казаки дарили их самым дорогим для них людям: невестам, женам. Те, в свою очередь, передавали эту семейную реликвию повзрослевшим дочерям. Золотой дукат (или медаль) обрастал стеклышками и завитушками в женском вкусе. Так появилось понятие "дукач": бант-брошь с медалью или монетой на шее девушки как знак возмужания и принадлежности к семье с воинскими традициями. Традиция носить дукач (буквально: "переделанный дукат") прервалась совсем недавно.

"Монисто". Слово такое древнее, что его исконная форма успела затереться, а исконный смысл затеряться. Оно не простое, а двусоставное, состоящее из "мены" и "есть". Надевший на себя монисто как бы говорил: "деньги у меня есть". Монисто обычно составлялось из нанизанных на нить монет. В 1645 году один из русских землепроходцев, казачий десятник Константин Иванов сын Москвитинов, встретил тунгусов (по-современному: эвенков), которые поведали ему о том, что в их краях поселились "конные люди", умеющие выращивать хлеб. Эти поселенцы (а ими были русские) выплавляют серебро, делают из него серебряные кружочки и обменивают их у тунгусов на соболей. В доказательство сказанному тунгусские женщины подарили Москвитину несколько таких кружочков, предварительно отцепив их от своих украшений.

"Орел". На лицевой стороне древнерусских монет помещался государственный герб в виде двуглавого орла. От этого-то орла и происходит название лицевой стороны монеты: "орел". При гадании монету подбрасывали и спрашивали: "Орел или решка?" В Древнем Риме споры решали таким же образом. Орлянка представляла из себя азартную игру, в которой выигрывал тот, чья монета ложилась "орлом" кверху.

"Решка". На оборотной стороне древнерусских монет помещался затейливый вензель, который в народе прозвали "решеткой", а в просторечье еще короче: "решка". Это меткое название прижилось и стало общеупотребительным.

"Рубль" - от "рубить". Денежная единица вначале представляла собой кусок серебра, отрубленный от длинного слитка. Позже название перешло на монету. Индийская денежная единица - "рупия" - также, возможно, от "рубить". Такой факт может говорить о былой общности культур или о сильном славянском влиянии. В новейшее время таджики, выбирая название для своей национальной валюты, остановились на слове "рубл".

 

ДЕРЕВЬЯ, РАСТЕНИЯ

"Болиголов". Эфиронос. Надышавшись запахом этого растения, можно угореть, вызвать ГОЛОВНУЮ боль. Отсюда и название.

"Верба и вербена" - одного корня, причем в переводе с латинского это слово означает "гибкая". Название дано за гибкость прутьев.

"Ветла" - от "витло", "то, при помощи чего вьют". Не случайно иву (а ветла - это тоже род ив) в Польше называют "вита", от того же корня "вить". Гибкость ивовых ветвей, таким образом, запечатлелась в самом названии дерева.

"Волчье лыко" - растение с цветами как у сирени, но пахнущими гиацинтом. Луб из этого кустарника отменно прочный ("хоть на лыко его бери"). Вот только ядовит, опасен для человека, а потому к прозвищу "лыко" добавлено слово "волчье".

"Вяз" назван так за вязкость своей древесины. Древесина вяза не только вязка, но еще крепка, упруга, тверда и очень долговечна. С глубокой древности листья и лыко вяза использовали для заживления ран. Это еще одно основание назвать его "вязом" - "вяжущим раны". Наименование "вяз" принято для центральных областей России. А на северо-западе, на новгородской земле, его называют ильмом (отсюда Ильмень-озеро). Новгородское название практически совпадает с латинским. Сравните: "ильм" - "ульмус". Так вяз "связал" своим названием Русский Север с Этрурией, Древним Римом.

"Держидерево". Этот кустарник настолько колюч, настолько ветвист, что пробраться сквозь его заросли почти невозможно. Используется для живых изгородей, "держит оборону".

"Дикая рябина" - так прозвали пижму в народе за сходство ее листьев с листьями рябины.

"Дрема". Это растение не любит солнца, ему больше по душе сырая погода. В солнечный день его цветки как бы увядают, "опускают голову", "дремлют".

"Дуб" - того же происхождения, что и слова "топать" или "топор". В сильные морозы в лесу иногда раздается звук, похожий на выстрел из пушки. Это трескается древесина дуба. Дуб с силой "топает" своей единственной ногой. За это и прозвали дуб "топающим" деревом. Со временем "топ" превратилось в "дуб".

Если сравнивать деревья с лесным зверьем, то дуб по праву следовало бы назвать "деревом-медведем", хотя бы за могучие размеры. А тут еще и "топание" медведя Топтыгина. Совсем не случайно арабы называют медведя почти так же, как мы - дерево-медведь, дуб ("Дубб" - от "дабба" - "топать"). Арабское слово "дубб-медведь" с полным основанием можно перевести как "Топтыгин". Есть у арабов и другое, "детское" название для мишки: "дабдуб". Буквально: "топтоп". В нем опять-таки слышна тяжелая медвежья поступь.

"Дурман" - от "дурь" и "манить". Название растению дано за то, что отравившийся этой травой человек начинает вести себя неестественно, в него как бы вселяется дурь. Отсюда и название.

"Душистый колосок". Не название, а целая характеристика растения. Но вот вы сорвали эту травку, понюхали, а она...

не пахнет! Тогда как это и другие народные названия в один голос утверждают: "должна пахнуть". Об этом говорят ласковые прозвища травы: "душица", "пахучая дубровка", "пахучий колосок", "благовонная трава". Дайте растению высохнуть - и оно начнет источать тонкий аромат. Названия народ зря не дает.

"Ель". Когда аркадский бог Пан попытался овладеть целомудренной Питие, то та, чтобы скрыться от преследования, превратилась в ель. После этого случая Пан стал носить на голове еловый венок, а ставшая деревом Питие получила новое имя - Элат (ель, дух ели). Оба имени, Питие и Элата (Элат), оставили след в русском языке. От первого произошло слово "пихта", а от второго - "ель".

"Зверобой" - от "зверей бить". Пугающее название этой травы, мягко говоря, не очень точное. Губительно зверобой действует не на всех зверей и даже не на всех домашних животных. В качестве жертв он выбирает только животных белой масти, да и тех поражает лишь в солнечные дни. Такая избирательность травы не очень-то согласуется с огульностью ее названия ("всех зверей бьет"). А все потому, что на него повлияло одно из казахских названий этого растения - "джерабай" (буквально: "целитель ран"). "Зверобой" как бы повторяет основной рисунок слова "джерабай", но наполняет его новыми красками, может быть, чуть мрачноватыми для целебного растения. Вот так в едином слове сплавились казахское и русское названия.

"Ива" - от "вить". Сохранись впереди этого слова буква "в", то это было бы очевидно, и не надо было бы рассказывать про "охранную" "в". Но, раз ее нет, напомним, что перед русскими словами, начинающимися с гласной, часто появляется некорневая "в". В одних словах она сохранилась, а в других - нет. Пример: "ухо" в близкородственных русскому языках называется "вухо" (в украинском) ~и "вуха" (в белорусском), то есть с "охранной" "в" впереди. Русское "веер" имеет впереди "в", а однокоренное латинское "аэр" - "воздух" такой "охраны" лишено. Кстати, веер -- это тот, кто дает воздух, а от "аэр" у нас "аэроплан" и еще множество других слов.

"Иван-чай". Слово "иван" в этом словосочетании имеет самое непосредственное отношение к иве, оно означает "ивопо-добный", а потому и пишется с маленькой буквы. На это указывает не только созвучие "ива" -- "иван". По-английски эта трава называется буквально "ива-трава", а по-словацки - "вербовка" (буквально: "маленькая верба"). Напомним, что верба -это тоже ива, как и ветла, ракита, тальник и прочие местные и уточняющие названия. Причина, по которой кипрей был назван иван-чаем, состоит в сходстве формы листьев у дерева ивы с травой иван-чаем.

Каждое новое название травы сообщает нам какую-нибудь характерную особенность растения, а взятые вместе, эти названия могут дать вполне подробное описание растения.

"Калужница" - от "калужа" (или "калуга") - "стоячая вода", в свою очередь, происходит от "ка лужа" (как лужа). Название дано растению за то, что оно растет на болотистой местности, по сырым местам, по берегам болот. Полное научное его название: калужица болотная. Русский город Калуга происходит от слова "калуга" - "болото".

"Кипарис". В России это дерево не растет, но пользуется известностью. Даже в пословицу вошло: "Полно гнилым-то носом кипарис нюхать". Древнегреческие мифы связывают название этого вечнозеленого хвойного дерева с именем юноши, любимца бога Аполлона, Кипариса. Он как-то убил красавца оленя и из-за этого впал в такую тоску, что Аполлон из сострадания превратил его в дерево. Ветки кипариса, похожие на оленьи рога, как бы напоминают о несчастном животном. С давних пор кипарис стал символизировать печаль. Его сажают на кладбищах, хвоей украшают погребальные костры. В греческий язык слово "кипарис" попало из языка пеласгов, означает оно буквально "уроженец Кипра". Это одна из многочисленных нитей, связывающих русскую культуру с эгейским миром.

"Кислица". Эта трава кислая, и ее листья могут заменять щавель.

"Копытень". Листья этой травы стелятся по земле, а по форме напоминают след от лошадиного копыта, отсюда и название "копытень" (Рис. 34).

"Костяника". Каждая ее ягода содержит крупную косточку, за эту "костистость" и дано ей такое прозвание.

"Крапива" - от "кропить", буквально: "окропляющая". Название дано за крапинки на коже, которые остаются от ожогов, причиняемых этим растением.

"Красника". Входит в семейство брусничных, куда относятся и другие ягоды: черника, голубика, клюква. Не за цвет ягод названа она так (не менее красны ягоды и у клюквы), а за цвет листьев перед листопадом, когда они покрывают сахалинские сопки красно-малиновыми коврами. За резкий запах прозвали это растение также клоповником. Одни говорят, что растение пахнет, как раздавленный клоп. Другие же откровенно наслаждаются характерным и стойким коньячным ароматом красники. О вкусах не спорят.

Единый язык человечества

"Крушина" - от "крушить". Древесина крушины хрупкая, ее легко сломать, "сокрушить". Недаром научное название наиболее распространенной у нас крушины: "крушина ломкая". Интересно происхождение другого народного названия крушины: "медвежина". Наблюдательный русский человек заметил, что медведь, перед тем как залечь в берлогу на всю зиму, обгладывает кору крушины, чтобы тем самым очистить свой желудок перед спячкой. Медведь научил человека пользоваться крушиной как одним из лучших природных слабительных.

"Лебеда". Листья лебеды напоминают лебединую лапу, отсюда и название (рис. 34).

"Лен". Название этого сельскохозяйственного растения связано с именем Лин, как мифы называют духа льна, родившегося в Аргосе. Лен был введен в культуру за несколько тысячелетий до нашей эры. В Вологодской области были найдены семена льна-долгунца, части прялки и отпечатки льняной ткани, относящиеся ко II тысячелетию до нашей эры.

В основе корня слов "лен" - "Лин" - лежит идея "быть мягким, нежным", как и в словах "линять" (то есть менять грубую кожу или шерсть на новую, нежную, мягкую) или "льнуть" (то есть нежно, ласково прикасаться). Арабское "ляййин" - "мягкий", "нежный" - того же корня. С именем Лин связано не только слово "лен", примерно так же звучащее на греческом, латинском и многих других языках, но и "линия".

Последнее, кроме нынешних своих значений, означало еще и "нить", сохранившееся у латинского слова "линия". Вероятно, первоначальное значение было "льняная нить". Поскольку натянутая нить давала возможность начертить прямую черту, то слово "линия" приобрело затем значение "черта", которое закрепилось в слове "линейка", обозначающем как прямую черту, так и планку для вычерчивания таких черт (линий).

"Липа". Достаточно произнести это слово, чтобы в сознании русского человека возник образ чего-то ароматного, пахучего и одновременно... липкого. Совсем как "липец" - липовый мед. Цветущая липа - это царица среди других медоносных растений. А к меду русский человек никогда не был равнодушен, недаром народный напиток так и назывался: "мед". Позже его стали называть "медовуха". Липа также и от "липнуть". Возможно, дерево назвали так из-за клейкого содержимого липовых плодов (орешков). Во всяком случае, на это указывает английское слово "лайм", у которого два значения: 1) липа; 2) птичий клей. Соглашусь, если кто-либо будет настаивать на том, что "липа" - от "лепа", "красивая". Посмотришь на это дерево, да так и хочется воскликнуть: "Что за лепота!" "Львиный зев". У его цветка желтая, львиная масть; есть и открытая пасть, совсем, как у льва.

"Лютик" - "лютая, злая трава". И действительно: все лютики злы и беспощадны к человеку и животным. Их сок едок и ядовит. "Мать-и-мачеха". О листьях этой травы В. Г. Короленко писал: "Снизу они белы, пушисты и мягки, как прикосновение материнской руки. Сверху зелены и холодны. Это "мачеха". За беловатую окраску нижней стороны листа растение называют еще "подбелом".

"Мята". Название этой душистой травы звучит очень похоже на многих языках: "мента" (по-испански), "мент" (по-французски), "мента" (по-латыни), "минте" (по-гречески), "минт" (по-английски) и т. д. Истоки многих общих культурных черт европейцев нередко обнаруживаются в культуре Древней Греции. Один из древнегреческих мифов рассказывает про то, как богиня плодородия Персефона превратила нимфу Менту в душистую мяту. Имя "Мента" и стало истоком европейских слов со значением "мята". От какого народа пришло это имя к древним грекам? Это пока остается загадкой, а потому слово "мята" помечается в словарях как "неизвестного происхождения".

"Одуванчик" - от "дуть", "одуть". Название дано потому, что его летучие семена-парашютики легко сдуваются с шарообразного плода.

"Пенек" - от "пена". Срубленное или спиленное дерево некоторое время продолжает выделять сок, который на воздухе разлагается и пенится.

"Переступень". Корова, поедающая траву, наткнувшись на переступень, обязательно минует это растение, переступит через него. Для нее переступень ядовит.

"Печеночница". Вечнозеленая трава из семейства лютиковых. Ее латинское название связывает ее с печенью: "гепатика", от греческого "гепатос" - печень. Кстати, одну из болезней печени мы также называем по-гречески: "гепатит". Связь печеночницы с печенью, безусловно, имеется. Вот только в чем именно она состоит, нам установить не удалось. Помешало другое название этой травы: "перелеска".

"Плакун-трава". По преданию, это растение заставляет плакать нечистую силу. Отсюда и название. Другое его название - "дубник" - указывает на наличие в нем дубильных веществ. Прозвище "верба-трава" напоминает, что листья у него совсем как у вербы (ивы), за что оно имеет и другое название: "дербенник иволистный". По-латыни плакун-трава называется "литрум", то есть "свернувшаяся кровь". Недаром народ прозвал эту траву "кровавницей".

"Ромашка". Латинское название этого цветка - "романа", что значит "римская". На латыни Рим называется "Рома". Если прочесть это слово наоборот, то будет "амор" - любовь. Слово "ромашка" образовано по модели "Иван-Ивашка", а значит, от "Роман". Романом же мы называем любовные отношения. К любви ромашка имеет и то отношение, что служит для гадания. Да, от любви никуда не денешься, как не уйти от вопроса, как это такие слова, как "ромашка", "капуста" и "репа", оказались общими для латинян и русских.

"Роща" - от "родище", буквально: "место поклонения богу Роду". Сравните: "капище", "убежище", "жилище".

Наши предки, язычники, не строили храмов, а для поклонения богам (точнее было бы сказать "единому Богу во множестве его ипостасей") использовали священные рощи, источники воды. Именно поэтому мы до сих пор называем естественный источник воды родником, то есть "источником бога Рода". Роща же была неприкосновенной святыней. "Бор" - от "брать", то есть это такой лес, из которого берут все необходимое: древесину и другие дары леса. Поговорка "С бору по сосенке" раскрывает значение этого слова. Бор мог превратиться в рощу, скажем, если сосны в нем росли необыкновенно высокие и стройные. Тогда это уже не "сосновый бор", а "корабельная роща". Дерево здесь можно срубить только в порядке исключения на мачту для корабля.

"Собачки". Вцепится собака зубами в штаны и не отстает. Так и колючие семена репейника: никого мимо не пропустят, всю одежду облепят, вцепившись в нее своими похожими на челюсти колючками. Отсюда и название, хотя обычно это растение называют репейником или лопухом.

"Сон-трава". Согласно поверью, запах этой травы навевает сон. О других свойствах растения говорит его второе название: "прострел".

"Трын-трава". "Трын" на санскрите - "трава"*. Это слово уводит нас в эпоху переселения прапредков русских в Индию. Оно известно в истории как "вторжение арийцев". Арийцы (арии, арьи) оставили в Индии ярчайшие следы своего длительного пребывания: руины Хараппы, Мохенджо-Даро и других столичных городов. Естественно, что следы влияния древнего индийского языка обнаруживаются в русском. Среди них слово "трын". Открывая для себя новые, доселе невиданные земли, наши далекие предки обнаруживали диковинные растения, иное, непривычное разнотравье. Но и эта экзотическая трава, которую местное население называло "трын", годилась на корм скоту, демонстрировала щедрость и многоликость природы. Что привычная трава, что местный "трын" - все равно, лишь бы тучнел и плодился скот. "Все на свете трын-трава", - говорили арии-русичи, когда хотели подчеркнуть свое безразличие к мелочам, таким, например, как смена названия ("трын" вместо "трава").

"Тут", или "шелковица". Происходит от слова "шелк". К шелку это дерево имеет то отношение, что своей листвой поставляет тутовому шелкопряду незаменимый корм. Шелкопряд называется тутовым по второму названию шелковицы: тут, тутовое дерево, тутовник.

"Чертополох" - от "черт" и "полох". Второе слово означает "испуг". Корень "полох" сохранился в таких словах, как "полошить", "переполох". В старину верили, что чертополохом можно отгонять (отпугивать) чертей. Прежде чем снисходительно улыбнуться по поводу наивной веры предков в чертей и в средство от них, вспомним, что вообще известно про чертополох, растение с колючками-репьями. Поэтому его еще называют репейником. Мыши, крысы, собаки, лисы и другие животные не любят репейник, избегают его из-за застрявших в меху семян-колючек. Вот вам и повод считать чертополох средством, защищающим от чертей, за которыми могут скрываться разносчики чумы, бешенства и других бед.

"Чистотел" - в народе еще называют бородавником. Ярко-оранжевый сок чистотела используют для выведения бородавок. Отсюда и названия: "бородавник" - от "бородавка", а "чистотел" - от "чистого" (без бородавок) тела.

 

Лекарственные растения

Названия многих растений представляют собой краткие рекомендации по использованию этих растений в лечебных целях. Это своеобразные рецепты.

"Борщевик" - годится для варки борща. По-латыни - "ге-раклеум" (гераклоподобный), что говорит о гигантских, богатырских размерах растения. Сложение и рост у него совсем как у мифического богатыря Геракла.

"Девясил". Когда-то давно эта трава называлась "девять сил". Считалось, что она содержит именно столько целебных сил. Со временем название укоротилось до "девясил". Отголосок тех же представлений о целебных силах содержится в поговорке "Лук от семи недуг".

"Короставник". Древние врачеватели лечили этой травой от коросты. Они-то и дали ей это название.

"Любка". На Украине это растение называют "люби мене не покинь" и тем самым подчеркивают, что созвучие "любка" - "любовь" совсем не случайное. К любви любка имеет то отношение, что издавна используется как народное средство от импотенции.

"Маралий корень" - так называют это растение сибиряки, хотя по-научному его следовало бы величать "левзеей сафлоро-видной". От наблюдательных охотников не ускользнуло, что олени-маралы подкапывают копытами корневища левзеи и поедают их, причем делают это в период гона, в самый разгар половой охоты. Оказалось, что эти корни стимулируют потенцию, причем не только у маралов, но и у тех, кто на них охотится с ружьем наперевес.

"Молодило" - происходит от слова "молодить". О каком именно проявлении молодости идет речь, становится понятным из целомудренных слов древнерусского травника "Прохладный вертоград". Там про это растение (называемое также диким чесноком) сказано так: "Если некий человек ослабеет постелью, то пусть возьмет чеснока дикого... и то принимает... тогда естество его в своем существе станет".

"Пушица". Болотное растение, известное своим пухом. В старину этим пухом набивали подушки да тюфяки. Его греческое название "ериофорум" буквально означает "творящий пух". За этот пух и прозвали растение пушицей.

"Сычужник". Эту траву раньше использовали для свертывания молока. Обычно для этих целей используют вытяжку из сычуга. Сычужник - заменитель сычуга. Отсюда и название травы. Ее также называют "сывороткой", что указывает на ее способность разделять молоко на сыворотку и творог. Латинское название "галиум" (от греческого "гала" - "молоко") говорит о той же способности. Научное название сычужника - "подмаренник настоящий".

"Ятрышник". Название восходит к древнему слову "ятра", как в старину называли мужские половые железы (яички). "Ятра" и "ядра" - слова однокоренные. Для человека, разобравшегося в происхождении слова "яртышник", не будет сюрпризом ни фаллосовидная форма надземной части этого растения, ни яйцевидная - двух подземных клубней.

 

ЖИВОТНЫЕ, ПТИЦЫ И НАСЕКОМЫЕ

"Божья коровка". "Коровкой" этого крохотного жучка прозвали за внешнюю неуклюжесть, за округлую "тучность" форм. Но именно "коровкой", а не "коровой". И дело не только в малых размерах жучка, а в поистине всенародной любви к нему. Отсюда и ласкательное "коровка", и эпитет "божья". Сами небеса, сам Бог подарил человеку этого друга из мира насекомых. Это именно она, скромная труженица, божья коровка, спасает человека от бескормицы, уничтожая тлю, мучнистого червеца и щитовку. Древнему человеку было хорошо известно, кто именно охраняет его поля, сады и огороды. Существовал специальный обряд, при котором божью коровку отпускали на волю. Он дошел до наших дней в виде детской игры: ребенок кладет на ладонь жучка и при этом приговаривает:

Божья коровка! Улети на небо,

Принеси мне хлеба:

Черного и белого, только не горелого.

"Голубь". Корень латинского слова "колумба" (голубь) в общем-то тот же самый, что и у русского "голубь". Сравните: "колумба" - "голубь": Это тем интереснее, что даже в языках латинского происхождения голубя называют иначе: "пижон" (во французском), "помбо" (в португальском). Да и в других европейских языках предпочитают иные корни: "пиджин" (в английском), "таубе" (в немецком). А вот славянские языки дружно называют голубя словами, созвучными с латинским "колумба". Латино-славянская связь в данном случае оказалась прочнее латино-романской. Как тут не вспомнить праславян - этрусков, язык и культура которых так много дала латинянам и всем европейским народам!

Ветром морских странствий этот этрусско-латино-славян-ский корень занесло на самый юг Аравии. До сих пор жители Южного Йемена называют голубя почти по-русски: "гяуляб". Чтобы выдержать конкуренцию других, местных слов, слово "гяуляб" должно было иметь некое преимущество - либо количественный перевес употребляющих данное слово, либо перевес качественный, особое значение, придаваемое данной птице теми, кто называл ее гяулябом. И такое отличие есть. Для древнейших моряков, обходившихся без компаса, голубь был птицей-разведчицей.

В Священном Писании голубь неоднократно упоминается как "чистая" птица, пример незлобивости, сердечной привязанности, любви и нежности. "Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби" - такую заповедь дал Христос людям. Именно голубь приносит патриарху Ною благую весть о близости земли. С тех пор голубь с оливковой веткой (а в Библии - с масличным листом) в клюве стал символом благополучия, мира. Неоднократно выпуская голубя, чтобы видеть, сошла ли вода с лица земли, Ной поступает так, как до него другие мореплаватели. По поведению птиц, и, в частности, голубей, предки русских принимали важные решения. В "Велесовой книге" сказано: "Белояр Криворог был в то время русским князем: и белого голубя выпускал. Куда тот летит, туда идти".

"Кочет", а также общеславянское "кокот" (петух) - того же корня, что и англо-французское слово "кок" (петух).

"Овод". Утверждение о том, что овод представляет из себя большую муху, которая прокусывает шкуру животного и пьет кровь, мало согласуется с действительностью. Оводу нечем кусать или жалить. У него не то что жала или челюстей, у него и рта-то нет. Шкуру пробуравливает не сам овод, а его потомство, червяк-личинка. Способ размножения овода долго оставался загадкой для науки, но не для практики.

Наши предки давным-давно установили, что овод размножается путем откладывания яиц. Поэтому и назвали его: "овод", "оводей", буквально: "тот, кто откладывает яйца". Слово появилось во времена былого славяно-латинского единства. Сегодня первая часть слова "оводей" воспринимается как латинская (от "овум" - "яйцо"), а вторая - как русская ("дей" - от "действовать").

"Птица" - от "пытица", буквально: "разведчица". Корень тот же, что и у слов "пытливый", "опыт", "попытка", "любопьгг; ный", "испытание" и др. Изучая окружающую их природу, русские были очень наблюдательны и, в частности, многое стремились понять из поведения птиц. Со временем это знание выродилось в гадания по их полету. Ими занимался специальный прорицатель - кобник. Это сближает русских с этрусками, у которых была особая каста людей - авгуры, которые гадали по полету, крикам и поведению птиц. Такие гадания назывались "ауспиции". Почитание птиц у русских отразилось и на их фамилиях, среди которых встречаются "Воробьев", "Грачев", "Сорокин", "Воронин", "Галкин", "Петухов" и т. д. В других языках "птичьих" фамилий не так много, как в нашем.

"Слепень" - жалит не сразу, а вначале ощупывает поверхность своими лапками и хоботком, словно слепой с его палочкой. Добавьте к этому непомерно большие глаза, доставшиеся этой хищной мухе, - и вы оцените остроумие того, кто дал ей такое название. Глаза и повадки - как у слепого ("слепень" - от "слепой"). К тому же, вкусив крови, эта муха-кровопийца пьянеет и перестает замечать, что творится вокруг, словно она и впрямь слепая.

"Собака". Скорее всего это первое животное, прирученное и одомашненное нашими предками. Собака первоначально была помощницей на охоте. Она выслеживала добычу, помогала приносить добытую дичь. "Собака" - от "собить" ("помогать", а потому буквальное значение этого слова: "пособница", "помощница".

Арабское слово "кяльб" ("собака") восходит к тому же древнему корню, что и английское "хелп" ("помогать") или русское "холоп" (буквально: "помогающий"). С развитием животноводства, когда собака стала помогать пастухам, у нее появилось другое название - "пес" - от слова "пасти". Английское слово "дог" ("выслеживать", "преследовать") подтверждает рабочее происхождение этого названия.

"Солитер" - от латинского "солитариус" - "одинокий", того же корня и французское "солитэр". Это романоязычное название очень точно указывает на главную особенность этого червя:

самооплодотворение. Оставаясь холостяком-одиночкой, он легко обзаводится потомством за счет отделения члеников, похожих на звенья цепи. Народное название - "цепень" - отразило эту особенность.

"Солитэр" по-французски означает также "крупный бриллиант" (буквально: "уникум, одиночка, которому и пару-то не подберешь"). Русские, когда они пользуются французским словом "солитэр", произносят его по-разному, в зависимости от вкладываемого смысла: "солитёр" (если речь идет о ленточном червяке) или "солитер" (если это бриллиант).

"Тля" - грозный вредитель. Она высасывает сок из растений, и они буквально истлевают у вас на глазах, то есть сгорают без пламени, до тла. Там, где тля, там запах тлена. Все эти слова ("тля", "тлеть", "тление", "дотла") - одного поля ягоды.

В арабском языке есть слово "атляль" ("развалины", "руины", "остатки жилья"). Оно того же корня, что и русские "тля" или "тлеть". Кочевники, покинувшие свое стойбище в пустыне, оставляют после себя следы, и прежде всего очагов (пепелища), то есть следы тления.

"Ток" и "токовать" - того же корня, что и "толковать". Приглядитесь, как петухи из числа тетеревиных проводят свои турниры за право обладать тетеркой. Они непрерывно бормочут, время от времени резко повышая голос, переходя к "чуфырканью". Это походит на настоящий мужской разговор, словно два мужика сошлись "потолковать". Англичане тоже называют разговор по душам словом "ток", а пишут его "талк". В написании появляется непроизносимая "эль". Не произносится "л" и в русском "ток", чтобы не путать его со словом "толк".

"Улитка". Характерной чертой моллюска с таким названием является спиралевидная форма раковины. Вот почему в разных языках "улитка" имеет также и значение "спираль" ("эскар-го" - во французском, "снэйл" - в английском, "халязун" - в арабском). "Улитка" - того же корня, что и "юлить", "юла". Их объединяет идея закручивания спирали. Старинное русское женское имя Улита того же корня, оно означает: "увита", "увитая", "с завитушками", "с вьющимися волосами". Свое родовое имя "Юлий" (буквально: "кудрявый") Гай Юлий Цезарь унаследовал от предков, праславян-троянцев.

"Утка" - от "утыка", буквально: "та, которая утыкается". Название дано за повадку погружать голову в воду во время кормления, оставляя над водой торчащее вверх туловище. Похожим образом появилось и древнеславянское название утки: "норец" (то есть "ныряющий"). В некоторых русских говорах, на Украине, в Белоруссии, Чехии, Польше утку называют словом "качка", от глагола "качать, качаться".

Английское "дак" ("утка")_- того же корня, что и "дак" ("нырять"). Образовалось так же, как и древнеславянское "норец". Этот глагол вовсе не "нырять", если под этим понимать полное погружение в воду. В последнем случае англичане сказали бы "цаив". Про утку же, исходя из ее английского названия, можно сказать "ныряющая" только в том смысле, что она делает быстрые наклоны, погружая голову в воду, скорее кланяется с окунанием головы, нежели ныряет. Стало быть, "дак" по смыслу приближается к русскому "утка", "утыка".

Во французском языке та же смысловая связь между словами "канар" ("утка") и "канарде" ("погружаться носом, зарываться", когда говорят о корабле). Опять нечто близкое к русскому "утыкаться".

НАЗАД

СОДЕРЖАНИЕ

ДАЛЕЕ

Наш сайт является помещением библиотеки. На основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 110-ФЗ, от 20.07.2004 N 72-ФЗ) копирование, сохранение на жестком диске или иной способ сохранения произведений размещенных на данной библиотеке категорически запрешен. Все материалы представлены исключительно в ознакомительных целях.

На правах рекламы - предложение от портала Relax

Методические пособия для индивидуального обучения на Видео кассетах VHS и DVD - Мирзакарим Норбеков, Александр Свияш, Ошо Виктор Востоков, Майя Гогулан, Сатья Саи Баба, Дипак Чопра, Валерий Синельников, Мантэк Чиа, Наталья Правдина, Дмитрий Верищагин, Сергей Коновалов и др.

Музыка для релаксации, медитации, восстановления здоровья, для занятий Йогой, при проведении сеанса лечебного массажа, Фэн Шуй, специально для детей и т.п. на CD в форматах mp3 и cda

СПЕЦИАЛЬНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ: Вся коллекция на жестком диске в 120Gb - это более 1000 часов непрерывного прослушивания. Диск включает более 120 CD альбомов в формате mp3 (это 840 дисков в формате CDA) - направлений New Age, Relax, Medicine, Recovery Healt и т.п. + бонус все видео "Методические видео пособия для индивидуального обучения" (в формате AVI) - ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

Copyright © 2000 - 2004 г. UniversalInternetLibrary.ru

Единый язык человечества
Единый язык человечества

 

Разговоры на общие темы, Вопросы по библиотеке, Обсуждение прочитанных книг и статей,

Консультации специалистов: Рэйки; Космоэнергетика; Учение доктора Залманова; Йога; Практическая Философия и Психология; Развитие Личности; В гостях у астролога; Осознанное существование; Фэн-Шуй, Обмен опытом и т.д.

Осипов Валерий Данилович - "Единый язык человечества"   

 

КЛИМАТ И ЯВЛЕНИЯ ПРИРОДЫ

"Ветер" - от "веять", означает, собственно говоря, "веющий". Когда-то наверняка говорили "веятер". Конечное "ер", означающее деятеля, прекрасно сохранилось в английском, откуда у нас появились слова вроде "лидер" (буквально: "ведущий"), "инженер" (буквально: "изобретающий") и др. В русском с таким конечным "ер" сохранилось разве что "матерь". Это слово того же корня, что и английское "винд" ("ветер") и английское же "винтэ(р)" ("зима"). Буквально "винтэ(р)" означает не зиму, а "сезон ветра". В таком названии англичане проявили себя как нация, придающая особое значение ветру. Не случайно английский парусный флот некогда был сильнейшим в мире. Англичане проживают на острове, открытом всем ветрам, именно поэтому их в шутку называют нацией, выросшей на сквозняке.

"Вода" - от "водить", буквально: "та, что водит". А водит вода саму жизнь. Вода - воевода жизни. Она выполняет роль проводника жизненной энергии. Механизм "жизнепроводнос-ти" воды одни объясняют свойством растворять в себе другие вещества. Другие же акцентируют внимание на "памяти" воды, особенно той, что намагничена слабым магнитным полем. Есть и другие мнения и догадки.

"Вода - это жизнь" - так обычно выражают мысль о том, что без воды не могут жить ни растения, ни животные, ни человек. Вода совершает круговорот в природе. "Сок жизни" перетекает с неба и из-под земли к растениям, от растений - к животным, от растений и животных - к человеку, а уж от него-к остальной природе. И так без конца, навевая мысли о бесконечных превращениях и перевоплощениях живой природы, души, кочующей в виде сгустка информации от одного проявления живого к другому. Мостиком же для переселения души служит все та же вода. И вряд ли случайно итальянское слово "вита" - "жизнь" так напоминает слово "вода" или английское "вотэ" - "вода".

"Молния" - того же корня, что и "молот", "молоть", "молотить". От удара камень о камень происходит стук и сыплются искры. Так же и удар Бога Огневика (Пируна-Перуна) вызывает раскат грома и молнию. Молния - это производное от удара божественным молотом (палицей, пестом).

"Небо" - того же корня, что "Набо" (имя вавилонского бога небес).

"Облако" или, по-древнерусски, "облак" - имеет тот же корень, что и "обволакивать". Первоначально под облаком понимали "то, что обволакивает, закрывает, одевает небо". Но это только внешняя, явная, хорошо различимая часть смыслового значения корня. Его, так сказать, оболочка, одеяние, одежда.

Другое древнее значение менее приметно: "жир". Чтобы понять логику, по которой под одним зонтиком-словоформой разместились две головы-значения ("одеяние" и "жир"), обратимся к сербохорватскому языку, где слово "облак" имеет два значения: "облако" и "туча". А как известно, "туча" того же корня, что и "тучный", то есть "жирный", и происходит от древнего славянского слова "тук" ("жир"). Значит, и "облако", разновидность тучи, может происходить от корня с тем же значением ("жир"). Доказательством тому служит диалектное русское слово "оболоко", означающее "жир" или "сало в наваре".

Вырисовывается следующая логика происхождения: облака плавают по небу, словно жиринки в отваре.

"Роса" - почти одинаково звучит на многих языках. Среди них помимо славянских литовский, латинский, древнеиндийский (санскрит). Даже в арабском есть похожее слово: "ра-заз" (мелкий дождик). Мельчайшие капельки драгоценной влаги сливаются между собой, образуя жемчужные капли росы.

"Свет" - от "се вед", буквально: "это самое знание". Свет - носитель космического знания, проводник замысла Творца по взращиванию жизни на Земле. Свет и знание недаром стали нерасторжимыми понятиями в человеческом сознании, что закреплено в пословицах, подобных "Ученье - свет", в слове "просвещение" и в таких словосочетаниях, как "светоч разума". По древним языческим воззрениям, земная жизнь рождена браком света и воды. Годовщину этого брака справляли, ему был посвящен праздник Купалы (макушки лета), годовщина совокупления божественного (космического) начала, то есть света и воды. Недаром и у слова "вода" можно с заметить созвучие со словом "веда", означавшем когда-то "знание". Однокоренные слова: "ведать", "сведение".

"Слякоть". Чтобы она появилась, нужны благоприятные условия: соответствующая почва, вода, плюсовая температура. Так же и слово "слякоть". Чтобы оно появилось, необходима соответствующая "почва", основа. "От сырости" слова не рождаются. То ли дело арабское слово со значением "слякоть". Сразу видно, что оно того же корня, что и арабское "скользить", "катиться". А звучит почти так же, как и соответствующее русское. Сравните: "заляк" - "слякоть". Особенно это заметно, если выделить корень: "заляк" - "сляк".

' "Стожары". С точки зрения языка это название относится к звездам, которые как бы застыли на самой макушке неба, у Полярной звезды. "Стожар" - от "стожить", то есть "стягивать в стог". Стожар представляет из себя кол, воткнутый в землю для того, чтобы ветер не разметал сено. Звезды Стожары удерживают весь небесный стог. Вокруг Полярной звезды созвездия вращаются словно кони, привязанные к колу.

 

МЕДИЦИНА, ЛЕКАРСТВА

"Аскорбиновая кислота". Про нее наслышаны даже люди, весьма далекие от химии, а все потому, что с этим веществом связано само существование человека, его жизнь. Другое название этой кислоты: "витамин "С". Нехватка этой кислоты в организме ведет к страшной болезни: цинге. Аскорбиновая кислота - это надежнейшее от нее средство. Само название целебного вещества не оставляет цинге места. Начальное "а" в этом латинском слове означает отрицание, а латинское "скорбут" - "цинга".

"Гепатит" - болезнь печени. И название ее происходит от греческого "гепар" (печень). Тот же корень и в арабском слове "габр" (мясо без костей).

"Грудь". Если сравнить немецкое "херц" (сердце) с английским "харт" (в том же значении), то сходство уловить не трудно. Переход "ц" в "т" не помеха. Начальное "х" в русском языке нередко заменяется на "г" ("герц", "Герцен" от немецкого "херц"). Таким образом, от реальных слов "херц" и "харт" можно перейти к усредненной, предположительной, вполне вероятной и близкозвучащей форме "гарт", а уж от нее, путем замены глухого "т" на его звонкий аналог "д", - к "гард". Обнажив "сердцевину" последнего слова (а именно грд). мы обнаруживаем, что она та же самая, что и в русском "грудь". "Сердце" и "грудь" оказываются близкородственными словами, а немецкое "херц" и английское "харт" - иноязычными "отпрысками" от того же общего корня. Сомнения в надуманности наших построений снимает санскритское слово "хрьд". Означая "грудь", оно одновременно походит как на русское "грудь", так и на английское "харт".

"Карантин" --в буквальном переводе с итальянского означает "сорокадневка". Значит, временная изоляция (карантин) изначально мыслилась на срок именно 40 дней. Это число вряд ли выбрано наугад или взято "с потолка". Скорее всего, за ним стоит тот же самый закон природы, что определил продолжительность траура по умершему именно в 40 дней. На сороковой день справляются поминки ("сороковины", "сорочины"), причем у разных народов с различными верованиями. Великий пост у православных длится тоже 40 дней, очистительная молитва родильниц читается через шесть недель после родов и называется "сороковая" (6 х 7 = 42). Молитва об умершем, читаемая в течение 40 дней после кончины, в православии - "сорокоуст". Число 40, возможно, связано с процессами обновления красных кровяных телец у человека. Оно определяет протяженность полного цикла обновления.

"Коклюш" - вызывает судорожный кашель, напоминающий натужный крик петуха. Вот откуда в этом слове общеевропейский корень "кок" ("петух"). Арабы, не мудрствуя лукаво, перевели его с французского так: "суаль дикий", что буквально означает "петушиный кашель".

"Костыль" - от "костило", то есть состоящего из "кости" плюс конечное "ло", то же, что в шило, мыло, ветрило, и означает "инструмент, работающий как кости", костыль.

"Кость" - от "яко ость". Буквально: "как остов, основание, основа". Начальная буква "я" (или "а") отпала. У французов вообще никакого "яко", "ако" или "ко" в начале слова со значением "кость" нет. Они называют ее кратко: "ос", то есть берут лишь корень, имеющийся в русских словах "остов" или "основа".

"Массаж" - слово французское. Окончание "аж", любимое французами (как "шантаж", "ажиотаж" и др.). Корень же в нем отнюдь не заграничный, а тот же самый, что и в слове "мясо". Все эти хитроумные поглаживания, растирания, разминания оказываются вариантом действия "мять мясо".

"Миндалина" - от "миндаль". Так называют скопление ткани в человеческом теле, напоминающее своей формой плод миндаля. Если небные миндалины разбухли от болезни, то это уже вовсе и не миндалины, а... гланды. Это от латинского "гландис" - "желудевые". Увеличенные миндалины больше походят именно на желуди дуба, нежели на орешки миндаля.

"Оспа. Хасба" - от "осыпа", с тем же корнем, что и в слове "сыпать". Характерный признак данной болезни: сыпь на коже в виде пузыриков, осыпавших лицо и тело. Другое, народное название болезни: "сыпуха" - от того же слова "сыпать". Арабы заимствовали русское слово "оспа" (по-арабски "хасба"), но использовали его для обозначения другой болезни - кори. Смешение (оспы с корью) произошло из-за сходства многих признаков. И та и другая болезни острые, инфекционные а главное - сопровождаются высыпанием характерной сыпи. Так бывает, когда слово, "работая" в другой стране, меняет свое значение.

"Печень". Слово того же корня, что "печь", "печка", но не потому, что печень готовили в пищу методом запекания. Печень пекли прежде всего для предсказания будущего. Этот ритуал был детальнейшим образом разработан еще шумерами. От них искусство гадания унаследовали вавилоняне. В Древнем Вавилоне находили глиняные модели печени с нанесенными на ней знаками, особые чертежи, на которых печень была разделена на мельчайшие участки. Техника предсказания по печени объединяет шумеров и вавилонян с хеттами, а также с этрусками и древними римлянами. Достаточно вспомнить хотя бы знаменитую этрусскую надпись из Пья-ченцы (название от "печень"?).

Он