home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



РЭЙВЕН

(5)

В этом была доля иронии. Генерал Вайзель обращался с нею по-отечески, более заботливо, чем лорд Матокин – чьей плотью и кровью она на самом деле была. Вайзель не жалел времени, чтобы посвятить ее в курс дел. Он интересовался ее жизнью. Он доверял ей.

Но разве Матокин не доверял ей тоже? Ведь дал же он ей поручение следить за Вайзелем.

Вообще-то тут было кое-что еще. Рэйвен очень неохотно признавалась себе в этом. Вайзель дал ей возможность ощутить себя… желанной. Он добыл для нее эту новую одежду, выгодно оттенившую ее тело, – такого она никогда прежде не испытывала. Мужчины теперь поглядывали на нее. Она знала, что они хотели бы с нею сделать, и мысли об этом одновременно и пугали, и возбуждали девушку. Она никогда в жизни не знала любви – хотя дважды испытала торопливое, грубое соитие, оставившее ее совершенно неудовлетворенной. Один раз в родной деревне, с мальчиком, столь же отверженным и простецким, как она, и другой раз в Академии, с одним из соучеников.

Девушку беспокоило то, что в последнее время ее тянуло к Вайзелю. Он был красив, и от него исходило сияние власти. Рэйвен отлично осознавала природу своего желания. Приходилось усилием воли сдерживать чувства – в которых она, конечно, никогда не признается генералу.

Однако еще более удивительно было то, что она улавливала те же чувства, исходящие от него. Ну, может, и не совсем те же – но в его глазах то и дело мелькало сладострастное выражение. Рэйвен была еще новичком в этой области и, несомненно, собственные желания влияли на ее восприятие. Но она знала, что ее наблюдения верны.

Она возвратилась с задания, гордясь тем, что преодолела свои страхи после того происшествия в портале. А там было страшно… Сосредоточившись, она и сейчас могла бы услышать эти потусторонние голоса. А если верить магам, с которыми она поговорила, выйдя на другом конце портала, подобные случаи бывали не раз: другие люди тоже слышали голоса, проходя между порталами.

Но Рэйвен исполнила поручение – свое первое задание в должности офицера связи. Она побывала во всех разведывательных партиях, кроме той, где маг Дальнеречи не откликнулся на вызов. Все же три остальных команды были теперь как нужно размещены в окрестностях Трэля. Как только Вайзель подаст сигнал, его план осуществится.

Она испытывала удовольствие от облеченности властью. Маги Переноса очень не хотели исполнять приказ генерала – хотя открыто ни один из них не отказывался подчиняться. Рэйвен радовалась, что ей удалось убедить этих людей и получить заверения, что они исполнят приказ, когда настанет время.

Она радовалась и своему возвращению, и поспешила добраться до своей палатки, чтобы успеть освежиться и что-нибудь поесть – зная, что генерал Вайзель вызовет ее, когда сочтет нужным. Маги из ее подразделения сидели вокруг костра; услышав шаги, они прервали беседу – но узнав девушку, снова заговорили о своем. Рэйвен остановилась послушать. Она еще никому не сообщила о своей новой должности.

– Говорю вам, это было убийство!

– Несмотря на то, что сказали врачи?

– Они не позволили настоящему целителю осмотреть тело, – сказал один из магов, сам целитель.

Любопытство одолело Рэйвен. Она подошла к костру.

– Что случилось? – спросила она.

Коллеги потеснились, освобождая ей место в кругу, и продолжали приглушенными голосами:

– Один из магов Переноса умер, – начал один.

– Убит, – перебил другой.

– Прошлой ночью, – продолжал первый. – Мы не знаем ничего наверняка. Он умер в своей палатке, и армейские врачи уверяют, будто с ним случился какой-то приступ. Вот и все, что нам известно.

– Не все, – сказал целитель. – Я слыхал, что стенка палатки, где он спал, была распорота, как будто ее взрезали ножом.

Рэйвен нахмурилась, ничего не понимая.

– Значит, кто-то мог влезть в палатку, – добавил целитель, – и совершить убийство.

– Совершенно нелепое предположение, – возразил один из более осторожных собеседников. – Мы здесь позволяем себе увлечься…

– Чем? – перебил один из магов Дальнеречи. – Думаешь, в так называемых регулярных войсках никто не испытывает к нам неприязни, никто не боится нас? Думаешь, среди них мало таких, кто мечтает увидеть нас изрубленными на куски?

– Есть такие, – вздохнул целитель. – Но не все!

– Для такого дела вполне достаточно одного. Забираешься в палатку и…

– Ну что «и»? Как ты можешь довести человека до смертельного приступа?

– Можно, в общем… То есть я…

Спор продолжался, но Рэйвен, сославшись на усталость, набрала в миску еды и унесла к себе в палатку. Она не слышала об этом случае и не была уверена, правда ли это вообще. Несомненно, компания магов сидела тут уже довольно долго, обсасывая историю со всех сторон – и конечно же, приукрашивая ее слухами из вторых рук и туманными намеками, придуманными на ходу.

Она печально покачала головой. Умер ли человек или его убили – вся эта ситуация была вопиющим примером розни, разделяющей две части армии.

Умер маг, и первое, что все подумали, – он убит кем-то из военных. Такие предрассудки следует уничтожить. И ее задача – содействовать этому, чтобы обеспечить единство великой армии.

Возможно, Матокин несколько поспешил с внедрением магов в ряды армии Фелька. Может, быть, лучше было бы действовать постепенно…

Рэйвен прикусила губу и отставила миску, больше не чувствуя голода. Что это с ней? Она подвергает сомнению действия лорда Матокина, императора?

Она припомнила, что говорил Вайзель – его личную теорию об истинных планах Матокина относительно войны. Войны, которая никогда не кончится и позволит магу безопасно оставаться на вершинах власти в Фельке.

Это неправда. Это не может быть правдой.

С большим усилием Рэйвен заставила себя выбросить все это из головы. Оглядевшись, она заметила большого черного жука, ползущего по полотну палатки. Она сконцентрировала на нем взгляд – и через мгновение жук вспыхнул, превратившись в маленький клубочек пламени.


Генерал Вайзель действительно вскоре прислал за ней. Она застала полководца возле шатра и доложила об исполнении задания. Отсутствие связи с четвертой партией разведчиков, кажется, не слишком его огорчило.

Когда он спросил, не беспокоит ли ее еще что-то, Рэйвен решила рассказать о происшествии в портале. Вайзель выслушал ее внимательно.

Все это время Рэйвен чувствовала, как в ней зреет возбуждение. Она пыталась подавить его, но находиться в такой близости от генерала и не загореться было невозможно. Она почувствовала, что ее дыхание учащается. А что будет, если она прикоснется к нему?

И тут случилось нечто поразительное. Генерал Вайзель велел адъютанту собрать старших командиров, а затем поднял руку и погладил ее по щеке.

Ей почудилось, будто под его пальцами кожа ее искрится. Лицо Рэйвен покраснело. Она почувствовала, что слабеет.

К счастью, она успела прийти в себя, пока офицеры сходились. Явился и маг Дальнеречи, которого она не видела у костра в лагере. Вайзель намеревался отдать приказ для передачи разведчикам. Им предстояло вот-вот открыть порталы. Генерал сказал Рэйвен, что за этим может последовать: зрелище наверняка будет отменное.

Начинался новый этап войны, но Рэйвен сейчас не ощущала ничего, кроме глубокого возбуждения, нахлынувшего с новой силой оттого, что она стояла рядом с генералом.

Но тут что-то пошло не так.

Нахмурившись, Рэйвен взглянула на Вайзеля. Генерал выглядел так, словно… боролся с кем-то. Она не могла выразить ощущение словами, но мгновенно осознала, что с ним что-то случилось.

Вайзель пытался пошевелить губами. Никто из присутствующих офицеров пока не заметил этого. Рэйвен захотелось защитить его. Что бы ни приключилось с генералом, она готова помочь.

Девушка бросилась к нему. В этот момент она заметила краем глаза быстрое, резкое движение – что-то метнулось в воздухе в ее сторону. Внезапно Рэйвен ощутила сильный толчок, сбивший ее с ног и бросивший на землю. Удар словно выбил весь воздух из ее легких.

Кто это сделал? Она задумалась об этом лишь на миг. Это несущественно. Она должна добраться до Вайзеля! Девушка попыталась подняться на ноги, но не смогла. Колени подогнулись, как ватные. Она впилась пальцами в землю, пытаясь удержаться, но и это не помогло. Ее конечности не слушались, отказывались работать. Она едва сумела пошевелить правой рукой.

Что-то и в самом деле было очень неладно.

Ей казалось, будто время невероятным образом замедлило свой бег. Она слышала, как бьется ее сердце, но между ударами проходила вечность.

Она заметила чей-то сапог возле своей протянутой руки. Запыленная кожа скрипнула, когда владелец сапога сделал шаг.

Дьявольщина! Рэйвен снова попыталась встать, оттолкнувшись от земли руками. Удар пришелся куда-то возле основания шеи, над правым плечом. Когда она попыталась двинуть плечом, оно не пошевелилось. Боли девушка не чувствовала, но понимала, что должна чувствовать. Казалось, что туда что-то воткнулось и мешает.

Где-то вдали послышались взволнованные голоса. Она увидела много проходящих мимо ног в сапогах, но никто не остановился посмотреть, что с ней. И двигались они жутко медленно. Она слыхала, что время может так растянуться в моменты смертельной опасности.

Где же генерал Вайзель?

Волнение разрасталось, но Рэйвен осознала, что все это происходит не на расстоянии, а совсем рядом с нею, вокруг. Ей вдруг стало холодно, ужасно холодно. Свет угасал, как будто неожиданно настали сумерки. Она напрягла слух, чтобы различить отдельные голоса из общей сумятицы.

– Арбалетный болт!

– Убийство!

Ее тело слабело с каждой минутой. Она едва смогла поднять голову, чтобы не лежать лицом в грязи.

– Эта девушка, младший маг – она заслонила его!

– Она спасла генерала!

Ее мысли туманились и путались, она чувствовала, что уплывает куда-то. Наверное, наступало забытье – или что-то похуже. И все-таки она уловила и поняла эти последние выкрики, и ей на краткий миг снова стало тепло – быть может, последний раз в жизни.

Она обнаружила, что странное растяжение времени позволяет ей подумать над своей жизнью. Она увидела, как бы со стороны, самое себя – запуганную и неуклюжую девочку, вечное разочарование своей матери, потом – себя в Академии, полную решимости стать самым лучшим магом на свете.

Все это вело к одному. Той, какой она стала теперь, Рэйвен нравилась себе намного больше – взрослой, исполняющей важное дело.

Она спасла генерала. Она заступила дорогу болту, выпущенному из арбалета либо случайно, либо намеренно. Он продолжит борьбу за расширение границ Фелькской империи, пока весь Перешеек не окажется под единой властью. Какой прекрасный замысел! Великое предвидение лорда Матокина, ее отца. Она так и не узнала, не заподозрил ли он хоть на мгновение, что она была его дочерью. Может быть, когда-нибудь ее мать сообщит ему. Может быть, он узнает и будет гордиться ее самопожертвованием.

Она спасла Вайзеля, который открыл ей путь к достойной, настоящей жизни. А значит, ее самопожертвование воистину значительно.

И все же она удивлялась, почему никто не спешит помочь ей. Почему… почему Вайзель не поднял ее с земли, не прижал к себе крепко, не утешил? Ей было так холодно теперь…

Только одна связная мысль еще успела мелькнуть в ее мозгу. Рэйвен подумала: успел ли Вайзель дать сигнал к открытию порталов и открыть мертвым путь в мир живых?


РАДСТАК (5) | Варторн: Воскрешение |