home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



РАДСТАК

(4)

У разбойников были резвые лошади, знакомые с потаенными тропами в гуще зарослей кустарника и лесных дебрях. Время от времени отряд пересекал пустынные проезжие дороги – купеческие караваны, составлявшие обычную добычу разбойников, теперь не показывались. Лето, как узнала Радстак, выдалось для шайки неудачным. Атаманша Анзаль, низкорослая, вся в буграх крепких мышц, считала, что это поганая война, затеянная Фельком, погубила дело ее и подобных ей шаек – возможно, надолго.

В этом, по мнению Радстак, имелся свой резон. То, что сейчас разворачивалось, не походило на обычный для Перешейка конфликт между соперничающими городами-государствами. Если Фельк перекроит всю землю на свой лад, у них не останется больше врагов. Все вокруг станет частью Фелька. И тогда Перешеек больше не будет представлять собою надежный источник малых войн, в которых она могла бы найти себе применение.

Наемникам нужны войны. А еще ей лично нужны листья мансида.

Она сорвала с одного листка обертку и откусила половину. Она неуклонно приучала окружающих терпимо относиться к наркотику, который так усердно культивировали в их стране. К счастью, Део обеспечил ее запасом особенно крепкого зелья. Дикая боль, сразу охватившая зубы, была лучшим тому доказательством.

Она не стала сходить с седла, чтобы принять свою дозу. Она даже не придержала вороного, и ехала, как и все двенадцать разбойников, тряской рысью по необитаемым местам.

Део ехал рядом с нею. Он не жаловался на утомительную скорость движения. За день они только раз останавливались, чтобы поесть, ночью позволяли себе спать не более четырех часов. Зато они постоянно продвигались на север, приближаясь к Фельку с предельной быстротой.

Для Радстак все это было совершенно внове: совсем не то, что свободно крутиться по полю битвы, рубя попавшегося под руку врага. Телохранительница – новая роль. Сопровождение. Защита. И если подопечный погибнет, тогда позор ляжет на ее голову.

Она вовремя нагнулась, избежав удара узловатой ветви, нависшей над тропой. Дорога неожиданно сузилась. Разбойники ехали и впереди, и позади них.

– Как ты думаешь, далеко ли мы сейчас от Трэля? – проворчал Део. Очевидно, он тоже чувствовал боль в затекших мышцах от длительной езды верхом.

– Так мы все-таки заедем туда? – словно невзначай спросила Радстак.

– Нет.

Простой, безразличный ответ. И все же в нем слышалось сожаление, обреченность. Мансид обострил ее восприятие. Део ждал, что она скажет. И она сказала:

– Думаю, мы уже миновали город или вот-вот минуем его.

По ее расчетам, разбойники двигались, держась к востоку от Трэля.

– В таком случае еще день-другой – и мы окажемся в Фельке.

И что дальше? Радстак оставила этот упрек невысказанным. Она не нанималась отговаривать этого человека от заветного замысла. Хотя, возможно, намерение затеряться в бесчисленной массе фелькской армии и убить главнокомандующего было просто смутной фантазией, занимавшей мысли Део.

Конечно, он вполне может еще изменить планы в последний момент – когда воочию увидит, на что замахнулся; когда поймет, что смерть поджидает его на следующем шагу.

Радстак за многие годы вдосталь навидалась, как гибнут в бою и мужчины, и женщины. Тем не менее она надеялась, что Део откажется. То, что он задумал, было бессмысленно. Напрасная трата жизни.

Она искоса поглядывала на Део, на его красивый, резко очерченный профиль. Жесткие скулы стали заметнее. В синих глазах залегла усталость. С детства пользуясь обширными привилегиями знати, он не утратил ни чувства чести, ни ответственности. Она подумала, – только под мансидом до такого и додумаешься, – что из него вышел бы лучший правитель Петграда, чем Сультат. Теперь он избрал путь убийцы, возмечтав стать героем народных сказаний, которого запомнят по отважному, пусть и неудавшемуся деянию.

А она – останется ли она в памяти этих людишек с Перешейка? Если и останется, то лишь как соучастница, позволившая герою встретить свою судьбу.

Ей не хотелось этого. Она хотела, чтобы Део жил…

Впереди, среди деревьев и путаницы кустарника, мелькнула поднятая рука Анзаль, ехавшей первой. Радстак могла признать, что она – хороший вожак; люди в шайке были преданы атаманше. И все же Део купил всю дюжину чохом за один листок с обязательством.

Радстак ловко придержала свою лошадь и перехватила поводья у Део. Но он и сам уже увидел сигнал. Разбойники останавливались один за другим, постукивание подков стихло, между деревьями поднималась пыль.

Наемница положила руку на меч. Если сейчас придется драться, это будет уже не первый ее бой под действием мансида. Да и не десятый. Ее глаза улавливали любую мелочь вокруг, уши – малейший звук. Но из-за пылевой завесы впереди ничего не было видно.

Разбойники молча ждали с оружием наизготовку. Анзаль, поднявшись в стременах, всматривалась во что-то за деревьями – чего Радстак, к великой своей досаде, разглядеть не могла. Не помог даже разжеванный лист зелья. Но эта территория принадлежала шайке; они изучили ее досконально и знали, когда что-то не в порядке. Во всяком случае, на это можно было надеяться. Део спокойно сидел в седле.

Наконец Анзаль спешилась и двинулась вдоль цепочки всадников, что-то вполголоса объясняя. Стоя на земле, она едва доставала головой до замшевых сапог Радстак.

– Там впереди чей-то лагерь, – спокойно сказала атаманша и глазами указала, где именно.

– Войско? – спросила Радстак. Неужели они достигли Фелька быстрее, чем ожидалось? Очень не хотелось бы…

– Судя по размеру – нет. Какой-то отряд.

Анзаль пошла дальше, оповещая остальных. Разведчики, подумала Радстак, хотя стать лагерем мог кто угодно, включая конкурирующую шайку. Но когда твой инстинкт закален многими годами жестокой жизни, ему следует доверять.

Все сошли с коней.

– Почему бы не обойти его стороной? – не выказывая раздражения спросил Део, когда Анзаль вернулась.

– Этот кусок земли наш, – сказала атаманша, пожав мускулистыми плечами. – Если там кто-то есть, мы должны знать кто. У них могут быть друзья.

Это означало, что речь не шла об обычном, как у животных, споре за охотничью территорию. «Значит, они настоящие профессионалы, – отметила Радстак. – Очень хорошо».

– Я пойду с вами, – обратился Део к Анзаль, которая отбирала себе сопровождающих.

– Не нужно.

– Если я считаю нужным идти, то пойду!

Атаманша было нахмурилась, но Део имел право так говорить. Она отошла к высокому парню, который хорошо стрелял из лука.

– Зачем тебе идти туда? – поинтересовалась Радстак: ведь это означало, что и она должна идти с ним.

– А вдруг эти встречные знают что-то про Фельк? – Его лицо озарила обычная обворожительная улыбка.

– А ты? – возразила она. – Ты когда-нибудь в жизни видал хоть кого-то оттуда?

– Нет. Северная часть Перешейка меня никогда не привлекала – климат слишком холодный. Но дядя снабдил меня донесениями разведчиков, и я уж как-нибудь сумею отличить солдата в мундире или мага.

Радстак не боялась ни магов, ни их волшебства. Она была родом из Южного Края и не поддавалась беспочвенным страхам. Однако она не знала, насколько велики возможности фелькских магов и как она сможет защитить от них своего клиента. «Но, – сказала она себе, готовясь к вылазке, – на что бы там ни способна магия, а мой клинок всегда успеет врезаться в тело».

Когда они тихо развернулись полукругом между деревьями, Радстак вынула свой тяжелый боевой меч. Их было пятеро – Анзаль, лучник, еще один разбойник, она сама и Део рядом с ней. Он не вытащил меч, но держался напряженно, готовый ко всему.

Время шло к полудню. Птицы пели и порхали среди густой листвы над их головами, в зарослях шуршали мелкие зверьки. Этот шум заглушал шаги. Радстак ухмыльнулась, зубы блеснули на лице, перечеркнутом двумя шрамами. Она почувствовала, как темная жажда боя разогревает ей кровь.

Пригнувшись, они крались следом за Анзаль. И атаманша, и ее подручные двигались поразительно бесшумно. Радстак глядела вперед, отмечая подрагивание отдельных листьев и старалась сдержать нарастающую злобу. Что же такое там углядела эта Анзаль?

Наконец она сама заметила человеческие фигуры в просвете между стволами. Да, это временная стоянка. Они просто отдыхают на поляне. Радстак почуяла запах жареного мяса.

Анзаль резко замахала рукой, привлекая внимание Радстак. Первый сигнал та не заметила, и атаманша одарила ее злым взглядом. Да, телохранительница так и не стала своей в этой шайке. Она положила руку на плечо Део, и они оба замерли, согнувшись в кустах.

Вокруг костра сидело шестеро. Двое в темных балахонах, четверо в военной форме. Део внимательно разглядывал сидящих. Радстак продумала, как лучше всего напасть на них и перебить – просто на всякий случай: необходимости нападать она не видела. Первоначальное предложение Део было наилучшим – просто обойти солдат.

Анзаль знаком велела отступить. Когда они вернулись к лошадям, Део первым нарушил молчание:

– Это люди из Фелька. Они разведывают подходы к Трэлю.

– Может, нам стоило взять их, чисто ради вежливости? – ввернул словечко лучник со злой ухмылкой.

– Заткнись, Лягух! – рявкнула Анзаль и обратилась к Део: – Спорить не стану. Это разведчики. Значит, и все войско где-то недалеко.

– Верно, – кивнул Део. – Но нам нужно захватить одного из них. У меня есть к ним кое-какие вопросы.

– Выбрать одного не удастся, – возразила Радстак. – Придется нападать на стоянку.

Анзаль удостоила ее более благосклонным взглядом:

– Мы можем это устроить. Но что скажешь про тех двоих, в балахонах? Разве они тоже солдаты?

– Думаю, что это маги, – подумав немного, сказал Део.

Радстак заметила, как встревожилась шайка. Разбойники испуганно переглядывались. Это было смешно – и так типично для Перешейка. Молодая страна, молодые народы. Подростки, мучимые страхами, с которыми взрослые давно научились справляться.

Послышались протестующие голоса, в некоторых даже слышалась дрожь. Анзаль грубо утихомирила всех, залепив затрещину лучнику Лягуху, который растерял все свое нахальство, как только Део произнес «маги».

– Именно с одним из этих магов я и хотел бы побеседовать, – продолжал Део, словно не заметив этого шушуканья. Он снова позволил им полюбоваться своей улыбкой. Разбойники принадлежали ему. Они были куплены и оплачены, и его слово было законом для них.

Радстак увидела, как этот простой факт доходит до всех. Действительно смешно. Однако она не засмеялась, а принялась объяснять, как они могут захватить лагерь.


Чтобы доказать серьезность своих намерений, они должны были убить кого-то одного. Вообще-то в конце концов придется убить всех шестерых – полагала Радстак. В самом деле, не тащить же их за собой в качестве пленных!

Разбойники тихо пробрались на условленные места, окружив полянку. Фелькские солдаты отдыхали, оружия в руках у них не было. Арбалет был прислонен к бревну поодаль – не дотянуться. Лягух пустил стрелу в середину потухающего костра, подняв облако искр.

– Сдавайтесь, живо! – крикнула Радстак. Она стояла за толстым стволом дерева, следя за лагерем.

Для солдат – прославленных солдат Фелька, вроде бы завоевавших всю северную половину Перешейка, – они отреагировали крайне глупо: и четверо в мундирах, и двое в балахонах повскакивали, беспомощно озираясь, не видя ничего, кроме леса вокруг. Никто из них, видимо, даже не заметил, откуда прилетела стрела.

Радстак снова крикнула, чтобы они сдавались. Это навело одного из солдат на мысль подобрать с земли меч. Он принялся рассекать им воздух и закричал:

– Выходите и сразитесь с нами, собаки!

Такого рода героическую белиберду Радстак слыхала на поле боя многократно. Чаще всего так кричали простаки, никогда прежде не поднимавшие оружия на врага, но слыхавшие цветистые рассказы о войнах от бродячих сказителей.

И подобно всем им, этому фелькскому солдату не довелось больше сказать ни слова. Лягух так же хорошо спрятался среди деревьев, как и другие разбойники, но он развел ветки в стороны, чтобы ничто не заслоняло ему обзора, и послал стрелу прямо в лицо солдату. Радстак уже знала, как туго этот парень умеет натягивать тетиву – сила удара свалила солдата с ног. Он залился кровью, меч с глухим стуком упал на землю.

Умер раненый не сразу, и этот ужасный момент провел отнюдь не спокойно. Получилось очень убедительно. Его соратники предпочли сдаться, как только Радстак повторила свое предложение.

Разбойники захватили стоянку.

Део приступил к расспросам. Начал он с солдат. Те отвечали охотно. Да, их послали разведать обстановку, а основная сила еще позади. Да, Трэль является следующей целью Фелька, насколько они могли судить. Они разведали, что у этого города-государства нет достаточных сил для обороны и он падет быстро.

Разбойники в это время закусили тем, что нашлось на стоянке. Они разделили между собой фелькское оружие, критически осматривали клинки, обсуждая качество балансировки и вес. Арбалет Део конфисковал в свою пользу.

Когда Део велел подвести к нему магов, разбойники притихли. Им было неуютно в присутствии этих двух привидений в балахонах, хотя у тех были совершенно обыкновенные лица и ровно столько же рук и ног, как у всех присутствующих. Фелькские солдаты, по-видимому, разделяли их чувства – это было хорошо заметно.

Радстак стояла рядом с Део. Руки у магов были связаны, но она не знала, помешает ли им это пользоваться своими способностями, ежели таковые имеются. Хотя на Южном континенте магия была в ходу и в целом не осуждалась, наемница никогда не сталкивалась с практикующими магами. Они обычно жили общинами в уединенных местах.

Один из магов оказался мужчиной, другой – женщиной. Оба выглядели очень испуганными. Део с любопытством изучал их. Ни опаски, ни неприязни, в отличие от бандитов, он не проявлял.

– Вы служите Фельку, – сказал он, придя к каким-то выводам. – Почему?

– Мы родом из Фелька, – моргнув, сказала женщина.

– То есть для вас не главное то, что вы – маги? Интересно. Я думал, что магия важнее.

Мужчина, прикусив губу, отозвался:

– Мы… конечно, нашему искусству мы также преданы.

Део кивнул.

– И это не противоречит вашей верности государству? Впрочем, почему должно противоречить? Извините мое невежество. Я никогда не встречался с магами, разве что на карнавалах в виде рыночных шарлатанов. Откровенно говоря, я восхищен такой встречей!

Он пустил в ход обаяние, отметила Радстак. Как легко удавалось этому петградскому аристократу создавать непринужденную обстановку – даже в таких условиях. Это впечатляло.

– Полагаю, вы представляете большую ценность для ваших военных, – продолжал он. – Из слышанных мною историй о деяниях Фелька на севере, – он хитро усмехнулся, – я сделал вывод, что неплохо бы нам тоже заполучить волшебников.

Женщина робко глянула на него:

– Так вы… не разбойники?

Део рассмеялся уже искренне, звонко и заразительно.

– Кое-кто – да. Но другие… имеют другие цели. Вот относительно этих целей я и должен теперь задать вам некоторые вопросы.

Ладонь Радстак лежала на исцарапанной рукояти меча, бесцветные глаза цепко следили за парой магов. Все-таки она не рисковала расслабляться – не зная, каких фокусов можно ожидать, не ведая, способны ли эти двое исподтишка применить свою магию. При первых же признаках чего-то непонятного она просто снесла бы им головы.

– Скажите мне, – мягко спросил Део, – каким родом магии вы занимаетесь?

Он просто ждал, когда они ответят. И после короткой заминки они пустились в многословные объяснения. Део слушал, кивая головой. Вежливый, внимательный слушатель.

– Теперь поясните подробнее, что представляет собой магия Дальнеречи и Переноса? – спросил племянник правителя Петграда.


ПРОЛТ (4) | Варторн: Воскрешение | РЭЙВЕН (4)