home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АКВИНТ

(4)

Они опоздали на веселый праздник Лакфодалмендол, и это было досадно. Но Аквинт и Кот все равно радовались возвращению в Каллах – пусть даже они и состояли теперь на службе у захватчиков родного города.

Аквинт побывал в Регистратуре, представился полковнику Джесилу и вручил ему свои рекомендательные письма. Фелькский комендант Каллаха имел коротко подстриженные волосы цвета стали и жесткое лицо им под стать. Однако держался он вежливо, хотя и холодновато.

– Надеюсь, ваша… поездка прошла приятно, – сказал Джесил, просмотрев свиток, выданный Аквинту лордом Абраксисом.

– Приятнее не бывает, я полагаю, – сказал Аквинт уныло.

Во второй раз он прошел сквозь тот чуждый, затянутый молочным туманом мир, покрыв расстояние от Суука за каких-то несколько десятков шагов. Мир между порталами был странен и лишен ориентиров. Они с Котом получили указание идти точно по прямой, не глядя по сторонам и не отклоняясь.

Они так и шли, устремив глаза прямо перед собою. И все же… Аквинта не оставляло мерзкое, тяжелое ощущение, будто кто-то или что-то следило, как они идут.

Он передернул плечами, вспомнив об этом. Джесил проворчал:

– Да. Я чувствовал себя точно так же при переносе. Надеюсь, что мы постепенно привыкнем. Когда весь Перешеек перейдет под власть Фелька, мы лишь так и будем путешествовать.

– Вы считаете, что после окончания войны всем будут заправлять маги? – спросил Аквинт.

Джесил внезапно нахмурился и промолчал. Аквинт не понял, почему – ведь он просто задал праздный вопрос.

– Что мы можем, здесь, в Каллахе, сделать для службы Безопасности? – наконец поинтересовался комендант.

– Мне приказано расследовать местные беспорядки. – Кот молча стоял рядом с Аквинтом, исподтишка оглядываясь. – Это мой помощник.

– Очень хорошо. Что вам потребуется от гарнизона?

Аквинту приходилось бывать в Регистратуре прежде, когда оформлял лицензию на свою контору перевозок. Здание было большое.

– Я хочу просмотреть все доклады об арестах и беспорядках за последнее время, – сказал Аквинт, переходя на деловой тон. – Скажите, ваши солдаты хватают людей за подрывные речи против империи?

Джесил поджал губы, подыскивая ответ. «Не хочет ошибиться в выражениях в присутствии агента Внутренней безопасности», – сообразил Аквинт.

– Мой гарнизон, – с расстановкой произнес Джесил, – получил приказание проявлять терпимость до определенной степени, имея дело с местным населением. Я думаю, что наша задача – сделать их полезными гражданами нашей империи, а не запугивать, требуя бессмысленного подчинения.

– Отлично, полковник, – кивнул Аквинт. – Это правильный курс.

Приятно было узнать, что Каллахом управляет более-менее разумный человек.

Он заказал комплект одежды в каллаханском стиле для себя и Кота, а также раздобыл косынку, чтобы перевязывать левую руку. Если кто-нибудь спросит, почему он, будучи в призывном возрасте, не находится в армии, это позволяло объяснить, что его отпустили на побывку домой после ранения.

Аквинт жадно обходил знакомые улицы, Кот не отставал. Он глубоко вдыхал сладкий, прохладный воздух Каллаха, радовался привычным видам. Фелькская оккупация давала о себе знать на каждом шагу: и присутствие патрулей, и отсутствие гражданских призывного возраста. Но это не слишком удручало его.

– Здорово быть дома, правда? – сказал он, когда они пересекли рыночную площадь и свернули на улицу, уходящую вниз.

– Я уже и в Сууке успел обжиться, – сказал Кот.

– Да ну тебя! Тебе просто нравились наши тихие делишки на армейском складе. Не сомневаюсь, что Ванха, братец Тайбера, сохранит всю цепочку и здорово наживется.

– Собираешься навестить Тайбера, пока мы здесь?

Аквинт протестующе взмахнул руками.

– Делу время, потехе час. Я теперь агент Внутренней безопасности. Сам видел, как меня принимал наш уважаемый комендант.

– Видел, – согласился Кот.

– На этой службе мы имеем, почитай, неограниченные возможности туго набить карманы. Но сперва придется доказать нашу пригодность. Абраксис будет ждать отчета.

– Почему бы тебе попросту не изобрести его? – напрямую предложил Кот.

Аквинт не мог бы сказать наверняка, шутит парень или говорит всерьез.

– Начинать с этого слишком рискованно. Я хочу, чтобы ты занялся любимым делом – прячься в тени и слушай, что люди говорят.

– Это не самое мое любимое дело, – сказал Кот, разжав кулак и показывая брошь, которую успел стащить с одного из лотков на рынке.

– Ладно, будем считать это одним из твоих многочисленных талантов, – сказал Аквинт. – Джесил сказал, что народ здесь не очень-то приветствовал введение новой бумажной валюты. Мы с этого и начнем. Будем надеяться, что кто-нибудь где-нибудь да мутит здесь воду. Иначе новоявленного агента Внутренней безопасности уволят как бесполезного…


Как ни приятно было вновь попасть домой, Аквинт оставался неспокоен. Мысли об Абраксисе висели над ним черной тучей. Он живо вспоминал момент, когда маг взял у него образец крови в Сууке. Абраксис утверждал, что носит все эти образцы постоянно с собой. А значит, если он вдруг явится в Каллах с неожиданной проверкой, то образец Аквинта тоже будет при нем, в той красной сумочке.

Аквинту решительно не нравилось, что Абраксис обладает властью над его жизнью и смертью из-за этой капли крови. Чертовы колдуны!

Он не торопился наведаться на свой старый склад, чтобы не расстраиваться – но охотно ходил по городу, заново сживаясь с ним.

Естественно, он сталкивался со знакомыми. Уловка с якобы раненой рукой хорошо помогала – других объяснений не требовалось. Радостно было вновь видеть старых приятелей, хотя у многих был усталый, подавленный вид. И все спрашивали, что делается во внешнем мире. Он отговаривался тем, что был ранен вскоре после того, как его забрали в армию Фелька, и так серьезно, что слабо осознавал окружающее в последние несколько месяцев.

Джесил нанял ему квартиру в одном из лучших кварталов Каллаха. Аквинт выяснил, что жалованье ему пойдет из тех сейфов Джесила, где хранились настоящие монеты. Однако для повседневных нужд в управе коменданта ему выдали некоторое количество новых бумажных марок, чтобы он не выделялся среди сограждан.

На взгляд Аквинта, все эти зеленые и красные купюры с замысловатыми штемпелями были весьма забавны. Эту систему пока еще не ввели ни в Виндале, ни в Сууке. В Каллахе, как ему объяснили, проводился эксперимент.

Безымянный курьер доставил Аквинту запрошенные им отчеты об арестах. Он изучил их, сидя в своей новой квартире. Кот где-то шнырял по городу.

Как он и ожидал, было много случаев пьяных безобразий. Во всяком случае, в канун Лакфодалмендола и во время его. Правда, их было все же меньше, чем обычно. Понятное дело: Джесил разрешил лишь усеченный вариант празднования. Но все же это лучше, чем ничего, думал Аквинт.

Cреди прочих он нашел несколько отчетов о случаях порчи имущества и, заинтересовавшись, оложил их.

Как всегда незаметно вернулся Кот, открыв замок на входной двери отмычкой.

– В общем так, – начал он. – Всюду из-под прилавка берут монеты вместо бумажек. Можно не сомневаться – когда Фельк конфисковал у жителей металл, они отдали отнюдь не все монетки до единой. Насчет того, что народу не нравятся бумажные деньги, все правда. Но помаленьку привыкают.

Аквинт кивнул и подал Коту листок бумаги.

– Что об этом скажешь?

– Видел такое, – глаза парня так и блеснули при виде рисунка на листке.

– Где? – полюбопытствовал Аквинт.

– В разных местах, – сказал Кот. – На стенах и дверях… выжженные на дереве. То здесь, то там – по всему городу. И никто, кажется, этого не регистрировал.

Аквинт скупо улыбнулся.

– Фелькские патрули тоже не очень-то из-за них беспокоятся. Но я думаю, они что-то означают.

– Что именно? – Кот вернул ему листок.

Аквинт еще раз посмотрел на знак, который нарисовал по описаниям в отчетах. Круг, перерезанный вертикальной чертой.

– Не знаю, – признался он. – Но службе Внутренней безопасности требуется выискивать признаки беспорядка в Каллахе. Может, эта штука к чему-то и приведет.

– А если нет?

– Тогда, – Аквинт улыбнулся пошире, – мы сами его к чему-нибудь приведем.


Им досталась по-настоящему роскошная квартира: внизу имелась кухня, обслуживающая жильцов. Аквинт заказал себе и Коту горячий обед, да еще бутылку лучшего вина, какое нашлось. Все равно ведь счета будет оплачивать управа коменданта.

На следующий день Аквинт снова вышел на улицы Каллаха. Кот был хорошим соглядатаем, зато Аквинт отлично умел общаться с людьми. В течение дня он заглядывал в различные таверны и кофейни, но пил весьма умеренно. Встретились ему еще какие-то знакомые, и он провел часть времени в бесцельной болтовне. Кое-кто поначалу вел себя недоверчиво, видя на нем мундир фелькской армии. Но в большинстве случаев Аквинту удавалось без особых усилий убедить их, что он, хоть его и забрали в армию, остался прежним стариной Аквинтом – и что особенно важно, каллаханцем прежде всего. И тогда ему многое выкладывали – часто после того, как он раз-другой оплачивал своими бумажками круговую выпивку. Добывать информацию таким путем было намного надежнее, чем просто шпионить.

Вечером он встретился с Котом на условленном заранее месте, и они вместе направились в Регистратуру.

Аквинт изложил добытые им сведения коменданту Джесилу. Несмотря на свой высокий статус в качестве агента Внутренней безопасности, Аквинт все еще нервничал в присутствии начальства. Наверно, это осталось у него от тех дней, когда он занимался контрабандой и махинациями на черном рынке.

– Все это чепуха, – решительно заявил комендант. – В Виндале все спокойно. Маги Дальнеречи регулярно передают сообщения туда и оттуда. Мы только сегодня утром получили очередное от полковника Пэйло, тамошнего коменданта. И дела в Виндале идут как обычно.

Аквинт пожал плечами:

– Я лишь пересказываю, о чем болтает народ. В Каллахе все изголодались по новостям о ходе войны, о том, что делается в мире. Не получая подлинных сведений, люди просто выдумывают, и стоит такой выдумке пройти через один-два пересказа, как она становится истиной.

– Значит, население понимает, что эти россказни о восстании в Виндале – просто слух?

– Кое-кто понимает. Но другие верят. В этом я убедился.

Полковник Джесил обратился к Коту:

– А вы? Вы также слышали что-то подобное?

Кот безмолвствовал. Аквинт пояснил:

– Мой коллега занят другими вопросами.

Комендант вздохнул.

Аквинт не стал рассказывать о знаке перечеркнутого круга, появившемся в Каллахе – очевидно, во время Лакфодалмендола. Фелькские патрульные и так уже об этом доложили. Если комендант не понимал, как широко такие знаки распространились и что они могли означать, Аквинт не видел необходимости встревать в это дело.

– Мне кажется, – сказал Джесил, поразмыслив, – что опровергать эти слухи публично не стоит.

– Это мудро, – одобрил Аквинт. Граждан Каллаха намеренно держали в изоляции. Нехватка сведений об остальном Перешейке облегчала контроль над ними, и если бы Джесил открыто признал, что слухи существуют, это ослабило бы хватку Фелька, держащего город в узде.

Комендант одарил Аквинта взглядом, который ясно показывал, что его не особо волнует мнение агента Внутренней безопасности на этот счет.

– У меня есть кое-что другое, – продолжил Джесил сердито. – И притом намного более важное.

Комендант вытащил из ящика две купюры фелькского образца – синие, соответствующие золотым монетам. Джесил помахал ими в воздухе:

– Один из моих солдат, будучи в увольнении, побывал на рынке и заметил, что количество денег, переходящее из рук в руки, необычно велико. И это здесь, прямо под стенами сего здания, – хмуро сказал Джесил. – Торговля между городами-государствами временно прекращена. Поэтому хозяйство Каллаха сейчас замкнуто на себя. И откуда у торговцев на рынках столько денег, непонятно.

Аквинт, смущенный, уставился на синие купюры, вздрагивающие в руках коменданта.

– Это – законная купюра, напечатанная на особом денежном дворе в Фельке. – Он поднял другую руку: – А это – невероятно искусная подделка.

Глаза Аквинта округлились: купюры показались ему совершенно одинаковыми.

– Как вы это распознали?

– Мне не слишком приятно признаваться в этом, – снова вздохнул Джесил, – но это обнаружил один из магов моего гарнизона. Он применил какие-то определяющие заклинания. Видимо, это очень специализированный раздел магии.

– Ну, если этот ваш волшебник может отделить поддельные купюры от настоящих, тогда…

Комендант окинул его ледяным взором:

– Он не может просмотреть все до единой купюры в Каллахе, чтобы определить их подлинность!

Внезапно Джесил смял обе купюры в комок и зло бросил:

– Одни боги знают, сколько поддельных денег теперь ходит по городу. Но я хочу знать, кто за это ответит!

Аквинт сумел не выказать ликования, пока они с Котом не вышли на улицу. Время близилось к запретному часу.

– Итак, – сказал он, хлопая своего молодого дружка по плечам, – похоже, в Каллахе и впрямь все весьма неблагополучно!

– Мы, значит, остаемся при деле? – проворчал Кот.

– Да. Именно такие дела касаются Внутренней безопасности.

Аквинт посмеивался, шагая по улице. Хотя не в его обычае было молиться, он все же мысленно вознес благодарение богам за то, что они прислали кого-то сюда, в его старый родной город, чтобы поднять его на дыбы.


ДАРДАС (4) | Варторн: Воскрешение | ПРОЛТ (4)