home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Работные дети отцу хлебы.

Судьба родителей повторяется в детях.

Я тоже вышла, за кого и думать не думала.

Ой да ну! Это потом...

Нас, детей, было четырнадцать душ.

Я была восьмая.

Сколько себя помню, всё вяжу. Чать, с пелёнок, можно сказать.

У нас как? Нашёлся у кого какой ребятёшка, ещё глаза не пролупил, а ему веретёшку да спицы в руки пихают. Вот тебе игрушки на всю жизнь!

Раз спицей наколется, в другой раз поосторожничает.

Никаких тебе магазинных кукол, никаких тебе медведёв из плюша. Ещё в разор входить.

Проучилась я четыре класса...

А время какое?

Революция.

Гражданская война.

Сам белый атаман Дутов по нашему проходил проулку. Не с песнями... С боями!

Вскоре от тифа и голода помер отец.

На лепёшках из луговой травы далеко не вытянешь. Мамушка и отдай дом мень как за полпуда муки!

И пошли мы искать приюта под чужими крышами.

Пережила я...

А училась я хорошо, хоть из сажи и делали чернила, хоть и писали пером с домашнего гуся, хоть и был на четверых один учебник.

Любила я всякие постановки. Играла в детских спектаклях. Потом, как подбо?льшела, представляла в «Барышне-крестьянке», в «Бедности не порок».

Ещё ух и любила стихи со сцены!

Читала ладно. От зубов только отлетало.

В третьем уже классе так читала – раз три аршина материи дали. Голубенькое. А на нём цветочки аленькие, в виде как малинки.

Я и досейчас помню тот стишок. Может, где чего и переверну, слово там какое не туда суну, так взыск с меня прохладный. Годато какие сошли! Восемьдесят лет не восемьдесят прелых реп. Через плетень не плеснёшь в ровчик, как помои...

Вижу себя маленькую в зале.

Вижу себя на сцене. И блажно ору:

– Ну, подруженьки, скорея!

Солнце красное взошло.

За работу мы дружнея,

Пока время не ушло.

Помолись, потрудись,

Только знай не ленись.

Без нужды проживёшь

И добра наживёшь.

А чтоб добра себе прибавить,

Надо в жизни работа?ть.

Не сидеть самой без дела,

Да и дело разуметь.

Что за стыд, как не знать

Ни кроить, ни стирать.

Я и платье скрою,

Да и рубашку сошью.

У хозяйки всё поспело,

Надо только присмотреть.

Не сидеть самой без дела,

Да и дело разуметь.

Что за стыд, как не знать,

Как обед подавать.

Я и хлеб испеку

Да и кашу сварю.

У плохой хозяйки дома

Ходят дети босиком.

Ни порядка, ни прибора,

Всё разбросано кругом.

Всюду сор, всякий вздор

Для хозяйки позор.

Этот дом не поймёшь

И концов не сведёшь.

А если любит кто трудиться,

Вольён тот и отдохнуть,

Погулять и порезвиться

Да и в книжку заглянуть.

Что за стыд, как не знать

Ни читать, ни писать.

Я и книжку прочту

Да и счёт поведу.

Станем дружно мы трудиться

И друг другу помогать.

Надо много лет учиться,

Чтобы что-нибудь да знать.

На других я погляжу

Да свой ум приложу.

А чего я не смогу,

То я в книжке найду.

Не страшна работе бедность,

Кто работает, тот сыт.

А кто к труду имеет ревность,

Бог того благословит.

Будем шить, будем мыть,

Будем денежку копить.

И себе я сберегу,

И родным помогу.

Вот за этот стих я отгребла в полном количестве три аршина ситца.

Тогда это было сказкино богатство.

А почему это стихотворение я рассказала сейчас? Потому, наверно, я скоро не стану. Пускай мой стишок останется живым. Его ж никто не знает кроме меня...

Ну... Откричала я своё. Клуб зашумел ладошками.

Все в зале всё ахали от восхищения:

– Ну, видать, эта пройдоха будет!


предыдущая глава | Оренбургский платок | cледующая глава