home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая

Случалось, мне крепко доставалось, но подобного состояния я не испытывал никогда. Я очнулся с кислым привкусом во рту и странный ощущением, что я уже не совсем я. Мысли хаотично метались, человек никак не мог привести их в порядок. Ощущение было такое, словно кто-то засунул грязную бесцеремонную лапу в мой мозг и основательно переворошил его, потревожив каждую клеточку. В результате получилась причудливая мешанина ощущений, воспоминаний и осколков способности анализировать. Человек превратился в идиота с расколотым мироощущением. Паразит-зрентпшанец, унюхавший опасность, исчез.

— Дерьмо!

Я с трудом выдавил это слово непослушными губами, и мне сразу стало легче. По крайней мере, я не потерял способности говорить. Надлежало проверить прочие функции. Руки и ноги шевелились, шея была словно налита свинцом, но тоже двигалась. Оперевшись на локти, я привстал и огляделся. И не увидел ровным счетом ничего. То ли здесь было совершенно темно, то ли я очутился в измерении с иными формами восприятия, то ли тот, кто на меня напал — а у меня не было оснований сомневаться, что на меня напали — как-то повлияли на мою зрительную функцию. Я с гадливостью представил себя слепым и беспомощным. Это было ужасно неприятно. Но зато я слышал и мог говорить, и ощущал свое тело. Кроме того, легкая паника, вызванная овладевшей моими глазами темнотой, привела в относительный порядок мысли. Обретя способность мыслить, человек нашел способ выяснить причину своей слепоты. Я встал, вытянул перед собой руки и двинулся вперед. Через пять шагов мои ладони прикоснулись к чему-то твердому и пористому. Тогда я развернулся и направился в другую сторону. И здесь была стена. Я облегченно вздохнул. Выходило, что меня просто поместили в изолированное от света помещение, хотя я не исключал возможности, что стены есть не более чем иллюзия, созданная существом, вторгнувшимся в мое сознание.

Существом… Я подумал об этом существе, попытавшись представить его. Огромный монстр, вооруженный шишковатой дубиной, или паукообразная тварь с чрезвычайно могучим волевым потенциалом? А может быть, кто-то, походящий на меня — человека или зрентшианца? Этого я не знал. Я мог с уверенностью сказать лишь одно. Тот, в чьих руках я оказался, обладал способностью мыслить. Лишь мыслящее существо может поместить свою добычу в клетку. Аксиома, не требующая доказательств.

Итак, из меня сделали крысу. Стоило надеяться, что не подопытную. Придя к такому выводу, я продолжил изучение своей клетки. Я плюнул на стену напротив своей головы и направился вдоль невидимой преграды. На двадцать шестом шагу ладонь вляпалась в скользкое и мокрое. Цилиндр или конус без какого-либо намека на дверь. Впрочем, вход, возможно, был сверху. Тот, кто шарахнул меня по голове, вполне мог обладать такими габаритами, что моя тюрьма была для него не более чем бокалом для коктейля. И, конечно же, он всю жизнь мечтал о ручной крысе. И наконец получил ее. Я помахал воображаемым хвостиком и устроился на полу.

Темнота и тишина — не самая лучшая компания. Первая иссушает глаза, вторая обращает естество в слух. И вот уже кажется, что на стене дребезжит сверчок, а тайные глубины сознания порождают гулкий звук шагов Командора. Это шаги палача, только они могут сотрясать Вселенную своей мерной поступью. Я явился!

Чрез миг шаги затихают, и ты внимаешь тонкому мышиному писку. Чепуха, здесь нет никаких мышей, но слух упорно ловит тонкие скребущие звуки. И тогда наваливается темнота. Она осязаема, она душит. У темноты толстые черные пальцы, пиявками цепляющиеся за горло. И можно отбиваться, отбрасывать их, но темнота не отступит. У нее скверные манеры. Ей сладко сводить с ума.

Я свистел, желая разорвать оковы безмолвия, но мой свист тонул в грохоте тишины. Я таращил глаза в надежде разглядеть хоть крохотный отблеск тени, но тени переплелись в непроницаемую пелерину. Гигантское черное облако поглотило мой мирок и выело глаза. Блеклая чайка с резким голосом — мерзкая птица из тех, что выклевывают глаза у мертвецов. Умирая, они ищут смерти в расселинах камней, чтобы товарки не вонзили свои острые клювы в круглые неподвижные зрачки. Пустота, темнота и тишина. Три старухи, прядущие нить сумасшествия. Они свивают причудливую паутину. Вам приходилось закрывать глаза, успокаивая бунтующий мозг? Очень странное ощущение. Сначала сплошная чернота — сажа с едва заметными фиолетовыми разводами. Затем вдруг являются крохотные звездочки. Они мелькают острыми наконечниками рапир, кружа и сумасшедшем хороводе. Постепенно их бег приобретает осмысленность, звезды сливаются, и возникает большая звезда, стреляющая короткими ослепительными импульсами ровно в центр зрачка. Она пульсирует подобно взволнованному дыханию, то возрождаясь, то умирая. и, наконец, уходит. На смену ей врываются яркие блики, раскрашивая черный фон праздничными шарами — оглушающе яркими, цвета абсолюта. Здесь нет полутонов — лишь ровно окрашенные круги — оранжевые, малиновые, желтые, реже зеленые, изумрудные и синие. Они возникают из ничего, подобно мыльным пузырям, растут, и подобно им же взрываются.

Одновременно приходит соцветие звуков. Они самые разные, но преобладают тяжелые — геликорны, басовые гитары, резкий перезвон литавр. Звуки грохочут так, что начинает ломить в висках, и невольно раскрываешь рот, чтобы не быть растерзанным этим невообразимым шквалом. Звуки давят на голову, опускаются ниже — к шее, груди и рукам. Часть их скапливается в паху, небольшие рейдовые стайки бегут по венам ног и заполняют пальцы. И теперь с каждым ударом литавр все тело вздрагивает. Нервы заставляют мышцы трепетать, словно сквозь них продеты нити, с помощью которых управляют марионетками. Тело перестает подчиняться твоей воле. Ужасающее состояние, близкое к оцепенению. Хочется разлепить губы и закричать, разрывая темноту и хаос несуществующих звуков своим — нет!

Но вся беда в том, что они никуда не уйдут. Им некуда уйти, им не вырваться из колдовского вакуума. А посему, что делает человек, заключенный меж тремя рядами стен, имя которым — тишина, пустота и темнота? Он спит. Ведь лишь так можно сохранить свое сознание в этом безумии абсолютного одиночества. Он спит так много, что его мозг размягчается, теряя способность к взрыву. Но человек сохраняет его и себя. И потому — спите, люди, лишенные света, спите, люди, лишенные звуков, спите, люди, лишенные ощущений. Спите…

Черт побери, кажется, я спал больше, чем мертвые.

Не знаю, сколько времени я провел в кромешной темноте. Может быть, день, может быть, месяц, а может, всего несколько мгновений. Я не мог спать. Я сидел и размышлял, вороша встревоженный хаос мыслей и образов. Передо мной вновь являлись лица тех, кого я оставил на Земле. И все чаще я думал о Леде. А вдруг все это ее рук дело? Мысль, промелькнувшая ослепительной вспышкой, ошеломила меня. Если Леда и впрямь сумела отнять у меня сверхсуть и заключить в эту темницу, то я проиграл. В этом случае мне стоит научиться мяукать и тереться спиной о ногу хозяйки. Надеюсь, пищевой процессор на ее базе на Альтаире умеет синтезировать рыбу. Едва я подумал об этом, как в животе противно заурчало.

Оставшись без зрентшианца, человек обнаружил, что не может спокойно переносить голод. А кроме того, мне хотелось пить. Вода сбегала тонкой струйкой по стене, капала мне на затылок, холодным ручейком текла к подбородку. Я облизнулся. Язык со скрежетом прополз по спекшимся губам. Оказалось, что за крысой наблюдали. Не успела она закрыть рот, как дверь клетки распахнулась.

В темницу ворвались потоки ослепительно яркого света. Я зажмурился, проклиная безжалостных живодеров, столь жестоких к домашним животным. Когда ж я смог вновь открыть глаза, свет почти исчез. Дверь захлопнулась, но, к счастью, тюремщики оказались достаточно милосердны, чтобы оставить крохотную щель. Сочившегося через нее света вполне хватало, чтобы осмотреться.

Так и есть — я находился в цилиндре с круглым отверстием в верхней части и полным отсутствием систем жизнеобеспечения, в частности, тривиального клозета. Лично мне он не нужен, но если человек будет употреблять пищу, он должен подумать и о…

Я не завершил свою мысль относительно того, о чем должен подумать человек, потому что мои глаза узрели на полу нечто такое, от чего рот моментально наполнился слюной. Я не относил себя к большим любителям поесть, но мои тюремщики не должны были догадываться о том, что захваченное ими существо обладает особыми способностями. Надеюсь, я здорово сыграл роль, с животной жадностью пихая в рот белые комки. Они были отвратительны на вид и еще менее приятны на вкус. Кроме того, лишенный помощи зрентшианца, человек не мог определить их состав. Оставалось надеяться на благоразумие тюремщиков, на то, что они догадались проанализировать совместимость пищи с моим организмом. Пока мозг терзался мечущимися мыслями, глотка без устали поглощала пищу. Я с трудом смог оторваться от миски, вовремя вспомнив, что не могу даже приблизительно определить, когда в последний раз ел. Мой желудок устроен несколько иначе, чем аналогичный орган обычного человека. Но он так же подвержен расстройствам. Влив поверх проглоченной массы сколько смог в себя вместить воды из стоявшей рядом с миской диковинной посуды на тонких ножках, я отполз к стене. Еще немного — и тюремщики смогут насладиться зрелищем издыхающей от обжорства жертвы. Я невольно вспомнил, что именно таким способом убирали опасных пленников в лидийской тюрьме. Приговоренного морили несколько дней голодом, а затем вносили в темницу громадное блюдо непрожаренного мяса. Пленник объедался и вскоре умирал в страшных судорогах. Смерть естественная и никакого насилия. Меж тем она была очень мучительной. Я собственными глазами видел, как извивались несчастные, пытаясь извергнуть проглоченную пищу.

Однако, вопреки ожиданиям, ничего дурного со мной не происходило. Желудок вел себя мирно, организм не испытывал ничего похожего на отравление. Я сыто отрыгивал, тело налилось приятной истомой. Сам того не заметив, я уснул…

— Пить, козлы вонючие! — Таким образом я пытался привлечь, внимание своих сторожей.

Проспавшись, я обнаружил, что все вернулось к status quo. Свет исчез, а вместе с ним бесследно исчезли и остатки трапезы. Еще хуже было то, что тюремщики забрали воду. Я убедился в этом, тщательно обшарив пол темницы. А мне ужасно хотелось пить. Проглоченная пища вызывала нестерпимую жажду. Человек страдал. Какое-то время я терпел в надежде, что, обнаружив мое пробуждение, тюремщики подадут завтрак, но вскоре убедился, что здесь кормят по собственному расписанию. Общеизвестно, что живым существам свойственна различная цикличность приема пищи. Удаву, например, достаточно сытно пообедать раз в месяц, но ведь человек — не удав! Поэтому я решил напомнить о своем существовании, сообщая о посетивших меня желаниях. Однако, по всей очевидности, здесь мало прислушивались к словам. Очень скоро я устал. И тогда меня осенило. Прислонившись спиной к стене, я начал старательно облизывать губы. Если мои тюремщики считают меня животным, они не смогут обойти вниманием столь очевидное проявление инстинкта. Действительно, моя уловка сработала. Я едва успел зажмурить глаза, спасаясь от света. Благодаря этому я сумел открыть их вновь чуть раньше, чем накануне. Было слишком светло, но я заметил нечто вроде гигантского суставчатого щупальца, стремительно ускользающего в круглый проем входа. На этот раз тюремщики, похоже, решили дать мне вдоволь насладиться светом. Я представил, как они наблюдают за своим зверьком, и решил доставить им удовольствие. Встав на четвереньки, я с напускной жадностью принялся пожирать белую массу, оказавшуюся куда менее вкусной, чем мне показалось в первый раз. Доев, я поспешно схватил сосуд с водой. Воду я собирался неторопливо выпить, а сосуд, весьма тяжелый на ощупь, мог пригодиться.

Едва я покончил с трапезой, как дверь моментально закрылась. Я успел рассмотреть, что она устроена по лепестковому принципу — именно так действовали изолирующие перемычки на атлантических крейсерах. Это наталкивало на мысль, что с нахожусь на борту космического корабля. Но чей он и как настроены к гостю неведомые хозяева, этого я не знал, пока не знал. И еще мне ужасно хотелось знать, куда подевался чертов зрентшианец.

Неторопливо прихлебывая воду, я размышлял над тем, смогу ли добраться до дверного проема, если разбегусь и изо всех сил прыгну вверх. А если и смогу, то что буду делать дальше? Чтобы справиться с лепестковой дверью, нужен, по крайней мере, лазер. Будь здесь зрентшианец, можно было б воспользоваться дезинтегрирующей волной. Человек же не имел подобного оружия. Оставалось лишь ждать.

Процедура кормления и поения крысы происходила по строго заведенным правилам. Стоило мне облизать губы, как дверь тут же раскрывала свой зев, и механическая рука ставила на пол емкости с водой и пищей. После того, как крыса помочилась на одну из стен, ей стали доставлять еще одну емкость. С каждым разом щупальце действовало все неспешнее, позволяя рассматривать себя. Оно было сделано из блестящего металла или полимера и обладало чрезвычайной гибкостью. На конце щупальца располагалась гроздь пальцеобразных отростков, игравших роль захватов.

Шло время. Сначала я пытался ориентироваться в нем, считая, сколько раз мне подают еду, но очень скоро запутался. Время превратилось в нескончаемую однообразную полосу, прерываемую лишь ослепительно яркими вспышками кормлений. Таинственные хозяева не подавали признаков жизни, но продолжали изучать меня. Они вновь рылись в моих мозгах, проводили физиологические исследования. Однажды я обнаружил отсутствие большого пальца на левой руке, но вскоре он появился вновь. При этом я не почувствовал абсолютно ничего. Это было неплохо даже для высокоразвитой цивилизации.

И вот пришел день, о котором я уже перестал мечтать. Дверь открылась в неурочный час, щупальце мягко подхватило меня и извлекло на свет. Я зажмурился, а раскрыв глаза, едва не застонал от разочарования. Вне всяких сомнений, я пребывал не на борту космического корабля, а на земле планетки с отвратительным названием Кутгар.


Глава пятая | Кутгар | Глава вторая