home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

История эта приключилась давным-давно. В те времена я еще не обладал сверхсутью, хотя зачатки ее, передавшиеся мне с кровью отца, уже начинали проявлять себя. Но они были почти неразличимы, и я не придавал значения своим необычным способностям. Тогда я был всего лишь человеком, одним из сорока беглецов с Атлантиды.

Межпланетная война закончилась катастрофой. Атланты были побеждены и оказались в рабстве у своих врагов. Лишь немногим, в том числе и мне, удалось покинуть планету. Нас взял на борт крейсер специального назначения «Марс», стремительный и неуязвимый рейдер, по праву считавшийся последним достижением атлантического кораблестроения. Мы отправились в неизвестность, на поиски планеты, где смогли б возродить сокрушенную цивилизацию. Я знал, что на борту «Марса» находятся два существа, отличающиеся от прочих людей. Я знал, кто они, и даже их настоящие имена. Мне было известно, что они очень могущественны, но я не представлял в полной мере степень их могущества. Одно из этих существ было моим отцом — я подозревал это, хотя и не был полностью уверен в справедливости своей догадки. Второе существо по имени Арий было моим злейшим врагом. Арий претендовал на власть над кораблем и видел во мне соперника. Он знал обо мне больше, чем сам я. Он ощущал ту гигантскую силу, которая зрела внутри меня. И он задумал избавиться от своего соперника. На пути к осуществлению этого замысла стоял мой отец, Командор Атлантиды. Арий был слабее его, поэтому он не решился действовать напрямик. Ведь помимо всего прочего он приходился братом Командору, а следовательно, дядей мне — ничего не скажешь, дружная семейка! Арий постепенно усиливал влияние на брата, пока, наконец, не подчинил его своей воле. Только после этого он принялся за меня.

Зрентшианцы — непревзойденные мастера на всякие хитрые уловки. Желая отвести от себя подозрения, Арий решил уничтожить своего противника чужими руками. Овладев сознанием корабельного механика Эра, он велел своему зомби убить меня. К счастью, я оказался достаточно проворен. В тот день, сам не осознав того, я впервые разложил время. Механик погиб, а я оказался цел и невредим. Но я не сомневался, что Арий предпримет новую попытку, ведь я слишком мешал ему, поэтому я должен был опередить своего врага.

Нас было четверо, дружная четверка, решившая покончить с Арием: я, бывший разведчик Гумий — в те времена он считался моим лучшим другом, бывший десантник Давр и доктор Олем. Именно доктор придумал способ расправиться с Арием. И именно ему выпал жребий уничтожить нашего врага. Все произошло точно так, как запланировал Олем. Сам он сыграл роль подсадной утки, заставив Ария поверить тому, что доктор находится под его контролем. Арий купился и позволил завлечь себя в ловушку, Катер унес моего врага в неизвестность, где, как я полагал, он должен был обрести смерть. Однако Арий ухитрился уцелеть, и спустя годы я вновь встретился с ним, и был побежден. А сегодня меня коснулась еще одна часть далекого прошлого.

У грузового ангара я оказался первым. За мной подоспели и остальные. Дежурные офицеры разогнали любопытных, позволив остаться лишь нескольким высшим чинам специального отряда. Крадущимся шагом подошло подразделение гвардейцев, вооруженных плазменными пистолетами и пси-излучателями. Они должны были обеспечить безопасность. Скрывая нетерпение, все ждали, пока компрессоры не нагнетут в ангар хлористую смесь. Наконец над шлюзовой камерой вспыхнул зеленый огонек, и двери, распавшись на два частокола отточенных зубьев, ушли в верхний и нижний пазы. Скрывая волнение, я устремился к катеру. Следом хлынули остальные астронавты, держась, впрочем, от меня на достаточном расстоянии.

Вне всякого сомнения, передо мной был катер «Марса». Мне не раз приходилось путешествовать на борту его собрата, когда я был на Земле. Характерные линии и даже полустертая надпись на боку, от которой остались две едва различимые буквы — «М» и «р». Космические течения изрядно потрепали судно, отметив его борта вмятинами и царапинами от метеоритов. Одна из планирующих плоскостей была оплавлена — по всей очевидности, ее лизнул хвост кометы, — по темной поверхности керамического стекла кабины скользили сотни крохотных трещинок.

Взобравшись на планирующую плоскость, я попытался рассмотреть, есть ли кто-нибудь внутри. Стекло было мутным, едва прозрачным, однако мне показалось, что я вижу неясные очертания распластавшегося в кресле тела. Впрочем, я не был уверен, что все это не является игрой воображения.

Щелкнув пальцами, я подозвал стоявшего неподалеку сержанта Уртуса. Тот немедленно приблизился, по пути небрежно толкнув локтем Ге.

— Сержант, судя по всему, корабль мертв. Однако на всякий случай следует убедиться в этом.

— Прикажете вскрыть кабину?

— Да, но предварительно следует принять меры предосторожности. Полагаю, этот корабль принадлежит существам, чья жизнедеятельность основывается на кислородном обмене. Поэтому необходимо соорудить изолированную камеру, заполнить ее кислородом и лишь потом произвести вскрытие. — Заслышав, что речь идет о кислороде, бравые вояки слегка попятились назад. Я позволил себе усмехнуться. — Немедленно доставить сюда герметичные панели, запас кислорода, скафандры и необходимое оборудование. Я сам осуществлю все работы.

— Позвольте мне быть рядом, капитан.

Я кивнул.

— Хорошо, сержант.

Мой помощник Ге не мог вынести подобного нарушения субординации. Посинев от ярости, он крикнул так, что все невольно обернулись к нему:

— Я тоже должен быть здесь!

— Это невозможно, старший офицер, — отрезал я и тут же подсластил пилюлю. — Приказываю заменить меня в рубке!

Мое распоряжение несколько успокоило честолюбца, и он, скрывая облегчение, шлепнул ладонью о планирующую плоскость.

— Слушаюсь, капитан!

Следом за Ге поспешили исчезнуть и прочие зрители. Они знали, что с кислородом шутки плохи. На несколько мгновений я остался один. Меня охватило нетерпеливое желание выпустить силовые линии и вскрыть эту старую летающую посудину, однако я с трудом, но удержался. Если внутри и впрямь находился человек, и если он жив, то подобный шаг мог оказаться для него гибельным.

Впрочем, сержант Уртус проявил чудеса оперативности. Очень скоро в ангаре появились прозрачные панели. Соединенные между собой, они образовали конусообразный кокон, изолирующий катер от агрессивной хлористой среды. Облачившись в скафандры, я, а следом сержант Уртус, вошли в эту импровизированную клетку. Панели сомкнулись, прокладки между ними заполнил гелий, обеспечивая полную герметичность. Мощные вакуумные насосы принялись выкачивать хлор, пока не свели его концентрацию к ничтожным долям. После этого Уртус открыл контейнеры с жидким кислородом и азотом. Пузырясь, жидкость испарялась, в несколько мгновений заполнив оболочку воздушной смесью, примерно схожей по составу с земной атмосферой. Заработали обогреватели, повышая температуру. Вскоре условия внутри прозрачного кокона стали вполне приемлемы для человека. Я кивнул Уртусу.

— Приступай.

Мой помощник давно ждал этого приказа. Острый лепесток пламени вонзился в борт судна рядом с краем кабины. Полетели раскаленные брызги. Металл просекла узкая черная полоса. Несмотря на то, что напор огня был чудовищен, керамопластик поддавался с трудом. Он был рассчитан на громадные нагрузки, в том числе и температурные. Уртус медленно водил резаком, столь медленно, что заставлял меня изнывать от нетерпения. Наконец я не выдержал. Оглядевшись и убедившись, что ангар пуст — астронавты решили не рисковать и дружно покинули помещение, где велись работы с кислородом — я подтолкнул Уртуса под локоть. Тот вопросительно мигнул серым глазом. Я приказал взглядом, чтобы он отошел в сторону. Уртус догадался о моих намерениях и поспешно отступил к самому краю кокона. Теперь за дело взялся я. Приставив пальцы к броне, я вонзил в нее силовые линии. Какое-то время потребовалось, чтобы наполнить их энергией, затем я рванул линии на себя и вскрыл катер, словно консервную банку. В борту образовалось правильное четырехугольное отверстие, сквозь которое я без труда проник внутрь.

Здесь царствовала темнота, лики приборов безмолвствовали, а воздушная смесь была перенасыщена углекислым газом, наличие которого засвидетельствовали газовые анализаторы. Замкнутое пространство обычно свободно от пыли, но здесь она была. Тонкий серый слой, похожий на пушистый лишайник, покрывал пол, кресла, приборную панель, проступал причудливыми проплешинами на потолке и стенах. Потребовалась не одна сотня лет, чтобы образовался этот затейливый ковер. Такой же слой пыли покрывал и человека, который полулежал в кресле так, что его ноги и нижняя часть туловища свешивались на пол. Тело человека, облаченное в неопределенного цвета комбинезон, было изогнуто, словно он бился в агонии и так и застыл, внезапно окаменев. Я смахнул ладонью пыль с лица. Это был доктор Олем.

Уртус понял, что обнаруженное существо знакомо мне. Понизив голос до шепота, он скороговоркой спросил, чтоб его не могли понять следящие за нашими переговорами операторы:

— Капитан знает его?

Я утвердительно кивнул и попытался нащупать пульс. Пульса не было, рука на ощупь казалась каменной, но внутренние чувства подсказывали, что доктор жив и пребывает в странном состоянии, напоминающем летаргический сон. Об этом же подумал и Уртус.

— Он жив.

Это не было вопросом, это было утверждение. Кашлянув, чтобы прочистить горло, я принялся говорить.

— Старший офицер Ге, мы обнаружили существо, возможно, пребывающее в состоянии анабиоза. Скорей всего, это кислородное существо, представляющее интерес для нас. Приказываю немедленно подготовить герметичный модуль и заполнить его двадцатипроцентной смесью кислорода. Остальное — азот, гелий и немного углекислоты. Прикажи биохимикам изготовить пищевые концентраты на основе простейших белков, полинасыщенных жирных кислот и солей. Примерный состав должен быть им известен. Как только модуль будет готов, немедленно доложи. Я буду ждать.

Смахнув пыль с кресла стрелка, я уселся. Рука привычно легла на гашетку лазерных пушек. Уртус внимательно следил за мной. Он догадывался, что внутри меня оживают давние воспоминания.

— Неплохой истребитель, — вдруг заметил он.

— Это не… — Я оборвал фразу на полуслове, осознав, что едва не проговорился. Конечно же, сержанту и без этого все было понятно, но прямая подсказка выходила за правила игры. Я почувствовал, что Уртус улыбается.

— Я лишь исполняю приказ капитана.

После этого сержант не проронил ни слова.

Мои приказания были исполнены в самый кратчайший срок. Получив известие, что все готово, мы вынесли доктора из кабины. Уртус надел ему на лицо кислородную маску, а затем с моей помощью запеленал окаменевшее тело в теплонепроницаемую пленку. Вакуумные насосы откачали кислород, заменив его парами хлора, после чего связанные гелиевыми прокладками панели обмякли и распались. Я тут же взвалил сверток с доктором Олемом на плечо. Уртус дотронулся до моей руки, предлагая помощь. Я отрицательно покачал головой. Тогда сержант беззвучно сказал, заменив фразу мыслью — он уже понял, что я телепат:

— Лучше, если его понесут воины, за которыми присмотрю я. Капитану же следует отправиться к себе. Так будет лучше.

Странно, но я повиновался.

Странным было не только это. В настоящее время я являлся тумаитом, но меня упорно донимали люди, точнее, их призраки. Меня не мучили безвинные жертвы Го Тин Керша, оставившего кровавый след на двадцати семи планетах. Меня донимали призраки моего человеческого прошлого, претендующие на то, чтобы считаться людьми.

Но обо всем по порядку. Вернувшись к себе, я обнаружил гостя, уютно расположившегося на ложе для отдыха. При моем появлении гость издал радостное восклицание, однако даже не подумал о том, чтобы привстать. Это был Гумий, точнее, его артефакт, в чем я сумел убедиться, исследовав гостя силовыми линиями.

На этот раз артефакт был выполнен куда более тщательно.

Я имел дело не со сгустком первичной энергии, воплощенным в нестабильную форму. Это был фантом, обладавший некоторыми признаками клона. Он имел белковую структуру, причем его органы были приспособлены к условиям корабля. Артефакт вел себя так, словно и впрямь являлся Гумием.

— Привет, приятель! — воскликнул он, не изменяя лежачему положению. — Как поживаешь?

Я не ответил, с холодным любопытством изучая существо. По виду это был настоящий Гумий. Его облик был соблюден полностью, до мельчайших деталей. Создатель артефакта позаботился даже о том, чтоб облачить свое творение в наиболее подходящие случаю одежды. На этом Гумий была туника желтого, его любимого цвета, отороченная красной каймой. Одежда на первый взгляд незначительное свидетельство, — но она заставила меня призадуматься. Дело в том, что мой бывший приятель неизменно облачался, как и подобает пророку, в белую полотняную хламиду. Желтый цвет был его тайной мечтой, о которой знал, пожалуй, только я.

Артефакт улыбался.

— Что-то ты негостеприимен, дружище! А помнишь, как принимал меня в былые времена… Золотые чаши, тридцатилетнее вино, голенькие нэрси, порхающие по зале!

Все это было. Ариман любил гулять на широкую ногу.

— Помню. — Подойдя к ложу, я приказал: — Слезай. Это мое место.

Гумий фыркнул.

— Как ты, однако, невежлив!

Спорить он не стал. Неторопливо опустив ноги на пол, артефакт с видимой неохотой поднялся. Я занял освободившееся ложе. Теперь все приличия были соблюдены.

Я молчал. И даже не смотрел на Гумия. Вместо этого я разглядывал свою четырехпалую руку, причем делал это с таким усердием, словно видел ее в первый раз.

Похоже, Гумий почувствовал себя уязвленным.

— Ты даже не поинтересуешься, зачем я здесь? — с обидой в голосе спросил он.

— Для начала я хотел бы выяснить, кто ты.

— Разве Русий не узнает своего старого друга?

— Друга — нет. Я вижу облик, который мне знаком, но это вовсе не означает, что суть соответствует облику.

Гумий как-то рассеянно кивнул.

— Оболочка и содержание не всегда идентичны. Но тебе придется согласиться с тем, что я Гумий.

— Допустим, я соглашусь, хотя отчетливо вижу, что это вовсе не так. Что дальше?

— Не знаю.

— Странно. Твой предшественник был более целеустремленным.

— Предшественник? — в голосе Гумия прозвучала заинтересованность. — О ком ты? Кто он?

— Она. Сегодня я уже имел счастье встретиться с кусочком прошлого. Меня посетил артефакт с обликом Леды. Этот артефакт пытался убить меня.

— Неудивительно. Леда всегда ненавидела тебя.

— В прошлом, — поправил я. — Теперь мы почти дружим.

— Ты видел ее?

— Да, пару раз с тех пор, как оставил Землю. Она неизменно бывала со мной очень мила.

— Это похоже на нее. Вонзая нож, она целует в губы. Мне кажется, это доставляет ей особое удовольствие. Леда сладострастна, словно царица Востока, — нравоучительным тоном проговорил артефакт.

Не знаю почему, но я вдруг оскорбился.

— Говори лучше за себя, умник!

— Ладно. — Гумий выглядел смущенным. — Ты, кажется, вел речь о каком-то артефакте?

— Даже о двух.

— Второй — это я?

На этот раз, похоже, собирался оскорбиться Гумий. Я оскалил в улыбке зубы. — Угадал.

— Здесь ты ошибаешься.

— Конечно! — Надеюсь, в моем голосе была солидная доза сарказма.

— Я настоящий и докажу тебе это.

— Попробуй.

— Спроси меня о чем угодно, что, по-твоему, я должен знать.

— Если ты настаиваешь… — согласился я без особого энтузиазма. У меня не возникало сомнений, что передо мной искусно сотворенный артефакт — артефакт высшего порядка. Он был значительно совершенней фантома, а по уровню организованности даже превосходил демона. Кое-какие из его функций можно было сравнить с моими, но, конечно же, он уступал мне, уступал решительно во всем. Я не исключал возможности, что артефакт способен зондировать сознание, и потому предпринял меры, чтоб мои мысли были надежно сокрыты. После этого я спросил:

— Название адмиральского линкора альзилов?

Это был вопрос из такого далекого прошлого, что почти никто уже не смог бы ответить на него. Однако Гумий не замешкался ни на секунду.

— «Черная молния».

— Правильно…

Я был слегка озадачен. Впрочем, об этом могли знать и Леда, и Арий, и кто-то третий. Поэтому я задал еще один вопрос, ответ на который был известен лишь настоящему Гумию.

— Под каким именем тебя знали в позднюю эпоху варварских королевств?

— Риндиго Шестой, граф Обершира.

— Ты вновь прав, — констатировал я. — Но это невероятно.

— Что тебе кажется невероятным?

— Об этом мог знать лишь настоящий Гумий.

— Я и есть Гумий.

— Приятель, — протянул я, стараясь оставаться учтивым, — тебя, должно быть, не предупредили, что я способен видеть то, что недоступно обычному восприятию. Я ощущаю твою внутреннюю суть. Если будешь настаивать на этой глупости, я могу рассердиться и разложить тебя на первоначальную энергию.

Гумий всерьез задумался. Я наблюдал за тем, как его пальцы суетливо теребят алый подбой туники.

— Да, ты прав, такая опасность существует, — наконец промолвил он.

— И она куда более реальна, чем ты полагаешь. Мне начинают надоедать все эти загадки. Я хочу знать, кто ты и кем послал.

— Но я действительно Гумий. По крайней мере, я воспринимаю себя им.

— Возможно. Значит, тебе неизвестно имя твоего хозяина? — Артефакт сокрушенно покачал головой. — Тогда откуда ты взялся?

— Я всегда был в этой комнате.

— Ну, положим, не всегда. Ты мало напоминаешь предмет меблировки. Что ты помнишь о своем прошлом?

— Все. По-моему, ты уже имел возможность убедиться в этом.

— Да, действительно. Когда ты осознал, что находишься в этом помещении?

Гумий недоуменно скривил губы.

— Мне кажется, я был здесь всегда.

— Ты не мог быть здесь всегда. Совмести свои воспоминания. Как ты мог находиться одновременно на Атлантиде и здесь?

Артефакт чисто по-человечески шмыгнул носом и вытер рукой выступившую на губе изморозь.

— Здесь прохладно.

— Да, для человека, но не для тебя. Не отвлекайся.

— Я стараюсь…

— Итак, каким образом ты здесь очутился?

Гумий беспомощно пожал плечами.

— Я не могу ответить на этот вопрос. Я просто не знаю ответа. Ты веришь мне?!

Артефакт воспринимал происходящее слишком близко к сердцу и, похоже, был на грани отчаяния. Он напоминал провинившегося данника, склоняющего повинную голову пред троном господина. В этой сцене было слишком много от Земли, но почти ничего от Гумия. Я не сомневался, что настоящий Гумий не стал бы так унижаться.

— Попытаюсь помочь тебе. Судя по тому, что нам известно, ты артефакт, созданный неизвестно кем, с неясной покуда целью, возможно, не враждебный мне. Ты обладаешь вполне сформированным сознанием, которое ко всему прочему синхронизировано с сознанием настоящего Гумия. Каким образом это сделано, мне не совсем ясно. Но можешь не сомневаться, я пойму, — я выдержал небольшую паузу. — Следующее, ты появился в этой комнате, изолированной от источников энергии. Выходит, ты обладаешь высокой способностью перемещения, если даже переборки не являются для тебя препятствием. Это не столь существенно, но позволяет сделать определенные выводы. А теперь ты должен сосредоточиться и ответить — кто тебя послал?

Артефакт уловил в моем голосе угрозу — а не то хуже будет! — и съежился.

— Я не знаю. Правда, не знаю!

Все это напоминало сцену из дешевой пьесы.

— Но ты хотя бы должен знать — зачем?! — не выдержав, взорвался я.

— Должен, — с сомнением произнес артефакт. — Конечно, должен.

— Тогда постарайся вспомнить об этом.

Гумий задумчиво облизал губы. Вместо ответа последовал вопрос.

— А что хотел сделать мой предшественник, не помню, как ты его назвал?

— У тебя подозрительно короткая память! — заметил я. — Это был артефакт Леды, он пытался уничтожить меня.

— Может быть, я тоже должен… — Гумий не договорил и вопросительно взглянул на меня.

Я не смог удержаться от смеха. Я хохотал от души, так, что закололо в правом боку.

— Хорошенькое дело! Он сомневается, должен прикончить меня или нет!

— Но я и вправду не знаю.

— Это я уже слышал. Но у тебя должна быть какая-то цель. С чем-то ты ведь пришел сюда.

— Я просто очутился здесь — вот и все!

Действительно, все. Все возвратилось на круги своя. Давно я не испытывал удовольствия от столь бестолкового разговора.

— Хорошо, начнем все сначала, — терпеливо выговорил я. Ох, как дорого стоило мне быть терпеливым! — Ты увидел, как я вхожу. Что ты почувствовал в этот миг?

— Радость.

— Радость? Разве ты позабыл, что мы враги?

На этот раз удивился Гумий.

— Враги? Да ты в своем уме? Мы никогда не были врагами.

— А битва у Замка?

— Какая битва?

— Ты помнишь Замок?

— Замок Аримана в Заоблачных горах? Изумрудную жемчужину в оправе безжизненных скал? Конечно, помню.

— А теперь вспомни битву против Отшельника, Кеельсее и горстки сумасшедших кочевников. Я проиграл эту битву, потому что ты позволил нанести мне удар в спину. Помнишь?

Лицо Гумия выражало недоумение.

— Ничего не помню. — Он не лгал, я чувствовал это.

— Странно. Похоже, создавший тебя желал, чтоб мы оставались друзьями. Странно… Стой спокойно и не дергайся! — резко приказал я.

Вслед за этим я сконцентрировал потоки сверхсути, придав им нужную форму и направление. Тонкий, длинный, неразличимый обычному восприятию стебель с острым жалом на конце вонзился в грудь артефакта. Двигаясь ломаной волной, подобно песчаной змее, он пронизал естество артефакта насквозь. Он искал силу, организовавшую первичную материю в артефакт, он искал след, который мог бы дать подсказку. Он был мною.

Прорывая преграды, я летел вперед. Все было красным, близким к багровому. Так светятся догорающие дрова. Мириады тускло мерцающих раскаленных светляков, образующих причудливую мозаику, завораживающую своей монотонностью. Монотонность завораживает сильнее, чем красота. Как сладко спится под ровный шелест волн, навевающих грезы и покой.

Мне было не до покоя. Я искал ответ. Он был нужен мне, иначе вопрос мог оказаться последним. Выбрасывая хищное жало, стебель дробил багровое сплетение, разрывая его блеском голубых и зеленоватых искр. В этих искрах были крохотные кусочки информации, но они ничего не значили для меня. Я должен был собрать эту информацию воедино.

И я принялся сплетать диковинный ковер красок и образов. Вначале этот ковер повествовал языком хаоса — несуразное переплетение разноцветных нитей и искр, исторгающих сумбурные звуки, но постепенно картина принимала определенные очертания. Нити растеклись контурами, которые были тут же заполнены полутонами сплавившихся между собой искр. Зазвучала торжественная музыка, кажется, это был спятивший Шуман, и передо мной возникло естество артефакта.

Это был фантасмагорический прообраз души Гумия. Я удивился, сколь он ярок. Гумий всегда представлялся мне более тусклым, почти серым. Я видел рваную мозаику образов, мгновений и эпизодов, что пережил мой лучший друг за свою жизнь. Я ощущал сладкие муки новорожденного и удивление первого вздоха, я с широко раскрытыми глазами взирал на чудо весеннего цветка и вдыхал аромат свежего кофе. Я учился в школе, колледже, работал на каких-то примитивных механизмах. Затем появились безликие и слегка странные люди. Они учили многому, в том числе и искусству убийства. Я ощущал гордость от осознания того, что вправе убивать. А потом была череда интриг, заговоров, крушений. Где-то посреди этого был первый поцелуй. И почти сразу за ним — арест по ложному обвинению. Здесь били, и кровь растекалась сочными плавящимися каплями, похожими на небрежно наложенный мазок алой краски. Но в отличие от краски кровь была соленой.

Кровь сменил грохот. И вновь была кровь, а бластер дергал руку легкой отдачей. Падали стены, в воздухе висела густая едкая пыль, вызывающая слезы и кашель. Я слышал шипение гаснущих в толще керамобетона лазерных импульсов. Так шипит слюна, если плюнуть на раскаленный металл.

И пришло удивительное ощущение безграничной пустоты. Свобода и одиночество, парящие на невесомых крылах. Это чувство было захватывающим и пугающим, и почти сладострастным. Мне следовало умереть здесь, позабыв о поиске иных ощущений.

Но пустота ушла. Все вокруг было синим, зеленым и лимонным, цвета полуденного солнца. Я ощущал власть, почти безграничную, много власти. Я полюбил ее вкус, схожий со вкусом золота — чуть кисловатый, с металлическим оттенком, кружащий голову и вызывающий сладкое томление в чреслах.

Вкус власти — отныне он будет сопутствовать всегда. Этот вкус невозможно забыть. Я пил вино — сладкое и чуть кисловатое, пахнущее солнечными склонами, но оно не могло заглушить вкус власти. Я любил женщин; самых прекрасных, каких только можно вообразить. Любая из них была достойна стать королевой, для меня же они были не более, чем шлюхами. Это сладкий вкус власти, дающей право на боль. Я даровал им боль и наслаждался ею сильнее, чем любовью. Власть…

Катастрофа пришла малиновым шаром. В нем было мало поэтики, здесь присутствовал лишь колоссальный выброс энергии. Хотя не стану утверждать, что это не было захватывающим зрелищем. Напротив, я не видел ничего более прекрасного. Планеты расцветают очень редко, но их цветение стоит того, чтобы расплатиться за это зрелище собственной жизнью.

Земля цвела лишь один миг. Оранжевое сменилось черным, серым и сине-холодным, блеска стали. Века безвременья и неизвестности. Я стоял плечом к плечу с тем, кого любил, и любил его за то, что он позволял мне стоять рядом. Он научил меня пользоваться властью. Власть была почти невидимой, на кончике ножа, но грандиозной. Величие, которого я не достигал прежде никогда. Власть, равной которой мне не приходилось изведать. Я полюбил убивать, быстро и тонко, узким, отточенным жалом стилета, спрятанного в посох. Совершенная смерть, почти не оставляющая следов крови. Мне был отвратителен вид крови. Алой, густеющей до багрового.

Багровый. Образы вдруг покрылись морщинками смальтовой мозаики, а потом рухнули вниз. Цвета смешались, груды разноцветных осколков растеклись пелериной пламени. Когда языки ушли в небо, предо мной предстала лишь груда пепла.

Вздохнув, я втянул стебель сверхсути в себя. Артефакт ни о чем не подозревал. И он любил меня — это не вызывало сомнений.

Сейчас он стоял напротив и чуть рассеянно помаргивал. Вторжение в его суть повлекло определенный хаос. Артефакту требовалось время, чтобы стабилизировать формы. Я дождался, пока лицо Гумия не примет обычный вид.

— Я верю тебе, — сказал я, возвращаясь к разговору. — Я не знаю, зачем ты очутился здесь, но верю, ты пришел не за тем, чтоб причинить мне вред. Вот только ума не приложу, что мне с тобой делать.

— Если это возможно, я хотел бы остаться здесь. Ведь мне некуда идти.

Немного поразмыслив, я решил:

— Ну хорошо. Назначаю тебя стражем моих покоев. Если захочешь, можешь побродить по кораблю, только старайся не попадаться на глаза моим подчиненным.

— Это несложно, — заверил артефакт.

— Тогда решено. Будешь жить у меня, пока я не придумаю, что с тобой делать. На ночь можешь расположиться здесь.

Поднявшись, я указал рукой на ложе.

— Спасибо, но мне это не нужно. Я не нуждаюсь в отдыхе.

— Конечно, — согласился я, ощущая легкое недовольство тумаита, вдруг обидевшегося за несовершенство своего организма. — Да, кстати, ты помнишь такое имя — Олем?

— Конечно. Это доктор с «Марса». А что?

— Сегодня мы подобрали тот самый катер.

— Но доктор должен быть мертв. Ведь прошло столько времени!

— Да, немало. — Я принялся возиться с застежками, пристегиваясь к раме. — Удивительно, но, похоже, он жив. Странное состояние, вроде каталепсии. Завтра я попытаюсь привести его в чувство. — Тумаит издал рыкающий зевок, отчего поморщился. Человек порой позволял себе непозволительно много.

— Все, отбой. Доброй ночи! — сказал я.

— Доброй ночи, Русий, — вежливо пожелал артефакт.

Я сомкнул тяжелые веки. Так закончился этот странный день.


Глава вторая | Кутгар | Глава четвертая