home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

Вам приходилось видеть стрелу, отправленную стоящим рядом человеком и пронесшуюся перед самым вашим лицом? Скажете — да, не поверю. Точно так же не верю в небылицу о человеке, якобы умевшем уворачиваться от стрел. Человеку не по силам подобное. От стрелы могу увернуться я, но ведь я не совсем человек. Полет стрелы неуловим, почти не виден, она ускользает от взора быстрее, чем вспышка молнии, исторгнутая разгневанным небом. Ее посвист быстрее ветра. К чему эта ода стреле? А к тому — я действовал столь стремительно, что вправе сравнить себя с пущенной из трехслойного лука стрелой.

Наибольшую опасность представляли тарелочки, чье назначение я определил сразу, едва увидев их. Это были роботы-истребители, безжалостные и неумолимые убийцы. Они уничтожали любое живое существо, не поддававшееся идентификации, действуя при этом на предельном ускорении. Быстрее был только свет. И я.

Я оказался быстрее, ведь зрентшианец действовал вне времени. Разложив его течение до минимальной величины, я бегом пересек пространство между лесом и городом, проскочил мимо истребителей и ворвался в купол. Мое нападение было столь внезапным, что тумаиты не смогли ни оказать сопротивления, ни послать сигнал тревоги. Лишенные движения, они походили на омертвелых истуканов. Это впечатление усиливалось еще я от того, что на тумаитах были серебристые с отливом скафандры, плавным контурам которых вызванная мною вечность придала жесткие металлические формы. Часть тумаитов сидела слева от входа, остальные расположились напротив, у щели в куполе, превращенной в бойницу. Как я уже упоминал, пришельцев было восемь.

Не теряя ни мгновения, я умертвил шестерых из них, раздробив им внутренности ударами фотонных пучков. Вечность продолжала развлекаться, заставив мертвецов оставаться не подвижными. Смерть уже похитила их жизни, но пустые оболочки по-прежнему пребывали в причудливых позах, пойманные посреди действия. Итак, шестеро врагов были мертвы. Двоих, сидевших у входа, я пощадил.

По-прежнему действуя вне времени, я оставил купол и устремился к приземистым дискам истребителей. Черные спаренные жерла лазеров угрожающе следили за моим приближением. Но я передвигался слишком быстро, даже сверхчувствительные сенсоры были бессильны засечь меня. Достигнув ближайшей из тарелочек, я открыл входной люк и проник через него внутрь. Мои предположения подтвердились. Я имел дело с истребителями, которые могли действовать как в автономном режиме, так и управляемые экипажем. Устройство этих механизмов было столь простым, что у меня возникло искушение подчинить их своему контролю. Однако немного поразмыслив, я решил отказаться от этой затеи, по крайней мере на время. Могло оказаться, что истребители поддерживают связь с кораблем. Если она вдруг прервется, тумаиты заподозрят неладное и наверняка попытаются выяснить, в чем дело. Я еще не был готов к серьезному столкновению.

Поэтому я оставил тарелочки в покое и вернулся в купол. Я нуждался в информации и начал с самого простого — с осмотра снаряжения тумаитов. Похоже, я уничтожил отборное подразделение. Об этом свидетельствовало оружие астронавтов. Реактивные ружья с широким раструбом, стреляющие мощными плазменными импульсами, предназначались для умерщвления живой материи. Они были просты и удобны в обращении, а одного их импульса было вполне достаточно, чтобы от человека не осталось даже горстки пепла. Кроме этого оружия тумаиты имели при себе переносной лазер, способный разрезать самый прочный сплав, гранаты и психотропный излучатель, подавляющий волю. Даже зрентшианцу непоздоровилось бы, попади он под воздействие подобного излучения.

Не меньшее любопытство у меня вызвало прочее снаряжение тумаитов, прежде всего система их жизнеобеспечения, изучение которой должно было помочь мне узнать слабые стороны врагов. Но сначала пару слов о самих тумаитах. Это были существа вполне приемлемые по человеческим меркам. Они не походили на злобных тварей, с которыми мне пришлось иметь дело на Кутгаре. Тумаита следовало отнести к типу прямоходящего гуманоида. Относительно невысокий, коренастый, он имел две руки, две ноги, два глаза с мутно-синими зрачками, отверстия, защищенные кожистыми перепонками на месте носа, круглый рыбий рот. С помощью сверхсути я проник внутрь этих странных существ. Строение их организма было необычным. Я еще не составил точного представления о нем, но мог с уверенностью сказать, что оно значительно отличается от человеческого. Если биохимическую основу человека составляет кислород, для тумаита подобную роль играл хлор. Я выяснил это, вскрыв резервуар, прикрепленный к голове одного из умерщвленных мною врагов. Тумаиты дышали дьявольской смесью из хлора и гелия.

Под стать этому были и прочие продукты жизнеобеспечения. В качестве пищи — сложная комбинация солей, вместо воды кислотный раствор. Я с содроганием представил, как тумаиты поглощают подобную гадость. Впрочем, гастрономические пристрастия человека должны были вызвать у пришельцев не меньшее отвращение.

День выдался нелегкий. Сотворение демона отняло у меня много энергии. Огромных усилий стоили манипуляции со временем. Сверхсуть была перенапряжена. Я чувствовал, что могу вот-вот сорваться. Сложив оружие тумаитов в кучу возле трещины, служившей входом в купол, я взял ружье и медленно отпустил время. Кровь часто запульсировала в висках, в ушах задребезжали серебряные колокольчики. Застывшие фигуры тумаитов пришли в движение. Шестеро плавно, словно поддерживаемые невидимыми нитями, опустились на пол. Двое, те, что сидели на предметах, похожих на приземистые барабаны, подняли голову и уставились на неподвижные: тела товарищей. Затем они перевели взгляд на меня. К этому моменту время вернулось к исходной точке, и потому действия тумаитов оказались если не неожиданными, то достаточно быстрыми. Они действовали не раздумывая, как истинные воины. Правая рука каждого автоматически устремилась туда, где еще мгновение назад стояли плазменные ружья. Не обнаружив их, тумаиты ничуть не смутились. Один сделал шаг влево, другой устремился вправо, после чего в меня полетели две сверкающие полосы, извлеченные из потайных карманов. Я замедлил время и продемонстрировал свое превосходство. Первую полосу я отбил стволом ружья, вторую поймал. Эго был невероятно острый стилет без рукояти. Не представляю, кик с ним обращались тумаиты, но я здорово порезал ладонь. К стыду признаться, я вскрикнул от неожиданной боли, испортив тем самым эффект от своего выступления, но тут же опомнился и вскинул ружье. Короткий импульс, огненной кляксой расползшийся по стене, дал тумаитам понять, что ожидает их в случае, если они попытаются повторить нечто подобное. Убедившись, что сила на моей стороне, тумаиты сочли разумным покориться. Указав ружьем на причудливые сидения, я дождался, пока они не усядутся, после чего осторожно выглянул наружу.

Все было тихо. Мое проникновение в купол не было обнаружено. По крайней мере, хотелось так думать. На всякий случай я связался с демоном, приказав ему затаиться на окраине леса и предупредить меня в случае возникновения какой-либо опасности. Затем я обернулся к пленникам.

— Кто вы такие? — спросил я, телепатировав сигнал. Возникла короткая заминка. Мысли тумаитов метались. Я внимал этому хаосу из обрывков бессвязных образов, перечеркнутых жирной красной чертой, означавшей вопрос. Тумаиты размышляли, отвечать мне или нет, а возможно, уровень их восприятия отличался от тех, с которыми мне доводилось иметь дело прежде. На всякий случай я повторил вопрос, сопроводив его более подробным пояснением. В этот раз ответ последовал.

— Мое имя Расп-нее-ф-шрупп-кхсош-у-тт…

— Довольно! — перебил я, опасаясь, что полное имя не выслушать и до утра. — Кто ты?

— Я те-уск-лл…

— Замолчи! — я передал болтливому пленнику примерную классификацию должностей и званий, которые должны были существовать на космическом корабле.

Тумаит какое-то время размышлял, а потом я получил, не очень уверенный ответ:

— Сержант. Командир специальной истребительной группы.

— А кто он? — я ткнул рукой в направлении другого астронавта.

— Воин. Мой подчиненный.

— Задание?

Тумаит заколебался. Я одарил его ласковым взглядом и приказал:

— Говори, иначе убью! — Угроза, однако, не произвела должного впечатления, и тогда я прибавил:

— Ты будешь умирать долго и мучительно. Я продырявлю скафандр, и твое тело покроется волдырями от кислородных ожогов. А затем ты разложишься заживо… — я шипел, словно большая злобная змея, делая слова холодными и скользкими.

Тумаит испугался. Его зеленоватая кожа приняла серый оттенок, а круглые глаза сузились до крохотных щелочек.

— Мы охотились за существом по имени т'ен. По всей вероятности, это ты.

Я не мог не согласиться. Я не знал, кто такой т'ен, но это наверняка был я. Я лишь счел должным спросить:

— Как, тебе даже не приходилось видеть того, за кем охотишься?

Тумаит дважды моргнул, это означало отрицание.

— Нет, капитан лишь сказал, что т'ен очень опасно.

Не скрою, было лестно услышать о себе подобное.

— Что вы должны были сделать со мной? Убить?

— Нет, капитан велел схватить тебя и привести на корабль.

— С помощью этой штуки? — Я пнул ногой лежавший рядом психотропный излучатель.

— Да.

— Сколько вас здесь в лесу?

— Только наш отряд.

— Ты не лжешь? Я почувствовал, что тумаит слегка оскорбился.

— Нет!

Он не лгал. Я знал это. Лживой мысли ни спрятать, ни изменить.

— Ваш капитан полагает, что меня так легко схватить?

— Не знаю.

В этот миг я почувствовал реакцию, идущую от другого тумаита.

— Говори ты.

— Капитан думает, что т'ена в лесу нет.

— Правильно думает! — Я мысленно расхохотался, заставив лицо оставаться бесстрастным. — Я сейчас далеко.

Я ощущал, как тумаиты пытаются понять, что мои слова означают. Они отличались быстротой действий, но никак не сообразительностью.

— Теперь вы расскажете мне все, что знаете о корабле и вашем капитане.

— Нет! — воскликнул сержант. — Я давал клятву Ритт.

Должно быть, это была какая-то страшная клятва, потому что сержант переполнился гордостью. Однако на меня эта новость не произвела ни малейшего впечатления.

— Я могу выпотрошить ваши мозги, — медленно, с расстановкой произнес я, — но предпочитаю получить эти сведения по доброй воле.

С этими словами я поднял ружье. Сержант внешне остался спокоен, а вот его напарник посерел.

— Не буду скрывать, — продолжал я, — один из вас умрет, но другому я сохраню жизнь, так как он мне нужен. Выбирайте сами, кто будет этим другим.

— Т'ен, я согласен рассказать обо всем! — торопливо закричал воин, за что был удостоен презрением, золотистой волной исшедшим от сержанта.

— Хорошо.

Мой палец вдавил небольшой выступ в основании ружейного ложа, и воин исчез во вспышке пламени. Пылающий комок покатился вдоль стены, потом ударился в нее и затих. Лишь весело плясали чадящие язычки огня. Второй тумаит с виду бесстрастно смотрел на них, но я видел ужас, переполнявший его естество. Я слышал этот ужас, я с удовольствием внимал ему.

— Говори, — сказал я.

Тумаит очнулся.

— Не буду.

Я не испытывал почтения перед его мужеством. Оно было напускным.

— Напрасно. Я тебе не враг, я враг капитану.

Сказав это, я перевел ствол ружья чуть в сторону, направив его между ног тумаита. Одновременно я сообщил, что намереваюсь предпринять. Волна ужаса в сознании пришельца нарастала подобно шквалу, пока не поглотила его полностью.

— Я расскажу! — завопил он.

— Слушаю.

Тумаит поспешно принялся связывать образы. Они бежали неровными строчками, создавая в моем сознании объемную картинку. Сначала она была затуманенной, но постепенно дымка уходила, и вскоре изображение стало ясным, словно на сфероснимке.

О капитане пленник знал мало. В его представлении капитан ассоциировался с холодом и злом. Такой воспринимается белая акула, рыщущая в ледяных волнах в поисках добычи. Сержант не был исключением. Астронавты все как один боялись своего капитана. Существовало устойчивое мнение, что он тоэсот. Я перевел данный образ словами нелюдь и колдун. Капитан появлялся внезапно и столь же внезапно исчезал. Он мог раздвоиться. Порой астронавты встречали на корабле чудовищ, которых, как они считали, порождал капитан. Еще тумаит добавил, что капитану очень много лет. — Сколько, никто точно не знает. Но он управляет звездолетом уже шесть поколений.

И все эти шесть поколений звездолет уничтожал все живое в Галактике. Многие астронавты шепчутся между собой, что пора бы вернуться на родину, но немногие отваживаются сказать это капитану. А тех, кто все же осмеливается, ожидает смерть — таинственная и беспричинная. Последнее, что я узнал о капитане, была его любовь к алому цвету.

Это было немного, но вполне достаточно. Теперь я был уверен, что имею дело с зрентшианцем. Холодная суть, бессмертие, умение останавливать время, клонирование и способность к трансформации — всем этим владели лишь зрентшиайцы. Второе, в чем я был почти уверен, увы, представлялось малоприятным. Судя по тому, что рассказывал пленник, капитан-зрентшианец был опытнее и сильнее меня.

Информация о судне оказалась куда более богатой. На Кутгар опустился базовый корабль высшего класса. Корабль-город, снабженный замкнутой системой обеспечения. Он не нуждался практически ни в чем, получая все необходимое за счет регенерации. Лишь изредка, примерно раз в поколение, капитан сажал свое судно на планету, богатую хлористыми соединениями, пополняя запасы чрезвычайно ценного для тумаитов вещества.

Корабль состоял из сот модулей, объединенных в четырнадцать уровней. Навигационная рубка располагалась в восьмом. Там же были и покои капитана.

Проникнув в сознание тумаита, я растворился в нем и брел по бесконечным, наполненным хлористой синевой коридорам. Все выглядело необычным, и в то же время меня не покидало ощущение, что мне уже приходилось прежде бывать здесь. Это нетрудно было объяснить, ведь я пользовался плененным мироощущением тумаита, и это было занятно.

Среди прочих цветов преобладали коричневые и синие. Я шагал неторопливо, осматриваясь по сторонам. То и дело навстречу попадались пришельцы.

Пришельцы… Я вдруг с оттенком удивления обнаружил, что воспринимаю тумаитов именно как пришельцев. И в то же время я понимал, что не вправе так поступать. Ведь я был на Кутгаре точно таким же гостем, заброшенным, сюда против своей воли. Но я думал о тумаитах именно как о пришельцах, а следовательно, я уже свыкся с мыслью о том, что Кутгар стал моим новым домом. Опасный признак!

Тумаитам не было дела до моих терзаний. Они выглядели озабоченными, все как один спеша по каким-то своим, только им известным делам. Было любопытно наблюдать за тумаитами в их естественной среде, где они не испытывали потребности в обезличивающих коконах скафандров. Несмотря на необычную внешность, я воспринимал их почти что как своих знакомых. Впрочем, они и были моими знакомыми, точнее, знакомыми моего тумаита. Я встречал и женщин, и детей, но более всего — мужчин. Вполне симпатичные, способные быть счастливыми, существа. Они улыбались мне, а некоторые здоровались, касаясь четырехлапой рукой черного знака-кода на моем левом плече. С другими здоровался я, поступая точно таким же образом. Эти, другие, были ниже меня по положению.

Я перемещался с уровня на уровень, посетил оранжереи, в которых росли пищевые кристаллы, побывал в отсеке, где размещалась батарея лазеров, осмотрел лабораторию и иные помещения. Кое-куда, где стояли часовые, мне не удалось попасть, в другие места я проникал беспрепятственно. Меня пропустили в навигационную рубку, хотя на входе был знак, разрешавший доступ только офицерам-навигаторам, и дали выйти. А потом я забрел в громадные покои, странный вид которых вызывал беспокойство. Все здесь — пол, стены, навесной потолок, плафоны, мебель и даже одежда существа, сидевшего спиною ко мне, — было алого цвета. Расслышав мои шаги, существо начало оборачиваться. Я почувствовал, что в глубине сознания, не моего, сознания тумаита, рождается страх. И в тот же миг я услышал отчаянный крик демона Люнхирефа:

— Хозяин, я вижу…

Демону не удалось докончить. Существо обернулось. Оно было ужасно. Из глотки существа вырвался вой, пронзивший мое сознание мириадами раскаленных игл.

— Тебе конец! — Вот что кричало существо.

А еще через миг на купол обрушилась оранжевая стена огня.


Глава вторая | Кутгар | Глава четвертая