home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

— Ты самая глупая и мерзкая крыса, которую МЫ когда-либо встречали!

— Возможно…

Занятный диалог в двух тонах, где МЫ крича нападали, а я делал вид, что отбиваюсь. Он происходил в цилиндре-нурну, который был вновь превращен в тюрьму. Крыса попыталась взбунтоваться и должна была понести кару. Крыса не протестовала, понимая, что это если уж не гуманно, то по крайней мере справедливо.

— Неужели ты думал, что МЫ не сумеем поймать тебя?

Я устало покачал головой.

— Не думал.

— А зачем же ты в таком случае попытался удрать? — изумились МЫ.

Я не стал объяснять. МЫ все равно не поняли б мотивов моего поступка. Я промолчал. МЫ сочли молчание свидетельством своей победы.

— Оказывается, ты примитивней, чем МЫ предполагали. А ведь МЫ предоставили тебе возможность приобщиться к нашим знаниям. — Голос зазвенел от негодования. — МЫ так доверяли тебе. Но раз ты оказался таким неблагодарным, МЫ считаем целесообразным ускорить реализацию плана. Ночь ты проведешь здесь, а завтра отправишься к Лоретагу. Тебе ясно?

— Ясно, ясно… — Я зевнул. — А теперь проваливай!

Все же в этих букашках оставалось кое-что человеческое. Я подумал об этом, услышав вопль голоса. От возмущения он срывался на дискант. Еще бы! Я вполне представлял, что должны чувствовать МЫ. Убить столько драгоценного времени на примитивную крысу, кормить ее, разговаривать с ней, делиться знаниями — и все это ради того, чтобы убедиться в ее неблагодарности, когда пришло время возвращать долги. С точки зрения МЫ это должно было быть чудовищно. С точки зрения человека это было более, чем нормально. МЫ повизжали еще немного, после чего люк захлопнулся, оставив меня в полной темноте.

Я знал, что завтра меня ожидает смерть. Это не пугало меня. Пришло равнодушие, то, что сродни отчаянию. Человек сознавал, что проиграл свою игру. Человек сдался. И тогда появился зрентшианец.

Он возник ниоткуда.

— Привет!

Сначала человек не поверил в реальность происходящего, а убедившись, что сверхсуть вновь вернулась к нему, рассвирепел:

— Где ты был, мерзавец?

— Мой дорогой, — заявил зрентшианец тоном избалованной кокотки, возвращающейся поутру с развеселой вечеринки, — в жизни бывают такие моменты, когда требуется взять передышку и осмотреться.

— Он еще разглагольствует! Да меня тут едва не четвертовали!

— Поверь мне, мой дорогой, как только эти таракашки начали б тебя четвертовать, я немедленно явился б на помощь. Ведь я некоторым образом заинтересован в оболочке, которую ты именуешь своим телом.

— Инопланетная тварь, — пробормотал человек, возмущенный подобным цинизмом.

— Какой все-таки у людей небогатый лексикон! — язвительно заметил зрентшианец. — Странные у нас с тобой отношения. Ну да ладно, оставим выяснение их до лучших времен.

— Где ты был все это время?

— Выяснял кое-какие вещи, небезынтересные, уверен, для тебя. Ты ведь знаешь, что зрентшианцу дано предвидеть опасность и избегать ее. И тогда, в городе, я вовремя почувствовал неладное, но вот только принять должные меры не сумел. Полагаю, ты уже в курсе относительно силового поля, образуемого этими тварями?

Человек кивнул.

— Да, они называют его дарда.

— Я знаю. Так вот, тем утром я почувствовал присутствие этой силы и понял, что не в состоянии справиться с ней.

— Что же делать?

Зрентшианец не удостоил человека ответом, а продолжал:

— Я не в силах тягаться с ней, точнее, был не в силах, потому что не знал ее природы. Чтобы победить врага, нужно знать, что он из себя представляет. А я лишь чувствовал громадную силу. И потому я решил исчезнуть. Ведь попадись мы вдвоем, нам пришлось бы несладко, одному тебе мало что угрожало. Зато пока ты прохлаждался в этом уютном карцере, я успел кое о чем узнать и завести кое с кем дружбу.

— И что ты узнал?

— Не слишком много, но вполне достаточно, чтобы сделать определенные выводы. Во-первых, мне удалось узнать главное — источник энергии МЫ.

— Подумаешь, великое открытие! — Человек презрительно хмыкнул. — Мне это известно не хуже тебя. МЫ питаются двумя видами энергии — светом и теплом. Для особей, что находится на стадии созревания, предпочтителен свет, поэтому они и размещаются в открытых галереях, прочие получают энергию от тепловых генераторов.

— Тебе рассказали об этом МЫ? — перебил зрентшианец.

— Конечно.

— Порой я поражаюсь человеческой глупости и доверчивости.

Человек слегка смутился.

— Ты хочешь сказать, что меня обманули?

— Еще как! МЫ действительно питаются теплом, но получают его вовсе не от генераторов. Зачем, по-твоему, им нужны энергетические вихри?

— Ну… — человек замялся, — МЫ утверждают, что вихри нужны им для борьбы с Лоретагом.

— Действительно, вихри воюют с Лоретагом. А теперь поговорим вот о чем — откуда на Кутгаре взялась подобная бессмысленная злоба? — Человек молча пожал плечами. — Я задумывался над этим еще на Сиреневом плато, но лишь недавно смог найти ответ. Для этого пришлось проанализировать цепочку твари — вихри — МЫ. По-твоему, злобу можно использовать в качестве энергии?

— Если найти возможность репродуцировать ее с надматериального уровня.

— Все правильно. Это сложно?

— Не очень. Неужели ты полагаешь…

— Именно! — Казалось, зрентшианец обрадовался сообразительности человека. — Именно. МЫ научились эксплуатировать самый универсальный источник энергии — злобу. Можно ли допустить существование естественной эволюции, возведшей на вершину сущего популяцию исключительно злобных существ? Скорей всего нет. Но представим теоретически возможность подобной эволюции. Однако в таком случае она заходит в тупик — ведь твари должны самоуничтожиться. Но этого не происходит. Твари прекрасно уживаются, истребляя друг друга ровно в той мере, чтобы не нанести вреда популяции. Природа не способна на подобное. Природа вообще не способна на зло, тем более столь бессмысленное. Рассуждая подобным образом, я пришел к выводу, что твари есть порождение разума.

— Так и есть, — встрял человек. — МЫ признались, что тварей создали их мутировавшие предки для борьбы с существами гуманоидного типа, основавшими працивилизацию Кутгара.

— Возможно. Вполне возможно, что первоначально твари создавались именно для этой цели. Но шло время, и МЫ решили использовать энергию их злобы. Невиданные запасы энергии. Ведь ничто не сравнится по силе с злобой. Атом, мезон и даже квант не могут дать столько энергии, сколько производит ее злоба. Нужно быть более чем человеком, чтобы понять это. МЫ сделали такое открытие, когда перестали быть людьми, превратившись в разумных тварей. Это чудовищно — поставить злобу во главе принципа своей цивилизации. Прежде я не думал, что разумные существа способны на подобное. Пришлось убедиться, что знаю далеко не все. Ох, как далеко! Мы, зрентшианцы, всегда использовали злобу, но никогда не возводили ее в абсолют и тем более никогда не пытались оправдать ее якобы благими намерениями. Злоба была условием нашего благополучия. Но МЫ пытаются провозгласить ее принципом существования мира. Они строят мир, замешанный на злобе. Сейчас МЫ замкнулись на своей планетке, копя и переваривая информацию, но наступит день, когда они вырвутся в просторы Вселенной и разнесут споры ненависти по звездам. И тогда нашему миру придет конец!

— Мой дорогой! — Человек подражал тону зрентшианца. — Это все глобальные проблемы. Обсудим их как-нибудь в другой раз, в более благоприятной обстановке. А сейчас давай вернемся к нашим баранам.

Зрентшианец слегка покраснел.

— Прости, я увлекся. Итак, имея бесконечный источник злобной энергии, МЫ осталось лишь научиться забирать эту энергию и трансформировать ее в удобную для потребления форму. Тогда они создали вихри — этих надсмотрщиков, собирающих дань с подданных МЫ. Вихри поглощают тварей, забирают их энергию и приносят сюда. Энергия попадает в генератор, где преображается в обычное тепло, являющееся пищей для МЫ.

— Тогда ответь, почему вихри действуют лишь в непосредственной близости от этого сектора, а не посещают более дальние участки, к примеру, Сиреневое плато?

— Все дело в Лоретаге.

— Самая злобная тварь на планете, — пробормотал человек.

Зрентшианец удивился.

— С чего ты взял?

— Так сказали МЫ.

— Когда ты только разучишься верить всему, что тебе говорят!

Теперь настала очередь покраснеть человеку. Однако он стоял на своем.

— У меня нет основания не доверять МЫ. Или ты позабыл, как эта тварь пыталась сожрать меня!

— И меня! — заметил зрентшианец. — Я не забыл. Но не кажется ли тебе, что Лоретаг просто принял нас за одну из этих тварей?

— Допустим. А что это меняет?

— Все! Когда МЫ начали творить насилие над планетой, затопляя ее злобой, Кутгар приступил к поиску контрмер. И тогда появился Лоретаг — доброкачественная опухоль, пожирающая раковые метастазы. Это лекарство, исцеляющее планету от злобы, Лоретаг поглощает злобный мир, нейтрализуя его с тем, чтобы позднее создать новый, в котором не будет ни МЫ, ни тварей, Лоретаг — животворящая мощь планеты, кровь ее плоти.

— Уничтожить, чтобы возродить?

— Да, именно так, и никак иначе, если нет иного выхода. Лоретаг разумен. Он не располагает интеллектом в нашем понимании, но он наделен мудростью планеты.

— Так заключи с ним союз! — ухмыльнулся человек.

К его великому изумлению зрентшианец подтвердил:

— Я так и сделал. Я заключил с Лоретагом союз против МЫ. Как раз в эту минуту Лоретаг должен был активизировать свои действия. Прежде он не трогал те районы, где не было тварей. Помнишь, как ты удивился, очутившись в мирном лесу?

— Ты удивился не меньше.

— Да, не скрою. МЫ специально оставили этот уголок планет и нетронутым, рассчитывая, что он будет служить щитом против Лоретага. И оказались совершенно правы. Я потратил много сил, чтобы убедить Лоретаг атаковать именно здесь. Он не хотел нести смерть мирным существам, но был вынужден согласиться со мной, признав, что иначе ему не добраться до МЫ. Лоретаг уже начал действовать. Скоро он прорвется к городу, и тогда МЫ придет конец.

Человек призадумался.

— Знаешь, — сказал он после небольшой паузы, — а ведь МЫ нашли способ уничтожить Лоретаг.

Голос зрентшианца звучал спокойно.

— МЫ уже не раз пытались сделать это, но Лоретаг им не по зубам. Чтобы умертвить Лоретаг, нужно знать его структуру. А получить эту информацию может лишь разумное существо. Но получить ее означает быть поглощенным Лоретагом. МЫ не имеют своего я, они не способны на самопожертвование.

— Могу тебя обрадовать, МЫ нашли существо, в меру разумное и способное пожертвовать собой.

— Кто это?

— Я. Завтра в меня введут специальную вакцину, после чего я должен буду отправиться в утробу Лоретага.

— Ловкий ход, — прошептал зрентшианец. — Этого нельзя допустить!

— Еще как нельзя, — подтвердил человек.

— В таком случае, тебе не кажется, что ты засиделся в этом вонючем ночном горшке?

— Точно!

— И пора действовать!

— Да!

Зрентшианец и человек слились воедино. Я напрягся и породил дезинтегрирующую волну. Она прошла веером, разрушая поверхность нурну. Через миг тюрьма развалилась, и я оказался на свободе. Война, объявленная МЫ, началась.


Глава шестая | Кутгар | Глава первая