home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9. Олимп. Фессалия — 2

Он проник в опочивальню уже на рассвете. Точно в соответствии со своими привычками. Но тот, к кому он пришел, был готов к подобным визитам. Он заблаговременно оставил свое ложе и, подкравшись к нежданному гостю, хлопнул его по плечу.

Гость неторопливо обернулся. Его лицо было скрыто белой маской, а под свободными одеждами явно проступали жесткие углы брони.

— Ты чутко спишь, бог эллинов!

— Стараюсь не попасться врасплох, о солнечноликий Ахурамазда!

Они обнялись. Больше по привычке, чем от сердца.

— Ну, здравствуй, отец.

— Здравствуй, сын.

Ахурамазда посмотрел в глаза Громовержцу. Тот ответил улыбкой. Но гость с Востока знал, что улыбается лишь маска, искусно, до мельчайших подробностей имитирующая человеческое лицо. Тот, кто стоял против него, не любил улыбаться.

Эта маска представляла собой лицо сорокалетнего мужчины, красивого, уверенного в себе, умудренного опытом. У него были прямой нос и окладистая, в меру длинная борода. О глазах сказать что-либо определенное было невозможно, но сейчас они казались черными.

В этом миру его знали как Зевса, бога сияющего неба. Иногда его называли Громовержцем. Иногда Кронидом или Кронионом по имени свергнутого и заточенного в мрачном Тартаре отца.

А раньше его звали иначе. Он, как и его гость, сменил множество имен и еще больше обликов. Он и сам не помнил точно — сколько.

— Я пришел к тебе… — начал было Ахурамазда, но Громовержец перебил его.

— Не здесь. — Он указал рукой на ложе, на котором разметалась во сне обнаженная хрупкая девушка. — Пойдем в мой кабинет.

Гость не возражал, и они перешли в соседнее помещение. Ахурамазда немедленно устроился в одном из золоченых кресел, Зевс сделал несколько пассов руками, словно разгребая воздух в разные стороны, затем сел напротив.

— Теперь можешь говорить спокойно.

— Как обстоят наши дела?

— В целом нормально, но не совсем так, как бы хотелось. Многие города склонны покориться без боя. Очень помогает пифия, которая дает благожелательные для нас пророчества…

Ахурамазда нетерпеливо махнул рукой.

— Знаю.

— Твоих рук дело? — удивленно спросил Зевс.

— Да, я побывал в Дельфах со своими людьми.

— Ловко! — На лице Зевса была улыбка, но Ахурамазда почувствовал, что его собеседник недоволен. — Мог бы зайти ко мне в гости.

— Я спешил.

Зевс недоверчиво хмыкнул, но ничего не сказал. Ибо с его гостем не то, чтоб говорить, но даже думать было небезопасно. Какое-то время он собирался с мыслями, а затем продолжил свой рассказ.

— Но Аттика, Пелопоннес и некоторые западные области думают защищаться.

— Наш друг никак не образумится?

Зевс покачал головой.

— Никак. И не только он. Но его роль, пожалуй, самая значительная.

— Ну что же, придется подобрать ему сосну повыше. Достаточно попортил крови, — процедил Ахурамазда.

— Не так давно он был у меня. Я записал нашу беседу. Хочешь посмотреть?

— Давай.

Матовый шар над столом тускло засветился и в нем появилось изображение комнаты, в которой они находились. Только в комнате, что показывал шар, на месте Ахурамазды сидел совершенно другой человек.

— А он почти не изменился, — заметил восточный бог.

— Я сказал ему точно те же слова. Впрочем, сейчас все услышишь сам.

Картинка начала двигаться, и из шара послышались голоса. Первую фразу произнес Зевс.


«— Сколько же мы с тобой не виделись?

— Должно быть с тех пор, как ты оповестил всех о моей гибели.

— Да, много веков минуло. Ты почти не изменился.

— Не могу этого сказать о тебе, так как не вижу твоего лица.

— Я сам отвык от своего лица. Но это не играет роли. Как тебя величать?

— Как хочешь?

— Тогда, пожалуй, тем именем, под каким ты выступаешь сегодня.

— Я не против. А тебя — Громовержец?

— Да, только так, Леонид!..»


Восточный бог глухо хмыкнул.

— Что это вы словно дети играете с именами?

— Нас подслушивали. Почти с самых первых слов.

— Кто?

— Двое из моей команды. Они, правда, делали это вовсе не из желания насолить мне, преследуя совсем иную цель, но я не хотел, чтобы стало известно о том, что некогда мое имя звучало иначе.

— Почему ты не изолировал помещение силовым полем?

Уголки губ Зевса чуть приподнялись.

— Я хотел, чтобы нас подслушали.

Ахурамазда ничего не сказал и вновь устремил взор на шар. Все это время Зевс и Леонид также молчали. Они смотрели друг на друга и вспоминали. Ахурамазда знал, что им было о чем вспомнить. Растворяющиеся в пламени стены, исчезающие миражами города, погружающиеся в пучину горные цепи. Они пережили все это и многое другое. И всегда были по одну сторону. А теперь времени было угодно разъединить их.


«— Что ты молчишь, Громовержец?

— А что ты хочешь услышать от меня, Леонид?

— Но ведь ты звал меня.

— Я? — Маска-личина Зевса изобразила очень натуральное удивление. — Я предполагал, что это ты искал встречи со мной.

— Но ведь ты хотел этой встречи?

— Да, ты прав.

Они на какое-то время замолчали. Затем Зевс, тщательно подбирая слова, спросил:

— Как вышло так, что мы оказались врагами? Ведь прежде мы всегда играли одну игру.

Леонид отрицательно качнул головой.

— Ты лжешь. Себе и мне. Наша цель всегда была разной.

— Но нам хватало места под солнцем.

— Да. До тех пор, пока вы не затеяли ЭТУ игру. — Леонид почти с сожалением посмотрел на Зевса. — Как же все-таки ты слаб, что поддался его влиянию!

Личина Громовержца изобразила недоумение.

— Я думаю так же, как он. Точнее, он думает так же, как я.»


В этом месте Ахурамазда усмехнулся, но маска скрыла едва заметное движение губ. Люди в шаре продолжали разговор.


«— И все же игру ведет он. Ты лишь подыгрываешь.

Зевс пристально взглянул на лакедемонянина.

— Уж не хочешь ли ты вызвать во мне чувство соперничества? Не забывай, что и в его, и в моих жилах течет одна кровь!

— Я помню об этом, у меня не было мысли поссорить вас. Хотя было бы очень неплохо, если б вдруг так случилось.

Зевс не нашелся сразу, что ответить. После неприлично долгой паузы он спросил:

— Может быть хочешь вина?

— Если это поможет нашей беседе.

Громовержец хлопнул в ладоши. На зов явилась тень. Зевс взглянул на нее и она тут же удалилась, чтобы вернуться с большим золотым кратером и двумя золотыми же чашами. Разлив вино, Зевс взял одну из чаш и с удовольствием пригубил. Леонид не пошевелился.

— Боишься, что отравлено? — поинтересовался бог.

Гость отрицательно покачал головой.

— Что же тогда не пьешь?

— Не хочу.

Ответ озадачил Зевса.

— Зачем тогда просил?

— Чтобы ты спросил меня: зачем.

— Ты стал весьма странным, — заметил Громовержец.

— А вот ты совсем не изменился.

— Еще недавно ты был уверен в обратном.

— Но это было недавно.

Подобный разговор начал раздражать Зевса.

— Ну ладно, говори зачем пришел!

— Хорошо, — согласился Леонид. — Скажи мне честно, что вы затеяли?

— О чем ты?

— Зачем мидяне идут на Элладу?

— Странный вопрос. — Личина усмехнулась. — Чтобы покорить ее.

— Твоих рук дело?

— Как ты мог подумать! — лениво запротестовал Громовержец, даже не пытаясь придать голосу искренность. — Я не вмешиваюсь в дела людей!

— Ах да, конечно! — с сарказмом воскликнул Леонид. — Ведь ты же бог! — Зевс промолчал, и его гость продолжил:

— Я вижу тебя насквозь. Как и твоего ублюдка. Вы вновь рветесь к власти над миром. Как было уже не раз. Неужели вам мало миллионов жизней, принесенных в жертву призрачным идеям!

— Не преувеличивай насчет миллионов! А в остальном ты прав. Сейчас настал великолепный момент претворить в жизнь наши грандиозные замыслы. Восток породил именно ту силу, которая сумеет овладеть миром. И мир будет моим. Весь шарик. И я поиграю им еще несколько мгновений, пока не надоест. А потом я переберусь на другое место. Хочешь сесть на мое?

Было отчетливо видно, как Леонид сложил пальцы правой руки в огромный кулак. В его голосе звучала ярость.

— Когда-нибудь ты свернешь себе шею!

— Никогда! — отрезал Зевс. — Во всей Вселенной нет существа, которое могло бы победить меня. Нет и не будет. И прислушайся к моему совету. Уйди в сторону. Тогда останешься цел. Если хочешь, можешь уйти красиво. Я устрою так, что все будут считать, что ты геройски пал в битве. Прекрасно умереть героем и иметь над могилой памятник с пышной эпитафией. Переберешься ко мне на Олимп, у меня как раз есть вакантное место. Изобретем нового бога или героя, будешь моим первым помощником. Поверь, в этом иллюзорном мире не так уж плохо!

Леонид с хрустом разжал пальцы.

— Я человек! И я не хочу быть богом.

Зевс ощерил крупные белые зубы.

— Ты не человек. Ты чудовище, как и я, порожденное силами Космоса, и прекрасно знаешь об этом.

— Я человек!

— Ну хорошо, оставайся человеком. Уйди как человек, не препятствуй моим планам. Хочешь, я изменю твое лицо, чтобы тебя не мучило раскаяние. Хочешь, я сделаю тебя царем всей Эллады? Любой страны по твоему выбору? Быть может, ты хочешь чего-нибудь другого? Назови свою цену!

— Отступись от своих планов.

— Ты, верно, шутишь? А мы нет. Не становись на моем пути. Все, кто противостояли мне, прожили недолго. Они исчезли. Быстро и незаметно. Поэтому я предлагаю тебе в последний раз: бери, что хочешь и уходи! Иначе умрешь.

— Как человек!

Зевс откинулся на высокую спинку кресла, нервно заиграл пальцами по выложенным слоновой костью подлокотникам.

— Бесполезный разговор. Зачем ты пришел?

— Чтобы выведать твои планы.

— И все? — Громовержец захохотал. — Выведывай сколько угодно! Армия Востока уже перешла Геллеспонт. Тебя интересует ее численность? — Леонид утвердительно кивнул головой. — Пока их двести двадцать девять тысяч. Часть разбежится или загнется по дороге, но двести тысяч придут сюда. Прибавь к этому числу македонян, фессалийцев, этолийцев, иллирийцев и прочих. А вы едва ли наберете пятьдесят тысяч.

— И флот, — напомнил Леонид.

— Чего стоит этот флот против эскадр финикийцев и ионийцев? Эллада будет раздавлена кочевниками, стихией, огненным светом. Ведь свет приходит с Востока. А следом будут захвачены Великая Эллада, Иберия и Галлия. А потом наши легионы двинутся на Север и на крайний Восток. Ты мог бы стать во главе этих легионов…

— Твоя речь напоминает бред.

Зевс простер над столом руки.

— Я вижу… Мир, подчиненный великой идее. Мир, где нет места слабости, где правят порядок и предначертание. Это будет самый идеальный мир, когда-либо созданный мной.

— Мы встретим вас в Фермопилах.

— Ты безумец! — фыркнул Зевс. — Если понадобится, мы используем силу, которая выше человеческого восприятия.

— Мы противопоставим вам доблесть.

На губах Зевса заиграла чуть грустная улыбка.

— Великий… Да ты романтик. Столько бешеной драки за власть и существование, кровавой бойни, именуемой человеческой жизнью. Неужели ты не научился смотреть на вещи реально? Неужели ты все еще веришь в то, что вы именуете любовью, дружбой, честью?

— Да, я верю. Я верю в любовь. Ведь я любим женщиной, о чьей любви мечтаешь ты. Я верю в своих друзей, когорту непобедимых, которым не страшны боль, муки и смерть. Я знаю, что такое честь. И ты когда-то верил во все это.

— Никогда! — раздельно, по слогам отчеканил Зевс. Потом он чуть помедлил и внезапно спросил:

— Ты считаешь, что дурочка Афо любит тебя?

— Да.

Зевс хотел издевательски захохотать, но передумал.

— А что? А вдруг и вправду любит? — спросил он, криво усмехаясь. — Пожалуй, придется позаботиться о том, чтобы она не доставила мне неприятностей. А над твоей могилой я велю поставить памятник с красивой надписью. Все же ты когда-то был мне другом.

— Спасибо…

— Не стоит.

— Спасибо, что помнишь это.

— С тобой не договоришься, — констатировал Громовержец.

— А я уже оставил эти попытки. Передай привет ублюдку. Спроси, не дергает ли в сырую погоду его щеку.»


При этих словах Ахурамазда невольно коснулся рукой щеки. Под маской скрывался шрам, некогда нанесенный ножом того, за кем он сейчас наблюдал.


«— Полагаю, нет. Но я с удовольствием передам ему твой привет. Надеюсь, он сможет лично прибыть сюда, чтобы воздать память последнему романтику Атлантиды!

— Земли! — поправил Леонид. Он взял бокал и сделал глоток.

— Чтоб ты не думал, будто я считаю тебя способным на подобную подлость. Ты хотел оскорбить меня, обозвав романтиком, но я воспринимаю эти слова как похвалу. Политики правят миром, земледельцы и рыбаки кормят его, ремесленники одевают в шелка, воины щедро кропят эти шелка кровью. Но не они определяют лик мира. Мир держится на романтиках. И будет держаться на них! Прощай, Громовержец.»

И Леонид поднялся.


— Вот и все, — сказал Зевс. По мановению его руки шар помутнел, полностью растворив изображение. — Я отправил его по световому потоку назад в Спарту.

— Интересный разговор, — процедил Ахурамазда. — Спасибо за привет.

— Что будем с ним делать?

— А ничего. Пусть подыхает. Он может уложить хоть тысячу мидян, но тысяча первый убьет его. Ты слишком много ему обещал. Я не хочу видеть этого, — Ахурамазда кивнул в сторону шара, — царем Эллады. Он может доставить нам много хлопот. Он уже сейчас мешает нам. Неплохо бы его убрать еще до того, как мидяне ступят на землю Эллады. Ты сможешь сделать это?

— Можно попробовать.

— Тогда попробуй. И знаешь, дорогой мой, никогда больше не говори: МОЙ мир, МОЙ шарик, пока МНЕ не надоест. Запомни, это НАШ мир, НАШЕ дело и уж если мы решим оставить его, то только когда НАМ надоест. Запомнил?

Голос Ахурамазды был бархатным, словно змеиное жало.

— Да, — ответил Зевс. Личина натянуто улыбнулась.

— Вот и хорошо. Мне пора. Надеюсь, спартиаты будут ждать мою армию в Фермопилах без Леонида.

Ахурамазда не стал прощаться, а просто исчез. Какое-то время Зевс стоял неподвижно, словно в оцепенении. Затем он вернулся в опочивальню и лег рядом с мерно дышащей девушкой. Но заснуть так и не смог.

Когда мир окончательно пробудился. Громовержец вызвал к себе Аполлона.

— Ты запомнил человека, приходившего ко мне в тот день, когда вы с Дионисом шпионили за мной через вентиляционную шахту?

Аполлон неприятно поразился подобной осведомленности, но все же попытался изобразить возмущение.

— Как можно, хозяин?!

— Ладно, не виляй хвостом. Я знаю, что вы сидели у меня над головой. Или тебе нужны доказательства?

— Не нужны, — после мимолетного колебания ответил светозарный бог.

Зевс похлопал его по плечу.

— Не беспокойся, я вызвал тебя не за тем, чтобы напоминать былые прегрешения. Дело касается того человека. Я, как и вы, не питаю к нему добрых чувств, правда, совсем по другой причине. Еще менее приязни должен испытывать к нему Арес.

— Не сомневаюсь, пробормотал Аполлон, прекрасно помнивший, что после неудачной схватки с Диомедом Арес весьма долго походил на побитую собаку.

— Так вот, сегодня ночью он будет ожидать триеру на мысе Малея. Полагаю, вам лучше отправиться туда втроем, прихватив с собой Диониса.

Аполлон снисходительно улыбнулся.

— Трое богов против одного смертного?

— От руки этого смертного пало столько богов и героев, сколько ты не имел в своей жизни девок! — зарычал Громовержец.

И Аполлон внезапно понял, что Зевс не преувеличивает. Богу света вовсе не хотелось, чтобы его золотой лук был повешен на стене трофеев этого таинственного Ясона-Диомеда-Тесея. Поэтому он решил быть послушным и ответил:

— Хорошо, хозяин. Мы отправимся туда втроем.

Прошла ночь, а наутро он вернулся на Олимп с рваной раной в плече.


Эпитома девятая. Отцы и дети. Будни Олимпа | Воин | * * *