home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

Двойная ноша

Три старика возложили на Ван Липина важную и трудную задачу – дополнить и вновь отредактировать «Дао цзан».

Г-н Ван Липин говорит: «Дао цзан» –это история и энциклопедия китайской культуры».

В этой книге часто употребляется слово «даосы» и крайне редко – «даосская религия». Оба эти понятия используются не в строгом смысле, это всего лишь попытка объяснить главное направление, главное содержание китайской культуры с точки зрения Культуры, то есть человеческой цивилизации.

«Дао цзан» – это не история, расписанная по годам, в нем не описываются взлеты и падения в человеческом мире по династиям и поколениям. Речь в нем идет о связи Неба и человека, о том, как космос оформился, как изменялся, как циркулировал, как развивалось человечество, о начале и конце человечества, о месте человека в космосе, о сокровенных тайнах космоса и человеческой жизни. В нем исследуются эти великие проблемы, в нем образуется особый вид культуры, получаются уникальные результаты, поэтому он является вкладом китайской, или восточной, мудрости в общечеловеческую. Именно в этом смысле и говорится, что «Дао цзан» – это история и энциклопедия древнекитайской культуры.

«Дао цзан» охватывает широкий круг областей. Уже в древности некоторые говорили, что «Искусство даосов есть смесь многообразного». Тот, кто так говорил, не понимал даосской культуры, и тот, кто не понимает даосской культуры, будет так говорить и впредь.

Но раз даосы занимались широким кругом вопросов и занимались детально, в их исторических документах, разумеется, избежать «многообразия» и «смеси» было невозможно. И именно потому, что в «Дао цзане» сохранено большое богатство исторических документов, для потомков он является гигантской культурной сокровищницей.

. На девятом году правления Чжэнтун династии Мин (1444 год) в результате сорока одного года редактирования было осуществлено последнее крупное издание «Дао цзана». С того момента, когда даосские каноны были впервые собраны, к этому времени прошло более тысячи лет. Выпущенный в 1444 году ксилограф «Чжэнтун Дао цзан» в 1601 году в период минского правления Ваньли был дополнен «Продолжением Дао цзана годов Ваньли». Вместе это издание составило 5 485 цзюаней в 572-х папках, к настоящему же времени от него сохранился один-единственный полный экземпляр. При династии Цин минское издание пострадало во время захвата Пекина объединенной армией восьми западных держав в 1900 году.

В 1923-1926 гг. Шанхайское издательство «Шанъу иньшугуань» переиздало минский «Дао цзан» по экземпляру, хранившемуся в Пекинском монастыре Байюньгуань, а затем он был переиздан в 1957-1977 гг. Китайской Даосской Ассоциацией на Тайване на основе шанхайского издания. Но так как в экземпляре, хранившемся в монастыре Байюньгуань не хватало многих страниц, а многие были испорчены, два вышеуказанных ксилографа тоже оказались неполными.

В 1988 «Дао цзан» переиздали на той же основе три издательства КНР, но испорченные и недостающие страницы были дополнены, так что минский «Дао цзан» восстановлен.

Полный «Дао цзан», доступный сейчас, – это собрание даосских классических канонов и сочинений, верхней границей которого являются годы Ваньли эпохи Мин. В него не вошли многие и многие важные даосские сочинения, как, например: 1)около 110 даосских книг, собранных после периода Ваньли в начале эпохи Цин; 2)древние классические даосские каноны, которые отсутствовали в минском издании; 3) книги, обнаруженные при раскопках в Дуньхуане в 1899 году и похищенные английскими и французскими экспансионистами, которые хранятся сейчас в музеях и библиотеках США и Франции; 4) в 1973 году в Чанша, в Мавандуе при раскопках захоронения № 3 обнаружены шелковые свитки с давно утраченными сочинениями школы Хуан-Лао начала эпохи Хань, такими как «Цзин фа», «Ши да цзин», «Чэн», «Дао юань» и др.; 5) В разграбленной экспансионистами в Юаньминъюане «Энциклопедии Юнлэ» от прежних 22 877 цзюаней сохранилось всего 3, 48 %, но, судя по остаткам, там были важные произведения, отсутствовавшие в минском «Дао цзане».

Все это еще ожидает упорядочения, редактирования и издания. Кроме того, существует еще проблема ошибок в распределении материалов «Дао цзана» по папкам.

Две очерченные выше проблемы составляют «лакуны» нынешнего «Дао цзана». Эти проблемы изучают ученые, но еще внимательнее и серьезнее относятся к ним трансляторы даосизма. Они пытаются «восполнить» упомянутые «лакуны», то есть 1) дополнить «Дао цзан»: 2) переиздать; 3) составить к нему индекс. На взгляд даосов, это часть их дела, великое дело даосской культуры, а также дело, важное для культуры всего человечества.

Взяв на себя такую трудную задачу, г-н Ван Липин и его Учителя проявили огромную смелость.

И они уже начали свой неустанный труд.

В годы странствий с облаками они обнаружили в пещерах священных гор часть спрятанных в тайниках рукописей Люй Дунбиня, которые должны были войти в «Дао цзан».

Чэнь Гофу в «Исследовании происхождения „Дао цзана“» говорит, что даосы хранили свои книги как величайшие драгоценности и передавали их только от учителя к ученику. Эта характерная черта феодальной эпохи создавала огромные препятствия в распространении культуры. Но, если посмотреть на дело с другой стороны, самоуправство при феодализме было страшное. Давали приказ сжечь книги – и сразу вся соответствующая литература уничтожалась. А были еще войны и стихийные бедствия, во время которых погибали драгоценные книги. В таких условиях тайники в священных горах или передача со строгими ограничениями от учителя к ученику, от отца к сыну была вынужденным способом сохранения культуры.

Что касается времени нынешнего, то условия для широкого распространения культуры уже созрели, окончилась «культурная революция», уничтожавшая культуру, люди стали в культуре разбираться больше. И поиски культурных сокровищ, спрятанных в глуши гор, под землей, заученных людьми наизусть, в том числе и сокровищ даосской культуры, этих условиях становятся очень важным делом.

Ван Липин и его Учителя как раз и занимаются этой чрезвычайно важной для человечества работой. Они хотят «заполнить» лакуны «Дао цзана».

И в работе есть уже достижения.

По указанию Учителей Ван Липин привел в порядок и отредактировал текст «Нюй дань гун» («Мастерство женского эликсира»). Первоначально в рукописи было 170 тысяч иероглифов, сокращение и упрощение некоторых мест довело ее до 120 тысяч знаков. Скоро она увидит свет.

Приемы мастерства на всем протяжении истории были «Цяньскими», то есть предназначались для совершенствования мужчин, а не женщин. Чрезвычайно немногочисленные сочинения, специализированные для женского совершенствования в Дао, в «Дао цзане» пока отсутствуют. В последние годы в Китае и за рубежом становится все больше женщин, желающих заниматься тренировкой, но нет соответствующих руководств. На рынках можно увидеть литературу по женскому эликсиру, но это одни общие слова, практически по ней заниматься невозможно. Ван Липин и его Учителя обратили внимание на эту проблему и намерены ее решить.

Школа Полной Истинности Дао обобщила биологические различия мужчин и женщин, а также опыт предшественников по совершенствованию в выплавлении женского эликсира и создала методы женской работы. Люй Дунбинь обучил. этим методам Ван Чунъяна, тот обучил им Сунь Буэр, которая достигла совершенства в выплавлении и считается одной из Семи Истинных Даосов Севера.

Ван Липин по указанию Учителей отредактировал «Мастерство женского эликсира», сделал из него книгу, написанную простым понятным разговорным языком, ясно изложил принципы и методы работы, и она очень удобна для женского совершенствования.

В каких условиях Ван Липин писал «Мастерство женского эликсира», это даже трудно себе вообразить. Г-н Ван известный в мире человек, а если говорить о его эрудиции, то мало кто в мире может с ним сравниться. Но жилище семьи Ван чрезвычайно скромное, мебель только самая простая, письменного стола и то нет. Такого не встретишь сейчас даже в простой рабочей или крестьянской семье, разве только в самых бедных крестьянских домах в самых бедных отсталых районах. У авторов книги, когда они это пишут, сердце разрывается. Думаем, что такое же чувство будет и у добрых читателей. Впрочем, может быть кто-то авторов и заподозрит, не хотят ли они создать новый современный миф? Ведь в достоверность таких фактов трудно поверить.

Но дело обстоит именно так.

Г-н Ван Липин писал «Мастерство женского эликсира», сидя на кровати и разложив рукопись на коленях. Те, кому в будущем посчастливится заниматься по этой книге, должны помнить, в каких условиях она писалась, и пусть это будет помощью в их занятиях. В еще более аскетических условиях живут Учителя Ван Липина, Дед и Отец (Человек Дао Чистого Покоя уже вознесся, его нетленные мощи сохраняются), но все они упорно трудятся, проводят эксперименты, собирают материалы, пишут, редактируют, дополняют «Дао цзан».

Во многих случаях Учителя вырабатывают программу и поручают Ван Липину провести эксперимент в обществе. Потом успешный опыт фиксируется. Например, после того как Ван Липин объявил себя и стал создавать большие учебные группы, он проводил широкомасштабную работу по обучению мышлению в покое. Его Учителя подобного опыта не имели и в «Дао цзане» тоже на этот счет нет никаких свидетельств. В результате же проведенных экспериментов был накоплен большой опыт, произведена проверка на практике. Ван Липин всегда проводит учебные курсы по-разному, чтобы получить больше разных данных. Каждый раз он готовит к занятиям новые проекты тренинга, причем честно говорит: В этом деле у меня тоже опыта нет, не знаю, можно ли это сделать. Это не простое выражение скромности, он говорит правду, его работа – непрестанный поиск.

Однажды в Сиане ему встретилось очень редкое заболевание. Он справлялся у Деда и Отца, но оба старика тоже с ним не сталкивались и конкретных приемов лечения присоветовать не могли. Но во сне Ван Липин получил указания от одного из учителей прежних поколений. Он воспользовался его методом, и болезнь была излечена. Потом он просмотрел всю классическую литературу, но имя этого мастера нигде не упоминалось. Тогда Ван Липин сделал подробное описание болезни и метода лечения, как драгоценный материал эта информация будет занесена в «Дао цзан».

Человек Беспредельного Дао и Человек Дао Чистой Пустоты уже в высоком возрасте, но продолют совершенствоваться. Записанный ими опыт занятий для стариков – также новая драгоценная информация, до сих пор отсутствовавшая в «Дао цзане».

К идеям и методам Ван Липина проявили большой интерес студенты и аспиранты. Они вместе с ним исследуют сейчас новые проблемы философии и проблемы, выдвинутые развитием науки и техники.

В беседах с авторами книги г-н Ван Липин пожаловался, что слишком много у него житейских дел, которые отвлекают от задач редактирования «Дао цзана». Да еще различные общественные «узы» на нем лежат, например, ему дано «важное поручение» быть охранником завода. Много больных, каждый день толпы людей с разными трудностями и проблемами, ни уклониться, ни спрятаться нельзя. Так тратится его драгоценное время. Посмеиваясь над собой, он сказал: «Даосы-отшельники – это люди потустороннего мира, они никогда не жили в тисках человеческого. Этот мой нынешний опыт тоже потом можно записывать в „Дао цзан“».

Когда авторы книги в первый раз приехали в Шэньян на встречу в Ван Липином, был как раз обеденный перерыв. Г-н Ван потащил нас в обыкновенную харчевню. Она стояла у дороги, одна маленькая комната, несколько складных столиков, два официанта – новое частное предприятие, из тех, что появились в последние годы. Г-н Ван Липин был очень весел. «Сегодня я угощаю, выбирайте, что заказать». Протянул одному из нас меню. После нашего заказа он заказал еще для себя доуфу, соевый сыр, потребовал несколько бутылок пива. Доуфу – его главная пища, а пиво – для гостей. Он очень радовался гостям издалека, которые не говорили об обыденном, а специально расспрашивали о Дао. «Заказывать кушанья я до сих пор не научился,– сказал он.—Пусть гости сами выбирают, не надо стесняться». Ест он меньше, чем другие люди, и гораздо быстрее. После еды пошел платить по счету, вернувшись, с улыбкой сообщил: «Сегодня редакция одного журнала прислала гонорар за рукопись, сто юаней. Есть в кармане денежки, не надо у людей занимать, чтобы вас угостить». Так мы и узнали одну сторону обыденной жизни г-на Ван Липина. Каждый год ему надо ездить в Лаошань навестить Деда и Отца, каждые два-три года он навещает Дядей, Человека Дао Странствий с Облаками и Босоногого Даоса. Надо кормить родителей и тестя с тещей, четверых стариков, надо помогать младшим братьям и сестрам, воспитывать ребенка, он должен выполнять все свои человеческие обязанности. Но сам он крайне скромен, он вне материальных потребностей и думает только о том, как выполнить лежащую на нем двойную задачу.

Многие люди обращались с просьбами к г-ну Ван Липин и будут обращаться еще. Он помогает. Он помогает также еще большему количеству людей, которые не обращались к нему и, скорее всего, никогда не будут иметь такой возможности. Г-н Ван ничего от нас не просит, но неужели мы ничего не должны для него сделать?

Двойная ноша, лежащая на плечах Ван Липина, должна быть и нашей заботой. Мы способны бросить свою горсть земли, чтобы помочь в насыпании большого холма.


Глава девятнадцатая Приказ «объявить себя» | Путь мастера Цигун. История жизни учителя Ван Липина | Глава двадцать первая Возвращение к корню