home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

Пять искусств открытия мудрости

В годы странствий с облаками все старания старцев были направлены на то, чтобы передать Ван Липину Дао, научить его мастерству. На пути изучения Дао у Ван Липина начинался седьмой этап – «открытие мудрости». Главным его содержанием было изучение «Пяти Искусств». Что такое Пять Искусств? Это пять видов магии, пять видов знахарства, существующих в традиционной китайской культуре – врачевание, гадание – бу по стеблям тысячелистника, физиогномика-сян, гадание – мин о судьбе, гадание –шань по местности. Источник Пяти Искусств лежит в обобщении опыта и мудрости древних, которые в поисках способов выживания то боролись с природой, то приходили с ней ко взаимному соответствию и взаимному равновесию. Позже, и в большой степени усилиями даосов, совершенствовавшихся в выплавлении в горах, этот опыт был развит, и для словесного выражения его стала использоваться система знаков, отличная от языка обычных современных людей. Каждый вид Искусств буквально пропитан потом и кровью сердца, это кристаллизация человеческого опыта и мудрости на всем протяжении истории. Надо только расколоть панцирь этого языка, вышелушить скрываемую под ним сущность, чтобы освободить необыкновенные краски, которые могут осчастливить человечество.

Итак, странствие с облаками продолжается. Однажды наша четверка добралась до укромного местечка в горах, где струился чистый ручей, на берегу которого можно было смыть дорожную пыль и отдохнуть.

Внезапно Человек Беспредельного Дао почувствовал почти незаметную дрожь, словно легкий ветерок сморщил поверхность воды. Он поднял голову и приказал Цзя Цзяои: Осмотри-ка окрестности, как будто человек стонет?» Человек Дао Чистой Пустоты и Человек Дао Чистого Покоя тоже услышали стон с северо-восточной стороны и двинулись в этом направлении. И Ван Липин пошел с Учителями. Продираясь сквозь заросли кустарников и деревьев, карабкаясь по камням и сухим лианам, они преодолели гребень горы и нашли того, кто стонал. Это был дровосек, который по оплошности провалился в расщелину. Ему было около пятидесяти лет, темное изможденное лицо, штаны и куртка – заплатка на заплатке. Правая нога распухла и посинела, он уже ничего не видел и только испускал стоны. Человек Дао Чистой Пустоты внимательно осмотрел дровосека и понял, что дело не только в ушибе, наверняка его укусила змея. Он тотчас же вытащил из шкатулки, которая всегда была при нем, серебряную иглу, зажал ее тремя пальцами правой руки, повернул острием к небу, покрутил несколько раз в пальцах и, сосредоточив дух и зрение, в одно мгновение ока всадил ее в бедро дровосека. Ван Липин подумал, что прокол должен быть очень уж силен, но оказалось, что игла остановилась двух вершках от поверхности кожи. Учитель же по вибрации иглы невозмутимо следил за реакцией в теле дровосека. Затем он сделал еще круг иглой в воздухе над ногой и стал продвигать ее вниз вдоль ноги. Зажатая в пальцах игла чуть-чуть поворачивалась, иногда, останавливаясь над каким-то местом, она колебалась, затем вдруг снова продвигалась вперед, опять-таки неожиданно приподнимая острие вверх, иголка была похожа на корабль, плывущий, ныряя в волнах. Проходя колено, игла накренилась сильнее. Учитель вертел ее рукой, поднимал и опускал, подкручивал, словно вытягивая что-то и заставляя течь вдоль иглы. Наконец игла достигла места змеиного укуса. Учитель легонько покачал ею над крошечной ранкой и, прикрыв глаза, стал концентрировать дух шэнь. Сосредоточиваясь на острие иглы, он про себя читал заклинания, а потом внезапно рывком поднял иглу вверх и из ранки брызнула черная кровь. В то же мгновение дровосек открыл глаза и перестал стонать.

Человек Дао Чистой Пустоты поднялся, уложил иглу в шкатулку и сказал дровосеку: «Все хорошо, ци яда подавлено, жизнь вне опасности».

Ван Липин наклонился и обратил ладони к раненой ноге дровосека, делая от себя посыл энергии, чтобы дровосек скорее поправился. Учитель уже запечатал все биологически активные точки на сосудах колена и яд вытек, теперь же, благодаря нескольким толчкам внутреннего ци Ван Липина вытекла черная кровь и выступила наконец свежая. Тогда он закончил посыл. Отек ноги постепенно спадал. Дровосек поднялся, прошелся несколько раз и почувствовал, что в состоянии вернуться домой. Обливаясь слезами, он бросился на колени, благодаря за спасение, но Человек Дао Чистой Пустоты поторопился его поднять. Тем временем Человек Дао Чистого Покоя собрал большой пук лекарственных трав и отдал дровосеку. Тот опять поблагодарил и, утирая слезы, ушел.

Он ушел, а Ван Липин все еще стоял, мысленно поражаясь несравненному искусству иглы Учителя. Человек Дао Чистого Покоя хлопнул его по плечу: «Что стоишь? Надо возвращаться!» Только теперь он пришел в себя и двинулся вслед за Учителями.

Человек Дао Чистой Пустоты , понимая, о чем он думает, на ходу стал рассказывать ему историю своих серебряных игл.

Она и в самом деле была необычна. Каждая из игл имела свое имя. Одна звалась Иньской Иглой, другая – Янской Иглой, а третья – Иглой-Воспроизводящей-Форму. Все три иглы изготовил искуснейший мастер, но удивительно было вовсе не это, а то, что эти иглы, в отличие от обыкновенных, тоже должны проходить совершенствование в выплавлении. В те дни, когда иглами не пользуются, их надо вынимать и вращать ими перед лицом неба, земли, солнца и луны, чтобы истинное ци космоса переместилось на их острия. Только тогда во время пользования в иглах появляется чудесная сила.

В приемах иглоукалывания тоже надо разбираться очень тонко. Есть приемы Великой иглы, Малой иглы, Длинной иглы, Кожной иглы, Конечной иглы, Распределенной иглы, Беспредельной иглы и многие, многие другие. Только что был использован прием Беспредельной иглы. В этом приеме игла не касается больного, ею действуют на расстоянии, и одна игла может выполнять много функций. Она может естественно двигаться по меридианам и каналам, по кровеносным сосудам, по биологически активным точкам и везде, где нужно, “втыкаться”. Если втыкать иглу в тело, то одной иглой не обойдешься, каждая поставленная иголка закрепляется на месте и не может передвигаться, и для циркуляции ци тогда возникают препятствия.

В оперировании иглами прежде всего надо добиваться ощущения игл. Ощущать иглу значит чувствовать правильность и ложность, медленность и быстроту внутреннего ци после того , как игла “воткнута”. Правильное ци ровное, стабильное, медленное, гармоничное. Ложное ци бурлит волнами. Внутри биологически активных точек также имеется деление на три горизонта “Небо-земля-человек”, и надо выяснять, на каком горизонте проходит правильное ци, а на каком ложное. Иногда правильное ци проходит на горизонте “Неба”, а ложное ци скрыто движется на горизонте “Земли”, если этого не различать, иглоукалыванием пользоваться бесполезно, болезни все равно не излечить. Ощутив правильное ци, его стараются привлечь, ощутив ложное ци, его запирают в ключевых биологически активных точках, чтобы затем вытеснить.

Рассказы Учителя по дороге, можно сказать, все в Ван Липине перевернули, он был в восторге. Неудивительно, что Учителя называют “Первой иглой Поднебесной”! Такая степень мастерства в иглотерапии – это действительно Высшая Колесница, это мастерство духов, сверхчеловеческое мастерство!

Вернувшись на то место, где отдыхал Дед-Учитель, младшие Учителя доложили, что одного человека укусила змея, но его уже вылечили. Дед похвалил их и предложил всем присесть отдохнуть, попить родниковой водички, а на обед у них было немного сухого зерна. И вот уже Ван Липин жует это зерно, а Человек Беспредельного Дао рассказывает ему о Дао врачевания.

Человек Беспредельного Дао рассказывает, что при укусе змеи надо разобраться, какая змея, ядовитая или нет. Неядовитая змея по большей части оставляет шесть следов от своих зубов, четыре вверху и два внизу. Ядовитая же змея в большинстве случаев оставляет четыре следа, и место вокруг раны отекает, сначала болит, как обожженное, а потом немеет. Жалят чаще всего в руки и в ноги, потом отек распространяется вверх, сопровождается ослаблением зрения, одышкой, головокружением и рвотой, кровеносные сосуды сужаются и уплотняются, тело горит огнем. Для лечения прежде всего надо пускать в ход внутреннее мастерство, чтобы преградить и наглухо закрыть дорогу медленному распространению яда, а потом вытеснить и удалить его. Можно использовать такие приемы , как “Рассеивание того, что поддерживает угрозу” или “Истинное рассеивание яшмы”. Из лекарственных растений чаще всего употребляются южная звезда, лазурник, борщевик, пузатка-гастродия, нотоптеригинум, борец, а также используют минерал реальгар и шпанскую мушку. И способ употребления и количество должны изменяться гибко, в соответствии с обстоятельствами, диалектически,никакие догмы тут неприемлемы. Наше применение к обстоятельствам тоже отличается от того, что под этим понимают в обычной медицине, патриархи обобщили тут Девять Приемов: прием кольцевого течения, прием пронизывания ци, прием выманивания ци, прием меридианов и каналов. прием кровеносных сосудов,. прием скользкого пути,. прием лимфы, прием внутреннего созерцания, прием просматривания насквозь. Эти Девять Приемов, как и прием Источника Бессмертных, прерывают течение человеческих болезней очень быстро и точно.

В Девяти Приемах тоже существует деление на уровни"Небо-земля-человек» , на три уровня мастерства. Например, о способах слушания пульсе говорят: “мягкий, жесткий, плавающий”. В медицинских книгах тоже говорят о таком разделении, но обычный врач понимает только жесткий пульс. Плавающий пульс – это слушание, при котором рука находится на небольшом расстоянии от кожи больного, когда происходит зависание. Такая проверка пульса считается мастерством высшего класса, людям с невысоким внутренним мастерством она недоступна. Кроме “цунь”, “гуань” и ”чи”, трех точек биения пульса на запястье, пульс щупается еще на спине и на голове. В общем, мастерство не имеет границ. Древние говорили, что исправление пороков труднее их проявления, а проявление их труднее, чем распознавание их причин, а распознавание причин пороков труднее их предотвращения, а предотвращение пороков труднее предвидения. Ты сейчас молод, приступай пока к изучению лечения. В Дао врачевания нужно быть таким же чистым, как наши патриархи, врачеванию и спасению людей нужно отдаваться всем сердцем, чтобы не было порочных отклонений. Никогда не отказывай больным и не пренебрегай ими, ничего от них не бери, строго соблюдай обет даосов, неси счастье людям.

Отдохнув и напившись, они снова пустились в путь. Видя такой интерес Ван Липина к Дао врачевания, старики на ходу рассказывали ему обо всем, что встречалось по дороге. Видели гору – рассказывали о горах, встречали воду – говорили о воде, сталкивались с больными –говорили о лечении, встречали травку – рассказывали о лекарствах. Побывали они во многих местах, лечебных трав повстречали немало, и о каждой из них было все рассказано Ван Липину.

Однажды они опять отдыхали в горном лесу. Время близилось к полудню, вокруг не было ни души. Человек Дао Чистой Пустоты с Ван Липином набрали в лесу диких плодов, и все утолили голод. Видя, что время еще не позднее, Человек Беспредельного Дао не торопился пуститься в дорогу. Он подозвал Ван Липина и начал опять рассказывать о китайских снадобьях и травоведении.

Учитель-Дед сказал, что нельзя научиться врачеванию без знания трав. Обычно люди питаются какой попало растительной пищей, не зная принципов того, как охранить себя от болезней. Способов лечения очень много, но лечение травами – самый распространенный и удобный из них. В «Травнике Шэнь Нуна»?, самом древнем каноне врачевания, упоминаются 365 видов снадобий, что соответствует числу дней в году. Снадобья подразделяются на травы, злаки, рис, фрукты, деревья, червей, рыб, животных, минералы и многие другие виды, а кроме того, еще на три категории –высшую, среднюю и низшую. В высшей категории 120 видов, это «государевы снадобья». используемые для пестования жизни, для продления жизни, они не наносят вреда при длительном употреблении. В средней категории тоже 120 видов, это «снадобья для сановников», используемые для пестования сердечной природы, пополнения опустошающегося и лечения болезней, их не следует принимать долго. В низшей категории 125 видов, это снадобья для приближенных служащих. Они очень ядовиты, их используют для лечения, но при приеме нужно проявлять большую осторожность. Кроме того, нужно соблюдать сочетание Инь-Ян, степени сродства, знать способы сочетания корней и стеблей, цветов и плодов, трав и минералов, костей и мяса, ядовитого и неядовитого, знать сушку в темноте и на солнце, дни и часы собирания и приготовления, свойства почвы, на которой происходило созревание, знать истинное и ложное, старое и новое.

Жил при династии Мин Ли Шичжэнь, который кровью своего сердца написал 52 свитка «Бэнь цао гань му» («Травник»), в котором описаны 1892 вида снадобий, классифицированных по 16 разделам и 60 рубрикам. Это великое творение собирателя трав, обширное, но не путанное, в нем много подробностей, но все они важны. Если говорить о «разделе Воды», то в нем 42 вида снадобий, относящихся к рубрикам «Земной Воды» и «Небесной Воды». Среди них «Снег 12-го месяца», на вкус сладкий, холодный,? неядовитый, сохраняется в запечатанном сосуде, поставленный в темное прохладное место, не портится несколько лет. Снег 12-го месяца благоприятен для овощей и злаков, способен уничтожать вредных насекомых. Если им заранее замочить семена, то вредителей вообще не будет. При вспрыскивании им уничтожаются мухи, а фрукты предохраняются от порчи. Избавляет от любых бактерий, вылечивает при эпидемиях чумы, похмельном синдроме, детской падучей болезни и истерии. Вылечивает он и желтуху, но при приеме его требуется немного подогревать. Если снегом 12-го месяца промывать глаза, то избавишься от воспаления. Он избавляет от жажды, если на нем приготавливается чай или варится каша. Замечательный эффект получается при смазывании им потницы.

При лечении водой тоже нужно знать приемы. Дизентерия и понос прекращаются приемом Воды Инь-Ян, которая получается от соединения в равных частях сырой колодезной воды и кипятка, что очень просто и удобно. В истории записано, что раз Хуа То встретил женщину, страдающую сезонной лихорадкой. Он велел ей сесть в каменный жолоб, где поили скотину, и окатывал холодной водой. Время было зимнее, стояли морозы, а тут еще холодной водой поливают. Люди этому очень удивлялись. Когда он облил ее водой в семидесятый раз, больная так закоченела, что, казалось, кончается. А на восемьдесят первый раз во всем теле ее появилось тепло. После сотого раза ее подняли, насухо вытерли, завернули в толстое одеяло, она какое-то время спокойно полежала, пропотела и выздоровела. Такие приемы обычная медицина применять не смеет. При изучении медицины, врачевании и спасении людей надо хорошо усвоить принципы врачевания, а кроме того, надо понимать природу лекарств, это два необходимых условия.

Во время долгих странствий в глуши старики одно за другим прочитали Ван Липину главные места из нескольких классических канонов по медицине.. Прочли 81 главу «Су вэнь» («Вопросы о простом») из «Хуанди нэй цзин», 81 главу «Лин цзю» («Священного гроба»), «Шэнь Нун бэнь цао цзин» («Канон Шэнь Нуна о травоведении»), «Ба ши нань цзин» («Канон о 81 трудном случае болезней»), «Сунь Чжэнь Жэнь цянь цзинь фан» («Тысяча золотых рецептов Истинного человека Суня»), «Цзи цзю сянь фан» («Волшебные рецепты эктренной помощи»), «Сянь чуань вай кэ би фан» («Тайные хирургические предписания, переданные небожителями»), «Хэ сянь вэн чжоу хоу бэй цзи фан» («Рецепты почтенного небожителя Хэ для экстренных случаев») и другие. Да кроме того, старики передали Ван Липину свое совершенное искусство и более сотни абсолютно секретных рецептов, не упомянутых в канонах и совершенно не известных в миру, которые ему велели накрепко запомнить и без необходимости другим не открывать. Ван Липин запомнил все, чему учили его Учитель-Дед и Учителя-Отцы, и в изучении Дао врачевания взошел на Высшую Колесницу мастерства.

Тем временем опадали последние листья, близилась зима. Учителя с учеником шли по горам, которые постепенно теряли краски и приобретали сизый оттенок.. В багаже Ван Липина добавилось несколько драгоценных вещей, это были редкие лекарственные травы. встреченные по пути, а еще приготовленные согласно всем правилам пилюли и порошки. Лекарств было немного, но в миру они очень редко встречались и ценились дороже золота. Учителя и ученик истратили на их приготовление много времени и сил, но не для того, чтобы продать их или обменять, а потому, что готовились к неожиданным случаям, когда надо будет лечить людей.

И вот однажды, перевалив через гору, они увидели, что навстречу им по дороге с трудом бредет несколько человек. Приблизившись, они разглядели позеленевшие лица, старую рваную одежду. Похоже, это были голодающие издалека.

Человек Беспредельного Дао обратился с вопросом к одному парню, и тот объяснил, что они живут в деревеньке неподалеку. На жителей ее напал мор, за несколько дней умерло более десятка людей, сейчас они временно уходят в другую деревню. Вам четверым, сказал парень, тоже туда ходить не стоит, лучше обойти это место стороной. .Человек Беспредельного Дао с улыбкой сказал: «Не стоит, лучше землякам пойти вместе с нами обратно, мы пришли сюда для излечения этой болезни».

Подходившие люди обступали их, вид у большинства был недоверчивый. Человек Беспредельного Дао увидел на руках одной женщины девочку лет двух, бледную, с посиневшими губами. Глаза ее были закрыты, она бессильно задыхалась. В глазах женщины стояла мольба. Человек Беспредельного Дао протянул руку и погладил головку ребенка. С улыбкой сказал: «Ничего с ней не случится, вернешься, покормишь немного, и все будет хорошо».

Женщина не верила, но лицо девочки чуть порозовело. Мать коснулась губами ее головки – жара не было. Ребенок открыл глаза: «Мама, есть хочу». Пораженная женщина собиралась броситься на колени, но Ван Липин ее удержал. А все другие свидетели этого чуда без дальнейших расспросов повернули назад в деревню.

Деревня казалась заброшенной, не видно было людей, не слышно петухов и собак. Лишь на некоторых воротах трепетали на осеннем ветру листки белой бумаги в знак того, что здесь умер человек.

Человек Дао Чистого Покоя зашел в один дом и, вернувшись, доложил Человеку Беспредельного Дао, что здесь несомненно эпидемия холеры, требуется немедленная помощь.

Отдых был забыт. Пришедшему с ними молодому парню велели скорее собрать всех, кто еще может ходить, в большом пустом доме и принести туда тех, кто уже не в состоянии двигаться. Туда прежде всех вошел Ван Липин, чисто подмел помещение, а окна плотно закрыл. Человек Дао Чистой Пустоты вытащил серебряную иглу и с закрытыми глазами проводил циркуляцию ци. Человек Дао Чистого Покоя притащил охапку хворосту, охапку соломы и сложил в середине комнаты. Человек Беспредельного Дао попросил людей принести бумагу и карандаш, уселся на циновке в позе лотоса и начертал знак, потом, поместив его перед грудью, с закрытыми глазами мысленно заставил его циркулировать по комнате, читая при этом тайные заклинания.

Наконец приготовления были окончены, все жители собрались в комнате. Человек Дао Чистой Пустоты рассаживал их вокруг кучи хвороста, а кто не мог сидеть, тех укладывал головами к ней. Человек Беспредельного Дао приказал Ван Липину достать лекарственные пилюли и роздал по одной всем лежачим. А потом велел Ван Липину зажечь солому и хворост. Они отсырели, и как только огонь был разожжен, помещение наполнилось дымом. Человек Беспредельного Дао сжег на огне знак. Двери были закрыты, а дым в комнате душил людей, они начали кашлять, все сильнее и сильней. Потом некоторых стало рвать, и в одно мгновение в помещении все смешалось. Дым, вонь, грязное ци, звуки кашля, рвоты и стонов. Человек Дао Чистой Пустоты с иглой в руках, совершал в этой кромешности так называемое сплошное иглоукалываение, двигая иглой в воздухе и мысленно вонзая ее в биологически активные точки Чжун Юань, Тай Цюй, Гуань Юань, Цзу сань ли и другие, что одновременно вызывало реакцию у всех больных. Когда он закончил эту операцию, Человек Дао Чистого Покоя принялся проводить «сплошной массаж», что тоже все ощутили.

Прошел час, и в помещении постепенно все успокоилось, ни кашля, ни рвоты, ни стонов уже не было слышно. Сидевшие почувствовали себя лучше, лежавшие сели, у всех появились здоровые ощущения..

Тогда Человек Беспредельного Дао приказал Ван Липину отворить двери и окна, в комнате стало светло и пахнуло свежим воздухом. Потом он сказал жителям деревни: «Поднимайтесь, земляки, и ступайте по домам. Несколько дней ешьте понемножку и побольше отдыхайте, пока силы постепенно не восстановятся».

Люди слушали и смотрели друг на друга, им казалось, что все это происходит во сне. Начали подниматься и ходить, нет, все вроде наяву, но не могли придти в себя от изумления. Глядь, а четверо «волшебников» собрали свои вещички и были уже далеко. Знакомый парень кричал им вслед: «Просим святых людей остановиться!» Женщина со спасенной девочкой выкрикивала слова благодарности. «Волшебники» же торопились исчезнуть. Один только Ван Липин обернулся и махнул на прощанье рукой. Люди не могли удержаться от слез.

Покинув деревню, Учителя с учеником еще несколько дней совершали посылы дистанционного массажа для лечения больных. И те быстро поправились. С тех пор в деревне царила радость, жители благодарили четверых благодетелей за спасение.

К истории с излечением холеры нужно добавить еще одну деталь. Человек Дао Чистого Покоя вначале провел там сидячую медитацию и применил магический прием под названием «В небесном одеянии нет швов.» С помощью мощного посыла внутреннего мастерства он плотно накрыл своим полем всю деревню и только после того, как его Учитель привел в действие свой знак, а его собрат – свою иглу, он принялся за дистанционный массаж. Все три старика с помощью вещей, «обладающих формой и материей, совершили передачу души-вестника, „не обладающей формой, но обладающей материей“, чтобы этот посыл завершился тогда, когда будут излечены все больные.

Чтобы все жители деревни одновременно заразились холерой – такое за многолетнюю свою практику старики редко встречали. Из-за множества больных болезнь становится чрезвычайно опасной и промедление смерти подобно. Ничего другого не оставалось, как собрать всех больных вместе, а потом воздействовать на них параллельно и одновременно с помощью техники пресечения, одухотворенных снадобий, магических знаков, иглотерапии и массажа. Лечение с помощью вычерчивания знаков на бумаге, проведения над ними циркуляции посылов и сжигания их на огне называется «Жертвенной Иглой». Существует много видов знаков, есть «Знак Смешения Снадобий», «Знак квинтэссенции Солнца и Луны», «Знак Пяти Элементов», есть также «Знак Неба-земли-человека», «Знак космоса». Не всякий знак можно использовать, кроме того, после его начертания нужно заставить его циркулировать, для чего нужно знать приемы, а выполнение приемов требует очень высокого внутреннего мастерства. Например, чтобы заставить циркулировать «Знак квинтэссенции Солнца и Луны», требуется умение собирать ци, затем нужно уметь перенести это ци на знак. Что же касается более высоких категорий знаков, например, «Знака Неба-земли-человека», то они выходят из границ сферы Среднего из Трех Миров. Чтобы оперировать с ними, нужно обладать силами более высокого уровня. которым они только и подвластны. Такие силы обычным людям неизвестны, да они в их существование и не верят, а если верят, то считают совершенно мистическими, недоступными для понимания. Ну, а как же на самом-то деле? Такие «силы» существуют. Читатель уже видел это в случае «прекращения дождя», а теперь снова сталкивается с ними в связи с «лечением болезни».

Китайская медицина ведет свое начало от «шаманского врачевания», в древности врачевание и шаманство составляли одно целое, а потом постепенно обособились. Некоторые считают это историческим прогрессом, а другие видят в таком прогрессе регресс. Какая же из этих двух точек зрения верна, а какая ложна? По-видимому, сразу этого не решить. Но одно можно сказать определенно: китайская медицина в отрыве от китайской культуры, в отрыве от такой теоретической базы, как учение об Инь-Ян и Пяти Элементах, в отрыве от такой практической базы, как внутреннее мастерство, теряет источник своей жизненности.

Опыт для развития китайской медицины совершенно необходим, в западной медицине тоже есть много такого, что китайская медицина для своего развития могла бы с пользой заимствовать, но ни то, ни другое не может стать базой ее развития. Сделать их базой значит перевернуть дерево корнями вверх.

Китайская медицина также делится на три уровня «Небо-земля-человек». Имеет такие уровни и опыт. Опыт, который обычно имеется в виду, неотделим от «Нижнего из Трех Миров», ограничивать китайскую медицину его рамками значит ограничивать ее развитие. В даосской медицине такого ограничения нет, она расширяет опыт, распространяет его на Средний и Высший из Трех Миров, у нее есть для этого много приемов, много «сил», которые могут стимулировать движение вперед. Предпосылкой использования этих приемов и «сил» является совершенствование в выплавлении самого врача. Здесь медицина и «шаманство» составляют единство, стоящее выше обычной китайской медицины. Это первооснова китайской медицины, ее крепкая традиция, и только следуя ей, китайская медицина имеет потенции развития.

Приведем простой пример. В последние несколько лет, когда г-н Ван Липин читал лекции по китайской медицине перед профессорами нескольких институтов китайской медицины, он рассказывал им, что измерение пульсов подразделяется на уровни «Неба-земли-человека», рассказывал, как измерять плавающий пульс. Профессорам этот принцип был понятен. Они говорили, что раньше слышали это от своих профессоров, как говорится, знали, что такое есть, но не знали почему, и не практиковали, не могли найти этот «Небесный» плавающий пульс. Г-н Ван Липин сказал им: «Приемами обычного человека вы, конечно, не сможете его найти. Существует несколько десятков разновидностей этого пульса, различия между ними чрезвычайно тонки, без внутреннего мастерства ощутить их невозможно. Без внутреннего мастерства невозможно даже понять то, что написано в медицинских книгах, не говоря уж о том, чтобы это применять. А это пока что все говорится об обычных приемах осмотра больного. Китайская медицина не причиняет больному дополнительных страданий, она может по внешнему виду, диагностировать болезнь, определить метод лечения, точно назначить необходимые лекарства. В западной медицине без применения приборов при осмотре больного трудно сделать самый маленький шажок. Болезни внутренних органов, болезни всего того, что находится под кожей, она не может диагностировать, не разрезав человека, чтобы увидеть все ясно, а это причиняет больному слишком уж большие страдания. Западной медицине не хватает еще и цельности, она ведет лечение не диалектически, а так, что болит голова – лечат голову, болит нога – лечат ногу, совсем не заботясь о побочном действии лекарств. Очень часто одна болезнь проходит, а другая начинается. По виду эти методы передовые,. а в действительности отсталые. В даосском врачевании, если говорить упрощенно, редуцируя многие промежуточные процессы, ищут только источники болезни, направляют усилия к ликвидации причины болезни, поэтому и получают необычайно сильный эффект. Людям обычно кажется это чудом, но в действительности тут нет чуда. Г-н Ван Липин говорит, что, мол, обычная медицина должна для постановки диагноза слушать пульс, а я все сразу определяю на взгляд, я могу „осматривать“ больного даже в его отсутствие, и всего только с помощью пары собственных глаз.

Почему даосы так упорно цепляются за собственное совершенствование в выплавлении? На это есть свои причины. Во-первых, без совершенствования в выплавлении нельзя достичь высокого уровня в мышлении, нельзя понять сущность древней культуры. Во-вторых, без более высокого уровня мастерства многие приемы использовать просто невозможно, нет способа мобилизовать «нечеловеческие силы». В-третьих, согласно теории единства неба и человека, при метаморфозах в космических небесных телах происходят соответствующие изменения в человеческом теле, возникает множество новых проблем, которые придется изучать и решать потомкам. Если говорить о медицине, то при изменении природы некоторых ингредиентов лекарств нужно менять и весь рецепт, иначе болезни не вылечишь. Это работа, которую придется делать врачам следующих поколений.

В общем, развитие китайской медицины, во-первых, неотделимо от китайской традиционной культуры, особенно от традиционного философского мышления. Во-вторых, она неотделима от совершенствования в выплавлении внутреннего мастерства врачевателя. В-третьих, ей необходимо извлекать все полезное из повседневного опыта западной медицины. Все три вещи очень важны, но надо различать главное и второстепенное, нельзя вершину лишать корня, нельзя сажать дерево вверх ногами.


Глава восьмая С облаками на все четыре стороны | Путь мастера Цигун. История жизни учителя Ван Липина | Глава десятая Превосхождение времени и пространства