home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

«Андраста» действительно было далеко до «Куин Мэри». При первом взгляде на нее я был готов поспорить с теми, кто называл ее кораблем. Это было одномачтовое судно с круглым дном. Единственный парус был квадратным и я мог бы пок­лясться, что судно ходит по ветру не лучше резиновой лодки. У него не было руля, а вместо него с правой стороны свешива­лось весло. Я попытался представить себе, как оно отчаливает от берега и выходит в море. Картина была очень печальной.

Капитаном судна оказался высокий, сухопарый человек с бородой, которую он, вероятно, позаимствовал у Рипа Ван Винкля. Помогали ему одноглазый помощник капитана и дюжина зловеще выглядевших матросов. Часть груза была сложена на палубе, что делало корабль еще менее способным к морским переходам. На судне было всего две каюты и помощник капи­тана с неудовольствием уступил нам свой роскошный – четыре на четыре – кубрик и со своей койкой перешел к экипажу.

Пока «Андраста» вместе с отливом прокладывала путь из гавани. Аннис и я стояли и смотрели на крохотную каюту, которую нам предстояло разделить следующие две недели.

– Я видел сортиры больше, чем эта каюта, – заметил я, раздумывая, как я войду туда с мечом.

– В конце концов, мы в пути, – ответила Аннис. – Если все будет хорошо, то мы прибудем в Лохлэнн только через несколько дней после Сиона и Морриган и задолго до Биллтэйна.

Я смотрел на единственную койку и думал, что хорошо, что между Аннис и мной существовали интимные отношения, иначе такая жизнь была бы неудобной и стеснительной.

– Эта койка слишком мала, – сказал я.

Она посмотрела на меня, и в ее глазах был холод.

– Я маленькая, и мне здесь будет нормально.

– Для тебя..., – я смотрел на четыре фута жесткой постели и думал, как во имя Бранвен смогу втиснуть свои шесть футов и пять дюймов в это пространство.

– Да! Не собираешься же ты делить ложе с будущей королевой Лохлэнна?

– Но... после того, что произошло в домике, я натурально предполагал, что..

Аннис вытянулась во все свои пять футов. В Педриване она купила кое-что из одежды и теперь была одета в тунику, во множестве цветов которой преобладали красные, голубые и желтые. Туника свободно ниспадала с ее стройного тела. Поверх туники на ней был капюшон, отороченный золотом, на шее было золотое ожерелье, а на руках браслеты. Каждым своим дюймом она выглядела как королева дикарей.

– Об этом и не думай, Джэнюэр. В домике была лишь религиозная церемония, в ней не было никаких частных инте­ресов. Понятно?

– Для меня это было чересчур частным. И, должен признать­ся, я предполагал, что мы будем заниматься тем же самым все две недели плавания.

– Этого больше не будет! – отрезала она повелительно.

Значит теперь будет так. Я протиснулся сквозь маленькую дверцу и, сняв меч с плеча, попытался расположить его в каюте, но кончик меча все равно высовывался из дверей.

– Как же мы закроем дверь? – спросила Аннис.

– Не знаю. Но нельзя его оставлять на соленом воздухе. Он может заржаветь, а воин со ржавым мечом смешон.

– Может, его положить поперек?

–Ты хочешь, чтобы меч был между нами, как в древних историях, когда герои таким образом отделялись от дам, чтобы не впасть в грех и не соблазниться?

–Ты считаешь себя в этой истории героем? По моему, ты скорее комедийный персонаж.

Может быть, я и заслуживал отповеди своей болтовней о своем будущем, как о великом воине, но согласиться с этим я не желал.

– Ты не считала меня смешным, когда мы были между мирами, и на нас напал сумасшедший Охранник.

Она смутилась и вздрогнула.

– Я тогда чувствовала, что все мое существо высасывается из меня, я была в ужасе. Если бы не твой меч, не знаю, чем бы это все кончилось.

– Может, твоя магия не действовала потому, что ты не верила, что она подействует? Наверное, и мои заклинания на Земле не действовали потому, что я в них по-настоящему не верил.

– Значит, ты думаешь, что волшебное могущество – это просто результат умственных усилий или нечто подобное?

– Конечно. Я всегда говорил, что колдовство – прекрасный пример отрицательного мышления.

– Ошибаешься. Магическая сила от бога. Она проявляется только у тех, кто посвящен богам.

– Ну, что ж посмотрим, – сказал я, укладывая меч поперек каюты. – Может, я буду таким же хорошим воином, как и колдуном.

– Пока что ты воюешь только одним языком, – зевнула она. – Это создает плохое впечатление о земных мужчинах, Джэнюэр.

Я снял кольчугу и шлем и повесил их на крюк. Она тоже разделась и сложила одежду в ящик под койкой. Я тоже кое-что купил в Педриване, когда, к своему удивлению, обна­ружил, что могу расплачиваться чеками. Я купил себе прек­расно сшитую тунику с меховым капюшоном и к своему вооружению добавил двадцатичетырехдюймовый кинжал. Кро­ме того, я приобрел стеганую фуфайку под кольчугу.

«Андрасту» начало качать на волнах, как обычную ша­ланду, каковой она, впрочем и являлась. Аннис позеленела.

– Что случилось? – спросил я. – Что-нибудь съела за за­втраком? У меня есть подозрение на копченую селедку.

Аннис сглотнула слюну и села на постель.

– Ты же сам, черт побери, знаешь что со мной?

– Морская болезнь! Очень странно для дочери короля моря.

– Я прожила на Земле пятнадцать лет, – сказала она, ложась на койку и стараясь не смотреть на фонарь, раскачива­ющийся под потолком. – Я не плавала на таких судах с тех пор, как была девочкой.

– Я знал великолепное заклинание против морской бо­лезни, но отдал его одной русалочке в Санта-Монике, а та не вернула его мне.

– Будь ты проклят, Дюффус!Чтоб твоя душа попала в Уфферн!

– Не знаю, что такое Уфферн и где он, дорогая, но я знаю, что проклятиями не расплачиваются за сочувствие, так как они могут рикошетом вернуться обратно. Знаешь, что я сейчас сделаю? Я выйду на палубу и буду дышать свежим воздухом. Может, это как раз та магия, которая может помочь тебе?

Она снова сглотнула, чтобы опустить на место желудок. Я быстро подал ей сосуд который стоял на столике посреди каюты. Это было именно то в чем в настоящий момент она настоятельно нуждалась. Про себя я хихикнул и вышел на палубу. Оказывается, морской болезни подвержены и королевы ведьм.

Меня поразило поведение мачты. Она описывала голово­кружительные окружности в бледно-голубом небе. Матрос, сидя в вороньем гнезде на вершине мачты, чувствовал себя, как на американских горках. Я огляделся и увидел, что вся команда бегает взад вперед, с криками выполняя какие-то действия. Капитан и помощник были на корме, налегая изо всех сил на рулевое весло. Вероятно, что-то произошло. Ко­рабль не только качало и швыряло на волнах, но он еще описывал круги. Крепко держась за поручни, я пробрался от носа к корме, обдаваемый солеными брызгами зеленой воды.

– Что это? Что случилось?

Капитан и помощник не обратили на меня внимания. Оба они с таким пылом ругали течение, как будто соревновались между собой в богохульстве. Так как они использовали мес­тный язык, я не уловил всех тонкостей их тирад, но из того, что я понял все было чрезвычайно изобретательно. Шатаясь, я пробрался к лестнице, ведущей на кормовую палубу, и взобрался по ней.

– В чем дело, капитан? – прокричал я. – Почему вы водите корабль кругами?

– Мы собираемся вернуться назад в Педриван. Мы не можем плыть дальше.

– Но мы должны плыть дальше. Вам заплачено за проезд и мы должны плыть в Лохлэнн.

Капитан посмотрел на меня и приказал убираться с палубы, присовокупив к этому различные подробности о моем происхождении, морали моей матери и свиноголовых богах, которым я поклоняюсь. Меня не очень возмутили те вещи, которые он сообщил о моем происхождении, а что касается морали моей матери, то я всегда считал, что это ее личное дело, но я не мог никому позволить так говорить о моихбогах. Помощник вынул нож, но прежде чем они успели пустить в ход свое оружие, я схватил их за воротники. Затем я поднял их обоих в воздух и только хотел стукнуть их головами, как эта старая лохань со свиным брюхом, на которой мы на­ходились, нелепо подпрыгнула на волне и все мы упали на палубу, стараясь изо всех сил удержаться и не упасть за борт. Меня бросило на поручни, капитан болтался где-то между морем и небом, а помощник держался за мою ногу.

Капитан, посмотрев вниз на дико клокочущее море, вскрикнул и судорожно схватился за мою руку. Я втащил его на борт и встряхнул, как полудохлую крысу, которую он очень напоминал. Затем я поставил его на ноги и направился к рулевому веслу. «Андраста» опять развернулась, направив свою высокую корму в открытое море.

– Черт побери, разверните ее! – завопил я. – Ее же сейчас захлестнет волнами.

Они с остервенением ругались, но ни тот, ни другой не делали никаких замечаний относительно моей религии или происхождения.

– Мы не можем ее развернуть! – закричал капитан. – Нас околдовали!

– Броунжер на нашем пути! Здесь мы не можем выдержать курс! – вопил помощник. – Мы будем кружиться до конца света!

Я не знал кто или что такое Броунжер, но никого в море не видел. Все, что я мог видеть, то это непрерывно вращаю­щуюся на фоне неба мачту и небо, вращающееся в противо­положном направлении. Внезапно я почувствовал тошноту.

– Там ничего нет! – закричал я, сглотнув слюну, чтобы поставить желудок на место. – Я ничего не вижу!

– Конечно, не видишь – ответил капитан. – Никто не может его видеть! Никто, кроме могущественных колдунов!

Я решил, что они пытаются скрыть свое неумение спра­виться с кораблем в такую погоду, отстранил их и взялся за весло сам. Моей первой мыслью было, что «Андраста» вовсе не тот маленький приятный шлюп, на котором я плавал в Южной Калифорнии. Потом я решил, что кто-то, гораздо более сильный, чем я, заставляет «Андрасту» вертеться на месте.

– Что же ты не выправишь ее? – злорадно спросил капитан.

– Налегай на весло сильнее! Может, пересилишь Броунжера! – присоединился к нему помощник.

– Заткнись со своим Броунжером, а то... – Я хотел так ударить его, чтобы он больше не поднялся с палубы, но тут появились все матросы и столпились на корме с ножами и веревочными концами в руках.

– Броунжер на борту! – завопил какой-то подозрительный тип. – Пассажиры заколдованы!

– За борт их! – подхватил помощник и толпа двинулась к корме.

Картину, подобную этой, я тысячи раз рисовал в своих грезах. Я на палубе корабля и дюжина орущих разбойников приближается ко мне. Ха! Это как раз то, что любит истинный воин. Но здесь была маленькая проблема. В своих фантазиях я всегда был с мечом, и его длинное лезвие было красным от крови. К несчастью, мой меч лежал в крохотной каюте с Аннис. Все эти головорезы были вооружены, а я нет. Я решил напугать их наглостью.

– Ну, подходите, подходите по одному! Я сейчас вам покажу!

Мне не пришло в голову, что они поступят не по-джентльменски и набросятся на меня нее разом. Пару минут все, шло как надо. Ухватившись за рулевое весло одной рукой и врезал по физиономии первому матросу, который приблизился ко мне. Тот опрокинулся назад и, перевернувшись через поручни, упал на нижнюю палубу. Второго я встретил боковым ударом и голову. Глаза его побелели, он упал на колени и, немного погодя, свалился бездыханным. На этом мои успехи кончились. Они все разом набросились на меня. Я опрокинул на палубу еще одного и пнул капитана в очень чувствительное для него место, но потом с полдюжины матросов оторвали меня от моей опоры, как я не сопротивлялся. Помощник начал бить меня кулаком по лбу, а матросы хлестали по спине и плечам веревочными концами.

– Заборт его! – кричал помощник. – Принесем его в жертву морским богам!

Это было чересчур и я ожидал, что капитан отбросит свою враждебность ко мне и все прекратит. Он, скрючившись, сидел на палубе и стонал от боли в том месте, куда я его ударил.

– Стойте! – завопил я. – Я – американский подданный! Я буду жаловаться в... – я не сразу смог придумать кому я буду жаловаться или подавать протесты, так как меня подавили те удары и пинки, которые наносились мне против всех законов гуманности. И тогда я вспомнил Бранвсн. – Бранвен! Это я, Дюффус! Ты знаешь меня. Там в твоем доме мы уже встре­чались! Бранвен, сделай что-нибудь!

Матрос начал переваливать меня через поручень и я ус­лышал дикий шум моря внизу.

– Кончай с ним! – кричал помощник, и матросы делали все, чтобы выполнить этот приказ.

Я был уже почти там. Мой зад был уже за бортом, и матросы поднимали мои ноги, чтобы перекинуть меня через борт.

– Остановитесь, идиоты!

Сначала я подумал, что это голос Бранвен из Валгаллы, царства любви, но потом понял, что это голос Аннис. Она карабкалась по лестнице на кормовую палубу и из-за пере­борки уже была видна ее голова.

– Дюффус, идиот, что ты сделал этим людям? Что ты тут натворил?

Я не ответил, так как четыре пары рук сжимали мое горло и еще одна рука зажимала рот в попытке задушить меня. Кроме того, я считал, что эти вопросы несколько не ко вре­мени. Аннис не дождалась ответа, вскарабкалась на палубу и стала кричать, пинать и царапать людей, которые хотели убить

– Отпустите его! Отпустите, а то я превращу вас в сардин!

Капитан уже настолько оправился, что смог что-то промямлить про Броунжера. К моему удивлению, угроза Аннис подействовала, и меня отпустили. Корабль все еще ходил кругами, зачерпывая бортами воду.

– Броунжер! Броунжер! Корабль заколдован!

– Эта куча суеверных идиотов, – сказал я Аннис, и голос у меня был хриплым вследствие того,что меня чуть не за­душили.– Они воображают, что на мачте сидит какой-то монстр.

– Здесь Броунжер, – сказал капитан. – Его нельзя увидеть, но он здесь.

К моему удивлению Аннис подняла голову и стала смотреть вверх, как будто приняла всерьез его слова.

– Конечно, это Броунжер, – сказала она.

– Ты сумасшедшая, как и они. Я ничего не вижу, черт возьми!

– Конечно, ты не видишь, идиот. Он же чародей. Он может сделать так, что ты увидишь то, что он захочет. Он сейчас тут.

– Где? – спросил я, глядя на мачту.

Матрос, сидевший в вороньем гнезде, давно спустился вниз для борьбы со мной, и мачта была совершенно пуста.

– Вон там, – ответила Аннис, подняв руку и сделав каб­балистический знак пальцами.

Я разинул рот – он был там. На ноке что-то еле виднелось. Когда оно стало видно более отчетливо, оказалось, что оно имеет отдаленное сходство с человеком – маленький человечек с широкими плечами и длинными ушами, спускающимися на плечи, и с ухмыляющейся физиономией. Он прыгал взад и вперед по ноку и непрерывно смеялся.

– Это он! Это Броунжер! – закричал капитан. – Мы за­колдованы! Заколдованы!

Существо на мачте вскрикнуло и высунуло язык.

– Все кругом, кругом. «Андраста» будет" плыть все время и никуда не приплывет! – пело оно. -" Кругом, все кругом! Броунжер прыгает, «Андраста» вертится!"

– Броунжер! Я приказываю тебе – закричала Аннис. -Именем Бранвен, уйди отсюда!

– Бранвен то, Бранвен это! – с сумасшедшим смехом закричал Броунжер. – У Бранвен нет силы против Ведьмы моря!

– А. Теперь все понятно, сказала Аннис. – Это Морриган. Она наслала на нас Геас!

– Что за чепуха? – сказал я, рассматривая прыгающего на ноке Броунжера. – Морган Лейси обычная земная девушка. Что она может знать о Геас или об этом существе, называемом Броунжером? Кстати, кто это?

– Дух моря. Тысячи моряков погибли из-за него.

– Ну, мы то не погибнем. Капитан, пошлите кого-нибудь наверх! Пусть стащат этого дьявола вниз!

Все матросы посмотрели на меня так, как будто были готовы броситься за борт при таком предложении.

– Олл раит! Я сделаю это сам.

– Подожди, Дюффус, – сказала Аннис, – дай мне подумать. Через минуту я вернусь с решением.

– У нас мало времени. Посмотри, собираются тучи, при­ближается шквал, который неминуемо опрокинет судно, если мы не развернемся носом к ветру.

Я стал медленно подниматься вверх по мачте. Она качалась из стороны в сторону, грозя швырнуть меня за борт в бушу­ющие волны. Броунжер увидел меня и принялся хихикать.

– Большой человек идет и хочет сбросить Броунжера! Большой человек упадет с мачты и сломает себе шею, а Броунжер будет смеяться и смеяться!

– Я тебе сломаю шею! – пригрозил я ему, когда был уже на полпути.

Броунжер стал вертеться еще быстрее. Он ухватился за канат, свешивающийся с мачты, и начал вертеться на нем, как на карусели. Он дважды пролетел мимо меня, и я попы­тался схватить его. Его перепончатая лапа была на расстоянии дюйма от моей руки, и он злорадно хихикнул, когда я промахнулся. «Андраста» вертелась как волчок. Вода с ревом прокатывалась по палубе и матросы в панике пытались сп­устить две маленькие шлюпки, бывшие на борту судна.

– Кругом и кругом плывет «Андраста»! – кричал Броунжер. – Кругом и кругом плывут Дюффус и Аннис.

Он опять пролетел мимо меня, распевая свою глупую песенку. Я снова попытался схватить его, но чуть не свалился с мачты. На мгновение взглянув вниз, я увидел только зеленые волны с белыми барашками. Желудок и голова закрутились с такой скоростью, как и «Андраста», а пение Броунжера производило какое-то гипнотическое действие.

– Сейчас пальцы большого человека разомкнутся... разом­кнутся.....разомкнутся....и он упадет вниз... упадет вниз... упадет вниз...

Мне были известны такие песенки, я видел, как они дей­ствуют на земле, когда присутствовал на нескольких шабашах.

Я зацепился и постирался заткнуть уши,чтобы не слышать этого пения.

– Дюффус, спускайся! – кричала Аннис. – Я кое-что придумала, чтобы избавиться от него!

– Он упадет вниз, упадет вниз! – пел Броунжер, опять приблизившись ко мне. -Броунжер будет колдовать, и он упадет вниз!

И только сейчас я начал кое-что понимать. Огромное крылатое существо бросилось на меня из огненного облака. Его большие черные крылья yгрожающе хлопали, а своими челюстями оно намеривалось оторвать меня от мачты. Я уже чувствовал его свирепое дыхание, когда оно... Я наклонил голову и оно пропало. Воображаемые ужасы пропадают, если поймешь, что они воображаемые. Броунжер снова запрыгал. В его свинячьих глазках было удивление, когда он понял, что колдовство не сработало.

Тогда он стал действовать на мой мозг. Я уже не висел на мачте корабля, а теперь был уже на Земле и судорожно цеплялся за веревку, привязанную к бамперу автомобиля, мчащегося по шоссе близ Лос-Анджелеса. За мной мчалась дюжина других машин со сверкающими зубоподобными решет­ками, и их гудки холодили мою кровь. Ужас пронзал все мое существо. Автомобиль мчался все быстрее и быстрее. Я был как загнанный кролик. Я был приманкой для рычащих ме­ханических чудовищ, преследующих меня. Я должен скрыться, должен уйти отсюда...

– Дюффус, Дюффус, стой! Это только колдовство! – достиг меня голос Аннис, когда я уже держался за веревку одной рукой и готовился отпустить ее.

Я уже откинулся назад и Броунжер пел свою песню лико­вания. Однако я, опомнившись, крепко ухватился за канат и вновь укрепился на мачте. На этот раз Броунжер был близок к успеху. Каким-то образом он узнал, чего я боюсь, и сделал этот страх реальным для меня, причем сделано это было с большой достоверностью. Я вдруг вспомнил все опасности того мира, которых в этом мире не было, и эти страхи чуть не погубили меня.Броунжер снова завертелся, но на этот раз он сделал ошибку. Он не учел моего роста и длины моих рук. Я вытянул руку и схватил его за голую ногу. Он заверещал и стал лягать меня, однако я подтащил его поближе и покрепче ухватил. Он вонял как тухлая рыба и был холодным, как само море.

Я содрогнулся при прикосновении к этому липкому существу, но продолжал держать его.

Он ругался и лягался, но я крепко удерживал его и спускался вниз.

Мы оказались на палубе гораздо быстрее, чем я забирался туда. Мои руки горели от веревочных узлов и борьбы с орущим и ругающимся Броунжером. Он пытался поцарапать мне лицо своими когтями на перепончатых лапах. Я с размаху ударил его кулаком в ухмыляющееся лицо, но он вцепился зубами в мою руку как сумасшедшая собака. Мы покатились по палубе, а все матросы разбежались кто куда.

Я был в три или четыре раза больше его, а по весу превосходил еще больше, но его мускулы были как сталь, и его яростное сопротивление было трудно сдержать. Дважды он провел когтями по моей шее и груди. Его ногти нарисовали татуировку на моем животе, а его зубы раз за разом впивались в меня. Я пригвоздил его к палубе, а он пытался выбраться из под меня и вскарабкаться обратно на мачту. Я рискнул осмотреться. «Андраста» барахталась без управления, а шквал был уже совсем близко.

– Пошлите команду на снасти – крикнул я капитану. – А то шквал неминуемо погубит нас!

Отвлечение от борьбы с Броунжером чуть не стало для меня роковым. Его когтистые лапы сомкнулись вокруг моего горла, ища сонную артерию. Я со всего размаха обрушил оба своих кулака на его затылок. Этот удар мог бы свалить и быка, и морской демон испустил громкий, пахнущий дохлой рыбой вздох и на некоторое время потерял сознание. Я, исте­кая кровью из ран на шее, плечах груди и царапин на лице, с трудом поднялся на ноги, но Броунжер ожил. Он встрях­нулся, как собака, вылезшая из воды, и покатился от меня, выкрикивая угрозы в мой адрес. Я бросился за ним, но меня опередила Аннис. Она склонилась над демоном.

– Броунжер, Броунжер, смотри! – скомандовала она, пока­зывая ему что-то.

Она держала в руке нечто, напоминающее маленький шарик света. Свет непрерывно мигал и как только он попал в глаза Броунжера, они остановились на нем.

– Броунжер, я приказываю тебе!

Броунжер склонил голову и его длинные уши захлопали по ветру. Он попытался скрыться от света, подняв перепон­чатую лапу, чтобы защитить лицо, но свет проходил сквозь нее. Его глаза побелели и он только лежал и смотрел.

– Я приказываю тебе от имени.... от имени древнего и безначального. Я приказываю тебе от имени Хен Ддихендид.

Броунжер медленно поднялся на ноги и его глаза были устремлены все время на свет, который исходил из рук Аннис.

– Уйди отсюда, Броунжер! Уйди и вернись туда, откуда пришел. Возвращайся в море, о вышедший из отвратительных нечистот океана!... Я приказываю тебе!

Броунжер начал пятиться к борту судна, постепенно тая в воздухе. Когда он достиг борта, он уже был колыхающимся в воздухе силуэтом, который прошел сквозь борт. Силуэт удалился от судна и растаял в воздухе еще до того, как исчез в море.

– Он ушел, мы в безопасности, – сказала Аннис, прижимаясь ко мне.

– Почему ты не использовала это раньше? – спросил я, глядя на ее руку, в которой уже ничего не было.

– Для аккумуляции энергии требуется время. К тому же мне пришлось призвать энергию более мощную, чем Бранвен. Я боялась что не смогу воздействовать на него, когда он был наверху. Хорошо, что ты стащил его и немного придавил. Ты был очень храбр.

Я горделиво улыбнулся и уже хотел начать рассказывать о своих переживаниях, когда висел на мачте с Броунжером, вонзившим в меня свои ногти и вдруг увидел, что на нас обрушивается шквал, ревущий, как разъяренные фурии. Корабль все еще безвольно болтался на волнах. Единственный парус был наполовину спущен за борт но матросы все еще стояли неподвижно.

Только помощник капитана и несколько матросов пытались спустить за борт шлюпки.

– Надо что-то предпринять, – сказал я Аннис, – иначе мы погибнем.

Вместе с ней мы бросились к рулевому веслу.

– Эдерин! Капитан Эдерин! Пошлите ваших людей на парус! Поднимите его! Это надо сделать до шквала!

Эдерин не слышал. Он стоял на коленях и молился, сложив руки на груди. Команда все еще пыталась опустить шлюпки в море. Я знал что во время шквала шлюпки более чем бесполезны, и не хотел, чтобы они погибли и погубили нас.

– Назад! Назад никчемные швабры, – заорал я. – Или вы спасете корабль, или погибнете вместе с ним!

И тут начался мятеж. Они похватали все, что попало в руки – от топоров до багров и ножей – и кинулись на меня. Боцман, здоровенный тип с почерневшими зубами и носом картошкой, был впереди, остервенело размахивая над головой топором. Я отскочил в сторону, схватил его поднятую руку и так вывернул ее, что он вскрикнул и выронил топор. Затем я поднял его за руку и за ногу, превратив его тем самым в великолепный метательный снаряд, и бросил в показавшихся иад краем палубы четырех матросов.

– Бей! – выкрикнула Аннис, когда снаряд попал в них и все пятеро покатились на нижнюю палубу.

Я бросился вперед, схватил завязанный узлом канат и погнал оставшихся матросов.

– К снастям! К снастям, шакалы! Поднимите парус, или я отправлю вас на корм рыбам!

Я поставил боцмана на ноги и пинком ноги отправил его на мачту. После некоторого колебания он с несколькими матросами стал подниматься наверх. Помощник капитана пытался прыгнуть на меня с ножом, но я так врезал ему, что он пролетел по воздуху почти полкорабля и с глухим стуком ударился о переборку. Ка­питан уже был на ногах, глядя на сбитых с ног матросов.

– Заставьте людей работать, чтобы спасти корабль! – за­орал я, стараясь перекричать поднявшийся ветер. – Заставьте их работать или вы мне ответите!

– Они мертвы! Вы перебили мне половину команды!

– Те, кто мертв, могут отправляться за борт! – сказал я, стащив капитана с кормовой палубы и поставив его перед собой. – Оставшимся лучше выполнять свои обязанности, не то будет хуже. Считаю до трех!

Эдерин выругался и что-то промямлил про то, что корабль заколдован. Я зажал его нос пальцами и повернул его.

– Если они не начнут работать, когда я сосчитаю до трех, им лучше самим прыгать за борт!

Не знаю, что убедило его – моя угроза или положение его носа – но он, во всяком случае, начал пинать своих людей, поднимать их на ноги и посылать на места. Единственный, кого он не смог поднять, был его помощник. Его череп треснул от удара о переборку. С криками и ругательствами матросы подняли мокрый хлюпающий парус на палубу и затем вод­рузили его на мачту. Я повернулся к рулевому веслу и принял его от Аннис как раз во время начала шквала.

– Держите парус! – закричал я, когда увидел, что матросы забегали как сумасшедшие. – Держите, не то мне ответите!

– Джэнюэр, ты – хулиган! – сказала Аннис.

– Однажды, когда мы говорили с тобой, ты назвала меня трусом, в другой раз – дураком, – ответил я, оценивая силу ветра и ставя рулевое весло под нужным утлом.

– Может, уже нет необходимости пугать их?

– Мне кажется, есть. Я буду запугивать их, сколько смогу, так как это единственный шанс выбраться из всего этого.

Ветер наполнил парус, но опасность еще не миновала. Верхний конец мачты с оглушительным треском сломался и, судя по всему, главный рангоут ожидало то же самое.

– Эдерин, пошлите кого-нибудь на мачту! Пусть закрепят рангоут!

– Корабль заколдован, ничего не поможет!

– Может быть, – ответил я, пытаясь перекричать ветер поднял один из матросских ножей. – Может быть, вам нужно иметь украшение? Если я отрежу твою голову и насажу ее на нос корабля, это принесет нам удачу!

Капитан быстро повернулся и принялся пинками и ударами загонять матросов на мачту.

– Ты хулиган Джэнюэр! – повторила Аннис.

– А ты хочешь попасть в Лохлэнн?

– Да, но..

– Это единственный способ держать команду в руках. Так поступали бы и твои лохлэннские герои.

– Думаю что так, но иногда сомневаюсь, что нет лучшего способа.

– Ты слишком долго была на Земле и стала слишком мягкой

– Многое на Земле я предпочту тому, что вижу здесь.

– Но только не я, – ответил я, вздохнув добрую порцию морского воздуха. – Мне нравится этот мир. Я создан, чтобы жить здесь.

– Откуда ты взял силы,чтобы удержать в руках этих людей? – спросила она. – Раньше у тебя их не было.

– Я рассказывал тебе о своей теории негативного мыш­ления. Теперь я знаю, что когда я бью кого-нибудь из них, он начинает подчиняться. Это настоящая хорошая магия.


Глава 5 | Королева ведьм Лохленна | Глава 7