home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПЯТНИЦА, 23 НОЯБРЯ 1984 ГОДА

На следующее утро после проверки ног женщины сидели на корточках вокруг Джонатана. Они не могли не сидеть на корточках, иначе по ним ползали муравьи, и за дни, проведенные в джунглях сидение на корточках стало автоматическим.

Таким же будничным голосом, каким учил ловить рыбу или добывать огонь, Джонатан сказал:

— Вам надо лучше осознать, что у вас не будет времени для сомнений. Если вы не убьете его, он убьет вас. У вас не будет времени для колебаний и раздумий, у вас будет только доля секунды на то, чтобы распознать опасную для жизни ситуацию и сделать то, чему я собираюсь вас научить. Вы не думаете — вы реагируете на ситуацию сразу же, как оцениваете ее. Если вы не реагируете на ситуацию достаточно быстро, если останавливаетесь подумать, тогда какая-то скотина убивает вас и ваших друзей, и группу.

Он оглянулся вокруг проверить действие своих слов. Каждая выглядела испуганной.

Анни сказала:

— Предположим, мы принимаем неверное решение, предположим, мы убиваем кого-то случайно?

— Вы заявите о непредумышленном убийстве, но, по крайней мере, вы будете живы, чтобы сделать это, — произнес он. — Не рискуйте, не сомневайтесь, не думайте о том, что вам страшно или о том, что вы не делали этого раньше, поскольку это может стать вашей последней мыслью. Если вы осознали смертельную опасность, вы убиваете.

Сильвана твердо сказала:

— Убийство противоречит учению церкви. Не думаю, что я смогла бы сделать это.

Пэтти, казалось, вышла из себя:

— А как насчет капелланов в армии? Они поощряют убийство, только будучи в армии. — Она добавила: — Если ты придерживаешься Библии, Сильвана, вспомни, что сделали с Артуром? Око за око, зуб за зуб.

Сильвана выглядела больной. Джонатан заметил это, но не прокомментировал, поскольку продолжал:

— Итак, вы можете убить мужчину двумя способами — прямо или косвенно. Простейший способ — спустить курок или нажать кнопку. Некоторым образом курок или кнопка отдаляет вас от факта убийства. Это освобождает вас от ощущения ужаса от совершаемого вами, — он взглянул на полукруг серьезных лиц вокруг себя. — Кнопка или курок безличны, но когда вы убиваете человека своими собственными руками — это очень лично. Вы подумали:

«Ты не убьешь» — и делаете это. Пэтти сказала:

— Но вы только очертили ситуацию, в которой есть нравственный аспект.

— Оправдаться легче, — сказал Джонатан.

— А разве убийство не противоречит человеческой сущности? — с сомнением в голосе спросила Анни. — Вы уверены, что женщины могут делать это?

Джонатан произнес:

— Когда есть необходимость, женщины убивают без колебаний. — Прерывая хор возражений, он продолжал: — Женщины убьют, не размышляя, защищая своих детей.

Последовали неохотные утвердительные кивки. Кэри сказала:

— Если я не хотела бы учиться убивать, я не сидела бы сейчас здесь на корточках. Но что меня беспокоит, это то, что при надобности я не смогу сделать это.

Джонатан сказал:

— Когда вы попадаете в опасную для жизни ситуацию, вы инстинктивно опасаетесь за свою жизнь и за все, что имеете. И вы всегда можете сделать больше, чем думаете. Вы помните, как Сюзи от страха не могла плыть? Она научилась плавать, потому что ей надо было выжить. Так что, если вам надо убить, чтобы выжить, вы сделаете это.

Сильвана твердо сказала:

— Я никогда не сделаю подобную вещь. Сюзи огрызнулась:

— Если это будет нужно для спасения группы, тебе лучше сделать это. Надеюсь, ты не думаешь, что я испачкаю руки кровью ради тебя, если ты не готова принять на себя такую же ответственность.

— Никогда! — уверенно сказала Сильвана. — Я не смогла бы заставить себя сделать это. Джонатан произнес:

— Если кто-нибудь из вас слишком чувствительный или щепетильный и падает в обморок при виде крови, ей будет лучше посмотреть правде в глаза и покончить с этим. Вы все видели, что произошло на пляже «Пэрэдайз-Бэй». Вопрос, который вам надо решить, достаточно прост: если какой-то парень пытается убить меня, готова ли я убить его?

Низким голосом Пэтти сказала:

— Я сделаю это, если будет надо. Расскажите нам, как.

Анни сказала с сожалением, но твердо:

— К сожалению, я думаю, что слишком испугаюсь ружей или разрисованных лиц. У меня не хватит мужества.

— У вас хватит мужества, — сказал Джонатан.

— Как вы можете быть так уверены? — беспокойно спросила Анни.

— От страха вырабатывается адреналин, который поможет вам сделать эту работу. Природа позаботилась обо всем. — Анни все еще выглядела сомневающейся. Джонатан добавил. — Туземцы разрисовывают себе лица и пронзительно кричат, чтобы испугать других парней, но под оперением, желтой краской и воплями, они совсем обычные люди, но способные убить вас.

Пэтти добавила:

— Своими ритуалами они просто подавляют психологически.

Джонатан кивнул головой.

— Итак, забудьте о страхе, нервах или сомнениях, если вы можете убить или собираетесь убить. Забудьте, что вы никогда не делали этого раньше, забудьте, что перед вами человек, забудьте, что это враг. Это перед вами просто движущаяся цель, и вы должны быстро ее поразить. Вы должны просто действовать. Будьте безразличны, примите решение и вперед — раз, два, три, хэм! И делайте это правильно с первой попытки, потому что второй вам может не представиться. Вы будете мертвы.

Сюзи сказала:

— А как я? Я такая маленькая. Есть ли у меня шанс справиться с мужчиной? Я видела женщин в драке. У них не было шансов выстоять против большого мужчины.

— Это потому, что у них не было учителя, — сказал ей Джонатан. — Маленький рост может быть преимуществом, Сюзи. Вы скоро убедитесь, каким образом.

Кэри сказала твердо:

— Давайте перестанем топтаться и начнем первый урок.

— Вы только что получили первый урок, — сказал Джонатан. — Первый урок заключается в выработке психологической и нравственной позиции. Я не хочу, чтобы на втором уроке кто-нибудь был бы не готов защищать себя и группу.

Перед началом работы над плотом Джонатан отвел Сильвану в сторону.

— Я не хочу, чтобы другие знали, — сказал он, — но сегодня утром я убил крысу — выдернул ее с помощью петли из ремня и ударил по голове. Она около четырнадцати дюймов длиной. Я хочу постараться убить еще несколько. Мы все будем работать лучше, если помимо рыбы поедим мяса животных. Я повесил крысу за хижиной. Не трогайте ее, пока она не остынет, потому что до тех пор ее не оставят блохи, а блохи переносят чуму.

Сильвана подумала, что сейчас упадет. Видя ее лицо, Джонатан сердито произнес:

— Вы повар, это ваша работа. Не говорите другим, что это такое. Скажите, что кролик. И варите около тридцати минут.

— Как я могу знать, что делать с мертвой крысой?

— Пойдемте за хижину, и я покажу вам. За хижиной Джонатан, надев перчатки для рыбной ловли, сбросил мертвую крысу на траву. Он поднял свой нож.

— Вы отрезаете голову, потом лапы. Вы делаете два разреза по внутренней стороне задних лап к телу, затем один разрез от живота прямо вверх к горлу, — объясняя, он показывал. — От живота сделайте разрез вниз к каждой передней лапе. Тогда вы полностью разрежете живот, и все внутренности выпадут.

— Мне готовить их?

— Нет. Возможно, они и безопасны для еды, но еще безопаснее их выбросить вон.

Когда Сильвана присоединилась к ним у плота, Кэри сказала:

— Ты в порядке? Ты выглядишь ужасно. Сильвана нервно рассмеялась:

— Мы все выглядим ужасно.

Кэри кивнула головой и усмехнулась.

Через двадцать четыре часа, проведенных в джунглях, женщины, за исключением Сюзи, потеряли всякий интерес к своему внешнему виду. Они все осунулись и потеряли в весе, их руки и ноги были грязными, их ногти были обрамлены грязью и обломаны, их одежда была мятой и рваной. Каждый вечер Анни зашивала дырки, но нитки, остававшиеся у них, давно кончились, поэтому для шитья она нитку за ниткой распутывала часть костюма, оборачивала их вокруг веточки и использовала колючку в качестве иголки.

Длинные, пепельного цвета волосы Кэри были коротко подрезаны из-за жары и из соображений безопасности.

Анни приложила все усилия, чтобы с помощью ножниц из снаряжения сделать Кэри мальчишескую стрижку, такую, как у Пэтти, но, когда она достала карманное зеркальце, Кэри сказала уныло:

— Нам бы лучше пригласить с собой в следующее путешествие Видаля Сассуна.

Кэри не слишком сильно страдала оттого, что резко бросила курить (Джонатан использовал остатки ее сигарет для того, чтобы очистить хижину от москитов, в ночь, когда им прихватило животы). Тем не менее она высушивала некоторые листья на плоских булыжниках и после каждой еды заворачивала различные сорта травы в лист и пыталась курить это.

Анни также подстригла Сильвану. Она подравняла волосы на затылке Сильваны, и новая прическа пажа сделала последнюю на десять лет моложе. Несмотря на усталость, Сильвана чувствовала себя лучше и жизнерадостнее, чем в предыдущие годы. Она быстро похудела и впервые почувствовала себя не заключенной в своем теле, а его хозяйкой. Эту свободу она воспринимала с легкостью.

В третий раз Анни поймала Сюзи, бросавшую опечаленный взгляд в карманное зеркальце. Анни пригрозила, что выбросит его. Под светлой гривой проявлялись корни черных волос Сюзи, но она не собиралась подрезать свои длинные волосы и заплетала их в две косы, которые перевязывала тонкими пальмовыми листьями. Сюзи также переживала по поводу своих бровей, настоящая линия которых скоро должна была ясно очертиться, затеняя сверху и снизу тонкую черту.

Больше, чем другие, Сильвана страдала от отсутствия уединения. Так много лет она жила в своей скорлупе, находя комфорт в одиночестве, когда читала или слушала музыку. Она была единственной в группе, кто действительно наслаждался одиночеством, и ей не удавалось остаться одной с последнего раза, когда она принимала душ в фешенебельной ванне отеля «Пэрэдайз-Бэй». Получив образование в женском монастыре в Тоскане, она была воспитана так, чтобы быть до нелепости скромной. Она не могла освободиться от нежелания показывать свою наготу, как это делали другие, когда они купались с неосознанной свободой;

Сильвана завидовала этому, но не могла достигнуть того же. Обычно Джонатан носил свои джинсы и рубашку для рыбной ловли. Но когда бы ни взглянула Сильвана на стройное, мускулистое тело Джонатана, она быстро отворачивалась и торопилась склониться над кучей бамбуковых контейнеров, наполненных сушеной рыбой или свежей отфильтрованной водой.

Весь день в парящей жаре они работали над плотом. Женщины утомленно приступили к переделыванию работы, разрезая и распутывая виноградную лозу, которую связывали накануне, они работали медленно, более тщательно и не жалуясь. Обвинения предыдущего дня, казалось, разрядили атмосферу. Их чувства больше не нуждались в маскировке. Они все точно знали, что думают друг о друге, и, к удивлению, от этого было легче.

— Я нашла легкий способ связывать лозу, — сказала Сюзи. Она продемонстрировала свое изобретение другим. — Видите? Вы привязываете одну плеть к другой поворотом обеих концов веревки восьмеркой, потом вы сжимаете связку как турникет, скручивая узлы при помощи палки.

По общему решению в этот вечер Сюзи получила двойную порцию рыбы.

После ужина женщины собрались вокруг Джонатана для их второго урока самозащиты. Пэтти, Кэри и Сюзи хотели учиться, Анни колебалась, но Сильвана все еще не хотела.

— Ты только помни, что Джонатан собрался оставить меня сзади умирать, нежели подвергнуть опасности всю группу, — сказала ей Сюзи.

— Я знаю, — произнесла несчастно Сильвана. — Замолчите, вы двое, — начал Джонатан урок. — В основном то, что вы делаете, зависит от четырех вещей — удивлены ли вы появлением врага или имеете преимущество, удивив его самого, атакуют ли вас спереди или с тыла, собираетесь ли вы атаковать спереди или с тыла, и, наконец, одни ли вы или нет.

— Итак, что мы делаем? — спросила Сюзи.

— Если ваша цель настороже, постарайтесь отвлечь его внимание. Находясь сзади, вы можете использовать свой ремень или бросить камень справа или прямо от него. Если он глядит в направлении камня, это хорошо. Но если он хорошо натренирован, он посмотрит в противоположную сторону, потому что почувствует ловушку.

Что бы он ни делал, быстро бросайте камень в сторону, противоположную от его взгляда. Затем быстро хватайте его с тыла.

Пэтти сказала:

— Если ваша цель занята тем, что атакует одного из ваших товарищей, тогда разите его, бросив камень или нож в спину. Завтра утром мы попрактикуемся в метании

— Мы используем наши рыбные ножи? — спросила Пэтти.

Джонатан кивнул:

— У них восьмидюймовое лезвие, как у обычного кухонного ножа, этого достаточно, чтобы достать до сердца мужчины. Ваш нож не должен иметь острый конец, он должен быть закругленным так, чтобы соскальзывать с кости, а не втыкаться в нее.

— Это имеет значение, что ты левша? — спросила Пэтти, которая ею была.

— Нет, это универсальные рекомендации. Но есть и специальные приемы, предназначенные для левши. Я их покажу вам позднее.

Используя Пэтти в качестве противника, Джонатан показал основные приемы самозащиты. Прерывающимся голосом он выкрикивал:

— Не атакуйте его спереди, потому что он использует против вас две руки и две ноги. Всегда старайтесь атаковать с тыла.

Он встал и подозвал Пэтти, затем продемонстрировал то, о чем говорил.

— Забудьте всякий вздор о том, что можете покалечить болвана, ударив его ногой в промежность. Он сразу поймает вашу ногу и рванет вверх, затем вы окажетесь на спине. В игре в мяч такой удар носит оборонный характер. Если вы атакованы и вынуждены драться врукопашную, тогда вы, конечно, бьете коленом вверх так сильно и быстро, как можете. Затем ударьте всей ногой в это же место.

Поймав на расстоянии взгляд Сильваны, он сказал:

— Это не так уж отвратительно по сравнению с его намерениями сделать с вами то, что он хочет. Если вас атакуют спереди и одна ваша рука свободна, отведите назад локоть и со всей силой бейте его в основание носа ребром ладони.

— Будет ли это достаточно для него? — вслух подумала Сюзи.

Джонатан сказал:

— Если вы делаете это правильно, вы можете вбить его нос в его же мозги. Такой же удар вы можете использовать, целясь в адамово яблоко. Это очень болезненно и легковыполнимо, но зависит от того, хрупкая ли вы и маленькая женщина, как Сюзи.

— Предположим, вы не можете отвести локоть назад? — спросила Сюзи.

— Надавите на его глазное яблоко большим пальцем, — снаружи к носу, со всей силой. Согните локоть, а потом быстро выпрямите его, чтобы пырнуть… — Он пошатнулся. — Эй, осторожно, Пэтти… Но когда вы атакуете его как-либо еще, не глядите ему в глаза. Как с теннисным мячом, вы фиксируете внимание на предполагаемом ударе.

Из ствола дерева они соорудили чучело ростом с Джонатана, обозначили глаза, нос, рот и адамово яблоко. Джонатан энергично качнул чучело, объясняя:

— Нет в мире мужчины, который спокойно перенесет попытку надавить ему на глазное яблоко.

Они потренировались на чучеле, потом попробовали на Джонатане. В удивительно короткий срок они поняли, что все это значительно легче, чем они ожидали. Даже Сильвана начала наслаждаться новым для себя ощущением своей силы.

— Почему этому не учат четырнадцатилетних школьниц? — вздохнула Сюзи. — Было бы меньше изнасилований, если бы парни знали, что может произойти!

В конце урока каждая женщина продемонстрировала любимый прием. Анни, схваченная за горло, резко ткнула пальцами в ложбинку под Адамовым яблоком Джонатана.

Когда он схватил Кэри спереди за рубашку, она быстро надавила двумя пальцами под его ушными раковинами, а ее большие пальцы резко надавили под его скулами вверх. Пэтти предпочла удар кулаком и послушно сконцентрировалась на ударах сквозь тело, а не по телу. Целясь в подбородок Джонатана, она стремилась достать до затылка; она ударила в грудную клетку, стремясь поразить позвоночник.

Даже Сильвана, когда Джонатан зажал ее голову между изгибом своего локтя и своим боком, упершись в его бедро, начала извиваться и выкручиваться.

— Действуйте так, словно горите, — задохнулся Джонатан.

Освоив нужный прием, Сильвана сказала:

— Я все-таки не понимаю, почему нам надо учиться убивать, когда мы скоро покинем это проклятое место?

— Неизвестно, когда это может пригодиться, — произнес Джонатан. Он не хотел говорить им, что наиболее удачный момент для атаки туземцев, как мести за осквернение запретного места, наступит в момент посадки.


предыдущая глава | Дикие | СУББОТА, 24 НОЯБРЯ 1984 ГОДА