home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

Среди людей оказалось немало тех, кто помнил Месяц Голода в зимы до появления лошадей, и они постарались объяснить молодым всю серьезность положения. Чтобы выжить, было совершенно необходимо запасаться едой. Без этого многие не доживут до Месяца Зеленеющей Травы.

Но сделать это было непросто. Бизоны, ставшие теперь основной пищей клана, уже откочевали к югу в преддверии зимы, оставались лишь небольшие стада или отставшие одиночки. Их можно было бы забить при случае, но устраивать организованную большую охоту не имело смысла.

«А особенно, — мрачно думал Снимающий Голову, — с теми считанными лошадьми, что у нас остались».

Поэтому пришлось вернуться к прежней пище, к которой привыкшие к изобилию люди стали было относиться с пренебрежением. Дети собирали плоды кизила, сладкий слой мякоти в которых был таким тонким, что едва ли стоил затраченных на сбор усилий. Их растирали вместе с косточками в липкую массу, чтобы, смешав с сушеным мясом и жиром, приготовить на зиму пеммикан. Орехов было в изобилии, причем разных видов. Часть их кололи и добавляли в пеммикан. Остальные складывали про запас.

В лесу было очень много желудей, и кто-то вспомнил, что в прежние тяжелые времена их употребляли в пищу. Секрет был в том, чтобы несколько раз прокипятить горькие желуди, пока вся горечь из них не выварится. Оставшуюся мучнистую массу можно высушить или тоже смешать с вяленым мясом.

Вокруг было полно белок. Подростки, которые несколько месяцев назад с презрением относились к столь мелкой добыче, теперь проводили много времени в лесу с луками и стрелами, охотясь на белок и кроликов.

Кое-кто в клане вернулся к старому обычаю и начал есть собак, но шаман старался отговорить людей от этого. Не то чтобы Белый Бизон был против собачатины. Он любил жирную поджаренную собачью ляжку не меньше других.

— Собак надо сохранить, — ворчал он. — Их можно съесть в снежную пору, когда настанут трудные времена.

Некоторые проигнорировали слова шамана, но большинство согласились с ним. В Месяц Снегов это будет самый легкий способ добыть свежее мясо. А может, вообще единственный.

Жалкие запасы продовольствия пополнялись медленно. Временами казалось, что, несмотря на все старания, клан съедает больше, чем откладывает про запас. Крупных животных, вроде бизонов, добыть почти не удавалось. Снимающий Голову начал подумывать, не предпринять ли небольшую вылазку на равнины. Если удастся найти несколько бизонов, это будет большим подспорьем.

Вождь поговорил с Койотом. Тот осторожничал.

— Я не знаю, Снимающий Голову, — покачал он головой. — Может, Крушители Черепов только того и ждут.

Молодой вождь, хоть его и раздражало возвращение философии «убегай и прячься», вынужден был признать, что тесть прав. Снимающий Голову однажды уже совершил ошибку, едва не ставшую роковой, раздробив силы клана. Вождь не должен повторять ее снова. От его решений зависит безопасность людей.

К Высокому Тростнику быстро возвращались силы. Младенец с глазами совы, в которых, казалось, светится мудрость веков, быстро рос. Сова был более серьезным и сдержанным, чем его улыбчивый и общительный старший брат. Большие темные глаза, такие же, как у матери, словно изучали и оценивали все вокруг.

«Как будто ребенок понимает, как опасно появиться на свет в такой обстановке», — размышлял Снимающий Голову. Не станет ли его сын благодаря этому великим воином? Испанец улыбнулся, он думает так же, как соплеменники его жены. В любом случае этот младенец похож скорее на мыслителя, чем на воина. «Как рано проявляется личность ребенка», — думал Снимающий Голову.

Он оглянулся на своего старшего сына, Орла, играющего с маленьким луком и стрелами. Малыш решительно дал понять, что предпочитает это занятие собиранию орехов.

Взор Снимающего Голову обратился к дозорному на вершине холма. Решено было, что наблюдение должно вестись непрерывно. Были заготовлены охапки сухих веток, чтобы поджечь их в случае опасности и мгновенно оповестить народ.

Молодой вождь и сам стоял в дозоре. Он не обязан был этого делать, но у него были причины поступить так.

Снимающий Голову хотел быть в курсе всего происходящего, а сделать это проще, когда сам во всем участвуешь. Количество людей в клане невелико, и то, что вождь стоял в дозоре, несколько облегчало бремя остальных воинов. А еще Снимающий Голову чувствовал, что благодаря этому молодые воины стали относиться к нему с еще большим уважением.

Однако вождь понимал, что на самом деле побудило его пойти в дозор. Еще кадетом он ничего не имел против долгих часов на вахте. Сейчас Снимающему Голову особенно нравилось стоять на посту в предрассветную пору — самое время размышлять, наслаждаться покоем прерии — тихой, но не спящей, с тысячей ночных шорохов.

А потом черное небо на востоке начинает сереть, становиться палевым, и ни с чем не сравнимая красота восхода солнца над прерией открывается взору.

Именно в такое утро несколько солнц спустя Снимающий Голову увидел нечто важное. Еще не совсем рассвело, но факел Солнечного Мальчика уже показался над краем земли.

Вождь смотрел, как сонная земля пробуждается. В поселке, над верхушками некоторых типи начали подниматься дымки очагов.

Большая голубая цапля стояла в тихой речной заводи, как статуя, склонив голову и высматривая движение в воде.

Лениво лаяла собака. Из жилища вышел мужчина, зевнул, потянулся и отправился за типи по нужде. Глядя на подобную пасторальную сцену, трудно было предположить, что в ближайшие месяцы этим людям, может быть, придется биться за выживание. Сражаться с Создателем Холода, с голодом и, вполне возможно, с врагами. Крушителям Черепов теперь должна быть известна слабость клана Лошади и то, где они обосновались на зиму. Снимающий Голову и так удивлялся, что на клан не напали после того, как они отступили на зимнюю стоянку.

Занятый своими мыслями, вождь в очередной раз обвел взглядом горизонт. Далеко на севере Снимающему Голову померещилось какое-то движение, и он вгляделся пристальнее.

Что-то двигалось в проходе между двумя невысокими холмами, далеко отсюда. Неторопливое, хаотичное движение говорило о том, что это животные, пасущиеся в прерии. Вождь было подумал, что это бизоны, но на них не похоже. Лошади?

«Нет, — понял Снимающий Голову, когда большие животные подошли поближе и стало заметно, какого они цвета. — Не бизоны, не лошади, а олени!»

Местами многочисленные, как и бизоны, они держались отдельными стадами. Это, похоже, была большая группа, и она медленно двигалась в сторону лагеря. Снимающий Голову взволнованно смотрел, как животные медленно прошли через ущелье и рассыпались по равнине. Он понимал, что это стадо может сыграть решающую роль в судьбе людей.

Однако была одна проблема. Поведение оленя таково, что на него невозможно охотиться верхом. Эти животные проворны и ловки и не убегают от лошади по прямой, как бизоны.

Нужно срочно организовать пешую охоту, как в прежние времена. Вождь сбежал по склону холма и поспешил к поселку.


Глава 19 | Раскол племен | Глава 21