home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Несмотря на спешку, все обычные ритуалы были соблюдены. Снимающий Голову уже давно уяснил, что в таких серьезных делах, как совет, нет места суете. И все же он чувствовал, как уходит время, когда раскуривал трубку и выпускал дым на четыре стороны света, в небо и землю. Он передал трубку своему помощнику, сидевшему справа, и ждал, пока та шла по кругу.

В конце концов круг был завершен, трубку убрали на место, и можно было начать обсуждение. Койот принял футляр с трубкой совета из рук вождя. Он очень гордился своей дочерью, которой хватило ума, убегая, забрать с собой трубку и амулет оленьих собак. Это было практически все, что ей удалось спасти из типи, но зато самое ценное.

— Давайте сосчитаем наших мертвых, — заговорил Снимающий Голову.

Они обсудили свои потери. Погибли четыре человека, все мужчины. Это говорило о хорошей организации обороны и отступления, но по сути было очень плохо, если учесть и без того небольшое количество воинов. Один из погибших был еще совсем мальчиком, стремившимся продемонстрировать свою храбрость, но слишком неопытным, чтобы на равных сражаться со зрелыми воинами. И тем не менее, засвидетельствовал один из старших, юноша держался стойко и выпустил стрелу, свалившую с лошади одного из врагов.

— Я видел, что тот упал, но не знаю, был ли он убит, — завершил мужчина.

— Сколько Крушителей Черепов было убито? — спросил вождь.

Никто не знал. По разным оценкам, от трех до семи, среднее между этими цифрами было, видимо, ближе всего к истине.

— Один был еще жив, — доложил воин. — Мы нашли его, прячущегося среди скал, и убили.

Снимающий Голову был взбешен. Он хотел бы допросить пленника, чтобы выяснить, насколько Крушители Черепов осведомлены об их бедственном положении. Его интересовало также, не из отряда ли Бычьего Хвоста были нападавшие, поскольку у того была возможность прикинуть численность клана Лошади.

— Мы не должны убивать пленных прежде, чем допросим их! — В голосе вождя явственно слышался гнев.

Но кое-чего Снимающий Голову до конца не понял. Койот же отметил это. Люди традиционно скорее готовы были принять пленника в свое племя, чем убивать его. Теперь же, столкнувшись с внутренними распрями и угрозой нападения, это добродушное отношение стало меняться. Теперь первой мыслью было ударить, убить.

Койоту очень не нравились эти перемены, происходящие с его народом.

«Может, было лучше в те времена, — думал он, — когда жизнь была проще, а мы предпочитали убегать и прятаться?»

Совет продолжался. Выяснили, что у всех есть место для ночлега хотя бы на эту ночь, и тогда Снимающий Голову заговорил о перспективах.

— У нас осталось не больше двадцати лошадей.

— Нет, вождь, — перебил его Серая Цапля. — Почти тридцать!

Воины клана нашли еще нескольких животных, включая кобыл, жеребят и лошадей убитых Крушителей Черепов.

— Это хорошо, — признал Снимающий Голову, — но все равно этого мало, чтобы трогаться в путь.

Последовало взволнованное обсуждение. Люди напомнили вождю, что раньше они кочевали вообще без лошадей, рассчитывая лишь на собственные силы и на своих собак.

— Это правда, — согласился Койот, — но так было раньше. Теперь наши типи стали больше, шесты для них длиннее. Собакам и людям не унести их.

— Но самые большие типи сгорели, — настаивал кто-то.

— Вождь, — вставил шаман, — не более чем в трех солнцах отсюда есть место, где люди когда-то устраивались на зимовку. Столько мы сможем пройти. Нам нужна еда. Там в лесах есть олени и можно набрать орехов. Лучше зимовать там, чем здесь.

Люди закивали. Кое-кто помнил это место, которым не пользовались много лет. При Кривых Ребрах, прежнем вожде, клан на зиму откочевывал дальше к югу. Кроме того, в последние годы люди стали сильнее зависеть от охоты на бизонов. С освоением приемов охоты на лошадях добывать бизонье мясо стало проще. Никто не ел собачатины, кроме разве что тех, кому она нравилась, а на кроликов и белок охотились в основном дети.

Теперь казалось разумным вспомнить прежние времена. Собственно говоря, ничего другого им и не оставалось. В конце концов было решено, что завтра они будут разбирать развалины и хоронить мертвых, а послезавтра тронутся в путь.

То, что спустя два солнца тащилось по прерии, было жалкими остатками гордого клана Лошади. Снимающий Голову распорядился, чтобы верховые воины охраняли колонну с флангов. И в то же время мужская сила требовалась, чтобы нести груз. Отряд двигался медленно и часто останавливался.

Высокий Тростник настояла на том, чтобы идти часть времени пешком, неся на руках крохотного Сову. Периодически, однако, она уступала уговорам мужа и усаживалась на волокушу, которую тянула лошадь.

Им пришлось поволноваться, когда один из воинов заметил всадника, наблюдавшего за ними с отдаленного холма. В дальнейшем, однако, ничего подобного не было замечено, и после наступления темноты люди спорили о том, видел ли молодой воин что-нибудь на самом деле.

— Но, вождь, всадник был!

Разведчик пришел к костру, у которого сидел Снимающий Голову. Его подняли на смех, и он был расстроен.

— Я знаю, — кивнул вождь. — Крушители Черепов, конечно, будут следить за нашим передвижением. Ты, — немножко польстил он юноше, — просто более наблюдателен, чем остальные.

Тот ушел, ободренный похвалой.

— Правильно, Снимающий Голову, — отметил Койот. — Подобное обращение сделает его отличным разведчиком.

— Я сказал правду, — отвечал его зять. — Мы знаем, что Крушители Черепов рядом, но только этот молодой воин смог заметить их. Когда-нибудь, возможно, он превзойдет Верного Глаза!

К середине четвертого солнца клан Лошади добрался до места. Снимающий Голову поехал вперед, чтобы осмотреть территорию и решить, где разбить лагерь. Место должно было быть подходящим и для защиты от зимних холодов, и для обороны.


Вождь сразу увидел, что местность отлично подходит и для того, и для другого. К ровной площадке с двух сторон подступали крутые склоны холмов. Они защитят поселение с севера и запада от Создателя Холода. Густой лес на юге сулил укрытие для животных, а также орехи и мелкую дичь для пропитания.

На востоке дубовый лес редел, оставляя незанятой узкую полоску земли, выходящую в прерию. Место прекрасно подходило для отражения конной атаки, несколько хуже — для защиты от врага, подкрадывавшегося лесом. Отчасти это компенсировалось тем, что на ближайшем холме можно было устроить отличный наблюдательный пункт.

Снимающий Голову проехал туда, на несколько сотен шагов вверх, и остался доволен. Один-единственный наблюдатель мог следить за всей местностью. Врагам будет почти невозможно пробраться через лес незамеченными. Вождь поднял руку, подавая знак, и народ устремился на небольшую равнину выбирать места для жилищ.

Следующие дни были наполнены непрерывной, отчаянной работой. Типи установили и утеплили охапками сухой травы, засыпанной между внешней и внутренней шкурами.

Тем временем листья дубов и орехов в роще становились золотыми, оранжевыми и малиновыми, травы прерии окрасились в приглушенные красноватые и темно-желтые тона, а сама она покрылась золотыми и пурпурными цветами такой красоты, что дух захватывало.

Стоял Месяц Созревания, люди еще иногда называли его Месяцем Охотника. Важность Месяца Охотника несколько подзабылась, когда на бизонов начали охотиться с помощью лошадей. Теперь же оба названия этого месяца наполнялись особым смыслом. Люди, которые, казалось, неплохо подготовились к зиме, вдруг остались практически ни с чем. Крушители Черепов постарались на славу. Большая часть припасов была разграблена или сожжена.

Ночи стояли прохладные, дни — солнечные, обманчиво тихие. Те члены клана, кто был помоложе, включая вождя, легкомысленно относились к тому, что вызывало у старших тревогу. Кое-кто из стариков еще помнил, как Месяц Голода в конце зимы бывал отмечен голодными смертями. Длинные вереницы кричащих гусей, тянувшихся к югу, уже появились в небе. Совсем немного времени оставалось до той поры, когда, после недолгого багряного великолепия, сумах на склонах холмов разом сбросит листву и начнется Месяц Падающих Листьев.

Создатель Холода нагрянет с севера, оттесняя Солнечного Мальчика с его факелом все дальше на юг. Белый Бизон делал прорицания, тряс своими погремушками и исполнял ритуальные танцы. Он, как и прочие представители старшего поколения, со страхом ждал наступления зимы. Шаман не мог припомнить, чтобы люди когда-нибудь были так плохо готовы к приходу Создателя Холода.


Глава 18 | Раскол племен | Глава 20