home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Гарсия пустился бегом к лагерю. Люди, шлепая по воде и шаркая по гравию, бежали мимо него, стараясь спрятаться среди камней или в лесу.

Испанец видел, как всадники подъехали к первому жилищу. Старик, Черный Пес, вспомнил его имя Гарсия, гордо выступил навстречу врагам с луком в руке. Перекрывая крики, звучал высокий дрожащий голос Черного Пса, выводящий Песню Смерти:


Трава и небо вечны,

Но сегодня славный день, чтобы встретить смерть!


Старый воин успел выпустить одну-две стрелы, прежде чем упал на землю под копыта лошадей.

Гарсия на бегу старался оценить ситуацию. Он заметил, что нападавшие неуверенно держались на лошадях. Сидели слишком близко к крупу и постоянно подпрыгивали. Крушители Черепов явно незнакомы с лошадьми. За исключением одного: высокого мускулистого предводителя отряда, восседавшего на прекрасном жеребце. Белый с кроваво-коричневыми пятнами по всему телу, жеребец относился к тому типу, который на родине Гарсии называли тигровой лошадью. Вне всяких сомнений, такой конь принадлежал высокопоставленному человеку. Возможно, дикари угнали его и остальных коней из какой-нибудь испанской колонии на западе. Гарсия был уверен, что в тех местах есть колонии. Может, там этот Крушитель Черепов и научился ездить верхом. А может, у него врожденные способности к верховой езде.

«Сейчас это не важно», — подумал Гарсия, пересекая полосу гравия и устремляясь к шатру Койота.

Когда он вбежал внутрь, чтобы взять копье, его неожиданно посетила одна мысль. Полузабытая мысль из другого мира.

«Когда вступаешь в бой, — повторял наставник в Академии, — лучше сразу же попытаться уничтожить одного или даже нескольких офицеров или предводителей врага».

Гарсия носился среди шатров, высматривая высокого вождя на тигровой лошади. Люди метались взад-вперед без всякой цели, царила паника. Казалось, что сопротивления почти не оказывается, а всадники извлекают пользу из создавшейся суматохи. Будучи плохими наездниками, они явно рассчитывали на эффект внезапности. На Народ никогда за всю его историю не нападали всадники. И реакцией на это стала безумная паника.

Гарсия видел старую женщину, выбравшуюся на открытое место. Она сделала несколько шагов к реке, потом заколебалась, развернулась и двинулась к своему жилищу, потом снова к реке. Позади проехал всадник, и женщина упала в пыль, обмякшая, как тряпичная кукла. Гарсия не понял, что ее ударило: боевая дубина или летящее копыто.

Маленькая девочка в руках, с куклой, истерически рыдая, стояла перед своим шатром и звала родителей. Ее услышали, но не Народ, а вражеский всадник. Он схватил ребенка и перебросил через спину лошади, словно тюк. Кукла выпала, пока девочка вырывалась и кричала.

«Здесь уже ничем не поможешь, — подумал Гарсия. — Сопротивляйтесь им! — мысленно обратился он к племени. — Делайте все, что можете!»

То здесь, то там одинокие воины сражались с копьями и луками в руках. Их усилия, кажется, не приносили результатов. Подвижность всадников и отсутствие организованной обороны делали свое дело. Гарсия видел, как один воин стойко сопротивлялся, а потом вдруг побежал, когда на него двинулся всадник. Бедняга упал всего в нескольких шагах от своего брошенного оружия.

— Остановитесь и сражайтесь! — Гарсия поймал себя на том, что кричит.

Его охватило волнение, сердце заколотилось, кровь зашумела в ушах. В разгар битвы он почувствовал огорчение. Гарсия не сумел нанести ни одного удара. Люди все еще бежали мимо него, устремляясь к реке. Он метался между шатрами, выискивая центр сражения. Бесполезно. Вся битва состояла из серии разрозненных стычек, каждая из которых, судя по всему, была не в пользу племени. Гарсия уже начал опасаться, что все племя будет перебито, когда заметил, как пал очередной воин.

И почти с облегчением увидел, что дикарь на крупном мерине направился к нему. Всадник мчался на испанца, размахивая боевой дубинкой Гарсия взял копье на изготовку, ожидая удара.

Краем глаза он увидел, как Мышиный Рев вышел из своего шатра, так спокойно, словно отправлялся на прогулку. Воин натянул тетиву, опустился на одно колено и уверенным движением выпустил стрелу в противника Гарсии. Всадник свалился с лошади, словно его скинула гигантская рука. Оставшееся без хозяина животное промчалось мимо и с плеском бросилось в реку, выбираясь из давки.

Гарсия обернулся на Мышиного Рева, который опустил глаза, натягивая тетиву. Из-за шатра, прямо за спиной воина, вышел тигровый конь. Крушитель Черепов был всего в нескольких шагах, совершенно не замеченный своей жертвой. Прежде чем Мышиный Рев услышал предостерегающий крик Гарсии, молодой вождь взмахнул тяжелой каменной дубинкой. Мышиный Рев повалился вперед, подминая под себя лук.

С горестным криком из шатра выскочила жена Мышиного Рева и, словно защищая, закрыла собой его тело. Вождь на пятнистой лошади сделал круг, объезжая рыдающую женщину. Потом, видимо, решил, что она недостаточно молода или недостаточно привлекательна для похищения. Огромный окровавленный камень снова взлетел вверх.

Гарсия закричал и помчался на врага, сжимая копье. Крушитель Черепов наконец обратил на него внимание. Он ударил лошадь пятками, дубина со свистом рассекала воздух у него над головой.

В последний момент, когда Гарсия взглянул прямо в лицо своего врага, молодой вождь на мгновение осадил лошадь. Вспоминая об этом позже, Гарсия решил, что секундную заминку вызвало его бородатое лицо. Эта секунда, легкий сбой в размеренном аллюре лошади и вращении дубины стали решающими. Увернувшись от смертоносного оружия, Гарсия со всей силы метнул копье. Острый как бритва каменный наконечник прошел справа от конской шеи и вонзился в незащищенное тело Крушителя Черепов.

Гарсия подхватил поводья, но споткнулся и упал. Напуганный жеребец поднялся на дыбы, пытаясь избавиться от ужасной кровавой ноши на спине. Кожаные поводья, зажатые в кулаке, дернулись, обжигая испанцу пальцы, но он сумел их удержать. Умирающий Крушитель Черепов упал на землю, и лошадь наконец прекратила вырываться.

— Ловите оленьих собак! — кричал Гарсия, увидев других лошадей без всадников.

Враги отступали, но организованно. Через конские спины были переброшены отбивающиеся плачущие дети, которых захватили в плен. Горестные вопли поднялись над поселением, когда люди стали обнаруживать убитых и искать пропавших. Люди возвращались из-за реки. Серая Цапля замер перед своим жилищем, глядя на тела убитых родителей.

Высокий Олень помог поймать и стреножить лошадей. Крупный мерин отправился за реку к Лолите и ее годовалой дочке. Кроме него были еще симпатичная гнедая кобыла, которая потерянно бродила среди шатров, и тигровый жеребец. Разобравшись с лошадьми, Гарсия и Высокий Олень вернулись и обнаружили спешно созванный совет.

Выяснилось, что трое врагов мертвы. Один был сражен стрелой храброго старого воина, Черного Пса. Вторым павшим оказался всадник, убитый Мышиным Ревом, а третьим — молодой предводитель на тигровом жеребце, пронзенный копьем Снимающего Голову.

Семеро из Народа погибли, одна женщина была тяжело ранена. Кроме того, пропали четверо: три девушки и один мальчик десяти лет.

Назвали имена пропавших и спросили, знает ли кто-нибудь о том, где они. Молчание. Ледяной ужас сковал горло Гарсии. Одной из пропавших, очевидно похищенной, была Высокий Тростник, дочь Койота.


Глава 18 | Путь конкистадора | Глава 20