home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

День начался, как любой другой приятный день Месяца Созревания. Было свежо, но солнце пригревало и охота оказалась удачной.

Обнаружив стадо из дюжины или даже более бизонов, охотники заняли удобную позицию и затаились в высокой траве прерии. Снимающий Голову на лошади объехал стадо и приблизился к нему с другой стороны. Когда испанец двинулся на бизонов с копьем, животные побежали, как и ожидалось, прямо на сидящих в засаде охотников. Было убито три бизона.

Затем стадо переместилось, но не слишком далеко. Бизоны спокойно паслись за холмом. «А может, — подумал Гарсия, — удастся совершить еще один набег». Он снова сел на лошадь и тронулся.

Этот заход дался ему с большим трудом, потому что бизоны были напуганы и, заметив всадника, побежали. У испанца ушло много времени на то, чтобы обогнуть бегущее стадо. Когда его копье наконец полетело в цель, момент оказался неудачным. Бизоны поднимались по каменистому склону, было ясно, что охоту пора прекращать. Однако Гарсия очень хотел добыть еще одну тушу, он метнул копье под неправильным углом, как раз когда животные поворачивали.

Копье летело в цель, но наконечник ударил по кости, а затем Гарсия скорее почувствовал, чем услышал громкий хруст. Ожидая самого худшего, Гарсия выдернул копье и осмотрел наконечник. Опасения испанца подтвердились, когда он увидел, что стальной наконечник сломан у самого древка. Заточенная часть его, шириной по меньшей мере в ладонь, исчезла.

Гарсия быстро спешился и подбежал к умирающему быку. Он тут же понял тщетность любых попыток извлечь кусок стали и уселся на камень, с нетерпением ожидая женщин, которые должны были освежевать тушу. Они посочувствовали его горю и обещали извлечь из туши наконечник копья. Гарсия сидел и ждал, сердясь на собственную беспечность.

Наконец одна пожилая женщина издала радостный крик и высоко подняла в окровавленной руке пропавший кусок стали. Широкая беззубая улыбка расплылась на ее морщинистом лице, когда она протянула наконечник копья Снимающему Голову. Молодой человек, занятый собственными мыслями, едва поблагодарив старуху, забрал наконечник и вскочил в седло, чтобы вернуться в лагерь.

«Проклятое невезение», — ругался про себя Гарсия на обратном пути. Испанец оказался посреди дикой местности, без оружия, не считая короткого ножа. Этот поворот событий не только лишал его возможности добывать свежее мясо, но и оставлял совершенно беззащитным. До тех пор пока Гарсия не сумеет починить сломанное копье, он не сможет вернуться к своим.

«Починить копье, кажется, не так уж и сложно, — подумал Гарсия. — Это скорее неприятность, чем серьезная проблема». Он видел, как оружейники чинят подобное оружие, весь процесс казался забавой в их мускулистых руках. Он просто нагреет куски железа и соединит сломанные части. Только понадобятся соответствующие инструменты, пусть даже не настоящие. Большой красный булыжник из множества встречавшихся здесь послужит наковальней. Камень поменьше, который, лет сто пролежав в ручье, сделался гладким, будет кузнечным молотом. Гарсия выбрал себе наковальню и быстро развел рядом с ней огонь. Койот сидел на корточках поблизости, заинтересованный происходящим.

Первые несколько попыток закончились неудачей: сталь отказывалась нагреваться даже докрасна. А Гарсия знал, что необходимо раскалить ее добела. Удрученный, он сел и задумался.

«Мне нужны две вещи, — рассудил испанец, — уголь и меха».

«Уголь, — решил Гарсия, — можно добыть без особых хлопот». Он сложил в огонь дрова и, пока те обращались в толстый слой светящихся углей, размышлял над возможностью создания мехов. Озадаченный Койот наблюдал, как испанец льет воду в свой костер, разгребает сырые головешки и аккуратно раскладывает их на просушку. Очевидно, решил он, Снимающий Голову помешался из-за утраты своего копья.

Однако к закату у Гарсии был приличный запас угля. Он жег костер всю ночь, продолжая размышлять, как же сконструировать меха. Семья Койота тихонько наблюдала со стороны, несколько напуганная клокочущей в их госте яростью.

«Если бы только удалось, — думал Гарсия, — соорудить кожаный мешок, чтобы пускать в костер поток воздуха!» Его ищущий взгляд упал на флягу для воды, висящую над кроватью. Когда молодой человек с радостным криком вскочил на ноги, Койот окончательно убедился, что Снимающий Голову спятил. Дети забились в глубину жилища, наблюдая, как Снимающий Голову вытащил нож и начал прорезать дыру в своей прекрасной фляге.

Но, казалось, его безумие приобрело определенное направление. Из кусков кожи и ремней Снимающий Голову явно пытался что-то соорудить. Один раз он схватил факел и выбежал в густые заросли кизила за шатром. Койот счел своим долгом сопровождать гостя, чтобы защитить его от собственного безумия. Воин даже подержал факел, пока его гость срезал тугие гибкие ветви и разрубал их на части с руку длиной.

Снова вернувшись под крышу, Гарсия принялся сооружать раму для своих мехов. Неуклюжие лопасти, сплетенные из веток, были скреплены ремнями, а перекроенная фляга привязана между плоскостями. После некоторых изменений и экспериментов испанец подошел ближе к огню и направил горлышко фляги на горячие угли. Попробовал поработать рукоятками.

Результат был многообещающим. Зола полетела, искры заскакали по полу, на миг встревожив детей и вызвав бурю протеста со стороны Большой Ноги. Но, что важнее, тускло-красные угли мгновенно жарко засветились. Взволнованный, Гарсия сел и начал упражняться со своим изобретением, быстро научившись качать так, чтобы получался постоянный ровный жар. Койот ощутил огромное облегчение, потому что за кажущимся безумием скрывалась определенная цель. По каким-то причинам Снимающему Голову требовался более жаркий огонь. Если это послужит его цели, отлично. На самом деле, проще было бы просто дуть, но это, должно быть, амулет, имеющий отношение к длинному копью. Может быть, он поймет действие амулета, когда увидит, как его применяет Снимающий Голову.

Гарсия с трудом дождался следующего утра, чтобы приступить к починке. Испанец и Койот пошли в импровизированную кузницу, и Гарсия развел огонь. Когда угли засветились, испанец осторожно начал работать кожаными мехами. Красное свечение стало ярче, угли нагрелись и постепенно стали белеть. Гарсия развернулся, чтобы положить на угли куски сломанного наконечника, теряя часть жара из-за того, что ритмичное раздувание мехов было прервано. Койот тут же оказался рядом, подхватил меха и продолжил накачивать воздух.

«Должно получиться, — убеждал себя Гарсия. — Ради бога, пусть у меня получится!»

Сталь сделалась тускло-красной, затем вишневой и наконец ярко засветилась белым. Испанец быстро вынул обломки из огня и положил на каменную наковальню. Сделал Койоту знак, чтобы тот придержал древко копья, прижал вторую половинку куском кожи и начал стучать по ней камнем. Пришлось нагревать дважды, но в конце концов соединение получилось прочным. Испанец снял копье с наковальни и опустил его в реку, потому что видел, как кузнецы опускают железо в бочку с водой.

Раздалось громкое шипение, металлический щелчок, и копье вышло из воды вновь со сломанным наконечником. Резкое охлаждение уничтожило ковку. Гарсия был на грани отчаяния. Он бродил по мелководью и в конце концов нашел отвалившийся наконечник.

Как же это делают оружейники? Может быть, они частично охлаждают оружие, прежде чем закалять? Он не мог вспомнить.

В последующие дни Гарсия пытался добиться своего еще трижды, и каждый раз его ковка не хотела держаться. Один раз она казалась прочной даже после закаливания, и на миг Гарсия обрадовался. Но потом попробовал метнуть копье в землю, и наконечник снова отвалился. Без толку. Удрученный, испанец сел на землю, задумчиво дергая траву. Он снова пленник обстоятельств, и ему придется провести еще одну зиму в обществе дикарей. «А возможно, и больше», — мрачно подумал он.

И тут появился один из людей племени. Гарсия узнал Дробящего Камни, пожилого человека, который сильно хромал. Он не мог охотиться, зато был мастером резать камни, из которых получались наконечники для стрел. Гарсия заметил, что охотники с гордостью показывают оружие, сделанное Дробящим Камни. Человек робко приблизился и протянул руку.

— Снимающий Голову, — заговорил он, — я сделал новый наконечник для длинного копья.

У него на ладони лежал длинный узкий наконечник копья, сделанный из отличного сине-серого камня. Койот, посмотрев на наконечник, подумал, что никогда еще не видел такого прекрасного изделия. Эта вещь, должно быть, потребовала многих часов упорной работы.

Гарсия взглянул на изящно выточенный наконечник, и ему с болью вспомнились недели и месяцы переживаний. Он схватил подношение и, в приступе ярости, зашвырнул его как можно дальше. Последняя капля! Кипя от гнева, Гарсия зашагал прочь, чтобы остаться в одиночестве, а Койот и Дробящий Камни стояли, недоумевающие и расстроенные.

«Глупые невежественные дикари», — бормотал испанец себе под нос. Думают, что можно поставить вместо прекрасного наконечника из толедской стали обломок чертова камня!

Будь они все прокляты! Когда лагерь скрылся из виду, Гарсия сел передохнуть. Легкое жжение заставило его обратить внимание на указательный палец правой руки. Кровь сочилась из ровного пореза, оставленного выброшенным наконечником.

«Матерь Божья, — подумал испанец. — А эта дурацкая штука и в самом деле острая! Надо отдать им должное».


Глава 16 | Путь конкистадора | Глава 18