home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 13

Для Хуана Гарсии зима тянулась медленно. Он с нетерпением ждал весны, чтобы можно было отправиться обратно к своим. Он оставил, всякую мысль о романтической связи.

«Можно подождать, — решил он, — до возвращения в колонии».

Днем Гарсия часто грезил о теплых темных кабачках, где разливают хорошее вино и грациозные танцоры кружатся под музыку его родины. Ночью испанец часто просыпался от сильного запаха дыма. Иногда в миг пробуждения ему грезилось, что это дым родного очага в детской и слуги тихонько возятся у огня.

Одной из главных забот Гарсии была лошадь. Шерсть Лолиты стала гуще, казалось, она хорошо переносит холода. Однако Гарсия беспокоился о пропитании для животного. Лошади его отца всегда проводили самое суровое время года в большой конюшне, их кормили лучшим сеном и зерном все зимние месяцы. Гарсия опасался, что кобыла не сможет прокормиться. Когда трава на холмах прерии высохла, Лолита продолжала пастись с прежним упорством. Но казалось, лошадь проводила больше времени на опушке леса. Гарсия перестал привязывать ее. Она держалась ближе к знакомым местам, где стоял лагерь, явно в поисках человеческого общества. А в нем не было недостатка, потому что либо Высокий Олень, либо Серая Цапля, либо они оба постоянно находились рядом с лошадью. Гарсия поражался их увлеченности. Несколько детишек помладше иногда бродили в отдалении, с завистью поглядывая на двух счастливцев. Животное, принадлежащее Снимающему Голову, явно был важным явлением в жизни Народа.

Когда ночью, неслышно, выпал первый снег, люди забились в шатры, за исключением нескольких юных храбрецов. Гарсия, однако, вышел сразу после восхода проверить, как там лошадь. Даже сухую траву замело снегом, и испанец сильно беспокоился.

Он нашел Лолиту на небольшой полянке в лесу. Она казалась спокойной и довольной, несмотря на снежный чепрак, покрывающий ее спину. Кобыла стояла, со вкусом ощипывая молодые веточки тополей. Приглядевшись, Гарсия понял, что она весьма избирательна. Не обращая внимания на ивы, сикоморы и другие деревья и кустарники, она с довольным видом жевала именно тополиные листья.

Двое преданных конюших были поблизости, они тут же все поняли. Олени, сообщили они Снимающему Голову, тоже кормятся зимой тополиной листвой, которая долго держится на деревьях. И с этого дня подростки внимательно следили, чтобы у серой кобылы всегда было вдоволь корма. Иногда они срезали и приносили ветки, иногда отводили Лолиту в густые заросли. Гарсия скоро понял, что ему нечего беспокоиться о пропитании кобылы. Высокий Олень и Серая Цапля позаботятся о ее благополучии.

Недели шли, и Гарсия, все еще считающий себя пленником обстоятельств, стал замечать обнадеживающие приметы. Почки на ивах, растущих вдоль реки, начали набухать. Крошечные зеленые островки появлялись среди сухой коричневой листвы под деревьями. Однажды утром испанца разбудил крик диких гусей в небе над лагерем. Гарсия вышел из шатра посмотреть на длинные ряды гусей, держащих путь на север.

«Весна, должно быть, не за горами», — решил он.

Видимо, племя считало так же, потому что на всех лицах испанец замечал радостные улыбки.

Гарсия начал обдумывать свой отъезд. «Как только в прерии снова начнет расти трава, — сказал ему Койот, — вернутся бизоны». Тогда и настанет время для отъезда. Охотиться будет легко, и не возникнет необходимости останавливаться в поисках пастбища для лошади. Гарсия начал иногда выезжать, чтобы Лолита восстановила форму.

Сначала он подумал, что подпруга седла кажется короче из-за того, что кобыла за зиму наела брюхо. Он знал, у лошади, питающейся грубой пищей, увеличивается живот, особенно если она мало двигается. «Травяное брюхо» — так называл это его отец.

— Ничего, сударыня, скоро мы от него избавимся, — заверил он кобылку, нежно похлопывая ее.

Лолита бегала резво, казалось, она радуется возможности размяться под теплым весенним солнцем. Но «травяное брюхо» не хотело уменьшаться. На самом деле, с изумлением заметил Гарсия, ремень стал еще короче после нескольких дождливых дней, когда они не выезжали.

Он посмотрел еще раз, думая, что, возможно, ремень пересох. Нет, все было в порядке.

— Что-то не так с оленьей собакой? — с тревогой спросил Серая Цапля.

Кобыла стояла спокойно, и казалось вполне довольной. Гарсия осмотрел ее, опасаясь обнаружить какую-нибудь болезнь, которая не позволит ему уехать. Шерсть Лолиты была по-прежнему несколько грубой и лезла клоками с начала потепления. Ребра немного выпирали, что вполне естественно после зимы, проведенной на грубом корме. И еще выпирало брюхо.

Высокий Олень сидел, скрестив ноги, в привычной позе. И сейчас он указывал кобыле под брюхо между задними ногами.

— Вот это не так, Снимающий Голову?

Гарсия быстро зашел сзади посмотреть. У кобылы опустилось вымя.

«Матерь Божья, — ошеломленно подумал он, — кобыла жеребая!»

Он воспринял свое умозаключение со смешанным чувством. «Это, должно быть, черный жеребец капитана», — решил Гарсия, и эта мысль взволновала его. Что за чудесный союз! Его отец будет в восторге, одна из его лучших андалузских кобыл принесет жеребенка от самого прекрасного жеребца, которого когда-либо видел Хуан.

«Если только, — подумал он с отчаянием, — я когда-нибудь смогу выбраться из этой проклятой страны и увижусь с отцом». Чем больше он размышлял, тем яснее сознавал, что из-за этого обстоятельства придется отложить отъезд. И речи не может быть о том, чтобы отправиться в путь перед родами. Тем более если что-то пойдет не так, Гарсия запросто может остаться один на своих двоих посреди прерии. Как это ни огорчительно, он сможет уехать только через несколько недель.

Он попытался вычислить, когда кобыла должна ожеребиться. «Не позже чем через пять недель, — говорил его отец, — после того, как набухнут соски». Гарсии следовало с большим вниманием относиться к кобылам дома. Он понятия не имел, когда это случилось, но решил, что недавно. Гарсия попытался сосчитать по рядам проведенных на земле линий, но скоро осознал, что понятия не имеет, с какой даты начать. Испанец потерял всякое представление о времени. Не осознавая того, он начал мыслить понятиями дикарей. Позади остались Месяц Долгих Ночей, Месяц Снегов, Месяц Голода и Месяц Пробуждения. Сейчас шел Месяц Зеленеющей Травы, но какой месяц сейчас на его родине?

Раздосадованный, он затер линии на земле, отбросил палку и пошел обратно в шатер. Ему остается только ждать.

После показавшихся бесконечными недель Гарсия проснулся утром от негромкого голоса Высокого Оленя.

— Снимающий Голову! Вставай скорее! — взволнованно шептал тот. — Там маленькая оленья собака! — Мальчишки последние недели не оставляли кобылу без присмотра.

Гарсия быстро оделся, и они оба помчались по склону холма вниз, где сидел на корточках Серая Цапля, он с гордостью указал рукой:

— Он только что вышел, Снимающий Голову.

Маленькое дрожащее существо стояло рядом с кобылой, слегка покачиваясь на неверных ногах. Теплый пар поднимался от темной шерстки, Лолита нежно терла его носом и мягко пофыркивала.

Гарсия быстро осмотрел жеребенка. Кобылка, и чудесная! Длинные прямые ножки, крепкие тонкие кости, широкая грудь и голова, как у матери. Темная младенческая масть означала, что кобылка, скорее всего, будет серой, как мать, когда подрастет. Гарсия был восхищен статями жеребенка и на время забыл, что именно это создание стало причиной отсрочки его отъезда.

О котором ему снова грубо напомнило решение совета племени.

— Люди, — объявил Кривые Ребра, — снимутся с лагеря через три дня, считая с нынешнего, и начнут двигаться к северу на летнюю стоянку.

Когда Гарсия услышал новость, некоторое время его душила ярость. Как они могут, кипел он, бросить его одного с недельным жеребенком и кормящей кобылой?

Когда рассудок вернулся к нему, он понял, что Кривые Ребра и все племя понятия не имеют о его планах. Гарсия хранил их в тайне без всяких причин, если не считать того, что он просто не доверял дикарям.

Еще одна мысль медленно пробиралась в сознание Гарсии: он пользовался гостеприимством племени, но, кроме нескольких убитых бизонов, ничего не дал им взамен. Проклятье, все осложняется. Гарсия погрузился в размышления.

Он решил в любом случае ехать своей дорогой. Если жеребенок не сможет выдерживать темп, он бросит его или убьет. Кобыла будет страдать от потери несколько дней, но сможет бежать быстрее, когда молоко перегорит.

И все-таки его инстинкты лошадника победили. Гарсия не сможет так поступить. Это был жеребенок, которого его отец пытался получить всю свою жизнь. Он подождет несколько недель, чтобы жеребенок подрос и набрался сил, и отправится в путь. А пока, кажется, лучше всего оставаться с племенем.


Глава 12 | Путь конкистадора | Глава 14