home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13

Эйвери разбудила его посреди ночи.

– Крис, – прошептала она, тряся его за плечо, – кажется, я что-то почувствовала.

Ему снилось, как они занимаются любовью на берегу моря и волны накатываются одна за другой на белый песок…

– И я тоже, – пробормотал он.

– Я серьезно!

Кристиан немедленно открыл глаза и сел в постели.

– Ты хочешь сказать, что это ребенок?

– Не уверена.

– Вряд ли, – нахмурился он. – Ведь еще как минимум неделя до родов!

– Это моя первая беременность. Срок определить трудно. А дети нередко рождаются раньше положенного.

– Тогда лежи тихо, и мы посмотрим, что будет. – Он притянул ее к себе, наслаждаясь прикосновением большого живота. – Все будет хорошо. Веришь?

– Конечно…

Оба не сговариваясь затаили дыхание и несколько секунд пребывали в неподвижности. Ничего не случилось, и они одновременно выдохнули.

Кристиан провел рукой по волосам Эйвери и прижался чуть плотнее.

– Значит, подождем. В любом случае, делать это приятно.

– Это уж точно, – согласилась Эйвери, устраиваясь поудобнее.

Кристиан лежал молча, прислушиваясь к ночным звукам, – тиканью часов, шуму проезжающих мимо машин. Ему хотелось задать Эйвери несколько вопросов, но он был не уверен, что настало время. Впрочем, оно может не настать никогда.

– О чем ты хочешь спросить?

– Как ты догадалась об этом?

– У тебя напряглись мышцы плеч – значит, ты собираешься задать мне трудный вопрос.

– Кажется, ты меня довольно неплохо узнала, а?

Темнота придавала храбрости, и Эйвери было нетрудно сказать то, что вертелось на языке.

– Мне кажется, что я всегда тебя знала. Только не чувствовала себя равной тебе.

– А теперь чувствуешь?

– Да.

Он глубоко вздохнул и собрался было задать следующий вопрос, как она его опередила.

– Ты хочешь узнать, был ли ты моим единственным любовником.

Кристиана поразила ее проницательность, хоть ответ он, кажется, знал заранее.

– А имею ли я право спрашивать?

– Конечно, имеешь. В наших разговорах не должно быть запретных тем. Только учти, тебе предстоит услышать то, что может не понравиться.

– Моя надежда наивна?

– Да, наивна. Но что с того? Мы все порой бываем наивными, и в этом нет ничего страшного. Только надо быть готовым к возможным разочарованиям. Мне бы тоже хотелось быть твоей единственной женщиной, но я знаю, что это не так.

– Да, у меня были другие. Но что, если я признаюсь, что ни одна из них не влекла меня так, как ты?

– А что, если я признаюсь, что у меня был только один другой мужчина?

– Он любил тебя?

– Очень.

– Но ты не ответила ему взаимностью?

– Нет. – Как она могла, когда ее сердце было уже отдано Кристиану? Эйвери решила отвлечься от печальных воспоминаний и вернуться к делам насущным. – Знаешь, мы так и не обсудили, как будем вести себя после рождения ребенка.

– Потому что решили не забегать вперед. Особенно в таких важных вещах.

– Но малышка родится очень скоро, может быть, даже раньше, чем мы думаем. Поэтому настало время подумать о будущем.

Кристиан невольно нахмурился, поскольку основной причиной нежелания обсуждать будущее было то, что это причиняло ему боль.

– Для меня важнее всего, как часто я смогу видеть девочку.

– Ты собираешься заключить соглашение?

– Если хочешь, оформим все юридически.

Эйвери села в постели и внимательно посмотрела на Кристиана, но в полумраке спальни не смогла разглядеть его лица.

– Ты этого хочешь?

– А разве, – Кристиан горько рассмеялся, – разве мои желания имеют значение?

– Конечно! Ты же отец!

– Только биологический!

– А бывают какие-нибудь еще?

– Да! Настоящий отец – тот, кто гладит по головке и учит пускать кораблики! Кто утешает, когда малышке грустно, и показывает, как правильно ездить на велосипеде и кидать бумеранг!

– Это уж скорее для мальчиков!

– Не пытайся сменить тему, Эйвери Шэн-нон! Тебя волновали женщины, которые были в моей жизни. А не приходила ли в твою многомудрую голову мысль, что я почувствую, когда ты встретишь другого мужчину? Ведь я буду вынужден смотреть, как моя дочь называет его папой! Такое, знаешь ли, нелегко перенести.

– Почему мы спорим о мужчине, которого я могу с таким же успехом не встретить никогда? Мне казалось, что мы достигли определенного взаимопонимания, более того, только недавно получили немало удовольствия.

– В том-то и проблема.

– В чем?

– Я понял, как сильно… хочу тебя. – Слово не совсем подходило, но Кристиан не мог найти другого. – Никогда я не хотел тебя так сильно, как сейчас. В каком-то смысле мне даже стало хуже: я понял, чего мне не хватало всю жизнь.

Ночь любви и вправду все изменила. Эйвери начала подозревать, что мужчины и женщины приходят к одному и тому же выводу, только разными путями. Она любит его. И совершенно в этом уверена. И он тоже любит ее. Но вкладывать эти слова в его уста она не будет, как бы ни желала их услышать.

– Ты хочешь предложить заниматься любовью почаще?

Кристиан даже сел в постели. И выражение лица у него было такое, словно она святотатствует.

– Нет! – рявкнул он.

– Не хочешь заниматься любовью?

– Да!

– Если ты решил покричать, то сделай это, пожалуйста, в своей комнате.

– Если бы ты не была беременна, я бы тебя отшлепал!

– Если бы я не была беременна, тебя бы здесь и вовсе не было!

– Это кто сказал?

– Я!

– Ошибаешься! Я был бы здесь!

– Был бы? – переспросила Эйвери после продолжительного молчания.

– Конечно! Потому что рано или поздно пришел бы в себя и понял, как сильно люблю тебя. Да, это так. Я очень люблю тебя, Эйвери!

Она смотрела на него, боясь поверить, что сбылась ее самая заветная мечта. Он произнес эти слова – и он действительно любит ее! Но хватит ли у них сил, чтобы преодолеть все преграды, которые жизнь непременно поставит на их пути?

Эйвери вспомнила, как им хорошо вместе, как схожи их чувства юмора, как они спорят о том, о чем мужчины с женщинами спорят испокон веку: может ли женщина ориентироваться по карте, а мужчина делать больше одного дела за раз?

Ее сексуальный опыт был весьма ограниченным. Но в постели с Кристианом она преображалась. Страсть заставляла их обоих творить восхитительные безумства.

А теперь у них есть еще и любовь.

– Я люблю тебя, Эйви, – тихо повторил Кристиан. – И, будь я умнее или честнее с собой, давно бы это понял.

Голова у нее слегка закружилась от затопившей сердце радости.

– Я тоже люблю тебя. О, Крис…

– Ммм?…

– Мы же могли быть так счастливы, если бы остались вместе с самого начала!

Кристиан покачал головой, отбрасывая последние крохи бесплодных сожалений.

– Нет, любовь моя, я был слишком заносчив и горд. И считал разделяющую нас пропасть непреодолимой.

– А я?

– А ты была и остаешься слишком хорошей для меня!

Эйвери не стала его разубеждать. Совсем не плохо, когда мужчина так ценит женщину.

– Нам надо было расстаться, чтобы повзрослеть, и…

– Крис!

– Что?

Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами, в которых читался испуг.

– Ребенок! Пришло время!

– Ты уверена?

– На все сто.



предыдущая глава | Безумства страсти | cледующая глава