home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

– Это делается не так, – заметил Дикон. – Ты должен войти с восточной стороны парка с мятым пакетом в руках. В пакете должен лежать хлеб и кусочек фруктового пирога. Ты стоишь вот на этом деревянном мостике и кормишь хлебом уток. Потом с противоположной стороны подхожу я и наклоняюсь через перила, но не слишком близко от тебя. Спустя некоторое время ты уходишь, а я беру твой пакет. Я скармливаю уткам остатки хлеба, но пирог оставляю, потому что в одной из изюминок вделан микродатчик.

Мэйхью молча глядел на него пару минут, потом отвел взгляд.

– Так делается в твоей конторе, – сказал он.

Дикон рассмеялся.

– Да нет, просто мне это нравится.

– Ты ведь знаешь, на что это похоже на самом деле – полдня сидишь за голым деревянным столом, вдыхая запах потных тел и курева, а потом мотаешься в машине с вонючим выхлопом. Кажется, погода меняется. А я надеялся подышать свежим воздухом на природе.

– Только не в этом парке. Здесь даже голубей лечат от отравления выхлопными газами. А что, если нам присесть вон там? – Дикон показал на небольшую лужайку, где было не так много загорающих. Мэйхью снял майку и лег на траву, подложив под голову руки с внушительно вздувшимися бицепсами.

– Итак? – спросил Дикон.

Мэйхью закрыл глаза от солнца.

– Итак, ты, вероятно, прав.

Дикон почувствовал приток адреналина в крови и легкий зуд в нервных окончаниях. Он испытывал это ощущение всегда, когда его подозрения оказывались обоснованными, становясь чём-то реальным. Потом он спросил:

– Было судебное расследование? Где это обнаружилось?

– Не при расследовании. Я не думаю, что в квартире Лоример что-нибудь осталось незамеченным. – Мэйхью приподнялся на локте. – Позавчера в Найтсбридже была суматоха. На площади Монпелье. Уборщица вошла в квартиру, открыла дверь, как обычно, своим ключом. Она убралась на кухне, потом в спальнях. – Мэйхью замолчал, словно приглашая Дикона продолжить.

– Потом начала убираться в ванной.

– Да.

– Вернее, так и не начала.

– Да.

– Продолжай, – сказал Дикон.

– Оливия Коклан. В настоящее время ледиОливия Коклан. Она умерла меньше двенадцати часов назад.

– Какие версии?

– Эта дама прикончила почти полбутылки джина, так что если кто-нибудь захочет услышать версию, то можно заявить, что она пошла в ванную, слегка перебрав спиртного. Но, по правде говоря, ее муж – благородный сэр Бернард – настаивает на том, чтобы эта версия не фигурировала в деле.

– А где был он?

– В Париже.

– Это проверено?

– О да. Это подтвердили две стюардессы, пять бизнесменов, управляющий отелем, главный официант и один невероятно богатый наркоторговец.

– Я полагаю, вы сделаете ему приятное.

– Не я лично, но кто-то сделает, в этом я не сомневаюсь. Хотя мне стало известно, что пристрастие леди Оливии к бутылке не было большим секретом. Однако есть, я думаю, разница между тем, чтобы стать притчей во языцех, и тем, чтобы остаться навечно фамильной тайной.

– Что вы узнали?

– Сначала уборщица билась в истерике, потом успокоилась. По ее мнению, леди Оливия вполне могла перебрать джина и отключиться с полбутылки.

«Вот так, – подумал Дикон. – Всего полбутылки. Для меня это была всего лишь начальная доза».

– Но на этот раз могло быть по-другому, – сказал он.

– Возможно.

– Она также могла принимать таблетки – успокаивающие или снотворные.

– Да, могла. – Мэйхью снова откинулся назад, приставив руку козырьком к глазам, чтобы не мешало солнце.

– Кроме того, это могло быть случайностью. – (Мэйхью кивнул в ответ, по-прежнему щурясь.) – А первый закон случайности...

– Гласит, что случайностей в природе не существует, – закончил за него Мэйхью.

– Итак, должна быть и другая версия.

– Да, но не для публики.

– Почему?

– Во-первых, в квартиру проникли очень ловко: никаких следов взлома, борьбы, ни малейшего признака того, что в квартире был кто-то еще, кроме погрузившейся под воду леди Оливии.

Дикона не удивила язвительность тона Мэйхью.

– Ты даешь волю своим классовым предрассудкам, Фил, – заметил он.

– Хрен с ними, с этими паразитами! – отозвался Мэйхью. – Во-вторых, вряд ли кто-нибудь захочет сообщить сэру Бернарду, что есть вероятность насильственной смерти его старухи, не имея никаких доказательств. Он и так обеспокоен слухами, которые ходят о ее пьянстве.

– В-третьих, – подсказал Дикон, – дело Кэйт Лоример закончено. Зафиксирована смерть в результате несчастного случая.

– А в-четвертых, мы не уверены в существовании связи между этими делами.

Дикон промолчал.

– Ладно, – вздохнул Мэйхью, – мы бы даже предпочли, чтобы ее не было.

– Кто об этом сообщил?

Мэйхью ответил не сразу. Он опустил руку и повернулся лицом к солнцу, снова закрыв глаза. Наконец он сказал:

– Точно не знаю. Я получил информацию от Д'Арбле.

– А он от кого?

Мэйхью пожал плечами.

– Кто ж его знает!

– Ты бы бросил это дело, – спросил Дикон, – если бы тебе предоставили возможность выбирать?

– Послушай, Джон, ты знаешь, как это обычно происходит. Каждому хочется свести концы с концами. Полиция не хочет ничего знать об этом деле, оно слишком сложно. Дело закрыто – очевидная смерть из-за несчастного случая. К тому же влиятельный денежный мешок ясно дал понять, что ему не нужны осложнения.

– Зачем ты мне это рассказываешь?

– Ты хотел знать.

– И?..

– И, честно говоря, мне это интересно самому.

Белка перебежала через лужайку короткими легкими прыжками и настороженно уселась возле вытянутой ноги Мэйхью. Тот открыл один глаз, словно почувствовал зверушку, потом сел и громко хлопнул в ладоши, прогоняя белку.

– Эти маленькие твари кусаются, как крысы, – заметил он.

Дикон рассмеялся.

– Хорош любитель природы!

– Я только говорил, что хочу быть ближе к природе, а не сливаться с ней. – Мэйхью родился и вырос в южном Лондоне. Парки вполне удовлетворяли его потребность в больших открытых пространствах. Деревья подстрижены и размечены, цветы растут аккуратными рядами, расчищенные дорожки, запах выхлопных газов в воздухе. Пару раз он был за городом, но чувствовал там лишь раздражение и нервозность. – Ты ничего об этом не знаешь. Если ты влипнешь в историю, мне придется отказаться от тебя.

Дикон поднял руки, словно признавая его правоту.

– Пресса про леди Оливию писать не будет, – подытожил он.

– Только в некрологе.

– Дознания не было?

– Семейный доктор тоже ведь принадлежит к рыцарскому сословию.

– Ясно. Английская аристократия научилась не пускать посторонних в свои ряды.

– Тонкая красная линия, – сказал Мэйхью. – Флаг страны, в которой никогда не заходит солнце. – Глядя в сторону, он зло добавил: – Мешки с дерьмом!

Небо синело от края до края, жара опустилась на землю, точно полог; все застыло, не дыша, будто огромные стальные двери закрыли входы в парк. Дикон и Мэйхью возвращались к деревянному мостику, шагая между неподвижно лежащими девушками в бикини.

– Это не подходит для нас, – убежденно сказал о них Мэйхью. – Климат не тот. Истоки нашей сексуальности в викторианской скрытности – это когда прячут что-то, потому что оно грязное, когда наслаждаются тем, что противно заповедям Бога. Невозможно притворяться безразличным.

Когда они проходили мимо, одна из девушек перевернулась на спину, придерживая рукой расстегнутый купальник.

– Мы – нация соглядатаев, извращенцев, любителей подглядывать в замочные скважины. Вся эта, – он сделал жест, подыскивая точное слово, – открытость – это же потрясание основ. Наверное, мне следовало бы арестовать самого себя за такие мысли.

– Жара не может продолжаться долго, – сказал Дикон. – Погода должна перемениться, иначе все сгорит на полях.

– У меня от этого голова болит, – ответил Мэйхью. – Стало небезопасно просто ходить по улицам.

Они дошли до того места, где им надо было расходиться. Дикон махнул рукой и отошел на пару шагов.

– Если будет что-нибудь еще...

– Я дам тебе знать, – заверил его Мэйхью. – Джон... – Он подошел поближе и стал говорить тише: – Джон, знаешь что?

– Нет.

– Все-таки связь между этой девчонкой Лоример и леди Оливией есть. – Мэйхью утверждал это.

– Я знаю столько же, сколько и ты. Так же мало.

Мэйхью вздохнул.

– Это может быть нечто или ничего.

– Я в этом сомневаюсь. И ты тоже.

– Да. – Мэйхью похлопал Дикона по плечу. – Да. – Он повернулся и пошел через парк.

Дикон смотрел, как он осторожно пробирается между распластанных тел, точно санитар на поле битвы.


* * * | Слава | * * *