home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

То же повторилось и во втором баре, и в третьем. Дикон вел машину, иногда они разговаривали, иногда молчали. По мере приближения к пункту назначения в салоне сгущалось напряжение.

– Все нормально, с ним никого нет, – сказал Мэйхью.

– Это пока он не получил наших последних указаний, – возразил Дикон.

– Он не будет знать, что они последние. А потом его поведем мы. Он сможет сообщить по передатчику район, но не точное место встречи.

– Для меня эти понятия очень близки.

– Но ты ведь делал это раньше.

– Мне и тогда это не нравилось.

Мэйхью рассмеялся.

– Не будь ребенком, Джон. Тогда мы сделали их, помнишь? Сделали!

Смутное ощущение или воспоминание, которое отказывалось вылезать на свет, не давало Дикону покоя. Что это? Что? Лаура... Фил... Связь рвалась и снова соединялась, меняя форму, как амеба под микроскопом, – ее никогда не удается опознать, потому что она постоянно переливается из одного состояния в другое. Он отбросил эти мысли и сосредоточился на управлении машиной.

Мэйхью позвонил на последнем пункте связи. Через некоторое время из бара вышел человек, сел в «сааб» и начал ждать. Дикон поравнялся с ним и мигнул подфарниками, после чего красная машина тронулась с места и последовала за ними. Мэйхью повернулся на сиденье, чтобы убедиться в этом.

– Я предпочел бы быть на его месте, – сказал Дикон.

– Это меньше мили, – отозвался Мэйхью. – Он не знает, где мы остановимся. Даже если у него есть рация, его сообщникам придется добираться до места, а потом искать нас. Не волнуйся.

Они проехали по шоссе Коммершал в сторону Лаймхауз-Бэйсина, потом свернули направо, в лабиринт дорог рядом с шоссе Ист-Индиа-Док.

– Подъезжай к причалу, – сказал Мэйхью. Минут через пять он велел ему остановиться.

Дикон свернул на обочину и выключил двигатель. Наступившая тишина оглушила его. Ему показалось-, что в ушах все еще стоит несмолкаемый монотонный шум, однако, выбравшись из машины, он различил отдаленное урчание двигателей и плеск воды, бьющейся о ступени причала и корму баржи. Его окружали пакгаузы, портальные краны, трапы и высокие – в рост человека – штабеля деревянных рам и металлических платформ для автопогрузчика. «Сааб» осторожно остановился в пятидесяти футах от их машины.

– Я поведу его, – негромко сказал Мэйхью, – а ты пойдешь сзади. Нам нужно подальше отойти от машин на случай, если его дружки идут по следу.

Человек вылез из кабины и встал у открытой дверцы – темная фигура в неверном свете луны. Мэйхью сказал вполголоса, но так, чтобы человек его услышал.

– Я пошел вперед. Держись за мной футах в двадцати. Он направился к «саабу», обогнул его по кривой и двинулся к окруженному подмостками пакгаузу. Человек пропустил Мэйхью вперед на нужное расстояние и пошел следом. Дикон знал обычный порядок. Он направился за ними, шагая с таким расчетом, чтобы постепенно нагонять человека и поравняться с ним к тому моменту, когда они достигнут укрытия. Он видел, что Мэйхью решил оставить свободное пространство между собой и машинами, и потому выбрал для разговора подветренную стену пакгауза на плохо освещенной стороне дока.

Белый, определил Дикон, рост шесть футов, одет в темный костюм. Больше ничего не разглядеть. Тусклый лунный свет, казалось, состоял из танцующих серых частиц, которые искажали фигуру человека. Процессия пересекла по диагонали двор дока. Мэйхью прошел мимо погрузочного крана, на секунду сделавшись невидимым на его темном фоне, потом появился снова. Водитель «сааба» исчез и снова вынырнул из тени крана, двигаясь с той же скоростью, что и Мэйхью. Дикон перевел взгляд на Мэйхью, проверяя направление его движения к стене пакгауза. Он снова скрылся за выступом покрытого брезентом и обмотанного веревками штабеля, потом возник у стены пакгауза. Человек, идущий за ним, тоже исчез в тени. Дикон прошел пять шагов и остановился, не спуская глаз с того угла штабеля, где должен был появиться силуэт человека. Еще три шага. Ничья фигура не пересекла вертикальную линию угла.

– Фил! – Голос Дикона резко прозвучал в тишине. Он заглянул за штабель, но никого там не обнаружил. – Фил!

Дикон пошел налево, держась на некотором расстоянии от склада и собираясь обойти пакгауз: он предположил, что Мэйхью завернул за угол здания. Вдруг послышался щелчок, и полоса света отрезала его от щели. Он развернулся и побежал назад, к машине.

Сноп света метнулся по штабелю, спустился вниз, а потом упал, словно большая белая клякса, на бетонный пол дока. Затем он скользнул назад и засек каблуки Дикона, так что тому пришлось ретироваться в сторону парапета. Фонарик кружил, будто подкрадываясь, и Дикон побежал, низко пригнувшись, чтобы свет падал поверх его головы. Луч обшаривал землю, освещая ноги Дикона, быстро, словно по инерции, пролетал вперед, но мгновенно возвращался и заливал его светом. Дикон резко остановился, надеясь затеряться в темноте, но фонарик не отставал от него – «звезду программы» снова вызывали на сцену. Потом раздался звук, похожий на удар газетой по столу, и о бетонный пол футах в пяти от Дикона ударилась пуля.

Он выпрыгнул из светового пятна и побежал направо в сторону от машин. Фонарик поискал его слева, потом еще левее, потом вернулся назад и нашел его бегущим к штабелю. Одна пуля не долетела до него, другая просвистела над плечом, звездообразно разорвав брезент и пробив металлические платформы. Дикон укрылся за штабелем, а фонарик начал рыскать вправо и влево, словно боксер, ищущий уязвимое место в обороне противника. Время от времени он перескакивал на пол за штабелем, показывая Дикону, что отступать ему некуда. Послышался негромкий металлический стук – это звенели ступеньки подмостков, по которым топали люди в ботинках на резиновой подошве. Преследователей было двое или трое.

Дикон посмотрел на угол, за которым исчез Мэйхью: один из преследователей уже мог быть здесь.

Как только они спустятся с подмостков, все закончится. Они возьмут штабель «в клещи», а если их трое, то третий подстрахует сверху – по прикрытым брезентом рамам взобраться не составит труда. Луч фонарика скакал зигзагами: направо – пауза, налево – пауза... снова направо...

Он выскочил из-за штабеля и побежал направо, к стене пакгауза. Еще несколько секунд луч продолжал ритмично перескакивать с одного края штабеля на другой, но потом кто-то услышал шаги Дикона и закричал. Фонарик бешено заметался в поисках беглеца. Под подмостками оставалось три фута непросматриваемого пространства. Дикон распластался по стене, глядя, как луч света обшаривает пол у самых его ног, не доставая до жертвы. Чтобы осмотреть всю стену, человеку с фонариком пришлось бы зависнуть в воздухе и направить свет в обратную сторону.

На Диконе был парусиновый пиджак, который он носил только из-за карманов: у него никогда не было такой пижонской вещи, как наплечная кобура. Он вынул свою «беретту» и пошел на свет, некоторое время двигаясь спиной вперед, чтобы не выпускать из виду штабель. Луч ненадолго вернулся назад, и Дикон разглядел профиль человека, который тут же исчез, и услышал заговоривший и сразу замолчавший голос. Через несколько шагов он оказался прямо под человеком. Выждав момент, когда луч фонарика уйдет в сторону, Дикон вышел из укрытия и посмотрел вверх. В отблесках света он увидел силуэт человека. Дикон присел на корточки и обеими руками поднял «беретту», крепко сжимая ее в обеих руках, чтобы выстрел прозвучал неожиданно, – так написано во всех учебных пособиях по стрельбе.

Раздался вопль боли и ужаса. Пуля ударила обладателя фонаря в мякоть плеча, он начал падать вперед лицом и судорожно ухватился за перила подмостков. При этом он загородил свет, и на полу дока появилась неестественно увеличенная тень мужчины, похожая на персонаж пьесы в пустом театре теней. Дикон снова прицелился и выпустил в него половину обоймы. Раздался страшный крик, тень дернулась и исчезла. Свет погас.

Дикон вернулся обратно под прикрытие подмостков. Сверху доносился свистяще-булькающий звук, словно кто-то всасывал через соломинку остатки коктейля со дна стакана. На металлическую лестницу капала какая-то жидкость. На верху штабеля закричал человек, и на фоне неба появилась темная фигура. Дикон поднял пистолет и, как только она перестала двигаться, спустил курок, после чего тотчас упал на землю, ожидая ответного выстрела.

Однако все было тихо. Он приподнялся на локтях и посмотрел в прицел на штабель. Ничего не двигалось. До него донесся шум шагов убегающего человека.

Добрых пять минут он оставался на месте. Где-то на реке гудела баржа, мимо проплыл прогулочный катер, украшенный гирляндой разноцветных огней, протянувшейся от носа до кормы. За ним поднялись волны, они лениво и гулко ударялись о причал через равные промежутки времени. Некоторое время спустя вода успокоилась и одновременно прекратился хрип на подмостках.

Поднимаясь по ступенькам, Дикон старался ступать как можно тише и осторожнее. На первой площадке он почувствовал битое стекло под ногами. Человек лежал на нижних ступеньках третьего пролета, сжимая руками железные перила. Дикон перевернул его, держа пистолет у виска, но в этом не было необходимости: перед ним был покойник. Дикон встал возле трупа на корточки и достал зажигалку, предварительно оглянувшись на штабель. Это было просто нервное: он знал, что они убежали.

Пламя зажигалки отбрасывало неровный круг желтого света. Дикон вгляделся в лицо убитого. Металлический корпус зажигалки раскалился у него в руке, но он не гасил ее. Узнав мертвеца, он не удивился.

– Д'Арбле, – произнес он еле слышно.

И в тот же момент он понял, какая мысль не давала ему покоя. Фил и Лаура. Он знал об этом, потому что слышал это, но никогда не пытался объяснить слышанное.


* * * | Слава | Глава 40