home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII

Рикардо и Моник приехали в порт с некоторым опозданием. Грузовые суда с высокими трубами, каботажники, коренастые буксиры и парусники с изящными линиями соседствовали у спящего рейда.

Любовники прошли по трапу на белоснежный корабль, похожий на миниатюрный пакетбот. При длине восемьдесят метров «Мария-Кристина» имела широкий ют и просторные каюты. Короткая труба, поставленная чуть впереди, не нарушала элегантности ее линий.

Сразу же после прихода двух последних пассажиров матросы убрали трап и отдали швартовы.

Пара поспешила в салон и спустилась по довольно крутой лестнице с узкими ступеньками. Пройдя своего рода гостиную, обставленную уютной плетеной мебелью, Моник и Рикардо попали в каюту, где ждали Мейер, Кольбе и хрупкий пуэрториканец со смуглым лицом и тонкими черными усиками над верхней губой. Лежавший на диване Грегор спал тихим сном.

— Не спешите, у меня есть время, — сказал Мейер кислым тоном.

Он остановил на Моник проницательный взгляд, по которому было ясно, что он догадался о причине ее опоздания, потом взялся за Рикардо:

— Я же сказал: в восемь часов…

Кольбе чистил ногти, маленький пуэрториканец рассеянно смотрел на кольцо, которое носил на левой руке. Рикардо воздержался от ответа и сел в кресло. Чтобы растопить лед приема, молодая женщина обворожительно улыбнулась и протянула Мейеру руку. Она знала, что если он до сих пор не переспал с ней, то не из-за отсутствия желания.

— Добрый день, — сказала она, взмахнув ресницами. Мейер пожал ее теплую и влажную ладонь, потом отвел глаза и опустился на диван возле Грегора.

— Когда вы покинули Францию? — озабоченно спросил он.

— Четыре дня назад… Как только смогла.

— Как пошли дела?

— Ваши прогнозы совершенно оправдались, — объяснила Моник, в свою очередь садясь и скрещивая ноги со спокойным бесстыдством. — Всего через сорок восемь часов после свидания на перекрестке в газетах появилось объявление… Полиция не теряла даром время. Я ответила на него, и меня навестил полицейский. Он действовал как одиночка и ушел через час, ужасно воодушевленный моими исследованиями из жизни насекомых…

Она улыбнулась, и эта отвратительная улыбка уничтожила невинность лица и открыла ее подлинную сущность.

— Ну и что? — потерял терпение Мейер.

— Я предупредила Кристо обычным способом; в окно я увидела, как отъехала его машина. Это все. Не понимаю, почему после этого он не давал вам знать о себе.

Худой пуэрториканец поднял узкие глаза и сказал тягучим голосом:

— Если Кристо не связался с нами, значит, он умер. Должно быть, остальные, в особенности Мейер, разделяли его убеждение. Установилась тяжелая тишина.

Главарь банды задумчиво постукивал пальцами по подлокотнику кресла. Остановив на пуэрториканце задумчивый взгляд, он сказал:

— А вдруг твой брат попался и раскололся, Мануэль? Мрачное лицо антильца исказила недобрая гримаса.

— Валиенте никогда не раскалываются, — прошептал он, делая над собой усилие, чтобы остаться спокойным. — Или он убил, или погиб сам. Третьего быть не может.

Увы! Мейеру надо было точно знать, что именно произошло… С мрачным видом он решил сменить тему.

Он достал «гавану» из шкатулки, сделанной из дорогого дерева, отрезал у нее кончик и спокойно закурил.

— Я вас собрал, чтобы решить два вопроса. Первый: наказание Грегора…

Он поочередно посмотрел на каждого из своих помощников, чтобы они поняли, что речь идет о примере и такой же конец ожидает любого из них в случае серьезной ошибки. Никто не пошевелился.

— Второй: подготовка багамского дела и распределение ролей.

Это вызвало более заметный интерес. К нему обратились вопрошающие лица. Он продолжил:

— Мы вернулись в нашу штаб-квартиру не только для того, чтобы покататься по морю. Англичане готовят очень интересную экспедицию. Они сделали ошибку, признавшись, что будут проводить испытания бактериологического оружия. Если мы сумеем собрать точные сведения, это может принести нам значительную сумму…

Он подумал, потом добавил с полуулыбкой:

— …в иенах, долларах или рублях, а может быть, во всех трех валютах одновременно.

— Когда? — спросила Моник с горящими глазами.

— Через три недели. У нас как раз достаточно времени, чтобы изучить программу.

Судя по легкой качке, яхта удалялась от Пуэрто-Рико с крейсерской скоростью.

— Куда мы плывем? — спросил Рикардо.

— Недалеко. На Виргинские острова… высадить нашего друга Грегора.

Моник поглядела на спящего; в каком-то смысле это она поймала его. Он умрет из-за нее. Эта мысль доставила ей острое наслаждение. Вдруг она заметила задумчивое выражение Кольбе, смотревшего на ее ляжку. Она резко одернула юбку и спросила:

— Вас это интересует, Кольбе? Несколько смущенный немец поднял голову. Он уклончиво махнул рукой и сказал:

— Я думал… Мейер перебил его:

— Надеюсь, вы уже выбрали, Кольбе? Что вы собираетесь ему вколоть?

Он указал на Грегора.

— Столбняк, — ответил немец категорично. — Он будет сдыхать три дня. Большое преимущество в том, что он сохранит ясность ума во время судорог. Кроме того, если его труп найдут, его смерть отнесут на счет случайного заражения.

— А если его найдут до того, как он умрет? — заметил Мейер.

Кольбе покачал головой:

— Я введу такую дозу, что на рассвете его челюсти уже будут сведены; он больше не сможет произнести ни слова…

— Вы его обыскали?

— Да, я забрал все, что могло бы помочь его опознать.

— Тогда начинайте.

Немец встал, подошел к шкафчику, встроенному в перегородку, открыл его и достал ящичек. Вернувшись к столу, он поднял крышку. Открылся ряд пробирок, лежавших на слое ваты.

Все наблюдали за его действиями молча. Кольбе, казалось, совсем не смущало, что он стал объектом всеобщего внимания. Он работал методично, внимательно следя, чтобы не совершить ошибки. Каждая из его маленьких стеклянных трубочек содержала опасные микробы. Этой маленькой коллекции было бы достаточно, чтобы заразить целую страну.

Сколько бы члены банды ни убеждали себя, что присутствуют при рождении новой тактики, они все равно волновались из-за близости невидимых микробов. Затаив дыхание, они следили за движениями Кольбе; тот невозмутимо достал шприц, который носил с собой, и стал его дезинфицировать. Затем он осторожно открыл одну из пробирок, погрузил иголку в бульон и поднял поршень, втягивая внутрь немного жидкости.

Он вытер ватным тампоном острие иглы, потом подошел к Грегору, бормоча:

— Еще одно преимущество в том, что столбняк не заразен. Он абсолютно безопасен для окружающих, при условии, конечно, что у вас нет ран на руках…

Быстрым движением он вонзил иглу в ляжку Грегора. Он нажал на поршень и постепенно ввел дозу, а лежавший без сознания человек даже не пошевелился.

Моник почувствовала, что у нее взмокли подмышки. Мануэль встал посмотреть в иллюминатор, а Рикардо вытер лоб тонким шелковым платком. Мейер курил свою сигару, следя за дымом прищуренными глазами.

— Здесь ужасно душно, — сказала Моник прерывающимся голосом. Вместо ответа Мейер протянул руку и нажал на выключатель. На потолке начал вращаться вентилятор с широкими лопастями.

Кольбе убрал свое хозяйство.

— Мы могли бы чего-нибудь выпить, — предложил он. По знаку Мейера Рикардо встал, вышел и вскоре вернулся со стаканами и бутылкой рома, которые поставил на стол.

Потом снова ушел и принес графин воды и кубики льда, взятые из холодильника.

Моник помогла ему наполнить стаканы и раздать их. Мужчины пили ром неразбавленным.

Присутствие Грегора заметно связывало языки. Это было, как если бы мертвеца пригласили на дружескую вечеринку, а то, что он спокойно дышал, не зная о муках, которые ему уготованы, делало атмосферу еще тяжелее.

— Ну что? — вдруг воскликнула Моник. — Неужели мы обречены смотреть друг на друга, как фаянсовые собаки? Что нас ждет?

Мейер погладил левой рукой висок и резко ответил:

— Замолчите! Если бы вы так не спешили удрать, мы бы знали, что произошло с Кристо, и были бы веселее!

Молодая женщина обиженно поджала губы. Когда шеф был раздражен, лучше было его не нервировать. Она знала, что в эти моменты не может рассчитывать на Рикардо: он всегда становился на сторону Мейера.

Однако тот не продолжил. Он достал из бумажника карту, развернул и положил на стол. Сделав своим помощникам знак приблизиться, он указал им на архипелаг, идущий от Флориды до северного побережья Гаити.

Все более или менее хорошо знали Багамские острова, но перспектива в ближайшее время работать в этом районе пробудила в них любопытство.

— По моим сведениям, — сказал Мейер, очерчивая пальцем круг на карте, — англичане будут проводить свои испытания возле этих необитаемых островов. Большая часть бомб, которые они станут сбрасывать, содержат безвредные вещества, они просто должны будут показать возможность распространения жидкостей, содержащих бактерии. С той же целью будет сброшена радиоактивная пыль. Эти испытания позволят им определить размеры территорий, которые были бы заражены в случае боевой атаки. Но для меня это второстепенно…

Он замолчал, чтобы посмотреть на внимательные лица, окружавшие его. Только Рикардо демонстрировал свое обычное равнодушие знатного сеньора, но Мейер знал, что он не пропускает ни слова.

— Гораздо больше меня интересует следующее: на этих маневрах англичане должны испытать один или два снаряда, заряженные боевыми биологическими субстанциями, производство которых до сих пор окружалось большой секретностью Мне нужны образцы воздуха, земли и воды из района испытаний: я хочу знать природу этих субстанций. Вы меня понимаете?

В ответ раздался единодушный ропот одобрения, хотя никто из членов банды не понимал, каким образом Мейер надеется заполучить эти образцы.

— Операция пройдет в два этапа. Первый: Рикардо и Моник отправятся в круиз на этой яхте и под видом свадебного путешествия побывают на многих островах прежде, чем ВМС закроют доступ в этот район. Они поместят в различных местах колбы, одни пустые, другие с безвредным бульоном. Места должны быть точно указаны на карте, чтобы облегчить их сбор.

Моник и Рикардо подмигнули друг другу. Это задание обещало им приятные часы и необычные способы наслаждения красотами необитаемых островов.

— Затем, — сказал Мейер, обращаясь к ним, — вы отправитесь на Сент-Томас. «Мария-Кристина» станет в сухой док, будет перекрашена и сменит имя. Ей поставят новую трубу, чтобы изменить ее силуэт. За ней приедет Кольбе, а вы вернетесь в Пуэрто-Рико и не будете пытаться войти со мной в контакт. Когда маневры закончатся, Кольбе выйдет на яхте в море с какой-нибудь девицей и пройдет тем же маршрутом, но в обратную сторону, чтобы забрать колбы, спрятанные вами.

Мейер посмотрел на немца, сидевшего молча, и шутливо сказал:

— У вас есть прививки от всех инфекций, и вы знаете, как с ними обращаться; вы сможете применить свои таланты.

Нахмурившись, Кольбе заметил:

— Они могут распылить некоторые вирусы… малоизвестные токсины…

— Я убежден в этом, — флегматично заявил Мейер. — Но когда они откроют доступ в зараженные районы, это будет означать, что примененное бактериологическое оружие потеряло свою токсичность.

— Но тогда, — пылко вмешалась в разговор Моник, — вы и не получите ничего интересного!

Мейер захохотал.

— Ошибаетесь, мое дорогое дитя. Под микроскопом труп бациллы точно так же информативен, как и живой экземпляр. С другой стороны, да будет вам известно, что вирусы не ослабевают, их практически невозможно уничтожить, кроме как крайними средствами. Только среда благоприятствует или останавливает их развитие.

Молодая женщина прикусила губу. Она должна была догадаться, что шеф действует с полным знанием дела. Ведь он был первоклассным бактериологом. Даже Кольбе не спорил с ним по техническим вопросам, полагаясь на его компетентность.

— Когда дело будет сделано, — вновь заговорил Мейер, — мы снова встретимся в Гаване. Вы будете ждать меня там до тех пор, пока я не изучу наши находки.

Позвякивание машинного телеграфа сообщило, что «Мария-Кристина» замедлила ход. Яхта, должно быть, приближалась к одному из островов Виргинского архипелага. Капитан собирался лечь в дрейф недалеко от песчаного пляжа согласно инструкциям, данным ему Мейером перед отплытием.

— Детали мы проработаем чуть позднее, — закончил шеф, — а пока что все внимание нашему другу Грегору… Рикардо, взвалите его себе на плечо и следуйте за мной на палубу.

Они поднялись по крутой лестнице и вышли на воздух. У самого горизонта были видны далекие огни Кулебры и Сент-Томаса, а с другой стороны огни острова Черепахи Тортолы, былого убежища флибустьеров.

В пятидесяти метрах вырисовывался покрытый пышной растительностью клочок земли, немногим больше рифа.

Большие отмели делали его недоступным для торговых судов с большой осадкой. Да и рыбаки не решались заходить на островки, населенные зомби[1].

Мейер велел спустить на воду шлюпку, потом сказал Мануэлю и Кольбе, чтобы они положили в нее Грегора.

Моник, Рикардо и Мейер следили, как тело Грегора положили на дно лодки. Мануэль сел на весла и взял курс на маленький островок. Прежде чем они отплыли, Мейер крикнул:

— Пораньте ему колено! Это приведет его в чувство и сделает несчастный случай более достоверным!

Рука Моник сжалась на руке Рикардо. Иногда спокойная уверенность Мейера пугала ее. Для него человеческая жизнь стоила не дороже окурка.

Разница между ними заключалась в том, что иногда она испытывала страстную радость, обрекая человека на смерть, особенно если он был слабак, размазня. А ему было безразлично. Он устранял с пути препятствие и через три минуты не вспоминал об этом.

Лодка ткнулась носом в песок. Мануэль закатал брюки и прыгнул в воду, чтобы вытащить ее на сушу. Кольбе последовал его примеру; они оттащили тело на берег.

Мануэль достал свой нож, чтобы порезать Грегору ногу, но немец остановил его. Он задумчиво посмотрел на бледное лицо поляка, нагнулся, выбрал круглый камень и подкинул его на руке. Потом он сделал пуэрториканцу знак возвращаться в лодку.

Один за другим они перебрались через борт; упираясь веслами в дно, сняли лодку с отмели. Когда она закачалась на воде, Кольбе встал на корме и хорошо рассчитанным движением бросил камень. Тот описал дугу и упал на лежащее тело.

Они услышали стон; пока Мануэль с неожиданной силой налегал на весла, Грегор, внезапно разбуженный, неловко встал на ноги.

Поляк мгновенно догадался, какую смерть уготовил ему Мейер. Из его горла вырвался вопль, он заковылял по пляжу в безумной надежде догнать лодку. Но он был слишком слаб и рухнул прежде, чем достиг кромки воды. Душераздирающий стон, за которым последовали ругательства и проклятия, нарушили ночную тишину, но шум прибоя скоро заглушил их.

Оставшиеся на борту «Марии-Кристины» услышали только его первый крик. Их глаза вглядывались в темноту, они неясно видели маленькую фигурку, которая рухнула на песок бесформенной массой.

Шлюпка подошла к яхте и в несколько секунд была поднята на борт. Кольбе и Мануэль, немного запыхавшиеся, едва ступив на палубу, повернулись, чтобы посмотреть, как себя ведет их жертва. Но ничего не увидели: огромная черная туча закрыла луну.

Все подняли глаза. На западе небо заволакивалось.

— Мне кажется, пора возвращаться, — буркнул Мейер, — начинается циклон.

Оба пуэрториканца согласно закивали. Как настоящие дети островов они прекрасно понимали весть, принесенную бризом. На гребнях волн появились пенные «барашки».


Глава VII | Тройное убийство в Лурде | Глава IX