home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XIII

Коплан даже не подумал поднять свою свободную руку. Он не услышал ни малейшего скрипа, не заметил ни одного признака, всегда выдающих приближение человека.

Как этот тип смог спуститься по лестнице и открыть дверь так бесшумно?

Можно подумать, он материализовался в салоне, возник ниоткуда…

Моник казалась такой же ошеломленной, как и Коплан. Она тупо смотрела на вошедшего, спрашивая себя, кто он: еще один враг или неожиданный союзник.

У неизвестного было обветренное лицо, как бывает, когда большую часть жизни человек проводит на свежем воздухе. Его сильные челюсти, глубоко посаженные глаза и широкий лоб свидетельствовали об уме и упрямстве.

Он говорил нормальным тоном, как будто обращался к людям, давно ему знакомым:

— Поставьте эту коробку. Поднимите руки и отойдите.

Несомненно, он бы не изъяснялся иначе, если бы предложил им стакан рома, печенье или сигарету. Он него исходила спокойная уверенность; Франсис понял, что имеет дело с опасным, очень опасным противником.

Он подчинился, одновременно подсчитывая время, которое ему понадобится, чтобы выхватить пистолет и выстрелить. Тот как будто прочитал его мысли:

— Никаких необдуманных движений, предупреждаю вас. Мой револьвер стреляет, когда я отпускаю спусковой крючок…

Действительно, его палец до предела вжал спусковой крючок.

Коплан проглотил слюну.

Он отступил, сел возле Моник.

Мужчина подошел на три шага, откинул левой рукой крючки и посмотрел внутрь коробки, оставленной Франсисом. Явно довольный, он взял ее. Бросив едкий взгляд на пару, которую держал под прицелом, отступил к двери, зажал свою добычу под мышкой и, прислонившись к двери, сказал:

— Надеюсь, мы еще встретимся… Однако вам лучше отказаться от вашего плана. Берега Атлантики станут нездоровыми для вашей яхты.

— Э! Вы что, играете в жмурки? — спросил заинтересованный Коплан. — Это не моя яхта…

— Нет? Тогда передайте мой совет ее хозяину! Во всяком случае, выбирайте себе знакомых более разборчиво, мистер So and So[2].

Это выражение произвело на Коплана эффект молнии. Когда человек был уже в дверях, Франсис бросил:

— Секундочку… Это не ваш коллега нырнул в воду четверть часа назад?

Мужчина остановился, потом вернулся.

— С ним что-то случилось? — спросил он одновременно с любопытством, недоверчивостью и легкой угрозой в сузившихся глазах.

Коплан вздохнул свободнее. Он нашел разгадку.

— Боюсь, да, — ответил он. — Насколько я могу судить, его зарезали, прежде чем сбросить в воду, но мне было плохо видно.

Неизвестный вздохнул через стиснутые зубы. Новость поразила его настолько, что поколебала его флегматичность.

— Почему вы мне это говорите, мистер? — спросил он, прищурив левый глаз.

«Чтобы выиграть время», — мысленно ответил Франсис, но вслух сказал:

— Потому что полагаю, что это вас интересует. У вас могли возникнуть сомнения в пунктуальности вашего коллеги…

Вдруг ночную тишину нарушили хлопки дверей машины. Сердце в груди Коплана подскочило: Мейер и Рикардо вернулись с виллы.

Моник тоже поняла.

Что касается неизвестного, он, очевидно, ожидал этого, поскольку действовал быстро. Он закрыл дверь, прислонившись к которой он стоял, и сказал, отступая:

— Оставайтесь оба там, где стоите, и не пытайтесь предупредить своих друзей, пока они не спустятся в салон.

Он встал под ступеньками лестницы так, чтобы остаться невидимым для тех, кто войдет.

Машинальным движением Моник взяла свой мундштук и поднесла его к губам, но, прежде чем она закончила свой жест, Коплан схватил ее за запястье и вывернул его. Мундштук упал.

— Трюк с ультразвуковым сигналом закончен, — сказал он.

Потом, обращаясь к человеку, спрятавшемуся под лестницей, он произнес тихим, но четким голосом:

— Внимание, старина. Под угрозой моя жизнь, а не ваша. Выбирайте себе мишень повнимательнее. Я достаю оружие.

С дерзостью, поразившей неизвестного, он спокойно достал из кармана пистолет, потом схватил Моник и, поставив перед собой, ткнул ее в спину стволом.

— Лишний взмах ресницами, и ты покойница, — шепнул он. — Стой спокойно.

На палубе послышались торопливые шаги. Кто-то ступил на первую ступеньку, потом, держась за поручень, довольно быстро спустился, а за ним шел другой.

Внизу Моник увидела сначала ноги, потом живот и, наконец, торс Рикардо. Пуэрториканец, интуитивно насторожившийся, хотел остановиться, но Мейер толкнул его в спину, и оба они оказались внизу лестницы. Голос Коплана прозвучал из-за Моник:

— Идите оба вперед. И не заставляйте меня стрелять через вашу очаровательную подружку.

Окаменев, пришедшие увидели, как он распрямляется: голова возвышалась над головой Моник, а стволы двух пистолетов высунулись по бокам женщины.

Но куда больше наставленных пистолетов их поразил факт, что они оказались лицом к лицу со своим бывшим пленником.

Они уже знали, что он бежал с виллы, оставив два трупа, но то, что у него хватило хладнокровия прийти на яхту, выходило за рамки их понимания.

Прозвучавший сзади короткий приказ буквально поднял дыбом их волосы.

— Руки вверх, джентльмены!

Они непроизвольно обернулись, чтобы посмотреть, откуда шел этот приказ, и увидели неизвестного, крепко стоявшего на широко расставленных ногах и смотревшего на них так, словно они были содержимым выгребной ямы.

И вдруг Коплан засмеялся самым натуральным смехом. Его руки опустились, пистолеты повисли, как ненужные игрушки.

Он отодвинул Моник локтем, бросил оружие на диван и подошел к Рикардо и Мейеру небрежным шагом.

— Признавайтесь, что вам повезло, — смеялся он. — Уверен, что пять минут назад вы бы отдали целое состояние, чтобы найти меня, а теперь мы встретились… бесплатно.

Он отвернулся от них, и взгляд его остановился на неизвестном, державшем их на прицеле.

— Спасибо, мистер, — сказал Франсис. — Они ваши, я их вам дарю, но прежде, чем вы их уничтожите, я бы хотел прояснить некоторые вещи и заплатить долги.

Мейер был бледен как мертвец. Внезапное крушение всех надежд всего через два часа после того, как он счел, что продолжает оставаться хозяином положения, стало для него жестоким ударом.

Он даже не пытался защититься или придумать какой-либо отчаянный маневр, чтобы уйти от судьбы; ни мускулы, ни мысли его больше не слушались. Он был оглушен, уничтожен, но инстинкт предупреждал, что ему угрожает непосредственная физическая опасность.

Рикардо выглядел не лучше. Рот приоткрылся, от лица отхлынула кровь.

— А что вы хотите узнать? — осведомился неизвестный, отставивший ящичек.

Он, кажется, понял, какая игра шла между Копланом и тремя остальными. Он ничуть не возражал против всеобщей очной ставки, которая только помогла бы прояснить роли.

— Сначала я их разоружу, — сообщил Франсис. — Так нам будет удобнее разговаривать.

Он обыскал Рикардо и Мейера и изъял у них целый арсенал, который рассовал по своим карманам, потом с внезапной резкостью схватил обоих за галстуки и с силой стукнул их головами о перегородку.

— На колени! — приказал он. — И не опускайте руки. Его взгляд перешел на Моник:

— Ты тоже!

Она покорно подчинилась.

Когда троица заняла это неудобное положение, Коплан повернулся к невозмутимому неизвестному, чей «маузер» следил за действиями остальных, как автоматическая батарея ПВО следит за самолетом.

— Давайте сядем, — предложил ему Франсис. — Прежде чем выслушать их, я должен поговорить с вами. Было бы лучше, если бы вы сразу признались, что являетесь сотрудником британской разведки.

Красноватое лицо англичанина стало кирпично-красным. Его самообладание никак не могло остановить приток крови.

— О! — произнес он, округлив рот. — А какова ваша роль в этом деле?

— Сейчас объясню, но, если бы я раньше догадался, что вы идете по их следам, это избавило бы меня от неприятностей. Который час?

Англичанин посмотрел на часы, потом, дважды кивнув головой, ответил:

— Без четверти четыре. Мак-Брайд.

— Спасибо. Франсис Коплан. Как поживаете?

Мак-Брайд слегка поклонился и стал ждать продолжения. Коплан в нескольких фразах рассказал ему все — от тройного убийства в Лурде до своего приезда в Сан-Хуан.

Он рассказал, при каких обстоятельствах был захвачен Мейером и его бандой и как смог бежать, не узнав, однако, какие цели преследовали эти негодяи.

Всего за несколько секунд до появления англичанина он узнал, что речь идет о бактериологическом оружии. Если бы Мак-Брайд не вмешался, он бы сначала спрятал коробку с образцами, а потом уничтожил бы банду, предварительно узнав, кто является ее подлинным руководителем.

Во время рассказа англичанин кивал, как будто эти сведения совпадали с результатами его собственных поисков. Когда Коплан закончил, он задумчиво посмотрел на него и спросил:

— А как вы узнали во мне агента Интеллидженс Сервис? Вы невероятно рисковали, достав свое оружие…

Франсис отрицательно покачал головой:

— Будем логичны: пока слежу за «Марией-Кристиной», я вижу, как какой-то человек начинает преследовать Рикардо. Мейер замечает это одновременно со мной и предупреждает своего подручного сигналом ультразвукового свистка…

Прочитав на лице Мак-Брайда удивление, Коплан пояснил:

— Да, все они имеют слуховые аппараты для глухих, хотя прекрасно слышат. Это особо чувствительный приемник, распознающий сигналы, которые не может уловить ухо. Передатчик — маленькая трубочка в мундштуке или аналогичном предмете. Этим способом они переговаривались с помощью кода даже в очень оживленных местах, а никто вокруг не слышал ни малейшего звука. Так они координировали свои действия в «Кубан Мамбо», хотя сидели очень далеко друг от друга, и смогли перекрыть мне все выходы, когда Мейер понял, что я убежал от них. Короче…

Коплан порылся в карманах, ища сигарету, но ничего не нашел, взял сумочку Моник и достал из нее пачку «Кэмел». Он закурил и продолжил:

— …короче, Мейер и Рикардо быстро уничтожили этого неожиданного противника и помчались на виллу. Лично у меня союзников не было, но факт, что кто-то встал у них на пути, доказывал, что я не единственный их враг. Ладно. Я поднимаюсь на борт, нейтрализую женщину и захватываю их зоопарк в миниатюре. Тут появляетесь вы и обращаетесь со мной так, как если бы я принадлежал к банде. Следовательно, вы тоже ее враг и для меня можете быть союзником.

— Да! — согласился Мак-Брайд. — Вот только я мог ошибиться и убить вас.

— Нет, — невозмутимо возразил Франсис. — После упоминания о вашем коллеге мне уже ничто не грозило; вы не могли не понять, что если я рассказал о его убийстве, значит, я сам к нему непричастен. Если бы я входил в их банду, то не стал бы говорить об этом случае.

Англичанин почесал за ухом.

— Логично, но рискованно. При таких расчетах вы не доживете до старости…

— Уж они до нее не доживут наверняка, — сказал Коплан, указывая на троицу, стоявшую на коленях, — хотя их тактика заключалась в том, чтобы все предусмотреть, ничего не оставлять на волю случая. Посмотрите на них. Хороши!

Эта оценка была явно завышена, потому что лица Мейера, Моник и Рикардо были искажены. Они поняли, что вместо того, чтобы ввести в заблуждение французского сыщика, они попали в руки двух агентов разведслужб.

Мейер понял, во что обходится попытка совершить идеальное преступление: если бы он оставил в живых трех несчастных свидетелей с перекрестка О-Вив, может быть, никто бы не подумал о похищении.

— А что, — спросил Коплан Мак-Брайда, — вывело на их след вас?

— Лионская эпидемия. Наши войска, расквартированные в Германии, имеют специальную службу для наблюдений за бактериологическими институтами. Капсулы с бациллами брюшного тифа там крали много раз. Когда ваши газеты упомянули об очаге инфекции, была задействована МИ-5. У нас было описание предполагаемого вора — некоего Грегора, поляка по происхождению. Но в наши намерения не входило арестовывать его; мы хотели проследить всю цепочку. След затерялся в департаменте От-Пирене, но снова обнаружился на Бермудах, где они сделали пересадку на пути в Пуэрто-Рико. Кстати, я удивился, когда они окружили вас за «Кубан Мамбо».

— Что? — воскликнул Коплан. Мак-Брайд смущенно кашлянул.

— Да, — кивнул он. — У меня были инструкции… Я не мог преждевременно вмешиваться, чтобы не поставить под угрозу срыва успех моего задания.

— Как? — вырвалось у Франсиса. — Вы меня видели?

— Да, — признался Мак-Брайд, — но не знал вашу роль. Понимаете, прежде чем начинать испытания на Багамах, мы хотели очистить окружающие районы. Для этого мы должны тщательно выявить лиц, так или иначе связанных с торговлей микробами, раскрыть их методы, установить способы передвижения и источники финансирования. Большая работа.

Англичанин говорил точь-в-точь как руководитель предприятия, желающий увеличить выпуск продукции, как будто охота на шпионов — это чуть более утомительное занятие, чем составление годового отчета. Простота его слов больше, чем высокомерное поведение, свидетельствовала о замечательной выдержке его народа.

— В общем, — резюмировал Коплан, — мы с вами пришли к одному результату. У меня такое впечатление, что этим трем специалистам мы собираемся задать одни и те же вопросы.

— Я бы хотел сказать пару слов Кольбе, — заявил Мак-Брайд. — Он не придет?

— Тот, что в очках? Сожалею, старина. Он умер, и я несколько причастен к этому.

— О! Жаль, — сказал Мак-Брайд, подбрасывая свой пистолет на ладони. — У меня были на него виды.

— У меня тоже, но у него был слишком нервный друг.

Вдруг в мозгу Коплана мелькнула идея; вместо того чтобы высказать ее вслух, он прошептал ее на ухо своему британскому коллеге. Тот выслушал, подумал, потом энергично согласился.

Коплан встал, подошел к трем пленным.

— Сожалею, — сказал он, — но у меня нет шприца, чтобы усыпить вас…

Он отвел правую ногу назад и выбросил вперед с большой силой. Носок ботинка ударил Рикардо в подбородок. Голова пуэрториканца откинулась назад, он пошатнулся и упал на бок.

Прежде чем Мейер успел защититься, он получил такой же удар и рухнул, как пустая одежда.

Моник была избавлена от этой радикальной анестезии, но Коплан схватил ее за плечо и грубо поставил на ноги.

— Ключ от твоей каюты, — потребовал он.

Чуть живая, она поспешила достать из сумочки маленький ключ и протянула его Франсису.

Тем временем Мак-Брайд убрал свой пистолет в карман, встал и сказал:

— Вы правы. Вдвоем мы легко справимся… и это избавит нас от сложных объяснений.

Он взял два пистолета, брошенные Копланом на диван, и убрал их в свои карманы, ворча:

— Не надо, чтобы эти игрушки валялись где попало. У мадемуазель может возникнуть искушение.

— Никакой опасности, — сказал Коплан, взваливая на плечо тело Рикардо. — Они не заряжены.

Англичанина передернуло. Лицо его приобрело выражение, означавшее: «Странные методы работы у этих французов…» Но он ничего не сказал, с легкостью поднял Мейера и пошел следом за Копланом по коридору.

Моник была заперта вместе с двумя сообщниками после того, как Мак-Брайд убедился, что иллюминатор слишком мал, чтобы в него можно было выбраться и что в помещении нет никакого предмета, который мог быть использован в качестве оружия.

Когда Коплан и он остались одни в салоне, они разделили работу.

— Что вы предпочитаете? — спросил англичанин. — Штурвал или машину?

— Берите штурвал, — сказал Франсис. — Я займусь двигателем.

Они поднялись на палубу, посмотрели по сторонам. На рейде было по-прежнему тихо. Звезды начали гаснуть, на востоке занималась заря. Электрические фонари на набережной побледнели, но маяк на мысе все так же направлял к горизонту вспышки красного света.

Оба полной грудью вдохнули пришедший с моря ветер с сильным запахом водорослей. Этот порыв свежего ветра доставил им такое же удовольствие, как горячая ванна: он успокоил нервы, прогнал усталость.

Коплан дружески подмигнул англичанину и сказал, потирая руки:

— Пошли.

Он сбросил пиджак, закатал рукава рубашки. Потом он нагнулся, запустил лебедку, державшую канаты трапа, и втянул его на борт.

Мак-Брайд отправился в рулевую рубку, заметив: — К счастью, экипаж должен был прийти только в шесть часов утра.


Глава XII | Тройное убийство в Лурде | Глава XIV