home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Серым, мокрым и холодным днем, предвещавшим близость первого снега, Коплан поехал на машине к Лежандру.

Улица Сент-Юбер, вытянувшаяся на несколько километров, почти вся была застроена очень похожими друг на друга двухэтажными домами, имеющими внешнюю лестницу, позволяющую подниматься прямо на второй этаж, минуя первый. Только изредка попадались более современные дома из красного кирпича.

Остановившись перед домом 9436, Коплан увидел, что Лежандр живет в доме старого стиля, скромном, но привлекательном. Уже начинало темнеть, и сквозь шторы на окне второго этажа пробивался свет.

Через несколько секунд после звонка дверь открылась. Коплана встретил сам Лежандр. Он был среднего роста, волосы подстрижены бобриком, лицо загорелое.

— Чертова погода! — буркнул он, быстро закрывая дверь. — Кажется, что это еще не самая худшая...

Он проводил Коплана в гостиную, где стояла почти удушающая жара, и добавил:

— Может быть, это связано с возрастом, но я становлюсь мерзлявым. Давайте мне ваше пальто, садитесь, выбирайте выпивку.

На маленьком столике были расставлены пять или шесть бутылок с различными спиртными напитками, графин волы, стаканы и две пепельницы.

Прежде чем опуститься в одно из глубоких кресел, Коплан достал из портфеля конверт, который принес хозяину дома.

— Это бумаги, оставшиеся от Кордо, — сказал он, протягивая конверт. — Точнее, те, что нашел Нолен. Возможно, есть и другие, которые ваш предшественник где-то спрятал... Вам легче судить, так ли это.

Лежандр взял конверт и положил его на банкетку.

— Всему свое время, — сказал он размеренным тоном. — Сначала скажите, какое отношение к этому имеете вы? Поверьте, я не испытываю к вам никакой неприязни и не принадлежу к тем, кто поддерживает мелочное соперничество между параллельными службами. Я получил приказ помогать вам и выполню его, но я хочу ясно понимать, что происходит.

Коплан протянул ему свои сигареты.

— В двух словах суть в следующем, — начал он, щелкнув зажигалкой. — Вполне возможно, что наши миссии пересекутся в одной точке. Эта точка — Кордо, чья смерть, на мой взгляд, произошла слишком вовремя, чтобы быть естественной.

Сидя с сигаретой в зубах, инженер подмигнул:

— По-вашему, его убили?

— Это только предположение, не подкрепленное конкретными доказательствами. Но его смерть может оказаться выгодной одному субъекту, чье исчезновение точно совпадает с этим роковым сердечным приступом.

Сильно заинтересовавшись, Лежандр вынул сигарету изо рта, не сводя глаз с Коплана.

— И кому это выгодно? — спросил он вполголоса.

— Типу, выдававшему себя за меня, — открыл Франсис с мрачной улыбкой. — Если Кордо и он столкнулись лицом к лицу, один из них должен был убрать другого, поскольку обман раскрылся.

Наступило молчание. Офицер в отставке заворчал:

— Черт... Это меняет мои перспективы. Вы в прошлом работали вместе с Кордо?

— Да, в пятьдесят седьмом. Если он продолжал плавать в тех же водах, роковая встреча была почти неизбежна. Именно поэтому я стараюсь узнать, каковы были его задачи в Монреале, перешедшие теперь к вам.

Будучи секретным агентом, Лежандр с трудом преодолел внутреннее недовольство, чтобы рассказать, пусть даже коллеге, о своей работе. Но, подчиняясь правилам дисциплины и имея прикрытие в виде прямого приказа, он наконец заявил:

— MS-59 должен был выявлять случаи коммунистического внедрения во франко-канадские круги.

Это не совпадало с тем, на что рассчитывал Коплан.

— Да? — удивленно переспросил он. — А каким образом это затрагивает нас? Я полагаю, канадцы сами выявляют и | подавляют антигосударственные происки...

— Игра ведется более тонко, чем кажется на первый взгляд, — подчеркнул Лежандр. — Советы не пытаются проповедовать здесь свою доктрину или создавать партию. Они стараются направить общественное мнение на некоторые спорные проблемы. В частности, на ядерное оружие... Умонастроение франко-канадцев очень специфично, — продолжал Лежандр. — Они обожают Францию, но сохранили старую злобу на французов. Они не могут нам простить, что мы их бросили два века назад, упрекают, что мы не помогаем им справляться с трудностями, которые сами же и создали. Они комплексуют перед нами и в то же время бичуют наши недостатки. Умелая пропаганда вполне может повести их за собой.

— Понимаю, — сказал Коплан. — Если доминион встанет в оппозицию в ООН или НАТО, наша дипломатия потерпит еще одно поражение.

— Это-то и опасно! — заметил Лежандр. — Нам стараются вредить всеми способами по всему миру. Это может вызвать нашу изоляцию даже среди союзников. Так что нам приходится сражаться на этом поле, применяя соответствующие приемы. Миссия Кордо заключалась в том, чтобы бороться психологическим оружием, частично в тени, частично открыто.

Коплан задумался.

— Из этого следует, — заключил он, — что наш друг должен был вращаться в крайне левых кругах?

— Он должен был внедряться в пропагандистские центры противника, — уточнил Лежандр, — а затем разлагать их, выявлять заводил и провоцировать их арест или бегство, если на них имелось что-то компрометирующее.

Коплан поморщился:

— Ну тогда мотив для его убийства мог быть у многих.

— Да, тем более что он уже нанес им значительный урон. Если его действительно убили, придется просмотреть все его отчеты, а это, признаюсь, выходит за рамки моей компетенции. Какова бы ни была причина его смерти, я не могу ею заниматься. Я здесь затем, чтобы принять эстафету. Я должен начинать с нуля, потому что между тем, чем занимался Кордо, и моими обязанностями связи нет.

— Его смерть должна стать барьером между прошлым и будущим, — согласился Коплан. — Это разумная предосторожность, но она не облегчает мою задачу.

— Она вам не помеха. Можете делать что захотите, за одним исключением: вы полностью прекратите контакты со мной. Как вы понимаете, это не-об-хо-ди-мо.

— Я разделяю вашу точку зрения, — сказал Франсис. — Для вас было бы опасно гоняться за двумя зайцами. Тем не менее предупреждаю: если вдруг вам однажды представят некоего Фернана Дюпюи, остерегайтесь. Немедленно свяжитесь с Ноленом из посольства и временно исчезните из обращения. Этот тип моего роста, лоб открыт больше, тот же цвет глаз, уши крупнее.

— Занесу его в мой «черный список» под номером один, — пообещал Лежандр, внимательно разглядывая своего собеседника, чтобы лучше запомнить его лице. — Может быть, теперь чокнемся?

Они чокнулись и отпили по глотку коктейля, приготовленного инженером: треть мартини, две трети виски и кубик льда. Затем они снова закурили. Снаружи завывал ветер.

— Давайте разберем бумаги, — сказал Лежандр, взяв конверт. — Надеюсь, в них окажутся сведения, которые будут вам полезны.

Коплан сел на банкетку рядом с хозяином дома, чтобы рассматривать бумаги одновременно с ним. Лежандр передавал их ему по мере того, как разбирался с ними, иногда сопровождая жестом или коротким комментарием.

— Не представляет интереса... Письмо от поставщика... Письмо из Франции, личное... Приглашение...

Он долго всматривался в совершенно безобидный, текст, напечатанный на машинке, отправленный из Оттавы и подписанный «Пьер». Он передал его Франсису со словами:

— Посмотрите! Для меня это не имеет особого значения, но, может быть, для вас...

Коплан прочитал в свою очередь:

Дорогой друг, теперь я знаю, что мой отъезд назначен на третье октября. А пятого я устраиваю вечеринку, на которой будет присутствовать (я надеюсь) большинство членов нашего обычного узкого кружка. Придете ли вы? У меня, между восемью и девятью часами. До скорого.

Коплан мысленно провел параллель: пятого Кордо приглашают на вечеринку; девятого вечером он внезапно умирает; десятого Дюпюи исчезает. Эта цепочка событий навела Франсиса на мысль, что встреча могла произойти у этого Пьера.

— Жаль, что у нас нет фамилии или адреса приглашающего, — разочарованно заметил он. — Кажется, у него были отличные отношения с нашим другом.

— Загляните в адресную книжку, — рассеянно предложил Лежандр, продолжая осмотр. — Вам может помочь имя.

Коплан пробежал всю книжечку, страницу за страницей, но не нашел не только ни одного Пьера, но даже ни одного имени, начинающегося на "П".

Тем временем на его коленях скопилась целая стопка бумаг, заслуживших от инженера только презрительное бурчание.

— Я ничего не нашел, — сказал Коплан. — Нет других писем от этого малого?

— Нет, пока не нашел. Я подумал, что Кордо не хранил заметки или документы, относящиеся к его работе. Составив донесение, он их уничтожал, поэтому я не возлагаю больших надежд на это письмо.

Вдруг его рука упала. Подняв на Коплана глаза, он заметил:

— Все верно... ключ к расшифровке его деятельности в адресной книжке, но я забыл сказать, что у нас существует особая система записи имен людей, с которыми мы поддерживаем контакт, чтобы запутать следы и пресечь поиски со стороны контрразведки или противника, если книжка попадет к ним.

Он положил в кресло последние непросмотренные бумаги, встал, взял с этажерки телефонную книгу и вернулся к Коплану, внимательно следившему за ним и ждавшему, что произойдет дальше.

— Очень простой и эффективный способ, — объяснил Лежандр. — Все имена, которые вы прочли, фальшивые. Они принадлежат людям, с которыми Кордо никогда не был знаком. Его настоящие знакомые здесь, в телефонной книге, двумя строками ниже имени-ключа, вписанного в блокнот.

Коплан улыбнулся и кивнул:

— Понял... Беремся за работу, чтобы расшифровать весь список?

— Согласен. Проверим одного за другим, но делайте, как мы: не выписывайте настоящие фамилии в ваш блокнот, только вымышленные. Вам будет достаточно взять телефонную книгу, чтобы найти настоящие имена.

Коплан кивнул, и они принялись за дело.

Скоро они убедились, что люди, с которыми поддерживал отношения Кордо, имели самые разные профессии; в их число входили несколько одиноких женщин. Если не навещать всех знакомых французского агента, невозможно понять, считал ли он их союзниками, врагами или нейтральными.

Наконец Лежандр наткнулся на некоего Пьера Шово. Он был инженером и жил в доме 11430 на Эли Бланшар-стрит. Номер телефона ФЕ 4-4112.

— Возможно, это и есть автор письма, — предположил он. — Может, его стоит прощупать?

— Мне кажется, да, — ответил Коплан, поставивший крестик возле фамилии, записанной в книжке: Шаваль. — Если я хочу проникнуть в круги, в которых вращался наш покойный коллега, мне нужно будет встретиться с кем-нибудь из этого списка. Начать можно с Шово.

Они продолжали поиски, нашли адреса некоммерческих ассоциаций, клуба, редакции журнала по электронике и религиозной организации.

— Ну что же, кое-что вы получили, — произнес Лежандр. — У вас действительно нет другого способа найти! этого Дюпюи? Вы основываетесь исключительно на про-! блематичном факте, будто он встретился с Кордо?!

Коплан перестал писать.

— У меня действительно нет никакого другого следа, — признался он, — но этот не настолько притянут за уши, как вам кажется. Вполне логично предположить, что их пути пересеклись, поскольку оба вращались в кругах, где встречаются агенты разведок, а Дюпюи выдает себя за французского агента.

— Да, — согласился Лежандр после секундной паузы. — Хотя это кажется мне абсурдом...

Губы Коплана растянула улыбка.

— Вы ведь недавно в спецслужбе? — дружески спросил он.

— Да, а что?

— Вы еще и не такое увидите, — пообещал Франсис. — Давайте закончим работу.

Полчаса спустя они убрали документы, телефонную книгу и адресную книжку, копию которой Франсис сделал для себя.

Они выпили второй стакан коктейля, несколько минут поговорили, потом Коплан заявил:

— Теперь я должен проститься. Наша встреча была очень плодотворной. Спасибо за откровенность. Желаю вам удачи... и успешной адаптации к климату. Если не случится катастрофы, я с вами больше не встречусь.

Лежандр встал, чтобы подать ему пальто и проводить.

— Мне очень жаль, — произнес он. — Я бы хотел снова встретиться с вами. Чувствую, у меня здесь не будет друзей. Я хочу сказать: настоящих.

— Такова наша участь, — ответил Коплан с горечью. — Мы живем одни, одни работаем и умираем тоже одни. К этому в конце концов привыкаешь. Всего хорошего, Лежандр.


* * * | Месть Коплана | * * *