home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Выйдя из дома вместе с Глорией Ланс, кутавшейся в меховое манто, Коплан бросил взгляд на снежный ковер, покрывший лужайки, крыши и деревья.

— Кантен и Спенсер должны были приехать на машине, — произнес он, глядя на три автомобиля, припаркованные поблизости. Одним из них был «шевроле». — На всякий случай надо отогнать ее. Если она будет стоять здесь, то выдаст их присутствие в доме Глории.

— Да, лучше ее увести. Но которую? Надо было спросить у них, — пожалел Треву.

— Посмотрите на ключи, которые мы у них взяли. Возможно, они скажут нам о марке машины.

Укрывшись под навесом на крыльце, Треву разобрал свою добычу и достал маленькую связку ключей с рекламным брелоком, на котором было название фирмы.

— У них «форд», — сказал он. — Значит, тот лимузин, что стоит на противоположной стороне улицы.

— Ладно. Садитесь в нее и поезжайте за нами на Ремембранс-роуд, — сказал Франсис.

Сев в «шевроле» вместе с Глорией, он тронулся с места очень медленно, чтобы убедиться, что у Треву не возникло никаких проблем с двигателем. Но все было нормально, «форд» быстро обогнал его, выключив габаритные огни, и обе машины свернули с Хатчисон-стрит.

Через шесть-семь минут они остановились перед виллой Лиз Шартрен. По дороге Коплан очень уклончиво отвечал на вопросы своей спутницы.

Предупрежденные условным звонком, Морини и Лоней встретили приехавших.

— Изменение программы? — осведомился Морини, пока маленькая группа входила в прихожую.

Он и его коллега с легкой насмешливостью рассматривали слишком ярко накрашенную особу, которую привезли с собой Коплан и Треву и в руке которой была туго набитая дорожная сумка.

— Да. Очень боюсь, что ваше дежурство здесь не даст никакого результата, — заявил Франсис. — О деле стало известно, и ни Дюпюи, ни другие члены банды в этот дом не сунутся. Теперь между ними и нами начинается соревнование на скорость. Именно поэтому мадемуазель Глория будет здесь в большей безопасности, чем где-либо еще. На следующие двадцать четыре часа я поручаю ее вашим заботам, Лоней.

Тот, к кому он обращался, не выразил ни энтузиазма, ни недовольства от перспективы оказаться наедине с этой брюнеткой с зазывающим взглядом и манящими формами. Однако, будучи истинным французом, он поклонился и сказал:

— Я счастлив, мадемуазель.

Глория, на которую это произвело впечатление, взмахнула ресницами и одарила его улыбкой, которая в ее представлении делала ее идеальной светской дамой.

— Вы, Марини, — продолжал Коплан, равнодушный к их взаимным любезностям, — поедете с нами. Сегодня днем мы продвинулись вперед благодаря инцидентам, которые долго пересказывать и которые вывели нас на субъекта по фамилии Шово. Вероятно, он является руководителем монреальского отделения сети. Я не хочу, чтобы он ускользнул от нас.

Возбуждение Морини выразилось в том, что он тотчас же, хотя и не торопясь, подошел к вешалке, на которой висели его пальто и шляпа.

Одевшись, он по привычке проверил магазин своего пистолета и заявил:

— Я готов. Где живет ваш малый?

— В конце Эли Бланшар-стрит. Лоней, вы все-таки последите, чтобы ваша гостья не простудилась, если ей придет в голову мысль пошалить.

— Я окружу ее нежной заботой, — пообещал помощник Нолена с абсолютно серьезным видом.

Треву, Морини и Коплан вышли из дома, и их сразу же облепили хлопья снега, переносимые ветром.

— Поедем на «форде», — предложил Франсис. — Если Шово или его сообщник ждет возвращения своих эмиссаров, он подумает, что это они.

— Каких эмиссаров? — спросил Морини.

— Двух субчиков, с которыми мы грубо обошлись и заперли в погребе дома девчонки, — объяснил Треву, пока они садились в машину.

Он снова занял место за рулем «форда», Коплан сел рядом с ним, а Морини сзади.

— Дом 11430, — уточнил Франсис и погрузился в размышления, одновременно горькие и полные жестокого удовлетворения.

Автором списков, человеком, обратившим внимание Джо Бингейма на специалистов, которых должны были «обработать» его соблазнительницы, прежде чем с ними начнет работать Дюпюи, вполне вероятно был инженер «Интернешнл Оверсис Коммьюникейшинз».

Шово отвечал всем нужным требованиям, поскольку был способен проводить отбор носителей информации, интересующей сеть. Он знал, в какую дверь постучать, чтобы получить нужные сведения, но делал это не сам, чтобы не засветиться. Отныне визит к нему Дюпюи приобретал совсем другой смысл.

Минут за двадцать «форд» доехал до дома Шово и остановился перед аллеей, ведущей к коттеджу.

— Оставайтесь в машине и смотрите в оба, Треву, — велел Коплан. — Если мы не вернемся через час, не суйтесь в ловушку. Возвращайтесь к Лонею, забирайте с собой Глорию и поезжайте в Оттаву. Там обо всем доложите Нолену, он будет знать, что делать.

— Понятно, шеф, — невозмутимо отозвался водитель.

Повернувшись к Морини, Коплан продолжил:

— Вы позвоните в дверь и повернетесь к ней спиной, чтобы в глазок нельзя было рассмотреть ваше лицо. Ваша фигура напоминает одного из типов, которых мы подловили. Если дверь откроют...

Он помолчал и договорил:

— ... если откроют, мы войдем без церемоний, кто бы ни стоял перед нами, мужчина или женщина. Пошли.

Они вылезли из машины одновременно, захлопнули дверцы и побежали к каменным ступенькам. Морини нажал на кнопку звонка. Коплан присел на корточки и прислонился к створке, чтобы скрыться от возможного наблюдателя, прячущегося в доме.

Повернувшись спиной, как ему и велели, Морини съежился, подняв воротник и надвинув на глаза шляпу. Его правая рука сжимала в кармане ребристую рукоятку пистолета.

Над дверью зажглась лампа. Послышался щелчок, и дверь приоткрылась со слабым скрипом.

Морини резко повернулся, наставив пистолет. Он хотел приказать открывшему отойти, но атака Коплана опередила его.

Плечом Франсис распахнул дверь настежь, руками он обхватил женские лодыжки, а головой ударил появившуюся на пороге фигуру в живот. Согнувшись пополам от боли, женщина, у которой перехватило дыхание, тяжело рухнула и, ударившись головой об пол, мгновенно потеряла сознание.

Коплан, рассчитывавший встретить более крепкого противника, удивился легкости, с какой опрокинул свою жертву. Его удивление возросло еще больше, когда он увидел, что это дама лет пятидесяти, симпатичная и на вид совершенно безобидная. Ее беспомощное состояние внушало скорее сочувствие. Вошедший следом за ним Морини уже закрыл дверь.

Они обменялись понимающим взглядом, полудовольным-полусмущенным. Вторжение прошло без проблем, но они испытывали неприятное чувство, что вломились в открытую дверь. Где-то в глубине дома играло радио или проигрыватель, и это был единственный звук, который они слышали.

Коплан посмотрел на лежавшую без чувств женщину. Удар был сильным, и прийти в себя она должна была не скоро. Вытащив пистолет, Франсис одним взмахом ресниц велел Морини следовать за собой.

Когда они вошли в гостиную, где Коплана принимали в прошлый раз, донесся голос со второго этажа.

— Люси! Что там случилось? — недовольно кричал Шово.

Морини поднял глаза. Коплан опередил его. В четыре бесшумных прыжка он подскочил к лестнице и побежал наверх, перепрыгивая через ступеньки. Корсиканец остался держать под контролем первый этаж, готовый оказать помощь своему товарищу, если наверху начнется заварушка.

Оказавшись на площадке второго этажа, Коплан заметил приоткрытую дверь и направился к ней без малейшего колебания.

Шово сидел в глубоком кресле возле книжного шкафа, держа на коленях книгу. Он даже не поднял глаза, когда в комнату кто-то вошел, потому что был уверен, что это его супруга пришла объяснить, что случилось.

— Добрый вечер, месье Шово, — сказал Франсис мягким голосом.

Инженер вздрогнул так сильно, что его книга упала на ковер.

— Я ведь обещал, что еще загляну к вам, — продолжал Коплан подчеркнуто любезным тоном, держа хозяина дома на мушке пистолета крупного калибра.

Граничащее с ужасом изумление инженера постепенно уступало место возмущению.

— По... какому праву вы смеете мне?..

— Не надо комедий, — сухо отрезал Франсис. — Недавняя встреча с Кантеном меня просветила. Можете сбросить маску респектабельности.

Шово съежился в кресле и уставился горящими глазами на человека, державшего его под прицелом.

— Где моя жена? Что вы с ней сделали? — спросил он с напряженным лицом.

— О ней не волнуйтесь. Лучше приготовьтесь провести неприятную четверть часа. Вы думали, что вчера вечером послали меня в западню, так, месье Шово? Вот только Бингейм оказался очень неловким. Вашей команде наемных убийц тоже не повезло. Вы влипли по уши.

Говоря это, Коплан вошел в комнату, но оставил дверь открытой, чтобы Морини мог слышать продолжение разговора.

Остановившись в метре от Шово, он произнес:

— Вы знаете, что эта игра будет вам дорого стоить. Так что постарайтесь облегчить свою участь... Расскажите о штабе в Галифаксе, о маршрутах Дюпюи и его махинациях, ну и так далее.

Инженер, одетый в домашнюю куртку и в теплых тапочках на ногах, выглядел совершенно мирным человеком, которого трудно заподозрить в чем-то незаконном. Даже в ярости его лицо выглядело комично и безобидно.

Коплан выключил радио и спокойно сел в свободное кресло, в котором наверняка до него сидела жена шпиона.

Поигрывая пистолетом, он сказал:

— Не тяните... У меня мало времени. Ваши признания будут иметь значение только в том случае, если вы сделаете их быстро... Вы намерены воспользоваться моим предложением или нет?

Шово злобно ответил:

— Я вас не боюсь, грязный коммунистический провокатор! Предупреждаю: ваш шантаж не даст никаких результатов. Можете меня убить, если хотите, но знайте, что рано или поздно полиция этой страны схватит вас за шкирку.

Коплан посмотрел на него так, словно сомневался в его умственных способностях.

— Вы часом не спятили немного? — осведомился он сочувствующе-нежно. — Если вы будете продолжать изображать дурака, через пять минут я отведу вас именно в полицию. Для начала вам предъявят обвинение в подстрекательстве к убийству. Так что не ставьте все с ног на голову и признавайтесь.

Шово взорвался:

— Как это «подстрекательство к убийству»? Ваши обвинения просто омерзительны! Вы не посмеете обратиться к властям, вы, платный шпион Советов!

Поколебленный его словами, которые казались лишенными какого бы то ни было расчета и так странно противоречили сложившимся у него представлениям, Коплан задумался. Глядя на Шово, он вдруг спросил:

— Вы принимаете Дюпюи за агента французской спецслужбы?

Он говорил спокойно, без малейшей враждебности.

Ошеломленный этой сменой поведения, Шово пристально посмотрел в лицо собеседнику.

— Я не знаю, является ли Дюпюи штатным агентом французской разведки, но он действует на благо Франции, — заявил он уверенно. — А ваша цель — уничтожить все то, что он здесь создает. Но я вам гарантирую, вас ждет поражение.

Коплан глубоко вздохнул. Вне всяких сомнений, Шово ввязался в это дело по причине своей преданности французским интересам. Наконец-то роль, сыгранная Дюпюи, и тактика, принятая теми, кто им руководил, предстали в истинном свете.

Коплан убрал пистолет в карман и посмотрел на инженера с горечью, в которой проскальзывала симпатия.

— Вас одурачили, месье Шово, — сказал он. — Мне будет неприятно доказывать вам это, но я могу предъявить вам первый факт, который показывает, что вы ошибаетесь.

Он громко позвал:

— Морини! Вы можете подняться?

Вошедший Морини вопросительно посмотрел на Франсиса.

— Уберите вашу пушку, — сказал ему Коплан, — достаньте официальное удостоверение сотрудника посольства и суньте его под нос этому месье, который считает нас коммунистическими агентами.

Изумленный Морини подчинился.

— Раскройте зенки, — посоветовал он Шово. — Это удостоверение подлинное, и если вы захотите проехать вместе с нами в посольство...

— Можете предупредить Треву, что все идет хорошо, — сказал ему Коплан. — Потом окажите помощь мадам Шово и поднимайтесь вместе с ней сюда. Тогда мы решим, стоит ли сдавать их инспектору Таккеру из конной полиции.

Совершенно ошарашенный Шово растерял всю свою уверенность.

— Это... это не касается канадской полиции, — возразил он пересохшими губами.

— Ничего подобного, — отозвался Франсис. — Вы участвуете в противозаконной деятельности, замешаны в крайне серьезное дело, затрагивающее внутреннюю безопасность государства, и являетесь соучастником двух убийств. Более чем достаточно для длительного заключения.

— Но... — проблеял задохнувшийся Шово. — Что вы несете? Я никогда не участвовал ни в одном убийстве.

— А вот Кантен считает иначе, — холодно возразил Франсис. — По его словам, вы позвонили в Галифакс после исчезновения Лиз Шартрен и Бингейма. Следствием вашего звонка было то, что Кантен и Спенсер получили приказ убрать Нэнси Мутье и похитить Глорию Ланс. Ваша вина очевидна.

Побледневший инженер раскрыл глаза.

— Ну да, я известил Галифакс, — признался он. — Но только для того, чтобы сообщить о вашем присутствии в Монреале.

— Потому что вас предостерегали против меня? Я запомню это признание. Заодно поздравляю вас с проявленным во время моего вчерашнего визита замечательным хладнокровием. Но Кантен засвидетельствует, что вы послали его на Ремембранс-роуд, потому что не могли дозвониться до виллы; что, раздражившись безрезультатностью его ожидания там, вы велели ему возвращаться домой и действовать по инструкциям, которые он получит из Галифакса.

— Но никто никого не собирался убивать! — закричал Шово. — Я просто хотел, чтобы все узнали о вашем появлении и удвоили бдительность. Я должен был предупредить членов нашей организации.

Коплан покачал головой.

— Послушайте, — терпеливо сказал он. — Чтобы вы лучше поняли, я изложу вам ситуацию такой, какова она на самом деле. Дюпюи — враг Франции. Он действует под чужим именем, чтобы было легче вербовать франко-канадцев, гордящихся своим происхождением и культурой. Он занимается этим мошенничеством, действуя в интересах шпионской сети, цели которой остаются непонятными. Их надо выяснить, и мое задание заключается именно в том, чтобы узнать, что это за цели, и по возможности положить конец деятельности этой организации. Вы были завербованы этими людьми, помогали им, но утверждаете, что вам неизвестна конечная цель, преследуемая ими. Месье Шово, вы должны быть абсолютно откровенны со мной. По мере моих возможностей я постараюсь вам помочь и облегчить вашу судьбу. Если вы откажетесь, я немедленно прикажу арестовать вас.

Ошарашенный инженер вытер потный лоб.

— Мне трудно вам поверить, — пробормотал он. — Группа, в которую я вступил, стремится лишь усилить позицию Франции в отношениях с Англией и США, поскольку из-за независимой политики у нее возникли осложнения с ними.

— Нет, — отрезал Коплан. — Эту версию распространяет Дюпюи. Благодаря ей он получает поддержку, но это ложь. Я открою вам одну тайну: наш друг Жиль Кордо действовал в Монреале на благо Франции; он был французским разведчиком. И его убили. Его убил Дюпюи.

Шово вздрогнул, потом сжался, совершенно подавленный.

Несколько секунд он отчаянно искал хоть какой-то факт, который помог бы ему опровергнуть доводы его собеседника. Не в силах ничего придумать, а главное, побежденный очевидной искренностью Коплана, он был вынужден признать, что тот открыл ему реальную суть многих фактов, смысл которых был ему непонятен.

Чтобы окончательно убедить Шово, Коплан спросил:

— Как, по-вашему, я смог выйти на вас вчера вечером?

И сам же ответил:

— Благодаря отправленному вами Жилю письму, в котором вы приглашали его на вечеринку. Вы невольно спровоцировали его встречу с Дюпюи. Жиль был единственным человеком в Канаде, знавшим, что под именем Фернана Дюпюи скрывается самозванец. Три дня спустя Кордо умер.

Шово облизал губы.

— Невероятно, — выдохнул он в полном смятении. — Господи, что же скрывается за всей этой махинацией?

— Это можно узнать только с вашей помощью, — ответил Коплан. — С какой целью вы составили список специалистов в области связи?


Глава 10 | Месть Коплана | Глава 12