home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

— Вы говорите, что вам это «кажется», — произнес Коплан. — Это ваше предположение?

Краем глаза он следил за реакцией Бингейма. Поведение подружки вызвало у него интерес, но возражать он не пытался.

— Однажды Джо отправил меня в Галифакс, — объяснила Лиз монотонным голосом. — Я встретилась там с мужчиной лет сорока, который назвался Саваром. Мне кажется, он подверг меня своего рода экзамену.

— В кабинете или в постели? Опустив глаза, она прошептала:

— И там, и там... Потом я вернулась в Монреаль, и Джо поселил меня на этой вилле.

— Как выглядел этот тип?

— Среднего роста, лицо худое, нос тонкий, у него были три золотых зуба, и по-английски он говорил с сильным иностранным акцентом.

Коплан толкнул Бингейма мыском ботинка.

— Тебе знакома фамилия Савар? Двух других протеже ты тоже направлял к нему?

— Конечно, — признался Джо без малейшего смущения. — Но я не знаком с этим типом, а встречи он всякий раз назначал в отеле «Шамплен».

На несколько секунд Франсис погрузился в раздумья. Слова обоих сообщников показывали, что организация была создана сравнительно недавно. Выход на сцену Дюпюи стал сигналом к началу деятельности этой группы.

Все уже было подготовлено: подобраны и обучены девицы, и без того имевшие некоторое «образование», определены специалисты, чье содействие намечалось получить, установлены контакты первых со вторыми и так далее.

Тот факт, что Джо и его женская команда не сами выбирали специалистов, доказывал существование в Монреале параллельной сети, которая посылала в Галифакс необходимую информацию, а на ее основе формулировались приказы для Джо. Все организовано очень хорошо.

Эти выводы мгновенно сложились в голове Коплана. Он задал новый вопрос:

— А как к тебе поступали деньги?

— О... на этот счет мне не приходилось ломать себе голову, — ответил Бингейм, облизнув языком распухшие губы. — Конверт, набитый купюрами, кладут в мой почтовый ящик. Этого хватает на мои расходы и на плату девочкам.

Коплан закурил сигарету. Он подумал, что вытянул из Джо и Лиз Шартрен главное, что они могли сказать. Оставалось решить, что с ними делать.

Он подошел к телефону цвета слоновой кости, стоявшему на этажерке у книжного шкафа, снял трубку и набрал номер «Риц-Карлтона».

— Дежурного администратора, — попросил он, глядя на часы. Того позвали к телефону.

— Я не вернусь сегодня вечером и завтра, возможно, тоже, — сообщил Франсис. — Я живу в номере 1832... Не беспокойтесь обо мне.

— Хорошо, сэр, — ответил администратор. — Сообщаю, что на ваше имя принесли конверт.

— Да? — спросил Коплан. — Обратный адрес есть?

— Нет... И марки тоже.

— Хорошо. Сохраните его. Возьму, когда вернусь.

— К вашим услугам, сэр.

Он положил трубку, думая, кто же мог ему написать.

Лежа на полу, Бингейм слушал слова своего противника.

Несколько секунд назад он испытал большое облегчение, увидев, что исчез пистолет, которым ему угрожали, но теперь в нем снова росло беспокойство. Лиз Шартрен тоже смотрела на Коплана, чувствуя, как ею овладевает смутный страх.

Коплан опустился на корточки возле Бингейма. Его рука нырнула в карман, в который он убрал пистолет.

— Ты слишком опасен, чтобы я мог доверять тебе, — произнес он, — а поскольку у меня нет при себе снотворного...

Он ударил Джо рукояткой по голове почти в то место, куда бил в прошлый раз. Тот мгновенно потерял сознание.

Молодая женщина, ожидавшая такого же обращения, подняла руку, чтобы защитить лицо, и распахнула огромные глаза.

— Идите оденьтесь, — приказал Коплан. — Я вас провожу на случай, если понадобятся услуги горничной.

Канадке потребовалось некоторое время, чтобы преодолеть слабость в ногах. С сильно бьющимся сердцем она встала и спросила неуверенным голосом:

— Я должна... надеть платье?

— Платье, пальто, косынку... В общем, походную форму. Вы что же, думаете, я уйду, оставив вас здесь?

— Но... куда вы хотите меня везти?

— Увидите. Поторопитесь, или я заверну вас в одеяло.

Она вышла из комнаты как сомнамбула. Коплан поднялся вместе с ней на второй этаж, где она вошла в одну из комнат.

Постель была разобрана, на спинке стула рядом с кружевными трусиками висел галстук. Франсис понял, почему ему так долго не открывали дверь.

Лиз сбросила халат, затем сняла короткую рубашку. На ней были теперь только пояс, чулки и красные туфли. Оставшись в этом более чем легком наряде, она уперла руки в бедра, бросила на своего охранника похотливый взгляд и прошептала:

— Может быть, мы могли бы договориться?

Коплан оглядел ее и сунул в угол рта новую сигарету.

— Конечно, — ответил он совершенно серьезно. — Что вы можете мне предложить?

Она подошла к нему, покачивая бедрами.

— Предположим, я перейду на вашу сторону, — произнесла она, прикрыв глаза. — Я останусь здесь, но буду работать на вас и предупрежу, когда Дюпюи даст о себе знать.

Она коснулась его и, изогнувшись, прижалась своим животом к животу Франсиса. Неподвижный как скала, он выпустил дым поверх головы предприимчивой девицы и возразил:

— Или предупредите Дюпюи и исчезнете вместе с ним, а я в лучшем случае останусь с носом. Этот вариант не очень заманчив. У вас нет ничего получше?

— Вы мне не доверяете? — спросила она глухим голосом. — Но когда те узнают, что Джо испарился, я провалюсь тоже. Они меня бросят, и что мне тогда делать?

Она еще плотнее прижалась к нему.

— Вы не будете устраивать мне неприятности? — спросила она. — В чем вообще меня можно обвинить? Я не сделала ничего незаконного. Переспать с кем бы то ни было еще не преступление...

Она откровенно давала понять, что проявит к нему полную благосклонность, если он только пожелает этого.

Чувствуя, что лучше сразу положить конец этим попыткам очаровать его, Коплан отодвинул слишком ловкую соблазнительницу. Прикосновение к шелковистой коже плеч девушки сделало его более резким, чем требовала ситуация.

— Хватит валять дурака, — отрезал он. — Пошевеливайтесь.

Он грубо оттолкнул ее и раздавил сигарету в пепельнице, стоявшей на ночном столике.

Очевидно, она услышала в его голосе нерешительность, потому что вместо того чтобы подчиниться, влезла на кровать и улеглась в вызывающей позе, обхватив руками колени.

— Одень меня сам, если так этого хочешь, — предложила она с насмешкой.

На ее ляжку обрушился звучный шлепок. Схваченная за волосы, девушка как по волшебству оказалась на ковре. Рывок заставил ее повернуться, а второй удар по заду бросил к гардеробу.

— Не заставляйте меня сердиться, — сказал ей Коплан недовольным тоном. — Когда я захочу развлечься, я дам вам знать. Вы все еще не поняли, что я не сентиментален?

Через полчаса он спустился вниз вместе с пленницей, закутанной в широкое пальто из темно-серого твида. На плече у нее висела лакированная сумочка.

Коплан надел пальто, глядя на Бингейма. Тот лежал неподвижно, голова склонилась набок, руки и ноги были расслаблены. Неприятно, но этого типа тоже придется взять с собой.

Коплан проинструктировал девушку, пока вырывал телефонный провод:

— Мы выйдем вместе, и я подгоню мою машину к вашему гаражу. Не отходите от меня ни на шаг, пока я буду перетаскивать вашего Джо в машину. Шкатулку с сюрпризом положите в багажник. Потом мы выключим свет, и вы закроете дверь на ключ. Понятно?

Совершенно усмиренная, она кивнула, не сказав ни слова.

Хотя Ремембранс-роуд была хорошо освещена, подступы к вилле, расположенной в удалении, были довольно темными. В одиннадцать часов вечера в парке Мон Руаяль вообще редко можно встретить пешехода, там даже автомобили проезжают нечасто.

За двадцать минут подготовка к отъезду была закончена.

Джо был уложен между передними и задними сиденьями «шевроле». Франсис прикрыл его пледом.

Когда Коплан включил мотор, он был не в очень хорошем настроении. Он не ел с полудня, и его желудок требовал пищи. Кроме того, он бы охотно провел ночь на вилле, если бы не предвидел некоторых событий, повлечь которые могло, в частности, продолжительное отсутствие Джо Бингейма в его жилище на Энн-стрит.

Что бы ни рассказывал Джо, у него в Монреале могли быть союзники. Сам того не зная, он мог быть объектом наблюдения со стороны параллельной сети. Кроме того, к Лиз Шартрен с ее легким поведением посетители могли заявиться даже в очень позднее время.

Именно это заставило Франсиса покинуть город в тот же вечер. До Оттавы было примерно семьдесят километров, и в столицу он должен был приехать среди ночи. Его единственной надеждой был Нолен.

Мрачный, предвидя массу затруднений, он вел «шевроле» в направлении моста. Лиз Шартрен, сидевшая рядом с ним, была погружена в тяжелые мысли, а сзади начинал приходить в себя Бингейм.

Чуть позднее Коплан свернул на северную автостраду, по которой поехал еще осторожнее. Имея в салоне двух таких неудобных пассажиров, Франсис предпочитал не превышать скорости.

Считая, что поездка затянулась, канадка заговорила:

— Скажите по крайней мере, что вы собираетесь с нами делать?

Он ответил, не глядя на нее:

— В принципе, подержать вас взаперти в тихом доме до тех пор, пока не узнаю, что замышляет Дюпюи. Что будет потом, я еще не решил. Частично это будет зависеть от вас.

— Да кто вы такой, в конце концов? Вы из контрразведки?

Он усмехнулся:

— Моя врожденная скромность не позволяет мне об этом распространяться. А разве Дюпюи не просветил вас на сей счет?

— Нет... Перед отъездом он нам только посоветовал остерегаться, если появится человек, похожий на него.

Значит, он понимал, что, убрав Кордо, вызовет ответную реакцию спецслужб. Эту скотину нельзя было назвать неосторожным! Он предпочел лечь на дно и совершить мелкое нарушение с визами, чем позволить французским агентам начать охоту за собой.

— Вы слышали, о чем в тот вечер говорили Дюпюи и инженер Шово? — задумчиво спросил Коплан.

— Да, но я не была с ними все время.

— О чем они говорили?

— О многом, как бывает всегда, когда люди встречаются впервые. В частности, о политике Франции.

— Неиссякаемая тема, — согласился Франсис с легкой насмешкой. — А технические вопросы они затрагивали?

— Да, но в тот момент я ушла, потому что меня это совершенно не интересует.

— Вы не слышали, о чем шла речь?

— Слышала... О трансатлантических кабелях, телефонной связи на дальние расстояния и тому подобном.

Коплан задумался. Если какая-то держава планирует крупномасштабную диверсию, она будет действовать именно так. А кто заинтересован в диверсии на внутренних или зарубежных линиях Канады?

За спинкой сиденья Бингейм сделал несколько беспорядочных движений, чтобы освободиться из-под накрывавшего его пледа. Это вернуло Коплана к действительности.

— Спокойнее, Джо, — сказал он. — Не надо дергаться, я связал твои руки с ногами, прежде чем покинуть виллу. Сообщаю, что ты отправляешься на отдых и будешь жить спокойно. Если не будешь вести себя хорошо, я оглушу тебя в последний раз и брошу в воду.

Бингейм сразу перестал шевелиться.

— Я подыхаю от жажды, — жалобно сказал он.

— Я тоже, — ответил Франсис. — Утром попьем кофейку.

— Который час? — буркнул Джо.

— За полночь. Не нервничай.

Бингейм выругался, потом злобным голосом спросил:

— Куда мы едем?

— Одному богу известно, — искренне ответил Коплан.

Когда «шевроле» ехал по Шамплен-стрит, широкому проспекту, ярко освещенному двумя рядами фонарей, Оттава казалась пустынной, как мертвый город.

Коплан искал телефонную кабину и нашел ее возле Юнион-стейшн. Лиз дремала рядом с ним, Джо храпел сзади.

Хлопнув по плечу, Франсис разбудил свою соседку, которая открыла изумленные глаза.

— Мне жаль прерывать ваши сны, но я не хочу оставлять вас в машине, когда выйду из нее, — сказал он. — Пойдемте, я позвоню одному моему другу... если, конечно, его номер есть в книге.

Он вышел, обогнул машину и открыл дверцу для Лиз. Дрожа от холодного ветра, хлеставшего ей в лицо, пассажирка прошла вместе с ним в кабинку.

Быстро пробежав нужное ему место в телефонной книге, Коплан увидел, что его опасения оправдались: в колонке было шесть Ноленов, но ни одного из них не звали Луи.

Он взглянул через стекло, не подходит ли кто к машине.

Успокоившись, он стал искать номер посольства, где должен был сидеть дежурный.

Найдя номер, он покопался в карманах, ища монетку. Пока он ждал, чтобы его соединили, Лиз смотрела на него со смесью враждебности и покорности. Она никогда не думала, что француз может быть таким бесчувственным и грубым.

— Алло? Где я могу срочно найти начальника службы безопасности? — спросил Франсис, как только ему ответили.

— С кем имею честь? — холодно произнес голос.

— Мое имя не имеет значения, а называть вам мой позывной я не хочу, но поверьте мне, мне нужно поговорить с месье Ноленом по очень важному делу. Соедините меня с ним, если его домашний номер является тайной.

Его настойчивость подействовала на чиновника, с которым подобного приключения не случалось за все время работы в Оттаве. Телефонный звонок среди ночи!

— Секунду...

Стоя, как на раскаленных углях, Франсис следил за окрестностями, держа трубку возле уха. Он верил в прочность своих узлов, но, если Бингейму удастся развязаться благодаря какому-нибудь приему, он не упустит случая удрать на «шевроле».

А тогда...

— Не кладите трубку.

— Я слушаю.

Снова бесконечно долгие секунды ожидания. Потом щелчок и знакомый голос:

— Алло? Кто у аппарата?

— Мне нет необходимости представляться, Нолен, вы знаете, кто я.

— О... Это вы? — спросил Нолен, сразу же понявший, с кем имеет дело. — Что случилось?

— Я привез вам два тюка. Мужчину и женщину. Я не знаю, куда их деть, а оставить на свежем воздухе не могу.

— Черт! Они живые или мертвые?

— К счастью, живые. Скажите, куда я могу их отвезти, потому что, если на меня наткнется полицейский патруль, дело будет плохо.

Застигнутый врасплох, Нолен почувствовал, что у него голова пошла кругом.

— Ладно, везите их ко мне. Сейчас я не могу найти другого выхода. Дин-роуд, дом сто тридцать два. Знаете, где это?

— Нет, но найду. Приготовьте бутерброды и литр виски. Он повесил трубку.

— В путь, — сказал он Лиз, выталкивая ее из кабинки. — Вы случайно не знаете улицы Оттавы?

— Вы что, хотите, чтобы я сама указала вам дорогу к месту, где вы меня заточите?

— Естественно. А вы предпочитаете, чтобы я высадил вас у первого же полицейского поста?

Она села в «шевроле». От двух хлопков дверцами Бингейм вздрогнул.

— А? Что? Выходим? — пробормотал он, когда машина трогалась с места.

— Закрой рот, — велел Коплан. — Я разговариваю с твоей подружкой. Где Дин-роуд?

Она стала показывать дорогу.


Глава 6 | Месть Коплана | Глава 8