home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Лиз Шартрен повернулась на каблуках. Ее лицо было замкнутым, глаза упрямо смотрели в пол.

— С какой целью вы привели Дюпюи к инженеру Пьеру Шово? — сухо спросил Коплан. — Рассказывайте, и поживее.

Он знал, что она ищет правдоподобные увертки, чтобы направить его по ложному следу; поскольку она не ответила сразу, он подскочил к ней и влепил пощечину твердой, как дерево, ладонью.

— Поторопитесь, — прошипел он, схватив ее за плечи, и ударил по другой щеке. — Если вы из тех, кто любит побои, вы их получите.

Он схватил ее за горло и грубо тряхнул, потом зажал в углу комнаты. Правой рукой он нажал на ее подбородок, а левой схватил пальцы и стиснул их так сильно, словно хотел их сломать.

Откинув назад голову, она никак не могла разжать челюсти, чтобы закричать. Через три секунды она убедилась, что воспринимать предупреждения незваного гостя надо всерьез. Коплан отпустил ее.

— Понятно, Лиз? — буркнул он. — Зачем Дюпюи пошел к Шово?

Она попыталась перевести дыхание и машинально массировала поврежденную руку.

— Он ничего не просил... — выговорила она бесцветным голосом. — Это я...

— Хватит врать! — он снова хлестнул ее по щеке. — Он приехал в Монреаль не затем, чтобы объедаться пирожными. Чего он хотел?

С горящим лицом, находясь на грани истерики, она пробормотала:

— Я... Я должна была представить его нескольким специалистам... но я не знаю зачем.

— Специалистам в какой области?

— Телефоны и телеграфы.

— Кто их выбирал? Дюпюи?

— Нет... У Джо был список. Я не знаю, откуда он его взял.

Судя по косому взгляду, брошенному на лежащего на полу типа, очевидно, это был Джо.

— Дюпюи все еще в Монреале?

— Нет... Я сказала правду, что он уехал и что я его почти не знаю.

— Но этих специалистов вы должны знать, и даже очень хорошо, чтобы приводить к ним иностранца, с которым они даже не знакомы. Напишите мне их фамилии и адреса.

Он схватил ее за руку, грубо подтащил к банкетке и толкнул на нее. Встав перед ней, он достал свой блокнот, вырвал чистый листок и протянул ей вместе с ручкой.

— И без выдумок, — предупредил он. — Когда ваш дружок очухается, я допрошу и его тоже. Постарайтесь, чтобы ваши ответы совпадали с его.

Побежденная, растерянная Лиз Шартрен неуверенными движениями поискала твердую поверхность, на которой можно было писать. Она положила листок на коробку радиоприемника и, подумав, написала первую фамилию, всплывшую у нее в памяти.

Пока она писала, Коплан включил торшер и подошел посмотреть на Джо, шишка на лбу которого стала уже с куриное яйцо. Решив, что его обморок продлится не больше десяти минут, Франсис принялся опустошать его карманы.

При мужчине не было никакого официального удостоверения личности и никаких документов, указывавших на его официальную или тайную деятельность, однако в бумажнике лежали несколько визитных карточек на имя Джозефа У. Бингейма, проживающего в доме 264 по Энн-стрит.

Коплан срезал одну из веревок, с помощью которых раздвигались шторы на окнах, и связал ею руки своего пленника.

— Вот, — сказала Лиз все еще дрожавшим голосом. — Кажется, здесь все.

Коплан неторопливо закончил свою работу, пнул Джо под ребра, чтобы быстрее приходил в чувство, и резким движением вырвал листок, который протягивала молодая женщина.

В списке было пять фамилий. У двоих названных в нем специалистов не было указано место работы.

— Что это за пробелы? — буркнул Коплан, подчеркнув их ногтем указательного пальца.

Джо Бингейм заворчал, перекатился на бок, задергал ногами и руками, безуспешно пытаясь подняться. Эти движения показали, что он пришел в себя, и его подружка в нерешительности замолчала.

— О нем не беспокойтесь, отвечайте, — невозмутимо сказал Коплан.

— Это... Я не знаю, чем они точно занимаются, — пробормотала она. — Кажется, принадлежат к... администрации коммунальных служб.

Франсис убрал бумажку в карман, взглянул на Джо. Тот, морщась, хлопал глазами. Он начинал понимать, что у него болит голова и что он связан.

— Паршивый легаш будет счастлив вас выслушать, Джо, — объявил Коплан, уперев кулаки в бока. — Постарайтесь, чтобы ваша голова была на месте, а то я стукну по ней еще раз. Судя по тому, что мне рассказала ваша подружка, вы использовали ее дар соблазнительницы не для того, чтобы зарабатывать себе на жизнь. И очаровывать специалистов в области связи вы ее заставляли не только из порока... Какова цель этих действий?

Полуприкрыв глаза, насупившийся Бингейм замкнулся в злобном молчании. Он главным образом хотел выиграть время, прекрасно понимая, что все равно придется расколоться.

Но Коплан, не расположенный церемониться с пленным, отвесил ему удар мыском ботинка по почкам.

— Рожай, — раздраженно посоветовал он, вырвав у своей жертвы новый стон. — Мне доставит большое удовольствие переломать тебе кости одну за другой. Помолчи еще десять секунд, и убедишься.

Сколько Джо ни извивался и ни напрягал мускулы, он не смог освободиться и получил еще несколько ударов ногой в солнечное сплетение. Его лицо заливал пот, а Лиз, бледная как смерть, вцепилась пальцами в подушки банкетки.

— Ну? — спросил Коплан. — Между этими вступлениями и пулей, которую я всажу тебе в кишки, осталось время для других развлечений. Плюс к этому я в перерывах займусь твоей подружкой. Ты будешь колоться или нет?

Бингейм хрипло пробормотал:

— Дюпюи должен был встречаться с этими типами... по делу, в котором я ничего не понимаю. Он должен был показать им один аппарат.

Глаза Коплана недоверчиво сузились.

— Он хотел показать им аппарат?

— Да... Кстати, он оставил его здесь, чтобы забрать в свой следующий приезд в Монреаль.

— И где эта штука?

— Наверху. Лиз может вам ее показать.

Коплан секунду стоял в нерешительности. Единственным способом узнать, правду ли сказал Бингейм, было проверить его слова, но вдруг здесь скрывалась какая-то ловушка?

Коплан посмотрел на молодую женщину. Она нервно теребила полу своего халата, ее груди, наполовину выступившие из глубокого ворота ночной рубашки, поднимались в слишком быстром ритме. На ее лице было тревожное и напряженное выражение.

Достав «кольт» с глушителем, Франсис приказал:

— Проводите меня наверх.

Он удостоверился, что пленный не сможет освободиться от пут, и поблизости от него нет ни одного режущего предмета. Успокоившись, он пошел следом за канадкой, открывшей дверь в прихожую.

Они поднялись по лестнице на второй этаж, где на площадку выходили двери двух спален и еще небольшой комнатушки.

— Не делайте глупостей, — произнес Франсис с угрожающей мягкостью.

Стоя в метре от него, она повернула ключ в замке шкафа, открыла дверцу и отступила, указывая на ящик средней величины, с двумя замками, как у чемодана, и крепкой кожаной ручкой на верхней стороне.

— Аппарат там, — хмуро сказала она.

— Отлично. Возьмите его и несите вниз.

Она сморщилась и запротестовала:

— Он тяжелый.

— Ничего. Сделайте усилие.

Она нахмурилась и недовольно фыркнула.

— Предпочитаете, чтобы я сбросил вас с лестницы пинком в зад? — осведомился Франсис, сдвинув брови.

Лиз Шартрен, очень недовольная, взяла ящик за ручку и подняла с меньшим трудом, чем можно было предположить, если судить по его внешнему виду. Однако груз был неудобным, и, пока Лиз спускалась по ступенькам, он несколько раз стукался о стену.

В гостиной Джо Бингейм лежал все в той же позе. Лиз поставила ящик на ковер. Сунув пистолет в карман, Коплан сказал ей:

— Откройте сундук с сокровищами. Я не люблю фарсы и розыгрыши.

Она обменялась встревоженным взглядом со своим сообщником. Бингейм произнес:

— Никакой опасности нет. Эта штуковина из фарфора. Открывай, Лиз, раз месье боится.

Она нагнулась, открыла замки и подняла крышку.

Внутри ящик был обшит белым пластиком. В нем лежал предмет кубической формы, немного меньшего размера. С первого взгляда Коплан не смог определить, что это такое.

Однородная поверхность верхнего слоя казалась сделанной из изоляционного материала, но сбоку была видна череда неравных по толщине слоев: толстый, тонкий. Это немного напоминало многоэтажный бутерброд, в котором ломтики ветчины и хлеба были положены один на другой. Толстые слои напоминали фарфор, а у тонких был металлический блеск. Большие медные ручки находились в верхней части двух боковых сторон куба.

Коплан задумчиво рассматривал странный агрегат.

— Достаньте его, — предложил Бингейм, — вам будет лучше видно.

Если бы он промолчал, Франсис, возможно, так бы и сделал, но подозрительная любезность пленного насторожила его. Он решил сначала получить более четкое представление о назначении агрегата, который на первый взгляд напоминал конденсатор большой мощности.

Слово «конденсатор» заставило Коплана вспомнить об одной встрече в Париже с его другом Жаком Бернье, который держал его в курсе технических новинок. И в его голове мелькнула догадка, чем может быть безобидный на вид предмет. Одновременно он понял, как был убит Жиль Кордо.

Сунув руки в карманы брюк, он остановил насмешливый взгляд на Бингейме, потом посмотрел на его сообщницу.

— Полагаю, вы не откажетесь достать аппарат из футляра, мисс Шартрен? — спросил он добродушным тоном.

Лиз подняла брови.

Она потянулась к коробке, но Бингейм заорал:

— Не трогай!

Она застыла. Повисла напряженная тишина. Коплан резко захлопнул крышку.

— Так, хватит шуток, Джо, — спокойно сказал он, вновь доставая пистолет противника. — Твой план избавиться от меня, сыграв на моем любопытстве, провалился. Если здесь кто-то должен умереть, это скорее будешь ты. Или она.

Бингейм стал бледным как мертвец. Его замыслы были раскрыты, и упрямиться дольше не имело смысла.

Что касается молодой женщины, она в полной прострации отступила на ватных ногах к банкетке и машинально села на нее.

Коплан продолжил более настойчиво:

— Дюпюи не пытался протолкнуть товар. Если Лиз соблазняла тех специалистов, чтобы устраивать ему встречи с ними, значит, ему от них что-то было надо. Что?

— Клянусь, я ничего не знаю, — ответил Бингейм, зачарованный видом пистолета. — Он просто поручил облегчить ему работу, чтобы в период пребывания в Монреале он не терял зря время. Я даже не выбирал тех людей. Их список мне передали месяца три-четыре назад.

— Кто передал?

Джо промолчал. Коплан понял, что задал вопрос слишком быстро. Надо применить классическую стратегию ведения допроса: получить ответы на второстепенные вопросы, а главное оставить напоследок.

— Дюпюи вас ругал по поводу Кордо? — спросил он как бы между прочим.

— Да, — признался Бингейм, — хотя Лиз и я были ни при чем. Мы не могли предположить...

— Кордо стал ему досаждать после вечеринки у Шово?

— Да. Перед уходом он заговорил о Париже и стал незаметно задавать провокационные вопросы. Но Дюпюи не вчера родился. Он засмеялся и ответил: «Понимаю, что вас беспокоит. Вы знаете другого Фернана Дюпюи и спрашиваете себя, кто я такой. Так вот — я настоящий. Тот, кого вы помните, французский агент, принявший мое имя, чтобы выполнить задание в Канаде три года назад». Тот поверил. Правда, Лиз?

— Да, все было именно так, — тут же подтвердила она. — Я присутствовала при этом разговоре.

— Ну и что? Как все закончилось?

— Они продолжали шутить, и в конце концов Кордо пригласил его к себе.

Понятно. Он сделал вид, что поверил, но решил вернуться к вопросу позднее и в более благоприятных условиях.

— Когда Дюпюи пошел к нему?

Бингейм подумал.

— Через два или три дня.

— И, естественно, взял с собой эту штуку, — произнес Коплан с почти утвердительной интонацией, постукивая ногой по ящику.

Бингейм молча кивнул.

Реконструировать развитие событий было нетрудно. Дюпюи рассказал Кордо, что приехал в Монреаль для деловых переговоров, показал это изобретение, которому наверняка приписал воображаемые функции.

Под каким-то предлогом он предложил Кордо вынуть аппарат из футляра. Взявшись за две ручки, французский агент был убит электрическим разрядом, поскольку конденсатор такого типа способен выделять достаточное количество энергии, чтобы убить человека.

Если при вскрытии на кончиках пальцев покойного были обнаружены ожоги, эксперты скорее всего подумали, что они вызваны какой-то другой причиной, раз рядом с трупом не было никакого электрического провода.

Поскольку Бингейм знал характеристики этого супераккумулятора, он должен был знать, зачем Дюпюи носил его к Кордо.

— После этого ты перезаряжал аппарат? — спросил Франсис.

Джо Бингейм понял истинный смысл этого вопроса, но его крик, когда Лиз хотела взяться за ручки, делал любое отрицание бессмысленным.

— Да, — признался он, отведя глаза.

— И я был второй намеченной жертвой, — добавил Франсис. — Именно поэтому вместо того чтобы застрелить меня, ты попросил Лиз оглушить меня дубинкой. Конечно, удар электротоком — «чистое» убийство и задает полиции неразрешимые загадки. Ваш портативный электрический стул неплох... Ладно. Настоящее имя Дюпюи?

— Не знаю, — буркнул Бингейм. — Я его раньше не видел.

— Кто тебя известил о его приезде в Монреаль?

Молчание.

— Когда он вернется? Молчание.

Коплан наступил на лицо Бингейма и повернул ногу, чтобы причинить каблуком более сильную боль.

— Говори, старина, — предложил он сладким голосом, не ослабляя, однако, давление. — Лучшее, на что ты можешь надеяться, это тюряга, а туда принимают даже типов с раздавленными мордами.

Нос и губы Бингейма кровоточили. Он издал хриплый стон и стал колотить связанными руками по ляжкам, настолько невыносимой была боль. Франсис дал ему передышку.

— Меня интересует твоя связь с верхним эшелоном, — продолжил он. — Кто управляет Дюпюи, Лиз и тобой? Говори, это твой последний шанс.

Молодая женщина, судорожно прижимавшая руки к груди, чувствовала, что, если Джо будет по-прежнему молчать, его мучения станут еще сильнее.

— Я... Я получаю инструкции из Галифакса, — пробормотал Бингейм, — но я не знаю, кто мой босс. Честное слово!

Это выглядело правдоподобно. Разделение сети на ячейки направлено именно на то, чтобы никто не мог выдать всю организацию целиком. Оставалось решить один вопрос: или Бингейм мог сообщить еще что-то важное, или он уже не представлял ценности.

Коплан спокойно проверил магазин пистолета.

— Кому ты посылаешь донесения? — спросил он ровным голосом.

— Никому я ничего не посылаю! — пронзительно закричал Бингейм, следивший безумными глазами за зловещими приготовлениями своего врага. — Я только выполняю приказы... Это Дюпюи разъезжает. Он должен знать все.

— Как давно была создана эта организация?

— Недавно... Может быть, год назад.

— Как ты ввязался в эту махинацию?

После паузы Джо буркнул:

— Я работал в профсоюзе... Сначала боролся за независимость Канады, потом против участия страны в НАТО. Однажды мне предложили другую работу, оплачиваемую намного лучше. Я должен был подобрать девочек.

Он искоса взглянул на Лиз.

— Мне велели отобрать трех, самых красивых и самых послушных, и выдрессировать их. Вселившись в снятые для них дома, они становились своего рода агентами.

— Двум другим ты тоже дал список? — спросил Коплан.

Бингейм утвердительно буркнул в ответ.

С банкетки прозвучал бесцветный голос молодой женщины.

— Мне кажется, я знаю, кто его шеф, — произнесла она.


Глава 5 | Месть Коплана | Глава 7